Поиск - Участники - Календарь
Перейти к полной версии: Дух Нирна, плана смертных
ElderScrolls.Net Conference > Городской квартал > Академия Искусств
М'Айк-Лжец
Привет, жители Империи!  smile.gif
Вот написал книженцию - специально для лютых фанатов ТЕС)

Небольшая аннотация:
Главного героя, у которого весьма большие проблемы с головой, в компании с одним подозрительным типом везут на спец-тюремном корабле к острову Вварденфелл. Однако в процессе перевозки возникают непредвиденные обстоятельства: оказывается, герой не намерен мириться со своим положением в роли заключённого и переходит к решительным действиям! Вот тут-то и начинаются его невероятные и удивительные приключения на этом острове. Которые, впрочем, только добавляют головной боли таинственному преследователю, идущему за ним по пятам, выполняя приказ, от которого нельзя отказаться.

Буду выкладывать здесь отрывками по несколько глав)

Читаем, оставляем комменты  wink.gif

М'Айк-Лжец
ТОМ 1

Глава I: Приплыли!

Шторм вновь и вновь бросал по волнам имперское тюремное судёнышко. Казалось, оно вот-вот перевернётся, но нет – конструкция корабля была спроектирована ведущими имперскими кораблестроителями, и он выравнивался всякий раз после сильного наклона. Что всё же не прибавляло команде спокойствия. Да, буря изрядно пощекотала нервы трём тюремщикам и одному заключённому, второй же (а их было двое), о котором и пойдёт сие повествование, преспокойно спал на полу, накрытый старыми тряпками.
Постепенно шторм утихал. Близился рассвет, а корабль в свою очередь приближался к берегам Вварденфелла. Данмер-заключённый сидел на лежанке и с нетерпением ждал прибытия на остров.  Буря больше не грозила судну потоплением, и данмер слышал весёлые ободревшие голоса перевозчиков.
Вдруг он услышал странные нечленораздельные мычащие звуки, доносящиеся из-за угла, где лежал второй заключённый, надо заметить, тоже данмер. Джиуб (так звали нашего бодрствующего заключённого) поспешил проверить, что это за звуки. Его догадки вскоре подтвердились: звуки издавал его не весть почему дрожащий собрат по несчастью. Джиуб принялся его тормошить.
– Эй, Проснись! Почему ты дрожишь? Ты в порядке?.. Проснись!
Уже через мгновение это действо принесло ожидаемый эффект: наш растревоженный заключённый пробудился, и пред его взором предстал лик тёмного эльфа с огромным шрамом через всё лицо. Джиуб хотел что-то сказать, но не тут-то было: наш герой мигом поднялся и в ужасе рванул с места, сам не зная куда. Но тот удержал его. Данмер, ещё не пришедший в себя от долгой отключки и не восстановивший свою координацию, не удержался на ногах и вновь брыкнулся на тряпки, на которых он лежал несколькими секундами ранее.
– Стой, куда ты? Ну ты и соня… Как тебя зовут?
Но наш герой не спешил отвечать на вопросы любопытного данмера. Он оглядывался по сторонам и силился найти ответы на вопросы, которые в конечном счёте сводились к одному, а именно: «Какого даэдрота??»
– Где мы? Как я сюда попал? – спросил герой, хотя на первый его вопрос он уже знал ответ – он чувствовал качку и слышал шум моря.
– Мы находимся на тюремном корабле, – пояснил Джиуб. – Ты очень крепко спал… Тебя даже вчерашний шторм не разбудил! Я Джиуб. А ты кто?
Услышав слово «на тюремном» и сопоставив эту подробность со своим расположением внутри судна, наш герой разумно рассудил, в какой он беде, и уже было хотел обрушить град новых вопросов на своего спутника, но последний джиубов вопрос заставил его, округлив глаза, в недоумении рыться в своей памяти в поисках ответа! Ответа на этот самый каверзный вопрос, ответа, которого он не мог найти!
– К-кто… я?.. – прохрипел герой, устремив свой взор на Джиуба, словно ожидая, что он  просветит его на этот счёт.

– Да, Амшегар… хорошенько же тебя стукнуло! – сказал Джиуб уставившемуся на него заключённому. – Если не помнишь своё имя, возьми себе это. На древнем языке оно означает «Безымянный». Должен сказать, тебя погрузили на корабль уже в таком… эээ… пассивном состоянии, а я уже был там. Так что, больше ничего о тебе я рассказать не могу.
– Амшегар… Ладно, пока что буду называть себя так. Тюремный корабль, говоришь? А мы, значит, заключённые. Куда мы направляемся? Почему я здесь?
Вопросов у обрётшего имя данмера по-прежнему было выше крыши – оно и понятно: Амшегар помнил себя лишь с того момента, как проснулся здесь, на корабле, проснулся и увидел Джиуба. Он силился вспомнить ещё какие-либо подробности своего прошлого, но не мог ничего вычленить из своей памяти. Что самое интересное, голова его совсем не болела, и энергии было много. И, как ему показалось, он уже знал, какое найдёт ей применение: ему совсем не нравилась перспектива сидеть здесь в неведении и ждать просветления свыше.
– Я же говорю: не знаю, – ответил Джиуб. – Я понятия не имею, за что тебя упекли в тюрьму, но я знаю (тут Джиуб улыбнулся), знаю, что долго мы здесь не задержимся. Мы скоро приплывём на Вварденфелл!
– И что? – Амшегар вновь напряг свой мозг, но теперь уже на предмет географических знаний. – Мы в Морроувинде, да?
– Именно. Похоже, не всё так и плохо с твоей памятью, – улыбнулся Джиуб. – Думаю, скоро она к тебе вернётся.
– Так, где охрана? Ммм… Надо бежать отсюда… – немного подумав, сказал Амшегар.
– Нет, зачем? – не понял Джиуб. – Мы скоро прибудем на остров, и нас освободят!
Последовал вопросительный взгляд Амшегара.
– Нас выпустят, это точно!
– Да ты, я смотрю, оптимист! – усмехнулся данмер. – Тюремщики тебе сами в этом признались?
– Нет.
– Тогда какого скампа ты так уверен? Если бы нас хотели «выпустить», то никто бы нас сюда и не «впускал»!
Послышался шум приближающихся шагов.
– Тихо, стражник идёт! – прошептал Джиуб.
– Так, – шёпотом сказал Амшегар, – скажи ему, что я ещё не проснулся! У меня есть план! – он быстро лёг на своё место и накрыл себя тряпьём.
– Но… ладно, – шёпотом нехотя сказал Джиуб.
Через несколько секунд на нижнюю палубу спустился один из тюремщиков, имперец.
– Ну что тут у нас? Не проснулся ещё? – спросил он.
– Нет, – покачал головой заключённый.
– Ну так буди его! Мы почти приплыли! Не тащить же его в канцелярию в таком виде!
– Ладно, босс.
Стражник ушёл наверх.
– Эй, вставай! Он ушёл, – Джиуб пнул Амшегара по ноге.
Заключённый поднялся и стал осматривать помещение и обшаривать бочки на предмет чего-либо крепкого и тяжёлого. Ничего подобного он не нашёл.
– Эй! Что ты задумал? – спросил Джиуб.
– Я хочу выбраться отсюда, прежде чем нас привезут на остров! Помоги мне. Найди что-нибудь, что может служить оружием!
– Но нам нечего бояться. Мы не в кандалах, опасности быть не должно…
– Сколько человек нас охраняют? – быстро спросил Амшегар, как будто не услышав аргументов Джиуба.
– Да всего трое: имперец, имперка, и редгард…. Но на вид он крепкий парень, не думаю, что у тебя выйдет его поколотить.
– Ага! Бутылка! Это подойдёт! – Амшегар уже вовсю разгуливал по нижней палубе корабля, но делал это довольно тихо.
– Не нравится мне твой настрой! Почему ты так воинственен? Почему хочешь побить простых перевозчиков?
– По правде говоря, мне достаточно уже одного того, что меня держат здесь против моей воли. Тот, кто меня сюда засадил, однозначно не друг мне, и ничего хорошего я от этих людей ждать не могу. Даже если это просто исполнители, они выполняют приказы того, кто явно не хотел видеть меня на свободе. И потом, они сказали тебе, зачем мы плывём на Вварденфелл?
– Нет.
– Они вооружены? – продолжал расспрос герой.
– Конечно, это же охрана. У них короткие мечи.
– Вот! О чём я и говорю! Цель поездки держат в тайне, ходят тут, охраняют… не дело! Так что, бери бутылку, Джиуб! – Амшегар нашёл вторую и протянул её своему спутнику. – Бери и готовься. Мы вместе отсюда сбежим!
– Ты параноик, Амшегар! – Усмехнулся Джиуб.
– Ха! Возможно, я и не был бы параноиком, если бы я не был Амшегаром! Не боись, нас выпустят, это точно! Или мы выпустим себя сами!

