Поиск - Участники - Календарь
Перейти к полной версии: Творчество
ElderScrolls.Net Conference > Городской квартал > Академия Искусств
Страницы: 1, 2, 3
Диего
Я вот решил создать аналог темы из раздела про Морровинд. Но чтоб сюда можно было выкладывать свои произведения не только по этой вселенной. Надеюсь, она не окажется лишней. Не ругайте сильно...

Ну, раз тема не удалена, значит, у нее есть шансы на жизнь  smile.gif
Для примера хочу выложить начало одного своего... эмм... ну, короче, что-то типа рассказика. С целью узнать ваше мнение, стоит ли продолжать.

Названия пока что нет...

Чайка, низко пролетев над водой, что-то крикнула своим сородичам и вся стая поспешно скрылась в ближайших каменистых островках, раскиданных к северо-западу от небольшого залива. Небо было сплошь затянуто серыми тучами, сквозь которые солнце, приближающееся к невидимому горизонту, выглядело небольшим белым кругом, иногда даже казалось, что это луна, но было слишком светло для ночи. Царило серое абсолютное спокойствие, ни малейший порыв ветра не нарушал тишины, не заставлял дрожать листья на деревьях, не трогал низкие тяжелые тучи и не двигал по гавани корабли. Среди зелени лесов выделялось на берегу небольшое серо-желтое пятно портового города, у причала которого стояло пару старых деревянных баркасов. По его улицам туда-сюда сновали жители, обремененные своими земными заботами. Пылью и затхлым воздухом было тяжело дышать, но они уже привыкли, и не обращали на этот раздражитель не малейшего внимания, ровно, как и на шум, говор и крики. Солнце опустилось низко к горизонту и уже коснулось глади воды, окрасив темные тучи на западе в яркий красный цвет, и теперь казалось, что с моря приближается огненная буря.
И вот, среди сгустившихся туч сверкнула вспышка электрического разряда, гром прокатился по стенам и пыльным улочкам, заставляя людей оставить на короткий миг свою работу и вскинуть голову, глядя на серую стену неба. Город как бы замер в ожидании чего-то. И вот это что-то случилось. Сперва это тихий звон отдельных капель, ударяющихся о камень улиц и крыш домов, но он тут же слился в тихий шум, который начал усиливаться и в свою очередь перешел в гул ливня, омывающего воздух и садящего пыль. Город ожил вновь, но теперь это была не спокойная, размеренная жизнь, а спешка. Каждый стремился закончить свое дело как можно быстрей, или вовсе бросить его на том этапе, на котором его застал освежающий дождь, но лишь бы укрыться под каким либо навесом. Уже спустя несколько минут улицы опустели, жители попрятались по домам и лавкам, давая дождю омыть улицы их города. Только несколько прохожих, укутавшись в плащи, бежали куда-то, да и моряки продолжили разгружать свой видавший виды кораблик. Но вскоре и они побросали свои ящики и бочки и поспешили укрыться в ближайшей таверне, из окон которой лил свет, и раздавались громкие звуки неудавшийся музыки, смех и брань постояльцев.
Ливень спокойно и размеренно лил на город и бухту, не щадя воды. Живописные вспышки молний мелькали по серому небу, то и дело обдавая окрестности громом. Солнце уже совсем скрылось за горизонтом, оставив после себя догорать алым огнем небольшую полоску горизонта, не различимого из-за серой воды и таких же туч. По улицам города быстрым шагом шел путник, укутавшись в старый дырявый плащ цвета пыльной дороги. Он был явно не местный и пришел в город только не давно. Это было видно по его не знанию плана расположения улочек города. Он то и дело заходил в тупик, что-то нелестно говорил в адрес неизвестно кого, поворачивал и вновь продолжал свой путь под дождем, постоянно вздрагивая от молний и издаваемого ими грома. И вот он, наконец, выбрался на широкую улицу, около которой находилась единственная в этом небольшом городке таверна. Встрепенувшись, он быстрым шагом направился к ее двери.  Дверь со скрипом открылась, и в лицо путнику ударил свет огня и тяжелый, пропитанный потом и табачным дымом теплый воздух.
Глаза не сразу привыкли к яркому желтому свету, контрастирующий с уличной серостью. Постояльцы таверны с интересным названием “Застарелый Камень” шумели, пели, рассказывали друг другу шутки, смеялись и пили. Никто не обратил внимания на вошедшего мокрого человека, уставшего с дороги. Он подошел к стойке, оттряхивая капли воды с плаща и что-то ворча о его дырах, и бросил на нее несколько золотых монет. Одетая в пышную, изначально белую, но теперь грязную желто-серую сорочку и такую же юбку трактирщица прекратила строить глазки одному из постояльцев и повернулась к новому гостю:
- Что изволите?
- Мне обычную порцию и постель на ночь. Устал с дороги и проголодался, как волк!
- Да, конечно. Вот вам еда и ключ, - она протянула ему медную тарелку со странной зелено-черной массой, которая называлась салатом и ржавый ключ, скорее похожий на большую согнутую шпильку. – Комната вторая справа на втором этаже. Откуда пришли вы к нам, в наш город? Сразу вижу, вы не местный. Что расскажете… - начала женщина, но путник просто взял свою “обычную порцию”, ключ, и направился к лестнице. Девушка фыркнула, забрала оставленные на стойке монеты и вернулась к своему парню, который уже был не в состоянии реагировать на ее попытки обратить внимание.
На втором этаже было тише. Только снизу доносился шум пьянки, да в комнатах храпели и сопели постояльцы этого гостеприимного заведения. Достаточно быстро найдя отведенную ему комнатку, путник отварил дверь, и тут же завалился, не раздеваясь, только скинув мокрый плащ на спинку стула, на грязную кровать, захлопнув дверь ногой. На город опустила свои черные крылья ночь.
Но, не смотря на это, в таверне все так же стоял шум, хотя некоторые посетители уже спали за столами. Казалось, что едкий запах дыма и алкоголя исходит не только от грязных небритых постояльцев, но и от всех вещей. Он как бы пропитал все помещение и мебель. Среди этого шума можно было легко затеряться, и спокойно обсудить с кем-нибудь свои черные планы, не привлекая внимания. Именно поэтому эта таверна была излюбленным местом всех воров и бандитов разных мастей. Они, также, платили за «крышу» хозяину таверны, а тот в свою очередь продажной комендатуре. В результате чего стражи порядка сюда практически не заходили. Исключение составляли только те случаи, когда кто-то из присутствующих здесь людей действительно крепко насолил властям города.
За одним из старых, потрескавшихся столов сидели двое непримечательных с виду людей. Один был внешне спокоен, укутавшись в зеленоватый плащ с капюшоном, так, что не было видно его лица, слушал другого, малого роста рыжего парня в холщовых штанах и такой же рубахе, который что-то бойко рассказывал. Иногда он сильно повышал голос, но тут же быстро оглядевшись по сторонам, вновь переходил на шепот.
- И, представляешь, это самое кольцо у нас в городе! Я его видел на пальце одной барышне на рынке. Я тебе говорю, это ж чистый аквамарин! – Вновь чуть не вскликнул, но осекся парень. – Слушай, Дар…
- Тсс. Мы же договорились, никаких имен.
- Ладно, ладно, помню. Так вот, может, давай ты мне поможешь… ну, то есть я хотел сказать, может, я тебе помогу  его украсть? Как наводчик и как непосредственно помощник в деле. А выручку пополам. Да за это кольцо можно за полтыщи золотых загнать! А то и больше. Ну… Ну, ладно, 30 на 70 в твою пользу? А?
Выдержав некоторую паузу, Дариан протянул руку:
- Показывай, что там за кольцо.
- Я знал, что ты согласишься! Да, вот эта бумажка. – Он рыжий протянул старый, пожелтевший кусок кожи, но не отпустил его. - Наверно, карта какая-то. Там вот, внизу, в углу.
Рисунок действительно напоминал карту, но на ней были изображены острова, которые Дариан никогда не видел. А в указанном углу красовалось отлично выполненное изображение кольца с квадратным камнем и фигурной оправой. Точно, ручная работа. Если камень действительно был бы аквамарином, столь редким в этих местах, то за него и впрямь можно было получить кругленькую сумму.
Рыжий, насладившись произведенным эффектом, отдернул руку и спрятал карту в небольшую сумку на плече.
- Откуда это у тебя?
- Да разве это имеет значение? Меня попросили одну книгу у торговца иноземного стащить, что пару дней назад на корабле приплывал. А оттуда и выскочила эта бумажка. Но мне ж только за книгу плотили, вот я карту эту и прибрал.
- А что за книга? Кто просил?
- Ну что ты придаешь этому такое значение? Ну, дед какой-то просил. Он то хотел эту книжку купить, а торговец не продавал ее. Книга из себя обычная, в кожаном переплете. О чем не знаю. Я ж… если честно… читать то толком не умею.
- За то говоришь бойко. Ладно, как же ты мне помочь собирался? У кого кольцо?
- Ага, шас я тебе и сказал! Сам ведь стащишь тогда! Не, вместе, так вместе. А помочь я смогу. Я вот тут себе небольшую схему ее дома начертил. Но тебе до дела не покажу. Так что, когда идем?
- Значит, уже поразнюхал все. Шустрый. Хорошо. Мне подготовится немного надо, а завтра ночью и сделаем. Как солнце коснется горизонта, встречаемся за таверной. А теперь по домам. А то заинтересуется еще кто-то нашим разговором.
- Отлично. Я буду.
Они поднялись из-за стола, Дар подошел к стойке, а Рыжий направился к входу. За дверью все еще лил дождь, и темнота ночи изредка прерывалась вспышками молнии. Парень поежился, и пошел быстрым шагом в один из переулков. Его ночлежка находилась почти в другом конце городка. Он был разгорячен и обрадован. Это первое его серьезное дело. В один момент ему показалось, что следом кто-то идет. Рыжий резко оглянулся, но за прозрачной стеной дождя никого не было. Яркая вспышка молнии осветила пустой проулок. Он продолжил путь и представлял, как получит много денег, как сможет здорово оттянутся, и главное, как поднимется его воровской авторитет в узких кругах. Но вдруг тревога резко сковала грудь. Парень даже не успел оглянуться, как почувствовал холодную сталь у себя на шее. Что-то горячее потекло на грудь, ноги резко ослабли, в глазах начало темнеть. Последнее, что он увидел, это темное лицо под зеленым капюшоном.
Дариан вытер кинжал об одежду Рыжего и оттолкнул от себя его мертвое тело. «Не стоило ему так сильно раскрываться. – Думал он. – Если не я б его убил, это сделал бы кто-нибудь другой. Простаки долго не живут». Взяв и открыв сумку своей жертвы, он вытащил оттуда быстро намокающий листок. И под вспышкой с раскатом грома смог разглядеть изображение на нем. По плану, начерченному юношей, можно легко было догадаться, что это был за дом. Немного подумав, Дар вытащил из сумки еще и карту, спрятав все себе за пояс, быстро направился от места преступления. Дождь все так же продолжал барабанить по крышам и земле, но теперь он вместе с пылью смывал и яркую кровь.


Утром, когда от дождя остались лишь мокрые улицы, и солнце начинало подниматься на почти чистое небо, в таверну зашел парень в темных легких рубашке, штанах и жилетке. На поясе красовался причудливой формы кинжал.
- Вам никто не оставлял сообщения на имя Вильяма Алвора? – Спросил он у хозяина, который теперь заменял девушку-трактирщицу.
- Да, вот оно. – Трактирщик протянул парню небольшой пакет, на котором красовалась печать с изображением не то орла, не то дракона. Парень быстро осмотрел пакет, забрал его и кинул на стол десяток монет.
- Спасибо. Кстати, у вас есть свободные комнаты?
- Есть. Вам, на какой срок? – сказал хозяин, забирая золото со стола.
- Только одна ночь. Потом я ухожу из этого города.
- Три золотых.
Вильям отсчитал еще десять монет и положил их на стол.
- Это что бы меня никто не беспокоил и не задавал разных вопросов.
- Разумеется. Вот, - трактирщик достал старый ключ и забрал монеты, - самая дальняя комната по коридору слева. На втором этаже. Можете чувствовать себя как дома.
Последние слова уже не долетели до уха парня. Он взял ключ и направился наверх. Там, закрывшись в комнате, Вильям распечатал конверт и достал оттуда три бумаги. Это была умело сделанная карта города, на обратной стороне который был начерчен план какого-то двухэтажного дома, и два письма, написанных разным подчерком. В одном письме давалось описание какого-то человека, точнее девушки, другое же гласило:

Мы рады, что вы согласились с нами сотрудничать. Итак, вашим заданием будет устранить одного человека, точное описание которого прилагается. Данная персона относится к одному знатному роду и хорошо охраняется. За выполнение данного задания вам будет выплачено 4500 золотых монет. Мы оплачиваем только убийство одного конкретного человека, но не за ее охрану. В качестве доказательства смерти принесите нам кольцо, которое она всегда носит на безымянном пальце левой руки. Местоположение объекта и точка встречи указаны на прилагающейся карте. Не подведите нас.
Л. Р.


