Вход  ::   Регистрация  ::   Забыли пароль?  ::   Правила
 
ОтветитьСоздать новую темуСоздать новое голосование

> Ложь

 
A and B
  post 19.09.14 - 12:20   (Ответ #1)
Пользователь offline

-----


Рука Альмалексии
Группа: Обыватель
Сообщений: 157
Репутация: 43
Нарушений: (0%)
Решила я на днях попробовать себя в роли пейсателя. user posted image
Да ну нафиг! Больше - никогда! Моего писательского таланта, как выяснилось, хватает лишь на тексты типа: "Перед работой очистить от солидола."
Попытка описания зловещего данмера-ассасина Драма и троллинг Темного Братства. Действие происходит в 854 году второй эры. Присутствуют - выдуманный предок Люсьена Лашанса, Драм и Зурин Арктус.


Настроение у Мелиссы было превосходным. Еще бы! Ведь сегодня был Фестиваль ведьм, и все магические предметы отпускались без учета стоимости наложенных на них чар. Да еще ученик в гильдии магов Чейдинхола, продавший девушке несколько зачарованных амулетов, сам оказался околдован женскими чарами и обсчитался в ее пользу. А возле часовни Аркея она наткнулась на местного проповедника, взывавшего к совести чародеев, призывая их отказаться от общения с порождениями Обливиона, а простых граждан - не покидать сегодня городских стен.
Бретонка звонко рассмеялась своим воспоминаниям. Какая глупость! Звездная ночь только началась, а сама Мелисса являясь потомственной ведьмой возвращалась домой за пределами города.
Поднимаясь по склону холмов близ городских стен и теша себя мыслями о том, что именно опаснее ее самой сегодня ничего не существует, девушка вздрогнула от неожиданно раздавшегося лошадиного фырканья. Устремив взгляд на вершину холма бретонка увидела на фоне звезд и темно-синего неба силуэт лошади. А точнее…
- Черный единорог? - изумленно выпалила ведьма. Несколько мгновений Мелисса не двигалась и даже не смела моргнуть. В ее голове мелькали мысли. Откуда он здесь? А разве бывают черные единороги? А какая разница - так даже таинственней и интересней! Самодовольно усмехнувшись Мелисса приблизилась к загадочному зверю, тот в свою очередь спокойно воспринял приближение человека.
Конь оказался совершенно черный, его шкура будто поглощала малейшие крупицы света, будто сотканная из тьмы Обливиона. Лишь красные глаза, да граненый серебристый рог поблескивали в свете звезд. Мелисса осторожно коснулась пальцами теплой морды единорога. Тот лишь флегматично фыркнул и склонил голову позволяя себя погладить.
- Откуда ты здесь? - ласково проворковала девушка почесывая шею животного и разглядывая рубиновые глаза. Естественно не дождавшись ответа она перевела взгляд на поблескивающий металлом рог. Протянув руку Мелисса коснулась его холодных граней.
Внезапно единорог издал громкое ржание и встал на дыбы. Рог полоснул острыми гранями по руке девушки и… отвалился упав в траву и теперь поблескивал торчащими из его основания проволочками. Бретонка отшатнулась с ужасом и растерянностью, в ней не осталось ничего от былой самоуверенности. Боль быстро растекалась вверх по руке перебираясь на грудь, забираясь в легкие, не давая дышать. Через пару ударов встревоженного сердца Мелисса со слезами на глазах повалилась в траву. Спустя еще несколько редких стуков в груди, она затихла.
- Отличная работа, Тенегрив. Думаю, Отцу Ужаса понравился наш небольшой спектакль.
На холме появился молодой имперец среднего роста, одет он был в темный балахон с капюшоном из под которого виднелись длинные темные волосы, лицо его украшала легкая небритость. Звали его Лэнгли Лашанс.
- Пойдем домой. А завтра навестим наших Братьев. - мужчина крепил на Тенегрива седло и остальную сбрую. Закончив он вскочил в седло и еще раз равнодушно скользнув взглядом по телу бретонки направил коня к руинам форта Фаррагут - своему дому.
Форт Фаррагут находился в нескольких часах езды от Чейдинхола и заброшен был вот уже несколько веков. Местные жители уверяли, что в форте поселилась нежить, но поскольку из самого форта ничего угрожающего не вылезало, то стража или еще какие поборники добра им не интересовались. Пропадали тут только различного рода авантюристы.
