Вход  ::   Регистрация  ::   Забыли пароль?  ::   Правила
 
Тема закрытаСоздать новую темуСоздать новое голосование

> Конкурс: Сказки народов Тамриэля, второй конкурс прозы

 
varjag
  post 25.03.09 - 14:50   (Ответ #1)
Пользователь offline

-----


Варяг
Группа: Обыватель
Сообщений: 1 049
Репутация: 434
Нарушений: (0%)
Подумалось мне, что сказки можно вынести в отдельный конкурс, раз уж одновременно две номинации не получились. В общем, добро пожаловать, дорогие сказочники.  meeting.gif


Цитата: 
Дата начала голосования - 1 мая. Если к этому времени будет прислано меньше 7 сказок, то конкурс будет признан несостоявшимся, а те сказки, что присланы, могут быть выложены самими авторами или сокрыты, если на то будет желание авторов.

Произведения принимает Mescalito через личные сообщения (PM). Можно частями.


Краткие правила:

- Сказки должны быть связаны с миром TES и соответствовать теме.
- Каждый участник может прислать сколько угодно произведений, но итоги голосования по нескольким рассказам для одного автора суммироваться не будут.
- Объём сказки - от 10'000 до 50'000 знаков.
- Присылаемые сказки не должны быть нигде опубликованы ранее.
- Если автор будет открыто указывать своё авторство до окончания голосования, его творения (которые раскрыты) будут исключены из конкурса.

Принятые произведения Mescalito случайным образом пронумерует и выложит для голосования под номерами, дабы оценивались только рассказы вне зависимости от личностей авторов.

Система голосования прежняя: каждой сказке - оценки от 0 до 5 баллов (можно с десятыми долями); лучшие, худшие и оценки автора вычёркиваются; среднее арифметическое - и есть суммарная оценка. Сказки, набравшие средний балл выше 4.0, я надеюсь, будут опубликованы на сайте, когда тот оживёт.


К Мескалито просьба: сообщать о приходе каждой новой сказки, дабы поддержать этими вестями динамику конкурса.

Сообщение отредактировал varjag - 01.04.09 - 18:50

"Без ложной скромности замечу
Я гениальный человек
А то что ничего не создал
Так я был занят и болел"
ПрофайлОтправить личное сообщениеВернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
 
Ardariel
  post 19.03.09 - 19:08   (Ответ #2)
Пользователь offline

-----


Приключенец
Группа: Обыватель
Сообщений: 25
Репутация: 11
Нарушений: (0%)
Многоуважаемые сэры, мне и сударю Льютону хотелось бы отказаться от участия во второй, сказочной, части конкурса прозы. Пусть этот пост будет официальным заявлением. Причина довольно проста — пропало желание.

Сказки, впрочем, никуда не пропали, и желающие могут ознакомиться (и вволю покидаться помидорами, если это стоит помидоров).


Как Эрвас за храбростью ходил.

Жил да был в давние времена в Альд’Руне юноша по имени Эрвас. И всем бы он был хорош — к предкам почтительный, честный, собою недурен, да и из семьи уважаемой, но вот беда, — для редоранца и слабоват, и трусоват. Затеют приятели охоту на кагути или там алитов, — приходится отговариваться: боязно, да и лук толком не натянуть, и копьё руки оттягивает. Захотят к Красной Горе тайком поближе подобраться — больным прикидывается: ведь даром, что Призрачный Предел, а мало ли, что там, среди скал, прячется.
И такой это был для него позор, что хоть на глаза никому не показывайся. А поделать ничего с собой не может: на занятиях по фехтованию да стрельбе — неловок, сердцем как ни крепись — оно всё колотится от страха. Словом, не жизнь, а сплошное мучение для молодого мера.

Отправились однажды его товарищи на охоту, а Эрвас, по обыкновению, дома остался. Но до того тошно сделалось ему сидеть под Скаром, что решил он хоть по городу прогуляться, как часто делал, если оставался один — а бывало это, скажу я вам, не то чтобы редко.
Вот бродит Эрвас по Альд’Руну, домишки да лавочки, со всей утварью до последнего горшка знакомые, разглядывает, камни носком туфли попинывает, в небо посматривает. Все улочки уже обошел, домой поворачивает, глядь — дружки его в город возвращаются. Позавидовал Эрвас в который раз, на себя подосадовал, и шаг замедлил — заметят ещё, ну их. Да только зря беспокоился — где им Эрваса в толпе углядеть! Радостные идут, охотой разгоряченные, смеются, что, кажется, на весь город слышно.

Вот поднимаются они по лестнице, что у самого Скара, а навстречу им, среди прочей публики, старик ковыляет, такой древний, каких Эрвас и не видел раньше никогда: согнутый, в плащ-хламиду закутанный, на посох опирается, а из-под капюшона опущенного только половина лица, морщинами, словно трещинами, покрытого, видна. Отшатнулся старик от шумных парней, да и оступился на лестнице, в пыли растянулся, мешок заплечный уронил, а те и не заметили.
Спешно подошел к нему Эрвас — ох и стыдно за приятелей! — и обращается учтиво:
— Позвольте, сэра, помочь вам, — и руку ему протягивает. Ухватился старикан за его руку, поднялся с земли. Отряхнулся, принял подобранные Эрвасом котомку с посохом, да и говорит:
— Ты мне помог, да и я в долгу не останусь. Проси, чего хочешь.
Улыбнулся Эрвас — ну что ж у старика-то просить, да и за такую мелочь, право, неудобно даже. И отвечает:
— Спасибо вам, сэра. Ничего мне не надо. То, что мне бы пригодилось, в руках не удержишь, из кармана в карман не переложишь.
Упорствует старикашка, повторяет:
— Всё же попроси, чего хочешь, как знать, что я могу для тебя сделать.
Неловко уже Эрвасу вести эту беседу: за такую безделицу благодарности принимать, да ещё самому просить! И, чтоб поскорей с разговором разделаться, говорит он в сердцах:
— А надо мне, сэра, смелости да силы. Только не купить их, не продать, да не выменять, — выпалил да и покраснел, сам не знает, с чего вдруг самую больную мозоль помянул, о которой и родным-то говорить не отваживался.
Захихикал старичок.
— Верно говоришь, мальчик. А только дам я тебе совет. Послушаешь — будет тебе, что желается. А на нет и святого Олмса нет, — и рассмеялся пуще прежнего.
Нахмурился Эрвас, сдвинул густые брови, но промолчал, хоть и не понравилось ему, что до того непочтительно хихикает старик, поминая святого. Тот тем временем продолжает:
— Сделай, как я тебе сейчас скажу. Отправляйся-ка ты в Высокий Собор, к алтарю святого Велота. Глядишь, попросишь хорошенько — дарует он тебе и силы, и храбрости. Только гляди, три условия тебе: пойдешь ты пешком, пойдешь один, и пойдешь самой прямой дорогой, а как свернешь с неё — за каждый раз в этот вот мешок будешь класть по камню с твой кулак величиной, — и протягивает Эрвасу мешок, такой, в каких соленый рис держат.
Потянулся Эрвас за мешком, да не успел взять, — выронил его старик. Нагнулся Эрвас подобрать упавшее, а как выпрямился — глядь, старикана-то и след простыл! Стоит Эрвас с мешком в руках, оглядывается и вправо, и влево — нигде нет непонятного советчика. Пожал плечами, да и пошел домой, раздумывая над услышанным.

Всю ночь не мог уснуть редоранец, так и эдак повторял про себя наставление давешнего старика. Вот уж и глупость — отправляться в Высокий Собор одному, да пешком — шутка ли! А что, если на пути дикие звери встретятся, или кто похуже? Но если короткой, прямой дорогой… да у святилища Велота помолиться… как знать. Может, и есть что-то в этом совете. Так извертелся он к утру, измучился, что и заснул. А чуть свет, только он глаза успел закрыть, будят его товарищи — очередную забаву выдумали, скального наездника живьем изловить, а для этого — в горы подняться, где их побольше водится. Предлагают и ему идти, а сами перешептываются, да перемигиваются, и кажется юноше, будто это они над ним насмехаются.
Струхнул Эрвас, но виду не подал. Да и заявляет:
— Прискучили мне ваши детские забавы, отправляюсь я в паломничество, к святилищу Велота в Высоком Соборе.
Тут у всех даже рты пооткрывались от удивления, а у Эрваса — ещё и шире всех. Едва захлопнуть успел, притворился, что зевает спросонья. «Ой дурак-дурак, ф’лах неразумный, с’вит последний, что ж я сказал-то», — думает он про себя. Однако же, делать нечего, слово сказано, и хочешь не хочешь, а выполняй, а то и вовсе жизни не станет.

В тот же день собрался Эрвас в дорогу, мешок с припасами на плечо повесил, меч к поясу приладил, напутствие от родителей получил, да и вышел из Альд’Руна, куда глаза глядят. А глядели они, будьте уверены, в сторону самой прямой дороги к Вивеку. Шагает он по дороге, указатели взглядом отыскивает, с пути сбиться боится, да и наставления злополучного старичка припоминает. Вот прошагал он весь день до вечера, уже и солнце садится, а Эрвасу всё страшнее. То ворчание никс-гончей послышится вдалеке, то скальник в вышине пролетит, вереща и кожистыми крыльями хлопая. Страх один, каждая тень — чужая, злобная, того и гляди откуда-нибудь даэдрот выпрыгнет, да и сожжет беднягу ядовитым дыханием, на мелкие клочки разорвет. И тут видит редоранец в стороне от дороги — хижинку. А там и окна светятся, и дым из трубы. Посмотрел Эрвас на темную дорогу перед собой, на светлые окна в стороне… вздохнул, подобрал камень, положил в мешок, — был он всё же честный парень, и наставления старших слушал, — да и свернул с дороги. Добрыми оказались хозяева хижины, приютили Эрваса на ночь, а утром он снова в путь отправился, повеселевший. Один-то камень в мешке рук не тянет, зато ночь провел в безопасности.

В другой раз встретилось ему на пути ущелье — и ни спуститься в него, уж больно стены отвесные, ни по мосту перейти — обвалился мост, не починили ещё. Одно бревно и перекинуто, навроде мостика. Да такое кривое и трухлявое на вид, что кажется — только ступишь на него, оно и треснет. Покачал головой Эрвас, и пошел в обход. И второй камень в мешок, конечно, положил.
Но и с этой обходной дороги пришлось ему свернуть, когда впереди завидел он никс-гончих. Двух, а то и трёх. А там, откуда знать, может и больше их среди валунов да зарослей вредозобника прячется. Третий камень отправился в мешок, а Эрвас отправился вовсе уж кружным путём.