Алвор еще раз внимательно прочитал письмо с описанием внешности девушки и подставил оба письма под пламя свечи. Это был самый обычный заказ, каких множество было им выполнено. Да, Вильям Алвор был наемным убийцей, кроме того, он был профессионалом. Этим черным ремеслом он начал заниматься буквально с детства, когда его, как раба, купила одна безымянная организация. Его начали тренировать с семи лет, и полностью убили в нем душу. Теперь для него не имело значения, кого и за что убить, лишь бы работа была хорошо оплачена.
Целый день Вильям шатался по городу, разбираясь в сплетениях его улочек и проулков. Данная ему карта здорово помогла найти все нужные места и пути отступления. Недостатком можно лишь было считать большое количество стражи на улицах. Как выяснилось из слухов, кто-то кого-то зарезал прошлой ночью. Вот и велись поиски преступника. Дом, где жила “цель” находился на окраине города и представлял собой великолепный особняк, почти замок. И охраны у него было действительно много. Но для Вильяма это не было проблемой. Конечно, тихо забраться туда было сложно, но убийцу не останавливал вариант, что придется убить несколько посторонних людей. Показалось странным, что возле этого дома он дважды заметил одного и того же человека. Но придавать этому особое значение Алвор не стал.
В немного посвежевший от последнего дождя, но все еще затхлый город вновь прилетела ночь. Улицы опустели, но остались в некоторых местах патрули городской стражи. Они останавливали в этот час всех редких прохожих. Но Вильям смог пройти к своей цели незамеченным. И теперь, он был полностью готов к действию. В его арсенал входили метательные иглы, звезды и тяжелые шарики, а так же его изящный клинок, от ручки которого в обе стороны отходили искривленные хищные лезвия.
Убийца легко перемахнул забор, который отгораживал сад особняка и тенью скользнул в наиболее темный его угол. Оттуда тихим ветром он проскочил за спиной сонного охранника в сторону двери. И что странно, она оказалась не заперта, даже немного переоткрыта. За ней был светлый коридор, по которому шел один из охранников. Он был повернут спиной к Вильяму, и тот, подскочив к незадачливому стражу, вырубил его резким ударом ребром ладони в шею. Моментально подхватив его обмякшее тело, убийца аккуратно положил его на пол, чтоб не создавать шума. В этот момент случилось то, что никак не входило в планы профессионала: выше, на втором этаже послышался шум, вскрик какого-то человека, видимо охранника. Кто-то поднял тревогу и дом ожил. Теперь счет шел на секунды. В дверь, через которую проник убийца, вбежал в момент проснувшийся охранник. Вильяму пришлось его вновь усыпить, но теперь уже навечно, тремя острыми иглами, которые вошли точно в шею. В следующий момент он был уже на лестнице, что вела на второй этаж, где находилась спальня жертвы. И тут он наткнулся еще на двоих охранников. Одного он отправил к праотцам воткнув ему в лоб острую как бритва звезду, а вот другой достаточно быстро смог оценить обстановку и уклонился от второй звезды, вытаскивая свой меч из ножен. Пришлось принимать бой. Выхватив свой кинжал, Вильям бросился на врага, делая резкий выпад вперед и одновременно уклоняясь от атаки противника. Но и его попытка стремительного нападения была отбита. В этот момент внизу лестницы послышались быстрые шаги. Даже не глядя в ту сторону, убийца кинул туда с размаху несколько шариков, не забывая прикрыться от очередного выпада. С лестницы донесся грохот падающего тела, но Алвору было не до этого, он проводил серию ударов, которые так и не достигли цели.
Опасный и жестокий танец смерти затянулся уже на несколько секунд. Но вот убийца, защищаясь от очередной атаки стража смог, проведя своим клинком по оружию врага, поранить ему руку, и воспользовавшись секундным замешательством, с разворота резанул по ногам. И, как только противник потерял равновесие и начал падать, Вильям, продолжая начатую атаку, нанес фатальный удар в грудь. На какую-то малую часть секунды все замерло и утихло, но вот тело глухо упало на пол, и убийца бросился к своей цели. Но в спальне никого не было. Была лишь переоткрыта другая дверь, не та, которую почти проломил Вильям. Только сейчас он понял, что где-то еще в доме идет другой бой.
Выскочив за эту дверь, Алвор увидел, как еще один страж пытался увести заказанную ему девушку. Он, заметив убийцу, быстро пихнул ее в одну из комнат, и выхватил оружие. Шесть долгих секунды смертельной пляски закончились тем, что, нащупав брешь в обороне противника, Вильямс нанес мощнейший удар в шею, так, что импульс заставил врага отлететь на пару метров дальше по коридору. Но и он получил порез на правом плече и левой руке. Не останавливаясь на мгновенье, убийца бросился в комнату, моментально нашел жертву и начал атаку-удар.
Но что-то заставило его остановится. Он замер, не в силах сделать движения. Осечка! Вильяму приходилось раньше убивать женщин, и даже детей, но не разу у него не дрогнула рука, и не разу он потом не сожалел о содеянном. А теперь. А теперь осечка! Он должен довести дело до конца. Организация, которая его обучила, обладает непоколебимой репутацией. И ему не простят, если он не выполнит контракт. В доме наступила полная тишина. Стих и другой бой. Вильям стоял с занесенным клинком и смотрел, ничего не видя, на сжавшуюся в углу, испуганную и чрезвычайно красивую девушку. Она была действительно красива, не то, что в данном ему описании. Нет, конечно, она соответствовала полностью тому, что он читал, но он не мог представить, на сколько она прекрасна. Алвор опустил клинок. Он не смог выполнить задания…
Itan
Интригующе!

Весьма и весьма! Я бы с удовольствием прочитал продолжение!
Mpak
Ну вот.. накатал под впечатлением ролика с оффа про Ла-2. Некоторым понравится, некоторым нет.. Но сочинения я писать умею.. в отличии от работы с фотошопом)) Да, никаких параллелей с реально существующими людьми не проводить! Их нету.. Посмотрите ролик, сами увидите..



Эльфийка. Одна. В её глазах слёзы. Она стоит на краю обрыва. Неужели она решила свести счёт ы с жизнью? Но нет. Она погружена в воспоминания. Грустные воспоминания о том, как погиб её возлюбленный. Он пал от руки грязного орка. Она не успела прийти ему на помощь. Не успела. Единственное что она смогла сделать-это оставить ему свою ленту. Она тогда думала, что сердце её разорвётся от горя.. Но прошло два года. Она сильнее сжала в руках тряпицу. Эта тряпка навеки отпечаталась в её сознании.Она помнила кажый миллиметр её. Это был герб того орка, который убил его. Но-всё. Сомнения прочь. Тряпица выскальзывает из её рук и падает на землю. Осталась одна цель-месть. Но что это? Она вынимает из ножен два цлинка, что противоречит самой природе эльфов, тесно связанных с природой,и... Прыгает вниз. неужели она всётаки обезумела от горя за эти ддва года? Но вдруг на горизонте нарисовывается тень. Она всё увеличивается.. Что это? Это сказочное чудовище, может быть последнее в этом мире. Дракон. Он был призван магией эльфийки оттуда, где обычному человеку не место. Он пришёл, повинуясь старинному договору.Но... Он вдруг стал снижаться.. Неужели в нём проснулись первобытные инстинкты? Нет, просто время, на которое он может приходить, очень мало. Он медленно снижается, эльфийская дева сбегает с него.
-До встречи, Ксарэд.
Это имя её губы произносят с такой нежностью, словно перед ней её любимый. Но это всеголишь дракон, названный в его честь. Она убирает клинки, светящиеся магическим светом, в ножны, и дракон медленно растворяется в воздухе. Мосты сожжены. Путь только один-на север, к ненависным оркам
Itan
Достаточно атмосферно и вдумчиво, не вижу, что бы тут могло непонравиться... Как по мне -- так придраться не к чему...  smile.gif
Mpak
Есть к чему придраться... Мнение с другого форума:
Примитивная пунктуация и слабая лексика...
Многие предложения чересчур обрывочны, есть ошибки.
Наша литричка тебе бы поставила 4\3.
Так что)) но мне нравится))
^xoro_MD^
2 Itan: Не согласен, всегда ест ьк чему придраться, ибо нет ничего идеального smile.gif .

2 Mpak:
Орфография: В целом неплохо, но советую читать несколько раз перед выкладкой, а то:
счет ы
цлинка
ддва

Пунктуация: Это твой бич. При чтении постоянно сбивался, приходилось перечитывать. Кое где так намудрено, что я так ничего и не понял smile.gif ...

Стиль: Каждому свое, конечно, но сделал вывод, что нордлингам не быть поэтами wink.gif ... Начало похоже на сценарий, а не рассказ, затем плавно в пьесу перетекает... В купе с пуктуационными ошибками выходит очень криво и непонятно, сложно догадаться, что ты себе представлял, когда писал.
Вот такое вот мнение.
Mpak
Я уже сказал, что с меня довольно того, что я в реале не делаю ошибок.. Вобщем, эксперимент не удался..)) До этого тоже было не очень... Я не поэт-эт точно...
Itan
^xoro_MD^

Разбил в пух и прах...
Я сказал что "как по мне", хэ-хэ, я сам по себе отнюдь не профи-критик... Я к грамматике, например, не придирался (ибо у меня самого она на все четыре лапы хромает biggrin.gif )...

Mpak
Опять таки, конечно, нет ничего совершенного, но любая ошибка -- по сути шаг к совершенству... И кто знает? Быть может твоя следующая работа заставит всех ахнуть...  wink.gif

добавлено Itan - [mergetime]1120837818[/mergetime]
А теперь к стене становлюсь я! Хэх, это старая работа, и очень двойственная... Трудно сказать, для чего я её создал... Но очень хотел бы услышать ваше мнение...

Степь. Уж давно погасло солнце, уйдя в закат. Жёлтая, пожухлая трава устилала землю во все стороны, куда только мог обратиться взгляд. Сей скорбный пейзаж мог ввести в уныние кого угодно, но только не странника в истёртой серой мантии. Этот путник согнув спину, шерудил палкой в костре, раздвигал угли. Изредка подбрасывал свежий хворост. Ночь. Холодна ночь в степи. Сквозь странно-безоблачное для осени небо тускло светили звёзды. Такие далёкие, такие призрачные. Что все тревоги человечьи для искателя? Пыль. Ничто. Латаная-перелатаная старая мантия с капюшоном, стоптанные сапоги, узкий ремешок, схватывающий длинные соломенные волосы у лба, но самое главное -- глаза бродяги. Такие холодные, пронзительные, стального цвета глаза. Нет... Не как у волка даже, а как у волчёнка. Этот искатель был ещё совсем-совсем молод. Всего семнадцать зим было за его неширокой спиной. Семнадцать полных лун, и неисчислимое множество дорог. Он не любил своё имя. Оно было таким простым, человеческим. А наш герой уже давно не причислял себя к людскому племени. Сам себя он называл Дорожником. Не именем придорожной травы, а именно идущим-по-дорогам. И всё, что так влекло бы любого другого юношу его возраста было Дорожнику чуждым. А просто потому, что в его век уже небыло дружбы, любви... Был холодный, бездушный расчёт. Этим грязным миром правили деньги. Они были единственным богом, в которого верили все без исключения. И именно потому Дорожник старался хотя бы раз в год уйти подальше от Города. Именно Города. С большой буквы. Из этого душного, странного, почти живого бетонного исполина наш герой старался убежать. Хоть бы ненадолго. Хоть на пару-тройку дней. Вот так вот посидеть на траве, погреть руки у костра и немного помечтать. Бродяга закрыл глаза, лёг прямо на землю. Он не желал золотых гор и алмазных берегов. Просто хотел чтоб мир был чуть-чуть добрее. И порой было очень грустно. Ну на самом деле это ничего. Ведь Дорожник был не совсем одинок. За кругом света, который отбрасывал потухающий костёр, ждала молчаливая Ночь. Наивный ветер то и дело проносился над мёртвыми степными травами, трепая по пути волосы бродяги. Сам того не заметив, белый ворон Города, парень со странной кличкой Дорожник уснул. И видел он во сне красивую девушку его лет, с которой он танцевал на белоснежном мраморном полу старинного замка. Это было так реально... Будто бы руки и впрямь ощущали тепло её почти невесомго тела. Будто бы бродяга в реальности вдыхал нежный аромат её духов. Как она была хороша! В платье, сотканном из нежнейшего атласа, с золотистыми волосами, и дивными, такими чарующими глубокими зелёными глазами. Платье ей тоже очень подходило. Под цвет глаз. Ткань была изумрудного цвета. Фигура её была необычайно соразмерной. Плавные изгибы тела буквально приковывали взор. Ровные, длинные ноги. Упругая, высокая грудь. И во сне искатель-Дорожник, человек по праву рождения, и рыцарь Благородного Духа по праву выбора, действительно ЛЮБИЛ. А после, когда мелодия вальса стихла, принцесса поманила его за собой. И они вдвоём долго шли по величественным корридорам пустого замка... Вдруг свет яростно ударил, раскалывая мир сладостных иллюзий. Путник открыл глаза. Он успел аккурат к рассвету. Не мешкая ни секунды поднялся на ноги. Дорожник вот так, молча приветсвовал "глаз Ярилы", как называли дневное светило его давние предки. Не жмурясь, не отводя взгляд он смотрел на ещё по-утреннему неяркое солнце. Уже пора. Бродяга поднял с земли дорожную сумку, длинный прямой посох. Окинул прощальным взглядом умирающую к зиме степь.
Склонил голову, как если бы он извинялся перед степью. И ушёл. Возвращался в город. Сквозь три десятка вёрст. И понял он -- во что бы то ни стало ему нужно отыскать ту девушку. ТАКИЕ сны не бывают просто так. И пусть вместо готического замка будет узкая квартира, пусть вместо изумрудного атласа будет дешёвая синтетика... Любовь есть. Рыцарь-бунтарь понял это. Даже в тусклом и проданном мире. И всё будет хорошо. Так говорило его сердце. Простое, нехитрое сердце, которое он до этого никогда не слушал. Каждому в мире есть счастье. Если у тебя есть душа. Если ты человек. Не важно, по праву рождения ли, или по праву выбора. Ведь даже волк есть человек по своему. Иногда -- зверь добрее и умнее человека разумного. Конечно. Зверям не нужно коварство, деньги. И убивают они только для того, чтобы прожить самим. Дорожник ещё не знал, что любовь может быть и отравной. Ему ещё только предстояло это узнать...
^xoro_MD^
2 Mpak: Ты, брат, мой первый рассказ не читал smile.gif ! Такая муть - 13 страниц отстоя (до сих пор считаю, что сюжет был потрясающ, но стиль максимально гавеный)!

2 Itan: Да мы все не профи, просто люблю критиковать по строже, это воспитывает качество последующей печати (если, конечно, Мрак не пойдет плакать в подушку, что невозможно, так как "Мрак" и так как Нордлинг!) рассказов smile.gif .
^xoro_MD^
2 Itan: Ну и по рассказу теперь smile.gif !

Мне очень понравилось smile.gif .

Грамматика на уровне, притензий нет.

Стиль: Четкий и проработаный. Очень интригующ и захватывающ smile.gif. Жжошь!

