Вход  ::   Регистрация  ::   Забыли пароль?  ::   Правила
Тема закрытаСоздать новую темуСоздать новое голосование

> Конкурс прозы #3, Тема: "Города и дороги Тамриэля"

 
varjag
  post 03.02.10 - 23:36   (Ответ #1)
Пользователь offline

-----


Варяг
Группа: Обыватель
Сообщений: 1 049
Репутация: 434
Нарушений: (0%)
Общественность наконец-то дозрела до нового конкурса прозы (пока количественно). Поехали!


Тема: "Города и дороги Тамриэля".

Работы принимаются до 12 апреля, 12:00 Мск. Для того, чтобы прислать рассказ на конкурс, Вам необходимо зарегистрироваться на форуме. Произведения принимает varjag (Варяг) через личные сообщения (PM). Можно частями.


Краткие правила:

- Рассказы должны быть связаны с миром TES и соответствовать теме.
- Каждый участник может прислать сколько угодно произведений, но итоги голосования по нескольким рассказам для одного автора суммироваться не будут.
- Объём рассказа - от 10'000 до 40'000 знаков.
- Присылаемые рассказы не должны быть нигде опубликованы ранее.
- Если автор будет открыто указывать своё авторство до окончания голосования, его творения (которые раскрыты) будут исключены из конкурса.


Принятые произведения varjag (Варяг) случайным образом пронумерует и выложит для голосования под номерами, дабы оценивались только рассказы вне зависимости от личностей авторов.

P.S. Предварительная заявка НЕ обязательна. Можно присылать работы "по-тихому". wink.gif

Впрочем, открыто своё желание об участии высказали следующие камрады:
>> Quizi
>> APuCTOKPAT
>> Lord Draren
>> sword
>> Кагренак
>> Qui-Gon-Jinn
>> rajah
>> Кэр воин тьмы
>> Xap3K
>> Hrundi
>> Бран Сухая Рука
>> Winterdust


Система голосования:

У каждого голосующего есть три плюса и один минус. Можно отдавать не больше двух плюсов одному рассказу. Можно вообще раздать не все имеющиеся плюсы и минусы.

Итоги подведены 18 мая. Итоги угадайки объявлены 27 мая.


Итоговое распределение мест:

1. Рассказ №4 (Фреска) - 11 плюсов, автор - ____ (Ljuton)
2. Рассказ №2 (Небольшое поручение) - 9 плюсов,          автор - sword
3. Рассказ №6 (* * *)                               - 4 плюса,             автор - Qui-Gon-Jinn

4. Рассказ №1 (* * *) - 1 плюс,                                                     автор - Кинарет
5-6. Рассказ №3 (Имперская кираса) - 0 плюсов,                          автор - Quizi
5-6. Рассказ №7 (Дорога Тамриэля) - 1 плюс, 1 минус (0 баллов), автор - Hrundi
7. Рассказ №5 (Неудачная встреча) - 1 минус,                                автор - Xap3K


Победителем Угадайки становится Hrundi, угадавший (внимание!) целых ПЯТЬ авторов! Из шести (т.к. седьмой - он сам).  clapping.gif
За ним с большим отрывом расположились:

2. ____ (Ljuton) - угаданы 2 автора из двух предположений.
3. Qui-Gon-Jinn - угаданы 2 автора из пяти предположений (себя не в счёт).
4. Quizi - 1 точное попадание (из 1).
5. Wind0fChange - 1 попадание (из 4).


Самыми узнаваемыми авторами стали:
1. sword  - был угадан 4 читателями из 5.
2. Xap3K - 2 из 3.

Остальных угадали ровно по одному разу.

Сообщение отредактировал varjag - 27.05.10 - 22:36

"Без ложной скромности замечу
Я гениальный человек
А то что ничего не создал
Так я был занят и болел"
ПрофайлОтправить личное сообщениеВернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
 
varjag
  post 14.04.10 - 12:38   (Ответ #2)
Пользователь offline

-----


Варяг
Группа: Обыватель
Сообщений: 1 049
Репутация: 434
Нарушений: (0%)
Рассказ №1
(автор - Кинарет)

user posted image

     * * *

...Что есть дорога?
Пыль под стоптанными башмаками или таинственное начало приключения?
Тяжелая надобность или веселая прогулка?
Тедрин Бренур, молодой храмовый послушник стоял в нерешительности перед развилкой трех совершенно одинаковых дорог, одинаково заросших трамой и колючками и одинаково недружелюбно выглядевших. Данмер сцепил пухлые пальцы на кругленьком животе и погрузился в раздумья. Мастер Тульс Вален из альд’рунского Храма ничего не говорил об этой развилке, а в пыльных дорогах Пепельных земель коренной уроженец Аскадиан был не особо искушен.
Все же знамения от Богов ждать было бы еще дольше, чем возвращаться и переспрашивать, и Тедрин, махнув рукой, направил свои стопы по средней тропе.
На радость данмеру, солнце, редкий гость в этих бесплодных каменных утесах, видимо, решило сделать служителю Альмсиви подарок и скупо мазнуло лучами по чахлым безлистным деревцам и огромным кустам колючей трамы. Крутые серые склоны фояды безмолвствовали, что вызвало бы подозрительность у любого путника, привыкшего к дурным шуткам эшлендского ветра. Но послушник Тедрин хаживал по таким путям в одиночку впервые и, если бы не строгий приказ наставника проделать путь пешком, ни за что бы не сбивал башмаки о треклятые камни.
Безо всякого предупреждения, солнце скрылось и базальтовые склоны гор угрожающе нависли над Тедрином, серостью и готовностью придавить напомнив тому Ординаторов. Послушник, пытаясь приободриться, забубнил под нос что-то из Кантат, но даже шепот разнесся по ущелью эхом, многократно отражаясь от камня, и вернулся обратно уже насмешкой.
По хмурому склону скатился камешек, вновь нарушая мертвенную тишину фояды.
Поднимался ветер.
Мелкий сероватый песок, покрывавший дно ущелья, заволновался, пробежал волнами. Новый порыв ветра обжег лицо твердыми песчинками.
- О, святая Альмалексия, - простонал Тедрин, поднимая капюшон мантии и надвигая его на глаза. – Только не буря.
У самой Альмалексии, видно, были дела поважнее, чем какой-то послушник, застрявший в фояде прямо посреди пепельной бури.
Ветер усиливался. Данмер, сгорбившись, брел, глядя под ноги и закрыв нос и рот ладонью. Буря неистовствовала – за пару минут ничего уже не напоминало о почти ощутимой тишине ущелья. Песок хлестал по неприкрытым рукам и щекам, болезненно обжигая кожу прикосновениями. Каменные стены, через завесу песка казавшиеся алыми, завывали и стонали на все лады, пропуская через трещины на склонах ветер.
Тедрин жался к склонам, пытаясь найти хоть какое-то укрытие, но проклятая фояда была совершенно гола. Лишь однажды встретился ему на пути трамовый куст, под потоками ветра так сильно размахивающий колючими ветками, что данмер, оцарапав руки, счел за лучше обойти его по другой стороне.
Послушник уж и потерял счет времени, маленькими шажками продвигаясь против ветра, когда его голова, прикрытая капюшоном, натолкнулась на что-то твердое. Удивленно замычав, он отпустил одну руку ото рта и песок тут же больно хлестнул по губам. Изо всех сил сдерживая себя, чтобы не открыть рот, произнеся проклятие буре, Тедрин повел рукой вдоль шероховатой поверхности камня, которая окончилась скругленным углом, и данмер почувствовал под  ладонью дерево.
Это, без сомнения, был вход. Неизвестно куда, но послушник скорее предпочел бы умереть в тихом и прохладном месте, чем задохнувшись песком посреди Эшленда. Тедрин с силой толкнул дверь, которая – слава Троим, наконец-то они смилостивились над верным последователем – открылась, хоть и неохотно, и ввалился внутрь, сразу же захлопнув дверь  и привалившись к ней спиной.
Тишина помещения тут же оглушила, а прохлада и влажность заставила данмера осознать, как же болит израненная кожа рук и лица.
- М-м-м, - пробубнил Тедрин, пытаясь почесать горящие огнем ладони и отплеваваясь от песка.
Еще пара минут ушли, чтобы прочистить от того же мерзкого и мелкого песка нос, уши и попытаться выбрать его из волос.
Глаза, тем не менее, жутко жгло; видно, хотя послушник старался прикрывать их, как умел, все же треклятый песок нашел лазейку.
Когда все же слезящиеся глаза привыкли к полумраку огромной круглой комнаты, границами терявшейся где-то в темноте, данмер краем уха услышал тихое перешептывание:
- Иди посмотри, кто это.
- Сам иди. Мне наплевать.
- Тебе наплевать? А если это моровой монстр?
- Если бы это был моровой монстр, он бы не выжидал так долго и уж тем более не поминал бы Альмсиви, черт бы их побрал, глупый ты человек.
- Если уж ты такой гордый, то с чего бы тебе сидеть в одной комнате с человеком, а?
- Я пришел сюда первый!
- Но услышал бурю первым я!
- Уши коротки!
- По крайней мере, морда не синяя!
Голоса набирали силу – полный, густой, принадлежавший, скорее всего, или имперцу или бретону, срывался на крик – умелый, далеко разносящийся, который бывает у командующих крупными отрядами. Второй же голос, холодный и надменный, не давал спутать своего хозяина-данмера ни с кем другим и постепенно переходил в болезненно отдающийся в ушах фальцет, который часто бывает у специалистов в Колдовстве.
- Кто здесь? – слабо подал голос  от двери Тедрин, хотя это и так было понятно.
- Болван, ты нас обнаружил! – злобно зашипел высокий голос.
- Заткнись, - оборвал его другой. – Мы добрые путники, кто бы ты ни был. Вернее, я добрый, а этот красноглазый культист, скорее всего, злой. А кто там у дверей? Выходи, мы не сделаем тебе зла!
- Я могу сделать, - мрачно пообещал второй голос.
- Я Тедрин Бренур, - представился данмер, все еще отплевываясь от песка. – Я послушник из Храма триединых Альмсиви в Вивеке, да светятся их имена. Я попал в бурю на пути в Молаг Мар и, кажется, скоро лишусь зрения.
- Может это заставит тебя прозреть в вопросах веры, - пробурчал высокий голос. – Мало того, что уже битый час сижу с этим любителем Акатоша, так еще храмовника мне тут не хватало.
- Я, по крайней мере, уважаю чужие верования, - огрызнулся другой. – И знаю, что человеку, попавшему в беду на Пустошах, нужно помогать.
- Расскажи об этом Эшлендерам, - мрачно усмехнулся голос.
Кто-то зажег факел на стене, осветив часть комнаты неровным, мерцающим светом. В нем Тедрин разглядел говоривших – один из них действительно был имперцем, высоким и крепким, в темпларском доспехе, прикрытом длинным темным плащом. Именно он зажег факел и теперь сдувал с пальцев искорки заклинания. Второй тоже оправдал догадки  послушника – данмер со весьма таки презрительным и недобрым выражениям лица. Он сидел в позе лотоса, опершись о стену спиной, тоже прикрывшись плащом.
Тедрин поднялся с пола, поклонился мужчинам, сложив на груди короткопалые руки.
- Да пребудете вы во здравии и да осияет вас божественный свет Троих, путники, - с некоторой опаской проговорил обычное приветствие послушник, все еще ощущая во рту солоноватый привкус песка.
- Обойдусь, - буркнул сидящий данмер.
Легионер с недовольством зыркнул на грубияна,  не соблюдающего законы гостеприимства, которые святы и в таком диком месте, как эта велотийская башня посреди моря волнующегося эшлендского песка.
- Доброго здравия и тебе, данмер, - чуть наклонил он бритую голову. – Регулус Трентиус, милостью Акатоша и Императора Рыцарь имперского Легиона из форта Гниссиса.
Послушник быстро заглушил инстинктивную неприязнь к имперцу и выжидательно поднял брови, глядя на второго обитателя убежища.
- Что? – прищурил алые глаза сидящий.
Тедрин обескуражено перевел взгляд на Регулуса.
- Поздоровайся и назови свое имя, невежливый ты подлец, - не выдержал тот. – А потом уже будешь убеждать меня, насколько изысканнее и образованнее ваша длинноухое племя.
- Имя? – фыркнул данмер. – Вот уж не привык бросать свое имя направо и налево, к тому же псам Трибунала – зачем оно тебе, послушник? Проклясть меня и объявить отступником и гнилой коммуничиной на древе древнего и верующего данмерского народа?
- Вовсе нет, - огрызнулся послушник. – А затем, чтобы понять, что передо мной образованный челове, которого коснулась цивилизация, а не находящегося во власти предрассудков и языческих верований.
Легионер ухмыльнулся, уперев руки в бронированные бока – пухлый храмовник показал не милосердие и послушание, а вполне себе нормальную, присущую человеку – а уж меру то и в двойном размере – наглость.
Сидящий данмер еще уже прищурил глаза, превратившиеся теперь в две узкие щелочки, горевшие неприятным темным пламенем.
- Нерети, - сквозь зубы процедил он. – Имя рода скажет тебе больше, чем мое собственное. Да и сам я его начал подзабывать.
- Нерееети? – тут же успокоившись и превратившись опять в смиренного послушника Тедрин задумался, вспоминая влиятельные семьи. – Не ваш ли отец, продли свет Троих его благословенные дни, Фольмс Нерети?
- Он самый, - данмер несколько удивился этому вопросу. – Ты-то откуда знаешь?
- Недавно на ремонт Храма в Альд'Руне некий мутсэра Фольмс Нерети пожертвовал немалую сумму. За это в Храме еженедельно читаются литании о возвращении в свой ум его сына, заплутавшего на дорогах веры и склонившегося к темному греху поклонения демонам Даэдра, - с удовольствием рассказал послушник, знавший, к слову сказать, буквально все храмовые сплетни и сенсации.
Нерети несколько потемел лицом, но удержал себя в руках. Однако Регулус Трентиус хмыкнул:
- Это не за твою ли черную душеньку так усердно надрывают горло лучшие плакальщики Храма, а, Нерети? Что ж, твой отец там храм отстраивает, пока ты  девиц на каменных алтарях режешь?
- Ты бы уж помолчал, короткоухий, - оскалился данмер. – Я на своей земле и поклоняюсь кому хочу. К тому же, надо бы тебе знать, если ты человек образованный, а не только в железе разбираешься, что Прядильщица не приемлет таких глупых и бессмысленных жертв.
Тедрин, к слову, ничуть не удивился религиозным пристрастиям другого данмера – он давно уже заметил наколку паука, чуть высунувшуюся из-за ворота рубахи, зашнурованного доверху.
- Нет, не знаю, - разозлился и имперец. – Не приучен приносить богам жертвы – истинно варварский обычай.
- Но не твои ли боги велели тебе топтать чужую землю? – умело подлил масла в огонь послушник, любитель теологических и межрасовых споров.
Нерети сверкнул зубами в мимолетной ухмылке:
- Истинно так, любитель троицы. Но твои же боги и отдали эту землю под темпларские сапоги.
- По крайней мере, я иду за Троицей по светлой дороге веры, а не сворачиваю на сомнительные тропы порока и греха, где за поворотом поджидает многоногий ужас, которому нужно лишь упиться твоей душой на один короткий момент и бросить тебя, - отпарировал Тедрин.
- Прости, Бренур, - скучающе поджал губы Нерети. – Но я все же не могу верить в существо, вылупившееся из яйца. Из яиц вылупляются только квама и рыбы, это всем известно.
- Нерети и звучит почти как еретик, - надулся послушник.
- Заткнитесь вы, оба! – шикнул на их легионер .
Оба данмера обернулись к Регулусу с горящими взглядами, готовые сейчас же объяснить ему, как он не прав, указываю, что делать, представителям гордой и древней расы, указывающей, что делать другим еще когда его  Септимы командовали, в лучшем случае, армией деревянных солдатиков.
- Слышите? – имперец поднял в воздух палец. – Вернее, чувствуете?
Только тут Тедрину пришло в голову осмотреть свое убежище. В неровном свете двух факелов была видна лишь половина круглого зала с песочного цвета каменными стенами – типичная планировка для велотийской башни.  Остальной полукруг стены скрывался в темноте – где-то там должна была быть лестница на второй этаж  или вниз, в подвал. Послушнику вдруг показалось, что он видит в непроглядной темноте еще более черный провал спуска вниз, но, скорее всего, это была просто иллюзия зрения.
Нерети вдруг шумно потянул носом воздух. Храмовник бессознательно последовал его примеру и вдруг понял, что беспокоило его это время – неприятный запах, которым, кажется, был пропита сам камень, усиливался и сейчас стал вполне себе ощутим.
- Это вы от негодования? – сморщив красиво очерченные ноздри, брезгливо поинтересовался даэдрист.
Легионер свирепо испепелил его взглядом и мысленно втоптал в пол по самые кончики ушей. Тедрин же, не обращая внимания на колкость, продолжал принюхиваться. Сомнений не было – несло оттуда, из темноты, примерно из того места. Где ему почудился проем двери.
Темнота чуть колыхнулась, блеснуло что-то красноватое. Запах стал едким, но ясным. Настоящий воин, встречавшийся с порождениями  Забвения, сразу определил бы его происхождения.
- Помоги нам Дракон, - выдохнул Трентиус. – Да тут же даэдрот!
Как бы подтверждая его слова, из темноты послышалось недовольное утробное рычание и тяжелые шлепки тяжелых лап. Скрипнула стена – послушник как наяву увидел, как где-то там, в густой темноте, даэдрот царапнул кончиком хвоста камень, оставив неглубокую полосу в податливом материале.
- Доорались, доспорились, идиоты, - сквозь зубы ругался Регулус, по сантиметру доставая из ножен меч, стараясь не лязгнуть сталью. – Ты, проклятый культист, отзови эту тварь обратно к тому, что ее породило!
Нерети, бесшумно поднявшийся на ноги и успевший достать из рукавов два узких ножа, при случае сгодившихся бы для метания, огрызнулся, не оборачиваясь:
- Эта тварь не из царства Паучихи, а мерзкое порождение Молаг Бала. К тому же, чтобы отправить даэдрота обратно, надо практиковать колдовство не меньше сотни лет.
Тедрин, стоявший ближе всех к кромке темноты, первый услышал, что шаги стали приближаться. Темнота приобрела очертания, задвигалась, формируя огромную уродливую тень.
В освещенный полукруг высунулась острая морда, неспеша поводящая крокодильим рылом. Мерцающий свет выхватывал из тьмы маленькие злобные глазки, широкий торс, чешуйчатую блестящую кожу, гротескно-длинные руки, достающие до присогнутых колен. Существо урчало, облизывало морду широким языком, явно выбирая, с кого начать.
Трое путиков замерли, превратившись в статуи.
Даэдрот шумно фыркнул и набычил голову, готовясь к разбегу. Бежал он явно на Нерети, но тот и не думал двигаться с места, лишь в алых глазах проблесками сверкали искорки волнения.
- Что ты стоишь там, как чертов истукан! – не выдержав, крикнул имперец.
Данмер и бровью не повел.
Когда чудовище было уже настолько близко, что Нерети мог бы, при желании, пересчитать его острые зубы в раскрытой в рыке пасти, данмер изящно, по-кошачьи вывернулся из-под огромной туши. Не успевший изменить траекторию даэдрот  шумно врезался с стену, громогласно заревев. На пол упало несколько капель непривычно-темной крови.
Нерети появился из-за плеча Тедрина. Как он заметил, ножей в его руках уже не было. Монстр разворачивался, нацелившись уже на имперца.
- Я смогу его ненадолго задержать! – крикнул даэдрист. – Постарайтесь сделать с ним хоть что-нибудь.
Данмер откинул с лица волосы, сложил в определенной последовательности пальцы, начал читать заклинание – нараспев, вплетая в канву слова на давно умерших языках.
Первым порывом послушника было закрыть уши и не слушать, не искушать себя и не проверять свою веру на прочность. Но времени на эти глупости не было, ведь только глупец  надеется а милость Альмсиви, сложив руки.
Слова заклинания, выпеваемые Нерети, словно повисали в воздухе, тяжелые, неприятные. Голос  его срывался на фальцет из-за напряжения, на лбу были видны бисеринки пота.
Даэдрот замедлил свой бег, словно скованный невидимой цепью, угрожающе зарычал и медленно, но верно поплелся к источнику его магических пут.
Имперец быстро подскочил, закрывая собой мага и с силой вогнал клинок куда-то между ребер. Сталь жалобно заскрежетала о заскорузлую шкуру, вошла неглубоко и застряла. Времени у них оставалось все меньше – оба видели, как выбиватся из сил маг, пропускающий через себя потоки Забвения в попытке отправить существо обратно.
И тогда Тедрин сделал один из необычнейших поступков в своей жизни, за который впоследствии даже просил искупления перед алтарем Вивека в родном Храме – послушник ловко, невзирая а пухлую фигуру, запрыгнул чудищу на спину и вцепился крепкими пальцами прямо в маленькие глазки даэдрота. Шипы на спине существа болезненно впились в живот даже через мантию, чудовище зарычало, затряслось и попыталось скинуть шустрого храмовника, шепчущего молитвы вперемешку с ругательствами. Легионер хакнул где-то спереди даэдрота и прямо под мышкой Тедрина вышел окровавленный наконечник лезвия. Существо зашлось в предсмертном крике, высоко закинув зубастую морду и рассыпалось горячими золотистыми искрами, оставив лишь брызги темой крови.
Послушник мешком рухнул на пол, все еще не разжав руки. Регулус тоже тяжело опустился а одно колено и шумно дышал, сжимая рукоять меча, несколько покореженного и заляпанного кровью от основания до самого кончика. Тяжелее всего пришлось, верно, Нерети – он обессилено сидел на пятках, закинув голову. Из носа мага двумя ручейками шла кровь, а руки заметно дрожали.
Со стороны темной половины опять донесся скрежет.
- О, нет, - в три голоса жалобно зашептали мужчины.
Неожиданно осветился весь круглый зал. В темноте действительно оказался проход и виднелись несколько ступенек, ведущих вниз. Одна часть стены задрожала и медленно растаяла, явмв широкую каменную лестницу. Иллюзия брызгами разлетелась по залу, попав и а уставших мужчин.
По лестнице спускалось что-то, отдаленно напоминающее кучу тряпья. Прищурившись, Тедрин заметил, что тряпье все цветастого шелка с вычурными вышивками в виде магических знаков, золотистых солнц и лун. Из-под подола, волочащегося по ступеням, вылетали, потрескивая, фиолетовые сполохи магического щита.
Куча дошла до них, вытащила откуда-то две изящных тонких руки, серых и сухих, откинула от лица что-то вроде капюшона.
Никому не пришлось раздумывать долго, прежде чем узнать Телванни – сухое серое лицо, покрытое вязью татуировки и светящимися знаками Школ рассматривало их с брезгливостью и легким интересом.
- Где мой даэдрот? – соизволил разомкнуть уста Волшебник. Голос его был высоким и красивым, отлично поставленным и годящимся для любых заклинаний.
Легионер печально покачал головой.
- Выметайтесь отсюда, и чтобы я вас больше никогда не видел, - сообщил им Телванни. – У вас пятнадцать минут, пока я буду искать свиток Призыва.
Оба данмера и имперец живо поднялись и поспешно направились к выходу. Нерети с негодованием отказался от руки, протянутой Регулусом и встал сам, опираясь о стенку.
Когда дверь громко хлопнула за ними и по ней прошел сиреневый сполох закрывающего заклятия, троица развернулась, оглядывая фояду.
Буря кончилась.
Дороги  были заметены песком, в котором можно было утонуть по щиколотку. Песок был и в перекрученных ветвях трамы и даже присыпал пирамиды валунов на развилках.
- Слава Альмсиви, - выдохнул Тедрин. – Лишь их божественная длань сберегла нас от смерти!
- Славься Дракон, - предостерегающе поднял кулак Регулус. – Его светлая сила направляла аши удары!
- Все в руках Прядильщицы, - ядовито заметил Нерети.
Послушник пихнул легионера в бок. Даэдрист дал ему оплеуху. Имперец схватил данмера за грудки.
Началась драка.