Амшегар стоял за деревянной перегородкой, стоял наготове, с бутылкой в руках.
– Слушай, я не собираюсь никого убивать! – сказал Джиуб, ставя бутылку на пол. – Мне не нравится эта затея, так что, если хочешь быть зарезанным, не втягивай меня в свою авантюру!
– Думаю, никого убивать и не придётся, ладно, тогда просто не выдавай меня.
Спустя минуту вновь послышались шаги. Стражник вновь шёл посмотреть, что тут и как.
– Ну что там, заключённый? Всё, путешествие окончено, поднимай его, мы почти приплыли в Сейда Нин.
– Эээ… да… сейчас… но… я не могу… он слишком тяжёлый, помогите мне! – Джиуб не придумал ничего лучшего, кроме того, что он сейчас сказал, но на его удивление стражник поверил и пошёл к нему, ругаясь и явно не радуясь перспективе тащить тёмного эльфа до Канцелярии.
Но не увидев «спящего» на месте, имперец был очень удивлён.
– А где... – только и успел он вымолвить он, как об его имперский череп сокрушилась добротная стеклянная бутылка из-под имперского же вина. Стражник хотел было что-то ещё сказать, но в его глазах всё помутилось, и он осел на пол в отключке.
– Молодцом! – возрадовался Амшегар. – Хотя не такой я и тяжёлый.
Джиуб совершенно не хотел сопротивляться перевозке, зная, что там, в Сейда Нин, его не ждёт ничего плохого, но теперь в нём появилась доля сомнения. Вне сомнений же было одно: его план стремглав летел прямиком к скампам! Хотя, новые обстоятельства открывали интереснейшие перспективы: с одной стороны, можно было помочь Амшегару сбежать – это сильно облегчит его задачу; и с другой – стражники могут просто сами убить беглеца. Но нет, первый вариант был слишком рискован. Его положение в роли заключённого не добавляло никакого благоприятного расположения к стражам, и поэтому он решил придерживаться роли стороннего наблюдателя, далее не вмешиваясь в процесс.
– Да… Тебя не зря упекли за решётку! – молвил Джиуб.
– Уверен, ты тоже не святой Велот, – улыбнулся наш герой.
– Маркус, что там случилось? – стражница услышала звуки бьющегося стекла и поспешила вниз, проверить, всё ли в порядке. – Маркус!
Но Маркус молчал.
– Быстрее, помогай! Тащим его сюда, – скомандовал Амшегар, предварительно изъяв короткий меч имперца.
Заключённые оттащили Маркуса туда, где раньше лежал Амшегар, они хотели спрятать его получше, но тут появилась стражница с обнажённым клинком, и пленникам пришлось затихнуть. Она медленно приближалась. Амшегар осторожно снял со стены одну из плетённых корзин, рассчитывая использовать её в предстоящей схватке, но вдруг рука Маркуса соскользнула и упала на пол, открыв себя для взора имперки.
– Даэдрот подери! – Амшегар, с мечом в правой руке, с корзиной в левой, стремительно выбежал навстречу своей судьбе…
…Но его там ждала лишь стражница, готовая без лишних слов пронзить буйного пленника! Однако пронзить ей удалось лишь корзину, которую Амшегар благополучно подставил под удар, а потом также благополучно быстрым движением руки нацепил ей на голову. Стражница «ничуть» не потеряла самообладания и принялась размахивать своим мечом из стороны в сторону, оря и надеясь поразить любого самонадеянного заключённого вроде Амшегара… Только после шести взмахов ей пришло в голову снять корзину второй рукой, и её взору предстал Джиуб, всё же не решившийся бежать вслед за Амшегаром, разумно рассудив, что лучше доплыть до Сейда Нин живым, а не мёртвым. При этом он только пожал плечами и сделал такой вид, будто он вообще не при делах.
А Амшегар тем временем со всех ног нёсся на выход. На столиках валялись тарелки, недоеденная еда, пустые бутылки… Одну такую Амшегар прихватил – лучше по оружию в каждой руке, чем одно на две – решил он.
Данмер быстро открыл люк и выбрался на свежий воздух – было раннее утро; берег был уже близко и в тумане виднелся Сейда Нин. Но гораздо ближе чем Сейда Нин к Амшегару находился стражник-редгард, последнее препятствие перед нашим героем на пути к Свободе.
И это препятствие не могло разрушить его планы.
– Хе! – редгард, стоявший на другом конце корабля, ничуть не испугался, увидев в руках беглеца короткий меч и бутылку, напротив, его позабавило вооружение отчаянного заключённого. В его задачи входила лишь перевозка «пассажиров», на случай же непредвиденных ситуаций у него были конкретные инструкции. Он достал из-за спины заряженный арбалет.
Ему понадобилась лишь секунда, чтобы прицелиться и выстрелить, что он и сделал. Возможно, если б он целился дольше, отскочивший в сторону Амшегар не увернулся бы от арбалетного болта, летящего в его сторону. Но он увернулся… увернулся и ринулся к стражу. Тот начал было перезаряжать арбалет, но данмер был шустрее – в мгновение ока он достиг стражника и рубанул мечом по его оружию, так что, когда страж нажал на спусковой крючок, болт устремился не в заключённого, а прямо ему под ноги, в палубу корабля. Второй удар не заставил себя долго ждать – через секунду на имперском тюремном судне не стало ещё одной бутылки, а страж-редгард без сознания повис через борт с окровавленной лысой головой.
Но никто не хотел так просто отдавать Амшегару Свободу – из открытого люка показалась голова имперки. Беглец твёрдо был намерен отправить в объятия сна и её, но как же ему быть без своего любимого оружия? Стражница почти наполовину выбралась из люка, но Амшегар уже был рядом. Последовала пара ударов клинков друг об друга, и наш заключённый чуть не был пронзён её мечом насквозь! Амшегар понял, что он далеко не такой искусный фехтовальщик, как хотелось бы, поэтому ему вновь пришлось применить подручные средства – он отскочил вбок и со всей силы пнул ногой полуоткрытый люк, который с треском заехал несостоявшейся стражнице по голове. Пара искр мелькнула в её глазах, и она кубарем скатилась вниз, пересчитав рёбрами все ступеньки: один, два, три, четыре… пять, шесть… и… семь.
Теперь довольный собою беглец огляделся ещё раз. Ему очень повезло, что на палубе в этот момент никого более не было. Нужно было срочно что-то делать, пока никто не вышел из каюты. Корабль подходил в порт Сейда Нин, и данмер не горел желанием туда попасть. Но недалеко от деревни был ещё островок, точнее, много островков. Амшегар выбрал ближайший. Внизу послышались ругательства и проклятия, отчётливо раздался голос Маркуса, который стал первой жертвой Амшегара на пути к освобождению. Не медля более, наш герой выпрыгнул за борт. Прохладная вода добавила ему бодрости, и он поплыл к этому островку.
Плавал Амшегар медленно. Однако скорость его поприбавилась, когда его нога почувствовала на себе чьи-то зубы. Справившись с тремя людьми, наш герой теперь мог запросто пасть от пары рыбёшек, но не простых рыбёшек… рыбёшек-убийц! Данмер пытался поразить рыб мечом, но безуспешно – слишком юркие они были. Последовал ещё укус, на этот раз прямо за кисть, державшую меч. От боли Амшегар выронил имперский клинок, который быстро канул на дно моря, и в ярости схватил другой рукой ненавистную рыбу, которая к его великому удивлению заискрилась красными и оранжевыми искрами и вспыхнула, но тут же потухла… мёртвая. До Амшегара дошло, что он рефлекторно сотворил слабое огненное заклинание, которое и убило рыбу. Ещё один укус за ногу заставил новоиспечённого мага переключить своё внимание на новую цель. С трудом он её изловил следующую рыбу и сжал. Заклинание удалось и на этот раз. На пути к островку Амшегар встретил ещё три рыбы-убийцы, которые закусали его чуть ли не до полусмерти. Но он всё же, изнемогая от усталости, добрался до земли. Кое-как залез на большие камни, перелез через них на другую сторону острова и таким образом полностью скрылся от потенциальных преследователей с корабля.
А потом он просто вырубился.

Так начались невероятные приключения нашего героя в Морроувинде, которому было суждено сыграть огромную роль в судьбе этой страны!


Глава II: Первое знакомство

Когда наш герой пробудился, был уже вечер. Его взору предстал закат неописуемой красоты.
Так… что мы имеем? – Амшегар размышлял о своём теперешнем положении. – Старые штаны, драная рубашка, тапки… всё мокрое. Даэдрот! Так… внезапно открывшиеся способности к магии. А ну-ка… – герой решил проверить, так же он искусен в школе Восстановления, как и в школе Разрушений. Он пытался сотворить хоть какое-нибудь мало-мальски исцеляющее заклинание, но бес толку – с его рук срывались лишь жалкие искорки голубого цвета, которые тут же исчезали. На этом чудеса магии закончились. Никакого оздоровительного эффекта не последовало, зато данмер гораздо отчётливее почувствовал свою иссякающую магию… и голод.
Вновь и вновь Амшегар пытался вычленить из своей памяти хоть какую-то информацию о своём прошлом, но безуспешно. Хотя никакой грусти по этому поводу наш герой не испытал, напротив, что-то было в этом таинственное и мистическое, чудесное и влекущее… И потом, он по-настоящему радовался своему «героическому» освобождению из тюрьмы на корабле, тому как он ловко разделался с охраной, тому что его теперь ждёт эта таинственная, полная опасностей,  неизведанных руин и пещер страна. Морроувинд.
Насколько я помню, а помню я не очень много, – думал Амшегар. – Я здесь никогда раньше не бывал. Атмосфера тут приятная. Возможно, я задержусь здесь некоторое время, после того как узнаю, зачем меня сюда привезли… Но это позже. Сначала надо добраться до города. Как там говорил стражник? Сейда Нин. Надо туда заглянуть. И найти таверну.
Смеркалось.
Амшегар опять забрался на камень и посмотрел в сторону деревни. Никаких кораблей. Неужели уже уплыли? И меня искать не стали... Ну вот и отличненько! – улыбнулся герой. Интересно, как там Джиуб?
Данмер спрыгнул с камня и увидел невдалеке от себя здоровенного грязевого краба (Морроувиндские грязекрабы отличались от своих сородичей из других провинций своими большими размерами и огромными клешнями). Точнее, они увидели друг друга. Краб, по-видимому, решил, что Амшегар – его обед. Что самое удивительное, так это то, что данмер тоже увидел обед в этом обитателе островка. И оба они ошибались. Краб двигался медленно, и Амшегар сначала хотел запустить в него огненным шаром, но у него ничего не получилось: поток огненной энергии едва пролетал полметра от его вытянутой руки, а затем испарялся. Пришлось жарить животное вблизи. Пнув напоследок горелого краба ногой, наш герой предпочёл остаться голодным поглощению наполовину сырого, наполовину обугленного мяса.
Ощущая в себе острый дефицит магических сил, данмер предпочёл не затевать сражений с другими крабами, которых он встретил на острове. Внимательно исследовав этот клочок земли со всех сторон, герой обнаружил останки небольшого судёнышка, потерпевшего крушение бог знает как давно.
Если я окажусь в Сейда Нин в таком виде, меня наверняка примут за того сбежавшего заключённого, – размышлял Амшегар. – Скорей всего, перевозчики поведали страже о своём бесславном провале задания. А если бы я мог по пути в Сейда Нин раздобыть хоть какие-то вещи, а потом продать, получить стартовый капитал… Но вообще никаких притязаний ко мне и не должно быть! Надо только не с моря приплывать, а прийти по дороге, как простой путешественник. Ладно, посмотрим что тут.
И он поплыл исследовать затонувшее судно. Внутри ещё оставалось незатопленное место, где можно было набрать воздуха в лёгкие. Также ему встретились две мелкие рыбы-убийцы, которые повторили горелую судьбу своих предшественниц. Было тут и сдесяток ящиков – как раз то, что и нужно было Амшегару. В большинстве своём ящики были либо пусты, либо со сгнившими продуктами, но в двух наш герой нашёл мешки с неизвестно чем, которые и забрал с собой. Нашёл Амшегар и скелет утонувшего моряка, радом с ним валялся какой-то ключ и флакон с зельем. Это тоже он прихватил с собой, разумеется. Больше ничего полезного внутри судна не обнаружилось.
Выбравшись на берег, данмер принялся разбирать барахло, обнаруженное им. Этикетка на зелье гласила: «водное дыхание».
– Это каким идиотом надо было быть, что бы умереть, держа в руках своё спасение? – воскликнул Амшегар. – Наверное, он был без сознания, да, не повезло.
В одном мешке обнаружились различные, опять же, полугнилые алхимические ингредиенты, преимущественно растительного происхождения; в другом – солёный рис и дюжина листьев хальклоу. Интересно было то, что длительное нахождение в сыром месте не особо сказалось на их состоянии.
Ну что ж, посмотрим, сколько дадут за этот мусор… – размышлял данмер, пережёвывая рис (голод возобладал над здравым смыслом).
Передохнув (и перекусив), наш герой продолжил исследовать местность. Рядом с этим островком были и другие. Кое-где данмер даже обнаружил верфь с лодчонкой, нагруженной ящиками. Контрабандисты! – сразу пронеслось в мыслях Амшегара. И он оказался прав. Исследовав содержимое ящиков, он обнаружил на дне одного свёрток с лунным сахаром. Хороший улов. Но вот остальные как назло были пусты.
Перескакивая между островками с одного выступа на другой, данмер обнаружил дверь под водой одного из бугорков. Нашему путешественнику хотелось побыстрей достичь деревни, где можно было бы отогреться и по-человечески поесть, но любопытство возобладало, и Амшегар проплыл внутрь грота.
Рыб здесь к его огромному счастью не было. Зато оставались огромные воздушные пространства, которыми герой и пользовался, переплывая из одного отсека в другой. Большие зелёные водоросли излучали слабый свет, поэтому у данмера оставалась возможность ориентироваться в пространстве. В конце концов, он попал в огромную пещеру, на дне которой были большие раковины моллюсков, в двух из них Амшегар нашёл жемчуг. Правда, чтобы добраться до них, ему пришлось выпить то зелье водного дыхания, которое он нашёл в корабле – слишком глубоко они были.
Очень специфические ощущения даёт это водное дыхание. На самом деле, «водное» оно только номинально, так как пользуется большой популярностью среди ныряльщиков. Но это не значит, что трюк перестанет работать при отсутствии воды. Человек под этим эффектом избавляется от необходимости вдыхать в лёгкие воздух – энергия для всех нужных для жизнедеятельности процессов берётся из магического источника.  Крайне сложная для понимания вещь, но она работала. А это и было главным в практической магии. Благодаря водному дыханию Амшегар без каких-либо неудобств вынырнул на поверхность воды. Дальнейшее исследование грота не представлялось возможным – слишком глубоко и темно было, а эффект «волшебного воздуха» уже почти исчерпал себя. Он поплыл назад.
Выбравшись на сушу, данмер решил, что то, что он нашёл в затонувшем корабле, определённо не тянет на стартовый капитал, а вот жемчуг очень даже подойдёт! Некоторое время он потратил на поиск раковин моллюсков на мелководье. Ситуацию сильно осложняли два фактора: во-первых, ночь – темнота не способствовала лучшему обзору (однако свет водорослей в совокупности со светом Массера и Секунды и острым зрением Амшегара сильно ему помогли), и во-вторых, рыбы-убийцы. Эти стремились съесть героя заживо при первой же возможности. Ему очень повезло, что их тут было не много, да и сами они были пока ещё малявками. Впрочем, пока у него была магическая энергия, он кое-как от них отбивался. Но вскоре и она полностью иссякла.
Исследование мелководного морского дна всё же принесло свои плоды: Амшегар нашёл ещё несколько жемчужин. Оставалось надеяться, что их купят в деревне. Собрав свёртки с «гербарием» и сахарком и съев ещё немного риса, герой вышел на большую землю Вварденфелла. Вскоре он нашёл тропинку, ведущую, как он правильно рассудил, в Сейда Нин.
Светало.
Герой дошёл до развилки с указателем, который направлял путников в Балмору, Вивек, Эбенгард, Пелагиад, Хла Оуд, Гнаар Мок и Сейда Нин. Амшегар, как известно, держал свой путь в последний пункт назначения.
Идя по тропе, Амшегар увидел справа от себя дверь в пещеру в холме. Рядом с ней бродило какое-то существо размером с небольшого медведя, странной формы, коричневого цвета и на четырёх лапах, которое прежде он никогда не встречал. Приблизиться он не решил, так как не находил в себе силы дать отпор в случае чего. Оставалось только продолжить свою дорогу.
Вскоре долгий путь данмера был завершён: он увидел домики деревни, причал и… гигантскую блоху высотой в три дома.
– Куда я попал!?.. – воскликнул герой.