ЗЫ: Придираюсь разве чт ок тому, что Ярилы в Тамриэлеле (тут могу ошибиться, так как тема для ИНОГО творчества) попросту не было smile.gif .
FOBOS
Темка на любителя

/ отрывок /


  Мелкий гравий с шорохом скатился со склона. Беззвучно ударяясь о небольшие кусочки застывшей магмы, он вызвал миниатюрную каменную лавину, которая мелким острым водопадом накрыла буро-зеленые заросли растений у подножия песчаного холма.
   Над линией его склона на фоне лазурного с оранжевыми разводами облаков, отражающих заходящее солнце, неба возникли очертания неуклюжей фигуры.
   - Эй, ребята, сюда. Отсюда видна дорога, - О'Нил быстрым взглядом обвела долину с желтой петляющей полосой. Рыжеволосая девушка слегка прищурилась - ее слепило заходящее за кромку гор солнце, и даже тонированное стекло шлема ее нисколько не спасало от его лучей.
   Далеко внизу под ее ногами простиралась живописная темно-зеленая, с вкраплением алых, словно разметанные ветром лепестки мака, пятен, равнина, которую окружали с трех сторон высокие пики гор. Слева горы расходились, образовав неглубокое ущелье, по дну которого проходила единственная дорога. Только эта дорога и связывала равнинную поверхность планеты с тем оазисом, который находился в окружении черных базальтовх зубов. У дальнего края равнины, там, где непрерывно смыкались горы, стояло огромное сооружение, явно искусственного происхождения. Огромная поперечная стена из блестящего, как начищенное серебро, материала, высотой порядка четырехсот метров, отделяла космопорт землян от остальной части долины. За стеной О'Нил рассмотрела вышку связи, распустившую густую сеть своих антенн над большей частью военной базы Терран.
   -Эй, вы слышите меня ?! - Мэри легонько постучала правой рукой по шлему. Последние несколько часов ее передатчик несчадно барахлил, и она боялась, что он перестанет работать совсем.
   -И незачем так орать. - Фигура Доннерстена выросла позади нее, но девушка этого не заметила. -Да отсюда хороший вид открывается...
   О'Нил обернулась. Доннерстен любил шутить даже в самое неподходящее для этого время. Теперь он тоже щурился на солнце, оглядывая долину и демонстрируя белизну своей усталой улыбки. По закопченому лицу темнокожего бежали струйки пота. Мэри нестерпимо захотелось послать в его адрес пару язвительных выражений, которых у нее был целый арсенал, но она все же сдержалась. 
   Между тем послышались звуки тяжелых шагов и появились еще двое пехотинцев. Патрик Котовски  что-то оживленно пытался объяснить сержанту Джиму Тарнеру, непрестанно жестикулируя руками. Разговор велся на, отличной от принятой, внутренней частоте.
   - Какого?.. - Мэри сделала шаг в их сторону. Тут ее динамик глухо щелкнул и она услышала голос сержанта:
   - О'Нил, я тебя прекрасно слышу, не забывай, что у меня обе частоты...
Пройдя мимо Доннерстена, Тарнер заглянул за плечо Мэри и присвистнул.
   - Так, сейчас устроим небольшой привал, а потом...- он посмотрел на небо, -у нас есть около шести часов до заката солнца, а до базы около трех миль. Значит, придется поторопиться.
   Они отошли от уступа и расположились на больших валунах, разбросанных вдоль вершины покатого склона. Подъем в горы дался нелегко, и каждый из них использовал максимум дневной нормы питьевого запаса скафандра.
   Сделав последний глоток воды и устремив взгляд в сторону космопорта, Тарнер сказал:
   - Мэри, надо проверить связь.
   Та молча кивнула (весьма забавная, но нелепая привычка), достала небольшую металлическую коробку и стала нажимать на ней на различные кнопки, настраивая миниатюрные антенны.
   - Пожалуй, я подышу немного. -Патрик начал поднимать забрало своего шлема.
   - Не переусердствуй, - бросила через плечо Мэри, а то будешь потом всю дорогу ржать как Тони.
   Местная атмосфера была сильно насыщена кислородом, Котовски знал это. Тот случай с Тони был бы очень забавным, если бы не был столь трагичным.
   - Я не долго. Только не забудь потом нажаловаться на меня санитарам.
   Он любил подзуживать Мэри - ведь она ему нравилась. Его огорчало лишь то, что это чувство не было взаимным, но кто его знает...Он услышал в наушниках, как Мэри тихонько фыркнула.
   Патрик подставил свою небритую физиономию лучам заходящего солнца. Из нагрудного герметичного кармана скафандра он достал сигару и, обломив ее кончик, протянул ее Доннерстену. Тот хмыкнул и поднес тонкое пламя огнемета к ладони Котовски, тихо проворчав в шутку что-то, типа: "Бум!".
   Смачно потянув дым сигары, Котовски начал разглядывать свой скафандр, весь покрытый засохшей багровой грязью, липкой зеленой жижей кислоты и впадинами, которые та в нем проела. У остальных скафандры были немногим лучше.
   - Хреновы Зерги...Ублюдки...
   Потом его взгляд скользнул на сержанта.
   - Сэр, все же они нас бросили, я в этом уверен. Они могли прислать пассажирский шаттл, когда у нас была связь, но не сделали этого...И мы, мы, - к он снова начал горячиться, тыкая себя указательным пальцем в грудь и нервно затягиваясь сигарой после каждых пяти слов, - были как пушечное мясо, ведь операция с самого начала была обречена на провал. Правительство колонии просто бросило нас в кучу разъяренных Зергов. И когда они, эти генералы, прятали свои трусливые задницы за стенами этой крепости...-Котовски махнул рукой с зажатой между пальцами сигарой в сторону космопорта, -мы жарились в этом аду!..
   - Заткнись, рядовой Котовски, заткнись же! - Джим Тарнер быстро открыл забрало своего шлема и шагнул к рядовому вплотную. -Я был там, не забывай, и видел не меньше, чем ты. И благодари бога за то, что ты спас свой зад и стоишь здесь и поносишь на чем свет стоит правительство Терран, а не служишь закуской тем слизнякам!
   Джим был старше Патрика всего на год, но благодаря своему рационализму и умению быстро принять верное решение, прослыл хорошим командиром. И ему строила глазки Мэри. И это не нравилось Котовски.
   Тарнер закрыл шлем.
   - Ну как у нас со связью? -Раздался его голос в динамиках шлема Мэри.
   - Абсолютно ничего. Штиль. Очень странно, ведь отсюда прием должен быть устойчивым...
   - Ладно, пойдем. Мы должны успеть дойти до темноты.
   Мэри убрала приемник, Доннерстен закинул на плечо огнемет, а Патрик, с любовью посмотрев на сигару и затянувшись последний раз, нехотя бросил ее на землю и закрыл шлем.
 

   Спуск прошел без особых сложностей, если не считать, что Котовски все время хихикал и что-то мурчал себе под нос, наверняка мотивчик какой-то веселой песенки, как подумал Тарнер. Он всерьез опасался, что Патрик оступится и покатится вниз по склону, и его нирвана прервется навечно.
   Через пять часов они уже стояли у стен космопорта. Солнце теперь наполовину скрылось за горами, и громадная тень стены накрыла людей. Горы, словно облитые чернилами и сейчас неведомо где прячащие свои подножия, стали лишь четкими черными силуэтами на фоне неба цвета некрепкого чая, украшенными редкими рядами перистых облаков. Мэри подошла к небольшой черной двери, выделявшейся на серебристой глади стены.
   -Заперто...Черт, тут так тихо, никто не въезжает, никто не выезжает...Я так и не увидела ни одного взлетающего или садящегося истребителя или шаттла, как мы перевалили горы. Они что, повымерли здесь?
   -Пойдемте, я знаю, где здесь еще один вход. Он предназначен для танков и замаскирован в стене.  -Бас Доннерстена гулко раздался сквозь постескивания в наушниках.
   Не успели десантники сдвинуться с места, как над высокой стеной очень медленно поднялись они . Около десятка протосских авианосцев бесшумно поднимались над космопортом с обратной стороны стены. Каждый из них был огромен, и солнце, бросая свой последний прощальный луч через кромку гор, обрамляло авианосцы ярким золотистым ореолом.
   Тарнер, поймав себя на мысли о том, что он как завороженный смотрит на флот Союза, высоко задрав голову, что не слишком удобно было делать в скафандре, тряхнул не менее потрясенного Доннерстена за плечо.
   - Быстрее веди нас к тому месту.
   Когда они открыли дверь  и вошли вчетвером на базу космопорта, перед ними предстало поистине завораживающее и пугающее зрелище.
Itan
Хэх!
Старкрафт -- это жизнь... Это целая Вселенная, столь же открытая для творчества, как Морровинд...
feanor1
О! Хе-хе, нашел однотемников smile.gif Я на другом форуме тоже создал такую же тему с таким же в точности названием smile.gif
Ну, я художник. Рисую все по теме фэнтези, и предлагаю вам взглянуть на мои работы. Если захотите увидет их все(ну не все, а только те, что я смог выложить) то отправляйтесь на мой любимый сайт www.oblivion.ru там увидите Галерею - вам туда. Так же мы не против гостей на форуме.

Вот мои работы.(не умею пользоваться ИМГ-ом поэтому через Вебфайл)


http://webfile.ru/541100
http://webfile.ru/541105
http://webfile.ru/541110
http://webfile.ru/541116
[FG]
Неплохие работы, но с фанартом есть другая тема - Фан-Арт
feanor1
А эт не фан-арт, это просто арт, а впереводе - творчество. smile.gif
FOBOS
Вчера нашел свою старую мазню, опять же на старкрафтову тему.
http://i13.photobucket.com/albums/a293/bol...an/103_star.jpg
Aleandra
Вот. Писала с одним человеком. В бурный период помешательства на БладМун. Рассказик большой, но интересный, с печальным концом.

http://aleandra.newmail.ru/wer.doc
Itan
Aleandra

Весьма и весьма неплохо, госпожа! Моё почтение...
feanor1
Вот так сказать мое письменное творчество. Естественно незаконченное, пока очень мало, но развитие идет.

http://webfile.ru/577536
FOBOS
http://i13.photobucket.com/albums/a293/bol...an/1fc5d8d8.jpg
Тож откопал. 2001 год, сам себе удивился.
Itan
А вот вырезка из моего рассказиа... Совершенно бредовая, само собой...

Страх ведёт к Забвению… Забвение – это то, чего боится любой бард. Страх сокрушает разум, страх – это маленькая смерть. Человек живёт и умирает под властью страха, если он или она не любит. Любовь похожа на розу. На белую розу в пыли. Прекрасный цветок и хищные щипы. Зачем розе шипы? Они нужны чтобы защититься, от плохих рук. От трусливых, недостойных пальцев. Ведь стойкий, гордый, целеустремлённый человек никогда не убоится боли. Ведь страх убивает разум… Ненависть, она как костёр. Легко зажечь сухие ветви, да трудно укротить пламя. И лесной пожар похоронит излишне алчных охотников, но при этом сметёт деревья, дом для многих, абсолютно невиновных существ… Так зачем же ненависть? Она приносит боль всем вокруг, но тому кто ненавидит приносит самую сильную боль… Сжигает душу, испепеляет чувства… Лишает страха? Так значит ненависть – она хорошая? А обида? Обида заставляет человека задуматься, пересмотреть прошлое, искать причину того или иного события. Обида исключает страх, но гнетёт осознанием идеальной пустоты внутри… А как может быть пустота, и без страха? Ведь пустота возникнет только в иррациональном сознании, лишённом разума! А разума нет только там, где его убил страх. Или разума может не быть изначально… Давайте посмотрим… Глаза всегда врут. Передают неверную, поверхностную картину мира. А человек упрямо верит своим глазам. Более того, он не верит в то, что не в силах увидеть? Сердце слепо, но всегда говорит правду. Человек не верит сердцу, считая, что оно может только болеть и страдать? Отсутствие веры ведёт к сомнениям. Сомнения возникают от неуверенности в своих суждениях. Суждения? Суждения, это то, что человек видит глазами, слышит ушами, и понимает сердцем. А сам разум? Что он такое? Разум, он быстрее глаза, чувствительнее уха, правдивей сердца… Но разум не возможен без зрительного и звукового восприятий. Также разум не имеет смысла,  если он не в силах оградить человека от боли. А чтобы защититься от боли, нужно знать, что она такое. Что такое боль – расскажет сердце. Разум сложный, в нём много вероятностей заложено изначально… Нет! Да нет же! Разум простой, ведь он – просто зеркало. Правильное зеркало происходящего. Разум рождается вместе с человеком? Нет. Разум приходит со временем. Время… Оно неверно в корне… Вот есть я, и пока я есть, существуют день и ночь, рассвет и закат… Когда меня не станет – оно умрёт? Не умрёт. Ведь есть не только я. Есть они… Когда меня не станет – время потеряет всякий смысл. А они? Для них время будет идти… И не остановится, когда меня не станет!!! Они тоже могут видеть, слышать, любить, страдать, ненавидеть, обижаться? У них есть разум. Но – другой разум. Странный, мне его не понять… Или это им не понять меня? Мне нужно сосуществовать вместе с ними… Зачем? Чтобы не быть одному… Но ведь одиночество избавляет от страха! Когда я один, меня никто не обидит, никто не возненавидит… А ведь никто и не полюбит! И не предаст? Предательство… Это когда человек что-то делает во зло… А как можно что-то делать во зло? Какой в этом смысл? Ведь зло порождает ненависть, ненависть ведёт к страху, страх создаёт пустоту, и открывает врата в Забвение! Бард понимает, что в злобе нет смысла. Люди – не понимают. Значит бард нужен людям, чтобы научить творить не-зло. А если бард умрёт? А что такое смерть? Смерть – конец дороги, которая начинается с рождением. Рождение, это когда свет звезды озарит путь человека. Свет звезды – это улыбка бога. Боги – люди. Значит люди создали звёзды, чтобы они улыбались. Путь, это когда уходишь из дома надолго, или навсегда. Путь всегда важен. В нём ты находишь друзей, врагов, или просто скучаешь по дому. Дом… Дом, это то место, где тебя ждут друзья, и не могут достать враги. А друзья и враги, они зачем? Друзья нам помогают. Помогают жить, умирать, любить, ненавидеть. Значит друзья – они тоже барды? А враги нас не понимают. Просто не понимают. Если враг меня поймёт, он станет другом. Смерть – это плохо для барда. Ведь когда его не станет, он не сможет помогать людям. Значит нужно беречь себя. Чтобы помогать людям. Чтобы не умереть. Я? Я Роберт Найджел Килиани. Почему? Потому что меня так назвали люди. Но если закрыть глаза, и не видеть моего лица… Я уже не Роберт Найджел Килиани, а кто-то другой? Или всё-таки Роберт? Я бард, меня зовут Роберт Найджел Килиани, и я не хочу умирать. Я понимаю людей, у меня есть разум… Но мой разум поверхностный. В нём нет страха, любви, ненависти, боли, зла, добра, обиды. В нём есть одиночество и желание помогать. Так значит, я и есть Забвение, которого боятся барды? Но… так же неправильно! Я и есть бард, и я не умею бояться… Значит Забвение – это мастерство. Барды бояться быть мастерами? Да. Ведь чем глубже дар, тем дальше от людей он тебя ведёт. Велимир был гениально талантливый, и посему постоянно называл себя нелюдью. Но теперь он полюбил, и превратился в не-барда. А я отправился по его следам, и стал тем, кем Велимир уже не станет. Как всё просто! Ха-ха!».
Adept X
Цитата: 
А вот вырезка из моего рассказиа... Совершенно бредовая, само собой...


Ну почему бредовая? Просто слишком по-философски, но суть мне ясна wink.gif
varjag
>> Itan
Очень даже разумно написано. Почти со всем согласен, кроме одного.
Цитата: 
Разум простой, ведь он – просто зеркало. Правильное зеркало происходящего.

По-моему, разум - отнюдь не зеркало. Он не только отражает действительность, но он её и формирует. Влияние разума и окружающей действительности взаимно.
Вот только многие люди отводят разуму роль зеркала и не используют обратную связь, чтобы изменить мир с помощью разума.
Но это не критика, а скорее некий дополняющий штрих.

