Вход  ::   Регистрация  ::   Забыли пароль?  ::   Правила
 
ОтветитьСоздать новую темуСоздать новое голосование

> Наследство и проклятие Рода, Обитель Веланды Андрети

 
Antimony Fyr
  post 10.05.05 - 18:59   (Ответ #1)
Пользователь offline



Morag Tong Master
Группа: Лорд
Сообщений: 496
Репутация: 125
Антимони

Путник остановился, вытерев рукавом пот и пыль с уставшего лица. Третий день пешего перехода через скалистую неприветливую местность был на исходе. Солнце грозило вот-вот спрятаться, его заволакивали облака и пепельная взвесь, которой словно подушка, был набит окружающий воздух. Где-то там, за спиной, на юге, лежал Призрачный предел и, поежившись от этих мыслей, человек зашагал быстрее. Нужно поскорее найти ночлег, забиться в какую-нибудь щель в скале, развести костерок, достать из походной сумки вяленого мяса и флягу с дешевым пойлом, кажется, там еще остался на донышке глоток согревающего. Если верить карте, то на востоке в нескольких милях отсюда расположена телваннийская крепость Тель Вос, а на северо-востоке обитают эшлендеры. Попасть в лапы пепельников ему не хотелось, но и лезть далеко в горы было опасно – там, как известно, водится полно всякой нечисти и морового зверья. Нордлинг вспомнил о зверье и огляделся – нет, пока тихо. Лишь несильный ветер гоняет какие-то засохшие стебли горных трав по едва заметной тропинке, да вздымает пыль из-под простых, но добротных сапог путника. Он продолжил идти, стараясь держаться левее, немного сойдя с горной тропки. Темнело все быстрее с каждой минутой, а подходящего места для ночлега все не было, и легкие уколы страха уже потихоньку вонзались в сердце нордлинга. В двух десятков метров позади путника на миг мелькнула тень и снова затаилась.

Демона

Алые глаза Демоны провожали последние сполохи  заката, пробивавшегося из-под пылной пелены. Кроваво-кр117асное светило словно силилось выбиться из-под этого душного гнета и пролить раскаленные лучи угасающего дня на сухую равнину, но с каждой секундой лишь глубже утопало в пепельной бездне, закатываясь за едва различимую, размытую пылью линию горизонта. Полувампирша потянулась, скидывая с себя дремоту и разминая затекшие за день мышцы. Сон в гробнице определенно пошел ей на пользу, и, хотя призрак захороненного там поначалу вел себя довольно недружелюбно и даже агрессивно, не желая идти ни на какие переговоры, под конец начал не замолкая рассказывать про свою длинную историю жизни, про свои "великие" деяния,  про древние времена, которые, как оказалось, были очень даже ничего, потом про что-то еще и еще... В общем, сказка на ночь Демоне была обеспечена, и к вечеру, вежливо отделываясь от назойливого шепота призрака, который настойчиво приглашал погостить снова и приходить побеседовать в любое время, данмерка распрощалась со словоохотливым предком и вышла наружу. "Наверное, пора менять привычку ночевать в гробницах," - подумала Демона, вдыхая вечерний воздух - после затхлой, спертой атмосферы подземелья даже жаркий, пыльный воздух Грейзленда казался свежим и приятным, к тому же по низинам уже начал стелиться туман, крадущийся, как живое воплощение сумрака, наверх, к холмам, нащупывая холодными струями себе дорогу.

Демона любила этот туман, и он легко принимал ее. Что-то сближало их... может быть - неожиданное появление после заката, может быть - то, как они вдвоем, бесшумно крадучись в неразличимо-серой сумеречной мгле, настигали свою цель одинаково неожиданно и неотвратимо, вселяли во многих голодный до слабых сердец ужас, кто знает? Вот и сейчас, сливаясь в одно, полувампирша и туман рыскали по степям, ища свою жетрву.