Глава III: Бродяга

Но попал Амшегар именно в Сейда Нин, а ни куда-либо ещё. Первым делом он решил узнать, что это за гигантское насекомое, похожее на блоху, невесть каким чудесным образом увеличенную в несколько тысяч раз. Блохой оказался силт страйдер, животное, используемое местными в качестве транспорта. Его погонщик, данмерка средних лет, и поприветствовала героя на пути в деревню. Как данмер и предполагал, его приняли за путешественника. Амшегар заявил, что он – пилигрим, и направляется в Сейда Нин из Вивека. Но даже услышав о пункте назначения нашего героя, погонщица сочла нужным проинформировать данмера о ценах поездок, о специальных скидках для постоянных клиентов, а также о том, что именно «блоха» является самым безопасным видом транспорта, даже лучше чем телепорты в Гильдии Магов. Услышав про Гильдию Магов, Амшегар приободрился, – Есть, значит, цивилизация и в этой дыре! – подумал он.
– Так тут есть Гильдия Магов?
– Не, я имела в виду Гильдии Магов в других городах, – ответила погонщица.
Других? – подумал Амшегар. – Я пока что и одного не встретил!
– Понятно… Выходит, нет Гильдии… – Амшегар посмотрел на десяток жалких лачужек деревни, стоящих чуть ли не на болоте. – Ну а что тогда тут есть? Есть таверна? – С этими словами голодный блеск ещё сильнее загорелся в глазах Амшегара.
– Ну, таверна – это, похоже, единственное пользующееся популярностью здесь заведение. Вон и она – Трактир Аррилла.
И погонщица блох показала Амшегару на высокое красивое здание имперского стиля с вывеской, приглашающей посетителей потратить последние гроши за бутылкой мацта.
– Это именно то, что мне сейчас нужно! – обрадовался голодный Амшегар. – Ну а кроме него?
– Ещё есть имперская канцелярия, эээ… вон рыбацкие хижины… Маяк, имперский склад… всё. – улыбнулась данмерка.
– Чинуши да рыбаки? – усмехнулся Амшегар.
– Хе-хе, что-то типа того. Та ещё дыра, правда? Ну вот поэтому, – не дожидаясь ответа на свой риторический вопрос, продолжала погонщица. – Вот потому-то самым важным местом в этой дыре является этот порт силт страйдера, который и вызволит отсюда любого, у кого есть несколько монет. – С гордостью заявила она.
– Обязательно воспользуюсь вашими услугами, как только улажу здесь свои кое-какие дела. А сейчас, прошу меня извинить, меня ждёт завтрак, завтрак-для-людей, по крайней мере, я на это надеюсь.
Сказавши это, Амшегар неторопливо спустился по склону и пошёл в деревню.

Он перешёл через небольшой мостик, ведущий на главную (и, похоже, единственную) площадь деревушки. К его великому счастью, стражники не набросились на него с вопросами, вроде «Что?» «Как?» и «Откуда?» Похоже, у них и в мыслях этого не было. Один, честно выполняя свой долг, патрулировал площадь, два других вообще сидели за столиком рядом с канцелярией и резались в карты. Если б не их доспехи, Амшегар и не отличил бы стражей порядка от простых обывателей. Стояло раннее утро, и народу на улице было совсем мало. Какой-то босмер и имперец о чём-то разговаривали друг с другом, а в «квартале безнадёги», как уже успел окрестить Амшегар болото с десятью рыбацкими лачужками, несколько данмеров-рыбаков готовили сети для своего единственного ремесла. Унылая картина…
В кабаке оказалось получше. За барной стойкой стоял высокий высший эльф. Впрочем, на то он и высший эльф, чтобы быть высокого роста.
– Здравствуй, путник, – поприветствовал гостя альтмер. – Я Аррилл, хозяин этого заведения. Я вас раньше здесь не видел. Вы, должно быть, путешественник, я правильно понял?
– Именно так, – расчёт Амшегара был верен: он выглядел в глазах жителей ни как беглец с тюремного корабля, а как обычный путник, каких здесь много. – Я направлялся сюда из Вивека. И я ОЧЕНЬ устал в дороге и ОЧЕНЬ хочу есть.
– Ну, это мы сейчас быстро поправим! – улыбнулся Аррилл и вкратце описал меню.
– Эээ… – заулыбался герой. – Думаю, сперва мне придётся сначала кое-что предложить вам. Видите ли, у меня совершенно нет денег, но зато есть отличные алхимические ингредиенты на продажу, не желаете ли взглянуть? – И Амшегар, не дожидаясь ответа, раскрыл на столе свёртки с  тем-мусором-что-он-ранее-нашёл-в-обломках-корабля. Лунный сахар, однако, утаил – лишние проблемы с законом ему сейчас нужны были меньше всего. Лицо Аррилла заметно помрачнело – похоже, ему не в первый раз пытались толкнуть корм гуаров.
– Из какой скамповой ямы ты это вынул?
– Да ладно тебе, ну да, полежало в воде немного, ну и что с того? Всё равно пойдёт на переработку, это ж компоненты зелий… – начал было оправдываться герой.
– Никакие это теперь не компоненты, это просто мусор! – альтмер отодвинул предложенный «товар» в сторону.
– А ещё у меня есть вот это! – вовремя вспомнив про жемчуг, Амшегар положил на стол ещё и шесть красивых жемчужин.
– Ну ладно, ладно, – лицо Аррилла приняло более доброжелательное выражение. – Давай посмотрим… Так, жемчуг я, разумеется, беру. Листы хакльлоу, да, возьму пожалуй, нужные свойства должны сохраниться. Что тут ещё… ах, мы-ыыло! – с иронией протянул он. – Хм… всё мокрое, и где ты эту дрянь достал? Ладно, мыло слоадов я тоже куплю. Ну а всё остальное можешь прямо сейчас пойти и выкинуть в болото. За дверью, слева.
– Ну да, ну да… – разочарованно буркнул себе под нос Амшегар.
– А за этот хлам я дам… э-э-э… 250 монет.
Амшегар замолчал и посмотрел на альтмера как на обливионского демона. Тот оставался абсолютно спокоен и не говорил ничего, давая понять, что данмер вряд ли может рассчитывать на цену, выше предложенной. Но герой был упорен и начал сверлить торговца взглядом с удвоенной силой.
– Ну хорошо, 260! – после продолжительного молчания Аррилл пошёл на компромисс.
– Ха. Ха. Весельчак!
– Нет, ну а сколько вы хотели за это… это… – Аррилл не находил слов, чтобы описать убогие ингредиенты.
– 300-400, – прямо сказал герой.
–  Хе! – усмехнулся торговец. – Ну и кто из нас весельчак? Это барахло не стоит и трёхсот дрейков, не говоря уже и о 400!
– Нет, давай посмотрим иначе…

Процесс торговли оказался далеко не так лёгок, как представлял себе Амшегар. Когда Аррилл предложил очередную цену в 300 септимов, тот уже чуть было не согласился: голод давал о себе знать всё сильнее, но упрямый характер заставлял своего владельца продолжать Игру Торговли. Но тут наш герой заметил объявление на стенке рядом с Арриллом:

********************
ВСЁ ДЛЯ ПУТЕШЕСТВИЙ!
Оружие, доспехи, зелья и выпивка, магические свитки и заклинания, всё по доступной цене! Гибкая система скидок!
********************

– Так вы продаёте не только еду и выпивку, но и снаряжение? – заинтересованно спросил данмер.
– Да, всё, что может пригодиться искателю приключений, у меня есть.
– Смотрите, я всё равно собирался приобрести снаряжение для походов, но как я уже говорил, мне не на что это сделать. Пока не на что. НО, если бы вы согласились купить то, что я вам предложил по более высокой цене, то у меня бы появились деньги, и… я потратил бы их все на ваше барахло! То есть вы в итоге получаете двойную выгоду: от покупки моих товаров и от продажи своего снаряжения! Как вам моё предложение?
– Хм… А вы точно купите то, что я вам предложу? – заинтересованно спросил торговец.
– Ну, доспехи и оружие мне по-любому нужны, магией я также интересуюсь… И от выпивки, признаюсь, не откажусь!
– Другое дело! – улыбнулся Аррилл. – Я дам вам возможность купить моих вещей на сумму 400 золотых монет. И бизнес-завтрак за счёт заведения.
– Вот это настоящее деловое предложение!


