Поиск - Участники - Календарь
Перейти к полной версии: Ветер Мора
ElderScrolls.Net Conference > Городской квартал > Академия Искусств
AlexHog
Целый месяц отлынивал от сего учебного заведения, это есть нехорошо.
Моя благодарность, пока устная, мутсэрре Кагернаку за открытие ностальгирующей темки - с которой (с ностальжи) некогда, давным-давно, началось мое творчество по Морровинду. Ушло оно в ту пору недалеко, за незнанием мелких игровых и бытовых реалий и неимения игры под рукой; надеюсь, ныне уйдет подальше smile.gif
Пардон муа за лексику, четыре года назад я писал именно так)

PS.
Рихарра не брошу, не надейтесь biggrin.gif



=====

Пролог.

Шторм был ужасен. Шхуну швыряло, как рыбацкую лодочку, и каждый рывок мог бросить неосторожного через весь трюм и шмякнуть об стену. Каторжники вцепились, кто во что мог, некоторые даже привязались к лежанкам - боль от врезающихся в тело цепей казалась меньше, чем в стонущих от напряжения руках. Их было одиннадцать человек, едва набравшаяся половина положенного этапа, следующего в яичные шахты Гнисиса.
Четыре темных эльфа, члены какой-то мелкой секты, проповедовавшие о скором изгнании Империи с Вандерфелла. Пять хаджитов, беглых рабов, умудрившихся удрать из шахт Балморы аж в Империю, но быстро отловленных близ столицы Стражей. Карлик-босмер, пойманный, по его словам, на краже бесценного магического амулета у главы Ординаторов.
Они молчали - сил на ругань уже не было, и лишь изредка то у одного, то у другого прорывался сдавленный стон. Внизу под нарами уже плескалась вода: пока немного, по щиколотку, но каждый из заключенных знал, что это означает. Если шторм продлится еще хотя бы час...

И лишь один из них не обращал внимания ни на качку, ни на рев урагана снаружи, ни на медленно прибывающую воду. Он был имперцем, грязным и оборванным бродягой из блистательного града Киродиила, и звали его Эрратиус Лиций.
Он спал.



1.

- Ага... ну ладно, пока... Что? какой Витька, это рыжий который и лохматый, как твоя моська?.. Что слышала! Она меня вчера за ногу тяпнула! Чтоб я еще раз ее выгуливала... вот сама и води, в наморднике по пояс... ага... ну и че Витька? Ну... ну... чё?.. гыыы, дак дать надо было как следует... по морде, дура! Озабоченная... сама... Ага, ага, рассказывай, ты с ним даже не целовалась... а вот! Секрет!.. Даже и не думай, он такой слюнявчик... Ну как хочешь, я предупредила... Ладно, пока. Ага. Ага, четвертой парой. Да забей, там два абзаца всего, завтра прочитаешь... Ну и дура, он раньше чем через неделю не отдаст... Аньку помнишь? Ну, он у нее калькулятор на физике взял, она потом ему всю неделю мозги трахала... Да кому он нужен, ботаник-недоучка... Все, привет, пора мне... Ой, кстати, знаешь кого я сегодня видела? Ни за что не угадаешь... Неа... Неа. Мимо. Мимо. Опять... Да ты его вообще поди не знаешь, у тебя "Семерка" на ту неделю есть? Смотри на развороте, двенадцатая страница, такой, в кожаной куртке... Ага, в "Купце", лоб в лоб, прикинь, да... Он, я тебе говорю! я на него полбанки майонеза вылила и давай извиняться, телефончик взяла... Так что если вдруг пропаду... Ага, ага, щщаз... Слушай, ты химию преподавать не думала? такую стерву, как ты, еще поискать... Да пошла ты... Привет Витьку... Ладно, всё, чао... Если завтра не приду, Лешего там поцелуй от меня, и нежный привет... Космы оборву, мымра! Посмей только... Всё, всё, пока, дела тут... Ага. Пока.
Рин бросила трубку, закатила глаза и тихонько порычала, оскалив зубы. Решительно выдернула телефонный штепсель и бросила за диван; листок же с заветным номером, который все это время крутила в пальцах, убрала обратно в сумочку. Не маленький, подождет... Желудок настойчиво требовал внимания, и ей пришлось строго напомнить себе, что до окончания диеты еще два дня, пять часов и - она бросила взгляд на миниатюрные часики - восемнадцать минут с копейками. Ну почему никто упорно не желает замечать ее мучения...
Что-то острое давило на локоть через материал сумочки. Она не глядя запустила туда руку и нащупала компакт, только что купленный в "СидиЛэнде". Да, пожалуй, это именно то, что ей сейчас нужно. Компьютер проглотил диск и завыл сидюком - натужно, как перегруженный Боинг на взлете...

"Бетесда представляет..." - Рин со злостью хлопнула по Эскейпу, комп снова задумался и неохотно, со скрипом стал загружать игру. Наконец, под тихую, вкрадчивую музыку на огненно-оранжевом фоне медленно проявился белый треугольник и поползли буквы: "Morrowind - The Elder Scrolls III".
Девушка немного покопалась в настройках - порой по одним только возможностям управления можно было получить первое представление об игре, да и перенастроить под себя никогда невредно, - нацепила наушники, сделав звук погромче, и жмякнула "new game".
Комп хрюкнул, загружая стартовый ролик, экран потемнел - и в комнате потемнело вместе с ним. "Гроза будет", - подумала она, дотянулась до шнура и резким рывком задернула жалюзи. На черном фоне ползли красные буквы: "...но если не придет герой, не будет и Подвига. - Подземный Король какой-то-там..." Рин снова впилась взглядом в экран.
Тьма раздалась, посветлела и стала алой, превращаясь в стену багрового огня; на ее фоне медленно проявлялся текст предыстории: в последние годы Третьей эпохи Тамриэля... Музыка нарастала, маня и властно увлекая за собой. Девушка будто вживую ощутила рев пламени и посвист бури над древними башнями и развалинами. В гул урагана мягко вплелся глубокий вкрадчивый голос:

...Они забрали тебя... Сначала везли в карете, а потом в лодке - на восток, в Морроувинд...