Вечер клонился к закату. На горизонте  уже были видны горбатые спины силт-страйдеров Молаг Мара. Тедрин Бренур, послушник Храма, шел по пыльной дороге, прижимая к подбитому глазу холодную металлическую бляху пояса. Он что-то бурчал под нос, изредка потирая поясницу.
Было уже темно, когда послушник вошел в высокие ворота города. Редоранские стражи подозрительно оглядели его, но ничего не сказали.
- Как пройти к Храму, добрый горожанин? – дотронулся он до спины высокого молодого человека, который обвязывал запястье тряпицей.
Молодой человек быстро, по-кошачьи обернулся и впился в широкое лицо Тедрина злобным неверящим взглядом. Ссадина на его скуле от четок послушника еще не зажила.
- Я тебя предупреждал… - начал было он.
- Эй, никаких уличных драк! – трубно возвестил совсем рядом громкий голос.
Оба данмера обернулись, не веря собственным ушам.
Нос Регулуса, познакомившийся с кулаками Нерети, угрожающе напух.
- Я вас предупреждал… - зашипел легионер.
Нерети пихнул его в бок. Легионер отвесил послушнику затрещину. Тедрин укусил культиста за запястье.
Началась драка.

Выбрав дорогу, не спеши свернуть.
Кто знает, что ждет за поворотом.
Но заглянуть-то ничто не мешает, верно?

________________________________________________________________________________



добавлено varjag - 14.04.10 - 12:34
Рассказ №2
(автор - sword)

user posted image

Небольшое поручение.

- Пяти будет достаточно... Да-да, пожалуй, именно пяти.
Адриэнн Берен, глава отделения Гильдии Магов, рылась в каких-то бумагах.
Я ждал. Пяти чего? Книг, костей, отрубленных голов? Дама, задумавшись, рассеянно рассматривала свой стол. Я прокашлялся.
- А, так вот. Видишь ли, мне, честно говоря, некогда с тобой возиться, но и написать рекомендацию просто так я не могу. Поэтому я дам тебе небольшое поручение, в общем-то, чистая формальность. Я провожу некоторые исследования, изучаю свойства... хм, неважно. В общем, мне надо пять определенных растений. Они растут в развалинах одной усадьбы неподалеку отсюда. Местные уже успели прозвать их цветами горя. Ох уж мне эта крестьянская поэзия... Так вот, принеси мне пять штук этих цветов, я хочу их изучить. Это прекрасно впишется в мою работу по... хм, да, вот, собственно, таково твое задание. О местоположении развалин можешь узнать у местных. И больше не отвлекай меня по пустякам.
Адриэнн кивнула мне, показывая, что аудиенция окончена, я развернулся и пошел к выходу. И уже у двери услышал:
- Ах да, говорят, по какой-то причине эти цветы появляются только по ночам. Не забывай об этом, когда будешь там копаться.
Ну конечно. По ночам. Так и знал...

До сгоревшей усадьбы я добрался засветло. Во-первых потому, что хотел осмотреться там до наступления ночи, во-вторых, мне помог найденный у дороги бесхозный конь. Это было очень кстати, потому что, лишившись недавно своей лошади, я все никак не мог завести новую. Хозяина коняги нигде не было видно, лошадь выглядела неухоженной и заброшенной, и я рассудил, что не случится ничего страшного, если я ненадолго присвою скотинку. Если даже и появится законный владелец, я просто верну лошадь с извинениями... в крайнем случае отделаюсь штрафом. Тем более, что пегий работяга совсем не возражал против моего общества, и честно довез меня до нужного места. В итоге дорога заняла совсем немного времени, несмотря на то, что пришлось немного поблуждать - полученные от горожан указания были довольно невнятными. Вообще по какой-то причине люди неохотно говорили про это место, а хозяйка алхимического магазинчика, узнав, куда я иду, неожиданно подарила мне пару зелий. Все это несколько настораживало, но отступать уже не хотелось.

Однако, как мне показалось, местные склонны были преувеличивать опасность. "Развалины" оказались маленькой и довольно-таки неплохо сохранившейся усадьбой. Аккуратный двухэтажный домик, несколько пристроек, небольшое поле, заросшее сорняками. Видно было, что какое-то время назад тут случился пожар - от пары сараев остались только обугленные остовы, стены дома местами закоптились, крыша в одном углу опасно просела. Но в целом дом выглядел почти не пострадавшим и даже каким-то уютным. На окнах висели занавески, вроде бы даже чистые. Я прошелся по полю. Сорняков было меньше, чем мне показалось в начале, местами еще даже росла картошка и капуста. Потихоньку я начал успокаиваться. Может, я и в самом деле просто наберу цветов и вернусь? Почему обязательно каждый раз должна случаться катастрофа? Мало ли, что думают суеверные горожане.

Потихоньку темнело. Рядом с одним из обгоревших сараев валялся какой-то сверток, и я подошел посмотреть поближе. Тряпичная кукла в красном платьице. Я поднял ее.
- Отдай, это мое!
Капризный детский голосок заставил меня подпрыгнуть чуть ли не до небес. Выронив куклу, я обернулся, лихорадочно нащупывая меч, ожидая увидеть сонмы призраков, жаждущих моей крови - но это оказался в самом деле ребенок. Обыкновенная человеческая девочка в простой одежке, с чумазенькой мордашкой.
- Ты нашел мою куклу!
Она подняла игрушку и прижала к себе.
- Никого нет дома, а моя кукла потерялась! А я ищу ее, ищу! Спасибо!
Я растерянно смотрел на нее. Получается, тут еще кто-то живет? Девочка выглядела какой-то встрепанной. Я присел на корточки.
- Ты живешь здесь?
Девочка старательно закивала.
- Ага, а еще здесь живут мои папа и мама, и наша собака Джу, и еще наша лошадь Фред, и моя кукла, я зову ее Росинка. Только никого нет дома! А куклу ты нашел.
- А где твои папа и мама?
- Не знаю! Никого нет дома! - она подозрительно посмотрела на меня. - И папа с мамой говорили мне не разговаривать с незнакомцами.
- Я добрый, - заверил я. - Я нашел твою куклу.
- Тогда я должна тебя угостить, - важно заявила девочка. - Ты любишь тыквенные пироги?
- Угу, - кивнул я.
Что-то здесь было не так, и я хотел понять, в чем дело. Если с ее родителями что-то случилось, мне придется забрать ее в город - нехорошо оставлять ребенка одного на заброшенной ферме. Девочка повела меня в дом. Перед тем, как войти, я оглянулся на поле. Уже порядком стемнело, но цветов еще не было. Странно, но в темноте поле выглядело почти ухоженным, казалось, и сорняков на нем не так уж и много. Стараясь не обращать внимания на дурные предчувствия, я вошел в дом.

Внутри было уютно. Уж не знаю, что я ожидал увидеть - разгром, разруху, беспорядок, - но в комнате, куда я попал, все было на местах. Не слишком богато, но чисто, какие-то салфеточки, занавесочки, потемневшая картина на стене... В камине горел огонь. Мне казалось, что я упускаю что-то, но я никак не мог понять, что. Девочка взяла меня за руку и подтащила к столу.
- У меня есть пироги! А вот вино. Папа его любит! А мне не разрешают. Угощайся!
Я сел за стол, девочка уселась напротив, болтая ногами.
- А ты любишь пироги? - спросил я.
- Ага, только я сейчас не хочу. А вино мне нельзя. Папа будет сердиться.
Еда на столе выглядела вполне аппетитно, но я не мог заставить себя прикоснуться к ней. Меня одолевало какое-то непонятное беспокойство.
- И давно ты тут одна?
Девочка нахмурилась. Вопрос ей явно не понравился, мне показалось, она не знает, что ответить. Неожиданно она рассердилась.
- Я не одна! Я живу с мамой и папой, и собакой, и лошадью! Я же сказала! Ты глупый? Просто никого нет дома! И вообще не твое дело!
Я закивал.
- Конечно, конечно, извини, я больше не буду спрашивать. А хочешь съездить в город? Может, там мы найдем твоих маму и папу.
Девочка потупилась.
- Мне нельзя в город.
Я вздохнул. Как-то придется ее уговорить. Ну не оставлять же ее здесь.
- А зачем ты приехал? - спросила девочка. - Сюда уже давно никто не приезжает. Никого нет и очень скучно.
Давно? А ведь правда, мне говорили, что ферма сгорела пару лет назад. И все это время девочка живет тут одна? А где она берет еду? Пироги на столе выглядели свежими. Ну... предположим, у них есть погреб. Просто огромный погреб, целый подвал, битком забитый едой.
- А кто привозит тебе припасы? Или ты сама за ними ездишь?
- Никто ничего не привозит! Никто никуда не ездит!
- Так это ты печешь пироги?
- Нет, мама обещала меня научить, но ее нет дома!
- Тогда откуда эти пироги?
- Я... - девочка растерянно посмотрела на меня. - Не знаю. Они давно тут. Просто я не хочу есть.
Мне было как-то не по себе.

На улице уже совсем стемнело, когда я решил еще раз осмотреть двор. Девочка увязалась за мной, и, пока я бродил между сараями, таскалась позади, тараторя без умолку. Я узнал много всего про ее маму, папу, собаку Джу и лошадь Фреда, но ее болтовня мешала сосредоточиться. Вдобавок куда-то делась моя собственная лошадь. Что-то спугнуло ее? Придется поискать как следует. Впрочем, сейчас это было бесполезно - вокруг усадьбы поднялся плотный туман, ограждая ее, как забором, от остального мира. За его серой стеной я даже ближнего леса не видел. В темноте, да еще в таком тумане, очень просто заблудиться - я все равно не рискнул бы уехать.
Цветы я так и не нашел. Обшарив весь двор и поле с самым мощным заклинанием света, которое было в моем распоряжении, я не обнаружил ни единого растения, хотя бы отдаленно напоминавшего цветок. А ведь мне говорили, что их тут полно. Особенно на развалинах дома. Минутку. Я замер. На развалинах - дома??? Чувствуя, как по коже бегут мурашки, я медленно оглянулся на дом. Аккуратный, уютный, занавески и все такое... Поколебавшись, я спросил про цветы.
- Здесь нет никаких цветов, - удивленно ответила девочка. - Только картошка и капуста.
- И не было?
- И не было!
Мне стало страшно. Очень страшно.

"...чудесный край наполняет душу умиротворением. Воздух на диво свеж; прекрасные виды услаждают взор; и наиболее радостно мне видеть, как расцветает румянцем лицо моей ненаглядной, и слышать звонкий смех нашей дочери. Несомненно, здесь, вдали от суетных забот, мы будем счастливы, время и свежий воздух исцелят наши беды. Я подарил тебе дом, любимая, но если бы ты попросила, подарил бы весь мир."

Я снова вернулся в дом, и сидел теперь в кресле у огня, перелистывая небольшую потрепанную тетрадку ("Папин дневник", - пояснила девочка). В конце не хватало страниц, а имеющиеся в основном были заполнены восторженными описаниями окрестностей - ничего ценного. То есть, ничего такого, что помогло бы прояснить ситуацию.

- Ты теперь будешь тут жить, - девочка говорила скорее утвердительно.
- Эээ, ну в общем, не собирался, - осторожно ответил я, но, кажется, не убедил ее. Да и себя-то не очень убедил. Если туман не рассеется, я в самом деле тут застряну. Не могу сказать, что меня радовала такая перспектива.

Сколько уже сделано, сколько еще предстоит сделать. Жаль, но приходится полагаться на суждения других там, где так хочется действовать самому. Ты сидишь у окна, улыбаясь солнцу, а я готов плакать от умиления... Ах, как бы мне хотелось, чтобы покой и свежий воздух избавляли от любых напастей."

- А что на втором этаже?
Раз дневник не поведал мне ничего существенного, поищем в другом месте.
- Папин кабинет, - охотно ответила девочка. - Но мне туда нельзя.
- Не возражаешь, если я посмотрю?
Впрочем, я посмотрел бы, даже если бы она возражала. Но она только кивнула.

Поднявшись по скрипучей деревянной лестнице, я приоткрыл дверь. Да, в самом деле рабочий кабинет. В отличие от опрятных комнат внизу, тут царил беспорядок. Книги, какие-то счета, обрывки записей - все вперемешку, все разбросано как попало. Кабинет был пуст и я осторожно зашел внутрь. Девочка осталась снаружи и маячила где-то на лестнице. Я наугад просмотрел несколько бумаг.

"...дальше пользоваться нашими услугами, вам следует пересмотреть свое отношение. Лучшие специалисты..."
"...в ответ на ваш запрос сообщаем..."
"...оплачено незамедлительно, или мы вынуждены будем приостановить..."

Кажется, владелец дома вел обширную переписку. Интересно...  Я взялся за следующую пачку. Внезапный окрик заставил меня вздрогнуть. Я поднял голову и едва успел увернуться от оскаленной морды. Собака? Откуда?.. Я шарахнулся к двери.

- Это Джу! - взвизгнула девочка, вцепляясь в меня сзади. - Он не любит чужих!
Она дрожала - еще бы. Судя по виду пса, он был мертв уже пару лет. Однако это не мешало ему сейчас топтаться посреди комнаты и скалить зубы.
- Тихо, тихо, хороший песик, - девочка неожиданно двинулась к собаке. Голос ее звучал совсем тоненько. На миг я растерялся. Пес подобрался и прыгнул.
Думать было некогда. Я запустил в собаку огненным шариком, одновременно выхватывая меч. Пес зарычал, вернее, попытался - но из прогнившего горла вырвалось только какое-то бульканье. Девчонка завизжала так, что у меня заложило уши, я рубанул, отскочил, взмах, уворот...
Вечная беда с этими зомби - сложно убить то, что уже мертво. Но мечом и огнем я как-то прекратил сверхъестественное существование, и останки собаки тут же исчезли, впитались в пол, как будто ничего и не было.
- Он вообще хороший, - девчонка, икая, размазывала слезы, - просто иногда сердитый. Он нас защищает.
Я вытер ей мордашку краем плаща. Кажется, у них была еще лошадь? Это будет сложнее.
- А Фред? Ваша лошадь? Он тоже тут?
Девочка подняла на меня удивленные глаза.
- Но ты же на нем приехал!
О-ох...
Это научит меня, как подбирать чужих лошадей.

Я решил вернуться в кабинет - но не тут-то было. Дверь захлопнулась и не желала открываться. Я перепробовал все известные мне заклятья и способы взлома, но дверь держалась крепко.
- Папа не хочет, чтобы туда ходили, - серьезно пояснила девочка. Я чуть не выругался вслух. Мне уже почти хотелось встретиться с этим папой.

"Время уходит, день за днем, по капле отнимая у меня надежду, и каждый день - еще один клык в хищной пасти, пожирающей тебя, отбирающей тебя у меня. Исследования, осмотры, советы - все тщетно. Любимая, за что мне такое? Что за недуг мучает тебя? Я полагал, что нас ждут тысячи счастливых дней, но времени остается так мало... Так мало! Как мне жить, если ты покинешь меня? О, я не могу, не могу об этом думать"

Странное дело, но недостающие страницы дневника все же нашлись - внизу, в гостиной. Тетрадку, похоже, просто разорвали пополам, и вторая половина валялась в темном углу за комодом. Удивительно, что я вообще ее заметил. Во дворе ничего не менялось - все та же темнота, все тот же туман - и я упорно бродил по доступной мне части дома в поисках... сам не знаю чего. Чего-нибудь. Девочка так и таскалась за мной. Плакать она перестала, но ее жизнерадостность угасла, и она уже не трещала без умолку. Просто болталась позади этаким молчаливым хвостиком. Я не мог истолковать выражение ее лица. В конце концов я снова уселся в кресло, проглядывая дневник.

"...жалкие шарлатаны, напыщенные глупцы! Они требуют денег, все больше денег, но если бы они хоть что-то смыслили! Пустые обещания, никчемные советы! Им, видите ли, нужно время! Сколько времени им нужно, чтобы осознать свое скудоумие?!"

Ровный почерк первых страниц постепенно превращался в невнятные каракули, и разбирать записи становилось все сложнее. Я с трудом продирался сквозь неровные строки.

"...ах, эти кошмары! Не могу спать, нет, нет, не могу спать, не могу думать, не могу больше выносить эту муку, как же я буду жить без тебя?!!"

Я пытался расспросить девчонку, но она лишь угрюмо молчала, глядя в пол. Казалось, она вот-вот опять заплачет, и я оставил ее в покое.

"милая драгоценная Единственная моя!!! как вынести это, как я буду жить Без Тебя???? Я должен Что-то сделать!! милая, Любимая, как ты можешь так поступить со Мной???? Ты не можешь Оставить меня!! Я должен Должен - должен что-то Сделать!"

Несколько листков были заполнены зашифрованными расчетами, которые я даже не пытался понять. Чтение затруднялось еще и тем, что автору, похоже, временами надоедало писать, как полагается, и он располагал строчки вертикально, диагонально, а то и вовсе какими-то загогулинами.
Тем удивительнее было снова наткнуться на страницу, исписанную ровными твердыми буквами.

"Решено. Сейчас, пока ты еще спишь. Пока твое забытье не стало смертным сном. Все готово. Я знаю, ты поймешь. Я сохраню твою душу, пока не найдется способ вылечить твое тело. Ты уйдешь в мир грез, но ты будешь жить. Мы обманем время, любимая. Обманем время.
Ты тихо вздыхаешь во сне. Слезы падают из моих глаз, когда я думаю, что ты можешь больше никогда не взглянуть на меня, не улыбнуться мне. Я умою своими слезами этот кристалл. Если бы ты видела, как он красив! Он достоин твоей души.
Я знаю, ты не одобряешь такие вещи. Но я не могу смириться с мыслью, что ты можешь меня покинуть. Я знаю, ты бы поняла меня.
Твое дыхание стало громче, твои ресницы затрепетали. Надо решаться. Сейчас. Пока ты еще спишь.
Сладких снов, любимая. Сладких тебе снов."


В доме повисла тишина, и потрескивание огня в камине не нарушало ее, а лишь подчеркивало. Я подумал, что ни разу за все это время не пришлось подкидывать дров.

- Я плакала, и папа запер меня в подвале, - неожиданно сказала девочка. - Он не хотел, чтобы ему мешали.
- И?... - подтолкнул я ее.
- И... я там умерла.
Она помолчала.
- Не сердись на папу. Он хороший, просто...
- Просто?..- тихо спросил я.
- Пойдем...

Она взяла меня за руку и вывела во двор, к задней стене дома. Там громоздилась куча обгорелого хлама.
- Вот. Здесь. - она слепо шарила руками по земле. - Ты видишь? Видишь?
Я порылся среди обломков и почти сразу же наткнулся на толстое железное кольцо. Взявшись за него, увидел и саму крышку, из толстых добротных досок, окованных железом. Я сгреб обломки в сторону и посмотрел на девочку.
- Иди, - сказала она. Лицо ее было как-то по-взрослому серьезно. - Помоги нам.
- Все будет хорошо, - сказал я, и потянул за кольцо.

Пламя факелов плясало, разбрасывая причудливые тени. Я зажег их все, и только тогда увидел его. Он недвижно сидел у стены, откинув голову назад, и явно был мертв уже давно. Почему-то плоть его не разложилась, а ссохлась, и казалось, он смотрит прямо на меня, хотя я и не смог бы объяснить, откуда взялось это чувство. Похоже, пристрастие к ведению записей не изменило ему и на смертном одре. Повсюду, в обеих комнатах обширного подвала, были разбросаны исчерканные листы. Я подбирал их наугад.

"...что-то подозревает. Все время тискает свою куклу и спрашивает про маму. Что я могу ей сказать? Она не поймет."
"...общественное мнение..."

Хромые буквы ползли неровной чередой. Я бросил листок на пол и оглянулся на мертвеца. Он не шевелился, но странный холодок пробегал у меня по спине, и тишина давила на уши, как плотное одеяло.

"...наконец затихла. Милая, мне кажется, ты хмуришься. Ты сердишься на меня? Но что я сделал, чтобы вызвать твой гнев? Я не хочу, чтобы ты сердилась, любимая. Теперь все свое время я могу посвятить тебе, и только тебе, и сколько ни отпущено мне жизни, всю ее я посвящу тебе."

Две комнаты подвала разительно отличались друг от друга. В первой был обычный склад барахла. Вторая... вторая напоминала то ли святилище, то ли лабораторию. Загадочные предметы и аппараты (мне недоставало образования понять, для чего они), плотный занавес на дальней стене. Посередине комнаты стоял стол с каким-то искрящимся устройством. Я подошел поближе. Строго говоря, это было не совсем "устройство", то есть не механический предмет. На затейливой металлической подставке покоился камень или кристалл, черно-фиолетовая поверхность его искрилась в свете факелов, а сердцевина состояла словно из ожившего света, переливавшегося блистающими потоками где-то там, глубоко внутри темной оболочки. Танец светящихся струй внутри камня завораживал, и я едва смог отвести взгляд.
Исписанные листы были и тут, налетевший сквозняк взметнул их, закружил. Я поймал один листок. Буквы прыгали, как в горячечном бреду, и от их пляски кружилась голова.

"Наверху бушует огонь. Кажется, я поджег дом. Неважно. Какая теперь разница? Как я был глуп! Это письмо, "о способах излечения", как насмешка. Так мало времени надо было подождать! Что же я наделал, что я наделал! А теперь, как вернуть тебя к жизни? Или разбить проклятый кристалл, отпустить тебя? О нет. Нет. Я не могу. Не могу. Ты - все, что у меня осталось. Пусть огонь очистит мои прегрешения."
"Все кончено. Я слишком слаб - я бежал от огня. Но я обожжен и истерзан, не могу уйти и нет лекарств. Я умру здесь. Что же я наделал..."
"Вместе. Вместе навсегда. Время не властно над нами. Ты бы поняла меня. Ты бы поняла. Ты и я, мы с тобой, вечно. Вечно. Навсегда. Да простит меня чистая твоя душа..."

Я задумчиво дотронулся до кристалла на подставке. Он казался теплым, как будто живым, и отозвался на мое прикосновение сполохами искр. Покосившись на неподвижного мертвеца, я осторожно отодвинул занавес, загораживавший дальнюю стену.

Бархатный постамент, дорогое дерево, позолота. Крышка из узорчатого стекла. Саркофаг, стоявший в небольшом алькове, тянул на половину стоимости дома. Снова налетел сквозняк, играя пламенем факелов. Я нерешительно коснулся железных защелок и оглянулся на мертвеца. Он оставался нем и недвижен, и я поднял стеклянную крышку.
Она была там... конечно, она была там. Миловидная, довольно молодая, не то чтобы обладающая блистательной красотой, но, пожалуй, было в ней что-то... Обещание тепла читалось в мягких очертаниях ее лица, тепла и по-настоящему домашнего уюта, обещание покоя и блаженства, которое не могут дать изысканные красавицы, слишком утонченные для настоящей страсти... Она была бледна, но не казалась умершей, скорее, спящей. На ее лице играли тени и отблески факелов, и казалось, она улыбается.

Я еще раз оглянулся на мертвеца у стены. Пожалуй, отчасти я его понимал.
И еще, кажется, я понял, что от меня требовалось.

Сняв с подставки камень, я еще раз вгляделся в него... Внутри кристала вспыхивали и гасли огоньки - игра света, игра неведомых сил? Любящая и страдающая душа? С кристаллом в руках я подошел к спящей. Она была совсем, ничуть, непохожа на мертвую. Казалось, пройдет мгновение, и она вздохнет, откроет глаза. Я не мог заставить себя разбить камень. Это означало убить ее навсегда - я не мог решиться на такое, даже если нынешнее ее существование было лишь тенью жизни. Неужели и вправду есть лишь один выход? Осторожно я вернул кристалл на подставку. Неожиданно зашипел, затрещал один из факелов, и в гробовой тишине подвала этот звук показался оглушительным. Я снова посмотрел на женщину. Она уже не казалась улыбающейся. Страдание застыло в чертах ее лица, казалось, она молит или плачет о чем-то... или смотрит вечный, кошмарный сон вместо обещанной сладкой грезы. Я провел рукой по ее белому лбу, наклонился над ней, и, повинуясь какому-то безотчетному побуждению, коснулся губами ее холодных губ.

Треск! Сзади что-то оглушительно щелкнуло. Я рывком распрямился и обернулся. Очередной порыв ветра, заставивший чадить все факелы в комнате, сорвал с потолка давно потухшую масляную лампу. Должно быть, веревка, на которой она висела, совсем сгнила. Мне показалось, что мертвец у стены смотрит на меня с лютой ненавистью. Его рука поднялась медленно, как во сне - или мне это показалось? Несколько факелов погасли и в яростной пляске теней и света я уже не мог понять, что есть на самом деле. Но пока мой разум медленно осознавал увиденное, отреагировало мое тело - я выхватил меч и шарахнулся, защищаясь.

Надо ли говорить, что я задел подставку с кристаллом.
И конечно, подставка опрокинулась.
Я дернулся, пытаясь поймать камень, но он лишь скользнул по моей ладони сверкающей рыбкой, и, ударившись о каменные плиты, разлетелся ослепительными брызгами.
Я выругался и тут же заткнулся. Это звучало слишком святотатственно. Как будто ругаться в храме.