Ещё не раз и не два выбирал Эрвас обходную дорогу, и вовсе уже с пути сбился, и мешок на плече от камней — неподъёмный. Так заплутал незадачливый редоранец, что не только прямой дороги на Вивек, но и ни одной тропки хоженой вокруг не сыскать. Уж и не помнит он, сколько идет — не то неделю, не то две, а может, и месяц. Чуть не плача тащит на себе камни, и всё на свете проклинает, себя же — в первую голову.

Вот выходит он к берегу моря, и, верите ли, не знает даже, на юге ли он Вварденфелла, или на западе, а не то и вовсе на востоке.
Вконец отчаялся Эрвас — тут не то, что камень лишний в мешок положить, а и свернуть-то некуда, а берег впереди топкий, все заводи да заросли, а дальше и обрыв виднеется. Тащит Эрвас мешок по берегу, едва ли и помнит, куда идёт. Поднимает он голову, а перед ним — мать-Азура! — даэдрическое святилище заброшенное, и скампы вокруг бродят. Прямо взвыл Эрвас:
— Дагоново отродье, вас-то и не хватало на мою голову!

А деваться уже некуда, приметили редоранца шкодливые Мехруновы прислужники, и бросились на него. Выпустил Эрвас свой мешок, за меч схватился, а сам думает: «Тут-то мне и конец». Только меч после ноши тяжеленной вдвое легче показался, чем был.
Сам не помнил он, как от мелких пакостников отбился, а только жив остался. Сидит на бережку, отдышаться не может, то плачет, то смеётся, и оружия не выпускает. Тонкие нетчевые доспехи и одежда когтями скамповыми изодраны, и пояс разорван, даже меч повесить некуда. Поглядел он на порубленных скампов, на мешок с камнями ненавистными, что по всему берегу раскатились, плюнул, да и пошёл дальше налегке.

И, хотите верьте, хотите нет, но так быстро несли его ноги, что оглянуться не успел — вот и река Одай за плечами осталась, и деревушку какую-то мимо прошагал, вот и озеро Хайран по левую руку, а оттуда, считай, и Вивек, и Высокий Собор видать.
Вот уже и в Вивек входит Эрвас, стражей-ординаторов в золотых масках взглядом восхищённым провожает, толпам народу вокруг дивится, да и вслед за другими паломниками к Высокому Собору идет. Вошёл внутрь, и от усталости уже шатается, но направляется прямиком к алтарю святого Велота. Встал редоранец у алтаря, голову склонил, к святому обращается. И вдруг слышит, как за спиной у него кто-то покашливает да хихикает. Оборачивается Эрвас, и видит — тот же самый старик пред ним, что ещё в Альд’Руне ему это путешествие присоветовал.

— Ну что, Эрвас, понравилось тебе камни по всему острову собирать, да кругами ходить? — смеётся старик.
Вспылил парень, даже не удивился, что старику его имя известно, и отвечает:
— Да едва я не сгинул совсем, их за собой таская! Кто ж вы такой, чтоб эдакие советы честным мерам раздавать?
Откидывает тут старик капюшон, выпрямляется, и видит Эрвас — сам святой Велот перед ним, в точности, как на фресках храмовых! Так и ахнул он. Стоит, слова выговорить не может.
— Так и не я ведь заставлял тебя с дороги сворачивать, стороной всякую тень обходить, — усмехается святой. — Сам, по своей воле таскал ты за собой не камни, а страхи свои.
Слушает Эрвас, и нечего ему в ответ сказать, кровь к щекам от стыда прилила. А Велот продолжает:
— Кружными путями ходил, вместо того, чтоб с опасностью встретиться… Но прямую дорогу наконец выбрал.
Поднял тут редоранец глаза на Велота, вымолвил:
— О пророк, дерзки мои речи… но и путь я проделал немалый…
— Знаю, о чем просишь, помню, — отвечает Велот, и брови хмурит, — А ты уговор помнишь ли? Не было в нём такого, чтобы бросил ты те камни посреди пути, раз уж сам их набрал.

Так и упало сердце у молодого редоранца. Что ж, напрасно он чуть не пол-острова пешком обошел, груз за собой таская? Напрасно и с даэдра бился? Эх, да какие там даэдра — скампы, мелочь, тьфу. Не будет ему милостей от великого пророка, да и за что? Сидел бы в Альд’Руне, носа за стены городские не высовывал, туда и дорога. Чуть не плачет Эрвас от обиды, но держится ещё.
— За ослушание надо бы мне тебя не наградить, а ещё и наказать, — совсем посуровел голос святого Велота, только глаза — весёлые. Но не видно этого Эрвасу, повесил юноша нос, ждёт своей участи, — Но всё ж таки помог ты мне, бедному старику, который пожитков своих в пыли собрать не мог. А потому вот что. Есть у меня ещё один мешок…
Эрвас голову вскинул, да глаза распахнул — шире некуда. Никак, издевается над ним святой. Да и поделом же.
— Отпущу я тебя домой без наказания. А условия — те же. Пешком, один, да с дороги не сворачивай, а свернешь — сам знаешь… — и мешок протягивает, ничуть не меньше прежнего.
Взял Эрвас мешок, помолчал, в руках повертел, обратную дорогу представляя, и говорит тихо:
— Вот спасибо вам, святейший. Будет, чем подпоясаться, да меч к поясу прикрепить, — и клинком мешковину на полосы режет.
Ничего не сказал на это святой Велот, улыбнулся только, да и растаял в воздухе. Тут заметил редоранец, что, хоть и много кроме него было в зале паломников, а никто в его сторону не смотрел, и его разговора с Велотом словно бы не видел.
Постоял ещё немного Эрвас у алтаря, голову склонив, и о чем он думал или с какими словами к пророку обращался — про то нам неведомо. Вышел он затем из Собора, и отправился восвояси.

***

Говорят, что обратный путь Эрваса был не в пример короче, чем путешествие в Вивек. Оно и не удивительно, всё же встретить на прямой дороге несколько опасностей, да справиться с ними — быстрее, чем брести неизвестно куда, всё дальше уходя от цели. А если и принес домой Эрвас парочку камней в карманах, так о том никому точно не известно.

Говорят ещё, что через несколько лет после своего паломничества в Высокий Собор молодой редоранец снова отправился в Вивек, чтобы поступить там на службу в Орден Дозора. Но это уж совсем другая история.

«Ich bin das Nichts, zu dem du einst wirst» © Lacrimosa.
ПрофайлОтправить личное сообщениеВернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
 
____
  post 19.03.09 - 19:31   (Ответ #3)
Пользователь offline

-----


Магистр
Группа: Обыватель
Сообщений: 863
Репутация: 389
Нарушений: (0%)
>> Ardariel:

Эге... По-видимому, Дом Редоран располагает...)

Подтверждаю самоотвод.
Текст ниже, уважаемые сэры - это сказка из моего правого рукава. Вторую, из левого, который ближе к сердцу,  еще чуть-чуть полелею...


Безымянная сказка.

***
      Было это до мора, когда дьявол и враг еще спал под Красной Горой.
      Случилось, что молодой воин редоранской крови отправился в Грейзленд охотиться на младших даэдра по обету, данному Храму.
      Отец дал ему в дорогу меч и гуара, а мать – три свитка Очищения Тела, искусно начертанных зачарователем.
      Путь его был долог, и вот, по дороге, увидел он пару огромных кагути, напавших на трех путников, босых и не имевших оружия. Воин налетел на кагути, как песчаная буря, и разрубил их так, что внутренности их выпали на землю.
      – Куда вы держите путь? – спросил он спасенных, и трое ответили:
      – Мы отправились в паломничество к тайному святилищу горы Канд, где атронахи говорят со смертными.
      Воин взглянул на них и увидел, что у одного из них сломана рука, другой волочит ногу, опираясь на палку, третий же весь покрыт язвами.
      – Хороший путь для благочестивых, но долгий и трудный, – сказал воин. – А мне бы хотелось, чтоб до священного места дошло столько же паломников, сколько я вижу сейчас перед собой.
      Он вынул из переметной сумы три свитка Очищения Тела, и вот паломники стояли перед ним исцеленными, будто рожденными заново.
      – Добрый господин, – сказали они, – до развилки, где наши дороги расходятся, еще полсуток пешего хода. Не придержишь ли ты своего гуара так, чтоб мы могли поспевать за тобой, не опасаясь зверей и разбойников?
      И воин пустил своего гуара шагом, и трое паломников шли рядом с ним. Солнце припекало, дорога была трудной, и вскоре путники изрядно утомились.
      – Добрый господин, – сказали трое паломников, – наши ноги устали, а до развилки еще далеко. Было бы славно, если бы ты сократил наш путь.
      И воин припомнил Кантаты Вивека, и стал рассказывать о его испытаниях, его кротости и величии духа, его поражениях и победах, и обретении Семи Благословений. Так они достигли развилки, не заметив пути.
      – Возрадуйся, – сказали тогда трое паломников, –  ибо мы – Трое-В-Одном. Мы испытали твою смелость, твое милосердие и твой ум, и остались довольны. Мы даруем тебе наше благословение. С тобой удача для выполнения обета, и неудача обернется тебе во благо. Трижды кольцо на твоем пальце покажет тебе истинный облик вещей, и трижды твой меч поразит без промаха. Поезжай на восход и достигнешь пещеры, возле входа которой доживает свой век дерево, лишенное листвы. Останься там на ночлег и поступай по своему разумению.
      Сказав так, трое путников исчезли.
      Воин же поступил по их слову, поехав к восходу, и нашел, что искал, и что не искал. И сделай он иначе, этой сказки бы вам не услышать.

