Вход  ::   Регистрация  ::   Забыли пароль?  ::   Правила
 
ОтветитьСоздать новую темуСоздать новое голосование

> След Грифона, игра. Сюда не постит никто, КРОМЕ ДМ'а

 
Gihangir
  post 27.04.07 - 09:53   (Ответ #1)
Пользователь offline

-----


Маркиз
Группа: Хозяин подземелий
Сообщений: 241
Репутация: 41
Нарушений: (0%)
Король Пиппин


- И ничего сложного нет в управлении государством, – размышлял Пиппин, привычно поигрывая толстой золотой цепью на шее. Регент посмотрел с укоризной и молодой король выпрямился, подчеркнуто величественно возложил руки на подлокотники массивного кресла, что заменяло трон в Малой Зале Приемов.
– Только и дела, что выслушать двух спорщиков, да кивнуть.
Хотя.. Вот этого толстяка, с лицом изъеденным какой-то детской болезнью, Пиппин точно приказал бы повесить, будь его воля. Ну, может, не повесить, так выпороть как следует – уж больно мерзкий у него тоненький голосок, все время срывающийся на крик даже в присутствии августейшей особы. Другое дело голос у Пиппина– молодой король горделиво приосанился – только так и должен сидеть обладатель густого фамильного баса. И заслужил одобрительный взгляд регента.
Королевский суд длился уже битый час – двое купцов все никак не могли разойтись добром, то и дело начинают голосить, а то и размахивать руками друг на друга. Если бы не гвардейцы, вытянувшиеся вдоль стены, они того и гляди вцепились бы друг другу в бороды. Вот была бы потеха…
Полуденное солнце игриво заглянуло в убранное цветными витражами окно, напоминая, что на улице самая лучшая пора – позднее лето и пора бы уже заняться настоящим делом. Пиппин поерзал в кресле, встретился взглядом с яркими птичьими глазами старика-регента и вопросительно приподнял бровь. Тот едва заметно покачал головой поверх толстенного свитка – еще не все.
- А в Золотой Роще егеря загнали мне отличного вепря, – вспомнил Пиппин. - Старого, матерого, злого… Настоящая добыча, да только не в темноте же вести охоту ?
При мысли об ускользающем удовольствии король нахмурился и вперил сердитый взгляд в обладателя противного голоса. Купец от неожиданности закашлялся и замолк на полуслове, разом утратив нить замысловатого аргумента, призванного подтвердить именно его право на торговлю в Ряду Горшечников. В паузу немедленно вклинился регент и, игнорирую протесты тонкоголосого, вынес решение не в его пользу. Разумеется, для всех окружающих, решение выносил король, но регент давным-давно уже тайком подсказал, каким должен быть королевский приговор.
Обмениваясь вполголоса оскорблениями, оба торговца заспешили к выходу. Начали поторапливаться к выходу и немногочисленные зрители. Самых непонятливых по знаку регента гвардейцы подгоняли легкими толчками копий. Пиппин, довольный, вскочил легко, будто не тянуло к полу церемониальное одеяние и потянулся.
- Одну минуту, Ваше … Величество, – привычно запнулся на титуле старик. Того, кого частенько порол за детские шалости, сложно называть своим сюзереном. – Самое важное на сегодня. Да и не только. Я не успел Вас подготовить… эээм, то есть предупредить …
Пиппин смотрел на регента с изумлением, а тот мямлил и прятал глаза, подбирая слова и не находя их. В Малой Зале поднималась непонятная суета. Гвардейцы закрыли боковые двери и расторопно строились полукругом вокруг короля, с некоторым беспокойством поглядывая на регента.


Зальда

Воздух в старом городе был чист и свеж: ещё только начинали растапливать печи булочники, да редко какая повозка проезжала по утренним улицам, поднимая вверх пыль.  Поселение медленно просыпалось, окружающее пространство постепенно наполнялось столь характерными звуками жизни – то скрипнет створка окна, из-за которой высунется первая любопытная старушка с глазками-бусинками, которые тут же примутся наблюдать за подвластной территорией двора, то залает где-то собака, провожая раннего пешехода … В большом доме гостиничного типа, располагавшемся почти что на самой окраине города, тоже потихоньку зарождалось движение. «Гадалочный притон», как называли его обыватели, с каждой минутой, приближающей время к полудню, гудел всё сильнее и сильнее.   
Торопливо завязывая многочисленные верёвочки на цветастом платье, Зальда собиралась с утра пораньше для выхода на улицу.  Рулан требовал от своих подопечных невероятной самоотдачи на рабочем месте. А сколько для этого ладоней должно было побывать в руках гадалки, сколько убедительных слов прозвучать из её обильно накрашенных яркой помадой уст – никого не интересовало. В этом вопросе был важен только результат. Зальда сотворила последний бантик и повернулась к большому зеркалу, занимающему больше половины одной из стен в её спальной комнате, которая, впрочем, по совместительству была гостиной, приёмной и даже кухней. Удивителен был сам тот факт, что ей – не рожавшей и не достигнувшей отметки в пятьдесят лет женщине, вообще досталась отдельная комната. Чего в их, гадалочном поселении, случалось весьма редко.
Отражение приветливо подмигнуло стоящей женщине: её тёмно-каштановые волосы были собраны сзади  в пучок и скрыты от посторонних глаз сеткой – Зальда очень болезненно относилась к сглазу и  не распускала локоны лишний раз. С зеркальной поверхности на неё смотрело довольно миловидное лицо с высоким лбом, на котором уже обозначились первые морщинки, полноватыми губами и острым носом. В свои сорок пять лет женщина выглядела намного моложе своего возраста. Соседи поговаривали, что  Зальда пускала в ход чёрную магию, укорачивая чью-то жизнь и присваивая драгоценные мгновения себе. Гадалка никак не озвучивала эти невысказанные в лицо обвинения - только отмалчивалась и загадочно улыбалась. Правда, в других ситуациях спуску распространителям слухов не давала… что, конечно же, было основным доводом среди шушукающихся знакомых, а также позволяло Зальде поддерживать некую ауру таинственности вокруг себя. Что, надо отдать должное, даже несколько повышало её статус гадалки среди обычных обывателей.
Взяв с полки баночки с декоративными красками, совсем недавно доставленными из Нового Города, Зальда принялась разукрашивать себя: подвела стрелочки на веках песочных, почти что жёлтых, глаз; выделила ярко-красной помадой и без дополнительных красок заметные на лице губы; добавила мушку на левой щеке.
Повязав вокруг пояса большой цветастый платок, она цокнула каблучком по полу, улыбнулась отражению и отправилась в гости к Королю Гадалок. Это было стандартный утренний поход, во время которого каждая из женщин, находящаяся под управлением Рулана, получала необходимые ценные сведения для дальнейшего их распространения среди мирного населения. Снизились цены на мясо? Упал спрос на спиртное? Стало больше жизнерадостных лиц? Абсолютно всё можно было исправить и переделать. Главное – вовремя распространить нужную информацию.