Облегчение... И даже радость. Я ощутил все это, но это было не мои чувства. Моим собственным чувством был страх, почти паника, но я как-то взял себя в руки, затолкав все это подальше в глубину сознания. Позже страх вернется - кошмарами и бессонными ночами, но сначала я выберусь отсюда.

Ветер улегся. Я повернулся к женщине. И невольно попятился, увидев, как плоть ее сжимается и опадает с костей, как тлен пожирает то, что обманом было у него отнято. Натолкнувшись на стол, я остановился и оцепенело смотрел, как время забирает ее, возвращая в извечный круг жизни и смерти.
Сзади раздался какой-то хруст и шорох. Подпрыгнув, я обернулся, ожидая чего угодно, но мертвец у стены всего лишь рассыпался кучкой сухих костей. Время будто спрессовалось для этих двоих, и, забрав принадлежащее ему по праву, не остановилось и продолжало уничтожать - ради мести? В назидание? Или то был акт милосердия? И муж, и жена, теперь выглядели так, будто после пожара прошли столетия.
Я смотрел, не в силах пошевелиться.
А потом меня вырвало. Я едва успел выскочить из комнаты.

Оставалось найти ребенка. Где-то здесь должна быть эта девочка.

Я снова зажег все факелы. У меня тряслись руки и я не рискнул бы творить волшебный свет, да и вообще какие-либо заклятия. Я просто не мог сконцентрироваться на заклятиях.

Конечно, она была здесь. В глухой потайной комнате - маленькое тельце, скрючившееся у стены. Красное платьице, почти такое же, как у куклы. Ей уже ничем нельзя было помочь. Разумеется, я нашел ее не сразу. Но подвал был не так уж велик, а я тщательно осмотрел каждый камень. Ключом к потайной двери оказался один из свечных канделябров. Когда дверь открылась, я на всякий случай подпер ее парой тяжелых ящиков.

"Дорогой Акатош! Мама сказала, ты самый сильный. А еще она сказала, когда трудно, надо молиться. Я буду молиться и все напишу, чтобы ты лучше запомнил. Папа запер меня тут без воды и еды. И теперь я, наверное, тут умру. Я не боюсь, мама говорила, что не надо бояться. Пожалуйста, сделай так, чтобы мы все были вместе, и мама, и папа, и я. И пусть мама больше не болеет, а папа не будет злой, и пусть у нас будет дом, как хотел папа, и много-много цветочков, как хотела мама. И пусть кто-нибудь найдет мою куклу, я выбросила ее в окно, когда папа тащил меня сюда. Пусть кто-нибудь ее найдет и нам поможет. Пожалуйста, сделай так, чтобы снова все стало хорошо. Я оставлю этот листочек на виду, чтобы ты быстрее его прочитал. А ошибки я проверила."

Выбравшись из подвала, я не сразу понял, где нахожусь. Теперь и следа не осталось от уютного домика, который встретил меня в начале. На его месте громоздились обугленные развалины, черные обгоревшие балки тянулись к предутреннему небу, как уродливые пальцы, и я отчетливо различал запахи старого пепелища, сырости, запустения. У меня было ощущение, что я очнулся от дурманного сна. Туман развеялся, и я хорошо видел заросшую дорогу, по которой добрался сюда. Мне хотелось убраться подальше, но было еще не время. Оставалось еще кое-что. Вздыхая, я полез обратно в подвал.

Я похоронил их. Нашел старую лопату и выкопал во дворе три могилы. Две побольше, одну поменьше. Это была трудная, и грязная работа, и свой плащ я оставил там, но я должен был это сделать. Я не знал, какой полагается ритуал, поэтому просто засыпал их землей, мокрой от росы, и молча постоял перед могилами, отдавая дань уважения усопшим. И неожиданно среди обугленных стен, среди перемешанного с землей пепла, я увидел какие-то голубые искорки, и с изумлением понял, что это цветы - они поднимались над пеплом, раскрывались один за другим, мягко мерцая в предутренних сумерках. Я подошел к пепелищу, присел на корточки. Цветы все, как один, повернули ко мне свои крохотные личики, и мне показалось, я услышал: "Папа и мама, и собака Джу, и лошадь Фред...". Я улыбнулся. Мне стало легко, как будто в первый раз за ночь я сделал что-то правильно.

Небо светлело. Долгая ночь заканчивалась, и пора было возвращаться в город.

Конечно, перед тем, как уйти, я насобирал цветов. Рекомендация же.

Сначала я хотел оставить себе один цветок, но потом решил, что это слишком сентиментально. Да все равно я бы  потерял его. Так что я отдал их все, не вдаваясь в подробные объяснения, и, получив заветную подпись, отправился дальше. Еще какое-то время мысли о сгоревшей усадьбе и ее обитателях блуждали у меня в голове, но потом их вытеснили другие хлопоты и заботы. Может, оно и к лучшему.
Надеюсь, этот дом никогда мне не приснится.

                                    ***

"Что касается вышеупомянутого растения, то предоставленные образцы оказались малопригодны для изучения вследствие стремительного увядания, граничащего с распадом. Позднейшие попытки добыть дополнительные экземпляры не увенчались успехом, и нам остается лишь сделать вывод, что вышеупомянутое растение являлось малоизученной аберрацией и не подлежит рассмотрению в рамках данного исследования."

________________________________________________________________________________


Сообщение отредактировал varjag - 27.05.10 - 22:28

"Без ложной скромности замечу
Я гениальный человек
А то что ничего не создал
Так я был занят и болел"
ПрофайлОтправить личное сообщениеВернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
 
varjag
  post 14.04.10 - 13:23   (Ответ #3)
Пользователь offline

-----


Варяг
Группа: Обыватель
Сообщений: 1 049
Репутация: 434
Нарушений: (0%)
Рассказ №3
(автор - Quizi)

user posted image

Имперская кираса.

Глава I. Воспоминания.

Мягкий лунный свет пробивался через отверстие в каменной стене пещеры. В такие одинокие, как эта, ночи Имперец лежал на гамаке, заложив руки за голову. В такие одинокие, как эта, ночи он вспоминал о тех славных днях, когда вместе со своим лучшим другом-Бретоном он бродил по пещерам, истребляя живущий там воровской сброд, спасал пленных, избавлял шахты от мора. Он помнил все детали своего последнего задания в качестве солдата Имперского Легиона, как будто это было только вчера. Хотя с того дня прошло уже больше десяти лет…
- Что думаешь, Льюис? Это хороший день, чтобы наполнить карманы парочкой сотен септимов? – спросил Алан в своей привычной шутливой манере, закрывая за собой дверь в пещеру.
- Если мы расправимся с этим бездушным злодеем, то повышение в звании – меньшее, чего мы заслужим. Видеть мертвым этого бандита хочет, по крайней мере, половина доброжелательных торговцев Гнисиса. Я слышал, что кто-то из родственников самого Дариуса пострадал от рук этого негодяя.
Низкие своды мрачной пещеры еле освещались настенными факелами, встречающимися тем реже, чем глубже друзья продвигались внутрь. Попутные встречи с бандитами-одиночками не создавали больших препятствий для легионеров: Алан был прекрасно обучен владению длинными и короткими клинками, а чародей Льюис знал множество заклинаний, боевых и защитных, что обеспечивало друзьям значительное преимущество в битвах. Истребляя на своем пути отдельных бандитов, они добрались, наконец, до деревянной двери, ведущей, в сердце пещеры, где и ожидалось самое сильное сопротивление.
- Видишь это? – Льюис указал на дверь, края которой еле светились зеленоватым, - на нее наложено отравляющее заклятие. Ничто не скроется от опытного взгляда мага. - Сказав это, Бретон прочитал заклинание, снимающее все негативные чары. Следующее заклинание отперло дверной замок.
- Кто знает, что ожидает нас там, - сказал Алан, после чего достал бутыль с ярко-фиолетовой жидкостью и допил остаток эликсира. Это зелье часто берут в дорогу воины, чтобы в ситуациях, подобных этой, укрепить силу и выносливость, необходимые каждому уважающему себя легионеру.
Не размышляя долго, они распахнули дверь.
В центре каменной пещеры, стены которой образовывали полукруг, горел большой костер, вокруг которого расположились трое бандитов. Даже яркости костра не хватило, чтобы полностью осветить уходящий во мрак каменный потолок. Друзьям повезло – они застали бандитов пьющими - по-видимому, за свое последнее успешное ограбление. Выставив перед собой меч, Алан устремился на ближайшего врага. Льюис, не мешкая, сосредоточился на каком-то сильном заклинании – пространство вокруг него начало искриться и трещать. Главаря шайки было трудно не отличить: почти все тело Нордлинга защищала изысканная костяная броня, и только ноги и предплечья покрывали щитки из кожи нетча. Также внимание привлекал массивный топор, рукоять которого главарь сомкнул двумя руками. На оружие были наложены неизвестные чары.
Первым пал бандит, держащий в руке бутылку с мацтом. Пронзенный длинным мечом Имперца, он так и не сообразил, что происходит. «В сторону!» - услышал Алан позади себя, и, не задавая лишних вопросов, прильнул к стене. В следующую секунду пещеру пересек ледяной сгусток, потрескивающий и роняющий в полете снежные осколки. Сгусток разорвался как раз между бандитами и полыхающим пламенем, которое с шипением начало тухнуть, испуская вверх клубы густого дыма, и вскоре погасло совсем. Уже успевший вынуть оружие Орк был отброшен к стене, после чего упал на землю и превратился в ледяную глыбу. Заклинание оказалось настолько сильным, что пол в области разрыва стал похож на замерзшее озерце. По-иному обстояло дело с главарем. Он стоял невредимым на том же самом месте. Его ход был следующим, однако, вместо того чтобы броситься на стоящего неподалеку Имперца, Нордлинг ударил топором о стену, как будто хотел прорубить там проход. Все произошло слишком быстро. Через миг откуда-то сверху появилось большое бревно и ударило Льюиса в плечо, отшвырнув к стене. Маг ударился головой о каменную твердь, упал на пол и остался лежать без сознания. Алан, растерявшись, хотел было подбежать к упавшему другу, но, спохватившись и повернувшись к своему врагу, приготовился расквитаться с ним. Однако слишком долго он обдумывал следующее действие. В несколько шагов громила пересек пространство, отделяющее его от Имперца, и полоснул того топором в области груди. От удара на имперской кирасе Алана появились огненные языки – действие чар, наложенных на топор. Имперец отпрянул назад, но удержался на ногах. Нордлинг уже был готов нанести следующий удар сверху, когда его противник извернулся и нанес удар в бок. Топор просвистел в воздухе, так и не попав в цель. Резкий разворот, и топор пролетел в нескольких дюймах от лица Алана. Далее последовала серия точных ударов, раскромсавших верхний слой костяного доспеха. Ответная атака громилы была неожиданной. Получив удар ногой в живот, Имперец свалился на землю, упершись спиной о торчащий из земли сталагмит. И вот главарь занес оружие за спину, чтобы нанести свой последний удар, нацеленный прямо в голову. Тут Алан выхватил кинжал, висевший у него на поясе, и вонзил в ногу главаря как раз в то место, где доспех не мог защитить своего носителя. Нордлинг съежился, наклонившись в сторону торчащего из ноги кинжала. Удара топором не последовало. Собрав все силы, Победитель Имперского Легиона нанес сокрушительный удар, пробивший костяной доспех и пронзивший тело главаря бандитов. Исход сражения был определен. Нордлинг выронил из рук свой зачарованный топор и, секунду погодя, сам упал на землю. Из пробоины в его доспехе струилась кровь. Алан закрыл глаза. Дав себе отдышаться несколько секунд, он встал и подбежал к телу своего друга, лежащего на холодном каменном полу и не подающего признаков жизни.
Льюис выжил. Когда битва была окончена, Алан взял на руки тело своего товарища и вынес из пещеры. Не без помощи Эликсира Воина - того самого напитка, сыгравшего важную роль в сражении с бандитами, - Алан дотащил бездыханное тело до ближайшего храма.
В тот день каждый из них был посвящен в Рыцаря Имперского Легиона – звание, удостоиться  которого могут только самые верные и усидчивые воины. Денег, которые новоиспеченные Рыцари получили за успешное выполнение последнего задания, было достаточно, чтобы закатить настоящую вакханалию.
В следующий вечер устроили празднование. Было приглашено много друзей – собратьев по Легиону, а также музыканты, фокусники и затейники. За одним из столов сидел Льюис, все еще носящий повязку на голове – целители настояли на том, чтобы тот не снимал ее в течение еще двух дней.
Обдумывая свой тост, Льюис вспомнил об их с Аланом рейде в пещеру бандитов, поэтому встал и громко произнес: «За Алана! За отважного Рыцаря, спасшего жизнь своему собрату!».
- За Алана! – поддержали остальные.
На самом видном месте в праздничном зале красовалась имперская кираса Алана – как напоминание об избавлении Гнисиса от злодея-Нордлинга. На доспехе можно было отличить длинную серую полосу – след от удара зачарованного топора главаря банды.
Как известно, в Легион принимались все, вне зависимости от расы, цвета кожи и количества шерсти на теле. Начать свою карьеру в качестве солдата Имперского Легиона мог всякий, кто пройдет вступительные испытания. Вместе с Аланом в Легион вступал Лесной Эльф. Как выяснилось позже, он имел недостаточно хорошие физические данные и не обладал теми знаниями владения оружием, которые требовались каждому Легионеру. Все что он умел – это метко стрелять и красиво говорить, за счет чего и выудил себе место в Легионе. Он не прошел даже самого первого испытания - выносливости, которое проходило 90% желающих поступить в ряды Имперского Легиона. Упросив капитана попробовать себя в испытании силы, Элгнир – так его звали – встретился с будущим сослуживцем. Это испытание представляло собой соревнование. Новобранцы должны были участвовать в поединке друг с другом. Разрешалось выбрать древковое оружие, дробящее оружие или клинок. Бойцов облачали в тяжелые доспехи, на голову одевался шлем. Это было и является необходимым атрибутом для Рекрута, так как тяжелые доспехи - основная униформа солдата Легиона. Победившего в поединке – а это значит, того, кто повалил противника на лопатки, - зачисляли в ряды. Если победитель не выявлялся до звона гонга, то его выбирали судьи, исходя из техники и количества удачно нанесенных ударов. Элгнир недолюбливал Имперцев, которых, к слову, в числе новобранцев было подавляющее большинство. Выбирая себе соперника, Босмер приметил воина имперских кровей, не представляющегося, на вид, таким уж опасным противником. «Эй, Имперец! Не хочешь сразиться со мной?» – Эльф не думал в этот момент об уважении, с которым подобает относиться к сопернику. Найдя в арсенале копье – самое длинное, что было - Элгнир продолжал: «Владеешь мечом? А как ты думаешь, сколько ударов копьем достаточно, чтобы свалить обладателя этого меча наземь?». «Гораздо больше, чем ударов этого меча по шлему, который защищает голову маленького Лесного Эльфа, - с иронией проговорил Имперец и улыбнулся, - если ты готов, то мы можем попробовать». «Если ТЫ готов, то можем попробовать» - Эльф был уверен, что одолеет своего противника, такого невзрачного с виду, - еще до гонга, оповещающего об окончании поединка.
Дождавшись своей очереди, новобранцы вышли на площадку. Держа в правой руке короткий имперский меч, Имперец спокойным взглядом изучал своего соперника. Эльф же был похож на ощетинившегося ежа. Выкинув копье вперед, он был готов с первым же ударом в гонг накинуться на противника, что и произошло в следующую секунду. Отклонившись в сторону, Имперец удачно парировал этот удар. После третьего неудачного выпада обладатель меча одной рукой схватил направленное в него копье, а другой ударил рукоятью в шлем соперника. Ошеломленный Эльф упал навзничь, и, не в силах подняться под тяжестью доспехов, уступил победу Имперцу. Награжденный бурей аплодисментов, он помог Эльфу подняться. Из толпы послышались восхищенные возгласы:
- У этого парня отличная техника!
- Это самый короткий бой из всех, что нам довелось увидеть!
- Эй, кто пустил сюда пьяного Эльфа?
Имперец подошел к капитану.
- Вы хорошо двигаетесь в тяжелых доспехах, новобранец. Как ваше имя?
- Алан, сэр.
- Поздравляю, Алан. Теперь вы Рекрут Имперского Легиона. Снимайте доспехи и отправляйтесь в комнату для новоприбывших. Там вам дадут все необходимое.
- Благодарю вас, сэр.
Снимая с себя тяжелый доспех, Элгнир провожал своего победителя глазами: «Алан… ну мы еще посмотрим».
Так тянулись годы. За пять лет службы в Легионе Элгнир не поднялся рангом выше Воина, в отличие от Алана, получающего повышение за повышением.
Пока празднование было в самом разгаре, Элгнир сидел в казарме, обдумывая свое дело. Вступление Алана в касту Рыцарей было последней каплей в чаше зависти молодого Эльфа. Выкрав гравированный меч из спальни генерала Дариуса, он направился прямо на пиршество.
Элгнир не первый раз вламывался в дом Алана. В прошлый раз, прокравшись в спальню, он подложил ему зачарованный амулет, украденный из прилавка, в котором работала жена генерала. Это окончилось для Имперца строгим выговором и запретом на использование зачарованных вещей в течение трех полных лун. «Подумать только, как давно это было» - сказал Лесной Эльф, затем взломал отмычкой замок на двери, ведущей на задний двор, и тихонько прокрался внутрь. Оказавшись в покоях Алана, Эльф осмотрелся. Элгнир уже знал расположение всех вещей в комнате. Иногда он присваивал некоторые из этих вещей себе – в основном это были всякие блестящие штуковины, но самое дерзкое ограбление закончилось приобретением ценного кинжала, зачарованного на высасывание магической энергии из врагов. Поводом для такого грабежа послужил подслушанный Эльфом разговор Алана с его лучшим другом.
- Льюис, смотри, что у меня есть. - Алан протянул магу кинжал, - нашел на теле бандита, убитого по пути в Альд Велоти. Что скажешь?
- С виду обычный кинжал… хотя постой. Этот красноватый отсвет. Кажется, оружие зачаровано на повреждение здоровья жертвы. Я прав?
- Почти. Этот клинок отнимает у врага магическую энергию при каждом удачном попадании.
- О Вивек! Держи его от меня подальше. И смотри, чтобы он не попал в чужие руки. Если однажды я встречу бандита, который заколет меня этим обычным с виду кинжалом – ты знаешь, кого я буду винить в своей смерти.
- Я нацарапал на рукояти первую букву своего имени. Даже если он окажется в ящике с точно такими кинжалами, я смогу отличить его.
Ища глазами подходящее место, Элгнир подошел к шкафу с одеждой. Засунув туда украденный меч генерала, он надежно укрыл его вещами.
Снизу доносились гоготания и звуки лютни. Эльф вышел тем же путем, что и вошел, осторожно закрыв и заперев на замок дверь. «Рыцарь… Ха! Это твое последнее пиршество в качестве солдата Имперского Легиона, Имперец. Пусть ты хороший Рыцарь, но не такой искушенный, как я - вор» - сказав это, Эльф скрылся под покровом ночи.
К несчастью для Алана, план Элгнира сработал как надо. На следующий день обнаружилась пропажа, и был поднят на голову весь Форт. После нескольких часов бесполезных поисков, Дариус вернулся к себе в спальню. Генерал соображал недолго - покушения на его имущество совершались не раз. Он знал, где искать пропажу.
-  Охранник!
- Да, сэр?
- Найдите Рыцаря Алана, и возьмите с собой еще несколько стражников. Обыщите его дом.
Пропажу обнаружили, после чего карьерному росту Алана пришел конец, как и его служению в Имперском Легионе. «За многочисленные кражи у своих собратьев, лжесвидетельство, неоднократные попытки обокрасть главнокомандующего и, как следствие, за нарушение имперских законов и преступления против Императора и его народа», Алан был изгнан из Имперского Легиона. Его дом был отдан храму, а все дружественные нити, когда-либо связывающие его со своими бывшими сослуживцами, разорваны. Алану было запрещено разговаривать со всеми, с кем он когда-либо служил в Форте Легиона Мертвой Головы. Только Льюис все еще верил в невиновность своего лучшего друга. Пытаясь вычислить настоящего виновника, он не добился успеха. Слишком чисто работал этот воришка. Да и при своем служении Алан поддерживал хорошие отношения со всеми легионерами, и подозревать было просто некого.
«...Нет, сэр! Не выгоняйте меня! … Он не виновен, сэр! Я знаю его с детства … Я верно служил вам! … За преступления против Императора и его народа…»
Алан вздрогнул и проснулся. Нет, ничего не изменилось. Все тот же полумрак, царящий вокруг, свет от луны, пробивающийся через отверстие в стене пещеры, тот же старый сундук, стоящий в углу… «Задремал…» - произнес Имперец. Он слез с гамака и сделал несколько шагов. Опустившись на колени, Алан открыл сундук, вынул оттуда потертую имперскую кирасу и подставил ее под струящийся лунный свет. Он медленно провел ладонью по вытянутой полосе, диагонально пересекающей доспех, пепельно-серой от примененных к ней когда-то огненных чар. Подержав еще полминуты, он опустил кирасу на дно сундука и закрыл его.
Свои постимперские годы бывший легионер жил мыслями о восстановлении справедливости, так и не свершившейся десятки лет назад. И только желание еще раз повидаться со своим старым бретонским другом было сильнее жажды мести, которая скрывалась под личиной справедливости. С этими мыслями он вернулся на свое ложе. По привычке закинув руки за голову, Имперец закрыл глаза. Через минуту можно было услышать мерное дыхание старого воина, погрузившегося в глубокий и спокойный сон.

Глава II. Северная дорога.