***
      Было это до мора, когда дьявол и враг еще спал под Красной Горой.
      Случилось, что молодой воин редоранской крови отправился в Грейзленд охотиться на младших даэдра по обету, данному Храму. АльмСиВи благословили его и указали путь, и вот он достиг пещеры, рядом со входом которой доживало свой век дерево, лишенное листвы. Давно перевалило за полдень, и воин устал, а голод грыз его изнутри. Он спешился и вошел в пещеру.
      И вот видит: кипит и булькает над огнем огромный котел, а рядом с очагом сидит в кресле старик, с волосами и бородой белыми, как звери острова Солстхейм, и длинными, как фояда Мамея.
      – Богатства тебе, господин, – сказал воин, – путь мой был долгим, и я голоднее никса. Не приютишь ли меня у своего очага?
      Старик шумно втянул воздух и молвил:
      – Диковинное дело, – а голос у него такой, будто грохочут железом по железу, – на мили вокруг живут только крысы, но вот мер, который пришел сюда сам. Останься, раз хочешь. В этом котле варится мясо. Ешь вволю, а когда вернутся мои младшие братья, накормишь и их. Я же пока подремлю.
      И вот старик заснул – ф-ф-фсс, ф-ф-фсс, – а воин взял миску и положил в нее мяса из огромного котла. Он сел за стол, и запустил в миску ложку, и вытащил кончик женского мизинчика с ногтем.
      Во рту у него пересохло и есть расхотелось. Он вынул из ножен свой меч и положил на колени. Сидит он за столом, потрескивает огонь, булькает котел, и седой старик спит в своем кресле – ф-ф-фсс, ф-ф-фсс.
      Вдруг отворяется дверь, и входит в пещеру старик вышиной в полтора данмерских роста.
      – Диковинное дело, – говорит он, садясь за стол, и голос у него такой, будто грохочут железом по железу, а глаза – будто две стеклянные плошки, – на мили вокруг живут только крысы, но вот мер, который пришел сюда сам. Что ты тут делаешь?
      – Твой старший брат позволил мне остаться на ночлег и поесть, – ответил воин, передвигая к нему свою миску, полную мяса, – и велел накормить тебя, когда ты вернешься.
      Старик вышиной в полтора данмерских роста схватил миску и начал неряшливо есть.
      Воин же снял потихоньку кольцо, благословленное АльмСиВи, и взглянул сквозь него. И вот видит: сидит напротив него огромный огрим с кривыми рогами и отправляет куски мяса в свою клыкастую, слюнявую пасть. Мигом опростал огрим миску и говорит:
      – Положи-ка мне добавки, да поживее.
      – В этой миске, – сказал ему воин, – лежал женский мизинец, и я думаю, не стоило тебе его есть. Придется мне теперь доставать его из твоего брюха.
      Тут он вскочил и нанес огриму удар мечом, так, что все потроха даэдрота вышли наружу. Воин вырезал его сердце и положил в свою сумку, а тело бросил в котел.
      И вот опять сидит он за столом, положив на колени меч, потрескивает огонь, булькает котел, а седой старик спит в своем кресле – ф-ф-фсс, ф-ф-фсс.
      Вдруг отворяется дверь, и входит в пещеру старик вышиною в два данмерских роста.
      – Диковинное дело, – говорит он, садясь за стол, и голос у него такой, будто грохочут железом по железу, а глаза – будто два эбонитовых щита, – на мили вокруг живут только крысы, но вот мер, который пришел сюда сам. Что ты тут делаешь?
      – Твой старший брат позволил мне заночевать здесь и поесть, – ответил воин, передвигая к нему миску, полную мяса, – и велел накормить тебя, когда ты придешь.
      Старик вышиною в два данмерских роста схватил миску и начал неряшливо есть.
      Воин же снял потихоньку кольцо, благословленное АльмСиВи, и взглянул сквозь него. И видит: сидит напротив него даэдрот с головой крокодила и отправляет куски мяса в свою клыкастую, слюнявую пасть. Мигом опростал миску крокодилоголовый и говорит:
      – Дай мне добавки, да поживее.
      – Твой брат, – сказал ему воин, – варится в этом котле. И я думаю, что тебе самое место там же.
      Тут он вскочил и нанес крокодилоголовому два удара мечом, так, что все потроха даэдрота вышли наружу, а голова отделилась от тела. Воин вырезал его сердце и положил в свою сумку, а тело бросил в котел.
      И вот снова сидит он за столом, положив на колени меч, потрескивает огонь и булькает котел. Только не слышно, как дышит во сне – ф-ф-фсс, ф-ф-фсс, – старик с волосами и бородой белыми, как звери острова Солстхейм, и длинными, как фояда Мамея.
      Обернулся воин и видит, что старик поднимается с кресла и упирается головой в потолок.
      – Где мои братья? – спрашивает он, и голос у него такой, будто грохочут железом по железу, а глаза – будто два лавовых озера.
      – Они вернулись, и я накормил их, как ты мне велел, – отвечает воин. – Но тот и другой оказались жадны и полезли в котел за добавкой, да там и остались.
      – Придется кому-то из нас сходить за ними, – сказал тогда старик.
      А воин посмотрел на него сквозь кольцо, благословленное АльмСиВи, и увидел, что стоит перед ним дремора, черный, как душа грешника с самого дна Забвения. Он бросился вперед и нанес ему три удара мечом, так, что все потроха даэдрота вышли наружу, грудь раскрылась, а голова отделилась от тела. Воин вырезал его сердце и положил в свою сумку.
      – Странно устроены меры, – сказал он. – Я остался голодным и без ночлега, но что-то эта неудача не печалит меня.
      Это была не последняя из его неудач и не последний день, когда он голодал. Но случись иначе, этой сказки бы вам не услышать.

***
      Было это до мора, когда дьявол и враг еще спал под Красной Горой.
      Случилось, что молодой воин редоранской крови охотился в Грейзленде на младших даэдра по обету, данному Храму. АльмСиВи хранили его, и охота была удачной, но гуар его захромал. Воин заглянул в свою переметную суму и увидел, что в ней не осталось ни одного зачарованного свитка.
      На второй день скитаний он нашел юрты кочевников этой земли.
      Знахарка племени вылечила его гуара, произнеся заклинание. Воин вскочил в седло и проехал меж юртами, убедившись, что животное идет ровно. Он протянул знахарке плату, склонившись с седла, намереваясь сразу же тронуться в путь. Но в эту минуту луч солнца, выглянувшего из-за туч, упал на женщину, и в его свете она показалась воину прекрасной, как королевы из древних преданий. Он вложил деньги в одну ее ладонь и ухватил за другую.
      – Женщина, – сказал он, – ты пришлась мне по нраву. В этой сумке три сердца даэдра, убитых моим мечом. Скажи мне, кто твой отец, и я отдам их ему в обмен на тебя.
      – Доблестный господин, – ответила знахарка, – мой отец отдал меня два лета назад за пять шкур кагути охотнику из нашего рода. Он не захочет другого выкупа.
      – Как же мне быть, женщина? – сказал воин. – Ты понравилась мне, а я привык получать, что хочу. Поезжай со мной. Я назову тебя своей женой, и десять моих челядинцев будут кланяться тебе.
      – Высокородный господин, – ответила знахарка, – я исцеляю людей от хвори и ран, и они кланяются мне, как ты сейчас поклонился. Зачем мне другие поклоны?
      – Как же мне быть, женщина? – сказал воин. – Ты нравишься мне, а я привык получать, что хочу. Все, что надето сейчас на тебя, стоит меньше одного стремени с седла моего гуара. Поезжай со мной, и твоей кожи будут касаться только изящные мантии и драгоценные камни.
      – Щедрый господин, – ответила знахарка, – объятья мужчины, которого любишь – лучшая из нарядных одежд, и не нужны мне другие.
      – Как же мне быть, женщина? – сказал воин. – Ты так нравишься мне, а я привык получать, что хочу. Послушай, мои руки крепки, и икры мои, как камень, а сердце не знает, где пятки. Я подарю тебе сына, которым ты будешь гордиться. Поезжай со мной. Из твоих бедер выйдет род храбрецов, достойных того, чтобы барды воспели их.
      – Пригожий господин, – ответила знахарка, – я буду гордиться тем чадом, которое ношу сейчас.
      – Три сердца даэдра я положил в свою сумку, – сказал воин, – а свое потерял. Как же мне поступить? Ты прогоняешь меня, женщина, но руку свою позабыла отнять. Слова твои жалят, но пальцы трепещут в моей ладони. Не будет мне больше покоя, если я оставлю тебя и не сделаю того, что собираюсь сделать.
      И он подхватил женщину под мышки и усадил в седло перед собой. Охотники племени пустились в погоню, но исцеленный гуар бежал резво.
      Эта женщина родила сына. Воин дал ему свое имя, и он вырос мужем, украшенным доблестью. У него были дети, и были дети у детей его детей. Его кровь течет и во мне, Салине Сарети, страже Призрачных Врат.

Bethesda Softworks\Morrowind\Data Files\Sound\Cr\ashgl\moan
ПрофайлОтправить личное сообщениеВернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
 
Azzi
  post 20.03.09 - 05:46   (Ответ #4)
Пользователь offline

-----


Меченосец
Группа: Ролевик
Сообщений: 90
Репутация: 39
Нарушений: (0%)
>> Ardariel:
Сказка ложь, да в ней намёк. Вот уж воистину - ни убавить, ни прибавить. Немое восхищение поразило меня, и нет от него исцеления ни заклинанием, ни свитком, ни алтарём smile.gif

>> Мер_который_пришёл_сам:
Эта сказка пришлась мне по нраву.

Народ не позволит нам бросаться старичками. И народ будет прав.
ПрофайлОтправить личное сообщениеВернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
 
____
  post 21.03.09 - 09:55   (Ответ #5)
Пользователь offline

-----


Магистр
Группа: Обыватель
Сообщений: 863
Репутация: 389
Нарушений: (0%)
>> Azzi:
Cпасибо на ласковом слове )

Уважаемые сэры, в левом рукаве моем образовалась дырка, и сказка из него бесповоротно выпала. То есть, по собственной глупости я больше не имею права ее публиковать. Понимаю, как это выглядит со стороны.
Прошу прощения.

Сэра Мескалито, пожалуйста, имейте в виду, что с конкурса сняты обе мои сказки.
Ну, вот и все. С днем св. Патрика.

Bethesda Softworks\Morrowind\Data Files\Sound\Cr\ashgl\moan
ПрофайлОтправить личное сообщениеВернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
 
varjag
  post 24.03.09 - 21:07   (Ответ #6)
Пользователь offline

-----


Варяг
Группа: Обыватель
Сообщений: 1 049
Репутация: 434
Нарушений: (0%)
>> Ardariel:
>> ____:
Что ж вы наделали? И так-то поди сказок было, что кот наплакал... А теперь их и вовсе не останется? Вы хотите, чтобы мы с Мескалито подняли лапки вверх и заявили о прекращении вообще всяких литературных конкурсов? Из-за того, что, дескать, пропало желание. sad.gif Но оно пока не пропало (мы же взрослые люди, правда?).

В общем, расстроили вы меня. Чтение этих сказок будет единственным слабым утешением.
Кстати, а вот скажите-ка, стал бы кто-нибудь из вас писать эти сказки, если б конкурс вообще не был объявлен? Ответьте обязательно. Это важно. Хотел добавить: только честно, но решил, что в честности этих людей нет никаких сомнений.