Стефан

  Стефан вяло ковырялся в тарелке. Мать за мытьем посуды, как обычно, трещала, что ему нужна работа, перспективы, подумай о будущем, вся жизнь пройдет…
     А за разбитым, но прочно заклеенным подручными средствами, окном протяжно выл ветер.
     – Я в твои годы уроки вечерние брала у преподавателя из университета. Кушать хотела, голодала, но последние деньги за учебу отдавала!
      «И чего ты добилась?»
      – С отцом твоим когда сошлась, еще и его тянула, пока он без работы сидел.
       «Ну и дура.»
       – Тебя, оболдуя, я тянуть не собираюсь.
        «Кто кого не собирается…»
        Чуть полноватая, но по-прежнему стройная женщина, немного сгорбленная, с мозолистыми руками, покрытыми пятнами въевшейся в кожу краски, резко повернулась к столу и кинула в юношу мокрое полотенце:
        – Стефан, скажи хоть что-нибудь! Я же не с тарелкой разговариваю!
        – Ну, мам, что ты снова завелась? Приносил я тебе на прошлой неделе деньги? Приносил.
        – Откуда ты их взял? – из всего лица у матери только глаза соответствовали ее возрасту. Они выглядели неестественно моложаво на морщинистом сером лице.
        Мать никогда не умела ругать Стефа – любой гнев почти сразу переходил в обиду и плаксивое выпрашивание сочувствия.
        – Я… Один мистер из четвертого квартала переезжал в новый дом… Ну я ему и помог… Мебель перетаскивал.
        – Мальчик мой…
         «Вот так всегда»
         Мать, не сдерживая более рыданий, спрятала лицо на костлявой груди сына. Стефан, на полторы головы выше ее, уткнулся носом в пахнущие землей пепельные волосы.
         – Будут деньги, ма. Я вытащу нас. И куплю тебе домик на берегу озера. И ты никогда не будешь лепить ночами эти треклятые горшки.
         Беатрис эти слова всегда убаюкивали. В душе она так и осталась наивной девушкой, умеющей радоваться даже всего лишь красивым словам.
         – Ты весь в отца, – швыркнула носом и утерла слезы.
         Через пятнадцать минут Стефану удалось вырваться из тяготивших объятий матери и при этом не обидеть ее. Он выскочил из обветшалой конуры наперекор злому северному ветру. Тот завыл в пустых двориках черных трущоб еще сильней, играючи гоняя мусор и хлопая дряблыми ставнями.
         Щуплый юноша запахнул тонкую куртяшку плотнее и резкими быстрыми шагами двинулся в сторону гадалочного квартала.

Сообщение отредактировал Polomnik - 27.04.07 - 15:54

Там, где ступил мой конь - трава не растет
ПрофайлОтправить личное сообщениеВернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
 
Gihangir
  post 15.05.07 - 10:36   (Ответ #2)
Пользователь offline

-----


Маркиз
Группа: Хозяин подземелий
Сообщений: 241
Репутация: 41
Нарушений: (0%)
Король Пиппин
- Они прибыли утром, – со вздохом произнес старик. - А вы так задержались сегодня в опочивальне.
Молодой король самодовольно усмехнулся. Юная леди Жевера задержала бы его и подольше, да... Впрочем, задерживают его как раз скучные государственные дела. А Жевера его ждет.
- Задержались. Да, – повторил старик и, скрывая неудовольствие поведением воспитанника, оглянулся на двери. - Ваше... гм ... Величество, утром прибыли посланцы... От Императора. С маленькой просьбой. И я настоятельно рекомендую Вам выслушать их со всем вниманием. И, простите мне мою дерзость, государь ... не отказывайте им.
- Легат? - вскинул брови Пиппин неприятно удивленный известием. – Но мы ведь...
- Не легат, – перебил его старик и тут же склонил голову, извиняясь. – Посланцы.
Между тем в залу, чеканя шаг будто на параде и тускло поблескивая старомодным доспехом, вошел граф Мелловик, возглавлявший королевскую гвардию со времен деда нынешнего короля. Под его тяжелым взором через широкие, как ворота, центральные двери промаршировали и выстроились вдоль стен еще десятка три гвардейцев. На взгляд Пиппина они проделали это быстро, правильно и даже красиво, но граф досадливо морщился и шевелил губами, отпуская неслышные ругательства. Наконец,  жестом велев двоим гвардейцам зачем-то поменяться местами, граф подошел к королю.
- Государь, - прохрипел Мелловик, пытаясь изобразить в латах подобие поклона. - За проклятыми колдунами уже послали. Не нравится мне это, сир, ох не нравится.
- Колдунами? – переспросил Пипиин, но регент уже кивал на двери.
- Не нравится мне это, – тихо повторил граф. – Совсем не нравится.
Не дожидаясь объявления, в залу вошли трое. Они двигались стремительно и почти бесшумно, только долгополые одеяния шелестели по драгоценному дереву паркета. Даже не взглянув на шеренги гвардейцев, выстроившихся от дверей к креслу короля, имперцы встали намного ближе, чем полагалось по этикету, но все же достаточно далеко, чтобы это выглядело непозволительно надменно. Следом, не поспевая за быстрым шагом предводителей, появилась охрана, без команды расположившаяся полукругом, будто передразнивая королевских стражников.
Стороны встали друг против друга и замерли, неприятно напоминая две выстроенные перед сражением армии. В молчании прошла минута, другая. Имперцы не проронили не звука, ни разу не шевельнулись – так и стояли втроем недвижимо, тесно сблизив капюшоны своих странных одеяний, словно вдруг вмерзли в глыбу льда. Пиппин почувствовал нарастающую злость и одновременно беспокойство. Посланцы могущественного северного соседа вели себя вызывающе дерзко. Недопустимо дерзко. Но и ... пугающе. В повисшей тишине Пиппин отчетливо слышал как скрипнуло локтевое сочленение графского доспеха, когда Мелловик демонстративно подтянул руку к ножнам. Гвардейцы подобрались и, когда напряжение в Зале достигло последнего предела, самый высокий из имперцев шагнул вперед, небрежным жестом отбросив с лица капюшон. Показалось ли Пиппину, что даже регент в этот момент выдохнул с облегчением? Посланник императора оказался совсем не похож на злого колдуна из детских сказок. Королю почему-то казалось, что он будет обязательно лысым обладателем крючковатого носа, с глубоко запавшими настороженными глазами, бледными впалыми щеками – в общем – классическим чародеем. В действительности имперец оказался неожиданно молод и даже недурен собой. Тонкие, даже изящные черты лица были бы более уместны для молодой девушки, нежели для страшного последователя Исхашанского культа Спящего Бога-Близнеца. А волосы ... Огненно-рыжая шевелюра торчала во все стороны, никак не желая лежать приличным образом. Даже удивительно, как такая шевелюра поместилась под капюшоном. «Не иначе, – подумалось вдруг королю, – без колдовства тут не обошлось».
- Мой господин Пиппин, сын достойного Везельда! Мы прибыли издалека, чтобы передать просьбу Бессмертного Владыки Исхашана, нашего Богоравного Императора, Победителя Дракона Севера, Властелина Подлунного Мира и прочая и прочая. Готовы ли вы выслушать?
Пиппин коротко кивнул, едва сдерживая гнев. Да они надсмехаются над ним!
- Повежливее, парень! – натужно проскрипел рядом граф, – к Его Величеству следует обращаться как к Его Величеству Пиппину Третьему ...
Имперец улыбнулся краем рта, будто плюнул Мелловику в лицо, но согласно наклонил голову.
- Прошу простить меня, Ваше Величество, – и вновь едва заметная улыбка. – Я молод и неопытен в дипломатических делах ...
Он надолго замолчал, обводя взглядом лепнины на потолке над головой короля и, казалось, потеряв всякий интерес к беседе.
- Так в чем же просьба нашего соседа? – задал вопрос регент, на секунду опередив молодого короля, уже собравшего сказать что-то резкое.
- Ах, да! – имперец сделал движение, будто собирался хлопнуть себя по лбу. - Разве я не сказал? Мы, я и мои ... эээм ... товарищи, – он развел руками. Указывая не две неподвижные фигуры по бокам, – ищем эээм ... вещь. И хотели бы просить Ваше Величество дозволить нам проводить поиски на территории Вашей прекрасной столицы. Со всеми гарантиями соблюдения местных законов и уложений, разумеется.
Посланник поклонился с таким видом, словно вопрос уже решен и самое время заняться делом.
- Вещь? - звенящим от злости голосом переспросил Пиппин, – все, находящееся на моих землях принадлежит мне! И моему народу. Что за вещь вы собираетесь искать.
- Да уж не вашу корону... Ваше Величество, – посланник оставил насмешливый тон. Теперь он смотрел королю прямо в глаза, и Пиппин с ужасом обнаружил, что у колдуна нет зрачков – просто черный провал, немного окаймленный испещренным кровяными жилками белком ... И этот провал с каждым ударом сердца все разрастался и разрастался ... - Мне поручено отыскать Предмет, имеющий прямое отношение к Культу нашего Спящего Бога-Близнеца. Он не принадлежит ни Вам, ни тем более вашему ... народу. Предмет принадлежит только Спящему Богу. И я не советовал бы Вашему Величеству пытаться присвоить себе божественную собственность ...
Что-то говорил граф Мелловик, за спиной чуть ли не в ухо шептал что-то сердитое регент, но Пиппин не замечал ничего кроме страшного взгляда стоящего напротив человека. Черные, без зрачков, глаза уже занимали пол лица имперца, они, кажется, начали слегка вращаться и ...
- Простите меня еще раз Ваше Величество, – наваждение рассеялось, как будто огромная рука отпустила Пиппина, и мир вокруг обретал прежние краски, стремительно возвращаясь в норму. - В следующий раз я попрошу чтобы вместо меня прислали более опытного человека. Я простой чародей, книжный червь и не обучен мастерству обращения с венценосными особами. Могу ли я считать, что получил Ваше дозволение на поиски.
- Ищите, черт бы вас побрал, вместе с вашим императором. – Сзади предостерегающе забубнил регент, но Пиппин не слушал. Его всего трясло, по спине лился холодный пот.
- Благодарю Вас, государь. – Имперец поклонился с каменным лицом. Его спутники остались неподвижны. Только охрана как по команде развернулась и направилась к выходу. - Несмотря на молодость вы на редкость умный и дальновидный политик. Позвольте откланяться – время не терпит.
- А зачем вам троим охрана? – нашел в себе силы огрызнуться Пиппин, когда имперцы были уже у дверей. - Сомневаетесь в способности столичной стражи обеспечить порядок?
- Ну что вы! – тонко улыбнулся главный из имперцев. – Нам троим охрана вообще не требуется. Сопровождение мы взяли лишь чтобы подчеркнуть уважение к Вам, Ваше величество. Впрочем, если Вы считаете, что наша свита недостаточна, я могу попросить прислать сюда еще солдат. Столько, сколько Вас удовлетворит ...
Рыжеволосый еще раз поклонился и стремительно покинул залу, не дожидаясь ответа короля. Его спутники следовали за ним на прежней дистанции, словно пристегнутые невидимыми цепями.