Повторюсь, весьма добротное произведение. Респект!
Кстати, неплохо бы весь рассказ прочитать...  rolleyes.gif
Itan
Тихий ужас, написанный на парах... Весь рассказ, часть из которого я выкладывал недавно...

http://stihi.ru/poems/2005/10/30-1278.html
FOBOS
Художник бережно взял скрипку в руки, перевернул, восторженно оглядел, провел длинным тонким пальцем по гладкой полированной поверхности и ухмыльнулся. Да, он не знал, как надо обращаться со скрипкой – ведь он всего лишь художник, не музыкант. Но зачарованный предмет в его руке придумал такой же художник, как и он сам, и интуиция общения с искусством подсказывала ему, что он найдет общий язык со скрипкой. И она поймет его.
    Быстрым изящным движением руки он достал из-за спины смычок. Зажав первую струну, провел им по ней. Звук выдался мелодичный, протяжный, похожий на легкий вздох высшего пика наслаждения.
    Вторая струна. Тень сакуры упала на лицо художника, и белый нежный лепесток, подхваченный легким ветерком, созданным веселой ноткой, закружился в воздухе. Когда он пронесся мимо художника, кружась в своем забавном беспечном танце, тот улыбнулся, провожая его восхищенным взором.
    Третья струна была полна бесконечной тоски и печали, печали о давно ушедшем, о том, чего никогда уже не вернешь, о воспоминаниях, покрытых туманным пеплом времени. Протяжная грустная нота повисла в воздухе и медленно утихла, удаляясь, как одинокая падающая звезда на ночном небосводе.
    Взгляд художника наполнился на миг грустью, но он, перехватив скрипку поудобнее, нежно зажал четвертую струну, решив продолжить.
    Четвертая струна испустила ноту обычную, серую, ничем не примечательную, которая, однако, завибрировала, темнея, заметалась вкруг, как перепуганная птица. От трепетного звука повеяло внезапно страхом, страхом необъятным, черным, всепоглощающим.
    Художник затаил дыхание, замер, не в силах продолжить, но скрипка в руке успокаивала, ласкала. Художник отвел руку, закрыл глаза, и через несколько мгновений вновь приложил смычок к струнам. Никто так не играл еще. Никогда.
    Ноты переливались, звенели, разбиваясь, падали, таяли как весенний снег, разлетались серебристыми брызгами, подобно воде фонтана, кружились вихрем, охватив и художника, и все пространство вокруг него. Яркая радуга, созданная ими, плясала, отражаясь в голубых глазах художника…Нет, теперь не художника…Не только художника…
                                                          
                                                                                                                       31.10.05
Itan
FOBOS
Очень глубокомысленно, очень "художественно" я бы сказал. Хотя работа эта имеет, безусловно, глубокое философское "наполнение", читать её легко!
Dro'Anton
Выложу, пожалуй, что-нибудь свое, философское...

[center]Перо и мысль.[/center]

Кончик пера, слезно капающий чернилами, опустился на бархат бумаги. Легкое, парящее движенье рукой – и мысли ложатся стройным потоком… Одна… Вторая… Третья… Сколько их там? Неизвестно. Но бумажный лоскут, пропахший ароматными хризантемами, все более и более наполняется мыслями. Они кружатся, витают над бумагой, становятся в ряд. Нескончаемый хоровод слов кружит голову. Буквы ложатся стройными линиями, под красивым углом. Кажется, что перо меряет и меняет этот угол, как астролябия. Но перо – это проводник. Проводник мыслей в жизнь, в реальный мир из мира грез, мира иного, где мысли рождаются, живут и умирают за ненадобностью или истечением времени. Что же это за мир? Аметистовые волшебные парящиеся кристаллы, гигантские лиловые грибы, клубящийся эфемерный бежевый туман, огромные переливающиеся пузыри, зеркальное и в то же время прозрачно чистое небо – всё это мысли и всё это мир мыслей. Как же выбираются мысли? Гигантская ладонь, подобно божьей длани, опускается в мир мыслей и выбирает избранных из жителей. Великий ритуал отбора мысли происходит уже больше двадцати тысячелетий и заканчивается всегда одинаково – мысль переходит в другой мир, мир материй, где она воплощается в реальность.
Перо… Оно - воистину проводник мыслей в мир материи. Лишь оно способно так четко отразить ее в этом, в реальном плане. Перо – вечный помощник гигантской ладони, вечный проводник. Пусть будет так всегда.

[center]Андрейка Калашников[/center]

Двадцать четыре часа в сутки, семь дней в неделю, триста шестьдесят пять дней в году. Столько трудился Андрей Калашников, молодой писатель и просто хороший человек. Конечно, труд этот был на дому, но постоянная работа изнуряла и приносила небольшой доход. Однако Андрею хватало этого, ведь в свои двадцать пять лет он уже перепробывал много вариантов труда. Например, ему удалось поработать селекционером. С этим связан один интересный случай. Как-то раз, в один из будничных рабочих дней Андрей как обычно прохаживался по тепличному ангару с новыми ростками свежевыведенных растений. День обещал быть рутинным и особо неинтересным. Растения росли, Андрей ходил и следил за ними, так они мирно сосуществовали. Но в тот день случилось непоправимое событие, прежде всего, для карьеры селекционера Андрея. Проходя мимо ряда номер 23А, он увидел нечто, что смогло бы повредить рассудок опытному агроному. Стоит сказать, что выращивали в ангаре новый сорт – помидор плюс огурец. Получалось это действо неплохо. Но когда Андрей увидел плод куста, его пульс участился, а дыхание сбилось. Продолговатый плод с панциреобразной кожурой коричневого цвета… “”Это ж ананас!” – голос сдавленно пронесся по ангару. Начальство было крайне недовольно ананасом и Андреем. Последнего государство сначала лишило премии, а потом погнало с работы. А первого – жадно слопали страусы, живущие в соседнем ангаре. После этого страусы долго мучались птичьим гриппом и куриным гастритом, Андрей же вспомнил, что обладает талантом к сочинительству малой прозы. Естественно, как это принято сейчас, в юмористическом формате. Этому способствовало и богатство материала для написания. Например, одним из объектов юмористического и сатирического обсуждения была Дума четвертого созыва. Особенно, Андрею запомнился момент обсуждения в Думе вопроса о бывшем российском замминистре по атомной энергетике. Этот господин вследствие своих незаконных действий оказался в плену швейцарских блюстителей законности, и в Думе крепко стоял вопрос – что с ним делать, с этим господином? Один весьма продвинутый избранник русского народа предложил ликвидировать господина. В зале стояла МХАТовская пауза… Андрей еще около полугода иронизировал в своих произведениях об этом забавном случае. Однако перед молодым юмористом-писателем стоял горой вопрос об издательстве его работ. Немало смеялся Андрей Калашников после знакомства с редактором литературной газеты. Злополучный редактор искренне считал, что бедный писатель, но талантливый не имеет права писать и издаваться. Он говорил так, насупившись и понизив до баса голос: “Молодой человек, нынче такой время… Если нет денег, то печатать не будем… Людям нужно другое… Людям нужен экшен, драйв. Им нужен не мужчина, а женщина-писатель, которая пишет о дамочках-сыщиках. Вот это пипл хавает.” – Многозначительно произносил редактор, не понимавший и половины того, что сказал. Но Андрей не был в обиде на редактора. Он понимал – время такое. Поэтому надо трудиться… Двадцать четыре часа в сутки, семь дней в неделю, триста шестьдесят пять дней в году.

[center]Даллас в плей-оффе[/center]

По телевизору показывали, как обычно, матч по американскому футболу Даллас против Сиэтла… Счет двадцать три – десять в пользу техасцев грел сердце двух весьма важных болельщиков, сидевших на диване…
- Джордж, хочешь крекеров? – спросил человек в очках, громко хрустя и пережевывая печенье.
- Не, спасибо Колин, я еще с прошлого года не отошел, - задумчиво и тихо произнес другой человек, седой и с большими ушами. Оба болельщика глядели в экран ящика, завороженные игрой любимой команды.
- Хорошее у тебя ранчо… - задумчиво произнес Колин.
- Ага… - ответил Джордж. Ранчо было и вправду хорошим. Чего только на нем не было! Был даже трофейный трактор “Беларусь”, подбитый бомбой бомбардировщика F-117.
- Господин президент, Вам письмо из Массачусетса, от мистера Уайта. – произнес вошедший в комнату секьюрити, вооруженный в черный костюм и черные очки. Джордж взял пульт и, нажав кнопку, остановил прямую трансляцию матча, прочитал несколько раз письмо и сокрушенно произнес.
- Колин, тут пишут о всяких проблемах и просят прислать ответ. Но я не знаю как правильно пишется название штата “Массачусетса”…
- Джордж, звони Райс, начинаем войну. В отместку автору письма разбомбим к чертям Тегеран. – Колин пустующим взглядом смотрел на застывшую картинку в телевизоре.
- Ага. Только давай досмотрим матч. – Джордж нажал кнопку и матч продолжился.
А тем временем на улице шла осень, дождь и рота исламских мучеников. Мир находился в опасности.
Aleandra
Вообще это продолжение моей повести "Исповедь", поэтому герои не описываются и нет их биографии и объяснения поведений.

Посвещается С.А. (С.С.)


Ночь тихо и незаметно опустилась на Полтаву. Звезды мерно мелькали где-то в высоте. Город готовился отойти ко сну. Машины все реже ездили по дороге, около заброшенного кладбища, хотя, впрочем не такое уж оно было и заброшенное, ведь находилось в самом центре спального района - Половков.
Летняя ночь была тихой и душной, как внезапно подул ветерок. От него веяло свежестью и прохладой. Тени сгустились между деревьями старого кладбища. Казалось, в темноте мелькали фигурки, будто сотканные из самой ночи.
Нудно и понуро взходила Луна. Где-то на Хорольском 10 и 4 ещё были слышны звуки гитары, чьи-то голоса, песни.. Они нередко доносились к старому кладбищу, особенно когда дул ветер.
Где-то ухнула сова, да, они живут здесь, поэтому страшновато ходить ночью в лес, который располагался рядом с кладбищем. Тьма все так же струилась между деревьями, все сгущаясь.. образуя фигуру. Бледная девушка подняла голову глядя на звезды.
- Королева ночей, вновь сияешь ты, согревая меня своим светом, - прошептала девушка и осмотрелась, - Алексей.. - тихо позвала она в темноту, но ответа не было..впрочем и как всегда..
Ридалектус облакотилась рукой о могильную плиту.. Как и раньше она ждала его.. бывшего Магистра Огненного круга..но его все не было. "О..кого я обманываю.." - девушка присела на мягкую траву "Он наверное давно умер.. или его уничтожил этот..хм.." - Ридалектус опять глянула на луну и дотронулась рукой до лба..на нем все так же красовался символ огня, который вырезал ее бывший Мастер..да испекется его душа в аду..
Она редко покидала кладбище, но сегодня все же решилась..решилась сходить туда, где был Алексей с ней последний раз, до ее исчезновения.. Они прощались там..на углу Хорольского 12.. у деревянного дракоши. Рида встала, сложила крылья за спиной и те как по моновению волшебной палочки опустились обычным плащом, глаза огненной демонессы потухли, придавая более человеческий облик.
Впервые за несколько лет она покинула кладбище. Девушка будто не шла, а плыла по воздуху, решив пройти по более короткой дороги свернула в переулок, там стояла какая-то компания и курила.
- Епт..твою.. - крикнул кто-то глядя на Ридалект, - бля..тут какие-то вампиры шастают, пошлите нах отсюда, окажется что маньячка какая-то..
- Не вампиры, а демоны.. - коротко бросила Ридалект и уходя дальше растворилась в ночном сумраке, зато подростки замолчали.. хоть Рида и выглядела не старше любого из них, но ей давно перевалило за сотню..

Ридалект стояла на пересечении двух переулков.. Деревянного дракоши, конечно, уже не было, но все эти родные виды вгоняли ее в ностальгию и дипрессию. Она просто стояла и неподвижно смотрела в одну точку. Рида многое пережила и дружбу и предательство и..любовь. Любовь.. много в этом слове.. но Алексей исчез, точнее она исчезла.. а когда смогла вернуться, Алексея уже не было..
"Хочу вернуться туда, где я была рождена..в огонь..надоело быть одной. Алекс..любимый.. прости, что исчезла, но это все Алькрен, он не пускал меня к тебе.. идиотский Магистр, если бы я знала что у него на уме, я бы никогда не оставила тебя. К черту все это, я жила бы с тобой обычной жизнью и понятия бы не имела об этой силе и об этом мире..и", - мысли Риделактус прервала группа парней, проходивших мимо:
- А что такая симпатичная девушка делает ночью одна..да и.. ещё в таком наряде? - сказал усмехнувшись один из них
"Наряд? а что мой наряд?" - подумала девушка, а была она одета в длинное черное платье с расклешеными рукавами и плащ.. хотя на улице было лето..
- Хм, а что такие молодые вампиры делают на территории огненного круга? - так же с издевательской усмешкой бросила Ридалектус
Внезапно веселый гам в компании прекратился
- Кто вы такая? Одна из древних? - уже серьёзно сказал парень, что говорил вначале
- Кто я? - Ридалект посмотрела на вампиров, - скажем так.. скорее всего именно я выпустила ваших предков из гробниц во время власти цервки, лет 110 назад
- О... - протянули вампиры и тихо зашептались, - Ридалектус..это Ридалектус.. огненный демон, она жива..
- Простите..госпожа.. - вампиры склонили головы
- Не нужно.. Кто теперь князь? - Рида внимательно осмотрела вампиров
- Сиприан. Его зовут Сиприан, - отозвались почти хором вампиры
- Сиприан? - Ридалект усмехнулась, - надо же..никогда бы не подумала, что этот малец станет князем. Ну да ладно. Ваши дела меня не касаются. Скажите не обявлялся ли в этих местах Алексей..Магистр Огненного круга?
- как же, как же, - закивали головами вампиры, - мы знаем его. Частенько он приходит на это место и всматривается в сумерки
- Правда?? - Рида чуть не схватила одного из вампиров за шкирку, - Когда? Как?? Где?? Где он сейчас??
- У них сбор сейчас, леди, - ответил парень, что начинал говорить первым
- Угу, в Гришкином лесу, - подхватил другой
- Там у кургана. Они всегда там собираются, - добавил третий
- Только знаете..миледи, сомнительными они там делами занимаются..все-таки не стоит соваться туда демонессе, даже такой сильной демонессе как вы
Ридалектус ничего не отвечая как можно быстрее пошла в сторону Гришкиного леса. Опять ее окутала темнота деревьев. Под их пышными кронами сгустился сумрак, до кургана нужно было ещё добраться, пересечь ручей...
Девушка неслышно шла по тропинкам, поросшим травой, и вот вдалеке забрезжил огонь. "Костер... Алексей.." - сердце демонессы забилось сильнее, глаза вновь засияли звездами, пронзая темноту. Однако подойдя ближе она замерла на месте, ее будто порализовала та картина, которую она увидела на поляне...
В центре поляны была огнем вычерчена пентаграмма, внутри нее находилась девушка, она просто истошно кричала, а кто-то рядом читал заклинание по-латыни..Ридалект где-то уже слышала это заклинание..а рядом стоял Алексей..тот, которого она так долго ждала.. Внезапно девушка, стоявшая в горящей пентаграмме преобразилась в демона воздуха и тут же упала без сил в центр пентаграммы, тут Алексей взял ритуальный кинжал и подошел к демонессе.
- Алекс!! - крикнула Ридалект, сама от себя такого не ожидая и выскочила на поляну. Маг остановился и присмотрелся к той, кто посмела прервать ритуал
- Рида?? Ты??? - Алекс опустил кинжал, - неужели это ты???
- как ты мог?? Я же любила тебя.. за что ты хочешь одеть оковы рабства на эту девочку..она же ещё ребёнок!! - Ридалект впервые в жизни выплеснула все эмоции, - я..я пережила это..это жуткие мучение..Алекс, ей же всего 15!!!
- Прости..но..знаешь.. - Алекс замолчал, молчали и все остальные присутствовавшие на ритуале..молчала и Рида и та демонесса, так продолжалось более минуты..
- Рида я.. - Алексей не успел договорить
- Молчи... Я все поняла, - Ридалект отвернулась и стала исчезать в темном лесу.
- Стой, Рида!!!! Я же люблю тебя!!! - Алексей бросил кинжал и подбежав к девушке обнял ее, вдруг со всех сторон ударил гром и молнии рассекли небо, из пустоты появился Алькрен..да, да..тот самый древний маг, бывший Мастер Ридалект
- Какая сцена!!! - расхохотался он, - это мне и было нужно!! К черту вас обоих... - и молнии сверкнули в его руках, но демонесса с магом, как только разряды коснулись их исчезли...