"Без ложной скромности замечу
Я гениальный человек
А то что ничего не создал
Так я был занят и болел"
ПрофайлОтправить личное сообщениеВернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
 
____
  post 27.03.09 - 21:22   (Ответ #7)
Пользователь offline

-----


Магистр
Группа: Обыватель
Сообщений: 863
Репутация: 389
Нарушений: (0%)
>> varjag:
Цитата: 
Кстати, а вот скажите-ка, стал бы кто-нибудь из вас писать эти сказки, если б конкурс вообще не был объявлен? Ответьте обязательно
Последовательность событий: я написала сказку - я отправила ее на конкурс. Писала потому, что хотелось писать. А писать хотелось не из-за конкурса.
________________________________________________________________________

ПэЭс. Возможно, было бы целесообразно разместить объявление о конкурсе на сайте?

Сообщение отредактировал ____ - 27.03.09 - 22:46

Bethesda Softworks\Morrowind\Data Files\Sound\Cr\ashgl\moan
ПрофайлОтправить личное сообщениеВернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
 
varjag
  post 27.03.09 - 21:32   (Ответ #8)
Пользователь offline

-----


Варяг
Группа: Обыватель
Сообщений: 1 049
Репутация: 434
Нарушений: (0%)
>> Ardariel:
>> ____:
Хорошо. Спасибо за ответы.

"Без ложной скромности замечу
Я гениальный человек
А то что ничего не создал
Так я был занят и болел"
ПрофайлОтправить личное сообщениеВернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
 
AlexHog
  post 28.03.09 - 08:19   (Ответ #9)
Пользователь offline

-----


Поднявшийся спящий
Группа: Обыватель
Сообщений: 861
Репутация: 153
Нарушений: (0%)
Не ко мне, но отвечу.

Конкурсы пишу "по заданию". Широкая огласка мотивирует и привлекает внимание к будущим текстам, задание определяет тематику и настраивает на попробовать.
Естественно, пишу и просто так - но лишнее подспорье никогда не помешает.
То есть конкурсы, безусловно, нужны; без них написанного не было бы, и не факт, что родилось бы что-то иное вместо.

С другой стороны.
Лично меня долгое ожидание демотивирует; пару следующих, скорее всего, пропущу мимо внимания ввиду неприятного послевкусия от последнего. То есть если их задача - подвигнуть народ на креатив, то последние, имхо, дали обратный эффект...

Предупреждая вопрос.
Как быть (на месте устроителей) - не знаю. На мой взгляд, организационных усилий оказалось явно маловато; на тематику и "кто круче пишет" напало, к августу т.г., всего по трое желающих; а других, грубо говоря, "заманух" не нашлось.
Тут либо опустить руки и объявлять дальнейшие конкурсы для галочки. Просто чтоб были. Формат совковой школы: стандартные темы, долгие сроки (ориентация на отстающих), скучные голосования.
Либо проявлять фантазию и выдумывать необычные темы/форматы/условия. Жечь, что называется, в одно лицо, и ориентировать на себя. У "должностного лица" с именем, красным ником, полномочиями и мегарепой для этого все условия.

Да, и помнить, что контингент конфы меняется не от года к году - от месяца к месяцу... Оглядываться назад и огорчаться, что "теперича не то, что давеча" - бестолку. Якориться на славных былых деньках - бестолку. И меняться вслед за конфой тоже бестолку. Только бежать впереди паровоза и тащить его за собой.


Миль пардон за пафос.
ПрофайлОтправить личное сообщениеВернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
 
____
  post 30.03.09 - 17:17   (Ответ #10)
Пользователь offline

-----


Магистр
Группа: Обыватель
Сообщений: 863
Репутация: 389
Нарушений: (0%)
>> varjag:
Цитата: 
Вы хотите, чтобы мы с Мескалито подняли лапки вверх и заявили о прекращении вообще всяких литературных конкурсов? Из-за того, что, дескать, пропало желание.
Кое-что по поводу "пропажи желания", все-таки. Участие в конкурсах для меня имело смысл, пока была возможность их воспринимать как общее дело с теми людьми, которые тебе интересны и умеют писать. Которым проигрывать не стыдно. Это касается и конкурсов стихов, и конкурса прозы, писать для которого - ах, некогда, всем стало некогда... кроме Ардариэль, конечно. То есть, те, с кем было бы приятно - не состязаться, скорее со-участвовать - либо ушли с форума, либо замолчали и не пишут; остальное мне просто скучно.

Что до других мотивов - тщеславие, привлечение внимания к своим опусам и прочая попса и конъюнктура только отталкивают. Менее всего хотелось бы, чтобы меня читали через силу лишь затем, чтобы поставить объективные оценки; а между тем сложилось четкое ощущение, что те, кто голосовал в "Роковых днях..." по истечении первоначального срока, сделали это большей частью, словами Губермана, "из жалости и чтобы отвязаться". Может, кому-то и в радость подобное внимание - по мне так лучше бросить текст вне конкурса, хотя бы для того, чтоб констатировать, что читательским запросам здешней публики он не удовлетворяет. О победе же в подобном мероприятии и думать не хочется.
Думаю, из сказанного вполне понятно, что мой роман с конкурсами окончен.

Добавлю, что проводить их стоит только если есть участники - хотя бы качественные графоманы, раз уж все мы тут не гении, хотя бы десяток... ну пусть штук семь. До тех пор... процитирую-ка я самое здравомыслящее высказывание по этому поводу из "Роковых дней...". Hoc est, quod ait Alvirdimus:
Цитата: 
В целом по конкурсу: видимо, мы к этому еще не готовы. ...если этот стимул дает такие результаты... то лучше все-таки от него отказаться.


Сообщение отредактировал ____ - 30.03.09 - 17:18

Bethesda Softworks\Morrowind\Data Files\Sound\Cr\ashgl\moan
ПрофайлОтправить личное сообщениеВернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
 
Mescalito
  post 31.03.09 - 21:37   (Ответ #11)
Пользователь offline

-----


Герцог Мании
Группа: Хозяин подземелий
Сообщений: 903
Репутация: 284
Нарушений: (0%)
Пока на конкурс прислано две работы...

В мире, где за каждым охотится смерть, нет времени на сожаления или сомнения. Время есть лишь на то, чтобы принимать решения.
ПрофайлОтправить личное сообщениеВернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
 
varjag
  post 01.04.09 - 18:58   (Ответ #12)
Пользователь offline

-----


Варяг
Группа: Обыватель
Сообщений: 1 049
Репутация: 434
Нарушений: (0%)
Цитата: 
Только бежать впереди паровоза и тащить его за собой.
Оно бы может и хорошо так, но есть ли кого тянуть? Впрочем, может потому и нету, что плохо тянул...
Насчёт тянучки по времени, пожалуй, соглашусь. Последняя проверка на вялость: 1 мая либо пан, либо конкурс пропал. Больше продлевать не будем.
Кинул объявление в обсуждение таверны. Может оттуда народ подтянется.

Новый формат? Ну, если будут интересные идеи, соседняя тема к вашим услугам: предлагайте. Хотя кой-какие мысли там уже есть...

"Без ложной скромности замечу
Я гениальный человек
А то что ничего не создал
Так я был занят и болел"
ПрофайлОтправить личное сообщениеВернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
 
AlexHog
  post 02.04.09 - 22:26   (Ответ #13)
Пользователь offline

-----


Поднявшийся спящий
Группа: Обыватель
Сообщений: 861
Репутация: 153
Нарушений: (0%)
Цитата: (varjag)
Оно бы может и хорошо так, но есть ли кого тянуть?

Однакоже. С такими мыслями и впрямь - только в кювет...
Лукавите ведь; даже из "нового поколения" я, навскидку и без имен, насчитаю шесть-семь человек, с коими не прочь замутить любой креатив.

Цитата: (varjag)
Новый формат? Ну, если будут интересные идеи, соседняя тема к вашим услугам: предлагайте.

Сами, сэра, сами. Кого же вы хотите увлечь, если робеете проявить чуток собственной оригинальности и фантазии.
Впрочем, один намёк: конкурсы стали "вещью в себе".
ПрофайлОтправить личное сообщениеВернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
 
varjag
  post 03.04.09 - 17:58   (Ответ #14)
Пользователь offline

-----


Варяг
Группа: Обыватель
Сообщений: 1 049
Репутация: 434
Нарушений: (0%)
>> AlexHog:
Цитата: 
Сами, сэра, сами. Кого же вы хотите увлечь...
Вот именно! Если увлечь кого-то хочу я один, то это и выеденного яйца квамы не стоит. Впрочем, кое-кто вроде тебя проявляет какую-то активность. Но всё пока ограничивается словами "Ну что же ты, Варяг..." А Варяг устал, и пытается кого-то зажечь сугубо по инерции. Не хотите эту инерцию сохранять, поддерживать и ускорять - ваше дело.

Цитата: 
если робеете проявить чуток собственной оригинальности и фантазии
Если б робел... Может это снова будет звучать смешно, но напомню всё же, что активная учёба в аспирантуре + 40 часов рабочей недели - это не самая слабая нагрузка. Если ты думаешь по-другому, то почему ты ещё не доктор наук? Конечно, можно продолжать меня укорять в том, что это не оправдание, мол было бы желание. Но реальная жизнь для меня в данный период важнее, и точка. Не до фантазии. Но разве это новость для вас?

Если робеете вы (например, по причине того, что я всех своей авторитарностью задавил), то так прямо и скажите. Если же вы настолько вежливы, то личка к вашим услугам. А то всё намёки, хихаканья за спиной... У меня нет времени все эти интриги распутывать (может потому я иногда и бываю груб или не очень уместен со своими словами).

Напоследок. Я не открещиваюсь от своих активностей здесь, но... как там в детском стишке:

"...если нет ему подмоги,
муравей протянет ноги."

"Без ложной скромности замечу
Я гениальный человек
А то что ничего не создал
Так я был занят и болел"
ПрофайлОтправить личное сообщениеВернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
 
AlexHog
  post 04.04.09 - 22:30   (Ответ #15)
Пользователь offline

-----


Поднявшийся спящий
Группа: Обыватель
Сообщений: 861
Репутация: 153
Нарушений: (0%)
Цитата: (varjag)
Если б робел... Может это снова будет звучать смешно, но напомню всё же, что активная учёба в аспирантуре + 40 часов рабочей недели - это не самая слабая нагрузка. Если ты думаешь по-другому, то почему ты ещё не доктор наук? Конечно, можно продолжать меня укорять в том, что это не оправдание, мол было бы желание. Но реальная жизнь для меня в данный период важнее, и точка. Не до фантазии.