Глава IV: Авантюрист

Бизнес-завтрак состоял из куска жареной никсятины, пепельного батата, пары ломтиков рисового хлеба и бутылки эля. После поглощения всего вышеперечисленного, к Амшегару вернулись силы, усталость как рукой сняло, в общем, он был готов к приключениям.
– Большое спасибо за еду, Аррилл, а теперь, извольте показать ваш ассортимент, – обратился данмер к хозяину заведения.
– Конечно, пройдёмте на склад.
Они вышли на улицу и зашли в помещение, находящийся на первом этаже здания.
Аррилл зажёг лампу, и комнату осветил тусклый свет. Там было множество сундуков, набитых доспехами, одеждой, оружием и бутылками. На полках тоже валялось оружие и доспехи.
– Выбирайте,– сказал Аррилл.
– Ну а что вы можете посоветовать?
– Скажите сначала, какой тип товаров вас интересует.
– Так… перво-наперво мне нужно оружие. Короткий меч подойдёт. Есть?
– Конечно. Стальной, железный?
– Стальной. Меня интересуют лёгкие доспехи. Что у вас есть из них?
– Кожа нетча, мех, хитин… давайте я покажу.
– Хитин? Доспехи из хитина? Откуда?
– Так страйдера видели? Вот с их панцирей, ну и ещё с шалков и других насекомых поменьше снимают хитиновые панцири, потом обрабатывают, скрепляют смолой и делают отличные лёгкие доспехи.
И тут без блохи не обошлось, – подумал герой.
– Надо сказать, – заметил Аррилл, – вы заострили своё внимание на лучшем виде лёгких доспехов, если брать во внимание самые распространенные материалы. Хитин очень упруг: многие удары могут быть просто отбиты такой бронёй. Очень хороший материал.
– И стоят они, наверное, тоже «лучше всех»? – улыбнулся Амшегар. – Я возьму кирасу, наплечники, перчатки, поножи, щит…
– Понож нет, э-э-э… щита тоже, но есть щит из кожи нетча, тоже лёгкий. Нужен?
– Ну из нетча, так из нетча, главное, что б не развалился от пары ударов. Так, и сапоги.
– Какой у вас размер ноги?

Через полчаса наш герой был во всеоружии: в лёгких доспехах, с коротким мечом, с хитинным коротким луком и сотней стрел из того же материала. Амшегар также купил один из магических свитков Аррилла – вмешательство Альмсиви. Это заклинание должно было переместить Амшегара в ближайший храм Трибунала (трёх богов местной религии) при прочтении свитка. На большее денег у героя не хватило. Надо сказать, ему ещё даже пришлось немного поторговаться, чтобы приобрести это снаряжение. А ведь в Аррилловом ассортименте было ещё так много зелий и свитков, которые тоже хотелось приобрести.
– Вы не из этих земель, Амшегар, верно? – спросил Аррилл, когда они вернулись в кабак.
Неужели он знает, кто я на самом деле? – промелькнуло у героя в голове.
– Ммм… да, – протянул он. – А как вы догадались?
– Ну, начнём с того, что имя у вас больно странное… очень не похоже на имена коренных жителей, да к тому же, ваши знания о Морроувинде очень, я бы сказал, скудны. Вы недавно прибыли на остров?
И что тут было отвечать? Если сказать даже что-то наподобие правды, то это может ей и не оказаться. В такой крохотной деревушке секретов быть просто и не может, и если кто-то и приплывал недавно в Сейда Нин, то это не для кого не являлось тайной. Поэтому Амшегар не нашёл ничего лучше, кроме как ответить следующее:
– Да, меня только вчера телепортировали в Вивек… в Гильдию Магов… с материка.
– Как интересно, – покачал головой торговец.
– Я должен был встретить здесь моего старого друга, – продолжал врать Амшегар, на ходу сочиняя свою легенду. – Джиуба. Данмер, слепой на один глаз. Он должен был приплыть сюда вчера… Похоже мы немного разминулись… вот. Вы его, случаем, не встречали?
– Как же, встречал. Он приплыл сюда на имперском судне вчера утром. И, знаете, ходили слухи, будто капитан корабля долго ругался с нашим капитаном стражи… Они говорили о каких-то заключённых, о шторме… Похоже, этот твой Джиуб и был этим заключённым.
– Знаю, – преспокойно ответил Амшегар. – Его должны были освободить из-под стражи, кажется… Так как, его отпустили?
– Да, он заходил в мою таверну, пообедал, купил кое-каких припасов, а потом куда-то ушёл, куда не сказал. Больше его здесь не видели.
Ну вот! Может зря я всё-таки сбежал? И так бы выпустили… Хотя нет, так даже лучше. Странно, что-то я не слышу из уст Аррилла, законного хранителя всех слухов и сплетен, о втором, сбежавшем заключённом! – размышлял данмер.
– Даэдрот! Мне надо знать, куда он направился. Скажите, кто у вас тут встречает вновь прибывших? – разговор удачно был сведён Амшегаром в нужную ему сторону.
– Этими делами ведает Сокуциус Эргала, глава местной канцелярии. Он занимается удостоверением личности гостей. А документы выдаёт капитан нашей, хех, «доблестной» стражи – Селлус Гравиус. Вам надо поговорить с ними.
– Отлично, так и сделаю.
Амшегар во что бы то ни стало должен был узнать о цели прибытия на остров второго заключённого, то есть себя. Возможно, это бы подарило хоть какое-то просветление его памяти.
– Но я вам туда ходить не советую, – заговорчески сказал Аррилл.
– Почему это? – удивился данмер.
– Вы говорите, что были телепортированы сюда с материка в Гильдию Магов. Вы должны знать, это не совсем законный способ перемещения на остров, да. Если вы заявитесь в канцелярию, будете выпытывать информацию о недавно прибывших лицах, у вас самих, думаю, потребуют документы, удостоверяющие вашу личность гражданина Империи, а так… у вас, ведь, нет документов, да?
– Нету.
– Ну вот! Вас примут за контрабандиста или того хуже, шпиона, и тогда сидеть вам в тюрьме, – вздохнул альтмер. – Кроме того прибывшие на остров обязательно должны быть зарегистрированы здесь в Сейда Нин, в канцелярии. Таков порядок.
– Проклятые бюрократы!
– Во-во! И я про то же! Хотите хорошо посмеяться? Почитайте правила клуба, – Аррилл протянул Амшегару бумажку с правилами и предписаниями. – Смех, да и только, не правда ли? И приходится ведь соблюдать чуть ли не четверть из них!
Амшегар просмотрел листовку.
– То есть вы сейчас должны пойти и сдать меня властям? – рассмеялся он. – Ха-ха! Во шуты, действительно!
– Да, так бы я уже давным-давно разорился к скампам Обливиона! Только на путешественниках, таких как ты, «телепортировавшихся», и держусь, – усмехнулся Аррилл. – Знаешь, налоги какие! Вон Процессус, мытарь наш, чтоб его, 450 дрейков с меня затребовал! Да и со всех остальных тоже кругленькие суммы. Готов поклясться, часть награбленного, да-да, а по-другому это и не назовёшь, он прибирает себе! Кстати, исчез ведь недавно гад. Вот уже несколько дней не видно. Может, добрался до него кто-то наконец?..
– А есть кому? – деловито спросил Амшегар.
– Ха! Ещё спрашиваешь! Ты посмотри на этих рыбаков, что живут близ болота. Или попробуй заглянуть к контрабандистам в пещере, здесь неподалёку. Посмотри и подумай. Жизнь в Морроувинде ничего не стоит.

Наш герой сидел на верхнем этаже трактира и размышлял о своих планах.
О прибытии заключённых знал капитан стражи. А также начальник канцелярии. Джиубу дали документы и отпустили. Значит, у них должны быть документы и на меня… Вот они-то мне и нужны. Надо только найти способ их незаметно изъять. А может, и не очень незаметно. Это уж как получится, но изъять их надо в обязательном порядке.
К полудню посетителей стало заметно больше: теперь наверху сидели норд-стражник, редгардша, имперец в мантии поверх доспехов и ещё пара обывателей – данмер и нордлинг. Тут сюда зашёл Аррилл и поставил на столик к имперцу бутылку бренди.
– Аррилл! – подозвал его Амшегар. – Не мог бы ты рассказать мне побольше о той пещере с контрабандистами?
– Могу. Эй, не уж то ты действительно решил туда идти?
– Ну… да.
– Не, я, конечно, советовал тебе тренировать навыки, бить бандитов, преступников и всё такое… но… не понимай это буквально, – улыбнулся альтмер. – Не думаешь ли ты вломиться в пещеру и просто уничтожить всех бандитов, размахивая мечом? Должен тебя предупредить, если будешь так делать, твои приключения в этих краях, да и вообще, где бы то ни было быстро подойдут к концу.
– Не испытывай судьбу! Осторожнее надо! – в разговор вмешался нордлинг из Имперского Легиона, стоявший рядом. – Думаешь, Легион ничего не пытался сделать с этой проблемой? Ха! Как бы ни так! Контрабандисты – национальная проблема этой страны, а, в особенности, этого района. Я неделю выслеживал, кто и когда входит и выходит из этой пещеры. Мною были замечены только два данмера – мужчина и женщина, вооружённые кинжалами.
– И что? Бравых легионеров побила парочка второсортных бандитов? – с усмешкой сказал Амшегар.
– Так слушай же дальше! – продолжал норд. – Мы решили, что проблем с этим не будет. Вскоре капитан отдал приказ брать пещеру штурмом, что мы и сде… ну… попытались сделать. Когда я и ещё два легионера ворвались в пещеру и прошли немного, то обнаружили там ту тёмную эльфийку. Она побежала вглубь подземелья. Мы начали её преследовать, но поспеть за ней не могли – уж больно быстро она бегала. И тут сзади послышался звук магических, или даэдрот знает каких, штуковин. Через мгновение всех нас троих накрыла волна, скамп её дери, магии! Меня так скрутило, ты себе не представляешь! Да и друзьям моим в этот момент было не лучше! Я посмотрел назад и увидел того данмера, он стоял на лестнице в другом отсеке пещеры и что-то колдовал! Потом в нас полетело ещё одно магическое дерьмо, и я почувствовал, будто меня прожигают насквозь!
– Ну что за невежество! – вмешался имперец в доспехах, которые выпирали из-под его мантии. – Как боевой маг, могу с уверенностью сказать: этот ваш бандит, который на самом деле оказался БОЕВЫМ МАГОМ (Своей интонацией он заострил внимание слушателей на превосходстве магии над грубой физической силой), скорей всего, использовал заклинание понижения или даже повреждения жизненных сил! Поэтому вас тогда так скрутило. Очевидно, вторым его заклинанием был «Колдовской огонь», хе-хе, хорошая вещь, представляю, как «бравые солдаты» улепётывали оттуда!
– Да, нам пришлось отступать! – норд недобро покосился на боевого мага. – Да, скампски верно, мы еле удрали! Я не мог предположить, что какой-то тёмный эльф в драных тряпках окажется, чтоб его, магом!
– Ха-ха! – засмеялся имперец. – Эти тряпки были случайно не мантией?
– Ну может, и мантией, мне-то какое дело?!
– «Не мог предположить»!! – заржал имперец.
Все посетители таверны, что сидели рядом, захихикали, и это очень не понравилось горемыке-норду.
– А ну вас… Хочешь умереть – иди, скатертью дорога! – раздражённо сказал он Амшегару.
– И пойду! Что мне, второсортный маг помеха?! – весело сказал герой.
– Ну и баран! – буркнул норд и принялся дальше пить своё пиво.
– Если и вправду пойдёшь туда, – продолжал боевой маг, – позаботься о своей антимагической защите. Ну, зелья там, свитки… Сопротивление магии, отражение… Боевого мага можно победить… (имперец произнёс эту фразу так, будто говорил не о боевом маге, а о Принце Даэдра), хотя и очень тяжело!
– Не знаю, зачем тебе это понадобилось, – сказал до этого слушавший вышеописанный разговор Аррилл, – но если выживешь и найдёшь какие-нибудь ценные вещи… доспехи, оружие… – смело тащи сюда, думаю, мы сможем договориться о цене.
– Я сочиню балладу о твоём подвиге, странник! – вставил фразу сидевший за столиком данмер, по-видимому, являющийся бардом. – Ну… или о твоей славной погибели, – с улыбкой добавил он.
– Хе-хе, я рассчитываю на первый вариант! – весело заметил герой. – И, кстати, для баллады: меня зовут Амшегар.