У нее закружилась голова. Перед глазами плыли сгоревшие города, каменные руины, выжженные, покрытые невесомым серым пеплом степи - и поля великих сражений, устланные непогребенными телами, звери, обгладывающие кости, и стервятники, пикирующие прямо на нее... Она пыталась зажмуриться, но видения не померкли, сменяясь новыми и новыми. Руны чужого, незнакомого языка вставали перед ней, складываясь в чеканные фразы древнего пророчества, жуть невероятного ледяным спазмом ожгла изнутри. Громада легенды разворачивалась, будто всплывая из самых глубин памяти, тут же насыщаясь живыми красками и подробностями...

...Не бойся, я слежу за тобой - ты была избрана...
Не бойся...


И когда она готова была завизжать от ужаса - пламя опало. Чужое небо надвинулось на нее, чужие звезды, чужие луны... Высокие башни, деревушки, заснеженные вершины гор, леса и рощи с диким, непуганым зверьем... Чужой мир.
Настоящий...
Рин потеряла сознание.
Oessi
Хочу дальше! user posted image
Miliana
Действительно, очень хочется увидеть продолжение =)
AlexHog
Ладно, поехали завтрашнюю часть smile.gif

=====

2.

Гам в вестибюле стоял неимоверный. Рядом с расписанием висело яркое, под красной полосой, объявление - но желающих ознакомиться с ним было не меньше тысячи. Юджин ввинтился в толпу, пытаясь протолкнуться поближе.
Тут его знакомо пихнули в спину. Не оглядываясь, он поймал руку, взял кисть на излом, но давить не стал:
- Сёма, чё там?
- Наш последний и решительный... - ухмыльнулся вьюнош с пышной каштановой шевелюрой. Он не умел быть серьезным - без этого ослепительного оскала его еще никто и никогда не видел. А если и видели, то не узнавали.
- Серьезно?
- Чё, не готов? - Сэм разулыбался еще шире. - Потопали. Нам в триста четырнадцатую.
- Сейчас инглиш.
- Шиш, все занятия отменены. Шесть часов консультаций, потом домой, морально готовиться.
- Да на кой эта консультация? Погнали ко мне, я диск достал - суперлюкс!
- Пошли-пошли, отметиться надо. Заявка, отказ от претензий, то-сё...
- Ептыть...
В аудитории 314 имел место образцовый порядок: студенты сидели столь смирно, что Юджин еще раз глянул на номер кабинета - не ошибся ли?.. Препод, долговязый субъект едва ли пятью годами старше, приглашающе кивнул ребятам, не прерывая речь:
- ...и забудьте эти байки о чит-кодах! Ясно? Вам просто некуда будет их вводить, что бы кто ни говорил... Ваше спасение только в одном: знать все, чему вас успели здесь научить, и уметь сделать из теоретических знаний - прикладные.
Еще одно: никаких аварийных выходов не существует. Если вы попадете в ситуацию, из которой не сможете выбраться... сами понимаете. Не советую экспериментировать. Именно поэтому ваш предмет включен в число потенциально опасных - слово "потенциально" многие из вас понимают превратно, поэтому разъясняю: предметы, могущие представить реальную опасность для обучаемых, не включит в учебную программу ни одно государство. Ни в обязательный курс, ни в факультативы...
Информатик покачался на пятках, оглядел не слишком впечатленный класс и безнадежно махнул рукой:
- Задавайте вопросы.
- Каков срок действия программы? - тут же влез Сэм.
- Самарин, я говорил об этом минуту назад. Программа работает вплоть до полного завершения или до смерти всех участников. Таймаута не существует.
Вопросы посыпались со всех сторон:
- Максимальный размер группы?
- Максимум четыре человека, но прошу не забывать, что сложность программы вырастает по формуле, близкой к экспоненте.
- Какие именно знания могут потребоваться?
- Повторяю, любые. Специальные знания и умения будут загружены при запуске самой программы, и окажутся утеряны вместе с приобретенными навыками после выхода из нее.
- А какие зоны сейчас доступны?
- Практически всё, что успели оконтурить. В этой сфере работают уже сотни тысяч специалистов, новые зоны появляются каждый день.
- Сколько времени занимает погружение?
- Последние профессиональные модели позволяют развивать ускорения шестого порядка и более. В вашем случае речь идёт от пятидесяти до четырехсот тысяч секунд за секунду, - считайте...
- Каковы ограничения для участников?
- Стыдно, Мехлецкая, вопрос с первого семестра. Только медицинские или административные.
- Нет, а кто их налагает?
- Не допустить студента до экзамена имеет право экзаменационная группа, деканат или любой профильный преподаватель... Сам студент может отказаться в любой момент, если идет один, и до формирования общей зоны, если он в команде.
- А я слышал, что программы погружения существуют и в частных вузах, это правда?
- Ничего подобного, лицензию на проведение такого обучения имеют только государственные учебные заведения. Не удивлюсь, если в коммерческом секторе уже есть контур-комплексы, но повторяю - их использование незаконно, и никаких гарантий безопасности там быть не может.
- Что нам делать, если случится что-то не предусмотренное программой?
- Если произойдет сбой в программе, система немедленно перезагрузится. Вы будете выведены саппорт-утилитами, это совершенно безопасно, но экзамен придется пересдавать на следующий день. Если вам удастся зафиксировать нарушение принципов Шреева, действуйте по обстановке и попытайтесь изучить феномен как можно тщательней. Не забудьте потом описать это в реферате: все погружения пишутся, но просматривать даже малую часть их - практически нереально.
- Когда подавать заявки?
- Заявки подавать сегодня до 12 часов, мне или в деканат. Указывать курс, фамилию и с кем хотите проходить. Если у выбранного вами другие планы, ваша заявка будет признана недействительной. Постарайтесь подойти к этому ответственно...