Пещера разбойников находилась недалеко от Северной дороги, которая представляла собой важный торговый маршрут между Гнисисом и другими городами, расположенными  на западных и южных окраинах Вварденфелла. Для охраны своих караванов торговцы часто пользовались помощью легионеров – из Форта Дариус, если караван шел из Гнисиса, или из Форта Легиона Пестрой Бабочки, если приходилось везти караван на север. Еще не до конца растеряв свою честность и справедливость, во время разбоев Алан брал четвертую часть награбленного, и никогда не убивал солдат Имперского Легиона, нанятых для охраны. Иногда даже он позволял себе вступать в диалоги, интересуясь у легионеров, хорошим ли оружием обеспечивают солдат, как их кормят или не отменили ли еще вступительные испытания при поступлении на службу. Вот один из таких разговоров:
- Ты можешь не бояться, если не собираешься предпринять против меня что-нибудь, - главарь стоял в нескольких шагах от молодого парня в кирасе имперского легиона, которого сотрясала дрожь.
- Нет, я ничего не собирался делать, сэр, - из трясущейся руки молодого воина выпал короткий имперский меч. Недолго посмотрев на упавшее оружие, Алан сделал несколько размеренных шагов вперед, затем нагнулся и поднял оружие. Подержав клинок и повертев его в руке, он невольно вспомнил вступительные испытания в Легионе и свой первый поединок.
- Тяжело тебе далось вступление в Имперский Легион? Расскажи о своем поединке новобранцев. С каким оружием ты выступал? – главарь проявлял искреннее любопытство.
- Я взял меч, сэр. Мой противник был Хаджитом. Он был вооружен длинной пикой.
- И какую тактику ты использовал, чтобы одолеть такого опасного противника?
- Я плохо помню тот поединок, сэр, потому что очень волновался. Но, кажется, я наступил Хаджиту на хвост.
- Ха-ха-ха! – не скрыв своего изумления, главарь рассмеялся, – надо будет вспомнить это, когда повстречаю караван, охраняемый Хаджитами.
Засунув руку в свою кожанку, Алан вынул из внутреннего кармана бутыль с ярко-фиолетовой жидкостью.
- Вот, возьми, - он протянул молодому солдату Эликсир Воина, - это зелье делает тебя сильным и выносливым на достаточно длительный срок. Однажды оно спасло жизнь мне и моему другу, когда мы выполняли задание в пещере, будучи Победителями Имперского Легиона.
Парень хотел было спросить что-то у старого воина, но тот подал жест своей команде. Пока разбойники удалялись, чтобы скрыться за ближайшим холмом, молодой легионер провожал глазами бывшего Победителя Имперского Легиона, потом опустил глаза на бутыль с эликсиром, которую все еще сжимал в руке.
Не изменяя своему режиму, Алан поднялся, как только рассвело. Встав с лежака и сделав несколько разминочных упражнений, он взял дротик и приступил к своей ежедневной тренировке меткости: грабя торговцев, приходилось часто действовать на расстоянии.
Шайка Алана состояла, включая самого главаря, из пяти человек. Зетос, Имперец, его правая рука, хорошо обращался с мечом и щитом. Орвил, Данмер, искусно владел двумя клинками. Босмер Араннир был незаменимым помощником во взломе замков, а Редгард Йорк знал толк в ремонте снаряжения и оружия.
- Господин, путники на Северной дороге, – в дверях стоял Зетос.
- Хорошо, собери команду, – сказав это, Алан запустил очередной дротик в чучело и начал торопливо собираться.
Когда все собрались, главарь скомандовал выдвигаться. Заперев дверь пещеры на замок, разбойники отправились прямиком к Северной дороге.
- С ними какой-то легионер в изысканном доспехе. Такие носят только высшие чины Имперского Легиона, - оповестил Йорк.
- Видимо, они везут что-то чрезвычайно ценное, раз Форт Дариус отправляет в охрану таких хороших солдат. Это должно быть интересно, - вступил в разговор Зетос.
Караван состоял из двух плотно нагруженных гуаров. Охрана включала трех легионеров и одного случайного авантюриста, решившегося наняться защищать караван. Во главе солдат шел человек невысокого роста, облаченный в хороший доспех из имперского темплара. На поясе у него висел меч, а в руке он сжимал щит.
- Это Рыцарь, - Алан прекрасно помнил доспехи, которые выдали ему вместе с присвоением звания Странствующего Рыцаря, и которые он так и не успел примерить. – Орвил, иди вперед. Йорк, Араннир, обойдите караван с левой стороны.
Охрана весело о чем-то разговаривала. Караван двигался вперед, пока на дороге не появился Темный Эльф, сжимая по клинку в каждой руке. Рыцарь вышел вперед.
- Убирайся с дороги!
Орвил стоял на том же месте, как будто ничего не слышал.
- Убирайся с дороги или мои люди сами уберут тебя!
- Сэр, - один из солдат позвал своего капитана, после чего указал взглядом в сторону холма – туда, где уже стоял Алан, сжимавший в руке длинный меч.
- Это засада! – голос главаря заставил караванщика и охрану повернуть в его сторону головы.
- Если вы не будете сопротивляться, то мы возьмем только четвертую часть, - с другой стороны дороги зазвучал голос Йорка.
- Сопротивление – и мы возьмем все! – из-за холма появился Зетос и встал рядом со своим господином.
- Засада? Ха-ха! Я – Рыцарь Имперского Легиона, и прямо сейчас вы поплатитесь за свою дерзость. Ребята, взять их!
Двое легионеров вооружились стальными луками и начали готовиться к стрельбе. Рыцарь вынул из ножен меч, а авантюрист снял с пояса стальную булаву. Разбойники ринулись в атаку.
Легионер-лучник нацелил лук в сторону главаря и сделал выстрел. Стрела угодила в щит, прикрывший тело Алана. Это был щит Зетоса. Выстрел второго легионера нашел свою цель – пущенная в Зетоса, стрела ранила его в правую руку. Тем временем, к каравану уже подбежал Йорк и накинулся на воина с булавой. Босмер снял со спины лук и натянул тетиву, прицелившись в рыцаря. Орвил был готов кинуться в гущу боя, но дорогу ему преградил караванщик, который успел достать из полы своей накидки меч. Дорогу наполнили звуки скрещивающихся мечей, пронизывающих воздух стрел и боевые крики сражающихся. В воздух взвилась дорожная пыль. Рыцарь прикрылся щитом, и стрела Араннира отлетела в сторону, даже не оставив царапины. Тем временем вооруженные стрелковым оружием легионеры переключились на ближний бой и вынули из ножен мечи. Зетос, неспособный в полную силу работать правой рукой, в которой сжимал меч, действовал в основном щитом. Его противник оказался не из робкого десятка, и уже на второй минуте поединка повалил Зетоса не землю. Разобравшись со своим противником, Алан побежал на помощь. Хорошим взмахом меча он выбил оружие из руки солдата, а вторым сильным ударом в голову вывел его из равновесия. На другой стороне дороги наблюдалась следующая картина: маленький человек, вооруженный длинным луком, убегал от тяжеловооруженного Рыцаря, из плеча которого торчала стрела. «Пора заканчивать это сражение» - подумал Алан. Взяв камень, лежавший под ногой, он запустил его в бегущего рыцаря, и тот угодил ему точно в шлем. Тренировки меткости не пропали даром. Воин остановился, обернулся, и, увидев готового драться Имперца, ринулся в атаку.
Силы оказались неравными. Легионер в тяжелом доспехе со щитом и мечом против разбойника в легком кожаном доспехе и сапогах из дубленой кожи нетча. Алан превосходил своего противника в обращении с мечом, но щит, который держал в руке рыцарь, пролетал все чаще и чаще над его головой. В итоге Алан оступился, и удар щитом в голову выбил его из колеи. Следующим движением воин ранил Алана в бок, а последующий после этого выпад пробил кожаный панцирь. Меч на несколько сантиметров вонзился в тело Алана. Если бы в бой не вмешался подоспевший Орвил, то следующий удар рыцаря был бы смертельным. Данмер совершил серию быстрых и четких ударов, после чего рыцарь, не успевший переключить внимание на нового соперника, лишился своего оружия. Меч упал на землю. Через несколько секунд рыцарь уже сидел на земле, и в него было направлено несколько мечей – команда была тут как тут. Босмер, улыбаясь, нацелил на негодяя свой лук. Зетос помог Алану подняться.
- Забирайте все, - сказал главарь, держась рукой за раненый живот.
Команда вернулась в пещеру. Пока Алан залечивал свои раны, допивая зелье исцеления, разбойники радовались своему успеху.
- Смотри, что у меня есть! Ха-ха! – Босмер тряс в руке амулет с дорогим камнем.
- Эй, это мое! Я его снял! – Зетос со смехом отнимал у Данмера меч, принадлежавший рыцарю.
Тем временем Йорк разглядывал что-то.
- Хм, это отличная работа. И, похоже, на нем есть чары. Орвил, что скажешь? – Редгард протянул подошедшему Данмеру кинжал. - Это было на поясе нашего достопочтенного Босмера, называющего себя рыцарем. Кажется, он его очень ценил – упрямился и не хотел отдавать.
- Этот кинжал зачарован. Красноватый отблеск идет по контуру, - осмотрел оружие Данмер.
- Орвил, дай мне посмотреть, - Алан уже давно обратил внимание на клинок. Редгард отдал кинжал.
Алан медленно провел пальцем по лезвию, разглядывая клинок с обеих сторон. Он вспоминал что-то.
- Да, точно. Такие чары имеют разрушающее действие. Они или отнимают у врага его жизненную силу при ранении, либо высасывают магическую энергию, - Темный Эльф немного разбирался в разрушающих заклятиях.
Алан узнал это оружие. Да, это был тот самый клинок, который он нашел когда-то, еще являясь членом Имперского Легиона. Кинжал, призванный высасывать магическую энергию.
Алан убрал руку с рукояти. На стальной поверхности, запятнанной кровью и все еще грязной от дорожной пыли, виднелась выцарапанная много лет назад, еле заметная буква «А».

Глава III. Рыцарь и вор.

Алан не сказал команде о том, что знает. Всю последующую ночь он не смыкал глаз, думая о предстоящем событии. Одна рука была заложена за голову. Другая сжимала зачарованный кинжал.
«Это свершится сегодня» - сказав это, Алан слез с гамака и встал на холодный пол. Он взял все, что может пригодиться для такого дела: отмычки, пара щупов, зелье невидимости, которое они ухватили в своем последнем набеге. Накинул на себя мантию. Свой старый кинжал он заменил новым – зачарованным. Алан вышел из комнаты. В разных концах просторной пещеры на лежаках расположилась его команда. Осторожно обойдя каждого, он подошел к деревянной двери – выходу из пещеры, открыл ее и оказался на свежем воздухе.
После нескольких часов ходьбы Алан дал своим ногам отдохнуть. Вдали виднелись огни факелов – маленькие красные точки, передвигающиеся во мраке ночи. Патрульные. Передохнув, он продолжил свой путь. Форт Легиона Мертвой Головы приближался.
У главной арки стояло двое патрульных. Каждый имел при себе факел. Алан достал зелье невидимости. Откупорив пробку, он вылил половину содержимого себе внутрь. Став невидимым в следующую секунду, он осторожно прошел мимо патруля. Пятнадцати секунд действия зелья хватило, чтобы быстро проскочить мимо стражи и добраться до невысокого дома. На входе висела вывеска, указывающая хозяина дома: «Элгнир». Имперец достал отмычку. После нескольких ловких движений пальцев замок был вскрыт. Проникнув в дом, Алан тихонько закрыл дверь.
В этот день у рыцаря не было караула, поэтому Алан застал его в этой же комнате – спящим. Доспехи Элгнира лежали в ящике, стоящем рядом с кроватью. Проникающий в окно лунный свет заставил Эльфа перевернуться на другой бок, а потом и вовсе открыть глаза. Открытые ставни окна наводили на неприятные мысли. Обратив свой взор в центр комнаты, Эльф заметил контуры человека, стоящего в тени. В темноте обнаружилось движение, и на свет показалось лезвие кинжала, а потом и сам незнакомец вышел на освещенную площадку.
- К-кто ты? – голос Элгнира дрожал.
- Позови стражу, и никогда не узнаешь имя своего убийцы. Ты же хочешь узнать, от чьей руки примешь свою смерть? – сказав это, Имперец снял капюшон.
Лесной Эльф с минуту разглядывал незнакомца. Морщины на лице и посидевшие волосы не давали Элгниру распознать своего старого сослуживца. Внезапно лицо Эльфа исказило удивление, вскоре сменившееся ужасом.
- Ты…?
- Когда я получил звание Агента, ты подсунул в мой сундук амулет, который украл до этого у жены генерала Дариуса. Тогда я не придал этому значения. Когда мне дали звание Странствующего Рыцаря, ты подложил в мой шкаф украденный из комнаты генерала меч. После моего успешно выполненного задания в Альд Велоти ты проник в мой дом и украл зачарованный кинжал, который я раздобыл. Но ты не проверил, верно? Я выцарапал на нем это, - он показал Эльфу рукоять, - чтобы в случае утраты я мог распознать свое оружие.
Удар был быстрым и бесшумным. Рука Элгнира свисла с постели, на пол упали несколько капель крови. Из груди Эльфа торчал кинжал, и в комнатной темноте отчетливо можно было различить, как его края светятся красноватым. Перед тем как уйти, Алан снял с пальца Эльфа вычурное кольцо с изумрудом – в память о свершившемся правосудии.
Имперец покинул дом. Чтобы миновать стражу, охраняющую каменную арку, он допил остатки зелья невидимости. Через несколько минут развевающиеся полы мантии промелькнули близлежащим холмом.
В эту ночь повторилось то, что было десятки лет назад. Рыцарь и вор встретились снова, но только поменялись ролями.

Глава IV. Заключение.

На следующий день событие облетело весь Гнисис. Было приказано усилить посты в ночное время суток. А пока люди судачили и строили свои догадки насчет личности убийцы, в Форте Дариус велась беседа о предпринимаемых действиях по ликвидации возможного убийцы.
- Ты уверен в этом? – слова принадлежали генералу Дариусу.
- Да, сэр. Этот кинжал принадлежал Элгниру. Солдаты, попавшие врасплох при выполнении последнего задания, утверждают, что разбойники появились из ниоткуда. Но караванщик рассказал, что видел, как за несколько минут до ограбления откуда-то с запада двигалась группа людей. Мы думаем, у них там своя пещера.
- Да, все сходится. Убийца должен быть одним из шайки. Скорее всего, это их главарь. Нужно иметь большой опыт, чтобы пройти незамеченным мимо охраны и также незаметно совершить убийство высшего имперского чиновника. Где это произошло?
- На Северной дороге, сэр.
- Хорошо. Приготовьте все необходимое.
Мягкий лунный свет лился на каменный пол пещеры. Была ночь, и в пещере было ни звука. На гамаке лежал Имперец, закинув руки за голову.
Внезапно за дверью послышался шум, похожий на взрыв. Громкие крики наполнили своды пещеры. Алан распахнул глаза. Что-то изменилось, и на этот раз это был не сон.
- Господин! Ры… - за дверью послышался крик, который перешел в предсмертный вопль. Кажется, он принадлежал Зетосу. – Рыцари… выдохнул он.
Алан вскочил на ноги и выхватил свой меч. Из пещеры доносился шум битвы и звук стали, бьющейся о камень.
Умри! – яростный вопль принадлежал Орвилу.
Алан помчался к выходу. Когда он взялся на ручку, чтобы открыть дверь, внезапный удар отшвырнул его и бросил на холодный пол пещеры. Дверь вылетела и упала рядом. В неосвещенном проеме вырисовалась фигура человека, облаченного в рыцарский доспех. Он увидел лежащего перед ним противника и приготовился к атаке. Алан быстро поднял меч, но так и не смог встать: когда пространство вокруг мага начало трещать, свет от заклинания осветил его лицо. Перед тем, как ледяная сфера настигла свою жертву, Алан успел узнать лицо своего друга. Сине-голубой сгусток, бросая в воздухе ледяные осколки, нашел свою цель.
- Обыщите всех, - посреди множества мертвых тел стоял командир отряда, - если найдете кольцо, сообщите. Командир осмотрелся, затем увидел дверной проем и направился к нему. Попав в комнату, он застал своего капитана на полу, склонившимся над мертвым телом.
- Сэр Льюис? – тихо произнес командир.
Рядом с телом лежало маленькое колечко с зеленым камнем. В руке у рыцаря была кираса. Приподняв доспех, он подставил его под поток лунного света, струившегося из проема в стене, а затем медленно провел рукой по длинной пепельно-серой линии, пересекающей кирасу.
Ничего не понимая, командир медленно подошел к телу. На полу лежал человек, покрытый инеем. На его морщинистое лицо, на котором застыла улыбка, капали, за миг до приземления превращаясь в маленькие льдинки, слезы склонившегося над ним рыцаря.

________________________________________________________________________________



Рассказ №4
(автор - ____)

user posted image

Фреска

     «Подле алтаря находится Пепельная Маска Вивека.
     В Огненные Дни, когда Дагот Ур впервые пробрался
     обратно внутрь Красной Горы и пробудил ее,
     Вивек повел сюда беженцев, изгнанных пламенем и лихом.
     Изможденные, они остановились здесь на привал.
     Когда Вивек проснулся, то обнаружил, что и его,
     и его спутников покрыл толстый слой серого пепла.
     Они превратились в неподвижные изваяния, не способные
     освободиться, и сердце Вивека исполнилось отчаяния.
     Но его слезы размягчили пепельный панцирь,
     Вивек высвободился, сорвал пепельную коросту
     со своих едва живых спутников, вдохнул жизнь в их легкие
     и исцелил от недуга. В том и заключается героизм Вивека
     – его нежное сердце дало силы там, где не помогла его мощь».
      «Путь паломника».



***
     Промеж трактиром и казармами сновали орки. Промозглый закат лизал их зеленую кожу огненными языками.

     Бетмерский форт на восточной дороге громоздился уродливым коробом. Круглый бок велотийской башни, где засел нечестивый волшебник, выступал из утеса у западных врат.

     Гнисис похож на продажную девку, сказал себе Лалансур Хлас, адепт Трибунала. Гнисис похож на продажную девку, что ублажает сразу двоих.

     Он на нетвердых после длительной качки ногах сошел с мостка караванного порта. Ветер приподнимал широкий накладной воротник мантии, стараясь забросить Хласу на голову желтую кисть, утяжелявшую треугольный ворот сзади. Шея адепта от холода была покрыта пупырышками.

     Впереди возвышался над городскими постройками купол тяжеловесного Храма. Крепкий, как вера, подобно прочим храмам острова он братски походил на альд’рунский. Но, в отличие от последнего, прочные стены его – о, что за позор – были облеплены лотками и тентами торговцев. Так мухи облепляют падаль. Так рыбы-убийцы сбиваются возле пловца, потерявшего силы. Пристанище святыни, святилище Маски, как над тобой надругались…  в какие лохмотья одели тебя…

     Глаз искал отрады взору и не находил. Жалкие хижины фермеров. Мускспунджи. Ржавые тележки. Мусковые лопаты. Дальше к северу – слепые пещерные норы шахтеров, почти неотличимых от подопечных им квам. Древнее здание Велотов, отданное солдатне. Трактир – укрывище воров и торгашей.

     Убожество. Какое убожество, сказал себе Хлас. Деревня. Скотный двор. Вертеп еретиков.

     Гнев и обида опаляли сердце. Он двинулся вперед, на ходу привычно сковывая его семью обручами, крепкими, как эбонит, и благодаря за каждый из них того, кто их даровал.

     Честь.
     Отвага.
     Справедливость.
     Учтивость.
     Гордость.
     Великодушие…

     Хлас понял, что идет не глядя, лишь наскочив на встречного. Склянки с зельем исцеления обычных недугов, купленные в Высоком Соборе, в двух шагах от опустевшего дворца бога, жалобно звякнули в мешке.

     – Пррроходите! – Зеленая рожа в полнеба, клыки, кольчужная кираса.

     – Простите, офицер… – Хлас попытался запахнуться в воротник и, отерев с татуировки на лице брызги орочей слюны, поспешил дальше, шепча: «Благодарю за твое смирение тебя… не буду важничать… но знать место мое в большем мире и благодарить за него».

     Прямо во внутреннем дворе храма расположился очередной торговец. Альмсиви, он хотя бы не был н’вахом.


***
     Я знаю, что храм повторяет структуру Вселенной. Ее краса и стройность, проникновенная гармония ее частей сохранены и явлены в его архитектуре предельно ясно. Они даны в размере, который может быть охвачен взглядом данмера, и в символах, возможных для постижения.

     У каждой части храма свое время, и каждой соответствует своя степень интимности и святости.

     Нижняя камера храма, просторная и уходящая глубоко под землю, лишена всякой обстановки за исключением молитвенных скамеечек возле костей. Это хоромы старейших из духов наших предков – даэдра, а также других сильных предков. Здесь как нигде ощущается близость Забвения и связь незримого и зримого. Эта Дверь Ожидания, конечно же, досталась нам от веры прародителей и представляет почитаемое Прошлое. Так Новый Храм кланяется Старому, Триумвират – Предтечам, подтверждая свою причастность и преемственность. Следует также сказать: это место опасно. Мы помним, что старейшие из предков неуправляемы и странны разумом, и мы не доверяем им и сдерживаем их по милости Альмсиви.

     Говорят, предкам нравится, когда за их чертогами присматривает женщина. Но это, вернее всего, суеверие – древняя память о барабанах шаманок, говорящих с духами, качая грудями, закусив свои просоленные косы в дыму курений. В храме, где я получил посвящение, за нижней камерой смотрел мужчина, Метал Серан, мистик и лучший из призывателей.

     Средняя часть храма, доступная даже мирянам – та, где находятся странноприимные кельи, спальни священников, склад и молельня – есть суета Настоящего. Она символизирует земную жизнь – мир между да и нет, рождением и смертью. Связуя две другие части храма, низ и верх, она, несомненно, служит меж ними мостом. И, зримый компромисс, в молельне Двери Духов двояки – рядом с костями стоят триолиты, обычно кого-то из младших святых. В кость превратимся мы все, но образы святых напоминают, что дух может возвыситься уже при жизни. Святые подают разумному пример ее правильного устроения.

     Вместе с фундаментом, или, как говорят телваннийцы, корнями, средняя часть составляет опору для верха. Любой желающий, включая чужеземцев, может приносить в молельне жертвы и получать благословения.

     И, наконец, верх храма, крытый куполом, круглым, как само небо, высоко вознесенный, есть третье время – Вечность. Эта сакральная камера принадлежит алтарю Трибунала и главным святыням.

     Достаточно сказано для вчерашнего неофита.

     Лалансур Хлас обходил Храм Гнисиса в должном порядке, из середины вниз и снизу наверх, соединяя собою три времени. Лалансур Хлас озирал Храм, как озирают три царства душИ.

     В центре, под куполом, на перекрестье пандусов, возносящихся к поясу окон, из которых видны звезды, он принес по традиции жертву – одно из зелий, что привез с собой. И, второй раз в своей жизни, был удостоен лицезрения Пепельной Маски.


***
     Мехра Дрора, управляющая Храма Гнисиса, хранительница Маски, застала новичка за созерцаньем фрески с пророком Велотом. Благочестиво сложенные руки, недвижность и горящий взор – решив не нарушать его сосредоточенность, жрица устроилась неподалеку и в мыслях вознесла короткую молитву покровителю искателей и пилигримов, ведущему кимеров в обетованную землю Ресдайна.

     Час был ранний, и ординатор, охранявший «Маску для мирян», еще не занял пост, а немногочисленные братья – не встали на утреню. Поэтому адепты поговорили наедине.

     – Три благословения, брат мой. Прошу простить, что не сумела встретить тебя вчера, как подобает.
     – Угроза болезни в шахте. Мне рассказали. Я не в обиде, сестра.
     – Как путешествие?
     – Слава Альмсиви, по нынешним меркам было на диво спокойным.
     – Однако наверняка потребовало мужества. Я вижу, ты благодарил Путеводителя.
Хлас склонил голову.
     – Управляющий Тульс Вален сообщил, что ранг ты получил недавно.
     – Верно.
     – Он был твоим наставником в Альд’руне?
     – Только в телесном развитии. Моим наставником в учении был сэра Метал Серан.
     – И, став адептом, ты выбрал Гнисис, чтобы продолжить служение?
     – Меня привела сюда мудрость мастера Валена.
     – Вот как. На что же рассчитывал ты?
     – Прости, но мне бы не хотелось говорить о суетных расчетах.
     – Хм… Хлас, если память меня не подводит, весьма влиятельный редоранский род?
     – С тех пор, как Архимастер Веним присоединился к предкам, мы мало вмешиваемся в политику.
     – Но это не умаляет славы ваших воинов. Быть может, святой Неревар или Фелмс были ближе тебе, чем святые Ллотис и Рилмс, особо почитаемые здесь?
     – Ты проницательна, сэра Дрора, и ты поймала меня. Что ж, будучи подростком, я мечтал – наверное, не слишком-то оригинальная мечта для редоранского юнца – мечтал слышать в своей голове голос Леди и следовать ее слову.
     – То есть, карать врагов веры?
     – Вершить справедливость.
     – А. Возможно, что сэра Вален не без умысла выбрал для тебя алтарь Справедливости?
     – Возможно. Адепту не следует судить об умыслах мастера.
     – Тогда мне остается лишь порадоваться, что они привели сюда еще одного последователя… в тяжелое время для Храма.
     – Тяжелое? Ты имеешь в виду эти слухи, сестра?
     – Да. Если мое любопытство не станет причиной обиды…
     – Нет. Все теперь об этом спрашивают, хотя и не всегда открыто.
     – И что ты думаешь?
     – Что это испытание. Что оно непосильно только для тех, кто верит в яйцо квама больше, чем в Яйцо-Гносис потому, что первое можно потрогать руками. Сказано: я не стану сомневаться в себе, в моем народе, в моих богах.
     – Осуждаешь отрекшихся?
     – Я… я скорблю о них вместе с тобой. Да простят их Альмсиви.
     – Да простят. Благодарю тебя за груз, который ты доставил. Управляющий объяснил, для чего нужны зелья?
     – Разве не для нужд Алтаря Маски?
     – Нет. Связь с Киродиилом ненадежна в последнее время, и поставки оттуда задерживаются. Капеллан легиона Мертвой Головы обратился ко мне за помощью. Прошу, после утрени выдели время, чтоб отнести зелья в форт. Сможешь заодно осмотреться в окрестностях.

     Учтивость.
     Великодушие.
     Смирение…
     Мои обручи из эбонита.


***
      «Пока что слишком индорил, чтоб быть хорошим адептом», – вспомнила Мехра Дрора.

     Когда-то Тульс Вален, ее наставник, откликнулся так на просьбу своей ученицы о повышении в ранге. В часах с той поры пересыпалось много песка. Может ли быть, чтоб сейчас он проявил меньшую прозорливость, направляя к ней этого… слишком редоранского мальчика?

     Письмо, полученное накануне его приезда, было кратким. «Вверяю тебе Лалансура Хласа, нового адепта. Пускай поучится».

     Жрица вздохнула. Похоже, толкового зачарователя в причт не назначат и в этом году.


***
     Так значит, осмотреть окрестности. Воспользоваться предложеньем сэры Дроры. Женщины с лицом, стертым, как чеканка на старом дрейке. Управляющей храма – как там сказал о ней клыкастый капеллан? – не сноба, хоть и из Дома Индорил. Что за сокрушительная рекомендация!

     На обратном пути из форта адепт Хлас завернул к караванному порту.

     Сходни его родного Альд’руна поднимались в вышину настолько, что видеть с них город можно было так, как, наверное, видят клиффрейсеры. Когда Хлас оглядывался на него в последний раз – тогда еще не зная, что действительно в последний – то весь он, великий, разумно устроенный, прекрасно укрепленный, казался оттуда поэмой в книге мироздания, сердцем которой был Скар.