Топот ног нордлинга не услышал бы разве что глухой, и звук этот не мог не привлечь внимание Демоны. Через несколько мгновений она уже наблюдала из тени за тем, как по тропинке ползет измотанный дорогой путник, озираясь по сторонам. Она видела напряженные мышцы его затылка, выступившую испарину, чувствовала его страх, и ее мигом  взбудоражил живой охотничий азарт. Решив поиграть с нордлингом, ночная хищница сделала нарочно шумное движение. Человек остановился. Безуспешно пытаясь увидеть преследователя, он вглядывался во тьму. От страха и напряжения подрагивали мышцы над веком, и без того тяжелое дыхание участилось, и казалось, можно было даже услышать гулкий перестук его сердца. Полувампирша, невидимая в черноте ночи, оскалившись, неслышно кружила вокруг путника. Не видя, но чувствуя ее присутствие, ощущая прикосновение опасности, нордлинг медленно терял надежду на то, что встретит рассвет живым, пока страх заполнял его сознание. Сама ночь в этот момент ожила, потянулась к нему бесплотным сонмом тысяч теней, леденящим дыханием из непроглядного мрака. Но не таков оказался уроженец бескрайних северных просторов, чтоб так быстро отступить, сдаться на погибель чужой ночи родины Темных Эльфов! Остановившись на открытом месте, нордлинг бегло взглянул на бусполезное тусклое пятно на месте заката и скинул с плеч походный мешок. Наощупь разобрав его содержимое, он дастал оттуда факел и огниво... Через минуту показался первый язычок пламени, и неожиданно ослепленная ночь испуганно расступилась по сторонам, забившись в шели и спрятавшись в пляшущие тени. Но недолгой была радость - обожженые светом тени заострились и обозленные, обступили плотным кольцом нордлинга. Одинокий факел не был способен победить поглощающую тьму, и лишь только кончался маленький освещенный клочок земли, ночь вступала в свои права. Отчаянно пытаясь побороть нарастающий страх, нордлинг закружился на месте, оглядывая все вокруг. Когда наконец отчаяние и цепенящий ужас взяли верх, он замер и, затаив дыхание, настороженно прислушивался и взрагивал от каждого шороха. В это мгоновение за его спиной ожила тень и от нее отделилась фигура. Медленно, очень медленно нордлинг развернулся, чтобы увидеть ее...

Края длинного плаща цвета безлунной ночи, скрывавшие все от головы до пят, вколыхнулись от порыва ветра и разошлись, открыв взгляду тонкую фигуру темной эльфийки. Мягкие сапожки из черной кожи, обтягивающие лосины, низкий пояс, свободно лежащий на бедрах, оттягивает с одной стороны катана в поблескивающих ножнах, рукоять ее венчает яркий рубин, сверкающий словно глаза Темных Эльфов; обнаженная талия, не скрытая ничем, черный лиф, стягивающий грудь, локон темных волос, черных и красных прядей вперемешку, черные губы, изогнутые в усмешке... капюшон соскальзывает назад и открывает горящие глаза под резко очерченными линиями бровей, сузившиеся в прищуре. Падший ангел эльфийского племени смотрит в глаза нордлингу с вызовом и насмешкой, побелевший от напряжения пальцы человека до треска сжимают коптящий факел.

Минуты тишины взорвались ревом очнувшегося от оцепенения северянина:
- Поклятое отродье чертовых эльфов! - крик разрезал тишину и время ускорило свое течение. Недогоревший факел упал и, покатившийсь по пыльной дороге, погас. Напривыкший к внезапно наступившей темноте глаза северянина не успели заметить того, как данмерка сместилась, и, когда нордлинг выхватил свой молот, тяжелое оружие пронеслось мимо. К инерции молота добавился сильный точок в спину, и неудачливый путник свалился на землю, выронив из рук оружие. Матово поблескивающий меч со звоном вылетел из ножен, и вороненый клинок из даэдрика застыл в дюйме от его шеи.
- Какие недостойные слова, отродье гуара и похотливой кошки, - произнес завораживающе-тихий и спокойный голос полувампирши. Лежащий на пузе северянин нехотя признавал свою полную беспомощность и побагровел от приступа кипящей злости.
- Нет. Так не интересно, пожалуй я дам тебе шанс на спасение, - продолжила Демона и растворилась во мраке.