Зоран
Старый город... Некромант, стряхнув с ладоней пыль, зашагал по дурно воняющей отбросами улице.
Вот он каков... Место, где Госпожа Смерть станцевала свой коронный танец. Голоса сотен навеки проклятых душ звучали в его ушах, взывая об освобождении. Тут есть тайна. Эманации боли и страха, впечатавшиеся в сами камни мостовых и зданий, звали Чернокнижника из-за пол-мира. Но надо быть осторожным. Все-таки столица.
Зорану совсем не хотелось, действуя поспешно, увидеть в конце концов перед собой всех присланных «коллег» в полном составе. Но тайна, сокрытая где-то здесь, влекла некроманта неудержимо, суля новую силу и власть. Чернокнижник усмехнулся, подумав, что скучающие аристократические отпрыски, маясь от безделья и создавая всевозможные «тайные общества», составляя насквозь идиотские политические заговоры и заигрывая с могущественными мистическими силами, не имея никакого представления об их природе, в конце концов доиграются. Они и доигрались и здесь, и свидетелем тому - Старый Город, по улицам которого раньше чинно прогуливались джентельмены, вежливыми поклонами приветствовавшие своих леди, а теперь живут только отверженные.
Но кого, КОГО, во имя Спящего Бога, они ухитрились вызвать, не имея никаких знаний о мистицизме?
Или некая сила просто воспользовалась молодыми идиотами, чтобы войти в мир? Это необходимо выяснить. За плечами некроманта многолетнее изучение основ исхашанских культов, многочисленные походы за грань бытия ... Он не повторит ошибки неучей. Он найдет источник силы, разрушившей старый дворец, и поставит его себе на службу.
Задумавшись, Чернокнижник не замечал, какими глазами смотрят одетые в лохмотья жители, которые, прижимаясь к стенам, обходили идущего по середине улицы и погруженного в свои мысли Черного Мага. Но вот, машинально свернув в переулок, он поднял голову. Из-за помойки выдвинулось четверо довольно крепких с виду мужиков и преградили ему дорогу, сжимая в руках заточенные куски железа и дубины. Да, эти совсем безмозглые. Разума меньше, чем у зомби.
Интересно, а получится зомби из такого вот экземпляра? - мелькнула мысль у некроманта. Он остановился, и, скрестив руки на груди, посмотрел на подступающую четверку. И Вечная Ночь взглянула вместе с ним, и этого взгляда хватило. Крысы в человеческом облике шмыгнули по сторонам, а Зоран, продолжив свой путь, в конце концов уперся в тупик.
Оглянувшись, он повернулся направо, ударом ноги вышиб заколоченную дверь и вошел в давно покинутый дом. Поморщившись от шибанувшей в нос затхлой вони, он огляделся. Везде пыль. Пауки и тараканы спешно покидали свои убежища, не в силах вынести соседство любовника Смерти. Что ж, для начала сойдет. Останусь тут.




Подсолнух

Теренс Санфлауэр, прозванный еще в семинарии Подсолнухом, в нерешительности замер посреди центральной улицы Старого города. Конечно, назвать ее улицей нельзя, но это проход между стоящими без всякого порядка домами  был шире и прямее остальных, а кое-где даже сохранились еще с прежних времен роскошные, выложенные мозаикой плиты мостовой. Большую часть их давно выкопали и приспособили кто куда, но некоторые так и остались в земле, словно сросшиеся с ней. Ни выкопать, ни приподнять их так и не смогли, и вскрое оставили эти попытки, принимая странные выходки Старого города как данность.
Парню было немного неуютно здесь. Да что там душой кривить - было попросту страшно. После уютных и безопасных стен семинарии оказаться прямо в сердце этой клоаки, настоящего бандитского притона, каким видится старый город добропорядочным жителям столицы... Нет, конечно, он сам попросился сюда - ведь где в королевстве сыщется большая нужда в его талантах, как не здесь? Люди умирают в Старом городе десятками - и никто даже не пытается их лечить. "Триединый дал, Триединый взял," - так тут говорят.
Конечно, в глубине души Подсолнух знал, почему ему разрешили работать здесь. Теперь, когда насельники Старого города все чаще появляются в столице, получив возможность трудиться на порядочных горожан, сильные мира сего всерьез обеспокоены, как бы босяки не принесли в город какой заразы. Кого же еще послать, как не лучшего диагноста факультета врачевания ?
Теренсу недавно исполнилось двадцать и он уже принял сан младшего священника. Невысокого роста худощавый и бледный сероглазый парнишка, довольно миловидной внешности, с вихрастой ярко-рыжей шевелюрой сильно выделялся среди обитателей трущоб. Неброская и недорогая одежда, рассчитанная в первую очередь на удобство, сидела опрятно и создавала впечатление этакой домашней ухоженности, совершенно не вяжущейся с окружающим пейзажем. Нехитрый скарб выпускника семинарии лежал в холщовой сумке через плечо.
С чем или кем бы он ни сталкивался в жизни, Подсолнух всегда стремился прежде всего понять, разобраться, с чем же он имеет дело. Должно быть, от этого Теренса считали слегка не от мира сего. Задумчивый, неразговорчивый, он, впрочем, никогда не избегал задавать подходящим людям вопросы на различные волнующие его темы, искать во всем некий скрытый смысл и ставить под вопрос всяческие не подкрепленные фактами догмы и постулаты. Эта черта настораживала его наставников, ибо именно из таких впоследствии вырастали еретики. С другой стороны, парень отличался излишней мягкосердечностью и высоко ставил понятие внутренней морали и человеческого отношения. Все эти качества явно не были хорошим набором для жизни за Стеной.
Теренс тяжело вздохнул и зашагал по направлению к единственной гостинице, адрес которой был известен его преподавателям.