Весело пликнув, телефон-автомат выбросил карточку обратно. Юджин убрал ее в карман и набрал номер брата:
- Добрый день, Виктора Васильича мо... Витюха, привет! Ты когда седня домой?
- Завтра, аврал у меня.
- Аврал?! Не смеши мои боты, чё у тя такого срочного?
- Такое вот срочное. Прошел только до половины, а диск через неделю отдавать.
- Ясно все с тобой... Отучалку найди, и будет тебе щастье.
- Ты видел отучалку для Кондоминимума? - язвительно поинтересовался брат.
- А в чем проблема? Сходи на Аг.ру, там сто процентов знают...
- А фига! Нету ее пока в природе, наши тоже руками разводят. Джет-кей говорит, игра в определенных местах смотрит ситуацию, обращается напрямую к сидюку и сравнивает контрольки... ботва, короче.
- Несчастный, - хихикнул Юджин. - Ладно, кукуй. У нас тут завтра экзамен по контуру...
- Черт!.. Что, серьезно?
Юджин заржал:
- Ты себя сейчас в зеркале видишь? У меня такая же морда была... Ладно, будь.
- Салют. Подъеду токо через полчаса, раньше никак...
- Давай.
Юджин повесил трубку, взял у Сэма банку пива и вылил в себя не меньше половины. Убрал банку в рюкзак, кивнул:
- Пошли. Готовь иголки и клещи для ногтей, последний и решительный вот-вот грянет. Мы не должны это пропустить.
- Твой братан - твои проблемы, я только на подхвате...
- А я о чем. Я спрашиваю, ты помогаешь отвечать. И горе тебе, если он умрет раньше, чем через неделю.
- Бусделано, босс!

Естественно, они пришли раньше. Дома никого не было, и Юджин с облегчением свалился на диван:
- Экзаменационное задание первое, проверка кулинарных способностей: холодильник, район кухни, четыре куриных ноги и плов, время - один час. По выполнении задания в удобоваримой форме получаешь зачет и любой мой сэйв на все оставшееся время, - пошарив в рюкзаке, он хлопнул о стол диском с игрой. - Да, печенье не трогай, оно для мелких.
Ничего обидного тут не было, в Контуре им все равно придется готовить по очереди, а поджарить полуфабрикаты - ничто по сравнению с ощипыванием и запеканием настоящей птицы в костре. Юджин просто уступал ему очередь... Сэм выбрал самую большую сковородку, извлек из морозилки пачку цыплячьих ножек и, рассудив, что готовить можно целиком по своему вкусу, принялся обильно посыпать их солью.
Заскрежетал ключ, и в прихожей образовался Юджинов брат. Обозрев Сэма, он мрачно изрек:
- Так... Опять одним пивом обходиться.
Сэм прикусил губу; про братца он успел забыть и считал, что четыре лапки - это по две на рыло. Пришлось срочно счищать излишки в раковину: выходило плохо, соль уже успела въесться в кожицу. Наконец, решив, что так сойдет, он бухнул мясо на сковороду и поставил на огонь.

Войдя в комнату, Виктор сразу уперся взглядом в новенький диск "Кондоминимума" и замер на месте. Юджин покосился с дивана и жалобно сказал:
- Витек... Ну как у вас тогда было, а?
- З-заманал, - тоскливо сказал старший брат, с вожделением глядя на джевел-бокс с девицей на обложке. Наконец, переборов себя, он прошел в комнату и начал переодеваться.
- Жека, ты пойми, это тебе ничего не даст. Мы проходили три года назад; я сейчас практически не погружаюсь, но даже при отладке вижу, что изменилось очень многое...
- Ну а при отладке как?
- Баги, как!! Ты думаешь, у меня есть время оглядываться? График - во! Нырнул-вынырнул и дальше в коде роешься, как сантехник... - Не успел он убрать фирменный костюм "Скайтауэра" в шкаф, как входная дверь снова распахнулась и вся квартира оказалась заполнена детьми.
"Нашествие мелких" - так назывался у них в семье момент возвращения тройняшек. Эти дети умудрялись быть сразу везде, галдеть сильнее, чем бабки на базаре, выяснять отношения, драться, прикалываться над чем ни попадя, удивительно скоординированно проделывать всякие пакости - и все это одновременно. Вот и сейчас, не успели старшие глазом моргнуть, как диск с игрой исчез совершенно незаметно для обоих.
- Мелкие, цыц!!! - гаркнул Виктор, мгновенно оказываясь у двери и перекрывая путь к отступлению. - Вас тут на десять больше, чем нужно! Переодеваться, мыть руки и на кухню - того типа можно использовать как начинающую кухарку и посудомойку. Но не увлекаться!..
- ...скажете, я разрешил, - вставил с дивана Юджин ("Ладно, отольется!" - донеслось из кухни).
- ...На уроки сегодня разрешаю забить, будем провожать одно чучело в ссылку. И коробку на место!
Близнецы переглянулись.
- Какую? - спросил Марат, инициатор почти всех затей "мелких".
- Из-под диска, ешкин кот!! - гаркнул Виктор. - Охота на девок пялиться - иди Спид-Инфо купи!
- А деньги? - Марат неохотно вытащил диск из-за пазухи и протянул старшому.
- Вот вырастешь и заработаешь, - наставительно сказал Виктор, убирая коробку во внутренний карман. Юджин цыкнул с дивана, но брат не обернулся:
- Тебе она в ближайшем будущем все равно ни к чему.
- Моя месть будет страшна, - пообещал тот. Дети, похихикивая, утянулись по комнатам. Из кухни потянуло горелым...
Miliana
А любопытство разгоралось все больше и больше.... smile.gif
AlexHog
=====

1.