     С Гнисисом было не так. Платформа порта не давала ощущения парения, только обзор. Весь городок, похожий больше на укрепленную деревню, лежал внизу дурной, как сон на переполненный желудок. Грязь, высохшая и нет, покрывала дорогу, лепилась к лицам и рукам насельников, ползла по стенам. Развалюхи теснились, будто крысиный выводок, в мерзкой дерзости подступали к самым стенам храма, лезли к нему на закорки.

     Кривясь от отвращения, Хлас вдруг почувствовал, что в самом храме он как будто бы видел нечто похожее.

     Он зло моргнул. Картина стала прежней: продажная девка легла между фортом имперцев и башней телваннийца.

     Он изгнан в Гнисис. Он застрянет здесь.


***
     Я верю, что во время молитвы достижима особая сосредоточенность. Миряне молятся словами, заучивая их и повторяя. По милости своей Альмсиви слышат их, как слышим мы голодного гуара.

     Но молитва растет вместе с духом.

     Когда в ней удастся достичь неподвижности, оставить одежду из ткани и плоти, из жил и костей, и волос, выйти из собственной крови, вышелушиться из имени – можно узреть высший блеск, не имеющий равного, блеск, подобный сладостному мёду и пламени, из которого сотканы звёзды. На фресках это королевское свечение обозначают языками огня, охватившими головы Трибунов, ибо они есть путь к свету и свет.

     Говорят, святой Ллотис, любимый Альма Рула Трибунала, мост верующих, способен держать этот свет в своем сердце почти постоянно.

     Говорят, архиканоник Сариони в своем уединении на крошечном северном острове сжег в этом пламени свои дела, слова и мысли.

     Я видел его живой отблеск.

     Невозможно забыть.

     … Лалансур Хлас застонал, закрывая руками черную длань на лице. Он, мысленно беседуя с Альмсиви, внезапно заметил, что слова его высохли, и что он не возносит молитву, а сминает ладонью домишки, казармы, таверну и башню… Гнисис лежал на его душе, неподъемный, как Массер. Семь обручей его сердца трещали от этого груза.



***
     Ужасно! Хлас почувствовал себя покинутым, повисшим в пустоте, сама попытка задуматься о которой была нечестива. Его молитвы до сих пор не оставались без ответа – и вот у алтаря на него не сошло ни тепла и покоя, ни вдохновенья рук, ни озаренья.

     Бездна качнулась. Эти еретики правы – богов больше нет.

     Он кинулся вниз, как душа в пятки. Наставник, конечно же, знает, как помочь в этм бедствии – и, спустившись по лестнице, Хлас даже видел уже синюю мантию Метала Серана, но вдруг оказалось, что тот – женщина, Мехра Дрора.  Она снимала со свечей нагар и тихо напевала что-то духам.

     Хлас на мгновение смешался и выговорил ей то, что не хотел сказать – или, наоборот, хотел:
     – Я видел в форте триолит Трибунала.
     – Похоже, что это задело тебя.
     – Да. Он выглядит там пленным.
     – Вот как.
     – И это… оскорбительно.
     – Не думаю. Солдаты форта жертвуют Альмсиви и просят о благословении.
     – Нет, об исцелении! И что им Альмсиви, они торгуют с триолитом, как с аптекарем…
     – Боги слышат их просьбы.
     – Не просьбы! Разве они просят? Они командуют! Чудо благословения, непостижимая тайна, милость Троих для них лишь товар, за который они заплатили! Их души, если они вообще есть у н’вахов, не больше, чем косточка из комуники!
     – Лалансур, брат мой, скажи мне, когда ты молился, ты получал утешение?
     – Да!
     – Потому что заслуживал этого?
     – Я… нет… Нет.

     Почувствовав, как дрогнул его голос, Мехра мягко взяла его за руку.
     – Трое-в-Одном приходят любыми путями, когда захотят и к кому захотят, Лалансур. Лорд Вивек избрал среди всех чужеземца, чтоб Пепельная Маска смогла одолеть Золотую.
     – Прости меня.
     – Конечно. У бога, чьему алтарю я служу, нежное сердце.

     Как мог он утром злиться на эту женщину? Как мог подумать, что она нехороша лицом? От нее исходила тихая благость. Пока она держала его руку, и теплый ток струился в его тело, Хлас рассказал, зачем бежал сюда. Пожалуй, он хотел услышать, что он глупец, что боги живы и всего лишь скрылись, как сделал это Сота Сил, затворник, несколько веков назад. Но Мехра Дрора вместо того, чтоб дать надежду, попросила его помочь прибрать покои предков.

     И, отчищая воск с молитвенных скамеечек возле Дверей Ожидания, он думал о том, что каждый данмер впитывает прежде, чем научается ходить и говорить – Забвение едино с планом смертных. Сильные духи мужчин и женщин после смерти сохраняют и мудрость, и честь. Они знают будущее и могут влиять на него. Они общаются с другими духами и знают тайны великой магии.

     Он наполнился счастьем до горла. Не оборачиваясь к Мехре, бормотал едва слышно: Путеводитель, ты – Путеводитель; и обещал отблагодарить жертвой бога с нежным сердцем.

     Даже слабейшие из духов способны защищать своих живых родных. Что же сказать о Троих, величайших из предков?

     Смерть может навредить лишь смертной форме.

     Сладчайшее звездное пламя неколебимо и вечно.


***
     Пожалуй, это все, что стоило сказать о первом дне адепта Хласа в Гнисисе.

     Минуло несколько месяцев, когда появились первые беженцы – меры и люди. Наскоро размещая их в храме, Мехра Дрора послала за Хласом в поле, где он, с подоткнутым выше коленей подолом и подвязанными выше локтей рукавами, разгоряченный трудом и радостью, выскребал вместе с фермерами из мускспунджей волокнистую слизь. Благословить урожай пришлось наскоро.

     До ночи он вместе с Мехрой и Саммалмусом, храмовым алхимиком, выкраивал пайки, предотвращал драки, врачевал и утешал страдальцев, стараясь скрыть, что Врата под Альд’руном, заставившие их бежать, открылись, подобно ране, и в нем. А ночью, измучившись биться внутри и снаружи, коря себя за то, что Мехре теперь не хватит рук на каждого изгнанника, все же решился. Если бард молится лютней, а строитель – раствором и камнем, то он, редоранец, сможет молиться мечом. Пусть и не слыша голоса Леди в своей голове…

     Встав засветло, он обошел храм, как в вечер своего приезда – из середины через низ наверх – и попросил пророка Велота о покровительстве в пути.

     Уже в порту Хлас спохватился, что даэдра опасны, и что он может не вернуться из-под Врат. Тогда, чтоб попрощаться взглядом с Гнисисом, он влез на платформу и подошел к ее краю.

     Он посмотрел на городок внизу, и в мягкой дымке утра увидел фреску.

     Пророк, огромный по сравненью с прочим племенем, одетый крепкими стенами, увенчанный куполом, зрячий зелеными стеклами, стоял среди странников. Они, доверчивые, близко подобравшись, жались к нему, будто дети, ищущие защиты – даже казармы и форт. Даже башня.

     Хлас заплакал – и слезы его размягчили семь прочных, как эбонит обручей. Они лопались на его сердце, впуская в него честь, смирение, отвагу, великодушие, учтивость, гордость и справедливость. Семь даров Лорда Вивека облекали его, как семь слоев праздничной одежды жреца, приносящего жертву. Он чувствовал, что становится фреской.


***
     Жертвую Пепельной Маске и Гнисису – потому что люблю его. Знаю место мое в большем мире и благодарю за него.

     Я Лалансур Хлас, адепт, и мой Дом – Храм.

________________________________________________________________________________



Рассказ №5
(автор - Xap3K)

user posted image

Неудачная встреча.

Таверна. Обычное для юга Ввандерфелла заведение, коих было значительное множество в силу значительного множества путников в этих местах. В одну из них мне и пришлось заглянуть - не из любопытства, конечно нет. Мною двигал голод и желание найти хотя бы одного собеседника.
Таверна называлась "Краб Дельта", являлась в прошлом силт-страйдером, панцирь которого образовывал стены заведения. Хозяин, Дельт, сделал хитрый ход - немного пристроек, грамотное обустройство... и сюда сами потянулись всяческие паломники и бродяги вроде меня.
Внутри было ужасно скучно - четыре столика, два из которых были заняты, третий завален остатками еды, а четвертый пустовал. Я не преминул его занять, но стоило мне присесть, как...
- Горб! Неужто не узнаешь старого знакомого? Ах ты растакой!
Никогда не ожидал встретить здесь Грува. Грув - мой друг, с которым мы однажды преодолели чуть ли не весь Скайрим, пока искали его Мифический Топор. Топор мы в итоге нашли, но я подозревал, что этот топор впервые видел и я, и он. Норд этот был, тем не менее, очень хорош собой, ценил честь и никогда не унывал.
Я не желал упускать возможности поговорить и вспомнить былое. Грув, судя по всему, тоже, если учитывать скорость, с которой он оказался рядом со мной за столом.
- Вот разбойник, даже не поздоровается! Небось, забыл старого Грува?
- Да как же тебя забыть? Тот Топор я не забуду ещё сотню лет. Кстати, а где он сейчас?
- Топор? Я его пропи... отдал на хранение в музей. Ценная вещица, сказали.
- Большое дело, уважаю! - ну как не гордиться знакомством с таким хорошим человеком? - Недавно я провернул выгодное дело. Получил большой барыш и хорошую репутацию среди местных торговцев. Под конец напился, как в Обливион попал, так что не помню про те дни ничего...
- Э, брат, это совсем не то. Послушай-ка историю, которая приключилась со мной в это время...
...То был конец месяца Первого Сева. Я тогда ошивался в Альд'Руне, потихоньку перебиваясь то на улице, то на постоялых дворах - если находилось несколько монет. Жизнь становилась абсолютно тягостной, срочно требовались деньги, иначе просто бы скончался, как последняя дворняжка... Нужно было найти работу, ведь где работа - там и деньги!
- И долго ты работу искал?
- Тихо, не сбивай с мысли! Значит, я пошел искать работу. А нашлась она быстро - заглянул под Скар, а она тут как тут! Хе-хе.
Грув прочистил горло и продолжил:
- Решил заглянуть к алхимику, к портному, но поручение было только у кузнеца. Он ко мне так и обратился: "Слушай, пьянчуга!" А какая я ему пьянчуга, я всего-то... по чуть-чуть в день... Но он внезапно как добавил: "У меня к тебе просьба есть. Денег подработаешь..." Ну тут хотя пьяница, хоть обормот, хоть сам Дагот Ур! Слушаю его внимательно, а он и говорит: "У меня есть хороший друг в Вивеке, он тоже кузнец. Недавно он решил выковать особый доспех, по слухам - специально для Нереварина, где будет использовать стекло и эбонит одновременно. Не в том дело, а дело в том, что в Вивеке стекло очень дорогое. Я как раз получил почти даром цельные куски стекла. Думаю, ты понимаешь - я отдаю тебе стекло, ты везешь его в Вивек, и там продаешь за... две тысячи золотых, скажем. Не беспокойся - цены в городе ещё выше. Тебе я доверяю - знаю, что до собачьей жизни довела смерть любимой". Эх, хорошо слухи распускать!.. Деньги требовал вернуть и разделить - треть мне, остальное - ему. Но добавил потом, мол если вздумаю с товаром убежать - меня будет ловить по всему Морровинду каждый из стражников, и самым мягким из наказаний будет Министерство Правды. В общем, я за это взялся. А кузнец-то добавил - уже какой-то орчик нашел стекло, решил сбыть его в столице и бежит туда на всех парах. Другое дело, что бежал пешком, а мне он предложил ехать на блох-страйдере. Я, конечно, не дурак - стекло взял (а тяжелый кусок был, зараза!), занял у того же кузнеца сотню золотых: "Возвратишь вдвойне!". Конечно, огромные конечности блох-страйдера гораздо быстрее коротких ног орчика. Именно поэтому я был уверен в своем скорейшем и легчайшем заработке.
- А если бы ты опоздал? Или...
- Тише, не прерывай на полуслове! Так вот, я собрался с духом и пошел к караванщику. Пришлось очень долго умолять и выпрашивать. Все равно поехал в Балмору, хоть и за двойную цену. Сколько я ни пытался с ним завести беседу, ничего не получалось. В конце-концов я ему так надоел, что караванщик в ярости двинул мне по голове - аж сознание потерял. Скамп бы его побрал, приспичило же у него кинжал укра... сить. Я же не могу без искусства, ты меня знаешь, Горб!
После этих слов я совершенно просиял. Пытаться украсить чужой кинжал абсолютно даром! Это ли не героизм!
- Очнулся я где-то в пыли, около таблички "Добро пожаловать!" Хорошее приветствие, ничего не скажешь... По прибытию в Балмору я в первую очередь заглянул к картографу. Мне нужен был путеводитель по Вивеку, иначе бы я просто заблудился! Подошел к нужной двери, а там трактир. Я, конечно, выпить не дурак - стаканчик, другой... и на следующее утро, взяв в долг двадцать септимов у грустной черной эльфийки, я уехал на все том же блох-страйдере в столицу острова. Этот караванщик был уже разговорчивее, еще бы - ведь он видел меня впервые, и я у него денег не занимал. Вот так мы и двигались - я, еще хмельной, с ушибленным черепом, весь в синяках, и этот деревянный эльф за рычагами - молодой, счастливый и неумолкающий. Хотя когда меня пугали свои раны и чужие недо... стоинства?"Дорога двигалась, плыла мимо нас - где-то внизу журчала река Одай, по обе стороны вырастали серые ряды холмов, посреди всего этого великолепия ввысь стремились огромные грибы, и все вокруг обнимали зеленые листья. Травы густым ковром стелились по земле, тянулись к солнцу. Здесь природа торжествовала над цивилизацией, ничто не нарушало гармонии цветов и форм. Только мерное покачивание в такт шагам гигантского транспорта..."
- Какие красивые слова! А...
- А я ему и отвечаю, мол, хорош свои рассказики сочинять, на дорогу смотри, да не плутай!
Так мы и двигались. Я старался заметить все вокруг, я наслаждался поездкой, все это было для меня новым. Теперь я сожалею, что всю дорогу в Балмору пролежал в обмороке, а не смотрел по сторонам.
Время шло, солнце уже подходило к закату, а я только-только ощутил голод. Но зато какой! Я стонал, умолял деревянного эльфа угостить чем-нибудь съестным. Тот соблагозволил достать кусок мяса в соли, протянул мне, а через несколько минут, когда я не оставил от него буквально ничего, уточнил происхождение этого мяса. Оказалось, я наелся соленой крысятины по-варварски. Ничего, вкусно даже. Сам же караванщик стал есть некие светящиеся грибы. Кстати, вокруг я начал замечать изменения: большие грибы-деревья пропали, зато появились болота и маленькие грибы-светлячки, вроде ужина эльфа. Такая перемена стала даже к лучшему: в этом болотистом лесу было гораздо теплее вечером. А возможно, это мне казалось под воздействием грибов, которыми меня угостил эльф...
Чтобы не заскучать, я опять начал приставать к собеседнику с разговорами. Выяснил: Вивек уже близко, к середине ночи я смогу добраться до города, а уже утром серьезно разбогатеть. Орчик наверняка был далеко позади меня, и время ещё оставалось для комфортной поездки. Только сейчас я догадался спросить имя у эльфа. Это был Таэнор, он приехал сюда из Морнхолда, где у него честная и богатая семья. Здесь он решил заработать себе имя сам, и пока не станет знаменитым, поклялся никому не говорить фамилию.
- Да, у него ещё брат есть, Гаэнор. Я с ним общался, даже выкупил у него семейную реликвию - кинжал, всего за триста золотых. Кинжал выглядит лет на пятьсот, наверняка он застал не одну войну!
- Они оба очень образованы, без труда говорят на любые темы. Таэнор рассказал мне, как создал целый корабль из одних лишь стеблей тростника!
- И он плыл?
- Это я не спрашивал... Да не о том речь, я же о похождении своем рассказываю.
Ровно к закату солнца мы увидели огонек в небе, а затем - маяк. Таэнор пояснил - это маяк города Эбенгард, откуда до Вивека дойти можно меньше чем за час. На радостях я достал свой секретный флакон с бренди, деревянный эльф в свою очередь вынул бутылек с чем-то неизвестного происхождения, но очень обжигающим на вкус. Когда мы сделали по несколько глотков, караванщик предложил расплатиться: "Я желаю возвратиться в Балмору к рассвету, так что не будем терять время".
Грув что-то вспомнил, резко переменился в лице, и продолжил:
- В общем, отдал я ему те двадцать септимов. И только оказавшись на земле, понял, что не так. Не было ни фортов, ни величавых статуй, ни гигантских кварталов Вивека, - были только деревянные лачуги, скрипучие доски мостов да таинственная зловонная лужа противного зеленого цвета посреди всего этого. Кругом проходили местные, которых явно веселило мое недоумение. Один из них на мой вопрос "Где я?" ответил, хихикая: "Ты, дорогой друг, в раю. Сейда Нин - самый райский рай из всех деревень на юго-западе Ввандерфелла, хе-хе-хе-хе-хе!" Только сейчас я понял, насколько глупо мое положение. Я, абсолютно без денег, с пробитой головой, усталый и вялый, должен был идти до Вивека пешком, ориентируясь лишь по указателям на незнакомых дорогах поздно ночью! Я присел, обхватил голову руками, от чего она лишь разболелась, и подумал, что проверить сохранность стекла не будет лишним. Как ни странно, в заплечном мешке стекло лежало непотревоженным. Я достал его, покрутил в руках. Полупрозрачные поверхности отражали свет Массера, преломляли, пускали зеленые и красные лучи света на землю, деревья и домишки. Жаль, что такая забавная вещица стоит таких больших денег!..
Я не хочу вспоминать дорогу в Вивек. Скажу лишь одно: не пытайся путешествовать без знаний и физического здоровья. Я дважды встретился со скальным наездником, неведомо откуда взявшимся в тех местах. Один раз он меня не заметил, а второй раз пришлось бежать.
- Хорошо, что ты там выжил после всех невзгод!
- Просто-напросто бежать среди деревьев удобнее, чем летать.
До города я добрался лишь к утру в состоянии ещё худшем, чем ночью. В Вивеке я был принят за корпруса, и первый же увидевший меня ординатор чуть не разрубил меня пополам. Реакция второго была такой же, поэтому первому пришлось сопровождать меня до самой кузницы в квартале Чужеземцев. Мне было не до огромных построек, растущих из воды как гигантские цветы. Хоть я и любил рассветы.
Грув слово от слова становился все мрачнее и мрачнее. Я волновался, что он почернеет к концу своего рассказа.
- В кузнице - слушай внимательно, не засыпай! - меня встретили тяжелые клещи, которые прилетели мне в живот, и только потом - подмастерье. Тот все не мог отойти от шока - говорит, никогда не видел таких страшных монстров. - Норд вздохнул. - Может, выйдем на свежий воздух?
- Никаких проблем, друг.
Дальнейший разговор проходил за дверьми заведения. Солнце уже клонилось к закату - такая длинная была эта история.
- Это было утро тридцатого числа месяца Первого Сева.
- Но с того момента прошло уже три дня! Почему ты не разгуливаешь в парадных доспехах?
- Сейчас поясню, поэтому слушай внимательно. Я предъявил кусок стекла, но подмастерье тот сказал, что буквально час назад к нему зашел орчик и почти задарма для такого куска продал его. Так что мне ничего не оставалось, как продать это стекло за какие-то триста монет, и быстро скрыться из города. Сегодня весть о стекле, которое я не продал, должна достигнуть Альд'Руна.
- Ты в очень опасном положении! Тебе нужно уплыть на родину, отсидеться там как можно дольше!
- Без сомнения, мой друг, без сомнения. У подмастерья я выудил ещё один интересный факт. Ты знаешь, как звали того орчика?
- Конечно же, нет.
- Это был Горб! - крикнул он и одним движением кинжала, скрытого в рукаве, распорол мне живот.

________________________________________________________________________________


Сообщение отредактировал varjag - 27.05.10 - 22:32

"Без ложной скромности замечу
Я гениальный человек
А то что ничего не создал
Так я был занят и болел"
ПрофайлОтправить личное сообщениеВернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
 
varjag
  post 14.04.10 - 13:31   (Ответ #4)
Пользователь offline

-----


Варяг
Группа: Обыватель
Сообщений: 1 049
Репутация: 434
Нарушений: (0%)
Рассказ №6
(автор - Qui-Gon-Jinn)



* * *

        Гуар и его наездник пробирались через терновые кусты тяжёлого воздуха в сторону Запада. Животное мрачно фыркало, втягивая ноздрями пыль и песок, а его хозяин, данмер в хитиновом панцире, то и дело поправлял маску, чтобы отрава Красной Горы не попала ему в лёгкие. Черви, выползая из-под тысячелетних пней, праздновали; редкая в этих краях, объявилась моровая буря.

        Луны задёргались на небосводе, и трижды сверкнула звезда Лорхана. Странник недовольно хмыкнул и повёл гуара быстрее — невдалеке мерцали огоньки кочевого лагеря. Животное фыркнуло в полную силу, но, хлопнув ладошками, побежало к спасительному оазису лекарств и спальных мешков. А если это были кочевники Трибунала, не менее редкие гости на Равнине Дешаан, то данмеру повезло бы куда более: в походе без знамения Альмсиви нелегко. По дороге гуар дважды оступился и один раз чуть не упал, но, слава богам, дорога пощадила странников, и они добрались до лагеря живыми и здоровыми.

        Их встретил хмурый кочевник, чьё тело затерялось в лабиринте шарфов и тряпок, и блеснул красным глазом. «Ищете укрытия?» — раздался еле различимый в шуме ветра вопрос, и странник кивнул. «Позаботьтесь о гуаре», — прохрипел он вдобавок из-под маски и, тяжело шагая, вошёл в палатку и направился к спальнику. К нему подбежала широкоглазая девушка и предложила воды, на что странник снял маску и обнажил своё лицо, украшенное небольшим шрамом под глазом. Он всегда устрашал девушек. «Нет, спасибо», — хмыкнул он и отвернулся, а девушка, равнодушно кивнув, ушла. «Как твоё имя?», — спросил смертельно больного язвой сна и усталости странника его родич, и тот ответил: «Гилтришартакх Три-Стрелы», и небосвод сверкнул голубой звездой мнемоли; «Просто Гилт», — добавил он, лукаво улыбнувшись во тьму, и священные птицы Трибунала трижды пропели в его честь: боги любили этого данмера. Он, накрывшись покрывалом, тихо засопел. Ему привиделись ворчливые тётушки и усатый шалк, ворохи звёзд на закате, подлетавших высоко-высоко над небом, мечи и стаканы… странник заснул.


        На рассвете буря утихла, а кочевники отправились жать моровые травы. Данмер проснулся, опёрся на локти и осмотрелся.
Палатку наполняли яды сна, зеленовато-красное свечение, мягко расплывавшееся во все её края. Девушка, предлагавшая вчера воды, и мужчина-кочевник, встретивший странника, спали в дальнем углу, слившись в любовном объятие; остальные мешки были пусты. У стены стояли кровоточившие жаждой войны копья и щиты панцирей шалка. Незримый призрак скорби эшлендеров кричал в уши Гилтришартакха, и он понял: только что он душою и разумом посетил недостижимый Вварденфелл. Данмер, наконец, встал со спальника и принялся разыскивать маску, которую куда-то закинул во время сна, но никак не мог найти её, и решил потом купить новую. Непочтительно оторвав кусок стяга, изображавшего древний церемониальный ритуал, данмер на всякий случай обмотал рот и нос и вышел наружу.