Сообщение отредактировал Polomnik - 17.05.07 - 11:05

Там, где ступил мой конь - трава не растет
ПрофайлОтправить личное сообщениеВернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
 
Gihangir
  post 18.05.07 - 14:28   (Ответ #3)
Пользователь offline

-----


Маркиз
Группа: Хозяин подземелий
Сообщений: 241
Репутация: 41
Нарушений: (0%)
Рулан

Рулан зевнул и потянулся всем телом, разгоняя застоявшуюся кровь. Устало потер подушечками пальцев виски. За окном утро уже почти уступило место солнечному летнему дню, а он все сидел за большим, слегка колченогим столом. Давно пора было потушить свечи и отдернуть шторы, тем более что ароматический воск дорог, ой как дорог, но ... Живое огонек, плясавший на кончике фитиля, создавал в кабинете хотя бы какое-то подобие уюта. И вообще... Еще в детстве, когда наслушавшись страшных историй от иссеченных шрамами охранников отца, маленький Рулан забирался в кровать, крошечное пламя свечки-ночника всегда казалось ему защитником и покровителем. Глупо, конечно, но и поныне в трудные моменты молодой человек старался найти повод окружить себя свечами, как будто они и правда могли помочь. Из окна, пробиваясь и сквозь двойные ставни, вовсю доносился шум улицы. Кричали уличные торговцы, привычно нахваливая свой нехитрый товар, надрывно ревел осел, не желавший дальше тащить телегу, на соседней улице тоскливо и безнадежно бил колокол, призывая босяков вспомнить о Триедином. Звон мог напомнить насельникам трущоб о церкви, но не мог в нее позвать. Нигде в Старом городе не было ни одного храма. Как-то так случилось, что после Беды, уничтожившей Первую Династию, даже в уцелевших кварталах церкви были разрушены до основания. Новые же построить было некому. Ворам и убийцам - первым обитателям "проклятого места" нечего было делать в храме. Так и жили - скрывая веру в сердце, либо же вовсе не имея ее. Разве что нашелся чудак, повесивший рядом со своим домом расколотый  колокол и регулярно тревоживший глухими, надтреснутыми звуками всю округу.
- Все, надо поесть и немного поспать, - вслух сказал себе Рулан и отодвинул исписанную бумагу в сторону.
Сегодня и так еще разбираться с рутинными делами, их всегда невпроворот. Загадками займемся позже. Он встал, неуклюже выбираясь из-за стола, подошел к окну и осторожно приоткрыл ставни. Яркий солнечный свет тут же ворвался в комнату, осветив нехитрое убранство. Кроме знаменитого письменного стола с подрубленной ножкой, в кабинете стоял высокий, до потолка, гардеробный шкаф да маленький, не по росту хозяина диванчик, обитый грубой свиной кожей. Для Старого города и такая обстановска считалась роскошью.
Разглядывая улицу сквозь приоткрытые ставни, Рулан сразу приметил странного паренька, подозрительно выделяющегося из толпы своим домашним видом. Надо же, усмехнулся "астролог", среди босяков порядочный человек кажется подозрительным. На секунду он встретился с незнакомцем взглядом и чуть было не улыбнулся, так по-детски растерянно тот выглядел.
В дверь постучали. Рулан вздохнул и отвернулся от окна. Начинался обычный, полный забот, день. Одно хорошо - этот мелодичный, игривый стук не спутать ни с каким другим. Когда утро начинается с Зельдой, день может быть и не таким уж плохим.
- Входи!

Сообщение отредактировал Polomnik - 23.05.07 - 13:01

Там, где ступил мой конь - трава не растет
ПрофайлОтправить личное сообщениеВернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
 
Gihangir
  post 23.05.07 - 13:24   (Ответ #4)
Пользователь offline

-----


Маркиз
Группа: Хозяин подземелий
Сообщений: 241
Репутация: 41
Нарушений: (0%)
Подсолнух