  - Проснись. Почему ты дрожишь? Ты в порядке?.. Проснись...
  Рин почувствовала, как ее легонько трясут за плечо. Голос был незнакомый, старческий, и она вскинулась:
  - Что? Что вы..
  Красные глаза недоуменно сморгнули:
  - Извини, ты стонала во сне. Я подумала...
  Женщина была стара. Глубоко в темно-красных, без радужки, глазах таился коричневый зрачок, короткие пряди черных волос были аккуратно заправлены за длинные вытянутые уши. Старое платье и жакет из грубой ткани, почти дерюги, все же оставались довольно чистыми и удивительно шли ей.
  - Вы... вы темный...
  - Данмер, девочка. Мы не любим, когда нас зовут темными эльфами. Ты из Пелагиада?
  - Что? Н-нет...
  - Я не видела тебя здесь раньше. И Ведуниус ничего не говорил о светлых девочках из Империи. Ты шла пешком из Балморы? Это так опасно...
  Рин в панике огляделась. Они стояли на берегу серого холодного моря, у самой воды, и набегающие волны мягко шуршали о песок. Где-то там, в тумане, угадывался еще один островок - совсем немножко земли в бескрайней водной пустыне... Впереди же, за россыпью камней, виднелась соломенная крыша жалкой скособоченной лачуги, необычные плоские кроны чужих деревьев и башня маяка, каменной стрелой уносящаяся в серое небо.
  - Я... я... не знаю...
  Кошмар продолжался. Рин бессильно опустилась на камень и, съежась, зарыдала в колени. Сырой морской ветер обнимал ее, холодными пальцами пробираясь под майку - но это было последним, что заботило ее сейчас.
  Старческая рука мягко погладила девушку по волосам.
  - Меня зовут Индрель Ратрион. Мой дом - прямо за насыпью, у старого болотного пня, и мне будет приятно принять сегодня гостью. У нас так редко бывают чужестранцы...


  Небо было темным и глубоким, силуэты двух лун порой перечеркивали легкие перистые облака. Рин сидела, бездумно глядя в небо - слез уже не было, шок прошел, но думать ни о чем не хотелось.
  Хижина Индрель оказалась неожиданно милой, домашней: минимум мебели, явно сработанной своими руками, и кухонной утвари из простой обожженной глины создавал тот неповторимый аскетический уют, который можно встретить лишь в поистине нищих жилищах. Теплая дерюжка, которую Индрель заставила ее накинуть на себя, ласкала плечи и одуряюще пахла травами; хотелось завернуться в нее с головой и провести так весь остаток жизни... Море тихо шумело, невидимое за насыпью, но иногда обдающее девушку невесомой водяной пылью. Порой в ночную тишину мягко, не нарушая ее, вплетались голоса стражников, перекликающихся с разных концов деревни, да тоскливый вой силт-страйдера разрывал дремлющую ночь.
  Рин слегка шевельнула губами - на полноценную улыбку сил не хватило. Первый такой вопль заставил ее подпрыгнуть на метр, опрокинув котелок с рисовой похлебкой; а ведь Индрель так старалась, готовя ее... Когда старая эльфа объяснила девушке, что силт-страйдеры - не более, чем транспортное средство, она извинялась почти час, пока Индрель не вспылила и не выгнала ее из хижины. И позвала обратно лишь через сорок минут, когда была готова вторая порция. Рин от переживаний выскребла все до донышка...
  У нас маленький городок, говорила эльфа, всего несколько сотен жителей - почти все данмеры, но есть пара альтмеров, несколько босмеров и, конечно, имперцы: у Легиона здесь сильный гарнизон. Если ты впрямь из большого города, тебе будет нелегко освоиться; Сейда Нин на самом деле лишь разросшаяся рыбацкая деревушка, здесь нет ни лавок, ни мастерских, ни, тем более, храмов... Даже Гильдии не считают нужным открыть здесь свои представительства. Все необходимое для жизни можно купить в трактире Аррилла, но цены у него - почти как в Балморе. А если ты чужестранка, да еще и не-данмер... ох, Альмсиви... ладно, я сама завтра с ним поговорю...
  Яркая маленькая луна скрылась за тучами, стал накрапывать легкий, грибной дождик. Надо бы спросить Индрель, есть ли у них грибы... Рин плотнее завернулась в импровизированный плед и пересела глубже под навес. Было так приятно сидеть в тепле и следить за летящими каплями... Как странно, дома ей бы и в голову... ох, заткнись, дура! Она уткнулась лицом в дерюжку и снова тихонько заплакала.




добавлено AlexHog - [mergetime]1213076714[/mergetime]
=====

2.