Северянин пребывал в растерянности. И хотя бритвенно острый клинок не находился в опасной близости от него, уверенность в своих силах бусследно растворилась в непроглядной ночной темноте и страхе за жизнь. Нордлинг помнил огонь, горящий в глазах темной эльфийки, ощущал на себе ее взгляд с искрой охотничьего азарта.
- Ну же, убей меня, если сможешь... или убегай, спасая свою жизнь, - дразнил откуда-то голос. Северянин захрапел от ярости и вскочил на ноги. Перехватив поудобнее молот, он вслепую двинулся на звук.
- Ближе, подойди еще ближе, - продолжала Демона подманивать его. Нордлинг зарычал и обрушил молот на то место, где, по его мнению, должна была находиться полувампирша. Черный клинок, испещренный фосфоресцирующими в темноте рунами, встретился с северным оружием, и добротно сделанная рукоять, окованная металлом, с треском раскрошилась. Вампирша сделала сальто и скрылась из виду. В темноте раздался смех...

С рассветом душа загубленного путника отправилась искать дорогу во Врата Обливиона.

Демона

Оглядев пещеру визуально, Демона решила посмотреть магическим взглядом, и через несколько минут удостоверилась в том, что каменный зал пуст - верное чутье подсказало бы, что здесь кто-то обитает. Слой пепла на земле также не хранил на себе следов даже диких животных. Не задумавшись над этой странностью сразу и не обратив внимания на проход в дальнем конце пещеры, вампирша расслабилась и, закрыв расселину все тем же вырванным кустом, нашла себе укромный уголок и пристроилась в нем для дневного сна.
- После славной охоты требуется хороший отдых, - подумала она напоследок, прежде чем отдаться теплым волнам сна.

Проклятие или благословение вампиризма, пусть и не до конца излеченное, всегда вносило свои поправки в жизнь полувампирши, и пусть прикосновение жарких лучей солнца не вызывало смертельно опасных ожогов на ее теле, дневное светило было врагом Демоны. Она предпочла путь Ночи в призрачном свете Секунды жизни смертных под сиянием солнца, и глазам, чувствительным к свету, днем всегда причинялась боль, свет давил на нее осязаемым враждебным прессом. Поэтому всегда, когда ей приходилось идти под яркими лучами, глаза закрывал низко опущенный капюшон. Трудно поверить, что не так давно она даже заходила в города, и жители, смущаясь рубиновыми глазами, не догадывались о звере, таящемся внутри. Но Ночь не отдает так легко своих Детей, и вечный зов увлек ее в дикие места, увлек безвозвратно...

Чуткий сон заключил Демону в свои нежные объятья, и она чему-то улыбалась во сне. То ли новая охота привиделась ей в в его изменчивом царстве, то ли азарт погони... Но нет, стоит присмотреться повнимательней: уголки губ подрагивали, изменяя улыбку, не как обычно насмешливо и даже презрительно; что-то другое виделось теперь в ней. Тем временем узкая полосочка света, протиснувшегося между колючими ветвями куста, медленно ползла по полу.

Внезапно Демона резко вздрогнула и проснулась. Пытаясь совладать с дыханием, она лихорадочно перебирала в мыслях возможные причины своего пробуждения. В пещере все было по-прежнему, снаружи еще было светло, разве что падающий луч вытянулся в попытке достать до ее ног. Вздохнув, полувампирша успокоилась - повода для тревоги не было. Она облокотилась спиной о стену, все так же сидя на полу, и лицо ее непроизвольно нахмурилось, когда она старалась вспомнить свои сны. Размышления привели ее к тому далекому моменту, когда в ее кровь только-только попал этот странный вирус. А ведь с тех пор внешне она почти не изменилась, разве что этот переломный момент круто изменил всю жизнь. Демона оживляла в памяти все события, произошедшие с тех пор, не в силах решить, благодарить ли богов за столь щедрый подарок или же каяться и клясть свою судьбу. Взвешивая за и против, она все еще не могла найти правильное решение, когда лучик света боязливо дотронулся да кончика сапога.
- Пора уходить, - прошептала вампирша и поднялась. При этом на шелковистой ткани плаща не осталось даже одной пылинки.