Прошло много лет.. однако иногда на старом кладбище в районе Половков слышиться тихая музыка и две тени поднимаясь над деревьями танцуют странный танец... Они наконец-то обрели друг друга..
Dro'Anton
Особо не пинайте, ибо бред.

[center]Ночь Первая[/center]
[center]Отрывок из моего романа "Формалиновые Боги"[/center]

Первое, что осознал Федор, когда начал выходить из заторможенности сознания – был чудесный запах березы… Ах, как она пахнет - береза! И пусть нет у нее четкого аромата, как у роковых роз или аккуратных хризантем, но зато березки похожи на первый глоток воздуха на длинном жизненном пути. Стрельцов почувствовал мрачное, леденящее душу и холодящее голову прикосновение пихты… Странно, березы с пихтами. Где же он мог быть, в таком случае? Слипшиеся пельменями глаза открылись и, о, чудо, Федор понял – он на кладбище. Ночью. Один. «Как я здесь… того… Очутился?» - Стрельцов задал весьма странный, но закономерный вопрос, отчасти даже риторический. «Все просто, Федя… Ты как обычно нажрался в брикетный кулечек… потом наступил рецидив синдрома автоматической ориентации в пространстве… Ты японским роботом выдвинулся в сторону Михайловского кладбища… Всю дорогу порол чушь о какой-то важной надобности и необходимой миссии спасения народа от гнета Партии Мира и Справедливости… Потом ты оказался на этой лавочке. Кстати, ты знаешь, что она окрашена? Нет? Ну, теперь знаешь». Федор был в крайне щепетильном положении. Во-первых, он сидел на лавочке на кладбище, что само по себе вызывало рой всяких посторонних мыслей, а во-вторых, лавочка та была окрашенной, однако вставать с нее не было ровным счетом никакого резона – все равно уже замарался по самое не могу. «Осталось мне только вляпаться в дерьмо» - Стрельцов оценил бедственность своего положения. Но недаром говорят – «Не каркай!». Федор почувствовал что-то скользящее под левой ногой. «Етитьская сила!» - возмутился Стрельцов, будучи в душе обиженным на чертову судьбу. При ближайшем рассмотрении, кусок пикантных фекалий оказался всего лишь растрепанной книжечкой какого-то современного и жутко популярного детектива не менее популярного автора. «Даже к самой смерти прикоснулась гнилость в душе» - подобно электрической дуге мысль ударяла в сознание Федора. При этом Стрельцов пытался отклеить мокрую, похабно грязную страничку номер тринадцать от своего ботинка, ибо он, башмак, могу не выдержать такого небрежного отношения к его персоне. После небольшого ерзанья обувью о землю листок униженно опустился в лужу. «Что же делать? Опохмела нет, продолжить банкет то же нечем… Осталось только думать…» «О чем же, Федь?» «Обо всем хорошем…Например, о том, что можно делать ночью» «И что же можно делать?» «Думать» - Федор оборвал, как обычно, разговор одной-единственной фразой, нет, словом. Стрельцов чувствовал себя на кладбище, как Дездемона, придушившая Отелло. Это было не его место, но в данной ситуации он мог здесь спокойно размышлять о чем угодно – о планах на день завтрашний, о звездах, консервированных в банки, о пиве по тридцать три пятьдесят и о много другом, чего нельзя было называть политикам, беременным женщинам и детям, в том числе, детям политиков. Звездное небо миллионами жемчужных глазок смотрело на Федора и чудесным, ангельским голоском говорило: «Федь, ты пред нами весь с распахнутой душой… ты можешь говорить и думать честно…» На что Федор мысленно отвечал: «Ангелочки мои, я всегда честен… Я всегда распахнут душой». Разум, в этот момент хладнокровный, как сатанинская змея, заметил, - «Федор, нельзя ходить с распахнутой душой, это не прилично в обществе. Застегни душу, расстегивай ее разве, что только дома и то в клозете» «Стендаль прав был: «приличие – величайшее несчастье XIX века». Я добавлю: «И XXI тоже!» Да, ангелы?» Голос высокий, чистый, милый, словно горный ручей, пропел где-то высоко-высоко в небесах, наверно, между Орионом и Регулусом - «Да, Федя… Мы с тобой… Знаешь, приходи к нам… Тебе будет легче» «Но я не страдаю, ангелочки мои милые» «Но знаем - будешь» - Федор всматривался в небо и пытался понять – куда ему идти в случае чего-нибудь непредвиденного. Всякое бывает с людьми. Особенно с такими непокорными. «Эх… Да какие люди… Найдите хоть одного… Чтобы поговорить с ним… Как с ангелочками моими… А пока… А пока буду целовать умные милые мордашки трамваев…» - солоно, может даже перчено, усмехнулся Федор от этой странной, до этого никогда не приходившей к нему мысли – мысли, что людей вокруг нет…  Не с кем говорить… Только ангелы остались. Нежданно Стрельцов понял почему он здесь, почему под звездным небом… Он ничего не подумал и даже не сказал. Федор просто понял. Но от этого он не встал с лавки, а продолжал сидеть. Мало ли, может таких звездных, хороших ночей больше не будет в его жизни. Парадоксально, но только среди мертвых Федор чувствовал себя умиротворенно, ну почти… Стрельцова судорожно вырвало… Видимо спиртяги в организме было на уровне критической массы… Блевота затерялась в темноте ночи и Федору стало хорошо и легко. Он сидел, изучал небо. «Вот оно – Созвездие Южного Креста… Почему крест… Наверно тоже был Спаситель… но жертва его, наверно была так же напрасна, как и здесь - на обрюзгшем клочке космической массы, в двадцать первый век. Люди, если они есть, даже и не задумываются, как прекрасно там… Наверху…» - Федор потихоньку засыпал, мысли, точно дивные облачка-одеяла, окутывали его голову.
Феде снился чудесный сон  - он был там. Сквозь космос, полный тайн, прекрасных галактик, что сияли, как небесные ангелы, величественных звезд и мрачных языческих богов – черных дыр, Федор летел к планете. Издалека казалось, что океанские пучины покрывали все пространство этого райского сада. Но приближаясь, Федор заметил, что планета покрыта дивными островами, большими и маленькими, покрытыми густыми лесами и не менее густыми лугами. Райская музыка и ангельские голоса донеслись до слуха Стрельцова. Это означало одно - он пришел к небесам. «Федя…» - звали дивные крылатые существа, такие светлые, что даже лучезарный песок островов блекнул в их свете, - «Федя… Это место для тебя, Федя… Мир старый… Брось его… Там нет тебе места…» «Но я хочу бороться» «С кем, Федя? Здесь твое место». Ангелы подхватили Федора под руки и понесли на песчаный пляж, который уютно теплился под лазурными водами гигантских океанов. Навстречу Стрельцову летело божественное существо, непохожее на ангелов – это была девушка, с черными, как смоль, волосами, с зелеными, выразительными глазами и улыбкой. Улыбкой, которая сразу победила Федора. Края ангельских огненно-рыжих губ слегка были подняты, они сложились легкой ухмылкой, словно корившей Федора, мол, Федя, ты зря ломаешься, здесь много удовольствия... «Федь, ты хороший человек… В тебе душа есть… Иди к нам…» - обратилась та зеленоглазая ангельская особа, дивная и умиротворяющая. Федор был в легком замешательстве, как, например, если бы вместо «Жигулевского» ему дали бы «Исеть» - вроде бы не велика разница, но она есть… «Не могу… Я хочу найти человека на Земле…» - молвил Федя, ангел, подождав мгновение, добавила, - «Федя, я знаю, ты еще придешь, а пока - иди». Прекрасное ангельское создание мысленно отпустило Федора и тот медленно, постепенно начал отдаляться от этого рая, и райская музыка утихала с каждым мигом.
Стрельцов очнулся на лавке. Рассветная мгла уже брала над звездным небом верх и Феде не  нужно было уже сидеть на кладбищенской скамеечке в ожидании посланий от созвездий Андромеды и Водолея. «Пойду-ка я…» - Стрельцов подогнал себя встать с лавки, тут встрял разум, - «Ты где был? Я обыскался тебя… Куда ты хочешь идти?» «В медицинский музей» «Ты не можешь» «Почему бы это?» «У тебя следы на спине… Краска… Помнишь? Осторожно – окрашено» «Нет не помнишь», - Федор подразнил разум и встал с лавки. Он огляделся, посмотрел на свою потрепанную веками куртку, потрогал свеженькую скамеечку, но почему-то нигде не было следа краски. «Ты обманул меня, разум» «Так было надо… Не иди в народ…» «Почему?» «Сам узнаешь. Или ты еще не догадался - почему?» - разум был слегка испуган, но держал себя в… нет, не в руках. Он держал себя в извилинах.
Федор плюнул на рассудок и пошел, как он подумал, в правильную сторону, то бишь к выходу. На кладбище была уже глубокая осень, хотя по календарю был сентябрь – казалось, вот-вот и выпадет снег, ибо на деревьях было пусто, а земля была в трупах листьев. Мрачные надгробия были зарыты в желто-алом зареве. Словно могилы горели. Отчего? От возмущения ли? Или смущения? Одинокая фигура Стрельцова тихонько шла по вчерашним мутным лужам к выходу. Вот только вопрос был не разрешим – к выходу из чего? Из кладбища ли? А может нет?… Разум бросил Федору в спину, - «Не ходи вперед, Федя…» Голоса умолкли…
Aleandra
>> Fallen:
че за фигня??? Ты знаешь о чем я!!!!

Вокруг было темно и сыро, помещение заполнял затхлый воздух. Где-то далеко журчала вода, и на камнях то и дело мелькал лучик света.
Вполне обычная картина для заброшенных фамильных склепов под развалинами древних замков. Рассказывали легенду, что в этом склепе живет девушка, ее кожа бледная как луна, а волосы черны как ночь, сотни лет она появляется там, старожилы говорят, что место это проклятое, а девушка не кто иная, как дочь Графа Монтенея...
Странная история связана с ней..
В ту давнюю пору, когда ещё жив был Граф про него ходило много странных слухов, будто он колдун, чернокнижник.. поговаривали даже что он людоед. Жены у него не было, он вообще жил один. Замок пустовал. Огромной темной твердыней он стоял на горе, закрывая собой заходящее солнце. Иногда оттуда доносились страшные крики и вопли каких-то зверей. И вот в деревню стала приходить из замка странная девушка. Странной прозвали ее не без причины. Кожа ее была бледна как снег, черные волосы ниспадали на плечи, а глаза, казалось заглядывали в самую душу. Девушка сторонилась солнца, да и вообще совсем не была похожа на обычных деревенских ребят. Она назвалась дочкой графа Монтенея по имени Алеандра. Всех ошарашила странная истина, ибо не было у графа ни жены ни любовницы. Прошло время.. деревенские немного попривыкли к странной леди и постепенно не стали бросать на нее брезгливые и осуждающие взгляды. Она даже подружилась с деревенскими девчонками..
Днем она была почти всегда в деревне, а ночью уходила в замок, будто была привязана к нему невидимой нитью. И вновь слышались стоны и крики, доносившиеся из замка..
Однако присутствие Алеандры в деревне не прошло незамеченным и со стороны юношей. Приглянулась она одному парню по имени Александр. Вечерами, пока совсем не стемнело они сидели у пруда и бросали камешки в воду, ведя непринужденную беседу, однако лишь стоило ночному сумраку поглотить мир Алеандра вновь исчезала за стенами замка..
Александр все не набирался мужества спросить, почему она по ночам уходить в эту глушь и мрак, когда могла бы переночевать в деревне, но в один прекрасный вечер...

- Алеандра, - вдруг сказал парень глядя в бездонные глаза девушки, - почему ты не можешь остаться? Проведи эту ночь со мной...
- С тобой? - девушка опустила голову и задумалась, - ты будешь жалеть об этом всю свою жизнь..
- Обещаю милая..обещаю что жалеть не буду, - говорил он шепотом обнимая девушку

В эту ночь он познал ее..но что-то изменилось..что-то стало щемить сердце и звать куда-то.
- Мне пора..быть может теперь уже навсегда, - девушка встала с мягкой травы и сняла с пальца кольцо в виде пятиконечной звезды, внутри которой блистал красный рубин и надела на палец парня, - помни обо мне...
- Нет, я никуда не пущу тебя! - Александр обхватил девушку за талию и не отпускал
- Ты должен, или он убьет нас обоих, - отвела глаза Алеандра
- Кто??
- Мой отец.. прости я должна идти, - с этими словами девушка просто расстаяла в воздухе.
Александр обреченно посмотрел на перстень на его руке..он боялся..боялся что потерял любимую навсегда...