  Едва успевшее встать солнце жарило, будто в тропиках. Над асфальтом дрожал раскаленный воздух, термометр в тени Васильевской рощи показывал +37 уже в девять утра. Взопревший Юджин пёр на себе немаленький баул, заполненный банками с пивом, и то и дело швырял опустевшие емкости в мимостоящие урны - как-то ухитряясь ни разу не промахнуться. Сэм к теплому пиву относился скептически, обходясь леденцами "Антарктида", поэтому шагал налегке.
  - Налево. К Петропалычу зайдем, - пропыхтел Юджин, снова запуская руку в баул. Они прошли через несколько дворов и поднялись на каменное крыльцо старого, постройки прошлого века, здания. Замок был такой же старый, магнитный, с динамиком домофона над прорезью. Сэм достал пластинку ключа, вставил в щель и потянул бесшумно отошедшую дверь. Изнутри пахнуло ледяной прохладой.
  - Шестой, - буркнул Юджин, заходя в лифт и проталкивая пустую банку в дыру в его фанерной стенке. Банка задребезжала по бетонной шахте, лифт с урчанием и скрежетом пополз вверх.
На звонок никто не ответил, но дверной замок явственно щелкнул; переглянувшись с Юджином, Сэм повернул ручку, дверь со скрипом подалась.
  - Пошли, наверно, - полувопросительно сказал Сэм и первым шагнул внутрь.
  В прихожей также никого не было, и вообще в квартире стояла подозрительная тишина. Помявшись у порога, они прошли вглубь квартиры и наконец наткнулись на хозяина: он сидел в гостиной, спиной к двери, в здоровенном компьютерном шлеме и водил перед собой световой мышкой - гибридом джойстика и лучевого пистолета с сильно скошенной ручкой. По белому полотняному экрану во всю стену бегал почти незаметный красный лучик.
  - Ого, - они еще раз переглянулись. Настоящие настенные экраны были, конечно, раз в сто дороже таких световых панелей, но и панель в комплекте со шлемом стоила как пара-другая очень навороченных компов.
  Достоинством панелей была их относительная дешевизна, мобильность - ее можно было развернуть в любом месте и разложить на любом рельефе, нетребовательность к условиям хранения - панель легко сворачивалась в рулон и укладывалась в пакет-тубу, легкость в эксплуатации... По сути, это была обыкновенная простыня с прошитыми по всей поверхности фотодатчиками. Показывать она, конечно, ничего не могла - зато для тех, кому для работы требовалась большая площадь экрана, стала настоящим сокровищем. Художники всех мастей больше не были ограничены жалкими размерами монитора, виртуальный шлем успешно справлялся с разверткой изображений любого масштаба, а к аркадным игровым автоматам на основе новинки стояли километровые очереди. Даже технологии Контура не представляли для нее конкуренции, который год оставаясь техникой послезавтрашнего дня...
  Петр закончил помавать руками, отложил мышь, снял тяжелый шлем и с наслаждением потянулся.
  - Каждый раз как из бани, - сообщил он. Лицо, уши и даже затылок его были красными и мокрыми от пота, волосы стояли колом, а с ладони, когда он провел по волосам и шее, слетели крупные капли.
  - Здры. Чего надо?
  - Погружение седня, забыл? Три часа осталось, лучше пораньше прийти, мож чего скажут...
  - Я не иду, - с гордостью сказал лучший компьютерщик курса, вставая и хрустя мускулами. - Освобожден. Дай-ка баночку...
  Юджин с отпавшей челюстью запустил руку в изрядно полегчавшую сумку:
  - А... чего так?
  - А нах мне? У меня, между прочим, заказов - на два месяца вперед; вот, модельки для четвертой Элиты делаю, Брабен-сын опять загорелся... Да ладно, лишь бы платил.
  Друзья помялись; новость была ошеломляющей, оба просто не могли найти слов. Да какие тут слова - всё сказано, можно извиняться за беспокойство и валить...
  - Можно глянуть? - Сэм кивнул на шлем. Принял тяжеленный - килограмм пять - девайс и нахлобучил на голову. Комната исчезла, зато впереди распахнулся огромный, невероятный, дышащий красками, глубиной и жизнью космос. Такой знакомый космос...
  - Та-а-ак, - прокурорским голосом сказал он. - Вот, значит, откуда мы скрины тягаем. Художник, блин. Дни и ночи напролет, блин. Всем девкам башку задурил, сукинсон...
  - Художник, - невозмутимо отозвался Петр. - Скажешь, не я рисовал?
  - Ты не рисовал! Ты моделил! Блин! Сценку состряпал и давай в разных ракурсах скринить!
  - Ты башкой-то поверти, - буркнул Петр. - Сценку... Ну да, вся галактика генерится из полусотни различных объектов. Объекты готовы, галактика смоделена, выбирай любой участок и щелкай сколько влезет.
  - Тьфу на тебя. Художник. Пошли, Джонни - отгрузи ему его долю, тебе до двенадцати все не выпить...
  - Комм, Херменегильде, комм. Э, Палыч... где тут у тебя сортир?
Miliana
Здорово) нет, чесслово, здорово. А вот эта фраза:

Цитата: 
Надо бы спросить Индрель, есть ли у них грибы...

заставила долго, гадко и зловеще улыбаться biggrin.gif
AlexHog
=====

1.

  Потянувшись, Рин аккуратно отложила дерюжку и встала: спать не хотелось, зато проснулось и слабо зашевелилось любопытство. Заглянув в дом, она убедилась, что Индрель чуть слышно посапывает в подушку. Будить, чтобы спрашивать разрешения, было неудобно: да и разве та сама не говорила, что в городе и окрестностях безопасно? Я только до холма, успокаивающе сказала она себе; раз - и сразу обратно...
  Песок тихо шуршал под ногами. Полуосознанно Рин выбрала самый кружный путь "до холма" - по тихому ночному берегу, не теряя из виду крайних лачуг. Море с шелестом накатывало ей под ноги, мягко поглаживая ботинки на толстой подошве. Из-за холма выплывал силуэт силт-страйдера - многометровая блоха на шести длинных, глубоко уходящих в воду ногах. На вершине холма, в маленькой беседке, виднелась фигура погонщика: он чутко дремал, иногда просыпаясь и бросая короткий взгляд окрест.
  "Иногда они ждут и по несколько дней, - говорила Индрель. - У нас тихое место, путешественников почти не бывает, нам просто нечего им предложить... Но уйти пустым от площадки - такого не позволит себе ни один погонщик. Обычай...
  - А если будет всего один пассажир?
  - С одним - можно... Плата за доставку даже одного человека до Балморы - вполне достаточна, чтобы прокормить силт-страйдера и его погонщика в течение рейса от Хуул до Хла Оуд. Хотя силт-страйдеры обычно кормятся сами, в дороге - они любят крабов да еще морские водоросли, которых так много у нас на Горьком Берегу..."
  Они говорили с эльфой долго - главным образом о том, как обустроиться здесь девушке без документов. Документов нужно было много: удостоверение личности, разрешение на проживание от властей, статусные грамоты (без последних человека, конечно, не убивали и не волокли в тюрьму, но человек без статуса жил хуже червяка)... Подорожная, если ты приезжий и не имеешь бумаг от местных властей...
  Сошлись на том, что Рин будет приехавшей к тетушке Индрель племянницей из сиятельного стольного града Вивека - это объяснит и ее дивный наряд, и незнание обычаев, и даже грамотность (Индрель была очень удивлена таким умением у юной девушки). Причем, по иронии судьбы, это было почти правдой: если рассудить, что "Вивек" суть анаграмма "Киева"... Подорожная была порешена украденной или просто потерянной где-то на пути из Пелагиада в Сейда Нин; такое случается, когда путешествуешь пешком и заходишь в сомнительные трактиры. Рин околотками попыталась выведать, есть ли в этом мире телефон или иные мгновенные средства связи - и очень обрадовалась, узнав, что таковые отсутствуют. Новости по Империи ходили медленно, с путешественниками. Проверить ее легенду получалось почти невозможно: отчеты Стражи попадут в Вивек не раньше, чем через пару месяцев, с очередной ротацией архивов Имперской Канцелярии. И столько же времени будет идти обратный ответ - если кто-то вдруг решит проверить, существует ли вообще в природе некая Рин Ратрион. Курьер может обернуться за несколько дней, но с чего бы Страже проявлять такой интерес к никому не известной бродяжке?..
  Завтра с утра ей нужно будет зайти в Канцелярию и поговорить с советником Эргаллой. Документов Индрель будет достаточно, чтобы ей выправили все бумаги, пусть временные и с почти нулевым статусом - ей много и не требовалось. А если хлопоты по восстановлению "утерянных" девушка возьмет на себя, советник будет даже признателен...