Перед самым выходом что-то заставило ее остановиться. Демона оглянулась, и ее взгляд упал как раз на темный зев прохода в дальнем конце пещеры.
- Странно, что я раньше этого не заметила, - промелькнула мысль, и вампирша вернулась в пещеру и замерла в нерешительности перед проходом. Какой-то неяный, неоформившийся позыв толкал ее дальше, вглубь. По глазам уже успел ударить свет солнца, и она, еще не приглядевшись, двинулась наощупь вдоль шершавой и пыльной поверхности каменной стены.

Антимони

Стены были древними как само мироздание и, когда вампирша цеплялась пальцами за выступы, на пол осыпалась тонкая пыль. Проход плавно вёл вниз и слегка сужался, но места всё еще было предостаточно. Демону всё больше охватывало любопытство. У любого есть какой-то подсознательный необъяснимый интерес к древностям, а оттуда, из недр, несло чем-то загадочным. Вампирше было не привыкать к ночлегу в гробницах и усыпальницах, поэтому встреть она в чёрном проходе чей-нибудь беспокойный дух, вряд ли испугалась бы. Но в пещере было тепло и сухо. На ментальном уровне не чувствовалось абсолютно никакого присутствия духов. Алые глаза и чуткий нюх Демоны были начеку, однако пока ничего не происходило. Девушка начала терять терпение и даже мельком оглянулась назад. Шаг, еще два, всё то же самое, но вдруг стена из-под руки ускользнула, нога, занесенная для очередного шага, поймала пустоту. Обман зрения или что? Девушка изловчилась и спрыгнула вниз, ловкость не подвела. Сразу же под ногами послышался странный хруст, и она разглядела обломки костей, разбросанные по полу небольшой пещеры. Здесь когда-то были следы жизни, о чём свидетельствовали толстые лоскуты паутины... В неровной стене был выбит проем, закрытый древней дверью. Привалившись к ней, укутанные одеялом из паутины и пыли, сидели два старых желтых скелета.

Демона

"Определенно, побывавшим здесь до меня не слишком повезло", - мысленно усмехнулась Демона, раглядывая хрупкие от долгого бега веков кости, легко крошившиеся под ногами. - "По сравнению с этими счастливчиками судьбы та парочка выглядит почти новенькими. Интересно, какой же талантливый некромант приложил к ним свою руку?" - отвлеченно подумала вампирша, предаваясь такому откровенному разглядыванию древних скелетов, что будь они живыми, то непременно уже бы смущенно прятались от ее взгляда. - "Тоже мне, охрана..."

Минуту Демона слушала гробовую тишину пещеры, затем обратилась к подозрительной паре:
- Вставайте, Мертвые Стражи, и пропустите Дочь Ночи или же отправьтесь на вечный покой! - с этими словами она извлекла меч из ножен, зная, что в подобных ситуациях стражи сговорчивыми бывают очень редко.

Антимони

Несколько секунд было тихо, лишь нетерпеливо переминалась с ноги на ногу вампирша, держа наготове меч. Легкий хруст пересохших суставов показался ей слишком громким после тишины, от которой звенело в ушах. Один из скелетов просыпался... Опадая лоскутами, на нем рвалась древняя паутина, а рука уже шарила по полу пещеры, пока не наткнулась на засыпанный песком и пылью ржавый меч. Страж медленно поднялся и просипел, обращаясь ко второму скелету:
- Вставай, брат, у нас незванные гости...
Потом поднял пустые глазницы на Демону:
- Что привело сюда Дочь Ночи?