Помилуйте, вот уж фантазия, имхо, требует не усидчивости, а как раз скучной загруженности - когда мысли сами отвлеккаются на сторону.

Цитата: (varjag)
Если увлечь кого-то хочу я один, то это и выеденного яйца квамы не стоит

Почему?
Пассионарии редки всегда и везде; а совкового "инициатива наказуема" никто не отменял. Сейчас не ранние девяностые, а поздние нулевые, сиречь гипертрофированный поздний совок, - что инициативный люд вообще множит на ноль.
К этому надо просто быть готовым, а решений "в один ход" здесь в принципе нет.

Цитата: (varjag)
Если робеете вы (например, по причине того, что я всех своей авторитарностью задавил), то так прямо и скажите.

Всё проще.
По конкурсам я предлагал, по-моему, две или три идеи; хотя точно помню только "блиц-конкурсы". По сайту и форуму - больше, с десяток. Все они, за двумя исключениями (1 и 2 ), были проигнорированы.
Понятно, что за техническую сторону сайта/форума отвечаете не вы - но общее впечатление, тем не менее...

Цитата: (varjag)
А Варяг устал, и пытается кого-то зажечь сугубо по инерции. Не хотите эту инерцию сохранять, поддерживать и ускорять - ваше дело.
У меня нет времени все эти интриги распутывать (может потому я иногда и бываю груб или не очень уместен со своими словами).
Я не открещиваюсь от своих активностей здесь, но... как там в детском стишке:
"...если нет ему подмоги,
муравей протянет ноги."

Ваши чувства понятны и знакомы. Однако, боюсь, помочь непосредственно не смогу.
Касательно поддержки и ускорения - боюсь, у нас с вами, хмэээ... разные точки приложения сил.
Касательно "сделать хоть что-то" - еще чуток терпения...

Цитата: (varjag)
Если же вы настолько вежливы, то личка к вашим услугам. А то всё намёки, хихаканья за спиной...

Такой оказался прозрачный?..
Хорошо, более толсто: нет плюшек - нет обеда, утром деньги - вечером стулья.
ПрофайлОтправить личное сообщениеВернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
 
Reineke
  post 05.04.09 - 14:25   (Ответ #16)
Пользователь offline

-----


Kлерк
Группа: Обыватель
Сообщений: 71
Репутация: 7
Нарушений: (0%)
Главная проблема, на мой взгляд, состоит в том, что предпринимаются попытки ставить телегу перед лошадью. Конкурсы должны проводиться тогда, когда есть люди, желающие в них участвовать. А в данном случае всё происходит наоборот - конкурс уже есть, а участников приходится днём с огнём искать. Вот как можно объяснить создавшуюся ситуацию, если не прибегать к намёкам различной степени прозрачности.

Однако не всё так плохо. Уж если прислали две работы - пришлют и ещё.

Si vis pacem - para bellum
ПрофайлОтправить личное сообщениеВернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
 
varjag
  post 06.04.09 - 12:06   (Ответ #17)
Пользователь offline

-----


Варяг
Группа: Обыватель
Сообщений: 1 049
Репутация: 434
Нарушений: (0%)
Тогда давайте до поры отложим дискуссию и дождёмся результата: действительно ли телега вперёд лошади заехала или всё-таки можно ехать.

>> AlexHog:
А можешь поискать эти идеи и немного их актуализировать? Только в соседней теме, а то и так наоффтопили слегка. Блиц-конкурсы, конечно, могут попахивать флудом, но здесь всё равно счётчик отключен, так что может это и оживит народ. Например, конкурс рифмовки (только слово трудное нужно и не "паклю", ибо боян).

"Без ложной скромности замечу
Я гениальный человек
А то что ничего не создал
Так я был занят и болел"
ПрофайлОтправить личное сообщениеВернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
 
varjag
  post 30.04.09 - 17:25   (Ответ #18)
Пользователь offline

-----


Варяг
Группа: Обыватель
Сообщений: 1 049
Репутация: 434
Нарушений: (0%)
На дворе 30-е взапреля, а Мескалито докладает, что сказок по-прежнему имеется в наличии всего две штуки.
Если завтра вдруг толпа сказок в личку Мескалито не прибежит (а она, похоже, не прибежит), то конкурс придётся бесславно закрыть. Раз мы к этому не готовы, то неча и организм мучать.

"Без ложной скромности замечу
Я гениальный человек
А то что ничего не создал
Так я был занят и болел"
ПрофайлОтправить личное сообщениеВернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
 
varjag
  post 03.05.09 - 20:09   (Ответ #19)
Пользователь offline

-----


Варяг
Группа: Обыватель
Сообщений: 1 049
Репутация: 434
Нарушений: (0%)
Ну, что... Я так понял - всё? Кошка сдохла, хвост облез? Ну-ну.

"Без ложной скромности замечу
Я гениальный человек
А то что ничего не создал
Так я был занят и болел"
ПрофайлОтправить личное сообщениеВернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
 
alpha
  post 04.05.09 - 11:44   (Ответ #20)
Пользователь offline

-----


Стражник
Группа: Обыватель
Сообщений: 113
Репутация: 73
Нарушений: (0%)
Печальный итог.
ПрофайлОтправить личное сообщениеВернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
 
alpha
  post 25.05.09 - 13:51   (Ответ #21)
Пользователь offline

-----


Стражник
Группа: Обыватель
Сообщений: 113
Репутация: 73
Нарушений: (0%)
Ну, раз конкурс благополучно слит, не нагнетая драмы, раскрою инкогнито одного из двух последних неизвестных творцов. Для конкурса эта сказочка, надо признать, не подходила по многим пунктам, так даже лучше, ей не пришлось за меня отдуваться, получая баллы-плюхи.



Притча о монахе и ординаторе

Как-то после вечерней молитвы Толер Сариони, будучи еще никому не известным молодым служителем при Высоком Соборе, прогуливался по храмовой набережной. В глубокой задумчивости он миновал статую Вивека, когда до его слуха донеслись чьи-то истошные вопли. Монах поспешил спуститься по каменным ступенькам и возле моста, соединяющего Храмовый район с округом Святого Олмса, увидал лежащего на обильно обагренной кровью набережной человека в одежде простолюдина. Над ним стоял ординатор и, что есть силы, колотил несчастного булавой.
- Эй, постой, постой! - подбегая, вскричал столь же бесстрашный, сколь кроткий и сострадательный Сариони. - Последователь, опомнись! За что ты убиваешь создание божие?!
Ординатор было обернулся на него, но тут бедняк подхватил лежащую рядом пару индорильских сапог и бросился наутек. Ординатор зарычал подобно хищному алиту и, в два прыжка нагнав беглеца, огрел по спине шипастой булавой. Воришка рухнул наземь как подкошенный. И вновь ординатор с методичностью, достойной лучшего применения, принялся избивать безоружного.
- Не бей его, святой страж! - умолял Сариони, пытаясь отвести безжалостную руку. - Бог живет во всех существах, он являет себя одинаково и в мудреце, и в грешнике! Воля его во всем, он и в форме праведного, и в форме неправедного! За что ты бьешь Бога, брат?! Образумься! Опусти оружие!
Говоря так, Сариони ненароком толкнул руку ординатора и тот обрушил очередной удар булавы себе на бедро.
- Ах ты шарматово отродье! - взревел он, обращая свой гнев на служителя. От первого же удара Сариони упал наземь, но ординатор, ослепленный яростью, продолжил жестоко избивать его, и бил до тех пор, пока монах не перестал подавать признаков жизни. Рьяный блюститель праведности не заметил, что вора уже и след простыл.
Даже бесчестный жулик в глубине своего сердца имеет понятие о справедливом воздаянии. Тихонько скользнув по ступеням наверх, вор припрятал украденные в казарме сапоги за изваянием поверженного Шалка, и бросился к Собору.
- Помогите, помогите! - закричал он, вбегая под высокие своды храма. - Вашему брату-монаху совсем худо!
В этот час в Соборе находились только служители младших рангов и прихожане, старшие чины пребывали на аудиенции во дворце Вивека. Братия стремглав кинулась на площадь и обступила бездыханное тело Сариони, невозбранно: ординатор уже выместил гнев и теперь отправился на поиски улизнувшего воришки.
- Брат, очнись! - звали они, сокрушаясь, но Толер все не приходил в сознание. Один из служителей попытался влить ему в рот исцеляющий эликсир, но зубы были так плотно сцеплены, что их нельзя было разжать даже ножом.
- Кто-нибудь помнит заклинание восстановления здоровья для пострадавшего? - стали спрашивать служители друг у друга. Одна молоденькая монашка, когда-то его слышавшая, попыталась прочесть заклинание, но только раз за разом сбивалась.
- Давайте скорей отнесем его в Собор и положим у исцеляющего алтаря! - порешили, наконец, и, сцепив руки по двое, осторожно приподняли и занесли Сариони в храм.
Прошло немало времени, прежде чем Толер очнулся. Молоденькая монашка - та, что позабыла заклинание - поднесла ему молока. Со слезами на глазах она спрашивала, узнает ли он тех, кто вокруг него.
- Сестра, тот, кто бил меня, тот же поит меня, - чуть слышно отвечал Сариони. Склонившиеся над ним служители недоуменно переглянулись.