        Равнину наполнило мёртвое безмолвие, как это обычно бывало; данмер же присутствовал при этом впервые. Всё наполнилось синеватым туманом, блестевшем в лучах яркого летнего солнца. Гуар храпел в загоне, рядом с остальными животными. За беспредельным горизонтом виднелись кочевники, и они, кажется, вместе с самим странником, были единственными, кому боги даровали исцеление от недуга безвременного сна в бесконечности вечного. Всё остальное дышало будто и не сном, но смертью, принесённой вчерашней бурей. Растения, не в силах подняться к солнцу, немощно лежали на земле, укрытые пылью. Шипы печали, набрав скорость в выси неба, вонзились глубоко в сердце Гилта, и он решил пуститься прочь от этих мест, направившись затем к загону. Но что-то остановило его. «Посмотри», — сказал он себе. «Ты любимец богов и наследник славы Морроувинда, её вечный знаменосец и глашатай. Даже глухонемые слизни квама знают тебя в лицо. Тебе не страшны ни мор, ни неприятель». Данмер испил из чаши квазипревосходства, лживого возвышения, запретного, но столь сладкого плода, которого вкушают все. Веками ему говорили, что он не стоит ни куска камня, что говорить о бесценных эбоните и стекле; но пришло время, когда он унаследовал право смеяться в полный голос, наполняя свои лёгкие всем воздухом, безраздельно принадлежащим ему, лишая его других, умерщвляя их в своём величии. Гилтришартакх залился смехом превосходящего, принимая хваления скорчившихся под моровой пылью червей, но, сколь быстро ему поднесли чашу сладости, столь же быстро её заменили чашею горечи. Странник заслышал непонятные звуки по правую сторону от себя и оглянулся. На восточной дороге, вдали, под слабое жужжание в землю из безоблачного неба ударила самая яркая молния из всех, что он видел, и рассекла пространство и время. Сотрясая само существо и его существо, на тракте появилась высокая и тёмная скала, безобразная и изменяющаяся в пути, исполином своим затмевавшая само солнце, и двинулась навстречу лагерю. Гилт пошёл в её сторону.

        Приблизившись, скала приобрела очертания, очертания переросли в детали, а детали составили единую картину. По тракту, перебирая ножками, шествовал силт-страйдер столь старый, что, наверное, он застал времена Первого Совета; он перевозил кого-то, чья фигура сверкающей короной украшала коробки, ящики, урны и сумки, привязанные к панцирю твёрдой бечевой, и высившихся, будто башня колдунов Телванни, но никогда не задерживающихся на одном месте: они постоянно двигались вверх и вниз, с одного места на другое, предотвращая оглушительное падение башни. Фигура (во множестве мантий, как разглядел Гилт) восседала этом, будто на целом мире. Сам вид, как богатств, так и общей высоты их, так и непроницаемого спокойствия их владельца, не шевелившегося там, наверху, подпиравшего своей головой небо, поразил данмера, отошедшего совсем недалеко от лагеря. Вот было могущество: пребывать одновременно в сосредоточённости полководца и безмятежном спокойствии блаженного младенца в люльке; странствовать по опаснейшей из земель в опаснейшее из времён в одиночку, появляться из ниоткуда и уходить в никуда, властвовать всем. Фигура предстала Гилту воином, а сам себе он — боевой куклой, беспомощной и ничтожной, словно букашка. Всю его дерзость и величие как водой с берега смыло.

        Когда башня ящиков и сундуков приблизилась, и силт остановился, там, наверху, путник пробудился ото сна. Это был данмер, как и Гилт. Он покачнулся на своём сидении, заставив тем самым дрогнуть все вещи под ним, затем опёрся на подлокотник одной ладонью и, протерев правый глаз другой, посмотрел наверх: там было мертвенно-синее небо, дышавшее холодным эфиром. Тогда он посмотрел вниз: там было бескрайнее поле, неуловимая тропа на Запад, стойбище кочевников… и мелкая точка, коей был странник в хитиновом панцире. Подобно поэту в сомнении сощурился данмер наверху и наклонился вперёд всей громадой своих мантий, поддержав что-то слева от падения вниз одной рукой, а другую приставив ко лбу, чтобы солнце на светило в глаза зазря. Он спросил:

        «Кто ты?»

        Голос его, как удар кирки в подземельях шахт эбонита, прокатился по всем равнинам вперёд и обратно, и ещё раз, и во все стороны света, подёрнув небосвод дымкой хаоса, разрушив нерушимые цепи дьявольского мора, коими был скован Морроувинд; приветствовав всех его богов. Гилтришартакх постоял с полминуты в оцепенении, утерявший чувства и сознание, затем пробудился, сдёрнул повязку с лица и ответил:

        «Я Гилтришартакх Три-Стрелы».

        Голос Гилта прозвенел по всем рекам и норам, пробудив всякого, кто ещё спал; кочевники тоже проснулись, потеряв чувство времени и места; как будто длань бесконечности опустилась на равнину. Путник наверху одобрительно кивнул головой, хотя странник в хитине того не видел.

        — А кто ты, и куда держишь путь? — спросил затем Гилт.

        — Меня зови, как хочешь, я обменял своё имя на свободу воли и желаний. Путь же держу туда, куда открыты дороги.

        Странник нахмурился и, поднеся руку ко лбу, решил приглядеться к своему собеседнику внимательнее. Он узнал в фигуре данмера лет полтораста во множестве мантий; черты лица его были остры остротой клинков Индорил вчерашних дней, глаза красны, как мор, а линия рта, изогнувшаяся в снисходительную улыбку — словно полумесяц Массера. По правую сторону от него виднелась рукоять меча; слева покоился устрашающего вида посох. На верхушке его был укреплён кристалл, сверкавший не меньше глади клинка; трость же была на вид черна, как кожа данмера. Гилтришартакх снова обратился к новому знакомцу:

        — Что занесло тебя на этот тракт, чародей?

        — Кочую, подобно слепому гуару: он хоть и слепой, а землю свою знает лучше всех, потому что всю жизнь её не покидал, — данмер посмеялся, затем убрал руку ото лба и сказал что-то на неизвестном Гилту языке; нет, не сказал — протрубил. Силт-страйдер чародея протрубил в ответ и принялся медленно сгибать ножку за ножкой, опускаясь на землю. Когда панцирь его коснулся тракта, оказалось, что ни так уж и высока гора пожитков воина-колдуна; но страх она всё ещё внушала.

        Гилт нерешительно подошёл к силту, а чародей встал ему навстречу, сделав два пасса руками: меч его поднялся с ящика и исчез под мантиями данмера; посох его мягко подлетел к ладони данмера, и тот принял его.

        — Забирайся сюда, воин,— сказал он страннику, и призыв его прозвучал звоном перекрещивающихся в схватке клинков. Листья на земле подлетели в воздух, а через какое-то время голос чародея был слышен чистым гудением где-то далеко-далеко.

        Странник схватился за одну из верёвок и вскарабкался сначала по панцирю, затем встал на один из сундуков. Тот, не успел Гилт поставить ногу, дёрнулся с места и устремился ввысь, затем «передал» данмера урне, которая отнесла его дальше; Гилт поднялся на корзине, шкафчике и табурете, и, наконец, достиг верхушки. С высоты башня сокровищ чародея снова показалась огромной; более того, ещё более огромной, чем в самый первый раз, как Гилтришартакх увидел её.

        Чародей подал руку Гилту, и они обменялись рукопожатием. Первый сказал что-то, но Гилт того не понял; его собеседник извинился и тихо рассмеялся.

        — Я забыл, что ты не знаешь древнего наречия.

        — А ты знал?

        Чародей скрестил руки на груди и, устремив взгляд куда-то в даль, за горизонт вообразимого обычным человеком или эльфом, и сказал:

        — Знал.

        — Откуда? — Гилт, подобно чародею, тоже скрестил руки. Они были одного роста, лица их были одного вида, взгляд был одной остроты и отражал одинаковую концентрацию воли. Они будто схватились в сражении, но таком, какое никто дотоле не видал и не увидит, если не будет равен им.

        — Скоро ты узнаешь это сам, если захочешь, — чародей хитро улыбнулся, не отрывая взгляда от горизонта; затем, пассом руки, он заставил своё кресло исчезнуть, сел на колени и пригласил сесть Гилта. Несколько сундуков поднялись из низин и предоставили ему место.

        — Скажи лучше, что привело сюда тебя, — спросил чародей, внимательно рассматривая Гилтришартакха редкими теперь глазами без радужки и зрачка.

        — Я путешествую на Запад.

        — Отчего?

        — Я алчу знаний. Со мной не сравнился ни один воин в Морроувинде, и я ищу соперника или учителя; может, это будет одно существо?

        — Ты выберешь это сам.

        Гилт изумлённо посмотрел на чародея и опёрся руками на сундук, сев полулёжа.

        — Неужели?

        — Да.

        Несколько мгновений они провели в молчании. Массер за это время дважды пересёк небо.

        — Ты хочешь, чтобы я стал этим существом, — сказал чародей.

        Гилтришартакх встал пред ним в полный рост; но оказалось, что чародей стоял уже задолго до этого.

        — Я могу показать тебе мир, где у тебя будут достойные соперники. Я могу научить, как с ними сражаться и как жить в этом мире. Ты никогда не бывал там и не побываешь, если не пойдёшь со мной, а моё время, — колдун посмотрел наверх: солнце было в зените, — уже поджимает. Я надеялся успеть домой к ужину. Решай.

        Гилт отвернулся и окинул взором страну под ним, но не поверил своим глазам. Она предстала ему вся как на ладони. Оправившаяся от бури равнина, где остался его гуар; гора Вварденфелл, и остров, её окружающий; столицы Трибунала; каждый дом; каждый житель. Он увидел всех и сразу, в одной картине. Они вышли все, как один данмер в одном месте. И этот данмер смотрел на Гилта так, будто отпускал его. Гилт прижался к нему, как к отцу, и неслышно прошептал что-то ему на ухо. Данмер кивнул, а затем исчез.
Гилтришартакх повернулся к чародею, который неизменно стоял и смотрел на него.

        — Я решил, — сказал странник. — Покажи мне твой мир.

        Чародей кивнул и сотворил из воздуха движением руки два кресла; в одно он опустился сам, на другое пригласил сесть Гилта.
Когда они удостоверились, что всё готово, чародей протрубил вновь. Силт-страйдер парализованной страхом крысой взлетел в воздух, но ни один из данмеров не думал даже и шелохнуться от этого его движения. Животное зашагало по тракту вперёд, на Запад.

        — Чародей, — шепнул Гилт.

        — Да?

        — Я не чувствую ничего. Ни сожаления, ни скорби, ни страданий.

        — Ты принял своё решение внешне.

        — Я чувствую себя ничтожным.

        — Ты принял своё решение внутренне.

        Они продолжили путь. Лагерь и поле остались позади, и показались вершины гор Велоти. Силт-страйдер остановился, и невдалеке сверкнула точно такая же молния, какая сверкала, казалось, совсем недавно; с появления чародея прошло уже очень, очень много времени.

        Молния разделила небо и землю, пространство и время, жизнь и смерть. Окружающее порвалось, как ткань, и в дыре этой ткани Гилт увидел новый, неизвестный мир: светлый, манящий, красивый.

        — Я, — сказал Гилт.

        Чародей радостно похлопал его по ладони, лежавшей на подлокотнике.

        — Теперь ты сам своё решение.

        Чародей протрубил на незнакомом языке мелодию, похожую на боевой марш, и под неё силт-страйдер вошёл в дыру.
Окружение поплыло, как вода в морях, закрутилось зелёным, белым и красным светом, устремилось куда-то вперёд, затем затормозило и разделило странников — Гилта, чародея и силт-страйдера, а также сундуки и сумки — на тысячи, на огромное число тысяч мельчайших кусочков, и унесло куда-то вдаль.

        Но Гилт видел, как приближался и приближался светлый, полный свободы мир, ожидающий его, приветствующий его, где он обретёт второе рождение… и как свет сменялся тьмой, радость — горечью, и как далеко остался родной дом, куда он никогда не вернулся.

________________________________________________________________________________



Рассказ №7
(автор - Hrundi)

user posted image

Дорога Тамриэля.

ещё одна вариация истории, рассказанной давным-давно

1.
– Туристическая поездка в Эфиопию – то, что нужно для уставшего от жизни джентльмена.

Человек, глядевший из иллюминатора в аэропорту Аддис-Абебы, потянулся, зевнул и убрал свежий деловой еженедельник. Если бы кто-нибудь неделю тому сказал, что из зимнего мегаполиса он перенесется в душную саванну, Анри Варро – тщательно выбритый тридцатитрёхлетний соучредитель молодой, но известной адвокатской конторы – с трудом поверил бы. Дел накопилось много, они наслаивались друг на друга, как минеральные пласты. Некстати был и только что проигранный процесс с участием персоны, занимавшей высокий пост в правительстве. Слишком давно Анри не видел в зеркале изнанку профессиональной маски – жизнь юриста оставляет мало времени для мечтаний. Но вот...

– Решено! Едешь. Поездка поставит тебя на ноги, как хорошее лекарство. Ты просто устал, старик, – так сказал он себе сегодня утром, впервые избежав обычных сомнений и потратившись только на то, чтобы их проговорить. – Разве есть от чего? Не больно-то любимая, зато доходная работа, миловидная жена, с которой не стыдно появиться на людях. Может, завести ребенка. Хм...

Жара. Адвокат поправил ворот легкой рубашки – выход из самолета долго не объявляли, что Анри с удовлетворением, не переходящим, впрочем, границы политкорректности, приписал менталитету древнейшей расы. В иллюминатор был виден кусочек взлетной полосы, дальше - пожухлая трава, на горизонте начиналась саванна. Где-то за ней, на западе страны, лежало нагорье, в самом сердце нагорья – маленький городок. Название типично африканское – что-то на мба-, мга- или нги -. Анри даже не удосужился запомнить, надо бы справиться с атласом. Ещё и мысли ворочаются, как мухи на упитанной антилопе гну: непривычка к зною давала прикурить.

Да-да, в этом городке, куда он так неожиданно решил поехать, живет его давний приятель.

Четверо их – дружных меж собой во время оно выпускников юрфака престижного, известного во всем мире университета. Тот, про кого Анри вспоминал всё чаще, пожалуй, всегда выделялся некоторой экстравагантностью, но эта выходка перешла любые границы. Окончить перспективное учебное заведение, собрать пожитки, уехать к чёрту на рога – оставив ошарашенных друзей, парочку дальних родственников и не оставив возможности с собой связаться.

– Старик, тебе не хватало и, видимо, не будет хватать резкости – порвать реальность и сделать, что хочешь. Люди вокруг – живут, не консервируясь заживо, – так Анри сказал тогда. Он любил разговаривать с собой – словно видишь в другом точное подобие. И всё же не поехать следом оказалось легче, чем он думал.

Перестать мечтать и снить себе другой мир, подавить желание сбежать из этого бардака – всё равно куда! – оказалось задачей более трудоёмкой. Правдивее признать, что Анри спасовал.

– Ну и?! Зато: жить в просторном доме, каждые выходные – гольф и спортивная стрельба из лука, солидные шишки в постоянной клиентуре...

– Которые раздавят изящным мизинчиком при первой необходимости, – аргументация давала сбой... – Всё это не стоило, старик. Всё, что было золотом честолюбивых стремлений, потеряло цену! Будто рядом наоткрывали приисков, и азартные авантюристы бесцеремонно промыли песок твоей судьбы, избавив даже от пыли.

Как кстати оказалась весточка от старого знакомца!

Вчера. Это был особенный день, тяжёлый и выматывающий нервы. Порядочный трудоголик, Анри расходовал силы на всю катушку. С тех пор, как открыл с друзьями контору, он и не подумал взять отпуск, не считая странной медовой недели с женой, которую отдыхом можно было назвать с натяжкой: им, кажется, не о чем было разговаривать. Брр. Он потряс головой, как буйвол на водопое, и попытался собрать ускользающие мысли. Взять, как щепотку соли. Бесполезно – всё рассыпалось на отдельные крошки.

Ведь он почувствовал себя плохо вечером. Да, схватился за сердце. Упал... Бедный Анри испугался, что умрёт, так и не сделав чего-то настоящего. Такого, о чем скажет за порогом... дома? В доме никого не было - жена уехала к друзьям на пару дней. В последнее время часто у них гостила, к чему бы. До телефона Анри не дополз, чувствуя себя нелепым крабом, опрокинутым на спину, выброшенным в береговую грязь. И что же – потом?..

Не помнит точно. Кажется, от стены отделился шар. Или человек? Может, письмо по электронной почте? Да, ноутбук лежал у стены. Высветилось сообщение с незнакомого адреса? Похоже на то. Мужчина, в котором Анри безошибочно определил давнего друга, рассказывал о привольной жизни где-то в глуши. Анри спрашивал что-то, не разжимая губ, а пришелец важно кивал и говорил, что уже давно ждёт его в гости, и странно, что тот не едет. Всё же, видимо, Анри прочёл это с экрана монитора. Он отчётливо запомнил смайл в конце письма ;;≈

Анри продолжал собирать мысли, словно нанизывая шипы трамы на нитку для бус. По небу карабкается солнце, прогревая до своей температуры металл обшивки и всю начинку самолета. Включающую пассажиров, которые последние пятнадцать минут уже ёрзают на сиденьях. Да, время в той комнате тянулось не так. Оно было неравномерно, как в эру Рассвета – пульсируя и концентрически расширяясь. Сколько веков или часов он лежал, пытаясь сфокусировать взгляд на пришельце/письме? Всё колыхалось и заплывало цветными бликами, он хотел шевельнуться и не мог. Он ощущал столбы воздуха, которые давят на каждую клеточку его тела, заставляя вспоминать и задыхаться...

На следующий день (сегодня?) Анри удалось парой звонков уладить срочные дела, предупредить коллег и жену, что едет в командировку, собрать походный рюкзак, купить амхарский (ведь так?) разговорник и билет на еженедельный самолет, по счастью улетавший через два часа. Ага, вот и объявили выход. Темпераментные южане вскакивают и, толкаясь, как дреуги в бочке, прокладывают себе путь наружу. Кто-то даже успел поругаться. Но клерк улыбается и не спешит.

Приятно помедлить перед выходом на свет после долгого сидения в полумраке.

2.
Выдача багажа и паспортный контроль прошли быстро – Анри показал колоритному негру (копия недавнего высокопоставленного клиента, только в негативе) приглашение от друга, тот заулыбался и поставил штамп в паспорт. Теперь Анри был под другой юрисдикцией – ему нравилось отмечать такие вещи.

Улицы Аддис-Абебы встретили туриста шумом и грязью. Частник на довоенном драндулете подвёз его до вокзала, где, кое-как объяснившись, Анри поел в местной закусочной и купил билет на поезд до нужного города. Как легко было понять, поезда отправлялись не больно регулярно, привнося в жизнь пассажиров толику свободы и разнообразия, однако, хвала Азуре, старый паровозик уже стоял на предпоследней платформе.

Судя по всему, в это время года на поездах в Эфиопии никто не ездил. В вагоне было пусто, только сморщенный темнокожий проводник посапывал в своем купе. Анри хотел было разбудить его и попросить предупредить загодя об остановке, но тут же увидел схему маршрута, пришпиленную к стене чем-то похожим на зуб. Пункт назначения был одной из последних станций, почти конечной, и путешественник решил повременить с инициацией. Тем более что сон старика был недружелюбен – такое слово Анри подобрал себе после некоторых размышлений... Как будто тот смотрел сквозь веки или кожей. Анри подумал было перейти в другой вагон, раз уж поезд пустой, но локомотив запыхтел и тронулся.

Выбрав себе купе почище, герой уселся у окна и погрузился в созерцание, глядя на однообразные пейзажи и упоённо вдыхая воздух, бьющий из открытой форточки – скорость была приличная.

День проходил мимо. Быстро темнело.

3.
Скоро Анри перестал обращать внимание на пустые полустанки и с ещё большим интересом стал вглядываться в однообразную местность, надеясь заметить какую-никакую живность. Сафари никто не обещал, но лук и колчан стрел при сборах попали в рюкзак первым делом.

Анри не знал, сколько времени смотрел в равнину, пока не увидел зверей. Последующее случилось тяжёлым равномерным ливнем – быстро и неотвратимо.

Сначала он заметил группу тварей, похожих на поздний полдень – легких и прозрачных. Те применили трюк ослепления, и ищущий не смог взять прицел – выстрелить, чтобы достигнуть их Сердца. Не сбивая ритм, он вспомнил, что природа детей Ану закрепощена. Прищурившись, разгадал, что они плавают на лодках, как в колыбели. Саванна тоже менялась и плыла. Для этих существ она была морем света, испарения преломляли и колыхали лучи зрения, не давая зрачку фокусироваться. Тяга к истоку сшивала ладьи в цельный, приросший к поезду архипелаг, и вскоре, ведя взглядом по лучу, Анри заметил, что существ гораздо больше – некоторые шли рядом с поездом, а некоторые парили по бокам и выше от состава. – ...А вдруг я не вернусь отсюда... –

GHARTOK PADHOME. Правая ладонь.

Потом Анри заметил прогалины в свете дня. В них он узнал темноту и другое царство тварей, которые пожирали свет, приманивая яркими ложноножками, растворяя в своей утробе. Он сумел понимать их и разгадал: злоба на свет не сильнее своего отражения в Водах. Оттого они охотнее пожирали самое себя, создавали водовороты и лили формы звуков. Поезд менялся и плыл. Анри захотел навести прицел на этих существ, выстрелить – чтобы достигнуть их Сердца, жадно впитать тьму без нужных не-глаз. Ищущий не смог – существа применили трюк оглушения. Не сбивая ритм, он вспомнил, что природа падомаиков изменчива. Амплитуда нарастала, острова звуков говорили, что, прикипая обманными ходами к порождениям света, вторые твари тоже плыли по бокам от состава, но ниже. – ...И никогда не увижу родных... –

GHARTOK PADHOME. Левая ладонь.

Отбросив лево-право и да-нет, Анри заметил третий тип существ. Они росли из первых двух и были вкручены вовнутрь. Пробежав по винту спирали, чтобы развернуть зеркала свето-звуков, Анри смог узнать Серое-Может-Быть. И понял!! Обойдя третий трюк, похожий на кусающую себя за хвост неопределенность, ищущий нащупал границу между Я и Я и завладел её Сердцем: хитрость удалась. Бог радовался. Танцуя на пороге одиннадцатью разными способами, он заметил себя вибрирующим, как бритва на волоске, и упал вниз-вверх, разделяя время. Он сам менялся и плыл. Войдя внутрь, Анри сумел взять прицел и увидеть сад башен – опрокинутых, стоящих и вечно изменчивых по расслаивающимся координатам – и выстрелил. Стрела стала новой Башней, проникая в изнанку обретённого мира, сбивая ритм... – ...Будь что будет. Слишком долго ждал. –

GHARTOK PADHOME GHARTOK PADHOME. Стрела стала рассыпающейся Башней – камень алфавита взорвал кладку – дорога нашла свой конец.

Сзади стоял проводник. Он был зол, и три его глаза полыхали золотом. Пять пар рук разделяли кожу, мясо, кровь, желчь и кость, одиннадцатая держала Муатру Убийцу Богов. Старик не узнал Правящего Короля и кричал, кричал только от бессилия и данности. Потому что не был человеком.

...Какая тяжесть в груди...

– ОН. НЕ. ТЫ. – И каждое слово отозвалось финальным ударом живого сердца.

...

В последние мгновения жизни Анри Варро увидел ясное небо над Вварденфеллом, жадного до побрякушек скального наездника, пытающегося унести в клюве сверкающий лук, и подумал, что такая смерть – в которой вспомнил себя настоящего, в которой нашёл свой забытый дом – даёт смысл всей прошедшей жизни, подумал, что да, он успел и знает это, подумал, что, если бы он мог выбрать или сочинить себе смерть, он выбрал бы или сочинил – именно такую.

Авантюрист дёрнулся ещё раз, и реальность выключилась.


________________________________________________________________________________

________________________________________________________________________________


добавлено varjag - 14.04.10 - 13:31
Поехали. Точнее поползли. smile.gif

У каждого голосующего есть три плюса и один минус. Можно отдавать не больше двух плюсов одному рассказу. Можно вообще раздать не все имеющиеся плюсы и минусы.

Предварительная дата подведения итогов - 1 июня, день защиты детей. smile.gif

Сообщение отредактировал varjag - 27.05.10 - 22:34

"Без ложной скромности замечу
Я гениальный человек
А то что ничего не создал
Так я был занят и болел"
ПрофайлОтправить личное сообщениеВернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
 
Hrundi
  post 14.04.10 - 23:07   (Ответ #5)
Пользователь offline

-----


Вассал
Группа: Обыватель
Сообщений: 216
Репутация: 105
Нарушений: (0%)
Ура-ура. smile.gif

Я первый, значит? Тогда вперёд.

Мне кажется, что все авторы постарались написать хорошо, и, в общем, даже получилось – в своём огороде плюшки заслуживает каждый. Это приятно: есть, из чего выбрать. Плюсы отдал двум рассказам, которые задели (классом они тоже повыше остальных).

№1
Не хватило вычитки. За такие вещи, как “коренной уроженец”, “да светятся их имена”, “свирепо испепелил”, цепляется глаз, это не располагает. Более тщательно разбить на абзацы тоже хорошо бы – в начале проблемы со временем. А персонажи – отличные, хоть и шаблонные.