Гостиница представляла собой добротное по местным меркам трехэтажное здание, сразу бросавшееся в глаза. И не только потому, что домов такой высоты  в Старом городе было не так уж и много, а скорее потому, что выглядело как маленькая крепость. Все окна были снабжены крепкими ставнями, а, первый этаж еще и решетками. Ворота во внутренний двор были наглухо заперты и рядом с ними дежурили двое хмурого вида громил.Еще один, поожий на них словно родной брат,  как раз помогал вознице подтащить к створкам упирающего осла, запряженного в небольшую крытую повозку.
Немного робея, Теренс подошел к громилам, несмело улыбнулся и слегка кивнул в знак приветствия.
- Триединый в помощь, люди добрые. Это ведь гостиница, так?
- Нет, красноменского жука тебе под кожу, это церковь! - огрызнулся занятый борьбой с ослиным упрямством охранник. - Разуй глаза, парень - вывеска вон. Или грамоты не разумеешь?
- Гостиница, сударь, гостиница, - лениво отмахнулся от грубости напарника второй здоровяк. - А, вы простите, к нам по делу или, чай, в гости зашли?
Оба заржали, довольные непонятной Подсолнуху шуткой.
- Да что вы с ними разговариваете, господин хороший, - из окна второго этажа свесилась дородная женщина не первой молодости, блистая на всю округу невероятной глубины вырезом на платье. - Они дворовые. А вы не стесняйтесь, постучите  - там кольцо есть на двери - да поднимайтесь. Спросите Ансему, Вас тотчас ко мне проводят.
Смущенно покраснев - дело ли, не заметить вывески! - священник поправил на плече ремень сумки и подошел к двери.
- Дворовые - не дворовые, а разговора достоин всякий, способный мыслить и говорить. Благодарствую, хозяюшка, - Теренс бодро схватился за кольцо и пару раз стукнул по двери.
- Да какая она хозяюшка, - еще громче захохотали охранники, нисколько не смущаясь грозных взглядов женщины. - Кто она, известно.
В двери на секунду открылась смотровая щель. И тут же захлопнулась обратно. Но дверь все же отворили. Или же она отворилась сама, потому что в помещении не было не души. В холле царил полумрак, немного разгоняемый дешевыми масляными лампами на стенах. Ни ни за столами, ни на лестнице ведущей на второй этаж также не было и признака хозяев. Налево от лестницы была видна дверь, а со второго этажа на ступеньки падал неяркий красноватый отствет.
- А это уж как посмотреть, всяк в своем углу хозяин, будь то хоть каморка, да и самому себе в чем-то хозяин, - улыбнулся парнишка, ничуть не обидевшись и входя внутрь. Обстановка резко контрастировала с тем многолюдием, что он привык видеть в других гостиницах и тавернах, и улыбка потихоньку сползла с лица семинариста, уступив место напряженной настороженности. Прикинув, где должна находиться комната, из окна которого свешивалась женщина, он неспешно поднялся на второй этаж, повторяя про себя коротенькую охранную молитву.
На втором этаже было все также сумрачно и таинственно. Длинный, через все здание, коридор уходил в обе стороны от лестницы, темнея провалами дверей. В нескольких виднелись отсветы ночников.
Наискосок от лестницы из полуоткрытой двери комнаты тут же вышла тоненькая девушка, почти ребенок в транном балахоне, напоминающем одежды актеров, играющих в театрах древние трагедии.
- Прошу Вас, господин, - тихо произнесла она. Подошла и взяла Подсолнуха за руку. - Мадам Ансема уже разложила колоду и готова ответить на любые Ваши вопросы. Правда, мы не ждали Вас так скоро... И придется обождать чуток, пока мадам настроится на разговор с духами Судьбы.
- Э... на самом деле я хотел просто снять комнату... на какое-то время... - Теренс остановился как вкопанный, растерянно глядя на девушку и легонько потянув руку обратно. - В гостиницах... ну... обычно можно поселиться, ведь так? Вы... не подскажете, к кому мне нужно обратиться?
Девушка посмотрела на него непонимающе, но из комнаты тут же донеслось недовольное сопение и появилась  ее хозяйка. Вернее, сперва из двери показалась излишне декольтированные выдающиеся достоинства мадам, а уже следом и она сама.
- Так ты простой постоялец?- уже не так дружелюбно поинтересовалась женщина, стирая платочком с лица пудру, придававшую ей торжественный и немного нечеловеческий вид. - Йара, деточка, отпусти молодого господина и можешь зажечь свет - темно как у нувийца в... Х-хм. А заодно и проветри у меня - такая вонища от этих лампад...
Она помолчала, беззастенчиво рассматривая Теренса. Потом, как только девушка-прислуга отпустила новоиспеченного священника, тут же овладела его рукрй и, придерживая под локоть, повела дальше по коридору.
- А я-то удивилась - ну не может сын Раниля-торговца выглядеть таким простачком. - доверительно зашептала мадам прямо в ухо Подсолнуху, едва не касаясь его губами. - А, позволь узнать, сударь, зачем такого приличного мальчика занесло в наши трущобы? Или ты ищешь что-то помимо мебелированных комнат, а? Если новых впечатлений, то заходи вечерком, поболтаем.
- У меня здесь... миссия... говорят, в Старом Городе много больных и немощных, которые нуждаются во врачевании, - с серьезным видом ответил Подсолнух, притворившись, что пропустил приглашение мимо ушей, хотя непрошенный румянец на юношеских щеках выдал его реакцию с головой. - А кто такой этот... Раниль?
- О-о, миссия, - надула щеки Ансема. - И за какие такие грехи тебя сослали с МИССИЕЙ именно в нашу дыру? А Раниль - Раниль скучнейший типус, только о деньгах своих и думает. Да еще о ценах на то, на се. Что упадет, что поднимется. Лучше о другом бы думал, скупец. Да, скупец, - повторила она с удовольствием. - Если не сказать по-другому. Я надеюсь, сын его будет повеселее.
Она подвела его к двери в конце коридора.
- Вот тут хозяйский кабинет. С ним разговаривай насчет комнаты. Вообще-то у нас постояльцы редкость - разве что после сеанса кто передохнет часок. Все поскорее за Стену возвращаются, - она посмотрела на паренька и опять улыбнулась. - А ты, значит, лечишь хворых, да страждущим помогаешь? У меня, знаешь, прыщик выскочил - и так беспокоит, зараза такая! Вечерком все-таки заходи, коли задержишься - я тебе его покажу. Поможешь и мне, страждущей.
Женщина расхохоталась и отпустила локоть Подсолнуха, намереваясь отправиться по своим делам.
- Я... м... посмотрим... постараюсь... возможно... как получится, - промямлил юноша, выдавив из себя улыбку и отступив назад. - Спасибо большое, да пребудет с вами благословение триединства.
- Ну ладно, - покровительственно кивнула Ансема. - А теперь, уж не обессудь, сударь, нужно опять идти готовится. Когда-то же принесет нелегкая это Ранильего отпрыска или нет?
С этими словами мадам развернулась и пошла обратно, бормоча себе что-то под нос.
Сделав глубокий вдох и мысленно приготовившись к самому худшему, рыжий развернулся к двери и постучал.

Зальда

- Много люда чужого в последнее время появляться стало в окрестностях, - пристроившись на маленьком диванчике, гадалка перешла с разу к делу, проигнорировав намёки Рулана на её причастность к применению тёмной магии. - Народ здешний тоже стал замечать незнакомцев. Поэтому нарастает какое-то непонятное напряжение. У самой мурашки от этого по коже бегут ... ссылки снова начались никак? Если да, то работы в предстоящее время прибавится. Если нет. Надо ли мне изменить что-то в собственной деятельности, Рулан? 
"Король гадалок" отмахнулся.
- Эти слухи никогда не умрут. Все "босяки" зависят от тех, кто за Стеной и потому всё ждут от них подволха. Нет, приток новых людей - дело понятное. И даже нужное. Только, - он прервался, подошел к окну и осторожно выглянул на улицу. - Только появляются странные типы. И мне это не нравится.
Рулан взял со стола один из исписанных листов и потряс им перед лицом гадалки.
- Вот, например, пару дней назад - какой-то чужестранец напугал ребят из банды Безносого. Виданое ли дело - испугать тех, кто ничего не боится по причине отсутствия мозгов?! Говорят, занял пустой дом неподалеку от перекрестка Повешенного Кота и сидит там не высовываясь с тех пор. Не нравится мне это. Колдовством попахивает.
Рулан нахмурился, успев заметить мимолетную усмешку женщины.
- Поухмыляйся мне еще, - прикрикнул он. - Сам знаю, колдуны - это сказочки для детей. Да только в Кварталах находят убитых животных. Кто-то их выпотрошил, прямо-таки наружу вывернул...
Рулан помолчал, в раздражении постукивая кулаком по столу. - Я про такое читал. Похоже на ритуал. Южные культы гадают на внутренностях животных, на костях, на потрохах петушиных еще кажется... Как бы конкурентов у нас не появилось! Вот скажи мне, когда последний раз к нам приходили посыльные от Золотых Ворот? (квартал столицы, где расположены резиденции знати и крупнейших торговых домов) А? Молчишь! Вот и я уже не помню. Странно это все, странно и неприятно. Нужно проверить. Найди мне человека, да половчее, не из наших. Пусть пошурудит в Кварталах (так жители СГ называют свой район)
- Предсказания на внутренностях грязное дело, хоть и довольно точное, - прошептала еле слышно женщина, успокаивая биение сердца, принявшегося усиленно барабанить изнутри грудной клетки при новости о весьма сильных конкурентах в черте старого города.
- Хорошо, я поосматриваюсь на предмет заезжих магов и колдунов. Если кого замечу, доставить тебе его на допрос в засоленном варианте или заспиртованном? – отшутилась Зальда, поднимаясь с дивана и озвучивая последнюю фразу уже более громко. - И насчёт дополнительной пары шустрых ног постараюсь похлопотать. Прямо сейчас на рынок и подамся. Там много юрких деятелей водится ...