А вот нежить здесь действительно была и причиной ее появления являлся предок Лэнгли Лашанса облюбовавший руины пару веков назад. Как и сам Лэнгли, его предок состоял в Темном Братстве и был достаточно способным чародеем не брезговавшим некромантией. Именно ему пришло в голову поселиться в форте и защитить его кучкой специально созданных скелетов, назвав их Темные Стражи. Все это он передал своим потомкам, которые тоже пошли по его стопам в служении Братству.
Добравшись до форта Лэнгли спешился и отпустив Тенегрива бродить среди разрушенных стен, внимательно осмотрелся. Вокруг никого не было, а тишину нарушали лишь пение цикад и шорох травы на ветру. Мужчина перевел взгляд вдаль на запад, где возвышалась Башня Белого Золота. Глядя на дворец императора Лэнгли вспомнил, что пару месяцев назад на императора Кахлекейна и его генерала Талоса было совершено покушение. Неизвестный ассасин проник во дворец и убил Кахлекейна, а генерала серьезно ранил, и теперь Талос стал новым императором с новым именем - Тайбер Септим. Лашанс представил себя на месте того убийцы. Интересно, если бы он сейчас убил Тайбера - понравилось бы это Отцу Ужаса? Глупый вопрос, ему бы еще хорошо заплатили… Мечтательно улыбнувшись Лэнгли скрылся в одном из проходов в руины.
Жилые комнаты спрятанные в глубине форта встретили его приятным полумраком создаваемым несколькими особыми факелами. Старинная, но прочная мебель, книжные шкафы, пара кресел, ковры кое-где - все это делало холодный каменный форт чуточку теплее. Лашанс был наконец дома, но… Имперец каким-то животным чутьем уловил чужое присутствие. Он быстро окинул взглядом комнату, все было как прежде, и Темные Стажи не проявляли никакой настороженности, как и всегда тихонько поскрипывая костями. Но все таки что-то изменилось. Слегка сжав рукоять кинжала висящего на поясе, Лэнгли стараясь не проявлять признаков тревоги осторожно осматривая комнату обнаружил, что два факела по бокам от кресла расположенного за его спиной стали давать меньше света.
- Очередной глупец пожаловал в мой дом? - как можно более иронично произнес Лэнгли поворачиваясь лицом к сидящему в кресле едва различимому силуэту.
- Глупец здесь только ты, - низкий, скрипучий голос звучал тихо и ровно, слова звучали отрывисто, но при этом незнакомец ухитрялся растягивать некоторые звуки. - Разве так ты должен обращаться к своему повелителю?
Факелы вспыхнули чуть ярче, выхватывая из темноты стройную мужскую фигуру сидящую нога на ногу в кресле. Незнакомец рассматривал убийцу кроваво-красными глазами, слегка покачивая изящной ногой в высоком темно-коричневом узком сапоге.
- Да как ты смеешь… - от такой наглости в Лэнгли вскипела ярость, и он выхватил кинжал намереваясь содрать шкуру с наглеца, посмевшего выдавать себя за великого Отца Ужаса. Незнакомец лишь невозмутимо поднялся, с каждым шагом узкие ступни с высоким сводом мягко касались каменных плит пола не издавая ни шороха. Мужчина оказался темным эльфом с бледно-серой кожей. Черные гладкие волосы, зачесанные назад в низкий хвост доходивший до лопаток, открывали высокий лоб с едва заметной вертикальной морщинкой и острые длинные уши. Нижнюю часть лица скрывал темно-зеленый платок, а узкие глаза, с высокими резко изогнутыми тонкими бровями, смотрели без тени каких-либо эмоций. На эльфе были темно-серые узкие брюки и почти черная с синим отливом рубашка. Необычный покрой которой облегал торс, подчеркивая резкий перепад между грудной клеткой и узкой талией, так характерный для мужской фигуры всех меров. Рукава плотно обхватывали руки выше локтей, при этом оставляя открытыми обнаженные плечи, а ниже локтя рукав был полностью разрезан, и ткань свободно свисала мягкими складками. Руки были затянуты в темно-коричневые длинные перчатки.