№2 +
Здорово. Всё довольно предсказуемо и скроено из известных кусочков, но мастерски подогнано. Рельефность характеров – все персонажи говорят тем языком, каким должны. Стройно по форме – может быть, только кульминация чуть затянута. Прочиталось влёт. И настроение. Светло становится. Спасибо автору.

№3
Эпично) Но сложно читать. Много штампов. Много мэрисьюшности. Часто напоминает пересказ игры или ролёвку: “и тут”, ”и вот”. Детали происходящего автор сам не слишком представляет, что не способствует тому же у читателя) Было бы хорошо в дальнейшем сочинять поменьше тысяч знаков, но больше концентрироваться.

№4 ++
Мне ничего не хочется здесь писать. Два плюса этому рассказу, и жалко, что не десять.

№5
Upd: минус снят, см пост №35.

№6
Пряность звучания восточной легенды-сутры-притчи, быстро переходящая в выспренность и подчиняющая себе остальные составляющие повествования. Герои разбухли так, что даже воздуха не осталось. Хочется чувства меры.

№7
Фантазийно, не более. Хочется плавности развёртывания и большего внимания к читателю.


Всё же что-то в воздухе витает – от одного к другому. Как совсем общие места – колдуны Телванни, Акатош, так и более специфичные вещи – божественные яйца smile.gif, Гнисис, колючки трамы, путешествия между мирами, Я и Башня. Для таких перекличек и нужны конкурсы, я считаю. smile.gif

Сообщение отредактировал Hrundi - 26.04.10 - 11:50
ПрофайлОтправить личное сообщениеВернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
 
____
  post 14.04.10 - 23:59   (Ответ #6)
Пользователь offline

-----


Магистр
Группа: Обыватель
Сообщений: 863
Репутация: 389
Нарушений: (0%)
Сэры конкурсанты, позвольте открыть голосование. (Э, да я уж не первый! Тогда продолжить)).  Понимаю, что определиться в предпочтениях после первого прочтения не всегда удается, и после, может, буду локоть ко рту тянуть - но в этом позже у меня вряд ли будет время, чтоб вернуться к конкурсу. Поэтому прошу простить за некоторую, может статься, поверхностность в оценках.

Рассказ №1.

Замечания к тексту. Прошу принять к размышлению.

О стиле и грамматике:
Спойлер! Чтобы прочитать скрытый текст, щелкните мышкой.


О логике:
Спойлер! Чтобы прочитать скрытый текст, щелкните мышкой.


Что понравилось:
Образ волшебника Телванни в целом неплох. На фоне остального он просто подарок судьбы.

Без оценки.



Рассказ №2

Начало очень слабое - этакое откровенное наведение тени на плетень. Сюжет известен со времен царицы Шахразады как классика жанра и перещупан литературой и кинематографом. К теме конкурса... кхммм, не поняла, где тут дороги или города. Разве что понимать путь метафорически.
Но отдаю плюс.
Плюс - за героя-рассказчика. Хороший, славный, просто замечательный дядька. С таким не пропадешь ). Это редкий герой - он поступает правильно, но при этом не выглядит идиотом или поборником Добра. Хорошо! *хлопает в ладоши*
Кроме того: во время чтения как въяве видела "Обливион". Помните все эти сгоревшие дома провинции Киродиил? А пещеры и форты с записками? Вот вот. Атмосфера ж! )
И, поначалу напугавшись обилия букв, на деле прочитала рассказ влёт. Без желанияя бросить.



Рассказ №3

Этот рассказ длиннее первого раза в два, и ошибок в нем больше во столько же крат. Перечислять их с объяснениями, как выяснилось, долго и утомительно, поэтому просто скажу, что больше всего меня умилили бретон Льюис, говорящий сам о себе "Ничто не скроется от опытного взгляда мага", жена генерала Дариуса, работающая, как пишет автор, в прилавке; невероятная кротость Алана, стойко сносившего как кражи, так и подлоги, пока его не выгнали из Легиона, и непонятным образом понявшего, кто виновник всех его несчастий всего-то при виде своей метки на кинжале; а также выражение "постимперские годы" Алана - видимо, ему консолью расу сменили.
Цитата: 
Рыцари получили за успешное выполнение последнего задания, было достаточно, чтобы закатить настоящую вакханалию
Вот оно, лицо Имперского Легиона, охохо...
Будьте внимательнее. Ну пожалуйста.

Без оценки.



Рассказ №4

Я бы, возможно, поставила сюда  плюс, если б не рассказ №6, в пользу которого этот плюс ушел.
Цитата: 
Средняя часть храма ... есть суета Настоящего
Вот сомневаюсь, уместно ли здесь слово "суета". Храм, все-таки.



Рассказ №5

Это рассказ? Правда? Может, часть его украли злопыхатели? Жаль - ведь у одного из героев были большие надежды - продать за две тысячи дрейков кусок стекла-сырца.
По уровню абсурда этот текст перекрыл первый и третий.



Рассказ №6

Гуар и его наездник, конь и его мальчик... CHIM! Держите плюс! Скорей держите!
В рассказе нашла с полдесятка ошибок, но вот уж в этом случае грамматику прощаю. За содержание, да. За то, что в самом последнем абзаце луна поворачивается обратной стороной и так больно - Лорд, Вивек, Айем, Сет... "Как же грустно быть богом".
И да, вот еще! Я ужасно боялась, что сейчас все превратится в какой-нибудь Китай. Мне на этом форуме попадались самураи, переодетые ординаторами, и буддистские монахи, переоднтые в последователей Троих. Но у вас они остались данмерами.
Только местами громко немного. Как в музыке потише называется? Пиано... пианиссимо... ).


Рассказ №7
Так получилось, что сначала я заглянула в конец рассказа и страшно впечатлилась красою одиннадцатирукого Правящего Короля. Мне казалось, что третий плюс будет стоять здесь. Но потом  прочитала все сначала.
Не понравилось. Как будто читаешь американский рассказ для работников офиса.
К тому же, несмотря на три типа существ, письмена на ладонях, Башню и память о забытом доме общий смысл как-то... пустоват.
Знаете, я вам поставлю два моих оставшихся значка - и плюс, и минус. В итоге они, конечно, дают ноль, но это не такой ноль, как остальные.
Думаю, на форуме найдутся те, кому ваш рассказ придется по душе.
____________________

Итого:
Рассказ № 2 - "+".
Рассказ № 6 - "+".
Рассказ № 7 - "+" и "-".

Сообщение отредактировал ____ - 15.04.10 - 00:05

Bethesda Softworks\Morrowind\Data Files\Sound\Cr\ashgl\moan
ПрофайлОтправить личное сообщениеВернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
 
Wind
  post 15.04.10 - 00:07   (Ответ #7)
Пользователь offline

-----


Призрак
Группа: Обыватель
Сообщений: 2 988
Репутация: 296
Нарушений: (0%)
Наконец-то и я все одолел smile.gif
Два рассказа понравились больше других. Интересны и легко читаются.

№2 +
№4 ++

Сообщение отредактировал Wind0fChange - 15.04.10 - 00:23
ПрофайлОтправить личное сообщениеВернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
 
____
  post 15.04.10 - 00:19   (Ответ #8)
Пользователь offline

-----


Магистр
Группа: Обыватель
Сообщений: 863
Репутация: 389
Нарушений: (0%)
>> Hrundi:
Ах, вы заметили божественные яйца! ) Правда, вышло так, как будто четвертый автор рьяно полемизирует с первым?
А еще, кроме того, что вы подметили, есть общие Альд'рун и Тульс Вален. Хотя Гнисис, кажется, лидирует.
Интересно, что почти все рассказы "морроувиндские", а не "обливионовские".

Bethesda Softworks\Morrowind\Data Files\Sound\Cr\ashgl\moan
ПрофайлОтправить личное сообщениеВернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
 
Hrundi
  post 15.04.10 - 14:36   (Ответ #9)
Пользователь offline

-----


Вассал
Группа: Обыватель
Сообщений: 216
Репутация: 105
Нарушений: (0%)
Всё же с первого прочтения многого не разглядел и с классом погорячился. Шестой рассказ не уступает второму - в чём-то даже превосходит, несмотря на тяжеловесность. Жалко, плюсов мало)

>> ____:
Ещё комуника, данмерские татуировки и мёртвые/уснувшие, глядящие без глаз.

Про автора во втором рассказе - точно. Вспомнил довлатовские повести. В четвёртом рассказе - было здорово увидеть Борхеса и У. Эко. Видать, переклички случаются не только между конкурсантами)

Сообщение отредактировал Hrundi - 15.04.10 - 14:38
ПрофайлОтправить личное сообщениеВернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
 
Qui-Gon-Jinn
  post 15.04.10 - 16:15   (Ответ #10)
Пользователь offline

-----


пепельный кекс
Группа: Ролевик
Сообщений: 1 280
Репутация: 228
Нарушений: (0%)
Воздадим хвалу богам и авторам за начало конкурса! Бокалы ввысь!

Но время не ждёт. Перейдём к слонам.

Рассказ №1 — порадовал лёгкостью слога и незамысловатыми образами. Но, может, именно из-за незамысловатости образов сам рассказ вышел незамысловатым? Очень подробно разбирать рассказ нет желания, потому что это дело не Квая; найдутся такие, какие любят вычёсывать блошек в гривах авторов, хе-хе-хе. Если от Квая потребуют объяснений, он их даст; но нет просьбы, потому пока ограничусь простым "спасибо".) И, да, видно было, что рассказ написан в большой спешке. Без оценки, хорошо?

Рассказ №2 — чем-то повеяло компьютерным "Ведьмаком". Разрушенный дом в поле, мертвецы, освободить мертвецов... да и другие детали антуража, хотя в целом понравилось. Но мутсэра ____ верно сказал — начало подкачало.) И Обливионом повеяло, действительно. Как, бывало, сидишь, и тут м-м-м — ветерок киродиильский... smile.gif Спасибо.

Рассказ №3 — неплохой у истории стержень, пускай и стар, как мир. Но всё новое, чёрта с два, хорошо забытое старое, разве нет? Единственное, что обрамление стержня слабое. Да и не любит Квай Империю, что поделаешь? Но спасибо, почитать было интересно.

Рассказ №4 — после имперских топей третьего рассказа этот пришёлся лёгким дождём Западного Нагорья, и спасибо Вам за него. Отдаю Вам плюс.

Рассказ №5 — несмотря на то, что остаток рассказа потерялся в пути, Квай не поставит ему минус. Просто хотелось бы дочитать, вот всё, что он скажет. Зачин хороший, бытовой, хотя и шершавый своим воровско-варварским антуражем. Спасибо.

Рассказ №6 — ох-хо-хо, да этот рассказ будет потяжелее того колдуна со всеми его пожитками! Хотя сама история приятная, единственное только — показалось, что она неокончена, или очень скомкана. Знаете, автор, как бывает? — много всего, нет времени убраться и подмести. Не расцените за оскорбление, просто, наверное, можно было бы пройтись стамеской по сучкам и задоринкам. Спасибо, Кваю приглянулось.

Рассказ №7 — вот этому рассказу я поставлю минус, хотя, кажется, прямо-таки вижу его автора. Как-то не к месту Аддис-Абеба, не находите? И Квай, может, подслеповат стал, но перехода от реальности к виртуальности не узрел, ровно как и их самих — очень тяжко разграничивается. И с метафизикой Древних Свитков переборщили, думает Квай.

~ ~ ~ ~ ~ ~ ~

Таким образом:
Рассказ №4 — "+"
Рассказ №7 — "-"



P. S.
Кваю кажется, что он точно знает авторов 1, 4, 5, 6 и 7 рассказов. Надеюсь, что моё рентгеновское зрение ещё не так испорчено, как обычное. smile.gif

Всем ещё раз большущее спасибо. Даже два!

*уползает*
ПрофайлОтправить личное сообщениеВернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
 
Аха'Cферон
  post 15.04.10 - 23:04   (Ответ #11)
Пользователь offline

-----


Магистр
Группа: Обыватель
Сообщений: 1 776
Репутация: 209
Нарушений: (0%)
Рассказ №1

«Играла роль, нежели говорила, ибо язык без эмоций - мертвый свидетель» © Пелинал Вайтстрейк

Без оценки. Сам по себе рассказ может быть и неплох, при том, что как и почти все составлен из затертых до дыр стереотипичных для поклонников Морровинда штампов, но тем не менее эмоциональная составляющая отсутствует напрочь, просто сухое повествование. Неплохо.

Рассказ №6

Я не понял о чем здесь говориться, что конкретно имеется ввиду, если это притча, то очень странная, если рассказ - то никакой. Элементы повествования, весьма противоречивы, иногда даже неуклюже простоваты. Шарм таинственности придает ей некую целостность, соединяя воедино разрозненные элементы, но оставляет после себя горький вкус непонимания, или лучше сказать недоделанности.

Рассказ №2 - +

Сюжет обычный как ясное небо, но степень подачи - впечатляющая, если автору будет приятно узнать,  то это единственный из всех рассказов которой выжал из меня слезу, когда я читал молитву погибшей девочки. Да - просто, но оставляет после себя неоднозначные впечатления, имеет смысл читать под определённую музыку, дабы понять смысловую нагрузку. Спасибо. smile.gif 


Рассказ №3


Неплохо, довольно содержательно, такая относительно "крепкая", хотя и ничем не примечательная фан-история, но все равно не цепляет. Сухости я не заметил, как впрочем и мало-мальских переживаний, или более того - рефлексий главного героя, но общая обыденность не заставляет относиться к этому, как-то иначе, чем просто бытовой истории. Но уже лучше, чем первый рассказ.

Рассказ №7 - +

Песня души, где каждый поет о том, что чувствует, хотя и не всегда умело обрамляет это в виде слова. Вам стоит поучиться у MK, или даже принять психотропные вещества для лучшей эзотеричности, выбор останется за вами, но помните, что «проще поцеловать возлюбленного, чем самому стать им.» © Вехк


Рассказ №4


В целом хорошо, на фоне того, что уже было - заметно выделяется сюжетная фабула, интересно, несколько необычно, но с шармом, ради которого я и готов выставить, задержавшийся в моих закромах последний +.

Рассказ №5

Без комментариев. -

Итого:

Рассказ №2 - +
Рассказ №7 - +
Рассказ №4 - +

Рассказ №5 соответственно "-"



Сообщение отредактировал Аха'Cферон - 16.04.10 - 00:03
ПрофайлОтправить личное сообщениеВернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
 
____
  post 16.04.10 - 15:03   (Ответ #12)
Пользователь offline

-----


Магистр
Группа: Обыватель
Сообщений: 863
Репутация: 389
Нарушений: (0%)
>> Hrundi:
Цитата: 
Ещё комуника, данмерские татуировки и мёртвые/уснувшие, глядящие без глаз.
Последний из этих глядящих так меня напугал, что я забыла о предыдущих ).
Цитата: 
В четвёртом рассказе - было здорово увидеть Борхеса и У. Эко.
А мне он напомнил Голдинга Уильяма. Из-за храма, что ли. Вообще, при чтении мне казалось, что четвертый и шестой тексты в принципе одинаковы - только рассказывают об одном и том же как бы для посвященных (6) и для непосвященных (4). Ну, как миф и сказка. Поэтому при оценивании выбрала эзотерический вариант, несмотря на страх разочароваться.

>> Qui-Gon-Jinn:
Цитата: 
Очень подробно разбирать рассказ нет желания, потому что это дело не Квая
Даже в виде бескорыстной помощи авторам?
Цитата: 
Кваю кажется, что он точно знает авторов 1, 4, 5, 6 и 7 рассказов
При повторном прочтении второго рассказа (а я его перечитала, да, и не без удовольствия), показалось, что он часть своего рода цикла, и меня одолели подозрения насчет авторства. Можно открывать тотализатор ).

>> Аха'Cферон:
Нельзя ли спросить у вас, что такое "сюжетная фабула"? Что такое фабула и что такое сюжет - понимаю, способы их взаимодействия благодаря Выготскому худо-бедно представляю, а вот с сюжетной фабулой сталкиваюсь впервые, и выражение как-то не укладывается у меня в голове. Где бы о такой прочесть?

ПэЭс: Перечитала свой голосильный пост и в который раз зареклась писать ночью из состояния сна -  не попадаю по клавишам, охохо.

Bethesda Softworks\Morrowind\Data Files\Sound\Cr\ashgl\moan
ПрофайлОтправить личное сообщениеВернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
 
Hrundi
  post 16.04.10 - 15:34   (Ответ #13)
Пользователь offline

-----


Вассал
Группа: Обыватель
Сообщений: 216
Репутация: 105
Нарушений: (0%)
>> ____:
Мне кажется, в шестом для мифа не хватило многомерности. Карточки можно не перекладывать, но что-то подобное должно быть, или?

Гм. Пожалуй, я знаю авторов под номерами 2-7. Поугадывать - интересно. smile.gif

Сообщение отредактировал Hrundi - 16.04.10 - 15:51
ПрофайлОтправить личное сообщениеВернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
 
Qui-Gon-Jinn
  post 16.04.10 - 16:20   (Ответ #14)
Пользователь offline

-----


пепельный кекс
Группа: Ролевик
Сообщений: 1 280
Репутация: 228
Нарушений: (0%)
>> ____:
Цитата: 
Даже в виде бескорыстной помощи авторам?
Только если так. Но Кваю к Вашим, мутсэра, словам добавить пока нечего. Авось, перечитается — авось, найдётся, хе-хе smile.gif

Цитата: 
Можно открывать тотализатор
А кстати, Кваю небезынтересно: можно ли в открытую пытаться угадать автора?

Сообщение отредактировал Qui-Gon-Jinn - 16.04.10 - 16:20
ПрофайлОтправить личное сообщениеВернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
 
____
  post 16.04.10 - 16:55   (Ответ #15)
Пользователь offline

-----


Магистр
Группа: Обыватель
Сообщений: 863
Репутация: 389
Нарушений: (0%)
>> Hrundi:
Цитата: 
Мне кажется, в шестом для мифа не хватило многомерности.
Вместо нее есть Сальвадор Дали - этот старый силт страйдер со своей поклажей и чародеем точь-в-точь слоник на спицах-ногах с картины "Сон, навеянный полетом пчелы", или с "Искушения святого Антония", - а кроме того, "Матрица" -
Цитата: 
Гилтришартакх повернулся к чародею, который неизменно стоял и смотрел на него.
        — Я решил, — сказал странник. — Покажи мне твой мир.
        Чародей кивнул и сотворил из воздуха движением руки два кресла; в одно он опустился сам, на другое пригласил сесть Гилта.
Вообще, некий дух пародийности витает, витает в этом рассказе. Хотя, может, это я его туда привношу своими домыслами.


>> Qui-Gon-Jinn:
Цитата: 
Только если так. Но Кваю к Вашим, мутсэра, словам добавить пока нечего
Да я только один рассказ здесь и разобрала - и то наскоро. В остальных у меня красные галочки натыканы (распечатала, чтоб читать), но вот ни времени, ни сил сюда переписывать. Между тем, если разок почистить ошибки - впредь человек старается таких не допускать (да, вот, додумалось - в теории).
Цитата: 
Кваю небезынтересно: можно ли в открытую пытаться угадать автора?
А вы у модераторов спросИте ).

___________________________________

>> Аха'Cферон:
Цитата: 
Неужели нам бедным студентам уже и ошибиться нельзя или это женская въедчивость?
Почему же въедливость, ошибиться может каждый. Но вы так странно выражались в последнее время (по крайней мере, в тех темах, которые я просматривала), что я решила привлечь к этому ваше внимание. Ну, чтоб вы были немного собраннее, а то ведь как бывает - ляпнешь что-нибудь, не подумав, а потом неудобно.
Надеюсь, вы не в обиде, что пишу это не в репутационную статью в качестве ответной вежливости. Просто, как и многим, мне неприятны "низаштошные" плюсы. Ни ставить, ни получать не нравится.

Сообщение отредактировал ____ - 16.04.10 - 22:17

Bethesda Softworks\Morrowind\Data Files\Sound\Cr\ashgl\moan
ПрофайлОтправить личное сообщениеВернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
 
Qui-Gon-Jinn
  post 16.04.10 - 17:02   (Ответ #16)
Пользователь offline

-----


пепельный кекс
Группа: Ролевик
Сообщений: 1 280
Репутация: 228
Нарушений: (0%)
>> ____:
Цитата: 
Да я только один рассказ здесь и разобрала - и то наскоро. В остальных у меня красные галочки натыканы (распечатала, чтоб читать), но вот ни времени, ни сил сюда переписывать. Между тем, если разок почистить ошибки - впредь человек старается таких не допускать.
Посмотрим.

Цитата: 
А вы у модераторов спросИте ).
Вот Квай и спрашивает! Товарищ varjag, можно ли, угадывать-то?
ПрофайлОтправить личное сообщениеВернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
 
varjag
  post 17.04.10 - 00:18   (Ответ #17)
Пользователь offline

-----


Варяг
Группа: Обыватель
Сообщений: 1 049
Репутация: 434
Нарушений: (0%)
>> Qui-Gon-Jinn:
Цитата: 
А кстати, Кваю небезынтересно: можно ли в открытую пытаться угадать автора?
Как голосование закроем, можно устроить, скажем, неделю-угадайку. Потом раскрываем карты. Не стоит прямо сейчас всё мешать в кучу.

"Без ложной скромности замечу
Я гениальный человек
А то что ничего не создал
Так я был занят и болел"
ПрофайлОтправить личное сообщениеВернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
 
Kraulshawn
  post 17.04.10 - 08:51   (Ответ #18)
Пользователь offline

-----


Последний солдат Империи
Группа: Обыватель
Сообщений: 478
Репутация: 165
Нарушений: (0%)
Анализ и критика никогда не были моим коньком. Поэтому судить и разбирать произведения предоставлю тем, кто это хорошо умеет.
А мне понравились практически все выложенные на суд читателей произведения. Конечно они разные по стилю и исполнению, но уже хорошо то, что конкурс таки состоялся.

Рассказ №2 ++
Рассказ №4 +

Минус, отданный в мое распоряжение пускай останется у меня.

Сообщение отредактировал Kraulshawn - 17.04.10 - 08:52

"Я, можете смеяться, но – идеалист. И хочу, чтобы Россия раз и навсегда таким государством стала, чтобы я им непрерывно и круглосуточно гордился"
ПрофайлОтправить личное сообщениеВернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
 
alpha
  post 17.04.10 - 15:16   (Ответ #19)
Пользователь offline

-----


Стражник
Группа: Обыватель
Сообщений: 113
Репутация: 73
Нарушений: (0%)
Полагаю, третий конкурс прозы удался. Приятно видеть, что авторы учли рекомендации критиков к первому конкурсу, и в большинстве работ смысл превалирует над действием. От первого через сорванный второй, опубликованные работы которого были уже на голову выше и содержательнее, добрались до третьего конкурса, который заткнул за пояс оба предыдущих. Некоторые участники, правда, перегнули с усердием: они настолько старательно рисовали свои пейзажи чаем, что в итоге получилось что-то совсем уж на любителя. Приятно ощущать себя посвященным читателем, но теперь без плавного перехода представьте, что мир рушится. Вот, уже. Очередной сошедший с рельс астероид, инопланетяне-ксенофобы, вселенский потоп, американцы все-таки спасли мир. Вы спешно пакуете минимум вещей, которые возьмете с собой в персональный ковчег. Да, с вами ваши малолетние дети. Главный вопрос: из вашей огромной библиотеки вы можете взять с собой одну, ну, может быть, две книги. Что это будет? Наверняка самые любимые, которые вы можете перечитывать бесконечное число раз. Разумеется, по ним же вы будете учить своих детей читать. Возьмете ли вы на борт книгу, в которой есть слова: "Гнисис похож на продажную девку, что ублажает сразу двоих"? Пожелаете комментировать малым детям смысл этой фразы? Сколь бы ни был хорош в целом этот текст/книга, он не являются абсолютно универсальным на все времена, для всех возрастов. Сколько бы ни было притягательно зло и его изменчивые лики, добро неизменно, поэтому оно - основа. А добро не то, что не сквернословит - оно не скверномыслит.

Вы уже знаете, что возьмете с собой. Если не Библию (Тору и т.п.), то это будут сказки, которые вы сами читали в детстве. Добрые, мудрые. Туве Янссон, Бажов, Джанни Родари, Гофман, Андерсен, Роулинг...

Чтобы кто не завопил: я не подразумеваю, что все прочие тексты, кроме сказок излишни для человечества. Такие книги нужны. Истории об убийствах, лжи, воровстве (детективы), фантастика, фэнтези (возможно, то же, но в космических декорациях), любовные романы (эротика разной степени откровенности), наконец, специальная литература, - для взрослого человека, для разных возрастов каждая из таких книг может оказаться полезной, для кого-то даже станет откровением. Но они не вечны, потому что не всеобъемлющи и не универсальны настолько, чтобы на них могло расти поколение, любой возраст мог на них опираться, найти понятные, значимые, непреходящие идеи, мораль.