  Побережье вывело ее к маяку. Вблизи башня как-то потеряла свой лоск и превратилась просто в сложенную из неотесанных каменюк, осевшую и покосившуюся, заросшую голубоватым мхом хибару. Фундаментом маяку служила целая гора каменных глыб, самая маленькая из которых... девушка выбрала валун поменьше, глубоко вросший в землю, встала рядом и попыталась дотянуться до его макушки. Не хватило где-то полуметра...
  Подобраться ко входу в маяк сквозь эти завалы было решительно невозможно, тем более что сама дверь располагалась на высоте человеческого роста. Поэтому к ней вели хрупкие деревянные мостки - прогнившие, скрипящие и шатающиеся под ногами, и даже не обремененные перилами. Ей вдруг очень захотелось выбраться на самый верх маяка; она всегда любила высоту, только много ли с нее толку в каменных мегаполисах? Куда ни залезь - лишь стены да неоновые огни... Отбросив сомнения, Рин подошла к мощной, сработанной из могучих брусьев двери и постучала.
  Смотритель не спал, и даже не торчал на верхней площадке, как то обычно принято в книжках - за долгие годы маяк наверняка успел надоесть ему до чертиков. Девушка услыхала быстрые шаги и лязганье засова, дверь со скрипом отошла:
  - Добро пожаловать... чужестранка. Проходите, прошу вас - я буду рада помочь...
AlexHog
=====

2.

  В белом шестиэтажном здании ИВЦ было прохладно и сухо, сильно воняло больницей. В животе образовался неприятный холодок, как в очереди за уколами. Сэм передернул плечами, зашептал про себя, стараясь не двигать губами: "Ксото... Аль... Вьянна... Ксото... Аль... Вьянна... Ксото... Аль..." Синие, как пламя газовой горелки, рубленые силуэты рун вспыхивали перед мысленным взором. Глупо ждать ощутимого эффекта, когда за спиной - неполный второй курс и всего месяц практических занятий, - но все же, почувствовав себя в привычной атмосфере урока, он успокоился.
  И потом, разве его таблица не была признана одной из самых сильных? Преподша даже таскала ее куда-то на изучение, а потом несколько уроков бросала на него долгие задумчивые взгляды, - думая, что он не видит. С ее-то стажем пора бы знать, что если кому-то подсказываешь, часть сознания держит учителя неотрывно...
  Они поднялись на четвертый этаж и оказались в огромном светлом зале - наверняка четвертый был объединен с пятым, и трехметровые окна, уходяшие под потолок, создавали впечатление чего-то небывалого, нереального... По всему залу плотными рядами, как в залах ожидания аэропорта, стояли аккуратные беленькие кресла - из тех, что называют "полукомфортными". Все были забиты и окружены толпой - здесь был не только их курс, но и народ с еще, по крайней мере, двух универов.
  Им замахали с крайнего, у самой стены, ряда, где толпа была гуще всего.
  - Салют, смертнички, - поприветствовал их староста группы, Гриша Серостин. - Точно идете?
  Юджин молча постучал пальцем по лбу. Гриша не обиделся:
  - Орднунг ист орднунг, - снял с пояса беленький же телефон и буркнул:
  - Самарин Даниил, Козак Евгений - да.
  Телефончик весело пликнул в ответ.
  Юджин внимательно оглядывал зал. Метров пятьдесят в длину, белый от пола и до потолка - только стены выкрашены бледно-голубым в рост человека, - сплошной ряд дверей по периметру, над каждой - номер и маленькое световое табло, и еще одно, большое - на противоположной от входа стене. Он вгляделся - нет, фамилии на табло были сплошь незнакомые, чужой курс... Громко, перекрывая ровный гул зала, разнеслось:
  - Войнович, Лобова, Таницкая - кабина тридцать четыре.
  На большом табло загорелась новая строчка, тут же с коротким зуммером вспыхнуло табло одной из дверей. Три девчонки на другом конце зала засуетились, поправляя волосы, одна даже полезла за косметичкой - но тут же были буквально вытолканы подругами в заветную дверь.
  Вздрогнувший от рева громкоговорителя Сэм с завистью покосился на Юджина: этот ни от чего не завибрирует, им на форсблэйде нервы ампутируют первым делом...
  Они уселись в кругу остальных - на пол, по-турецки, водрузив сумку на колени. Как ни странно, с сумками были почти все: большинство также пришли с пивом, отчего предэкзаменационный мандраж как-то вдруг сменился обычным общаговским весельем. Кое-кто жевал, щедро делясь затейливой домашней снедью - порой в СШИИНТ брали на обучение и без отрыва от семьи, - кто-то корпел над учебниками и конспектами, пытаясь уместить в голове всё, что не уложилось за несколько прошедших лет... Человек пятнадцать активно резались в швейцарские шахматы на выбывание - грохот переключаемых ежесекундно часов и гам участников смогли бы заглушить и рев взлетающего истребителя. Когда-то Сэм тоже увлекался "швейцаркой", но минут через пятнадцать игры у него начинала резко болеть голова - давление подскакивало до критических высот, да еше, как позже выяснилось, начисто отказывали психоспособности. А рунникой он не пожертвовал бы ни за что на свете...