Elder Scrolls Online: @Laura8711 Nalsie Rilvayn (NB), Telura Uvirith (Sorc), Lisabett Sandberg (Necr) lvl 50 cp 810
ПрофайлОтправить личное сообщениеВернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
 
Antimony Fyr
  post 10.05.05 - 19:04   (Ответ #2)
Пользователь offline



Morag Tong Master
Группа: Лорд
Сообщений: 496
Репутация: 125
Демона

- Случайность или воля судьбы тому виной, но я стою здесь перед тобой, - отвечала Демона неупокоенному. Да, похоже внешняя ветхость была обманчива - магия мертвых была сильна и неподвластна смертным. Возможно, вампирша и древний скелет были чем-то близки: они оба существовали без права на смерть, только один вечно стоял на страже, а другая была вынуждена вечно скитаться по миру в поисках новой жертвы. - Никто кроме Великих не сможет дать ответ на этот вопрос. Я вижу, что твоя рука остановила многих смертных, пытавшихся пробраться мимо твоего взгляда и разграбить то, что ты хранишь целую вечность, - честь и хвала тебе за это, Страж. Но слава мерзкого вора-расхитителя гробниц, осквернителя святынь чужда мне, ибо мой путь освещает Ночь, и я верная дочь ее. Прислушайся же к моему слову, Мертвый Страж, поведай мне историю, что ты неусыпно хранишь века, и впусти меня. - Демона с искренним уважением склонила голову.

Антимони

Второй скелет не двигался. Его изогнутая сабля так и лежала на пожелтевших костяшках ног. Первый страж тронул брата кончиком меча:
- Он не пробудится, - скрипнул скелет, - Слишком давно здесь никого не было, да и пройдет не одна сотня лет, прежде, чем кто-либо рискнет нарушить вновь эту тишину. Дочь Ночи, я всего лишь подданый, и не мне судить, кто ты и для чего потревожила мой сон. Эта служба - моя плата за почти вечное существование, поэтому тебе пришлось бы уйти или подарить мне покой. Но... Ты не смертна... - он опустил меч, - Возможно, Хозяйка сама призвала тебя сюда. Нам не сообщают о таких вещах... Помоги мне отыскать ключ, он был где-то у брата на "теле". И мы отправимся к моей повелительнице.


Демона

Вампирша молча кивнула, решив не распространяться лишний раз  дабы не выдать свое незнание по поводу неведомой Хозяйки, и присела перед недвижным скелетом, который так и не проснулся, выискивая взглядом среди этих останков ключ. Особой брезгливостью Демона не страдала, да и о чем вообще речь - добираясь сюда, она оказалась вся припорошена мелкой древней пылью. Увидев заржавевшую металлическую пластинку среди груды костей, она слегка радвинула их и аккуратно извлекла ключ. Ветхая веревка, на которой он держался, мгновенно рассыпалась в пыль от прикосновения...

Движением руки вампирша смахнула пыль с поверхности двери, открыв взгляду почти незаметную скважину, и вставила ключ в замок. Механизм, который веками не приводился в действие, очень подозрительно хрустнул...

Антимони

Поставленная давным-давно ловушка затрещала хилыми фиолетовыми молниями, не причинив вреда девушке. Демона, поначалу инстинктивно отшатнувшись, осторожно начала подковыривать дверь тонкими сильными пальцами. Через несколько минут перед странной парочкой открылся темный узкий коридор со сбитыми наполовину ступеньками. Скелет и его спутница начали медленный подъем по лестнице. Костяшки провожатого Демоны звонко щелкали по камню, в то время как данмерка ступала очень тихо. Лестница закончилась новой дверью, перед которой страж просипел несколько слов древнего заклинания. Здесь, в небольшой округлой пещере, уже не ощущалось той мертвенности и пустоты, что царила внизу. Демона с удивлением обнаружила повсюду следы призраков - тонкие, едва различимые пленки эктоплазмы на стенах, ментально сияющие траектории недавнего перемещения духов... Чем дальше продвигались они вглубь, тем больше попадалось всевозможных признаков жизни. Наконец, последняя дверь распахулась, и навстречу костяному стражу и вампирше выступил вполне живой данмер в темно-серой мантии. Они оказались в помещении, похожем на старую библиотеку и одновременно лабораторию.
- Вовремя... - бросил мужчина скелету и щелкнул пальцами. Вокруг Демоны материализовались несколько ходячих трупов невысокого роста, - Обыскать её и вызвать охрану. Надёжную охрану. Я доложу Хозяйке о прибытии жертвы.