Однако лишь только ночные сумерки сгустились над замком все долину, где находилась и деревня и замок сотряс женский крик, какие-то молнии взвились над замком, а затем с самой высоко й башни взлетело крылатое существо..казалось кричало именно оно. Деревенский люд поспешил на улицу... Крик все ещё стоял над долиной, а крылатое существо беспомощно металось по небу над замком, будто невидимая цепть его сковала. Среди людей, стоявших на улице был и Александр..он вгляделся в эту фигуру и увидел в ней свою любимую...правда теперь у нее были черные крылья и сияющие глаза.. из замка опять вырвались молнии в сторону крылатой девушки и она снова закричала..
- Уничтожим же этого графа! Хватит нам жить в страхе, что он придет и украдет наших детей!! - выкрикнул кто-то из толпы..
Странно как призыв подействовал на всех..люди похватали вилы, косы..лопаты и пошли к замку, лишь Александр остался..его сердце защимило, тело отказывалось его слушаться..над горизонтом показалась Луна..
- Прости меня!!!!!!!!!!! - закричала девушка, которая безрезультатно пыталась улететь, - это моя винаааа!!!!! Он узнаааааааал!!!!!!!!
Тем временем толпа ворвалась в замок.. А со стороны деревни раздался волчий вой... Огромный волк помчался в замок, а на его лапе красовалось кольцо с красным рубином...

Говорят граф был убит, а замок разрушен.. Но привязь, которая держала девушку не разорвалась..теперь она обречена вечно ходить по развалинам замка... ожидая что Александр все же простит ее.. и вернет кольцо - ключ к ее свободе..
Волки часто воют в лесах... однако волка-оборотня среди них нет...
Gihangir
Ну вот что вы за люди, а ? Ну кто так делает ? Прочел написанное. Не все конечно, но многое вызвало у меня острейший приступ зависти.
У меня - очередной кризис не то жанра, не то среднего возраста, не то вообще личности. Ничего не пишется, не можется и даже почти не хочется. Третий день мучаю одну и ту же страницу бесконечной правкой. А они пишут. Легко, свободно, образно.
Пойду и застрелюсь что ли. В ногу - потому что жить то хочется.
Aleandra
>> Gihangir:
а ну прекратить поползновения) Я сама не писала.. 3 с половиной года.. Так что это пройдет

добавлено Aleandra - [mergetime]1141499898[/mergetime]
Часть 1

Уйти в свой мир? Да..это все что осталось.. Что ж..перешагну порог и ступлю туда, где кошки утешат, а волки споют колыбельную... Пусть же эти воспоминания все же запечатляться в памяти..

Мотоцикл несся по шоссе. Управляла им молодая девушка, сзади ее за талию обнимал парень.
- Тебе нравится? - сказала смеясь девушка прибавляя газу
- Нормально, но я быстрее бегаю, - со странной интонацией ответил парень
Дорога тянулась серой змеей, вокруг мелькал перелесочек, между деревьями то и дело проглядывало солнышко. Через несколько мгновений лес кончился и началось огромное и бескрайнее поле, тут уж солнце полностью охватило двух путников. Внезапно откуда-то спереди послышался рев моторов, тут же показалась группа байкеров:
- Алька! - один из них махнул рукой девушке
- Стив! - девушка усмехнулась и помохала байкеру рукой
Однако парню, сидевшему за девушкой этот жест не очень понравился.
Проехав ещё немного по шоссе девушка остановила мотоцикл около придорожной забегаловки.
- Вот мы и на месте, - сказала она снимая шлем и вешая его на ручку байка
- Зачем ты привезла меня сюда? - поморщился парень
- Увидешь, - Алеандра улыбнулась
Они прошли внутрь бара, некоторые из его посетителей приветливо кинвули девушке
- Алеандра, - улыбнулся бармен, - как всегда?
- Да, - кивнула девушка
- Кто это с тобой? - бармен оглядел стоящего рядом парня
- Это Вет.
Бармен понимающе кивнул и поставил перед парой стаканы с каким-то дешевым пойлом. Алеандра осмотрелась, ее внимание привлек огромный байкер, который по сути направлялся к ней, она чуть не подавилась..
- Алеандра, кого я вижу??? - рыкнул байкер, - я смотрю у тебя новая пассия? Посмотрим как на это посмотрит Видгард! Не думаю что он простит какую-то шлюшку! - мужик издевательски глянул на Алеандру, у той глаза загорелись зеленым, она впилась когтями в руку байкера и прорычала
- Ещё раз нозовешь меня шлюшкой, будешь собиррать себя с пола..по частям!
- Видгард? - Вет глянул на Алеандру
- э..хе-хе.. да..Видгард..мой бывший.. - ответила девушка и отпустила байкера
- ну-ну..
Бармен включил телевизор, показывали какую-то ерунду про похищения машин в столице. Алеандра облакотилась о стойку, в конце концов впервые за много дней она смогла расслабиться. Она была Бастет верпантерой, принадлежавшей трайбу Багира, а Вет, который сидел рядом был гару или вервольфом, один из племени Сайлент Страйдеров. Они вместе были не так уж и давно, ибо бастет и гару не очень-то ладили друг с другом, видеть их вместе вообще была большая редкость. Внезапно входная дверь широко распахнулась и ее створки хлопнули о стены. В проеме стоял огромный байкер с длинными темными волосами и не менее темными глазами. Он стоял в сопровождении своего эскорта из 2 байкеров
- упс.. - Алеандра отвернулась к стойке пытаясь спрятаться
- хе..вот дело, сказала тут у нее друзья, а сама прячится, - улыбнулся Вет
- не..это Видгарт..тот самый.. - прошептала Алеандра, ее попытки спрятаться правда были неудачными и здоровенный байкер уже стоял рядом с ней
- Ты обнаглела, кошара, - рявкнул байкер почти на ухо Алеандры и подняв ее за шкирку развернул к себе
- Что я обнаглела?? Отвяжись от меня, Вид! - девушка глянула в газа байкера
- Я тебе что говорил?? Какого хрена ты сбежала..и ещё какого-то козла с собой привела.. - Вид явно разозлился и просто взвалив девушку себе на плечо направился  выходу, тут раздался выстрел, вид тут же уронил Алеандру и осел на пол с серебрянной пулей в голове, вет крутнул в руках пистолет:
- Аль, ты в порядке? - он нагнулся и помог девушке встать
- Да..но..он был гару! Шэдоу Лорд.. не хорошо это...
Вета тут же окружили байкеры, он явно стал центром внимания
varjag
Цитата: 
Сайлент Страйдеров

Мдя... Сразу ассоциация с ездовыми блохами! biggrin.gif
Как-то сумбура многовато. На действия, которые по идее должны вызывать взрывную реакцию окружающих, персонажи реагируют слишком спокойно. Странно как-то. К тому же с места в карьер употребляются неизвестные слова безо всяких пояснений. Не все знают, кто такие гару и бастеты. Не говоря уже про явный американизм "Шэдоу Лорд". Чем же наш Лорд Теней так плох?
Цитата: 
Шэдоу Лорд.. не хорошо это...
Aleandra
Цитата: 
Она была Бастет верпантерой, принадлежавшей трайбу Багира, а Вет, который сидел рядом был гару или вервольфом, один из племени Сайлент Страйдеров.

Прошу читать внимательнее. Это была всего первая часть, дождись второй)) И ещё автор сам выбирает какие слова ему употреблять. Американизмы или русизмы. А реагируют они вполне нормально, им всем просто пофиг)) Ну разборки, понимаешь ли у челов, нафиг в них лесть? Что б тоже по голове дали..ВАряг это не совсем фантастика.
varjag
Цитата: 
Ну разборки, понимаешь ли, у челов, на фиг в них лезть?

Что-то я там ни одного человека не заметил...

Цитата: 
Это была всего первая часть, дождись второй))
С нетерпением. wink.gif
Aleandra
>> varjag:
плоха смарел) Там все люди кроме главных героев и убитого гару)
Тиамат
Привет! Наверно на фоне этих потрясающих сочинений моё покажется слишком детским... blush2.gif  Ну ладно! Должно быть смешно! biggrin.gif
         О том, как я пробралась в казармы ординаторов и утащила шлем, и чем это кончилось.
  В месяц Дождя, числа седьмого, я прогуливалась по Вивеку, где выполняла задание Гильдии Магов. Вдруг прошёл мимо меня ординатор и скрылся за третьим поворотом справа. Мне стало интересно, куда он пошёл. Когда повернула за тот угол, я увидела дверь в казармы ординаторов. Вошла.
  Я увидела большую, светлую комнату, из которой выходило ещё несколько дверей. Я вошла в одну из них. За ней была сеть комнат, загибающихся полукругом. Там было несколько ординаторов, одетых в своё снаряжение частично. Меня встретили довольно дружелюбно. И решила я пройтись по этим комнатам. Их патрулировал один из ординаторов. В одной из комнат – о чудо – я увидела никем не охраняемый Индорильский шлем! Моя мечта! Подождав, пока пойдёт ординатор, я быстренько сцапала шлем и запихала его в сумку. Никто ничего не заметил! Я поскорее выбралась из казармы и поехала домой, в Балмору (задание потом).
  Когда я приехала, побежала домой, собирая все лужи (просто тогда шёл дождь!). Когда я, вся мокрая, прибежала, я была самой счастливой лесной эльфийкой  на всём белом свете! Я вытащила Индорильский шлем и поставила его на самое видное место (предварительно покрутившись с ним перед зеркалом). Казалось, всё было просто замечательно! Лучше и быть не может! Но…
  Вот, в один «прекрасный» вечер собралась я ложиться спать и ушла на второй этаж. Когда я спала, в дом проник вор и, первым делом, схватил Индорильский шлем. Утром я проснулась и обнаружила на первом этаже своего дома жуткий погром. Всё было перевёрнуто, испачкано и помято! У входа валялся мой Индорильский шлем, а чуть поодаль посапывала моя сторожевая никс-гончая,  сжимавшая в зубах обрывки чьих-то штанов…
Auran
Varjag
Извини за вторжение!  blush2.gif

Вот часть моего рассказа (он довольно длинный), правда к Морре и вообще к фентези он отношения не имеет. Если не понравится - смело стирай!  smile.gif
За что извиняетесь? blink.gif  Что за странная боязнь? Во-первых, сам заголовок темы предполагает тематику, отличную от TES. Во-вторых, если модератор будет удалять посты, которые просто ему не понравились, но правил не нарушают, то такого модератора надо гнать взашей!

varjag.