  - Козак, Самарин - кабина одиннадцать!
  Подхватив опустевшие баулы (последнюю банку пива им разрешили выжрать почти три часа назад - пришлось ускориться), ребята прошли в белую дверь, за которой обнаружился белый кабинет с двумя врачами в белых халатах.
  - Раздевайтесь, - сухо велели им. Кратко осмотрев на предмет различных травм, которые могли появиться за последние сутки, и вколов отрезвитель, выдали обоим по карточке с инструкцией и две минуты на ознакомление.
  - Зачем раздеваться догола, если "чтец" лепится только на башку? - хмуро спросил Юджин.
  - Погружение длится несколько часов, иногда - дней, - сухо разъяснил врач. - Физиологические процессы замедляются и поддерживаются искусственно, но полностью не блокируются. Ясно?
  - А если бы я шел в паре с девушкой? - влез Сэм.
  - И чего ты там не видел? - хмыкнул второй. Первый столь же сухо разъяснил:
  - Разделись бы через ширму и прошли в контурную по одному. Еще вопросы?
  - Еще - будут там, - пообещал Юджин. Получив в ответ повелительный кивок на вторую дверь, они бросили баулы у стенки ("Инструкцию с собой", - напомнил врач) и прошли в другой зал, никак не меньше предыдущего. Даже, наверно, больше: вместо кресел здесь стояли трехметровые металлические саркофаги с прозрачными крышками, большинство из которых были уже заняты. Сверяясь с номером на инструкции, ребята нашли свои "лежбища" и загрузились внутрь...

  Глухой шлем охватил голову Юджина, отсекая все звуки внешнего мира. Осталось только гудение машины и таблица на внутреннем экранчике шлема. "Чтец" брал нервные импульсы напрямую; когда он включится полностью, Юджин не сможет даже почесаться - сигналы мозжечка будут перехватываться на полдороге, не доходя до мышц. Точно так же в мозг будет передаваться входящая информация.
  Симбиоз человека и машины. Самый полный, какой только может быть...
  Юджин прогнал шесть проверочных тестов, сбоев не было. Взаимопонимание налажено, подключение стабильное, без ошибок. Можно начинать.
  Повинуясь его мысли, тесты и сам экранчик исчезли, всё утонуло во тьме. И в ней, почти как в обычной виртуалке, стал медленно разворачиваться демо-ролик.
  Почти. Только сейчас - всё по-настоящему. Всё реально...
  Мир погас.
AlexHog
Ну и последний "архивнаый" кусок smile.gif

=====

1.

  Ее звали Тавер Ведрано; такая же пожилая эльфа, как и Индрель, только быт еще скромней. Грубо сбитый деревянный стол, несколько тюфяков и подушек из уже знакомой Рин дерюжки, пара масляных ламп, свечи да дюжина книжек, аккуратно укутанных в прозрачный материал, вроде полиэтилена - вот и всё убранство полутемной комнатки-прихожей. Несколько "ковров" из той же дерюжки, развешенных по стенам и прикрывающих оконные проемы, роскошью никак не казались. Скорее наоборот. Девушке вдруг стало нестерпимо стыдно за свой "фирменный" прикид и мелкие фенечки - часы, пейджер, мобильник и кучу бижутерии, без которой она раньше просто не мыслила жизни... А еще - страшно: она вдруг осознала, что если для нищих жителей деревни опасности быть ограбленными просто нет, то ее, пожалуй, могут прирезать даже сами стражники. Вряд ли они в этом сильно отличаются от знакомых ей ментов; чем проще и ближе к природе жизнь, тем спокойней нравы и добрее люди - но всему есть предел... 
  Тавер была рада поговорить, видимо, и ей наскучила серая, как бесконечный дождливый вечер, ночная жизнь. У нее не оказалось той неприязни данмеров к чужакам, о которой особенно предупреждала Индрель - и которой не было у самой Индрель. Кроме того, девушка буквально очаровала эльфу тем, что была грамотной и любила читать; здесь, в провинции, это почти не нужно, да и сами книги обходятся недешево, объяснила Тавер, осторожно извлекая из упаковки богато украшенный фолиант. На обложке золотом ("По-русски!" - обрадовалась Рин) было вытиснено: "Приданое Призрака". Эльфа усадила девушку на тюфяк рядом с собой, подвинула лампу поближе и раскрыла книгу: Рин, не удержавшись, погладила страницу мизинцем, заработав очень сердитый и довольный сразу взгляд хозяйки.
  Книга была... удивительной. Девушка просто не смогла бы точней описать охвативших ее чувств. Она была сделана с любовью: к самой книге, к искусству книгоделия, к любому, кто когда-либо возьмет ее в руки... Оформление, шрифт - почти печатные буквы, но притом очевидно, что переписывали вручную, - переплет, бумага, запах - запах старинных университетов и библиотек, запах Знания... Современные мелованные книги настолько же уступали ей, насколько им самим уступают "книжки в дорогу" из туалетной бумаги в мягких обложках. Слова "произведение искусства" просто не клеились к ней, тускнея и теряя всякий смысл...
  Тавер читала медленно, Рин успевала прочитать разворот по нескольку раз, прежде чем эльфа перевернет страницу. Но и сама история не могла отвлечь ее от любования книгой; лишь смутно, краем сознания она поняла, что речь шла о какой-то знаменитой воровке и ее замужестве с тем, кто когда-то был ее тюремщиком. Любовь зла... к тому же он попросту отказался ее кормить, пока она не выйдет за него замуж ("выйдет замуж", ха! Пуритане...)
  Рассказ был коротким, в несколько страниц; дочитав, Тавер бережно уложила книгу обратно в пакет и убрала к остальным.
  - Она была лучшей воровкой всех времен, - мечтательно сказала эльфа, - у нее был Стиль... немногие нынче знают, что это такое. А эта книга стоит больше, чем весь маяк... и полдеревни впридачу.
  - И вы показываете ее первому встречному... - задумчиво отозвалась Рин. - А если у меня тоже нет стиля, зато наглости в избытке?
  - Стража о ней тоже знает, - эльфа не удивилась и не возмутилась. - Чужих в Сейда-Нин почти не бывает; парочка в год, и то, если нам повезет... а им - нет. Гости ко мне заходят и того реже.
  Она вздохнула.
  - Не скрою, я была бы рада, сумей заинтересовать юную душу этим ремеслом... древним и почетным, как бы ни испортили его нынешние... мастеровые, - ее лицо скривилось. - Но у нас в деревне абсолютно нечего красть, девочка. Даже контрабандисты Аддамасартуса - жалки и ничтожны, Стража давно бы вычистила это гнездо, не будь у нее уходящих аж в Киродиил планов... Отправляйся в Балмору, найди трактир "Южная стена"... если тебя заинтересовало мое предложение, ты сумеешь найти того, кто тебе поможет.
  Рин медленно кивнула. Не то чтоб ее прельщало банальное воровство, но прямо отказывать Тавер было неудобно; тем более она сама начала этот разговор... Хотя нет, всё проще: она просто не могла принять эту идею всерьез - глупо мечтать о тайных делах там, где не разбираешься в очевидном.