Резюмируя, авторам: не разменивайтесь - пишите вечное. Что для этого пока не хватает? Простоты и доброты. Видеть, брать внешнюю простоту языка и стиля изложения сказки, ее вечную светлую суть, совершенно доступную любому, и наполнять ее идеями подобно изощреннейшему из философов, в своем разумении стоящему над понятиями добра и зла.

А теперь, собсна, раздача слонов:

№ 1. Бодренько, незамысловато. Мне кажется, этот рассказ блистал бы на первом конкурсе, он безусловно очень неплох, но нельзя отделаться от мысли, что автор все же не выучил домашнее задание ) Без оценки.

№ 2. Добротно. Без особых изысков речи, без шкуродёрных откровений. Но если бы у меня была возможность взять с собой в ковчег из всех книг только один из этих семи рассказов, я бы взяла ваш. +

№ 3. Странно. Больше думать, анализировать поступки и слова окружающих в реальности. Это поможет правдоподобнее описывать мысли и действия ваших персонажей. Пока ваше видение очень, гм, неестественно. Без оценки.

№ 4. Присутствуют отдельные изыски, вроде:
Цитата: 
Промозглый закат лизал их зеленую кожу огненными языками.
Цитата: 
Грязь, высохшая и нет, покрывала дорогу, лепилась к лицам и рукам насельников, ползла по стенам.
Цитата: 
Крепкий, как вера, подобно прочим храмам острова он братски походил на альд’рунский.
(кстати, "крепкий как вера" - это хорошо!)

Присутствуют и к месту, скрупулезно подобранные, хлестко верные слова. Хорошо обрисованы характеры. Все, что относится к духовной "кухне", описано замечательно, финальное узрение фрески, снятие обручей - прекрасно. Отношение к рассказу противоречивое. Просится плюс. Но, пожалуй, оставлю так. Без оценки.

№ 5. Недоумение. Кусок рассказа на конкурс - это уж, сэра, ни в какие ворота. Впрочем, написанное, по моему предположению, могло бы оказаться более-менее читаемым, где-то на уровне между 1 и 3 рассказом, если бы было доведено до ума. Без оценки.

№ 6. Любопытно. Этот рассказ хорош. На него стоит обратить внимание. Но своими эпилептически сладостными загибами он настолько охрененно эзотеричен, что не годится для меня, легкой, как и подобная "большая" литература, которой он подражает. Без оценки.

№ 7. Потеря реальности и осознание себя в ином мироздании описаны хорошо, от злого проводника, смотрящего сквозь веки и кожу, закономерно мурашки. При первом прочтении рассказ мне понравился больше, чем при втором. Поначалу хотела ставить плюс, потом как-то раздумала: наворочено слишком много лора, к тому же мне не нравится, когда мешают реальность и фэнтезийность, ни под каким соусом. Без оценки.

Итог. № 2 +

Сообщение отредактировал alpha - 17.04.10 - 15:26
ПрофайлОтправить личное сообщениеВернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
 
Quizi
  post 17.04.10 - 15:48   (Ответ #20)
Пользователь offline

-----


Магистр
Группа: Обыватель
Сообщений: 596
Репутация: 122
Нарушений: (0%)
Прокомментирую только те, что оценил.
Рассказ №1: +1
Доступно, комично. Все предельно ясно и в рамках тематики. Можно поощрить плюсом.
Рассказ №2: +1
Добавлю в копилку "удобочитаемочти" еще одну монетку. Без ненужных изысков писательского дела. Среди недостатков хочется отметить: не проглядывается ни "дорога", ни "город". Автор забыл, что это конкурс не на свободную тему? Однако должен признать, что самому хочется научиться такому простому стилю изложения. Плюс.
Рассказ №5: -1+1
Ради интереса проверил: длина сего обрывка чуть переваливает за 5'500 знаков. Как это вообще попало на конкурс? Надо проверить, нет ли в статистике репутации нашего руководства лишних плюсов с комментариями "Спасибо, что протолкнул!"  biggrin.gif
P.S. Возможно, знаю автора второго рассказа. После подведения итогов интересно будет проверить свое "рентгеновское зрение", как выразился ранее достопочтенный Qui-Gon-Jinn.

Добавлено 26.04.2010.
В связи с последними событиями компенсирую минус, поставленный рассказу №5 исключительно за объем, оставшимся в закромах плюсом. Теперь рассказ хоть на что-то похож, имеет концовку и удобен для чтения. Единственное непонятно: почему ГГ, от лица которого ведется повествование, ничего не предпринял, пока его уважаемый зеленокожий друг подходил все ближе и ближе к развязке своей истории? Мог бы и догадаться, наверное, что пахнет жареным.

Сообщение отредактировал Quizi - 25.04.10 - 23:51

Отслуживший в Имперском Легионе.
ПрофайлОтправить личное сообщениеВернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
 
Nils
  post 17.04.10 - 18:47   (Ответ #21)
Пользователь offline

-----


Рыцарь
Группа: Обыватель
Сообщений: 143
Репутация: 28
Нарушений: (0%)
тaки осилил.
Из того что понрaвилось-
рaсскaз нумeр 6 ++
нe бeз шeроховaтостeй но достaвил.

Если я пойду и долиною смертной тени, не убоюсь зла, потому что Ты со мной; (Пс.22:4)
ПрофайлОтправить личное сообщениеВернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
 
sword
  post 19.04.10 - 10:31   (Ответ #22)
Пользователь offline

-----


Рыцарь
Группа: Обыватель
Сообщений: 143
Репутация: 30
Нарушений: (0%)
рассказ № 4 ++
отличный рассказ

рассказ № 6 +
заумно, непонятно, но красиво! Плюс

Еще думал поставить плюсик рассказу №7 за концовку, но вот за города и дороги Эфиопии так и просится минус, так что  без оценки.

Минусы никомы не буду ставить
рассказ №5 хотелось бы сначала дочитать, а потом оценивать. Судя по началу, могла бы получиться забавная история по незадачливого авантюриста, можеи даже и неплохая, в общем жаль, что автор ниасилил.
ПрофайлОтправить личное сообщениеВернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
 
Кинарет
  post 19.04.10 - 20:55   (Ответ #23)
Пользователь offline

-----


socially retarded
Группа: Обыватель
Сообщений: 425
Репутация: 235
Нарушений: (0%)
4 - ++
2 - +
за четвертый особенное спасибо автору
nyaa~ ^^

pain is temporary
glory is eternal
ПрофайлОтправить личное сообщениеВернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
 
____
  post 20.04.10 - 20:50   (Ответ #24)
Пользователь offline

-----


Магистр
Группа: Обыватель
Сообщений: 863
Репутация: 389
Нарушений: (0%)
Ахтунг! Автор № 7!
"Смайл в конце письма" пропечатался у меня в бумажном варианте так, что вместо хоботов был знак вопроса (;;?). Но теперь я взглянула и  у з н а л а! Кажется, у меня сейчас лопнет лицо от улыбки ).

Bethesda Softworks\Morrowind\Data Files\Sound\Cr\ashgl\moan
ПрофайлОтправить личное сообщениеВернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
 
Кэр воин тьмы
  post 21.04.10 - 12:24   (Ответ #25)
Пользователь offline

-----


Магистр Дома Телванни
Группа: Хозяин подземелий
Сообщений: 1 193
Репутация: 465
Нарушений: (0%)
>> varjag:
Доброго времени суток.)
Хотелось бы поговорить о рассказе под 5 номером. Мне удалось правильно угадать автора и так как я лицо незаинтересованное (в конкурсе не участвую и ежели нужно, то не буду и голосовать) хотел бы высказаться от его имени. Сие произведение дописано и продолжение было выслано в срок, потому автор удивлён видя только кусочек своего детища... Хотелось бы узнать почему так произошло. Возможно имел место баг мобильного интернета и письмо не дошло или ты не заметил второе письмо - не знаю. Даже если так, то этот кусок не подходит по правилам конкурса и незачем его было выкладывать.
Если это ошибка интернета - просим снять с конкурса рассказ, если же твоя - выложить рассказ полностью и обнулить голосование.

Будь что будет! Что было, есть!
Смех да слезы, а чем еще жить?
И если песню не суждено допеть,
Так хотя бы успеть сложить.
ПрофайлОтправить личное сообщениеВернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
 
Quizi
  post 21.04.10 - 18:25   (Ответ #26)
Пользователь offline

-----


Магистр
Группа: Обыватель
Сообщений: 596
Репутация: 122
Нарушений: (0%)
Вот она, собака-то зарытая. Стало быть, рассказ №5 в действительности должен быть полным, а этот обрывочек - результат ошибки, случившейся при передаче/публикации? Ждем, как рассудит сие недоразумение varjag.

Сообщение отредактировал Quizi - 25.08.10 - 23:52

Отслуживший в Имперском Легионе.
ПрофайлОтправить личное сообщениеВернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
 
sword
  post 24.04.10 - 21:41   (Ответ #27)
Пользователь offline

-----


Рыцарь
Группа: Обыватель
Сообщений: 143
Репутация: 30
Нарушений: (0%)
ап теме.
Может, пока начальства нет, Кэр воин тьмы, как лицо незаинтересованное, выложит рассказ №5 целиком? Было бы интересно прочитать его полностью,  smile.gif и может, кто-то захочет снять минус.
ПрофайлОтправить личное сообщениеВернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
 
Wind
  post 24.04.10 - 21:47   (Ответ #28)
Пользователь offline

-----


Призрак
Группа: Обыватель
Сообщений: 2 988
Репутация: 296
Нарушений: (0%)
Цитата: 
как лицо незаинтересованное

Заинтересованные лица могут написать об инциденте Варягу в личку, чтобы подогреть и его интерес smile.gif
ПрофайлОтправить личное сообщениеВернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
 
Кэр воин тьмы
  post 24.04.10 - 22:41   (Ответ #29)
Пользователь offline

-----


Магистр Дома Телванни
Группа: Хозяин подземелий
Сообщений: 1 193
Репутация: 465
Нарушений: (0%)
Цитата: (sword @ 24.04.10 - 21:41)
ап теме.
Может, пока начальства нет, Кэр воин тьмы, как лицо незаинтересованное, выложит рассказ №5 целиком? Было бы интересно прочитать его полностью,  smile.gif и может, кто-то захочет снять минус.

Могу выложить. Другое дело, что те, кто уже проголосовал - могут более не появиться в теме и не изменить своего голоса... Потому я и просил об аннулировании.
Цитата: (Wind0fChange @ 24.04.10 - 21:47)
Заинтересованные лица могут написать об инциденте Варягу в личку, чтобы подогреть и его интерес smile.gif

Варягу автор писал. Только он на ЕСН видимо бывает не часто.

Пятый рассказ как он должен быть

Таверна. Обычное для юга Ввандерфелла заведение, коих было значительное множество в силу значительного множества путников в этих местах. В одну из них мне и пришлось заглянуть - не из любопытства, конечно нет. Мною двигал голод и желание найти хотя бы одного собеседника.
Таверна называлась "Краб Дельта", являлась в прошлом силт-страйдером, панцирь которого образовывал стены заведения. Хозяин, Дельт, сделал хитрый ход - немного пристроек, грамотное обустройство... и сюда сами потянулись всяческие паломники и бродяги вроде меня.
Внутри было ужасно скучно - четыре столика, два из которых были заняты, третий завален остатками еды, а четвертый пустовал. Я не преминул его занять, но стоило мне присесть, как...
- Горб! Неужто не узнаешь старого знакомого? Ах ты растакой!
Никогда не ожидал встретить здесь Грува. Грув - мой друг, с которым мы однажды преодолели чуть ли не весь Скайрим, пока искали его Мифический Топор. Топор мы в итоге нашли, но я подозревал, что этот топор впервые видел и я, и он. Норд этот был, тем не менее, очень хорош собой, ценил честь и никогда не унывал.
Я не желал упускать возможности поговорить и вспомнить былое. Грув, судя по всему, тоже, если учитывать скорость, с которой он оказался рядом со мной за столом.
- Вот разбойник, даже не поздоровается! Небось, забыл старого Грува?
- Да как же тебя забыть? Тот Топор я не забуду ещё сотню лет. Кстати, а где он сейчас?
- Топор? Я его пропи... отдал на хранение в музей. Ценная вещица, сказали.
- Большое дело, уважаю! - ну как не гордиться знакомством с таким хорошим человеком? - Недавно я провернул выгодное дело. Получил большой барыш и хорошую репутацию среди местных торговцев. Под конец напился, как в Обливион попал, так что не помню про те дни ничего...
- Э, брат, это совсем не то. Послушай-ка историю, которая приключилась со мной в это время...
...То был конец месяца Первого Сева. Я тогда ошивался в Альд'Руне, потихоньку перебиваясь то на улице, то на постоялых дворах - если находилось несколько монет. Жизнь становилась абсолютно тягостной, срочно требовались деньги, иначе просто бы скончался, как последняя дворняжка... Нужно было найти работу, ведь где работа - там и деньги!
- И долго ты работу искал?
- Тихо, не сбивай с мысли! Значит, я пошел искать работу. А нашлась она быстро - заглянул под Скар, а она тут как тут! Хе-хе.
Грув прочистил горло и продолжил:
- Решил заглянуть к алхимику, к портному, но поручение было только у кузнеца. Он ко мне так и обратился: "Слушай, пьянчуга!" А какая я ему пьянчуга, я всего-то... по чуть-чуть в день... Но он внезапно как добавил: "У меня к тебе просьба есть. Денег подработаешь..." Ну тут хотя пьяница, хоть обормот, хоть сам Дагот Ур! Слушаю его внимательно, а он и говорит: "У меня есть хороший друг в Вивеке, он тоже кузнец. Недавно он решил выковать особый доспех, по слухам - специально для Нереварина, где будет использовать стекло и эбонит одновременно. Не в том дело, а дело в том, что в Вивеке стекло очень дорогое. Я как раз получил почти даром цельные куски стекла. Думаю, ты понимаешь - я отдаю тебе стекло, ты везешь его в Вивек, и там продаешь за... две тысячи золотых, скажем. Не беспокойся - цены в городе ещё выше. Тебе я доверяю - знаю, что до собачьей жизни довела смерть любимой". Эх, хорошо слухи распускать!.. Деньги требовал вернуть и разделить - треть мне, остальное - ему. Но добавил потом, мол если вздумаю с товаром убежать - меня будет ловить по всему Морровинду каждый из стражников, и самым мягким из наказаний будет Министерство Правды. В общем, я за это взялся. А кузнец-то добавил - уже какой-то орчик нашел стекло, решил сбыть его в столице и бежит туда на всех парах. Другое дело, что бежал пешком, а мне он предложил ехать на блох-страйдере. Я, конечно, не дурак - стекло взял (а тяжелый кусок был, зараза!), занял у того же кузнеца сотню золотых: "Возвратишь вдвойне!". Конечно, огромные конечности блох-страйдера гораздо быстрее коротких ног орчика. Именно поэтому я был уверен в своем скорейшем и легчайшем заработке.
- А если бы ты опоздал? Или...
- Тише, не прерывай на полуслове! Так вот, я собрался с духом и пошел к караванщику. Пришлось очень долго умолять и выпрашивать. Все равно поехал в Балмору, хоть и за двойную цену. Сколько я ни пытался с ним завести беседу, ничего не получалось. В конце-концов я ему так надоел, что караванщик в ярости двинул мне по голове - аж сознание потерял. Скамп бы его побрал, приспичило же у него кинжал укра... сить. Я же не могу без искусства, ты меня знаешь, Горб!
После этих слов я совершенно просиял. Пытаться украсить чужой кинжал абсолютно даром! Это ли не героизм!
- Очнулся я где-то в пыли, около таблички "Добро пожаловать!" Хорошее приветствие, ничего не скажешь... По прибытию в Балмору я в первую очередь заглянул к картографу. Мне нужен был путеводитель по Вивеку, иначе бы я просто заблудился! Подошел к нужной двери, а там трактир. Я, конечно, выпить не дурак - стаканчик, другой... и на следующее утро, взяв в долг двадцать септимов у грустной черной эльфийки, я уехал на все том же блох-страйдере в столицу острова. Этот караванщик был уже разговорчивее, еще бы - ведь он видел меня впервые, и я у него денег не занимал. Вот так мы и двигались - я, еще хмельной, с ушибленным черепом, весь в синяках, и этот деревянный эльф за рычагами - молодой, счастливый и неумолкающий. Хотя когда меня пугали свои раны и чужие недо... стоинства?"Дорога двигалась, плыла мимо нас - где-то внизу журчала река Одай, по обе стороны вырастали серые ряды холмов, посреди всего этого великолепия ввысь стремились огромные грибы, и все вокруг обнимали зеленые листья. Травы густым ковром стелились по земле, тянулись к солнцу. Здесь природа торжествовала над цивилизацией, ничто не нарушало гармонии цветов и форм. Только мерное покачивание в такт шагам гигантского транспорта..."
- Какие красивые слова! А...
- А я ему и отвечаю, мол, хорош свои рассказики сочинять, на дорогу смотри, да не плутай!
Так мы и двигались. Я старался заметить все вокруг, я наслаждался поездкой, все это было для меня новым. Теперь я сожалею, что всю дорогу в Балмору пролежал в обмороке, а не смотрел по сторонам.
Время шло, солнце уже подходило к закату, а я только-только ощутил голод. Но зато какой! Я стонал, умолял деревянного эльфа угостить чем-нибудь съестным. Тот соблагозволил достать кусок мяса в соли, протянул мне, а через несколько минут, когда я не оставил от него буквально ничего, уточнил происхождение этого мяса. Оказалось, я наелся соленой крысятины по-варварски. Ничего, вкусно даже. Сам же караванщик стал есть некие светящиеся грибы. Кстати, вокруг я начал замечать изменения: большие грибы-деревья пропали, зато появились болота и маленькие грибы-светлячки, вроде ужина эльфа. Такая перемена стала даже к лучшему: в этом болотистом лесу было гораздо теплее вечером. А возможно, это мне казалось под воздействием грибов, которыми меня угостил эльф...
Чтобы не заскучать, я опять начал приставать к собеседнику с разговорами. Выяснил: Вивек уже близко, к середине ночи я смогу добраться до города, а уже утром серьезно разбогатеть. Орчик наверняка был далеко позади меня, и время ещё оставалось для комфортной поездки. Только сейчас я догадался спросить имя у эльфа. Это был Таэнор, он приехал сюда из Морнхолда, где у него честная и богатая семья. Здесь он решил заработать себе имя сам, и пока не станет знаменитым, поклялся никому не говорить фамилию.
- Да, у него ещё брат есть, Гаэнор. Я с ним общался, даже выкупил у него семейную реликвию - кинжал, всего за триста золотых. Кинжал выглядит лет на пятьсот, наверняка он застал не одну войну!
- Они оба очень образованы, без труда говорят на любые темы. Таэнор рассказал мне, как создал целый корабль из одних лишь стеблей тростника!
- И он плыл?
- Это я не спрашивал... Да не о том речь, я же о похождении своем рассказываю.
Ровно к закату солнца мы увидели огонек в небе, а затем - маяк. Таэнор пояснил - это маяк города Эбенгард, откуда до Вивека дойти можно меньше чем за час. На радостях я достал свой секретный флакон с бренди, деревянный эльф в свою очередь вынул бутылек с чем-то неизвестного происхождения, но очень обжигающим на вкус. Когда мы сделали по несколько глотков, караванщик предложил расплатиться: "Я желаю возвратиться в Балмору к рассвету, так что не будем терять время".
Грув что-то вспомнил, резко переменился в лице, и продолжил:
- В общем, отдал я ему те двадцать септимов. И только оказавшись на земле, понял, что не так. Не было ни фортов, ни величавых статуй, ни гигантских кварталов Вивека, - были только деревянные лачуги, скрипучие доски мостов да таинственная зловонная лужа противного зеленого цвета посреди всего этого. Кругом проходили местные, которых явно веселило мое недоумение. Один из них на мой вопрос "Где я?" ответил, хихикая: "Ты, дорогой друг, в раю. Сейда Нин - самый райский рай из всех деревень на юго-западе Ввандерфелла, хе-хе-хе-хе-хе!" Только сейчас я понял, насколько глупо мое положение. Я, абсолютно без денег, с пробитой головой, усталый и вялый, должен был идти до Вивека пешком, ориентируясь лишь по указателям на незнакомых дорогах поздно ночью! Я присел, обхватил голову руками, от чего она лишь разболелась, и подумал, что проверить сохранность стекла не будет лишним. Как ни странно, в заплечном мешке стекло лежало непотревоженным. Я достал его, покрутил в руках. Полупрозрачные поверхности отражали свет Массера, преломляли, пускали зеленые и красные лучи света на землю, деревья и домишки. Жаль, что такая забавная вещица стоит таких больших денег!..
Я не хочу вспоминать дорогу в Вивек. Скажу лишь одно: не пытайся путешествовать без знаний и физического здоровья. Я дважды встретился со скальным наездником, неведомо откуда взявшимся в тех местах. Один раз он меня не заметил, а второй раз пришлось бежать.
- Хорошо, что ты там выжил после всех невзгод!
- Просто-напросто бежать среди деревьев удобнее, чем летать.
До города я добрался лишь к утру в состоянии ещё худшем, чем ночью. В Вивеке я был принят за корпруса, и первый же увидевший меня ординатор чуть не разрубил меня пополам. Реакция второго была такой же, поэтому первому пришлось сопровождать меня до самой кузницы в квартале Чужеземцев. Мне было не до огромных построек, растущих из воды как гигантские цветы. Хоть я и любил рассветы.
Грув слово от слова становился все мрачнее и мрачнее. Я волновался, что он почернеет к концу своего рассказа.
- В кузнице - слушай внимательно, не засыпай! - меня встретили тяжелые клещи, которые прилетели мне в живот, и только потом - подмастерье. Тот все не мог отойти от шока - говорит, никогда не видел таких страшных монстров. - Норд вздохнул. - Может, выйдем на свежий воздух?
- Никаких проблем, друг.
Дальнейший разговор проходил за дверьми заведения. Солнце уже клонилось к закату - такая длинная была эта история.
- Это было утро тридцатого числа месяца Первого Сева.
- Но с того момента прошло уже три дня! Почему ты не разгуливаешь в парадных доспехах?
- Сейчас поясню, поэтому слушай внимательно. Я предъявил кусок стекла, но подмастерье тот сказал, что буквально час назад к нему зашел орчик и почти задарма для такого куска продал его. Так что мне ничего не оставалось, как продать это стекло за какие-то триста монет, и быстро скрыться из города. Сегодня весть о стекле, которое я не продал, должна достигнуть Альд'Руна.
- Ты в очень опасном положении! Тебе нужно уплыть на родину, отсидеться там как можно дольше!
- Без сомнения, мой друг, без сомнения. У подмастерья я выудил ещё один интересный факт. Ты знаешь, как звали того орчика?
- Конечно же, нет.
- Это был Горб! - крикнул он и одним движением кинжала, скрытого в рукаве, распорол мне живот.

Сообщение отредактировал Кэр воин тьмы - 25.04.10 - 00:33

Будь что будет! Что было, есть!
Смех да слезы, а чем еще жить?
И если песню не суждено допеть,
Так хотя бы успеть сложить.
ПрофайлОтправить личное сообщениеВернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
 
varjag
  post 25.04.10 - 21:34   (Ответ #30)
Пользователь offline

-----


Варяг
Группа: Обыватель
Сообщений: 1 049
Репутация: 434
Нарушений: (0%)
По поводу рассказа №5.
Мне пришло только одно письмо с одним куском. Конечно, это моя вина, что я сразу не подсчитал длину и не спросил с автора продолжения.
После того, как поднялся шум из-за этого, я написал автору в личку, но ответа так и не пришло. Ящик у меня не переполнен - с моей стороны никаких технических проблем быть не должно было.

>> Кэр воин тьмы:
Писать мне в аську слово "Привет" и ждать дежурного ответа не стоило. Если тебе что-то нужно, пиши сразу. Тогда я бы откликнулся. Откуда мне было знать, что ты по делу. У меня и так сплошной взапрель.

В общем, если автор не против, я бы разрешил переголосовать. Как говорится, на всё воля Аллаха автора.

"Без ложной скромности замечу
Я гениальный человек
А то что ничего не создал
Так я был занят и болел"
ПрофайлОтправить личное сообщениеВернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
Тема закрытаСоздать новую тему
 

Цитата не в тему: Как романтично! :)) Не просто так убить, а ради души! :) (заметила Molly)
Упрощённая версия / Версия для печати Сейчас: 16.10.19 - 20:21