Демона

До того, как данмер произнес свои слова, вампирша оглядела пещеру, сравнивая со всем виденным ею ранее. Как ни странно, это не было похожим ни на что... Когда Демона заходила в гробницы, они были в основном пусты и безжизненны, редкие духи населяли их каменные коридоры; когда она незамеченной прокрадывалась в логова других вампиров или кланов, там тоже не было подобной атмосферы... Тут царила жизнь. Не та, которую видят смертные под светом солнца, но другая, словно отражение в зеркале, когда все искажается напротив, наоборот. Многочисленные бестелесые духи и призраки населяли эти своды, пропитав каждый камень запахом вечности, сама смерть превратилась здесь в жизнь, чужую, враждебную, но тем не менее обладающую своей, немногим понятной, притягательной красотой.
- Твое недоверие напрасно, побратавшийся со смертью, - темный эльф услышал тихий голос вампирши, вслед за которым так же незаметно тихо прошелестело эхо. - Связавший жизнь со Тьмой не может Ночи быть враждебен. С тех пор, как смерть нам служит жизнью, а Тьма - единственным светилом, не нужно сеять рознь в наших рядах. Но мне понятно твое беспокойство... - Демона раздвинула полы плаща. - Со мной лишь мой меч, именуемый Скорбию Мертвых, он служит мне верно всегда, - данмерка ласково, но медленно, чтобы не вызывать подозрений, погладила рукоять катаны, покоящейся в ножнах, словно спящий до поры зверь в логове - когда она шла сюда, сопровождаемая скелетом, то вложила ее обратно. - Неведомо только, зачем меня жертвой считаешь, я - хищница Ночи сама. Представь меня лучше Хозяйки вниманью, - темная эльфийка незаметно улыбнулась, следя за тем, как ее слова долетают мягкой тягучей волной до сознания данмера.

Антимони

Маг недовольно поджал губы, но сделал знак трупам, чтобы немного расступились.
- Ну мы еще посмотрим, захочет ли Веланда с тобой говорить, Дочь Ночи, - данмер круто развернулся на каблуках, подол серой дорогой мантии описал волной красивый полукруг. Оставив ненадолго Демону разглядывать старинную библиотеку, мужчина скрылся за дверью. Трупы мягко переминались с ноги на ногу, не смея поднять на вампиршу мертвых глаз. Она была здесь сильнее, да и магией обладала. Через несколько минут раздался приглушенный возглас и дверь распахнулась от удара мощного заклинания. За дверью обнаружился присевший на корточки и прикрывший руками голову маг. Он слегка приподнялся и попятился назад:
- Госпожа, я всё сию минуту исправлю! - тоненьким голоском повторял он.
- Мне нужна живая девушка, а ты кого привёл? - раздался женский голос. Властный но мягкий, он не резал слух, хотя и проникал во все углы помещения.
- Обещаю, всё улажу завтра же! - данмер замахал руками и мгновенно вызванные трупы растворились в спёртом воздухе библиотеки. Демону он осторожно взял под локоток, - Зайди в покои Хозяйки, гостья.