Остановившись в паре шагов от разозленного Лашанса данмер несколько мгновений рассматривал его своим пугающим тяжелым взглядом. Убийца уже собирался ударить эльфа кинжалом, как тут произошло странное. Рука незнакомца коснулась груди Лэнгли и не встретив сопротивления вошла внутрь тела. Не было ни боли, ни крови, но Лэнгли мог поклясться, что в это мгновенье его сердце перестало биться, и его сжали холодные костлявые пальцы, а сам он забыл как дышать.
- Все еще сомневаешься, Слышащий? - выражение скрытого маской лица не менялось. Наконец, данмер убрал руку, и убийца тяжело дыша от ужаса судорожно схватился за грудь.
- Великий Отец Ужаса! - Лашанс шокировано смотрел на мужчину все еще не в силах поверить. Это и есть Ситис?! Он никогда не представлял его в образе темного эльфа… Но если подумать, то Мать Ночи по слухам тоже была данмером. Вполне может быть, что Ситис избрал такое обличье не забывая о своей избраннице.
- Но чем я… - договорить Лэнгли не успел - длинные пальцы мягко коснулись его губ призывая к молчанию.
- Ты мне не интересен, - стоило моргнуть, как обладатель скрипучего голоса исчез, но в следующее мгновенье его руки легли сзади на плечи убийцы, а голос тихо продолжал. - Но ты можешь послужить мне. Ты ведь слышал о мече ночи? О том, что убил Кахлекейна — Императора Ноль?
- Об этом не слышал лишь глухой, - имперец судорожно сглотнул, в горле все пересохло от волнения - ни на одном из контрактов он так не нервничал. - Но это был не один из твоих Детей!
- Конечно же нет! - хрипло прозвучало в самое ухо. Данмер стремительно, но плавно переместился вперед, вновь оказавшись перед Лэнгли, а того неожиданно окутало тонким ароматом каких-то очень знакомых цветов. - Меня злит, что император убит каким-то жалким бретонцем, нанятым ничтожными королями Хай Рока, а не одним из моих детей.
Ситис отступил на шаг от Слышащего, а красные глаза хищно сверкнули. Он протянул руку к проходящему мимо него Темному Стражу, и скелет внезапно рассыпался. Частицы души, удерживающие вместе старые кости, темной змейкой потянулись к изящной ладони исчезая внутри нее.
- Мне нужна эта душа, раз я не получил душу Кахлекейна. Приведи убийцу императора в мои объятья! Навечно.
- Я отправлю его к тебе в Пустоту, Отец! - Лашанс с восхищением смотрел на грациозного эльфа, медленно отступающего назад.
- Я буду ждать. - донес тихий голос исчезающего Ситиса.
Лэнгли не чувствовал ни намека на заклятия иллюзий или мистицизма, данмер исчез также неожиданно, как и появился. Он остался совершенно один, и как напоминание - на полу белели кости оставшиеся от скелета-стража. Мужчина подошел к висевшему на стене небольшому зеркалу и рассеянно снял капюшон, длинные волосы упали ему на лицо. Он так и стоял не двигаясь, размышляя - образ воплощения Ситиса крепко захватил его воображение. Подумав еще немного Лашанс откинул волосы назад и собрал их в низкий хвост. Посмотревшись в зеркало довольно хмыкнул, такой образ был даже лучше прежнего.
Покои Имперского Боевого Мага, расположенные в верхней части Башни Белого Золота, сотрясались от громкого хохота. Зурин Арктус уже давно так не смеялся.
- Мой дорогой Драм, ты, просто бездушное чудовище, - перестав смеяться с трудом проговорил Арктус потирая переносицу. - Так нельзя! Члены Темного Братства - сплошь впечатлительные и тонкие натуры!
- Я не знал. - ровным хриплым голосом соврал виновник ночного веселья. Уже прошло около часа с того момента, как к Слышащему Темного Братства наведался сам Ситис в облике темного эльфа. “Отец Ужаса”, являвшийся на самом деле легендарным ассасином Драмом, уже успел избавиться от опротивевшего темного наряда и переодеться в более яркую и привычную одежду. Честно говоря, Драм ненавидел темную и слишком узкую одежду, чем постоянно раздражал других темных личностей на императорской службе. Ну где это видано, что бы зловещий убийца одевался как волнистый попугайчик и притом всегда оставался лучшим в своем деле? Сейчас на Драме были обыкновенные рубашка и штаны синего цвета, а так же мягкие сапоги и широкие длинные перчатки из светло-коричневой замши. Поверх рубашки был наглухо застегнутый ярко-зеленый камзол без рукавов. Завершали образ темно зеленые матерчатый пояс-кушак и большой шейный платок по прежнему скрывающий лицо. Лишь по чуть сощуренным глазам было понятно, что ассасин улыбается.