Если вы увлекаетесь хронологией или историей, вы наверняка могли видеть мои изображения на старых сайтах новостей под именем Чая Декстера -такого круглолицего парня с курносым носом и двумя рядами больших зубов. Обычно, я на снимке не один, рядом всегда пара-тройка замурзаных механиков или кто-то из моих коллег - в общем, в деловой атмосфере, так сказать.
Было время, когда мы значили для человечества не меньше, чем олимпийские боги для моих предков. Но сейчас уже мало кто помнит, кто такие слейеры.
Да... Время машин ушло и сейчас, выйдя на природу вы вряд ли увидите лениво скользящий над землей экипаж. Вы не заметите на лице человека, ведущего его, сосредоточенного, нервного выражения...не заметите. Когда-то миллионы людей ловили взгляд пилота, ведущего слейер, и их охватывала гордость, гордость за такого же человека, как они, рискнувшего бросить вызов скорости...И они ощущали себя сильными!
Я до сих пор вижу во сне восхищенные лица, слышу слабое гудение своего сине-белого слейера, рев толпы, звон фанфар. Несмотря на подтрунивание моей старшей внучки Зои (она археолог), я по старой привычке просыпаюсь на рассвете, бегаю трусцой в парке, разминаюсь по специальной технологии, разработанной когда-то для меня личным врачом. Но даже нелепая спортивная шапочка с помпоном постоянно напоминает мне о тех далеких временах, когда на моей, тогда еще не плешивой голове, серебрился легкий шлем с именем Чая Декстера.
Собственно говоря, Декстер было именем моей матери, и мне пришлось взять его, когда мой новый шеф заметил, что фамилию Дадекадинис не будут выкрикивать даже самые отчаянные мои почитатели. И они кричали -Декстер! Рвали себе глотки и махали греческими флагами...Спорт, а в частности гонки на слейерах, был для людей чем-то вроде наркотиков, и некоторые с ним боролись. Не мне судить правильно ли они делали - я не философ. Тем не менее, меня продолжает удивлять тот факт, что вся гигантская индустрия спорта умерла и разложилась всего за несколько лет. Почему так произошло? Люди потеряли к нему интерес, он перестал удивлять разнообразием, став монотонным, будничным и предсказуемым.
Как бы то ни было, львиная доля вины за это лежит на нас. На тех, кто позволил появиться на арене таким, как Торо.
Впрочем, не буду забегать вперед. Тот чудесный июньский вечер врезался в мою память на всю жизнь. Бой за чемпионство был в самом разгаре, и, несмотря на хорошее преимущество Накаджи в очках, многие предсказывали горячий конец сезона.
Как всегда после вольной практики, я, амбициозный 24-х летний слейер, сидел в ангаре на высоком табурете и попивал яблочный сок через соломинку, занюхивая его крепким запахом смазки. Почему там пахло именно смазкой, вам не смог бы объяснить никакой эксперт. На счастье все, кто был в тот вечер в ангаре, воспринимали его не более, чем жители островов воспринимают запах моря. Тем не менее, владелец нашей команды, несмотря на почтенный возраст называемый всеми "Энни" пребывал в весьма дурном расположении духа. Он стоял рядом с финансовым директором и, разглядывая какие-то графики, морщился как от сильной вони. И, в общем-то, тяжелый запах кризиса не мог быть приятным: дело в том, что его команда, еще молодая, но уже не подающая никаких надежд, была не грани банкротства.
- Это что? - спросил Энни у финансиста, указывая дрожащим пальцем на какую-то кривую.
Финансовый директор, мистер Риччи, старался быть дипломатичным:
- Ну, это...в общем, небольшой спад поступлений за 12.03...но ничего, мы выдержим, сэр. - Он разглядывал носки своих туфель, боясь поймать гневный взгляд шефа.
- Выдержим, говорите? А вот это не вам решать, Риччи! Понимаете? Пока вы чертите свои графики, мы тут...- он поперхнулся, и не в силах найти нужное слово, замахал руками. Его лицо налилось кровью и стало почти такого красного цвета, как поверхность Марса на плакате за моей спиной.
Возможно, гнев Энни улегся бы раньше, если б масла в огонь не подлил вынырнувший из небытия Фабрис Малери - мой несносный партнер по команде (отступая от темы, скажу, что в то время в любой из них могли одновременно содержаться не менее двух и не более четырех слейеров). Итак, этот Малери в цветастом костюме явно пляжного покроя и дурацких очках в виде солнышек влетел в ангар на своем новеньком кабриолете в компании двух раскрашенных девиц и спаниеля, да так, что едва не сбил с ног главного техника. Ничуть не смущаясь, словно так и положено, он выскочил из машины не открывая дверцы с омерзительной ухмылкой, выставляя на обозрение свои каннибальские зубы (по-моему, их было не  32, а все 38).В такие моменты у меня просто мороз продирал по коже - кажется, откроет рот чуть пошире - и заглотит чью-нибудь голову не хуже тигра. Но похоже, это было не только мое субъективное мнение.
- Что за жеманство, Рис! - возмутился Энни, - Кто научил тебя таким манерам?
- Мои манеры тут не нужны. Вы читали мое прошение?
- Опять ты об этом! Ну, чего тебе еще не хватает?
- Машины, Энни, машины! На таком железе я далеко не уеду. Вы знаете, что пишут о нас в газетах? Так вот, они пишут, что нам приходится бегать за соперниками на своих двух, таская слейер на веревочке как лошадь телегу.
Малери упер руки в бока и гортанно засмеялся (такова была его манера выражаться, но никто ничего не мог ему сказать, потому, что он был единственным, кто чего-то стоил в нашей команде).
- Ну подожди немного. Когда встанем на ноги, будешь ты чемпионом, обещаю...Вон Чай сидит и ничего не требует (шеф одобрительно кивнул мне головой), так почему бы тебе...
- Чай? Да ведь он всю жизнь в конце плелся! Выше двадцатого и не поднимался. Чего ему можно желать, для него добраться до финиша - уже будет рекорд!
От негодования мне сковало горло, и сок полился через нос. В тот момент я как никогда почувствовал жгучее желание размозжить Рису голову табуретом, на котором сидел. Но его взгляд сквозь стекла солнцезащитных очков пригвоздил меня на месте. Пока шеф выпроваживал Малери, я прилагал не меньшие усилия, чтобы вернуть звук своему голосу. Ощущение собственного языка, застрявшего в гландах, не покидало меня долгое время после этого.
Энни с сожалением покачал головой, когда Рис исчез с горизонта:
- Прости, Чай, ты ведь знаешь, какой у него острый язык!
- Знаю, - прошипел я в ответ, вытирая подбородок салфеткой. Доля правды в словах моего напарника мешала мне требовать сатисфакции. В последнее время меня преследовали неудачи, и будь я таким занудой, как Малери, даже в этой команде я бы не задержался. Но мой шеф всегда относился ко мне как к сыну, которого у него никогда не было.
- Клянусь, как только подвернется случай, выкину Риса к чертовой матери!
Но наши злоключения только начались. Чего еще можно было ожидать в такой паршивый день? Примерно полчаса спустя, когда страсти уже улеглись, в наш ангар вошел вихляющей походкой низкорослый субъект в неоновой куртке. Из-под натянутой на глаза кепки выглядывал большой орлиный нос, вопросительно потягивавший воздух.
- Анатоль Виванс? - спросил вошедший, словно сам у себя.
- Это я!
И слегка заинтригованный Энни выступил вперед
- Меня зовут Куртис Ван Бастен. Я - полномочный представитель корпорации OSPDJ-3000 на этом континенте...и мы хотим с вами обсудить одно дело.
Слово "мы" незнакомец выговорил таким тоном, словно за ним следовал целый полк клерков. Но он был один и выглядел карликом по сравнению с моим шефом.
- Это строго конфиденциальный разговор...и я не хотел бы посвящать в него посторонних - Ван Бастен покосился на меня.
Не говоря ни слова, я встал и вышел. Будь я полюбопытнее, возможно все сейчас было бы по-иному, но моя честность и послушание сыграли со мной злую шутку. Я со спокойной душей удалился от места, где решалась судьба всего, что меня окружало.
Тогда я не подозревал ни о чем, и остатки моего дурного настроения развеялись как дым - я неожиданно для себя второй раз на этой неделе встретил хорошенькую темноглазую землячку по имени София. Девочка-Гаврош с косичками и с неизменным сине-белым полотнищем на плечах располагала к себе искренней простотой и к тому же была самой восторженной моей почитательницей. Вот вам еще один пример невероятной популярности спорта в те далекие годы - даже у меня, одного из самых больших неудачников был свой фан-клуб, насчитывавший (трудно поверить!) почти одиннадцать тысяч членов. Так что мое появление на трибунах не прошло незамеченным, и было встречено всеобщим оживлением. Личико юной почитательницы засветилось от счастья, какой-то парнишка, подскочив сзади, сунул мне в руки календарь с одним из гнуснейших моих снимков и ручку. Не глядя расписавшись, я сунул руку в карман и нащупал там никелированную стальную гайку, оставшуюся от одного из моих слейеров после аварии (хирургу пришлось тогда потрудиться, доставая ее из моей ноги...до того, как мне ее пришили обратно). Вернув парню фотографию, я протянул на ладони гайку: "На, на память от моей машины". Тот бросил быстрый взгляд на руку, схватил подарок и бросился улепетывать, словно боясь, что ее кто-нибудь отберет.
Не оглядываясь, я медленно поднялся на самый верх трибуны, туда, где тень перекрытия могла защитить зрителей от знойного вечернего солнца, и, устроившись поудобней, стал наблюдать за полигоном.
Даже в это время некоторые пилоты продолжали наматывать круги, лихорадочно пытаясь настроить свои машины, как можно точнее подгоняя угол наклона закрылок под профиль трассы. Трибуна находилась на одном из виражей, и мне со своего места было прекрасно видно, как лихо входят в него слейеры. Один из них, яблочно-зеленый с номером 4, к моему удовольствию, прошел поворот особенно четко, на хорошей скорости. Перед моими глазами мелькнуло, на мгновение, желтоватое как у канарейки брюшко машины и чешуйки, изображавшие змею в прыжке. Ну и ловкач этот Накаджи! Состязаться с ним в скорости на прямой было привилегией немногих из нашей братии, а ведь нас по всему миру не набиралось и шести десятков. И надо же было случиться той злосчастной аварии! После нее я полгода валялся в постели, а затем еще год учился ходить заново. Кажется, весь мир проявил тогда ко мне горячее участие, друзья поддерживали меня, как могли, но все было напрасно. Оставшись без единого шрама, я все равно из первоклассного пилота превратился в такую посредственную дешевку, что даже этот шут Малери мог теперь насмехаться надо мной. Меня любили, да, но больше за честное лицо, чем за какие-то достижения. Как со слейером со мной уже давно было покончено, и в рейтингах я держался только по старой доброй памяти, которая укорачивалась день за днем.
Внезапно мои мысли были прерваны появлением на трассе бело-голубого слейера. Он летел по прямой с ошеломляющей скоростью, вошел в вираж даже не притормозив. Но не рискованность езды заставила мою челюсть отвиснуть. На боку безумно мчащейся машины я успел приметить 18-й номер - МОЙ номер!
Наверное, механики подумали, что я спятил, когда ворвался в наши "конюшни" и, распихивая всех, пронесся к временному кабинету шефа. Ни слова не говоря поднявшей глаза секретарше, я рванул на себя полированную дверь. В кабинете было пусто.
- Где он?
Сорвавшееся с моих губ рычание заставило Розу, с выпученными глазами, упасть на стул, как подкошенную. Добиться от нее вразумительного ответа было невозможно.
Повернувшись, я рванул вниз по лестнице. Если бы не поток свежего воздуха, который ударил меня в лицо, едва я выбрался наружу, возможно, я упал бы замертво. Пот струился по моему загривку, волосы на голове стали дыбом, и, наверное, искрились, как кошачья шерсть. Я не мог найти объяснение этому взрыву ярости, пытался взять себя в руки, но напрасно! Слишком надежным казался построенный мною воздушный замок. Конечно, он рано или поздно должен был рухнуть, но почему все-таки рано? Неожиданный и тем более сильный удар!
И был еще Энни. Тот, кого я считал своим другом, почти отцом. Он, который всегда говорил: "Мальчик мой!" первым предал меня.
Теперь Энни стоял с толстой сигарой у кабинки оператора, задумчиво облокотившись об ограду. Время от времени он бросал быстрый тревожный взгляд на миниатюрный монитор с вопросом и недоверием в глазах.
- Как это понимать, мистер Виванс?
Мой жесткий тон подействовал на него, как удар бича. В такие моменты он более всего походил на преступника, пойманного на горячем. Сейчас, когда гнев ушел, я могу испытывать только отстраненную жалость к этому, в сущности, несчастному человеку, но тогда я почти ненавидел его.
- Чай, сынок, я все тебе объясню...
- Я вам не сынок! Какого черта, кому вы разрешили притронуться к моей машине? Вы понимаете, что все мои настройки полетят?!
- Успокойся, парень, ничего не случится с твоей колымагой. Просто инженерам нужно было провести кой-какие тесты, вот они и потревожили твой слейер.
- Мой слейер! Да никакой инженер не смог бы вести его на такой невероятной скорости. И даже Малери это было не под силу, а значит...
Прямой вопрос, который я не смог сдержать, заставил Энни опустить глаза.
- Заменить тебя?... Ну, пока еще рано делать далеко идущие выводы, Чай...хотя такой исход дел не исключен...Но ты должен понять меня! Я под постоянным давлением - эти спонсоры, руководители, другие команды, в конце концов.
Да...Я понял его - в лучшем случае, мне дадут доездить сезон, в худшем - может быть гонку, последнюю гонку. И в моей душе родилась гнусная уверенность (назовите это предчувствием) в близком конце нашей команды, а возможно и соревнований вообще.
- Что же мне теперь делать, Энни? - у меня больше не было сил сопротивляться.
- Иди в свой номер, выпей теплого молока, ну развейся как-нибудь. Оставь свои проблемы мне, мальчик, ты же знаешь, что я сделаю все, что можно. Не хочу, чтобы ты вот так ушел из команды.
Я устало поплелся к выходу, но вдруг остановился и обернулся к нему:
- А этот парень - классный пилот, шеф. У вас прекрасный выбор.
На что мой начальник неуверенно протянул:
- Ну, да, наверное...
Vivian
Небесные зарисовки

– Ты видел! Нет, ты видел? Ну посмотри же, да сюда смотри! – Черт не унимался. – Так тебе!
Ангел грустно скривился и в очередной раз затянулся беломором.
– Ну чего ты так орешь? Это еще не все, погодь радоваться.
– Ха хааа! – Рогатый отбивал чечетку. – С тебя бутылка.
– Да пошел ты…
Он надвинул нимб на глаза и откинулся на облако.
– О, ты сатри, чё делают! Нашим расскажу – не поверют.
Черт зацепился хвостом за лунный лучик и почти целиком свесился под облако.
Ангел лениво приоткрыл один глаз и посмотрел вниз. Через секунду он перевесился вместе с Чертом.
– Я же говорил…
– Говорил, говорил! – Язвительно передразнил Черт и прикусил язык.
Минута прошла в напряженном беззвучном ожидании.
– Аааааа! – Черт вскочил и обежал вокруг облачного завихрения. – Уфф… Сорвалось. – Попытался отмазаться.
Ангел блаженно распалил новую сигаретку и ритмично покачивал ножкой, что-то тихонько напевая себе под нос.
Черт втаптывал в облако трезубец, отчаянно ругаясь на чью-то мать.
– Ах так-растак, еще поплатитесь! От покажу вам!
Ангел уже наигрывал на арфе залихватский пассаж в стиле Мальмстина, когда Черт плюхнулся от удивления на свой козлиный зад.
– Не все… – Запыхался в усердии. – Не все потеряно…
Ангел недоверчиво расковырял крылом в облаке дыру возле ноги.
– Ну и что? Подумаешь…
– Как это ну и что? – Довольно лыбится Черт. – Я! Я побежу… побежду… поб… тьфу. Выйграю!
– Ню-ню. – Скептически причмокнул Ангел.


Черт растолкал прикорнувшего Ангела.
– Короче, мне уже надоело. Я пойду. У меня еще дел невпроворот. Вон лава в котлах остывает, Люцык увидит, по рогам настучит.
– А что? Кто выигрывает? – Спросоня трет кулачками глаза.
– Да никто. Задолбали уже. То мирятся, то ссорятся. Людишки-человечки. Ненадежные они, безнадежные.
Ангел, не проснувшись еще окончательно, затянул на арфе какой-то тихий блюз.
– Да и никогда они не будут такими, как мы. Однозначными. Они постоянны только в своем непостоянстве.
– Ага. – Черт присел рядом с Ангелом и вытянул у него беломорчик. Дымно раскурив, мощно затянулся. – И на нас еще все сваливают. Будто мы им жить мешаем.
– Или помогаем. – Ангел криво ухмыльнулся. – Или должны помогать.
– И когда они научатся… – Черт затушил о копыто сигаретку, широко зевнул, укладываясь калачиком рядом с Ангелом и укрываясь его крылом.
– Сегодня так никто и не… – Ангел решил не торопиться с выводами.
Он посмотрел сквозь дыру в облаке: уставшие влюбленные уснули посреди разбросанных вещей и разбитой посуды. На щеках девушки устрашающим рисунком высохла растекшаяся тушь, а прическа парня напрашивалась на название «финский домик». Они, обнявшись, улыбались во сне.
– Десять тыщ девяносто пять : Семь тыщ сто пятьдесят шесть. – Устало потянувшись, прошептал Ангел и прикрыл глаза, засыпая. – Потому что добро побеждает. Почти всегда. С тебя блок «Беломора», рогатый.
Тиамат
                                                                           ***
  Собрались чёрные тучи. Начиналась гроза. Она лежала на камнях в саду. Ей холодно. На её гибкое гладкое тело капали холодные капли. Всё больше и больше. Она больше не могла терпеть этого. Холод и сырость пробирали её до самых костей. В небе стали сверкать молнии, сопровождаемые грозными раскатами грома. Ей стало страшно. Она резко ощутила одиночество, это чувство ударило по сердцу, как раскалённый кинжал. Неужели все бросили её? Неужели её судьба замёрзнуть здесь в одиночестве?
   Она не видит места, где бы ей можно было спрятаться. Единственным укрытием было старое поместье, в котором она жила. Она побежала к нему. Это было единственное спасение. Но дверь закрыта. Служанка её заперла. Как она могла!
   А ветер свистел, гром гремел, молнии рассекали небо. А она сидела на каменных ступенях и отчаянно звала служанку. Она думала, что умрёт. Её голос охрип, пропала последняя надежда…
   И тут алмазная дверная ручка повернулась, заскрипела дубовая дверь. Из поместья донёсся потрясающий аромат какой-то пищи. Служанка выскочила на улицу и сразу же подбежала к ней. «Принцесса, радость моя! Ой, бедняжка! Как ты замёрзла! Идём, моя киса, я тебя накормлю…». Кошка наконец обрела счастье, когда, сытая, развалилась на тёплом ковре перед камином.
   А дождь всё хлестал, гремел гром, молнии сверкали, … Но всё это было уже за окном…
Морн Бриз
Как однажды сказал Itan, "теперь к стене становлюсь я..."

Замысел этого шуточного произведения родился у меня после прочтения рассказа А. Сапковского "Золотой полдень" (и, естественно, прохождения небезызвестной вам игры).

Итак,...