Демона

"Похоже, Хозяйка действительно умеет властвовать" - удовлетворенно думала Демона, наблюдая за мгновенным превращением гордого мага в жалкого слугу. За какую-то пару мгновений он заметно съежился, растеряв свой горделивый лоск, и, судя по всему, не на шутку забеспокоился - просто так пульс не учащается так скоро и кровь не стучит неумолкающими барабанами в пульсирующих сосудах висков, дыхание не становится таким неровным, прерывистым, взгляд не перебегает безостановочно с одной вещи на другую...
Вампирша слегка изогнула бровь и слабо улыбнулась, взглянув на данмера, и это могло означать что угодно, от сочувствия до насмешки. Через миг она перехватила взгляд мага, рассматривающий отнюдь не ее яркие глаза, и данмер тут же смущенно и недовольно попытался отвести глаза, но на какое-то время их взгляды все-таки пересеклись. Несколько секунд маг боролся с затягивающим омутом, а потом решительно отвернулся. В ответ он услышал тихий смех вампирши и почувствовал ее палец, скользнувший нежным движением по подбородку.
- Ах да, меня же ждет Хозяйка, - странно-мечтательным голосом произнесла темная эльфийка и направилась в сторону открытой двери, из-за которой недавно так эффектно выполз маг. Демона зашла и обратила взгляд мерцающих алых глаз на ту, что маг называл Веландой, - Приветствую тебя, о называющая себя Хозяйкой, и да сохранит Ночь тебя своим покровом. Веление судьбы призвало меня сюда предстать перед тобой, и только ты сможешь открыть мне, зачем. Я слышала, хозяйке требовалась жертва? - вопросительно произнесла вампирша, предавшись недолгому рассматриванию Веланды, впрочем, взаимному.

Антимони

- Да, мне нужна живая девушка, а не вампир, - Колдунья прошлась по комнате и остановилась возле столика, на котором стоял подсвечник с чёрными свечами. В мерцающем неровном свете Дем смогла отчётливо разглядеть черты лица женщины. Она была ещё достаточно молода, не прожила ещё и половины того срока, что отпущен данмерам. Тёмные блестящие волосы обрамляли лицо, подчеркивая холодность глаз, слегка заостренные и резковатые черты лица. Губы женщины что-то прошептали, но ничего не произошло, лишь прибавилось задумчивости во взгляде. Одета была колдунья в мерцающую слабыми фиолетовыми искорками мантию. Сама по себе мантия не выглядела роскошной, но придавала образу женщины строгость и некую зловещесть. В странной данмерке чувствовалась сила, и Дем, ощутившая эту силу, поняла, что просто так отсюда не уйти. Но уходить ей и не захотелось. Веланда слегка оглянулась на девушку:
- Но вампир имеет множество преимуществ перед смертными... Ты можешь помочь мне найти девчонку. Мне нужна юная данмерская девчонка, живая и совершенно невинная. Такие обычно ошиваются в Храмах, ну иногда и по улицам ходят. Отдохни с дороги, Дочь Ночи. Мне неинтересно, как ты сюда попала, возможно в этом есть знак... Наутро я переброшу тебя в Альд'рун, там большой Храм и есть молоденькие прихожанки.