Сообщение отредактировал Polomnik - 23.05.07 - 14:28

Там, где ступил мой конь - трава не растет
ПрофайлОтправить личное сообщениеВернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
 
Gihangir
  post 03.07.07 - 09:51   (Ответ #5)
Пользователь offline

-----


Маркиз
Группа: Хозяин подземелий
Сообщений: 241
Репутация: 41
Нарушений: (0%)
Стефан

     Дорогу, состоящую из тесных и петлявых улочек, к погрязшему в блуде и пьянках району Стеф мог пройти с закрытыми глазами в любое время суток за десять минут. Сегодня, ему казалось, он шел бесконечно. Юноша прокручивал в памяти недавний разговор с матерью, переиначивая и переигрывая некоторые свои ответы, и не сразу заметил увязавшееся за ним пивное брюхо в парадном кителе цвета бургунди с кабаньей морде на лычке.
     – Э-эй, Стеф-фан!
     Парнишку от хрипоты пропитого голоса, знакомого до боли, внутренне передернуло. Он вжал голову в плечи и ускорил шаг.
     – Я к тебе об-бращаюсь, ты слышь!
     Куратор района успел с утра пораньше надраться и через каждые два шага запинался.
     – Да я только поговорить, стой ты, мать твою!
     Воспоминания о задушевных беседах с мосье Клером неприятно отозвались в почках юноши. Стеф не оборачивался и молчал. Было и так ясно, что плюхнувшийся с профессиональным матерным аккомпанементом в лужу капо при всем своем старании вынужден будет отказаться от преследования в виду его бессмысленности.
     – Держи его!
     Вот уж чего Стеф не ожидал, так это появления из-за угла в паре-тройке метров от него двух пока что трезвых, и поэтому особенно злых, квартальных солдат. Парнишка не опешил ни на долю секунды, в отличие от «кварташек», которые спросонья не сразу поняли, кто это тут им распоряжения дает и кого нужно держать. Однако зрелище сверкающих пяток Стефа практически не оставило им вариантов, и они с усиленной, все по той же причине своей трезвости, прытью пустились в погоню. Почему парня нужно держать – это они потом, после хорошего проминания боков беглецу, разберутся.
     Юркий Стеф, словно кролик, путал следы: резкие повороты, прыжки через заборы и лазанье сквозь узкие щели в них. Уж что-что, а проворно бегать он умел. Тем не менее, проблема была. Была в том, что квартальные все эти трюки знали и умели не хуже него. Когда на финишной прямой замаячила вывеска трактира с наидурнейшей репутацией в городе, «кабаны», быть может, от отчаянья поднажали – там за Стефа заступятся только лишь из принципа противостояния вышедшим за пределы своей территории чужакам. Парень уже спиной ощущал их тяжелое дыхание и мысленно готовился к первому – всегда самому гнусному – удару, который должен был повалить его на грязную, не просохшую от ночного дождя каменистую улицу…

добавлено Gihangir - 03.07.07 - 07:45
Рулан

Зальда открыла дверь, едва не приложив ей молодого парня.
-Подслушиваем ? - усмехнулась она, обошла смутившегося посетителя и направилась по коридору к лестнице.
Рулан жестом пригласил паренька войти. Что за день сегодня такой? Дела, дела, дела. С самого утра.
На улице послышалась какая-то возня и Рулан выглянул в окно. Несколько парней, судя по цветам одежды из "кабанов", гнали прямо к постоялому двору кого-то смутно знакомого. Как там его? Стефан, кажется. Как-то раз, когда пострел был еще маленький, он чуть было не спер у Рулана кошель с пояса. И потом с гордостью показывал в кварталах красное распухшее ухо и всем хвастал, что кабы не был "король адалок" великим чародеем - ничего бы не заметил. А как украсть у того, кому все известно заранее? Умный постреленок - догадался, что врага нужно возвеличивать, тогда и победа будет весомее. Хотя, конечно он не враг. 
Рулан приоткрыл створки, свиснул. "Кабаны" почти догнали юношу, один почти схватил его за плечо, но наперерез выскочили двое охранников постоялого дома.
-А чего это мы тут бегаем? Тут тебе не гимнастерий, приятель - охранник был явно доволен возможностью уступить ослиному упрямству и занться своими прямыми обязанностями. - Не заблудились, ребятки? Ваши улицы заканчиваются воон там.
-Ты ... это... - "кабан" перевел дух - не лезь не в свое дело. Он от нас убегал. Наверно украл опять чего-нибудь. С нами пойдет.
-Ага... Как бы вам не постареть пока ждете - с ленцой протянул второй охранник. - Топайте, покуда есть чем. Веселее, а то наддам!
"Кабаны" потоптались с минуту, бросая многозначительные взгляды, потом развернулись и потрусили в стророны родных улиц. Охрану Рулан держал крепкую. В Кварталах давно шептались, что работали на "короля" бывший гвардейцы, ветераны, да проверять слухи на своей шкуре не всякий захочет. Конечно, их было немного, навались "кабаны" всей бандой - разберут постоялый двор по бревнышку, только Рулан не тот человек, с которым стоит связываться.
Есть кому замолвить словечко за "короля". Сам Батенька с ним какие-то дела ведет. А против его слова что скажешь? Кто говорил - потом в реке всплывали.
-Еще увидимся, гаденыш - на прощание крикнул самый старший и "кабанов". - Мимо нас не пройдешь.
Охранник сделал в их сторону неприличный жест и с тоской поглядел на телегу, запряженную проклятым животным. Развлеченьице накрылось...
-Здравствуйте. - напомнил о себе посетитель - я ...
-Подсолнух. - закончил за него Рулан, возвращаясь к столу. Теренс по прозванию Подсолнух. Сам попросился в нашу дичь нести людям свет и утешение. Да ты не смотри так. Работа у меня такая - все знать. Комнату тебе, что ли?
О ожиданемом прибытии нового священника ему сообщили еще вчера. Редоке для кварталов событие. Прошлый "миссионер" не продержался и года - спился, спутался с кем-то из рулановых гадалок... Покатился, вообщем, под уклон. Сейчас живет где-то у самого Дворца. Даже говорят, во хмелю туда захаживает. Конченый человек, одним словом.
А этот вроде ничего. Хотя уж больно он ... домашний, что ли ? Рулан усмехнулся собственным мыслям. А сам-то он каким был несколько лет назад, когда пришлось принимать дела?
Ничего, поможет если что, размышлял "король". привычно прикидывая, какую пользу можно извлечь из этого знакомства. А если правду облегчит жизнь бедняков - чем плохо?
-Да ты садись, обтолкуем твои дела. В ногах правды-то нет, да? Что на сей счет говорят в книжках?

добавлено Gihangir - 03.07.07 - 09:51
Подсолнух
Парень невольно улыбнулся и почесал рыжий затылок. Странный человек, невесть откуда узнавший о нем чуть ли не все, почему-то не пугал священника, скорее наоборот - располагал к себе.
- Книжки... они, мосье, часто говорят то, что в них хотят увидеть, в то время как хотеть сказать там могли совсем другое, - он подтянул стул поближе и присел на самый краешек. - А правда у каждого своя, и где ее искать, в ногах али еще где - тоже сразу не разберешь.
Да, я хотел бы снять комнату... однако средствами, как можно догадаться, меня не перенаделили, - он снова смущенно улыбнулся. - Но я могу неплохо врачевать, и если...