В своем дворце Вивек, не открывая смеженные в величественном покое веки, улыбнулся и произнес: "Совершенное знание прежде единства духа". Патриарх и кураторы одновременно издали благоговейный вздох, а один из последователей записал изреченное откровение на заготовленном листе пергамента. Однако Вивек больше ничего не сказал. Потеряв к смертным возле него всякий интерес, он воспарил над алтарем, вновь погружаясь в свою грезу, в которой было лишь отрешенное прозрение сменяющих друг друга времен.
ПрофайлОтправить личное сообщениеВернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
 
____
  post 16.08.09 - 20:11   (Ответ #22)
Пользователь offline

-----


Магистр
Группа: Обыватель
Сообщений: 863
Репутация: 389
Нарушений: (0%)
                Ллургас Орф и преподобный Дмарр

   Слушайте, добрые дети пророка! Слушайте, как была найдена капелька данмерской крови, упавшая на землю Даггерфолла. Слушайте, как Трибунал обрел верного пса. Безо всякой утайки и лжи расскажу я о славном охотнике Ллургасе Орфе и о преподобном Дмарре. Вот что случилось меж ними – а если кто об этом знает лучше, так пусть рассказывает сам!
   Когда прознал великий инквизитор Морнхолда, седобородый Дмарр, что последний из Орфов, поднявший руку на отца и брата скрывается от воздаянья и суда в далеком Даггерфолле, он порешил отправиться туда один, без пышного эскорта, который полагался его сану.
– Чего я убоюсь, – сказал он, – когда сама святая Мать благословила труд, который принимаю на себя?
   Так сказал грозный Дмарр и уподобился кротчайшему паломнику. В простой дорожной рясе из редины и грубых ботинках пустился он в путь и странствовал по землям у залива Илиак, покуда след последнего из Орфов не привел его к одной таверне возле трех дорог, в которой путники давали отдых натруженным ногам. Он пожелал хозяину таверны процветания и положил на стойку дрейк.
– Хозяин, – молвил он, – не скажешь ли, как мне найти охотника за нечистью по найму, данмера, что отзывается на имя Пепельный Паук?
– Пусть твои боги не откажут тебе в милости, почтенный, – сказал хозяин. – Если тебе нужен данмер, то лучше спросить о нем данмера. Один такой как раз сидит в моей таверне и освежается вином – погляди-ка, вон тот, что в сером плаще.
   И он указал преподобному Дмарру, к кому подойти.
– Я знаю Пепельного Паука, священник, – сказал ему данмер в сером плаще, – и сумею свести тебя с ним. Но прежде скажи, что у тебя к нему за дело?
– Скажу, сын мой, – ответил преподобный Дмарр. – Отчего не сказать! Он – Ллургас Орф из Дома Редоран, и я пришел, чтоб увести его обратно в Морроувинд.
   Данмер в сером плаще улыбнулся недоброй улыбкой.
– Диковинные вещи ты говоришь, священник, – сказал он. – Должно быть, тебя обманули. Что делает отпрыск столь благородного рода у вод залива Илиак?
– Верно, сын мой, он смывает в них кровь своего благородного рода со священных орудий для истребления нечисти, – ответил преподобный Дмарр. – Ведь это из-за них не пощадил он ни отца, ни брата, ни собственную душу.
– Диковинные вещи ты говоришь, священник! – воскликнул данмер в сером плаще. – Но если все так, то должно быть, за голову Ллургаса Орфа назначена плата, и стражи всех пяти Домов рыщут за ним.
– Все так, как ты сказал, сын мой.
– Послушай, священник. Я знаю Ллургаса Орфа. Он ростом с меня, силен и ловок, и не уступит мне ни на мечах, ни на кулаках. Уж верно, ты привел никак не меньше пары дюжин стражей, чтобы схватить его?
– Нет, сын мой, я пришел за ним один – и не затем, чтобы схватить его, но чтобы увести с собой добром.
   Данмер в сером плаще подскочил и обошел преподобного Дмарра кругом.
– Что за притча! – сказал он. – Ты не похож ни на безумца, ни на обманщика, а Федрис Хлер крив на другой глаз. Кто ж ты такой, священник?
– Ничтожный слуга Трибунала, сын мой.
– Послушай, священник. Я знаю Ллургаса Орфа лучше, чем ты полагаешь. Он не пойдет с тобой добром. Он посмеется над тобою и убьет. Ради своего блага, возвращайся в Морроувинд, покуда ты цел.
– Я вернусь туда с Ллургасом Орфом, – промолвил преподобный Дмарр.
   Данмер в сером плаще расхохотался и ударил себя ладонями по стегнам.
– Ну и ну! – сказал он. – От роду не доводилось мне слышать подобных речей. Я буду не я, если ты не встретишься с Ллургасом Орфом. Следуй за мной, и поглядим, что между вами выйдет.
   И он повел преподобного Дмарра вглубь леса, густого, как борода четырехсотлетнего мага. Он повел его тайной тропой – а был он, добрые дети пророка, сам Ллургас Орф! Доподлинно вам говорю, сам  Ллургас Орф, отцеубийца и лучший охотник на нечисть во всем Даггерфолле, вел за собой преподобного Дмарра вглубь леса.
   Он завел его в самую чащу и там обернулся, и набросился на инквизитора, коварный, стремительный, сильный, и в мгновение ока скрутил ему руки по локоть, так, что тот не успел бы сплести самой простенькой чары.
– Вижу, сын мой, не зря говорят, что Ллургас Орф проворнее самого ловкого хаджита, – промолвил преподобный Дмарр.
– Ты по достоинству оценишь мою ловкость, когда я вспорю тебе брюхо, священник, – сказал Ллургас Орф и вытащил кинжал длиною в две ладони.
– Не стоит тебе убивать меня, сын мой, – сказал преподобный Дмарр. – Ведь я остался единственным из живых, кто держал тебя на руках. Твоя благородная мать однажды дала мне беспокойное чадо семи месяцев от роду, чтоб я благословил его.
– Может, твои руки и держали меня, священник, да только мою это не остановит. Но прежде, чем я пущу твои кишки течь по ногам, ответь мне, как ты отыскал меня?
– Когда я принял тебя из объятий матери и поднял, чтоб благословить, твоя рубашка задралась выше пупка. Возле этого пупка было крошечное родимое пятнышко. Я успел хорошо разглядеть его прежде, чем ты внезапно извернулся и обмочил мое торжественное облачение от затканного золотом нагрудника до самого пояса. Скажи теперь, сын мой, осталось ли в округе поселенье, где девушка не нашептала бы подружке на ухо об этой родинке?
   Ллургас Орф вложил свой кинжал в ножны.
– Да отсохнут языки у тех женщин, – сказал он, – которые не могут найти им достойного применения. Но послушай, священник. Я вижу, я в долгу перед тобой. Придется мне оставить тебе жизнь, и пусть никто под лунами не скажет, будто Ллургас Орф не дал тебе щедрого выкупа за испорченные одежды. Но я сведу тебя к контрабандистам, с которыми вожу знакомство, и продам им за сходную цену.
– Ты, верно, думаешь, что уловил меня, сын мой, – сказал преподобный Дмарр, – но это не так. Поистине, это я уловил тебя, и из моих сетей тебе не выбраться. Как ни крепок ты телом, душа твоя изнурена и ослабела. Она сама пойдет ко мне в руки, как замученный погоней зверек, что ищет спасенья за пазухой первого встречного.
– Посмотрим, – сказал Ллургас Орф.
   И вот что было с ними дальше, добрые дети пророка. Слушайте!
   День до самого вечера пробирались они через лес, а вечером Ллургас Орф сложил на поляне костер и стал поджаривать на нем колбаски. И вот от этой доброй снеди пошел такой дух, что рот его наполнился слюной.
– Что это ты делаешь, сын мой? – спрашивает преподобный Дмарр.
– Худо видно тебе одним глазом, священник, – отвечает ему Ллургас Орф, – а нюх ты, верно, вовсе потерял. Я жарю колбаски, чтоб съесть их.
– Какая жалость, что пропадут эти колбаски зря, – вздыхает преподобный Дмарр. – Ведь обида так душит тебя, сын мой, что в твое горло не пролезет ни куска.
– Поменьше говори, священник, – хмыкнув, сказал Ллургас Орф, – не то ворочаться тебе всю ночь голодным. – И вынул из огня колбаски с поджаристой корочкой.
   Девять колбасок было у Ллургаса Орфа, да только съесть ему ни единой не пришлось. Как ни хватал он их зубами за румяные бока – что за притча! – не сумел проглотить ни кусочка.
   Тогда он набросился на преподобного Дмарра, опрокинул его навзничь и нацелил ему в глаз кинжал длиною в две ладони.
– Клянусь, священник, ты навел на меня порчу, – сказал он. – И прав я буду, если сделаю один твой глаз похожим на другой.
– Ты не сделаешь этого, сын мой, – промолвил преподобный Дмарр, – мужчина Дома Редоран не покалечит связанного старца, увечного и без того.
   Ллургас Орф заскрежетал зубами.
– Мужчины этого Дома, – сказал он, – ставят труса над храбрым и слабого над сильным лишь потому, что один из них вышел из утробы прежде другого. Чего ж ты хочешь от меня, священник?
– Под несчастливою звездой родятся те, кто ранит твою гордость, сын мой, – ответил преподобный Дмарр. – Отдай ее Троим, и они исцелят ее.
   Ллургас Орф в сердцах бросил кинжал, сел на скрещенные ноги и долго молчал.
– Не будет у Ллургаса Орфа иного хозяина, кроме него самого, – сказал он потом и лёг спать на голодный желудок.
   И вот среди ночи его разбудила нужда. Он поднялся и увидел, что преподобный Дмарр сидит, не шевелясь, у тлеющего костра.
– Куда ты хочешь идти в такой темноте, сын мой? – спрашивает он.
– Верно, крепко ударил я тебя головою оземь, священник, – говорит Ллургас Орф. – Зачем бы вставать среди ночи? Хочу вернуть природе немного воды.
– Не стоит тебе отходить от костра, сын мой, – говорит преподобный Дмарр, – ведь ярость так ослепляет тебя, что недолго тебе заблудиться во тьме.
– Поменьше говори, священник, – сквозь зубы сказал Ллургас Орф, – не то я намочу и этот твой наряд.
   Он отошел на полдесятка шагов – я не лгу! – и обернулся, и увидел, что угли костра тлеют так далеко от него, как будто прошел он всемеро больше.
– Что за притча,  – сказал он. – Бывало, мои пленники пытались убегать, но до сих пор никто не уносил с собой костра!
   Он сделал в сторону костра шаг, и другой – и угли будто оказались еще дальше.
– Клянусь, этот священник навел на меня порчу, – сказал он. – В худую минуту я сохранил ему жизнь. Но я укорочу ему язык, когда доберусь до ночлега.
   И Ллургас Орф, рассвирепев сверх всякой меры, помчался к костру со всех ног. Он попадал в буераки, и ветки хлестали его по лицу, а кустарник терзал ему кожу шипами. Одежда на нем превратилась в лохмотья, он измазался в грязи с макушки до пят и натрудил себе ноги до крови, но не приблизился к ночлегу ни на пядь. Пунцовые угли мелькали все дальше и дальше, а после и вовсе пропали из глаз – и Ллургас Орф остался в беззвездной ночи, черной, как подземелье, не зная, где он и куда ему идти.
   Тогда он побрел в темноте наугад. И хотя говорят о последнем из Орфов, что он выкован из эбонита, настал тот момент, когда его силы иссякли.
– Даю на отсеченье уши, – сказал он, – что я хожу по кругу, как рукоятка двемерской машины и не могу свернуть. От роду не случалось с Ллургасом Орфом такого позора. Славную же шутку сыграл со мной этот священник!
   Он стал смеяться над своим злосчастьем, и тут услышал, что где-то совсем близко преподобный Дмарр зовет его.
   Ллургас Орф пошел на голос и сделал всего полдесятка шагов – я не лгу! – и увидел, что стоит на поляне у давно потухшего костра, а солнце уже перевалило за полдень.
   Сил, чтобы побить преподобного Дмарра, у него не осталось, и он только сказал:
– Священник, ты навел на меня порчу. Поистине, нет гаже языка, чем у тебя. Я клялся вырезать его, когда блуждал во тьме.
– Под несчастливою звездой родятся те, кто распаляет твой гнев, сын мой, – промолвил преподобный Дмарр. – Отдай его Троим, и тогда в нем не станет изъяна.
   Ллургас Орф покачал головой.
– Не будет у Ллургаса Орфа, – сказал он, – иного хозяина, кроме него самого.
– Да хозяин ли ты себе, сын мой, – сказал преподобный Дмарр, – когда вина сидит на твоей шее и гнет ее к земле?
   И страшная тяжесть заставила Ллургаса Орфа упасть на колени и пригнула к земле его голову, и как ни силился он встать, как ни старался, как ни тужился – не сумел приподнять ее даже на пядь.
– Прискорбно мое положение, – сказал он. – Я голоден, ободран, и крестец мой поднят выше головы. Если контрабандисты, с которыми я вожу знакомство, пойдут мне навстречу и застигнут вот так, они, пожалуй, станут глумиться надо мной. Послушай, священник. Избавь меня от этой порчи. Я развяжу тебе руки и безо всякого ущерба для тебя доставлю в ту таверну, откуда увел. Возвращайся в Морроувинд невозбранно.
– Не могу я избавить тебя от вины, сын мой, – ответил преподобный Дмарр, – ведь она тяжелее Остановленной Луны, что стоит над Городом Бога. Мне не сдержать такую тяжесть. Кому, кроме Троих, под силу сделать это? Отдай ее рукам, в которых она станет легче перышка. Вернись со мною в Морроувинд, сын мой. Вернись со мною, Ллургас Орф, ибо святая Мать зовет тебя.
   Тогда последний из Орфов поклялся в верности Троим, и отдал им свои поступки и способности, свои руки и свой изворотливый ум. Он вернулся в Морроувинд, и Храм взял его под защиту. Имя его было очищено, так что не говорят о нем худо.
   Вот что случилось меж Ллургасом Орфом и Дмарром, великим инквизитором Морнхолда, и вот как Трибунал обрел вернейшего из псов. Доподлинно, добрые дети пророка, так все и было, а если кто слышал об этом иное, так пусть рассказывает сам!