Демона

- Угу, - почти неслышно мурлыкнула вампирша, изобразив на лице свою обычную полуулыбку, и бесшумно удалилась из покоев Веланды, выйдя в ту самую библиотеку, в которую была приведена костяным стражем. Как ни странно, но ни скелета, ни мага она не увидела, поэтому, прислонившись к старому пыльному стеллажу, сложила руки на груди и погрузилась в размышления.
"Интересные требования у колдуньи, однако, - просто так молоденькие невинные данмерки не требуются. Любопытно, какой же темный ритуал придумали изощренные в своем деле некроманты..." Далее думы Демоны приобрели гораздо более мрачный характер: "... но Храм? мне же придется в таком случае ошиваться под этим вместилищем надутых идиотов и ожидать подходящего момента, чуть ли не уворачиваясь из-под святых булав ординаторов, лупящих по всему, что имеет несчастье двигаться не так, как велят непререкаемые догмы! Хотя... ну чем это лучше той жизни в ночной пустыне и заброшенных гробницах? и Веланда... да другим способом, кроме как телепортом в Альд'Рун я отсюда, похоже, не уйду. Ну и ладно, была не была! Всегда совалась к кагути на рога, так зачем же отступать от правила?.." Вампирша улыбнулась, на этот раз по-настоящему, предчувствуя очередное путешествие и приключение в своей жизни, и, хотя она не могла знать, чем все это может кончиться, настала пора развеять однообразие своего дикого существования. "О Боги, как я давно не была в городах!"
Отвлекшись от своих мыслей, Дем вернула себе возможность чувствовать окружающий мир и еще раз огляделась. Пыльные полки, заплетенные вековой паутиной, древние каменные стены, нависающий над головой тяжелым прессом потолок. "Не-ет, пойду лучше прогуляюсь по свежему воздуху, хватит с меня гробниц!" - решительным шагом данмерка пошла обратным, уже знакомым путем к выходу - просто блуждать по хитросплетению коридоров не было желания. Выйдя в пещеру, она оглянулась на спящих скелетов, и, стараясь шуметь как можно меньше, пошла через груды ломких костей. Увидев в потолке пещеры прямо над собой карниз и проход, из которого свалилась сюда, девушка подобралась и прыгнула, ухватившись цепкими пальцами за край, она подтянулась и, оттолкнувшись ногами от стены, кувырком вскочила на ноги уже в проходе. Еще немного, и длинный темный проход был преодолен... и вампиршу встретило ясное ночное небо // я же по другую сторону Горы // да посвистывание ветра на высоких пиках скал. Вампирша с удовольствием побродила вокруг по узким горным тропкам несколько часов, досконально изучив местность, и, уже решив отправиться обратно, вдруг остановилась. Прикрыв глаза, втянула в себя порцию воздуха, знакомо пахнущего взвешенным пеплом, ощутила движение воздуха вокруг. Все так же не открывая глаз, она могла различить каждую деталь ландшафта, вспомнить, где лежит каждый камешек и горстка песка. Да, теперь она могла бы вернуться сюда... // ставлю пометку //

Знакомая библиотека встретила Демону угрюмым молчанием. Вздохнув, данмерка вошла в комнату Веланды.
- Я готова...

Антимони

- Превосходно! - тихо ответила колдунья, обернувшись на вошедшую. Потом сняла с полочки узкую небольшую бутылочку зеленого стекла и протянула Демоне, - Возьми, это поможет тебе продержаться под солнечными лучами в течение нескольких часов. Но поторопись, Дочь Ночи, - зелье действует только два дня после приготовления. Потом оно превратится в бесполезную горькую жидкость, так что у тебя в запасе не так много времени. Найди девчонку, с помощью невинной жертвы мне удастся определить, является ли истинным один... артефакт. Если ты сумеешь выполнить моё поручение, я достойно отблагодарю тебя, девушка, поверь, я знаю, что чувствуют и как такие как... ты... А теперь - пора. Твоя пометка здесь и... удачи...
Веланда вскинула тонкие изящные руки, и вокруг Демоны закружился хоровод серебрянных искр. Ведьма смеялась - красивым, холодным смехом - с каждым днем чуть-чуть прибавлялось силы. По капле, по крупице, но она становилась могущественной колдуньей, осталось только раздобыть две недостающие вещи и можно будет приступить к выполнению задуманного. Женщина была почти уверена, что жертвенная кровь подтвердит её догадки, и родовой артефакт вернет себе силу, вложенную старым магом Андрети. Первая из трех священных вещей ждала своего часа, две другие пока были сокрыты и ждали своего часа в тайниках...
Вихрь рассеялся и Демона ощутила на губах привкус пепла - буря улеглась под утро и Альд'рун встретил девушку розоватым рассветом.

Elder Scrolls Online: @Laura8711 Nalsie Rilvayn (NB), Telura Uvirith (Sorc), Lisabett Sandberg (Necr) lvl 50 cp 810
ПрофайлОтправить личное сообщениеВернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
ОтветитьСоздать новую тему
 

Цитата не в тему: Наша свобода - это то, что мы делаем когда ни кто не видит.
Упрощённая версия / Версия для печати Сейчас: 11.07.20 - 21:20