Глава V: Это Морроувинд!

Пещера контрабандистов находилась совсем рядом с Сейда Нин. Вход в неё был в скале и прикрывался старой деревянной дверью. Перед тем как войти Амшегар расстрелял несколько стрел в дерево, проверяя надёжность и удобство своего короткого хитинового лука. Сила выстрела оказалась крайне мала, а наконечники хитиновых стрел едва могли пробить самую лёгкую броню. Но всё же, данмер решил штурмовать пещеру, держа лук с натянутой стрелой наготове.
Дверь со скрипом открылась, и наш герой проскользнул внутрь пещеры. Сразу перед собой Амшегар увидел каменный спуск, внизу горел костёр, о стену пещеры была опёрта лодка.
И как они умудрились её сюда протащить? – недоумевал он.
Герой захотел спуститься вниз, но тут услышал скрип другой двери и приближающиеся шаги. Ему пришлось быстро прятаться за стену около двери. В комнату вошла тёмная эльфийка. Она шла на выход.
Да, донельзя вовремя! – подумал данмер и, осознав, что прятаться больше не выйдет, быстро вышел из укрытия, прицелившись в контрабандистку.
Последовало несколько мгновений молчания и бездействия. После чего данмерка рванула к двери, откуда пришла, очевидно, звать подмогу в виде своего дружка чудо-мага. Но ей это не удалось. Амшегар стрельнул в тот момент, когда она открывала дверь. И попал! В ногу. Однако с учётом мощности его лука и качества хитиновых стрел нанесённые ей повреждения оказались незначительны. Разумеется, герой не остановился на достигнутом: он быстро спрыгнул с возвышения, вытаскивая стальной короткий меч из ножен. Через секунду он уже был рядом с ней. Поняв, что с раненой ногой далеко не уйти, данмерка в одно мгновение выдернула из-за пояса хитиновый кинжал и ловко пырнула только что подбежавшего и ещё не успевшего перейти к атаке героя пару раз в живот. После чего уже сама была наскоро зарезана мечом с одного удара.
Если бы не хитиновая кираса, надетая на Амшегара, ему бы не поздоровилось. Возможно, он уже был бы покойником, как и свежеубитая данмерка. Или, если бы её кинжал был железный или стальной, а не хитиновый, то он мог пробить хитиновую броню, а так наш герой вообще не получил никаких повреждений. Тем не менее, это была серьёзная ошибка с его стороны – неосторожное наступление без учёта возможной скорости противника.
Благословив «блоху», которая его только что косвенно спасла, Амшегар перевёл дух. Первый убитый человек в его «новой жизни». Событие. Надо обмыть! – решил он. Но это герой собрался сделать попозже, когда на его счету будет ещё один труп – труп мага, наводящего ужас если не на весь Сейда Нин, то на трёх местных стражников точно!
Он обыскал тело убитой и обнаружил в её кармане ключ и несколько золотых. И то и другое быстро перекочевало в его карман.
Не густо… Должно быть, все вырученные дрейки забрал себе тот маг! Эти размышления добавили ещё один повод Амшегару встретиться с волшебником, как он считал, главарём банды.
Натянув новую стрелу, авантюрист открыл дверь и вошёл в следующие помещения пещеры. Осторожно выглянув из-за стены, он обнаружил в дальнем углу пещеры данмера в мантии. Он стоял на деревянном помосте и рылся в ящиках.
Не дожидаясь инициативы со стороны мага и оставаясь незамеченным, Амшегар прицелился и выстрелил. Промах! Стрела попала прямо в ящик, стоявший рядом с магом. Он обернулся и увидел несостоявшегося снайпера, который, однако, не унывая, уже натягивал очередную стрелу. Маг сбежал с помоста и быстро поднялся по короткой лестнице, открывая себе обзор для запуска своих разрушительных заклинаний. В этот момент Амшегар выстрелил ещё раз. Снова промах! На этот раз стрела пролетела выше цели.
– Даэдрот тебя подери! – выругался Амшегар, уже готовясь отступать. Маг произвёл несколько быстрых движений руками, произнося слова заклятия, и тут же из его рук на огромной скорости вырвался тёмно-красный светящийся сгусток энергии и устремился прямо в нашего героя…
Он мог увернуться. Пригнуться, отойти, или, в крайнем случае, отпрыгнуть в сторону… избежать попадания. Но он этого не сделал. Сам не зная почему, наверное, на уровне рефлексов, также, как он недавно убил магией рыбу-убийцу, Амшегар выставил руку перед собой открытой ладонью, то ли защищаясь, то ли ловя магический шар, посланный в него магом. Шар коснулся руки Амшегара, а потом стремительно уменьшился, рассосался, исчез, исторгая из себя сильное белое свечение. Амшегар тут же почувствовал прилив энергии, но не простой… Магической! Он вновь ощутил в себе силы творить заклинания и даже хотел запустить огнём в своего противника.
Маг, похоже, не слишком был удивлён продемонстрированному Амшегаром искусству поглощения заклинаний, поэтому, не теряя времени даром, запустил в героя ещё один такой же сгусток энергии. Осознав, что никакого вреда он не получил, но и видя вновь летящий в него шар, Амшегар бросил лук и попытался повторить проделанный им несколькими секундами ранее трюк на этот раз двумя руками. «Словив» и эту посылку, герой теперь отчётливее ощутил происходящее в этот момент. В районе соприкосновения его рук со сгустком данмер почувствовал кратковременное напряжение, как будто он сдерживал поток энергии, направленный в его сторону. После чего эта энергия проходила по венам, распространяясь далее по всему телу, но уже не как инородная, а как своя собственная. А сгусток направленной энергии растворялся.
Спокойствия у мага поубавилось, и он в ярости запустил в Амшегара ещё двумя заклинаниями. Произошло то же самое – оба были поглощены авантюристом, восстановив его магию почти полностью.
– Проклятый ведьмак! – с этим криком маг сотворил ещё один сгусток, на этот раз больше предыдущих, и со злостью направил его в бедного Амшегара. Последний планировал повторить свой трюк и в пятый раз, но теперь он не смог задержать и преобразовать этот поток энергии – то ли из-за его объёма, то ли по другим причинам. Но факт остался фактом – отчаянного героя скрутило в три погибели, и он чуть ли не пополз назад.
– Ага!!! Вот и всё! Тебе конец! – с радостью воскликнул маг и побежал к Амшегару, на ходу творя очередное заклинание близкого действия, которое должно было сжечь противника изнутри – Колдовской огонь. Но, только обрушив на героя мощь своего заклятия, маг лицезрел, как и оно было поглощено им. Да ещё как! Даже без участия рук!
– Проклятье! Поглоти тебя Облив…а-а-а!!! – колдун не успел договорить – найдя в себе волю, Амшегар разогнулся и быстрым ударом стального клинка полосонул контрабандиста по животу, вторым таким же быстрым ударом – по горлу. Захлёбываясь собственной кровью, бандит рухнул замертво.
Через несколько секунд эффект заклинания прошёл, и к данмеру вернулось здравие. А ещё через пару мгновений он услышал не обещающие ничего хорошего слова.
– Тебе крышка!! – раздался женский голос из той стороны пещеры, где был маг.
– Что за… ай! – в героя вонзилась метательная звёздочка, пробив хитиновую броню.
Амшегар вскочил как медведь, ужаленный осой, крепко сжимая в руке меч. Ещё одна звёздочка вонзилась в его хитиновый наплечник, больно, но не опасно для здоровья уколов героя. Метателем оказалась ещё одна данмерка-контрабандистка, прибежавшая на шум. Герой начал быстро сокращать с ней дистанцию, закрывая голову руками и попутно получая ещё звёздочки, а потом начал прицеливаться для нанесения меткого удара. Когда взбешённый герой приблизился к врагу на расстояние удара, то он нанёс его, но данмерка резко отскочила вбок, и Амшегар промахнулся. Поняв, что затея со звёздами провалилась, контрабандистка вынула старый добрый хитиновый кинжал и несколько раз царапнула им героя по рукам, попутно уклоняясь от его атак. Но долго проделывать это у неё не получилось. После нескольких пропущенных ударов она испустила дух.
Амшегар тоже был изрядно потрёпан. Он так и не воспользовался щитом, так как у него не было времени его надевать, меняя лук не меч. Но боевого опыта он получил немало.
Интересно, какими ещё сверхъестественными и в то же время забытыми способностями я располагаю? – подумал он.
Золота у поверженных контрабандистов было очень мало – всего 12 монет, зато в кармане воинственной данмерки нашлись отмычка и щуп.
С осторожностью авантюрист обследовал и остальную часть пещеры. Он не ожидал встретить третьего бандита, и теперь опасался найти гипотетически возможных остальных пещерных обитателей. И он их встретил. Целых трёх зверолюдей: хаджита и двух аргониан. Все трое находились в специальном загоне за деревянной дверью, которую и открыл ранее найденный ключ. Все трое были рабами. И всех троих Амшегар отпустил на волю, освободив их от рабских наручников всё тем же ключом. От них он узнал, что контрабандисты, которых он убил, занимались перевозкой не только оружия и наркотиков, но и рабов. А странные магические наручники, что герой обнаружил на них, оказались распространённым в Морроувинде изобретением Телванни, предназначенным специально для рабов. Будучи надетым, этот наручник исторгал магическую энергию раба, не позволяя освободиться или нанести вред хозяину магическим способом. Также эти наручники считались рабским знаком, что влекло за собой преследование их несчастного обладателя всеми, кому не лень, и кто хочет получить награду за поимку беглого раба – ведь рабство в Морроувинде было официально разрешено. В общем, Амшегар оказал рабам просто неоценимую услугу, освободив их от наручников и превратив их тем самым из рабов в простых бродяг, что для них было гораздо лучше. Бетмеры поблагодарили своего освободителя и заявили, что теперь-то они наконец попадут домой: кто в Эльсвейр, кто в Аргонию на ближайших кораблях, а затем ушли.
Теперь Амшегар мог спокойно завершить исследование пещеры и произвести ревизию здешнего добра, что ему уже давно очень хотелось сделать.
В ящиках обнаружилось: мешочек лунного сахара, два флакона скуумы, золото суммой в 25 дрейков, бутыль флина, свиток Ондузи – одна из любимых магических вещиц воров всех мастей, стальной палаш, а также два неполных комплекта доспехов: ржавый железный и нетчевый. Всё было сложено Амшегаром в мешок и оставлено рядом с ящиками, а сам герой пошёл исследовать дальние области пещеры.
Ему пришлось проплыть по затопленному туннелю, чтобы попасть в следующий отсек. Там, на дне небольшого водоёма данмер разжился зельем, как позже он прочитал не его этикетке, зельем левитации. Когда авантюрист поднялся по каменной дорожке и выбрался из воды, на его жизнь совершила покушение жирная пещерная крыса, которая была зарублена одним ударом меча. Итак, он попал в самый тёмный и отдалённый отсек пещеры. Грибы, росшие и тут и там, излучали слабый свет, что делало пещеру не такой мрачной.
Именно благодаря скоплению этих грибов в углу, наш герой обнаружил кольцо, валяющееся там. Подойдя поближе и рассмотрев его, он понял, что оно магическое. Вдруг он вспомнил неизвестно откуда известную ему систему распознавания зачарованного: предметы, зачарованные магией из школы Разрушений светятся и сверкают оттенками красного, Восстановление – бирюзового, голубого и синего, Иллюзии – зелёных тонов, Изменения – пурпурных и фиолетовых, Мистицизм – светло-сиреневым и серебристо-белым светом, Колдовство – золотым, а эффекты стихийной магии заставляют предмет сверкать оттенками своей стихии. Колечко было медным, и оно излучало очень слабый синий цвет. Следовательно, зачаровано оно должно было быть на эффект школы Восстановления, предположительно на кратковременное улучшение способностей. Амшегар поспешил проверить своё заключение: он надел кольцо и силой своей воли активизировал магию, в нём заключённую. Он оказался прав. Следующие несколько минут герой чувствовал себя гораздо проворнее и быстрее. Закончив с исследованием подземелья, он взял мешок с собранным добром и направился к выходу.
Первым делом он вернулся в трактир, где долго и обстоятельно рассказывал Арриллу, норду-стражнику, имперцу-магу, данмеру-барду и другим посетителям о своих приключениях в пещере контрабандистов.
– Не понимаю, что двигало этими людьми на пути к своей смерти? – рассуждал он. – В конце концов, можно было сдаться и остаться в живых! И ведь даже не пытались договориться!
– Ну а чего ты ждал, когда телепортировался сюда? – сказал Аррилл, наполняя кружку Амшегара до краёв. – Это, мой друг, и есть Морроувинд!
М'Айк-Лжец
Глава VI: Разведка скуумой