Bethesda Softworks\Morrowind\Data Files\Sound\Cr\ashgl\moan
ПрофайлОтправить личное сообщениеВернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
 
____
  post 07.09.09 - 15:33   (Ответ #23)
Пользователь offline

-----


Магистр
Группа: Обыватель
Сообщений: 863
Репутация: 389
Нарушений: (0%)
>> Dr. YankeeDoodle, varjag, Кинарет - спасибо ). И нет, Варяг, это не леворукавная сказка. А что вовремя пришлось - хорошо.

Bethesda Softworks\Morrowind\Data Files\Sound\Cr\ashgl\moan
ПрофайлОтправить личное сообщениеВернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
 
____
  post 06.01.10 - 09:39   (Ответ #24)
Пользователь offline

-----


Магистр
Группа: Обыватель
Сообщений: 863
Репутация: 389
Нарушений: (0%)
Сказка из левого рукава возвращается.

     Сказка о Ллургасе Орфе и старом Дивайте Фире.

      Устроил однажды архиканоник пышное пиршество в Городе Бога, которое длилось семь дней и ночей. Много на нем было знатных дворян, отважных героев и важных сановников, все главы Великих Домов почтили его присутствием, и даже сам герцог Дрен приехал из каменного Эбенгарда полакомиться изысканными яствами и отведать крепкого бренди, что водится в храмовых закромах. И был среди званых гостей Ллургас Орф, славный охотник и бард, посвятивший себя Трибуналу.

      Кто же не слышал о Ллургасе Орфе? Эгей, кто тут не слышал о красавце Ллургасе Орфе? Клянусь моими тапочками, только глухие! От Вивека до Дагон Фелла, от Гнаар Мока до Садрит Моры нежить боится его острого меча, а владетельные сэры – языка, который еще острее.

      А сам Ллургас Орф не боится никого – по крайней мере, так он говорит на пиру у архиканоника, когда солнце встает в третий раз. Верно, ударил ему в голову крепкий бренди из храмовых закромов, вот он и расхвастался. Щеки у него горят, в глазах весело пляшут два огненных атронаха, и он клянется и божится, что не боится ни живых, ни мертвых, ни смертных, ни бессмертных, ни воина с мечом, ни мага с посохом.

      А в это время старый Дивайт Фир перебирал черепа в своей башне, растущей на острове посреди залива Зафирбель. И тут скампы принесли ему на хвосте слух, что Ллургас Орф на пиру у архиканоника сделался пьян и говорит о магах насмешливо, без всякого почтения, и учиняет им такое поношение, что телваннийцы Вварденфелла готовы удавиться от позора.

      – Эге, – сказал старый Фир. – Много я слышал об этом Орфе, но ни разу не видел его. И сдается мне, пришла пора заглянуть на пир к мутсэре архиканонику и познакомиться с псом Трибунала получше.

      Будто гром среди ясного неба объявился он на пиру, белый от гнева, как короли холодного запада, от шеи до пят оружный доспехами, выкованными в кузнях Забвения, разъярённый, как ужаленный стрелой маркиназ, неистовый, как почуявший добычу Гирцин. Ни слова не молвив, схватил он Ллургаса Орфа за обе руки и на попутном ветре унес в свою башню прежде, чем кто-нибудь сумел пошевелиться.

      Архиканоник порвал на себе мантию и в кровь искусал губы.

      – Горе мне, – сказал он. – В падомаиками проклятый день задумал я устроить этот пир. Ведь теперь никто не прославит его. Не вспомнят ни моей щедрости, ни обильного угощения, ни редчайшего бренди, ни блестящего общества. Об этом пире скажут лишь, что был он тогда, когда Дивайт Фир прикончил Ллургаса Орфа.

      А Ллургас Орф, оказавшись в воздухе так высоко, что Город Бога показался ему величиной с гуаровую шкурку, мигом протрезвел и сообразил, что старый Фир затевает недоброе.

      – Мутсэра, – сказал он, – столетия выбелили твои волосы, а ведь я не самая лёгкая ноша. Не спустишь ли меня на землю?

      – Нет, – ответил старый Фир.

      А сам несет его дальше.

      – Мутсэра, – сказал Ллургас Орф, – ты проделал такой долгий путь, а ведь я не самая приятная ноша. Не скажешь ли, для чего я тебе?

      – Отчего же, – ответил старый Фир. – Есть в моей башне круглый зал, а в этом зале – деревянные полки. На двух полках лежит по девять черепов, а на третьей только восемь. Угол этой полки пустует, и кажется мне, твоя голова будет неплохо смотреться там.

      И хотя ни одна живая душа не посмеет назвать Ллургаса Орфа трусливым, от этих слов стало ему не по себе. Пожалуй, ни разу смерть не говорила с ним так внятно, и он почуял, как воды Забвения холодят ему хребет.

      Причинить вред старому Фиру в воздухе он не мог, а потому решил пуститься на хитрость.

      – Мутсэра, – сказал он, – в жизни мне доводилось сражаться с живыми и мертвыми, со смертными и бессмертными. Но никогда не заставали Ллургаса Орфа врасплох, и  никогда не держала его рука столь крепкая. Почетно встретить смерть от такой руки, и лучшей участи я для себя не желаю. Мне только жаль, что не останется барда, способного сложить достойную песню о том, как величайший и мудрейший из магов Вварденфелла похитил меня с пира, устроенного архиканоником, и дал моей голове место на полке в своей башне.

      Хмыкнул в ответ Дивайт Фир.

      – Говорят, – сказал он, – что от Вивека до Дагон Фелла и от Гнаар Мока до Садрит Моры не найти слов цветистее тех, что вертятся на кончике языка Ллургаса Орфа, пса Трибунала. Я дам тебе три дня, чтоб ты успел сам сложить песню. И если она будет хороша, клянусь, что не стану тревожить твой дух в водах Забвения.

      Он достиг своей башни, что растет на острове среди залива Зафирбель, и бросил Ллургаса Орфа в глубокую поземную темницу, оставив на нем лишь штаны, ремень да серьги.

      – Можешь не молить Трибунал о вмешательстве, – сказал он, – здесь это тебе не поможет.

      И ушел.

      Ллургас Орф упал на колени и начал молить Трибунал о вмешательстве. Но как ни усердствовал он, сколько он ни старался – не сдвинулся с места даже на волосок.

      – Не соврал старый хитрец, – сказал он тогда. – Что же мне теперь делать? Дурной сегодня день для складывания песен, и рифмы никак не идут мне на ум. Видно, придется поискать, как выйти из этой темницы.

      Стал он ходить по подземелью и вот увидел бронзовую дверь, а перед нею стража – рогатого аргонианина в стальном доспехе и со стальным топором. Ллургас Орф бросился на него, проворно, как дюжина скальников, повалил его наземь и накрепко скрутил своим ремнем. Клянусь моими тапочками, славная это была победа!

      – Загостился я в здешних покоях, – сказал он связанному стражу. – И решил их покинуть, пока еще не надоел хозяину. Да вот нечем мне отпереть эту дверь. Где бы взять ключ от нее?

      – У старого Фира, – ответил аргонианин, – есть четыре дочери, одна другой краше. Они носят на теле доспехи из кости и сражаются с оружием в руках не хуже мужчин. У них и доискивайся ключей.

      Ллургас Орф оставил его и снова принялся ходить по подземелью. И вот завидел издали Уупсу Фир – в костяном доспехе, вооруженную посеребренным топором. Он подошел ближе и встал перед нею – статный, высокий, видный собою – а глаза прикрыл ладонью.

      – Для чего ты прикрыл глаза, Ллургас Орф? – говорит дочка старого Фира.

      – Позор да падет на мои уши, – отвечает ей Ллургас Орф. – Я нашел в подземной темнице красавицу, подобную Босоногой святой в сиянии ее прелести, и мне даже нечем ее одарить! Разве что она согласится принять серебряную серьгу из моей левой мочки.

      – Да вправду ли из серебра эта серьга? – спрашивает Уупса Фир.

      – Ты можешь рассмотреть ее получше, мутсэра, – отвечает Ллургас Орф и подходит к ней близко-близко.