Там, где ступил мой конь - трава не растет
ПрофайлОтправить личное сообщениеВернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
 
Gihangir
  post 01.09.07 - 19:42   (Ответ #6)
Пользователь offline

-----


Маркиз
Группа: Хозяин подземелий
Сообщений: 241
Репутация: 41
Нарушений: (0%)
Подсолнух

-Cредствами... средствами  -Рулан прошелся вдоль стола, позвякивая висящим на поясе кошелем. Звон был красивый, богатый. Явно не медь. - Церковь как всегда бедна? Или, скорее, скупа кхе-кхм? Ладно, юноша, ты не забивай себе голову бытовыми мелочами  - с голоду пропасть не дадим. Ты, отче - Рулан усмехнулся - должен думать не о животе, а о душе. И о наших душах заодно.
Хозяин странной гостиницы опять обошел стол и встал у окна.
-За Стеной хороших людей мало. И я буду доволен, если прибавиться еще один. Комнату выбирай любую из свободных... - он помолчал и прибавил с улыбкой - или занятых.
После чего отвернулся к окну и замолчал, задумавшись.
Спустя несколько минут, которые он в деликатном молчании разглядывал комнату и затылок ее хозяина, священник сделал глубокий вдох и решился мягко продолжить разговор.
- Спасибо, добрый человек. Душа, которую заботят другие души и хорошие люди, уже благословенна и вряд ли нуждается в спасении... хотя ни для кого не будет лишней поддержка и доброе слово, равно как и дело. Могу я занять еще немного вашего времени на хм... возможно глупые, но действительно заботящие меня расспросы о Старом Городе? Или, быть может, вы подскажете, к кому я смогу с ними обратиться?
Рулан, поправил шторы на окнах и покосился на исписанные листы.
-В другой раз, юноша. Дела, заботы. Да и что рассказать о Кварталах? Кварталы они ... Кварталы и есть. Одно тут неизменно - нет ничего постоянного. Я передам на улицы, что ты теперь мой гость. Моих - с нажимом произнес молодой человек - гостей в нашем "городе" обижать не принято. В моем "городе".
Рулан сел, с видимым раздражением взялся за исписанную бумагу.
- А по твоим црковным делам я тебе не помошник. Или вникай во все с ноля, илил поговори со своим предшественником. если застанешь его трезвым. И если вообще найдешь. Впрочем, он вроде бы повадился исповедовать Алиту - одну из моих гадалок. А теперь, уж извини, работать нужно. Мы тут тоже не все время траву жуем да глотки режем.
Теренс слегка покраснел и подскочил чуть более поспешно, чем того требовали бы приличия.
- О... п-простите, мосье. Еще раз спасибо за все, и да пребудет с вами благословение, - пятясь и напоследок неуклюже наклонив растрепанную макушку, он в считанные секунды исчез за дверью.

Там, где ступил мой конь - трава не растет
ПрофайлОтправить личное сообщениеВернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
 
Gihangir
  post 15.09.07 - 12:04   (Ответ #7)
Пользователь offline

-----


Маркиз
Группа: Хозяин подземелий
Сообщений: 241
Репутация: 41
Нарушений: (0%)
Подсолнух

Оказавшись в коридоре наедине с новыми впечатлениями и мыслями, Теренс запустил пальцы в шевелюру и чуть помедлил у двери. Предшественник... спился... вот как... его просили, среди прочего, узнать, почему нет никаких вестей от посланного ранее священника. Рыжему приходилось видеть его раньше, и сложно было предположить, что что-то сможет сломать истового слугу триединства до такой степени... Да, его стоило найти и поговорить. Однако сейчас перед клириком стояла более насущная задача - подыскать и занять комнату. Желания повторно общаться с пани Ансемой у него не возникало, последние слова о лечении прыщиков до сих пор игриво звенели в ушах, вызывая легкое омерзение. Он не представлял себе, как повести себя с этой женщиной, чтобы не обидеть, и в то же время не поддаться на нечестивые провокации. Нужно было поискать кого-то еще, кого можно было бы расспросить поподробнее об этом месте. Медленно ступая в направлении лестницы, Подсолнух прикрыл глаза и предпринял осторожную, ненавязчивую попытку осмотреть тонкую материю мира вокруг себя, за дверями, мимо которых проходил.
-Эй, сударь, вам плохо?  - из двери по правую руку неслышно выскользнула девушка и остановилась, разглядывая священника. – Или один только вид нашего коридора оскорбляет вашу нравственность ?
Она хихикнула. Потом взяла Подсолнуха под руку и повела к лестнице.


добавлено Gihangir - 14.09.07 - 14:49
Подсонух

- А... э... нет, - юноша густо покраснел и решил воспользоваться столь неожиданным поворотом дел. - Мне позволили занять одну из свободных комнат, вы не подскажете, у кого можно взять ключи?
-Ключи ? - девушка взглянула на парня с интересом - если комната свободна, зачем же ей замок? а нет замка - нет и ключей. Или - она понизила голос, нарочито заозиралась по сторонам - у святого отца... или скорее брата...младшенького... с собой масса всего ценного ?
Остмеявшись, девушка крепче стиснула локоть Подсолнуха и потянула его за собой.
- Я вам покажу, сударь, все свободные апартаменты, так мы их называем. А вы уж вольны занять любые. Если Рулан разрешил, конечно. БОльше пока ничем помчь не могу. Дела, дела. дела...
- Значит, у вас здесь уже не совсем... гостиница, - усмехнулся клирик. - Ах да, простите, что не представился... рассеян по природе. Теренс... м, просто Теренс. Хотя здесь, кажется, всем известно гораздо больше, чем кажется, в том числе и кто я, и зачем прибыл... в принципе, можно и на "ты", если, конечно, вы не против.
-На "ты" - очень натурально ужаснулась девушка - как можно ? С таким импозантным господином? А, впрочем, была не была. Давай на "ты". Уж не взыщи с бедной сиротки, хорошим манерам улица не научит. Правда, быстро учит вежилвости. Ну да ты сам в этом скоро сможешь убедиться. - она улыбнулась- А я - Марка. И тоже совершщенно просто Марка. Я тут пока больше на посылках. Подай, принеси, отведи. Вот кстати и свободные комнаты.
Девушка широким приглашающим жестом указала в сторону трех крайних дверей в коридоре.
-Окна вот этих дух выходят во двор, а вот эта - на улицу. Вы... то есть ты... больше любишь незаметно входить или выходить ?
- Да нет... - немного растерялся священник. - К чему мне прятаться? И от кого? - впрочем, возникшая внезапно в голове мысль о пани Ансеме заставили его тут же усомниться в собственных словах. - Наверно, займу ту, что смотрит на улицу - все интересней из окон глядеть. Спасибо тебе, Марка. Всякая добрая душа благословлена Триединым, - он тепло и открыто улыбнулся. - Если тебе нужно спешить, то более не задерживаю, конечно... хотя у меня, как у всякого новоприбывшего, накопилось много вопросов... и вот, все ищу, кому их можно было бы задать, - он немного неловко развел руками и почесал рыжую макушку. - Все вокруг так заняты...
-У нас все всегда заняты. Особенно когда делать нечего - подмигнула она - Может и я смогу тебе чего подсказать, Теренс. Только спрашивай быстрееЮ а то и меня и правда ждут.
- Что у вас здесь в последнее время творится? Может, знаешь, кого болезнь прихватила, у кого беда какая-то стряслась?
-Вот так вопрос. Ты мне по душе - я тебя научу. Выходишь на улицу, хватаешь первого попавшегося за руку и начинаешь ему помогать. Если он не в беде, значит болен. Если и не болен, так всяко не в себе - Марка расхохоталась насмешливо и немного зло - Это Кварталы, сударь. Хотя... странное стало что-то на улицах последние пару дней твориться. Люди пропадают. А потом находятся. Да так, что лучше бы и не находились. Рулан сам не свой ходит. Вам...тебе бы лучше поговорить, кто больше знает и поопытнее несмышленой уличной девчонки.
- Вот как... - парень задумчиво покивал, - спасибо. А где можно найти особу, называемую Алитой? Мне сказали, что она знакома с моим предшественником здесь, а мне хотелось бы с ним пообщаться...