– Кстати, Аррилл, мне известно, что альтмеры – прирождённые волшебники, – сказал Амшегар, когда разговор зашёл о невероятной победе над бандитом-магом. – В твоём арсенале наверняка есть несколько эффективных боевых, ну или каких-либо ещё заклинаний?
– Да, без лишней скромности замечу: я знаю парочку очень неплохих магических приёмов. Я даю уроки в этом искусстве всем желающим, за небольшую плату, разумеется.
– Замечательно! Знаешь, Аррилл, у меня нет никакого желания выторговывать какие-нибудь десять-двадцать дрейков за тот контрабандистский хлам из пещеры. Вместо этого у меня как раз есть ещё одно деловое предложение: вы обучаете меня своим магическим фокусам, и всё барахло – ваше! Ну, как, идёт?
– Почему бы и нет? По-моему, отличная цена за обучение. Я согласен, – кивнул альтмер.
– Да, и бизнес-обед в придачу!

И Аррилл научил Амшегара творить такие боевые заклинания, как ледяной укус, искра, классический огненный шар. Всё – простые приёмы из имперской школы Разрушения, не требующие много энергии, но наносящие противнику ощутимые повреждения.
Амшегар схватывал всё на лету! Как будто уже умел создавать эти заклинания и просто вспоминал былые навыки. Аррилл всего несколько раз показал ему правильные движения руками и произношение, и данмер уже с лёгкостью мог использовать обретённые возможности. Даже не нуждаясь в колдовских словах, одним движением руки герой охладил бокал пива!
– Хе-хе! – улыбнулся Аррилл. – Я всегда так делаю, когда клиенты хотят охлаждённые напитки. При этом добавляя пару дрейков в их счёт, разумеется. Из тебя бы вышел неплохой бармен, но, думаю, жизнь искателя приключений тебе больше по нраву. У тебя, несомненно, есть способности к стихийной магии!
– Думаю, так и есть! – потягивая эль, весело сказал Амшегар. – А как насчёт других заклинаний, кроме школы Разрушения? Больше всего меня сейчас интересует какое-нибудь исцеляющее заклинание. Хитиновая броня – конечно, здорово, но всё же, не панацея.
– Э-э-э… – задумался альтмер. – Я не очень-то разбираюсь в школе Восстановления, но ещё давным-давно выучил одну полезную штуку на всякий пожарный – «Сердечное лечение» называется. Сложное заклинание, особой популярностью среди приключенцев не пользуется, но эффект очень хороший!
Аррилл попытался научить Амшегара использовать «Сердечное лечение», но на этот раз дело обстояло иначе. Слова и жесты Амшегар понял хорошо, но магия не получалось. Если с огнём и холодом всё шло на ура, то тут ничего подобного не было! Амшегар не совсем понимал суть сотворения магии восстановления (а вернее, вообще не понимал), чего Аррилл не мог вдолбить в его голову.
– Нда… – протянул он. – Разрушения у тебя однозначно выходят лучше, чем созидание!
(И это были пророческие слова!)
– Да уж… А тебе известно что-нибудь попроще Сердечного лечения?
– В том то и дело, что нет. Да, думаю, именно так и надо подходить к постижению искусства магии – начинать с простого, и тогда откроется возможность творить сложное. Но ты ничего не потерял! Когда твои навыки в этой школе магии возрастут, ты сможешь воспользоваться и этим заклинанием, что выучил сейчас, и оно принесёт тебе немалую пользу. Только не забудь слова! В этом деле главное – практика и ещё раз практика! На одной теории далеко не уйдёшь, хотя и без неё ничего не выйдет.
– Ладно, посмотрим… Всё, спасибо за урок, хватит пока магии, мне ещё пригодится моя магическая энергия.
– Так в чём проблема? Думаю, тебе надо просто проветриться, погулять по нашему дивному живописному побережью, и магия восстановится, – улыбнулся бармен.
– Не знаю, сколько гулял, магических сил почти не прибавилось… – задумчиво сказал герой. – Прилив маны я почувствовал разве что, когда нейтрализовал заклинания того мага. И то лишь на несколько мгновений… Может быть, у вас, альтмеров, мана сама по себе восстанавливается, но у меня – нет.
– Хм. Тогда почему бы вам не поспать – вот это точно верный способ восстановления энергии для всех.
– Кажется, это мне тоже не слишком помогало.
– Послушай, думаю, я знаю, как объяснить тот чудесный фокус с непроизвольным поглощением заклинаний! Я слышал легенды, что у людей, родившихся под определённым знаком, проявляются некоторые сверхспособности. Так вот, способность абсорбировать инородную магию, по-моему, относится к созвездию… голема! Да, его. Но есть и побочный эффект – Астральный блок.
– Какой блок?
– Астральный. Или, другими словами, низкая магия – очень затрудняется процесс самостоятельной регенерации магической энергии. Во как! Ты случайно не в курсе, под каким знаком родился?
– Понятия не имею, – протянул Амшегар.
– Ну, теперь-то это и не важно. Второй раз родиться не выйдет, хе-хе, извольте жить под теми звёздами, как есть.
– Если это правда, то она меня не очень радует… Ощущаешь некую ущербность. Хотя, эта скамповщина, походу спала мне жизнь. Аррилл, как думаешь, – хитро улыбнулся данмер, – карьера ведьмака – для меня?
– Ха-ха-ха-ха! – рассмеялся хозяин трактира – Как знать, как знать…
– А вот покойный ныне маг-контрабандист как раз именно так и считал. Ладно, действительно, засиделся я тут. Пойду, похожу. А вот это всё – ваше.
Амшегар встал из-за стула и выложил из мешка с трофеями всё содержимое, а именно, палаш, доспехи, скууму, сахар и флин (свиток и зелье левитации герой заблаговременно прибрал в рюкзак, а вот про скууму и сахарок забыл.
– Постойте, сударь! – встревожено сказал Аррилл, вертя в руках флакон скуумы. – Ты же не думаешь, что мне не терпится получить проблемы с властями? Доспехов достаточно! Так, а тут что? Сахар? Нет, нет, зачем ты сюда это притащил?
– Так в пещере же нашёл! Контрабандисты как-никак. Не пропадать же добру! – привёл свой аргумент Амшегар.
– Тебе следует немедленно отнести это капитану Гравиусу! – твёрдо сказал Аррилл. – Иначе, если тебя поймают на торговле этими делами, у тебя появятся большие проблемы. Совет на будущее: ни один добропорядочный торговец не станет у тебя это покупать. Так что иди к капитану и сдай эту гадость, тебе только спасибо скажут!
– Да, я как раз собирался туда зайти. Прямо сейчас пойду и сдам! – сказал Амшегар, а про себя подумал, что, кроме как «спасибо», ничего более с этого он не поимеет, хотя это может очень помочь с поиском информации о себе.
И, тем не менее, данмер не солгал. Выйдя на улицу, он сразу же пошёл к зданию Имперской Канцелярии.
– Я по поводу контрабанды, – пояснил он стражнику около входа. – Капитан там?
– Да, я слышал, это вы разобрались с теми уродами! – по интонации стражника Амшегар определил, что именно он участвовал в провалившемся штурме пещеры. – Достойный поступок! Капитан внутри, проходите.
Войдя в дверь, авантюрист очутился в небольшом уютном кабинете. Несколько шкафов, письменный стол, за ним – имперец в позолоченных доспехах рыцаря Имперского Легиона. Как понял герой, это и был капитан.
– Приветствую вас, капитан Гравиус! – поздоровался Амшегар.
– Добрый день! У вас какие-то вопросы? – оторвавшись от бумаг, спросил он.
– Меня зовут Амшегар. Я по поводу контрабандистов…
– А! – воскликнул капитан. – Так это вы тот герой, что в одиночку справился с бандой в пещере?
– Ага… – протянул Амшегар, оглядывая комнату, примечая, где могли бы храниться документы.
– Молодец! Побольше бы таких удачливых искателей приключений, как вы! Но не переживайте, уверен, скоро эту пещеру вновь облюбуют преступные элементы. Контрабандисты – неистребимы, по крайней мере, здесь, в этой богами забытой стране. А вы случайно не нашли контрабанду там, в пещере? – безучастно спросил Гравиус, выполняя формальности, но уже предугадывая отрицательный ответ.
– …А что у меня есть! – ловко достав флакон скуумы, весело воскликнул герой с такой интонацией, будто перед ним не капитан стражи и почётный рыцарь Имперского Легиона, а закадычный скуумовый наркоман.
– Скуума! – от удивления воскликнул тот (Если бы нашего героя и капитана сейчас одели в рваное тряпьё и переместили в канаву какого-нибудь города, то эта сцена выглядела бы точь-в-точь как встреча двух подсевших на скууму друзей). – Значит, объектом их перевозок были наркотики!
– Точно! – Амшегар не спешил открывать тайну всего остального груза контрабандистов – а оно и не было нужно: доспехи проданы, рабы – на свободе. – А вот ещё флакончик, и ещё вот сахарок! – герой выложил на стол капитана остальной товар.
– Замечательно! – наркобароном продолжал капитан. – Надо признаться, я не ожидал, что вы принесёте всё это сюда! Похвально! Вы – настоящий гражданин Империи!
Представляю, как изменилось бы его выражение лица, если бы он узнал, кто я на самом деле. – подумал Амшегар. – Но, похоже, мой план удаётся как нельзя лучше!
– Ага, служу Империи Тамриэль! – выпалил данмер.
– Спасибо вам, Амшегар! – пожал ему руку капитан стражи. – В награду за ваши деяния вы можете взять что-нибудь из наших оружейных запасов на складе. Вы же путешественник, верно? Наверняка, в ваших странствиях вам пригодится что-нибудь.
Чудеса какие! – дивился герой. – Похоже, мне перепадёт нечто большее, чем просто капитанское спасибо!
– Благодарю, капитан, мне бы очень пригодились нормальные стальные стрелы. У вас ведь есть такое на складе, да? Ну вот и отличненько.