“Это немыслимо! - воскликнул профессор Ур, ведущий специалист по восстановлению тканей во всем Тамриэле, - Мало того, что эти имперцы каждый раз, как очередной бандит удачно симулирует сумасшествие, вместо того, чтобы посадить его за решетку, привозят на Вварденфелл, так теперь его доставляют ко мне. Что они от меня хотят? Чтоб я восстановил ему недостающие области мозга? Почему его не оставят в спец. лечебнице под Эбенгардом, там же специально для этого выстроили несколько мед. корпусов?”
“Заведующий местным психиатрическим отделением ссылается на то, что у них пока нет соответствующих условий, чтобы содержать такого пациента”, – спокойным голосом ответил кандидат Одорос, заместитель профессора.
-“А что им не приглянулось в этом…, как его там?” – уныло спросил профессор.
-“Пациент Нереварин, господин профессор, - заместитель открыл историю болезни, -  Неадекватная реакция на происходящее, галлюцинации, возможно, вызванные употреблением пока не установленных препаратов, мания преследования…”
-“Короче!”
-“В общем, в итоге пациент помог сбежать пациентке Мило, а нескольких санитаров, пытавшихся вколоть ему успокоительное, он обозвал Темными мед. Братьями и огрел табуреткой…”
-“Так он ещё и буйный! Какого черта тогда его не направили в частную клинику доктора Фира!”
-“Он был там, но после того, как он похитил ценное медицинское оборудование и выпил единственный экземпляр недавно разработанной доктором вакцины, Дивайт наотрез отказался заниматься этим случаем. Неожиданно проявился побочный эффект вакцины – общее отравление, после чего больной и был доставлен к нам”.
-“Ну а мне-то что с ним делать? Они там вообще в курсе, что я занят подготовкой операции по трансплантации сердца? Это чрезвычайно сложное дело и требует полной концентрации внимания. Я не могу заниматься ещё и каким-то там, как его ещё раз?”
-“Пациент Нереварин, господин профессор. Они в курсе. В сопроводительном письме даже сказано, что у пациента сильное здоровое сердце, что может пригодиться в ваших опытах”.
-“Да они там в своем уме?! Не для того я столько лет сооружал увеличенные макеты тела и внутренних органов, чтобы ставить опыты на пациентах! Вот уж точно, как в старом анекдоте: “психиатры отличаются от своих пациентов только тем, что на ночь уходят домой”[1]. Ладно, давайте его сюда, может ещё не так все плохо”.
В комнату внесли пациента, безумными глазами глядевшего на позолоченное пенсне профессора. Обрывки смирительной рубашки были обернуты вокруг кистей его рук наподобие перчаток.
“Дагот Ур, дьявол и враг, я, лорд Индорил Неревар, пришёл разрушить твои планы!” – неожиданно завопил пациент.
“Могло быть хуже, - подумал профессор, - по крайней мере он – не Наполеон”. Последний Бонапарт, оказавшийся на Вварденфеле, произвел целую революцию в медицине, после чего, собственно, и попал в клинику, но и там не успокоился и попытался провозгласить империю в своей палате.
“Что покуриваем? – не обращая внимания на слова больного, спросил профессор. – Или, может, что-то глотаем и чем-то запиваем, а? Короче, как дошли мы до жизни такой?”
- “Кай поведал мне о пророчестве…” – гордо заявил пациент.
- “Кай?” – профессор взглянул на заместителя.
- “Шпиономания, недавно переведен в центральную имперскую клинику”, - поспешил разъяснить тот.
- “Продолжайте, больной”.
- “Я выполнил первую часть пророчества, и ко мне явилась Азура…”.
Профессор вопросительно взглянул на своего помощника. “Галлюцинации”, - подтвердил тот опасения профессора.
- “…Сам лорд Вивек принял меня и дал мне знание, чтобы разрушить твои замыслы и спасти Тамриэль!” – твердо докончил пациент.
- “Пациент Вивек страдает комплексом бога, утверждает, будто может висеть в воздухе в позе лотоса, проходит лечение в клинике при Эбенгардском Институте современной психиатрии, который он также называет своим именем”, - напомнил заместитель, заметив вопросительный взгляд профессора.
-“Ну, хорошо, - профессор повернулся к пациенту, - вы, наконец, здесь. И что вы намерены делать дальше?”
-“А вот что!” Пациент, который, казалось, был крепко привязан к носилкам, резко вскочил, освободившись от пут, оттолкнул профессора и влетел в лабораторию, где, рядом с увеличенной моделью грудной клетки, лежал макет сердца. С безумным видом, пациент схватил золотой скальпель с надписью “Заслуженному хирургу Морроуинда” и несколькими ударами расколол макет. У двери раздался крик испуганной аспирантки-лаборанта.
-“Азура, - обратился к ней пациент, - я выполнил свою миссию!” Вдруг, почувствовав неожиданную слабость, пациент рухнул наземь и испустил дух, бормоча: “Акавир. Срочно в Акавир”.
-“Мда, надо отдать должное доктору Фиру, его вакцина все-таки помогла, хоть и не слишком быстро, - поднимаясь и поправляя пенсне, проворчал профессор. – Приведите тут все в порядок и передайте историю болезни, куда следует. А я, пожалуй, съезжу отдохну в Имперский город. Там, по крайней мере, тот, кто нуждается в постоянном наблюдении,  сидит под надежной охраной, а не разгуливает по улицам и не бредит о спасении Тамриэля!”

[1] – этот анекдот взят из рассказа А. Сапковского “Музыканты”.
Pink Fantasy
Я с детства любила рисовать и много рисовала, у меня была куча рисунков. Но я их все однажды в плохом настроении уничтожила. Когда я пошла в художественное училище (я потому что ничего другого не умела), я там возненавидела рисование, потому что там слишком много дисциплины было и везде тыкали носом, меня это раздражало, потому что для меня рисование всегда было чем-то личным, я не любила делать на заказ и как надо. Поэтому где-то после училища я перестала рисовать. Уже года три где-то не рисую. Наверное уже разучилась sad.gif
Да и условий как-то нету... компьютер теперь всё занимает и я уже отвыкла от тех времен, когда у меня в комнате царил художественный хаос, когда любой гость мог случайно наступить в открытую баночку с тушью, потому что я стелила прямо на полу бумагу, а рядом разбрасывала карандаши, краски, ластики и т.п.
Но я немножко скучаю по этому делу. Не знаю, может быть я позднее попробую что-нибудь нарисовать по Обливион...
А пока что могу выложить маленько своих старых рисунков, из отсканированых. Если хотите. (?)
Teemona
>> Pink Fantasy:
Конечно, выкладывайте! smile.gif
Pink Fantasy
Teemona, можно ко мне на ты wink.gif

Ну вот....
Не супер, но как умеем smile.gif
Тушь (моя любимая, но часто растекается) -
http://i3.photobucket.com/albums/y71/mumbaumba/angel.jpg
http://i3.photobucket.com/albums/y71/mumba...fallenangel.jpg
http://i3.photobucket.com/albums/y71/mumbaumba/love.jpg
http://i3.photobucket.com/albums/y71/mumbaumba/horse.jpg
http://i3.photobucket.com/albums/y71/mumbaumba/lovers.jpg
http://i3.photobucket.com/albums/y71/mumbaumba/amur.jpg
http://i3.photobucket.com/albums/y71/mumba...maninforest.jpg
http://i3.photobucket.com/albums/y71/mumbaumba/022.jpg
http://i9.photobucket.com/albums/a70/beliberda/Ruina.jpg
Дальше уже особая тема, просьба воспринимать как творчество (хоть оно и фан-) smile.gif ... знаю, многие этого не понимают.
http://i3.photobucket.com/albums/y71/mumba...lackorwhite.jpg
http://i3.photobucket.com/albums/y71/mumba...ivinglonely.jpg
http://i3.photobucket.com/albums/y71/mumbaumba/pray.jpg
http://i3.photobucket.com/albums/y71/mumbaumba/Michael.jpg
http://i3.photobucket.com/albums/y71/mumbaumba/fly.jpg

Карандаш (тоже очень люблю этот инструмент, у меня до сих пор сохранилась коробка почти новых шикарных карандашей, я, когда купила их, показывала своим друзьям, как коробку с сокровищами lol.gif, они у меня не простые smile.gif )
http://i3.photobucket.com/albums/y71/mumbaumba/stared.jpg
http://i3.photobucket.com/albums/y71/mumbaumba/bike.jpg
http://i3.photobucket.com/albums/y71/mumbaumba/face.jpg

Ну, акварель... довольно типичная штука (хотя хорошая акварель может многое на самом деле).
http://i3.photobucket.com/albums/y71/mumbaumba/hands.jpg
http://i3.photobucket.com/albums/y71/mumbaumba/mike.jpg
http://i3.photobucket.com/albums/y71/mumbaumba/bad7.jpg

Никогда не доводилось рисовать маслом, к сожалению. А хотелось бы попробовать...
Urfilij
>> Pink Fantasy:
//оффтоп-Комп не проблема, все решает покупка планшета)) И рисуй на компе наздоровье, как карандашомsmile.gif //
Рисунки классные, особенно руины)
Pink Fantasy
Ага, мне уже предлагали smile.gif Как будет время - попробую. Но если честно, это не одно и то же, конечно.
Хочется иногда рисовать обычным способом smile.gif
Gihangir
Утро добрым не бывает, во всяком случае мой непосредственный руководитель свято в это верит. И пусть меня, в отличие от него, не посещает демон похмелья, но после вечеринки накануне сегодня все равно тяжело. Но что поделать, надо вставать. Особенно, когда в дверь уже вторую минуту трезвонят без всякой жалости. Тем более когда это Алеся. Любого другой за такой беспардонное нарушение мое сна тут же на пороге получил бы по уху, но моему солнышку дозволяется и не такое.
-Доброе утро !
-Утро добрыэээмм неээээа... Эаааа - прости, не выспался ни черта, зеваю.
-Пасть - она беззлобно пихает меня локтем в бок и проскальзывает мимо меня на кухню. Настроение сразу улучшается, утро, умилотевленое запахом свежесваренного кофк, стремительно начинает добреть.
-Мне чаю ! - кричу я из дущевой кабинки.
-Может пивка ? - Алеся скребется в дверь. Какая скромница, могла бы и войти, чего она ам не видела ? - Ладно, раз ты такой чистюля, я буду ждать в комнате...
А комната у меня одна. Гостинная, совмещенная со спальней... Наскоро растираюсь полотенцем, непонятно для чего одеваюсь и, выскочив в коридор, сталкиваюсь в дверях с моим солнышком. До чего все-таки хороша девочка. Глаза горят, дыхание прерывистое, личико раскраснелось. Кажется, я даже после бурного веселья могу производить впечатление. Я тоже хорош =)
Довольно ухмыляясь я протянул к ней руки, обнял за талию и ... Всегда удивлялся, откуда у такого хрупкого создания такая тяжелая рука ? Пощечина чуть не свернула мне челюсть.
-Мерзавец ! - еще оплеуха. - Подлец, негодяй ! Сво-олочь !!!
После третьего удара сквозь узмление продрался таки спящий во мне КМС и прижал урки моего солнышка к обоям. За что тут же поплатился отдавленной ногой и укушенным плечом. Да что происходит, черт возьми ?!
Украдкой бросаю взгляд поверх ее головы на свою постель. Слава Небу, пуста, только ворох исписанной вчера бумаги. Что-то не припомню, когда это меня вчера потянуло "работать" ?
-В чем дело ? Что я опять натворил ?!
-Как ты мог ?! - Алеся оттолкнула меня и, проигнорировав постель, с ногами забралась в глубое кресло у окна. - Убийца ! - выдохнула она гневно.
Ничего не понимаю.
-Ты что несешь ? Кого я убил ?
-Х****** - большущие фиалковые глаза смотрят на меня с укоризной.
-Х****** ? - это один из персонажей моей книги - моя литератруная гордость и удача. Мой, я бы даже сказал, фаворит. А уж солнышко мое любила этого маркиза наверно сильнее, чем его создателя.
-Вот только не строй из себя невиннную овечку. Читай. - она обвинительным жестом будущего юриста ткнула в кипу листов на простыне - И когда, интересно, ты собирался мне об этом сказать ?
Все равно ничего не понимаю. Честное слово. Но спорить с моей фурией, когда она в гневе - все равно кричать в горах - только новую беду накличешь. И я послушно листаю написанное вчера. И что тут такого ? Море, драккары, а вот в этом абзаце столица, королевский дворец, потом леса Н*****а. Все как и должно быть.
О ужас !!! На третьей странице... И правду лежит.Он.  Красавец Х*****, бездыханный, белый и холодный, как мраморный пол под ним. Буквы вокруг этого места растекаются рыжими, пахнущими кровью, кляксами... Что же это ? Как же так ? Кто тебя ? Вставай, парень, не дури !
-Убедился ? Убийца ! - она подошла и присела на краешей дивана, напряженная, злая и непривычно чужая.
-Но... Это не я.
-А кто ? Почерк твой ?
Тупо перевожу взгляд обратно на лист. Почерк мой. Там, где в конце предложений должны стоят точкиь, зияют дыры - карандаш пробил тонкое тело листа, не защищенное твердой поверхностью стола.
-Ну прости. Я вчера перепил. Сейчас все исправлю - но девушка перехватывает мою руку, протянутую за ластиком.
-Хочешь скрыть следы преступления. Ну как ты мог,а ? - глаза у моего солнышка покраснели и увлажнились.
Не говоря больше ни слова, она выбеала в коридор.
-Ну и иди ! И вообще... Я его породил - я его и убью.
-Тоже мне, мсье Бульба ! - Она все же не отказала себе в удовольствии хлопнуть дверью и ушал, оставив меня в полной растерянности.
Прибрал постель, уложил листы в папку. Растерянность сменилась тем временем злостью. Перечитал последние минуты моего маркиза.
-Не, ну ты тоже молодец, парень ! А кто говорил, что непобедимый мечник ? Их было всего пятеро - ты что, не мог одолеть каких пятерых засранцев ? и вообще - ловушка же была так очевидна, где была твоя голова, светлорожденный ?
И, кстати, где она теперь ? В сердце закрадывается надежда - это не Х*****, просто тело одетое в его платье. Но нет, листаю на страниу вглубь текста - это несомненно наследник Н******.
Ноя отомщу ! Ох, я страшно отомщу твою подлому убийце, маркиз. Уж не сомневайся. Тебя не уберег, но они у меня заплатят за это - кровавыми слезами умоются. И весь их род, до седьмого колена. Суки ...

Часы пробили полдень. Лесин мобильник сбрасывает мои звонки. Вот ведь амазонка. Наверное, надо сходить купить кольца - нельзя, чтобы маркиз умер напрасно...
Lexy Lachance
.....
Welder
>> Lexy Lachance:
Хорошо написано. До боли хорошо.
Упрощенная версия форума. Для перехода в полную нажмите на эту ссылку.
Invision Power Board © 2001-2021 Invision Power Services, Inc.