  Они говорили еще долго: об Империи и ее столице, Киродииле - Тавер много лет жила там и переехала сюда, лишь когда ее продал Страже ее же подельник. Гильдия отказалась вмешиваться, презрев законы чести воров, и эльфе пришлось бежать на задворки Империи... это устроило и Стражу, и Гильдию, но показываться в крупных городах вроде Балморы Тавер больше не могла.
  О Вварденфелле - тех, кого можно здесь встретить, и того, с чем можно столкнуться. Эльфа дважды грабила древние даэдрические святилища, рассказ о них и о черных даэдра затянулся почти до утра. Она не пыталась как-то предостеречь девушку или запретить ей искать руины - но ужас, который Рин увидела в ее глазах, убедил девушку лучше слов.
  О Гильдиях - этих предках-карикатурах мегакорпораций, тянущих свои руки через весь мир, для которых слова "кодекс" и "честь" еще не утратили первоначального значения. Об основателях, магистрах и героях Гильдий, которых знала Тавер - Рин смутно чувствовала, что если и сможет запомнить все эти имена, то сообразить, кто из них кто - уже вряд ли...
  Девушка не помнила, как они прощались и как, полусонная, она добиралась к хижине Индрель. Даже рассвет и свежий утренний ветерок не смогли прогнать навалившуюся сонливость. Последнее, что помнила Рин - суховатое "Альмсиви" эльфы, уже в такую рань бывшей на ногах и, без сомнений, перепугавшейся отсутствию "племянницы", - и ее собственная попытка изобразить виноватый взгляд перед тем, как рухнуть на топчан и отрубиться.


  Проснулась она только к вечеру, зверски голодная. И... с немалым смущением призналась себе, что ей надо срочно поговорить с Индрель. К счастью, та поняла ее затруднения мгновенно и проводила в местный аналог "ванной комнаты" - располагавшийся прямо в доме, за незаметной дерюжкой. Девушка отметила, что если местные удобства в чем-то и уступают ватерклозету, то привычному деревенскому "скворечнику" дадут сто очков вперед. Это действительно были _удобства_...
   За завтраком, ставшим ужином, она взахлеб пересказывала Индрель, что узнала вчера. Старая эльфа слушала, изредка дополняя или поправляя. Когда Рин выдохлась, эльфа задумиво сказала:
  - Воровка... я не знала. Девочка, хочешь небольшой совет? Надеюсь, ты не обидишься на старую данмер...
  - Да, конечно. - Девушка слегка смутилась.
  - Никогда не говори с другими о чужих тайнах. Это называется "сплетни", и доброго мастера сплетен уважают... но не любят. Однажды ты можешь попасть в неприятную ситуацию.
  - Х-х-хорошо, - Рин почувствовала, как ее уши запылали. И не только уши: жарко было и лицу, и шее, и даже затылку под пышной рыжей гривой... - Я... я поняла. Спасибо. Извините.
  - Не за что,- спокойно отозвалась эльфа. И добавила неожиданное:
  - Дело житейское...
  Выскребав миску с похлебкой до дна, Рин вдруг вспомнила, что должна была зайти в Канцелярию. Пришлось краснеть снова: оказалось, Индрель успела сходить и за бумагами, и в трактир Аррила, разорившись там на комплект одежды и даже "путеводитель по Вварденфеллу". Зная, сколько здесь стоят книги, и особенно - в какие траты это обошлось старой эльфе, онемевшая Рин приняла подарки и без писков переоделась в такую рвань, для которой раньше не сочла бы достойной ни одну помойку.
Упрощенная версия форума. Для перехода в полную нажмите на эту ссылку.
Invision Power Board © 2001-2021 Invision Power Services, Inc.