Глава VII: Икар

Амшегар вышел из здания имперского склада, потрясая набитым под завязку новенькими стальными стрелами колчаном. Скууму и сахарок же заботливо припрятал в один из ящиков стражник со склада. Так что теперь наш герой вновь оказался на улице и без средств к существованию. Точнее, к существованию простого обывателя, к чему он вовсе и не стремился. В обмен на это данмер разжился доброй славой и очень неплохими средствами для жизни путешественника и искателя приключений, что было ему гораздо больше по душе.
Теперь наш герой планировал последовать совету Аррилла и прогуляться по Горькому Берегу окрест Сейда Нин, побродить в тишине и спокойствии и обдумать план своих дальнейших действий касательно поиска любой информации о своём прибытии в Морроувинд и вообще о себе – память не спешила возвращаться.
Но, не успев даже пройти несколько шагов от имперского склада, Амшегар был «атакован» градом вопросов, с бешеной скоростью срывающихся с уст какого-то мелкого лесного эльфа с вытаращенными глазами!
– Кольцо! Моё кольцо! Ты его видел? Оно там? Где? Где они его прячут? Оно точно у них! Я знаю! Его украли! – без остановки тараторил коротышка.
– Успокойся, успокойся! Дело-то в чём? – остановил его Амшегар. – И вообще, ты кто?
– Ах… – наконец остановился босмер. – Прошу прощения, я не представился. Я сам не свой от этой нервотрёпки! Я Фаргот. Вы ведь были там, в здании канцелярии и на складе! Проклятые имперцы! Клянусь, они забрали моё кольцо!
– Подожди, о каком кольце речь? – всё ещё ничего не понимая, спросил данмер.
– Моя фамильная ценность! Гравированное кольцо исцеления! Золотое такое, с изумрудом… зачарованное. Вы его случайно нигде там не находили? – с надеждой в глазах спросил он.
– Э-э-э… нет, случайно нигде не находил. Не думаю, что капитан стражи стал бы его от тебя прятать, а в канцелярии кроме его кабинета я нигде не был. И на складе не видел никакого кольца.
– Эх, как жалко… – вздохнул босмер. – Эти стражники меня уже достали! Они дохнут тут от скуки и не находят ничего лучше, как издеваться надо мной и тырить мои вещи! Прямо у меня из дому!
– Ну так почему бы тебе не найти какой-нибудь тайник, куда можно спрятать драгоценности? Или ещё того лучше, свалить к скампам из этой дыры. И чем вы здесь, простые обыватели, только зарабатываете себе на жизнь.
– Эх… если так и дальше пойдёт, то моим вещам ни один тайник не поможет, – с грустью сказал Фаргот. – И съехать я отсюда не могу – тут мой дом…
– Ладно, ничего обещать тебе не буду, но точно скажу, что я ещё загляну в канцелярию. Может, тогда и поищу твоё кольцо получше. А сейчас мне пора, – сказал Амшегар и пошёл по дороге из деревни.

Данмер шёл тропинкой, ведущей на северо-запад из Сейда Нин.
Вломиться ночью и выкрасть документы… – размышлял он. – Нет, рано. Через главный ход пройти не выйдет, наверняка заметит стража. Да и через вход с моря тоже. Можно попробовать пройти через дверь с проходного двора, но сначала нужно узнать, что может ждать меня в остальной части здания. Надо и туда заглянуть… Быть может, документы именно там. Или мне даже удастся разузнать о «втором заключённом», ничего не воруя…
От размышлений Амшегара отвлёк внезапно выпрыгнувший из зарослей папоротника короткий, но жирный червяк! Червяк находился в метрах в двадцати от героя и не замечал его.
Так, похоже, пришла пора опробовать новые стрелы в действии! – обрадовался герой. – Ох, до чего же отвратительна местная фауна.
Он натянул тетиву и прицелился. Но вдруг откуда-то послышался крик: отчётливое «А-а-а-а-а-а-а!!».
Амшегар быстро огляделся по сторонам – никого. Но крик становился громче и громче:
ААААААААААААААААААА!!!!!!!!!!!!!!!!! – ясно слышал Амшегар.
Герой продолжал вертеться туда-сюда, но по-прежнему никого кричащего не замечал. Он уже было решил, что у него помутнение рассудка, но тут услышал позади себя громкий тупой удар о землю.
Обернувшись, он увидел распластавшегося на земле босмера. Он был в богатой мантии. Рядом валялась жёлтая меховая шапка. По-видимому, его приземление оказалось не слишком удачным.
– Шигорат подери! – воскликнул Амшегар. – Неужели магия левитации подвела?
Обыскав босмера, герой обнаружил в его сумке двадцать золотых, 3 магических свитка, подписанных: «Полёт Икара» и записную книжку, которая и пролила свет на эту ситуацию. «Икар», как оказалось, всё-таки «малость» ошибся в расчетах, создавая эти свитки. Наш герой вовсе не горел желанием повторить судьбу горе-летуна и поэтому не стал проверять магию свитков на себе, а просто припрятал их в свой рюкзак. Ещё к босмеру были пристёгнуты ножны со слабо искрящимся мечом, судя по всему, магическим. Вопрос о дальнейшей принадлежности меча, как и затейливой меховой шапки, вообще не возникал.
Надо заметить, «Икар» был облачён в дорогую на вид мантию, расшитую золотыми нитями, красивого бирюзового цвета. Туфли на нём тоже были далеко не обыденными – как и мантия, они были сделаны из дорогих материалов и расшиты золотом. Немного подумав, Амшегар сделал то, что по возвращении его в Сейда Нин непременно добавило б весёлого жизнеутверждающего звона золотых в его кошельке… и открыло для него ещё одну страницу из книги его прошлого. В данной ситуации всех приключенцев в большинстве своём можно было разделить на два типа: те, которые в силу различных принципов и убеждений не опустились бы до обирания покойника на предмет одежды, пусть и дорогой, и те, которые непременно сделали бы это, но потом тысячу раз упрекнули бы себя в отсутствии этих самых высоких принципов. Амшегар не относился ни к тем, ни к другим. Он преспокойно, с чистой совестью, стянул мантию с тела босмера, а затем, то же проделал и с туфлями. У него и в мыслях не возникло поступить иначе! (Те несколько секунд, которые он затратил на размышления перед совершением сего деяния были ни чем иным, как расчетом реальной стоимости этих вещей – ведь в Сейда Нин Амшегара ждал Аррилл, Торговец с большой буквы!)
Да, – довольно подумал герой, когда и мантия и туфли были упакованы в его рюкзак. – Похоже, в «прошлой» жизни я был «ИСТИННЫМ» искателем приключений!
Теперь Амшегар решил поближе рассмотреть меч павшего. Можно было бесконечно долго гадать о магии, которая была в него вложена, поэтому наш герой поспешил провести мысленный эксперимент. Белые искорки, исходящие от меча, наталкивали Амшегара на мысль о том, что меч бьёт цель молнией при ударе. Завершающую фазу эксперимента нашему герою помог претворить в жизнь всё тот же червяк, который несколькими минутами ранее должен был участвовать в другом эксперименте со стрелами. Она состояла из быстрого сокращения дистанции между Амшегаром и червяком, широкого взмаха мечом, выяснение свойств которого и было целью эксперимента, и, собственно, удара. Червяк, погибший от слабого, но достаточного для его умерщвления, разряда тока, был разрублен надвое уже после своей бесславной кончины.
А клинок хорош! – последовал логический вывод данмера.


Глава VIII: С ножом внутри и золотом в кармане

Приближался вечер. Решив, что новые стрелы испробовать в деле всё-таки надо, Амшегар по пути в Сейда Нин и сделал это, используя в качестве мишеней здоровых грязекрабов, которых было в достаточном количестве на берегу моря.
Ещё один вывод касательно своих способностей, который данмер сделал, гласил о том, что его мастерство стрельбы из лука далеко от совершенства. Даже от малой его части. Примерно из пяти-семи стрел, которые Амшегар пускал в краба, лишь одна достигала цели. Но и этого было достаточно для её убийства.
Собирая стрелы и тут же расстреливая их вновь, герой дошёл до небольшого полуостровка, в центре которого увидел лежащего человека. Подойдя поближе, Амшегар понял, что человек тут был не один: к его ноге присосался такой же червяк, какого он порубал мечом, только ещё жирнее и зубастее (Червяк расширялся к одному своему концу, а из пасти его торчало множество мелких зубов, которыми он, по-видимому и, прикреплялся к телам своих жертв), а также ещё два каких-то существа белого цвета, похожие на жуков – эти мирно сидели на камнях и издавали сверчкоподобные звуки.
Тут-то наш герой и вспомнил, что он – не просто «мастер-мечник» и «чудо-лучник», но ещё и «великий маг»! Отойдя подальше, он запустил в пиявку огненным шаром. Та была сильно обожжена, но не сдохла – она оторвалась от тела мёртвого человека и теперь бешеными прыжками стремилась настигнуть данмера! Но искра молнии, пущенная им, окончательно её успокоила. Сверчки-переростки же (которые на самом деле являлись всего-навсего скрибами, и из которых местные повара готовили чудесные десерты), не спешили нападать. Однако Амшегар всё же с некой опаской приблизился к трупу человека с изорванной ногой. Им оказался имперец. С ножом и ещё дюжиной колотых ножевых ран в животе. При нём не было ничего, кроме тугого кошеля с деньгами и какого-то свитка. И то, и другое данмер прикарманил, а потом отошёл подальше от жуков, которые ко всему прочему ещё и начали громко стучать своими хвостами по камням, что не добавляло Амшегару спокойствия.
Сидя на камне, мародёр посчитал количество септимов в кошельке имперца – их там было ровно двести. А свиток оказался не чем иным, как налоговой ведомостью – он содержал имена и задолженности всех жителей Сейда Нин.
А вот и наш мытарь объявился! Хм… с Аррилла и впрямь содрали 450 дрейков! Да и с других жителей тоже немало, – размышлял герой. – Странно, что его не ограбили. Тем не менее, это очень хорошо! Я нашёл налогосборщика, а значит, у меня есть ещё одно законное основание посетить Имперскую Канцелярию, и на этот раз мой визит туда не ограничится общением с капитаном. Ха-ха! Сама судьба послала мне тебя! – сказал данмер трупу имперца, будто он бы услышал его и возрадовался вместе с ним.
Он встал с камня и неспешным шагом направился в сторону деревни. А Горький Берег вновь постепенно заливался светом яркого оранжевого Морроувиндского заката…