- Так скажи на милость, зачем ты устроил ему такое представление? - Боевой Маг подошел к маленькому столику, откупорил стоявшую там бутылку с вином и налив в два бокала, вернулся к данмеру. Один бокал он вручил ассасину, а из другого пригубил сам. - Я думаю ты сам быстрее нашел бы того меча ночи из Хай Рока.
- Я пока не хочу оставлять Его Величество без защиты, - Драм посмотрел на бокал в своих руках. Очередная попытка заставить его снять маску. - Слышащий Темного Братства - дурак, но дурак способный. Я уверен, что он справится с задачей. К тому же, я выяснил расположения убежищ Темного Братства в Сиродиле. Теперь мы можем контролировать еще одного потенциального врага.
- Что ж, браво, мой ученик! - Арктус отсалютовал ассасину почти опустевшим бокалом и допив вино поставил его на столик. - А если слухи не лгут, и Слышащий действительно общается с Матерью Ночи? Вряд ли она поверит в твой обман.
- Она не так всесильна, как считает большинство, - взгляд данмера как всегда не выражал никаких эмоций. - Обмануть можно и ее.
Зурин внимательно разглядывал своего ученика. Да, найти способ обмануть можно кого угодно. И у Драма это получалось лучше чем у кого-либо. Он был словно окутан ложью и тайнами, пропитан сверхъестественным. Потому Имперский Боевой Маг и назвал бывшего Тонга, изгнанного со своей родины, своим учеником. Данмер не раскрывал своих тайн даже учителю. Арктус был почти уверен, что у эльфа вместо души была лишь копия. А настоящая душа сама по себе никогда не существовала. Драм - всего лишь оболочка. Симулякр. Никто не знал даже его возраста. Говорили, что в восьмисотом году его казнил Дом Индорил. Но тогда ему выходит не так уж и много лет, но эльф утверждал, что ему более двухсот. Что тоже было ложью, так как Зурин встречал упоминание о нем в книгах написанных в период Междуцарствия. Вполне возможно, что он мог оказаться ровесником загадочной Матери Ночи. Или, чем Шеогорат не шутит, он и мог быть тем самым “Ситисом”, что подарил этой жуткой данмерской женщине пятерых детей.
Последняя мысль заставила Зурина невольно усмехнуться. Приблизившись к ассасину он забрал из его рук нетронутый бокал с вином и поставив на столик вновь посмотрел на его лицо. Драм ему нравился. Нравился спокойный характер, нравилась его способность признавать свои ошибки, нравилась его покладистость — несмотря на данмерское упрямство, он все таки мог отступиться от своих идей, там где это было необходимо. Арктус поднес руку к лицу ученика и аккуратно заправил выбившуюся черную прядь за острое ухо, провел пальцами по серой коже скул и коснулся ткани маски. Драм отвернул голову, мягко, но настойчиво отстраняясь - своего лица он не показывал никому, говорили, что оно изуродовано, но Зурин не верил. Очередной способ напустить побольше таинственности - не более. Маг положил свои руки на затылке данмера вынуждая того склонить голову и коснулся губами его лба. Что ж, путь маска остается, без нее Драм это не Драм.

Сообщение отредактировал A and B - 29.09.14 - 08:15

Морнхолд – город света, город магии.
ПрофайлОтправить личное сообщениеВернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
 
Vikki
  post 25.09.14 - 21:09   (Ответ #2)
Пользователь offline



Blah blah blah
Группа: Стражник
Сообщений: 1 577
Репутация: 154
>> A and B:
Удалось прочитать, причём до конца  smile.gif

Можно немного побухтеть?  wink.gif


Сообщение отредактировал Vikki - 26.09.14 - 02:08
ПрофайлОтправить личное сообщениеВернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
ОтветитьСоздать новую тему
 

Цитата не в тему: Наша свобода - это то, что мы делаем когда ни кто не видит.
Упрощённая версия / Версия для печати Сейчас: 14.12.19 - 08:12