добавлено Gihangir - 15.09.07 - 12:04
Зоран
Серый свет вечерних сумерек едва пробивался сквозь заросшее пылью окно, когда Зоран поднялся с заскрипевшего стула. Погружение в глубокую медитацию ничего не дало, похоже, его прибытие в Старый Город осталось незамеченным. Но некромант не обманывал себя, его собратья по ордену, постоянно шпионящие друг за другом, наверняка вскоре заинтересуются, куда он пропал. И хотя Зоран старательно запутал все возможные следы, отправляясь сюда, следует быть готовым к неожиданным встречам. А сейчас пора приступать к выполнению основной задачи. Черный Маг, не удержавшись, довольно потер руки. Безграничная скука и ледяная тоска, поселившиеся в пустоте, оставшейся на месте давно потерянной души, были вечными спутниками некроманта. Будучи не вполне живым, он был лишен возможности предаваться тем тысячам мелких радостей, которые придают видимость смысла существованию ничтожных смертных (и ничуть не жалел об этом), к которым Зоран испытывал глубочайшую ненависть и презрение. По его искреннему убеждению, смертные являлись рабами по сути своей, рождались такими, и с самого детства искали себе повелителя: сперва родителей, потом учителей, потом иных хозяев. В случае, если не удавалось найти подходящего повелителя, или поднявшись достаточно высоко по бесконечной спирали помыкания низшими и преклонения перед высшими, чтобы возомнить хозяином себя, они сотворяли повелителя себе сами, в себе самих. И поэтому они были пригодны только как сырье для создания более совершенных форм – нежити. Зоран очень надеялся, что поиск в Старом Городе не заставит его общаться с этими насекомыми, расспрашивать их, потакая их примитивным инстинктам вроде жадности, выуживая крупицы информации из потоков бессмысленного бреда, составляющего основу их существования. Впрочем, всегда остается надежное средство убеждения – страх. И, разумеется, всегда можно привести смертного в более логичную и понятную форму, просто убив его, и только потом вести расспросы и отдавать приказания.
Впрочем, к своим коллегам Зоран относился немногим лучше. Ненавидел тех, кто был сильнее его и презирал слабейших. Ненависть, самое сильное и ясное чувство, была единственной доступной бездушным некромантам эмоцией, и составляла основу их существования и существования их Ордена. Все остальные чувства, с которыми так носятся смертные – ложь и бессмысленная суета. В Ордене все ненавидели всех, и это было честно и всех устраивало. Чтож, в случае своего успеха, и если предчувствие не обманывает его, Зоран обретет очень большую силу. И он не так глуп, чтобы тут же кинуться размахивать обретенными возможностями перед носом конкурентов. Нет, он сразу же и, возможно, на долгие годы скроется в самом тайном из своих убежищ. Хоть и подготовленное на случай возможного срочного бегства от каких-нибудь неожиданно оказавшихся сильнее, чем было рассчитано, врагов, это логово вполне подходило и для данной цели. И выйдет он оттуда только когда полностью освоит новую силу, когда она станет неотъемлемой частью его самого. И тогда его обожаемым коллегам останется только склониться или умереть уже безвозвратно. Впрочем, Зоран был абсолютно уверен, что прекращение бытия не выберет никто. Вырази покорность оказавшемуся сильнее, затаись, обзаведись союзниками и, дождавшись подходящего момента, ударь в спину, заодно при этом избавившись и от союзников, прежде чем они успеют предать тебя – таков принцип действий любого некроманта. Но зато это все обещает Зорану долгие годы увлекательнейших войн и интриг, позволящих ему забыть о скуке.
Тряхнув головой и отогнав не вовремя пришедшие мечты, маг кое-как стряхнул со стоящего в углу корявого стола пыль и принялся за дело. Вскоре на столе стало выстраиваться странное сооружение из кварцевых дисков, соединенных запутанной паутиной проволоки из различных металлов. В центре, над ванночкой с мелким песком, застыли, настороженно подрагивая в хрупком равновесии, несколько тускло-серых кристаллов. В данный момент они пропускали через себя поток струящейся из неведомого сердца вселенной энергии, дающей силу заклинаниям, и были готовы качнуться от малейшего завихрения в этом потоке, прочертив по песку линии и дуги, по которым опытный маг сможет многое прочитать о любом сотворенном поблизости заклинании, превосходящем по силе заговор деревенской бабки, лечащей бородавки.
Теперь можно и прогуляться до эпицентра того давнего взрыва, осмотреться там, возможно поговорить с тенями умерших и, главное, постараться, пока не применяя активных поисковых заклинаний, по одним ощущениям, определить хотя бы суть погулявшей тут силы. Проще всего если это окажется гость из Вечной Ночи, какой-нибудь могущественный дух, или, к примеру, лич. Общению с подобного рода сущностями любой некромант посвящал большую часть своей жизни. Сложнее, если там сработал какой-то артефакт. Правильная осада мощного артефакта, полное распутывание составляющих его силы и управляющих ей заклинаний может потребовать много времени. Ну все, хватит гадать. Подойдя к двери маг оглянулся на раскорячившееся на столе подобно диковинному пауку магическое устройство. Оставить так? Прибор с такой шириной канала силы совсем не просто украсть, но некроманту совсем не хотелось, вернувшись, увидеть развалины дома и обгоревший труп какого-нибудь воришки. Мало того, что на создание нового детектора уйдет много времени, так еще и взрыв неизбежно привлечет ненужное внимание. Посадить сторожевого призрака? Тоже не годится, это все равно, что оставить визитную карточку. Немного подумав, Зоран поднял руку и вычертил в воздухе замысловатую фигуру, произнеся заклинание Малой Смуты. Заклинание было несложным и достаточно широко известным, но теперь любой, оказавшийся поблизости от дома, немедленно ощутит паническое желание убраться отсюда как можно скорее. Удовлетворенно кивнув, маг вышел из дома и плотно прикрыл дверь и, выйдя из переулка, зашагал по улице. О своей маскировке он решил особо не беспокоиться, все равно, любой из Черных Магов, или, к примеру, достаточно сильный экзорцист раскроет любую маскировку. А для любых обычных поисковых заклинаний он был практически невидим. Одно из преимуществ пустоты бездушия. Если кто-то что-то и разглядит, все равно ничего не поймет.

Там, где ступил мой конь - трава не растет
ПрофайлОтправить личное сообщениеВернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
ОтветитьСоздать новую тему
 

Цитата не в тему: Дьявол: Плохо не пить, плохо нажраться.
Wind0fChange: "Плохо не пить" "Не пить -- плохо", золотые слова.
Упрощённая версия / Версия для печати Сейчас: 30.05.20 - 22:05