      – Хороший подарок, – говорит ему Уупса Фир. – А что ты попросишь взамен?

      – Только петельку для крючка, – отвечает он ей, – да ключ от бронзовой двери, ведущей из этой темницы.

      – Если тот крючок не проржавел, – говорит Уупса Фир, – найдутся у меня и петелька, и ключ.

      Так они поладили, и обменялись подарками, и вот Ллургас Орф отпер бронзовую дверь.

      – Я ухожу от тебя, старый Фир, – сказал он, – ибо, клянусь, в твоей башне довольно сокровищ и без головы Ллургаса Орфа.

      Он вышел из темницы и оказался в нижнем зале Тель Фир, просторном и круглом, не имеющим окон. Наверх из него ведет одна только золотая дверь, а возле двери стоит Дельта Фир – в костяном доспехе, вооруженная стальным молотом.

      И вот Ллургас Орф стал на нее посматривать и прохаживаться перед нею туда и сюда – статный, высокий, видный собою. Он прошелся раз, и другой, взялся рукою за голову и стал мрачнее морового облака.

      – Что-то ты пригорюнился, Ллургас Орф, – говорит дочка старого Фира.

      – Позор на мои уши, – отвечает ей Ллургас Орф. – В этом зале нашел я красавицу, подобную Змеиной Королеве в окружении Рук, и мне даже нечем ее одарить! Разве что она согласится принять золотую серьгу из моей правой мочки.

      – Э! Да из золота ли эта серьга? – спрашивает Дельта Фир.

      – Ты можешь рассмотреть ее получше, мутсэра, – отвечает Ллургас Орф и подходит к ней близко-близко.

      – Добрый подарок, – говорит ему Дельта Фир. – А что ты попросишь взамен?

      – Только ножны для кинжала, – отвечает он ей, – да ключ от золотой двери, ведущей из этого зала.

      – Если тот кинжал не затупился, – говорит Дельта Фир, – то сыщу я и ножны, и ключ.

      Поладили они, и обменялись подарками, и вот Ллургас Орф отпер золотую дверь.

      – Я ухожу от тебя, старый Фир, – сказал он, – ибо, клянусь, Ллургасу Орфу худо было бы жить в твоей башне, не имея при этом ничего, кроме головы.

      Он вышел из нижнего зала Тель Фир и оказался в комнате возле самого выхода. Наружу из башни ведет дверь, окованная железом, а возле двери стоит Бейта Фир – в костяном доспехе, вооруженная серебряным мечом.

      Ллургас Орф зашел с одной стороны и с другой стороны – статный, высокий, видный собою, – поглядел на нее так и этак, взялся рукою за подбородок и начал кусать себе губы.

      – Никак, ты разозлился, Ллургас Орф, – говорит дочка старого Фира.

      – Позор моим ушам, – отвечает ей Ллургас Орф. – Вот передо мною красавица, подобная Матери Розы в чертогах Лунной Тени, а мне даже нечем ее одарить! Разве что она согласится принять эбонитовую серьгу из моего левого сосца.

      – Да неужто из эбонита эта серьга? – спрашивает Бейта Фир.

      – Ты можешь рассмотреть ее получше, мутсэра, – отвечает Ллургас Орф и подходит к ней близко-близко.

      – Славный подарок, – говорит ему Бейта Фир. – А что ты попросишь взамен?

      – Только амулетницу для сокровенного оберега, – отвечает он ей, – да ключ от окованной железом двери, ведущей из этой башни.

      – Если не истощил тот оберег силы, – говорит Бейта Фир, – будут тебе и амулетница, и ключ.

      Так они поладили, обменялись подарками, и вот Ллургас Орф отпер дверь, окованную железом.

      – Я ухожу от тебя, старый Фир, – сказал он, – но, клянусь, голова Ллургаса Орфа рада этому куда больше, чем весь остальной Ллургас Орф.

      Он вышел из башни на песок острова, что посреди залива Зафирбель.

      – Посмотрим, – сказал он, – не лучше ли боги слышат отсюда, чем из подземной темницы, где они как будто нужнее.

      Тут Ллургас Орф стал на колени, взмолился Трибуналу о вмешательстве и, не успев даже глазом моргнуть, оказался возле ближайшего Храма.

      – Слава Троим, – сказал он, – и всем святым культа. А теперь вернусь-ка я к пиршеству, которое оставил так поспешно. Сдается мне, что кое-кто в долгу передо мной.

      И не был бы он собою, если бы не пришел потребовать долг.

      Сам архиканоник поднялся с места и поспешил навстречу Ллургасу Орфу, завидев, как тот возвращается в пир.

      – Воистину, сей день благословлен богами! – сказал он. – Не иначе, как чудом избежал ты страшной смерти от руки Дивайта Фира, Ллургас Орф!

      – Воистину, сей день проклят падомаиками! – ответил Ллургас Орф. – Архиканоник, величайший, мудрейший и самый свирепый из магов Вварденфелла похитил меня прямо из твоего пира. В его треклятой башне осталась вся моя одежда, все мое снаряжение, три серьги, которые я носил, и Альфа Фир, которую я не тронул. Скажи, архиканоник, что может быть еще причиной всех этих несчастий, как не крепкий бренди из храмовых закромов, которым ты потчевал меня? Тебе следует возместить мне все эти убытки, и тогда, клянусь, Ллургас Орф не скажет худого слова о тебе и твоем пиршестве!

      И архиканоник, убоявшись бесчестья, щедро одарил Ллургаса Орфа прекрасной одеждой, и снаряжением, и множеством богатых украшений.

      Рассказывают, что на этом Ллургас Орф не успокоился и однажды вернулся в башню великого мага за всем, что оставил там. Но, клянусь моими тапочками, это уже другая сказка.

_____________________________________

Сэры jerky, Alvirdimus, Kraulshawn - моя вам благодарность.

Сообщение отредактировал ____ - 09.01.10 - 14:56

Bethesda Softworks\Morrowind\Data Files\Sound\Cr\ashgl\moan
ПрофайлОтправить личное сообщениеВернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
 
____
  post 15.07.10 - 12:37   (Ответ #25)
Пользователь offline

-----


Магистр
Группа: Обыватель
Сообщений: 863
Репутация: 389
Нарушений: (0%)
А зашла я сюда сказать о том, что я назвала бы человеческой догадливостью.
Знаете, как бывает - вышел себе раз в полгода на сайт, перечитать любимого Александра Флюка - и тут на тебе, новость: обновление конкурсного раздела.
Что может быть естественнее предположения, что если человек поменял ник, то он хочет, чтоб кто попало называл его старым ником? Ничего!
Что может быть естественнее предположения, что если человек СНЯЛ свою писанину с конкурса, то он спит и видит, как бы увидеть эту писанину в разделе "Конкурсы"? Ничего!
Не подумайте, что собираюсь в чем-то кого-то обвинять, или начать качать какие-то права - кто я, в конце концов, чтобы меня о чем-то там спрашивать? Это Варяг спрашивал, а остальным необязательно. Да и не нужно мне от вас ничего. Я просто хочу вам положить земной поклон.
*Кланяется со всего маху, ударяется об пол черепом, череп трескается* [надпись аккуратно замазана раствором костяной муки]

Это были пункты 1.2, 1.4, и 1.8.

Сообщение отредактировал varjag - 16.07.10 - 21:33

Bethesda Softworks\Morrowind\Data Files\Sound\Cr\ashgl\moan
ПрофайлОтправить личное сообщениеВернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
 
varjag
  post 16.07.10 - 21:31   (Ответ #26)
Пользователь offline

-----


Варяг
Группа: Обыватель
Сообщений: 1 049
Репутация: 434
Нарушений: (0%)
>> ____:
Цитата: 
Это Варяг спрашивал, а остальным необязательно.

Ну, честно говоря, это я попросил WindOfChange обновить творческий раздел, так как у самого катастрофически не доходили до этого руки. Когда же я не увидел там сказок, то попросил его и сказки добавить, т.к. они безусловно достойны там находиться. Идея их выложить на сайт - моя. Значит, все плевки и помидоры просьба перенаправлять в мой адрес.  tomato.gif

Цитата: 
Что может быть естественнее предположения, что если человек поменял ник, то он хочет, чтоб кто попало называл его старым ником? Ничего!
Ну, не то чтобы WindOfChange - "кто попало", давай без оскорблений. Ну, не учёл товарищ этических тонкостей, не все их чувствуют. А раз уж этот "кто попало" оживляет сайт регулярными новостями, то, думаю, мы простим ему эту оплошность, а твой ник исправим на правильный. "Прости его, Леопольд. Леопольд, прости, а?" wink.gif

Цитата: 
Что может быть естественнее предположения, что если человек СНЯЛ свою писанину с конкурса, то он спит и видит, как бы увидеть эту писанину в разделе "Конкурсы"? Ничего!
Поскольку конкурс вообще не состоялся, то вполне естественным кажется не делить сказки на снятые автором и снятые автоматически в силу отсутствия конкурса. Предположение, видимо, оказалось не самым удачным. Если настаиваешь, можно и убрать часть сказок с сайта. Извини, что я сам этим не занялся и не спросил разрешения на публикацию.

Цитата: 
Это были пункты 1.2, 1.4, и 1.8.
"Оно, конечно, Александр Македонский - герой. Но зачем же стулья ломать?"
Будем считать, что попытка напроситься на предупреждение не удалась.

Сообщение отредактировал varjag - 16.07.10 - 22:15

"Без ложной скромности замечу
Я гениальный человек
А то что ничего не создал
Так я был занят и болел"
ПрофайлОтправить личное сообщениеВернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
 
____
  post 16.07.10 - 22:00   (Ответ #27)
Пользователь offline

-----


Магистр
Группа: Обыватель
Сообщений: 863
Репутация: 389
Нарушений: (0%)
>> varjag:

Цитата: 
Будем считать, что попытка напроситься на предупреждение не удалась.
Да-да, мне уже неоднократно объясняли, что администрация по вторникам не подает. Ни смирительных рубашечек, ни фенобарбитальчика, чтоб Александр Македонский не ломал стульчики в других темках.

Bethesda Softworks\Morrowind\Data Files\Sound\Cr\ashgl\moan
ПрофайлОтправить личное сообщениеВернуться к началу страницы
+Цитировать сообщение
Тема закрытаСоздать новую тему
 

Цитата не в тему: Один из признаков форумофилии: заметив понравившегося вам человека, пытаетесь нарисовать у него на лбу плюс :) (Marauder)
Упрощённая версия / Версия для печати Сейчас: 19.10.19 - 17:59