Амшегар постучался и вошёл в офис капитана.
– Ещё раз здравствуйте, Амшегар! Что привело вас сюда на этот раз? – поприветствовал гостя имперец.
– У меня сообщение по поводу местного сборщика налогов. Я нашёл его.
– Процессус нашёлся!? Где же он? – взволнованно спросил капитан.
– Боюсь, он не смог сюда заглянуть, – как ни в чём не бывало, заявил данмер. – Я нашёл его труп. Тут, рядом, на Горьком Берегу, прямо на побережье.
– Что!? Как? – ошарашено воскликнул Гравиус.
– Кто-то всадил нож ему в живот. Его, очевидно, убили.
– Хм… – имперец задумался. – Это всё очень плохо… Думаю, вам нужно непосредственно сообщить об этом начальнику Канцелярии, Сокуциусу Эргалле. Это в его ведении. Пройдите через проходной двор, после чего вы попадёте в Канцелярию, потом идите налево, там и будет Сокуциус.
– Хорошо, так и сделаю, – ответил Амшегар и ушёл.
Только выйдя из офиса на проходной двор, данмер начал детально обследовать территорию. Но пока что обследовать ему было нечего, кроме одной бочки, стоявшей около двери офиса. В ней среди кучи пустых бутылок обнаружилось кольцо. Золотое, с изумрудом, точь-в-точь как Фаргот описал!
Наверное, оно и есть! – подумал герой. – Да, стражники недолго думали, куда его запрятать. Как там Фаргот говорил… «Исцеления»? Сейчас проверим!
Колечко действительно было магическим – оно излучало слабый голубоватый свет. Попытавшись извлечь из кольца магию, Амшегар мгновенно почувствовал улучшение самочувствия. Его царапины затянулись, а укусы рыб-убийц перестали болеть. Но и кольцо уже после десяти секунд использования почти полностью потеряло магические свойства и требовало времени на восстановление энергии.
Классная вещь! Надо подольше подержать его у себя, а уже потом только возвращать. Или может лучше оставить его себе?.. – решив таким образом дальнейшую судьбу кольца, Амшегар улыбнулся – полезная находка вызвала радость в его авантюристской душе.
Пройдя через следующую дверь, данмер попал в другой кабинет. Здесь никого не было. Герой устремил свой взгляд на стол.
Так… чей-то недоеденный обед, дорогое пойло, много столового серебра… отмычка?! А она-то что здесь делает? – удивился данмер. – Вроде, не в Гильдию Воров попал. Хотя, судя по суммам в налоговой ведомости, очень даже может быть!
На одной из полок шкафа обнаружился небольшой деревянный сундучок. Запертый. Отмычка так и просила Амшегара взять себя в руку и взломать сундучок, а серебро и дорогое спиртное молили его же отнести их Арриллу и выручить за себя несколько сотен золотых! Герой же, мудро рассудив, что прямо здесь и сейчас может быть пойманным за этими делами каким-нибудь клерком, вежливо отказался. Но дал слово «разговорчивой посуде», что как-нибудь ночью обязательно вернётся и свершит предначертанное! Также на другой полке лежала книга в красивой красной обложке. «Астрология. Тайны звёзд», – прочитал название Амшегар.
О! Картинки! – данмер пролистывал книжку на предмет информации о созвездии Голема. И нашёл. Голем оказался Атронахом. Чучело ещё то, если верить изображениям.
Так… Атронах, значит, – читал Амшегар. – Что? Подданный мага? Как бы не так! В гробу я видел вашего мага! … Его сезон – месяц Заката. А сейчас какой месяц? Надо разузнать. … Рождённые под этим знаком – прирождённые маги, но они не могут полноценно восстанавливать свою магическую энергию. – Ха! Хорош маг, который не может восстанавливать ману! Какой-то бред. И кто это придумал? Ладно, надо вернёися к этому позже, – Амшегар закрыл и положил книгу на место. – А сейчас пора навестить главного бюрократа этой болотной дыры.
Старичок-бретон в мантии сидел за письменным столом и что-то строчил. Вошедшего гостя он не заметил, так что ему пришлось окликнуть чиновника.
– Кхэм-кхым! Здрасте!
– А! Что? – чуть было не вскочил со стула испуганный внезапным вторжением начальник Канцелярии. – Вы кто?
– Меня зовут Амшегар. Сборщик налогов мёртв! – отбросив формальности, герой сразу перешёл к делу.
– Так, постойте. Что вы сказали? – не понял бретон.
– Я сказал: «Сбор-щик на-ло-гов мё-р-т-в».
– Как это случилось? Вы нашли его? – недоумённо спросил Сокуциус.
– Да, его зарезали. Я нашёл его тело на побережье среди утёсов. Вот его налоговая ведомость. – Амшегар положил на стол свиток.
– Проклятье! – гневно сказал бретон. –  Он был отличным работником и преданным слугой императора! Совершивший это должен понести наказание! Ааа… вы случайно не нашли при нём собранные с горожан налоги?
Амшегар знал, что этот вопрос не заставит себя долго ждать, и у него уже был продуман на него ответ.
– Да! Это очень странно, но его не ограбили! Вот, при нём был этот кошель с двумястами дрейками, – данмер отдал кошелёк убитого мытаря.
– О… Ваша честность достойна всяческих похвал, Амшегар!
Ну-ну, – с усмешкой в душе подумал герой.
– Мы должны найти и наказать виновных, – продолжал начальник Канцелярии. – Я слышал о ваших недавних подвигах в пещере контрабандистов. Вы оказали большую услугу этому порту, избавив его от них. Возможно, вы сможете разобраться и в этом деле. Вы путешественник, подозрений у населения вызвать не должны. Если вы вычислите преступника и предадите его в руки правосудия, Канцелярия заплатит пятьсот золотых в качестве награды.
– Замечательно! – воскликнул герой, как только услышал о пятистах дрейках. – Сделаю всё, что в моих силах. А… если преступник будет сопротивляться э-э-э… «аресту»?
– В этом случае вы должны будете действовать по обстановке, возможно даже применить силу… Или позвать стражу, что ещё лучше, ведь по сути, всё это – работа этих бездельников в форме. Помните, убийство имперского сборщика налогов – преступление не только против личности, но и против государства! Оно карается смертью. Это если по-хорошему, – уточнил Эргалла. – Так что, коли вы берётесь за это дело, отнеситесь к нему со всей серьёзностью!
– Ну что ж, тогда я пойду, – напоследок сказал Амшегар, окинув взглядом всю комнату. – Всего доброго!
– И вам того же.
Интересный поворот! – размышлял герой, направляясь к выходу из здания. – Да, пять сотен септимов мне очень пригодятся, а документы пока подождут. – Амшегар кинул прощальный взгляд на стол с недоеденным обедом. – И серебро тоже.


Глава IX: Хранители порядка

Лишь только Амшегар переступил порог Имперской Канцелярии, к нему подбежал знакомый босмер, всё также осыпая героя вопросами о своём кольце. Но теперь в одной его руке был зажжённый факел, свет от которого падал на его маленькое лицо с выпученными глазами, что придавало Фарготу несколько зловещий вид.
– Ну как, нашёл его? Моё кольцо! Я знаю, оно было у них!
– Успокойся! Зачем ты зажёг факел? – остановил его данмер.
– Так вечер же… Зрение у меня неважное, в сумерках плохо вижу… Вот и приходится ходить с факелами.
– Кстати, твоё? – Амшегар достал из кармана фарготово гравированное кольцо.
– Дда!!! – с неподдельным восторгом вскричал Фаргот. – Ты нашёл его! Моя пре… Дай же мне его!
– Надо сказать, колечко это неплохо зачаровано! – Амшегар сжал кольцо в кулак, извлекая из него последние капли магической энергии, а потом вручил его Фарготу. – Видишь, как светится. Ну ладно, держи! Лечи своё зрение.
По правде говоря, наш герой за то короткое время, которое кольцо провело у него, очень к нему привязался (в частности из-за эффекта, которое оно на него оказало) и не хотел расставаться с ним. Но в то же время ему было немного жаль Фаргота, вещи которого самым наглым образом под действием «силы воли» стражников перемещаются во всякие бочки. Да к тому же этот босмер опять нагрянул так неожиданно, что Амшегар был застан врасплох и немного нехотя вернул кольцо своему законному владельцу.
– Спасии-ибо, друг! – на лице лесного эльфа теперь было самое настоящее счастье. –  Да, ты теперь мой лучший друг! Я расскажу о тебе своему другу Арриллу, хозяину трактира, и он будет делать тебе скидки!
– Хе, лучше намекни ему, что было бы неплохо подороже покупать мой шмот, который я ему буду сейчас толкать – мне от этого будет больше пользы, – улыбнулся Амшегар.
– С меня магарыч! Пойдём же в таверну! Отметим это радостное событие!
– Да, согласен, не мешало бы чего-нибудь выпить… и поужинать заодно, – сказал наш любитель поесть на халяву, и они оба весело пошли к трактиру.

Амшегар поведал Арриллу о своей встрече с «Икаром» и продал ему по хорошей цене его дорогую одежду. Причём Аррилла ни чуть не смутило то, что совсем недавно она была снята с покойника. То, что он продаст эту одежду в три дорого какому-нибудь приезжему богатею, с лихвой покроет этот маленький недостаток. Настоящий матёрый торгаш – ничего не скажешь! Да и стальной короткий меч теперь был не нужен нашему герою, его он тоже продал назад.
Теперь данмер, с удовольствием попивая пиво собственноручного охлаждения, думал, что ему делать дальше. Надо сказать, трактир – это как раз то место, куда и хотел пойти Амшегар в поисках какой-либо информации об убитом сборщике налогов – надо ж было с чего-то начинать своё расследование. Об этом он и спросил Аррилла:
– Слушай, а ты оказался прав в своём предположении насчёт пропажи вашего мытаря.
– А что я там предполагал?
– Так, в самом деле, грохнули имперца! Вон труп его зарезанный на побережье!
– На побережье, говоришь? – Аррилл заметно приободрился, то ли радуясь «громкому событию» (а для масштабов Сейда Нин это было действительно так), то ли воздаянию жадному сборщику налогов поделом. – Думаю, это дело рук одного из рыбаков. Да, очень похоже… Возможно, Процессус в очередной раз потребовал уплаты задолженности у рыбака, или даже у группы рыбаков, когда они промышляли там, чем и навлёк на себя… хе-хе… правосудие.
– Так ты думаешь, что он действительно самовольно завышал налог и оставлял у себя его некоторую часть?
– Да несомненно! – уверенно сказал альтмер. – Даже не думаю, а знаю! Так ты же наверняка видел при нём список неплательщиков с их долгами и знаешь, какие там огромные для простого рыбака суммы! Думаю, этим данмерам просто надоело терпеть всё это, и они применили свой любимый способ ухода от проблем. Нет, говорю не в обиду всей вашей расе, просто здесь, в Морроувинде, это, увы, очень распространённое явление. Даже законная гильдия есть!
– Мораг Тонги что ли?
– Они самые! Мастера улаживать конфликты.
– Мда… В общем, я тут теперь… что-то вроде детектива! Во как. Как думаешь, кто мог бы снабдить меня более подробной информацией об этом вашем Процессусе? Или о самых злостных неплательщиках, которые могли сподобиться на его убийство.
– Хе-хе! – улыбнулся Аррилл. – Взялся работать на Имперскую Канцелярию?
– Ну, стабильной работой это не назовёшь… Так, шабашка. Я нашёл труп, мне и расследовать предложили. Не за просто так, разумеется. Так что там у нас по «свидетелям»?
– Сам можешь догадаться, друзей у мытаря было не особо много. Но… была у него одна подружка… смотрительница маяка, Тавер Ведрано. Думаю, тебе надо поговорить в первую очередь с ней. А насчёт злостных, как ты сказал, неплательщиков, так всех рыбаков, что живут в лачужках на болоте, можно смело причислить к ним. У многих семьи. Еле сводят концы с концами. У них лучше об этом спрашивать в последнюю очередь.
– Спасибо, Аррилл, знаешь, делать мне нечего, так что приступлю прямо сейчас. Кстати, Фаргот, – Амшегар обратился к босмеру, сидящему тут же. – Мне нужен один из твоих факелов, одолжишь?
– Конечно! Ты вернул мне кольцо, бери сколько нужно!
– Ну, нужен-то мне всего один, – сказал герой, взял факел, попрощался с Арриллом и Фарготом и вышел из таверны.
Но не один он так поступил. Через несколько секунд из-за своего места встал и вышел за дверь нордлинг-стражник. Догнав Амшегара, он сделал ему предложение, от которого тот, по его расчёту, не смог бы отказаться.
– Постой, Амшегар! – окликнул героя норд.
– Что? – повернулся к нему тот.
– Похоже, ты нашёл мой маленький тайничок с кольцом этого лесного эльфа!
– Так это твоих рук дело? – данмер подошёл к стражнику поближе.
– Ага, – довольно улыбнулся стражник. – Нравится затейка, да? Мы тут с друзьями частенько подшучиваем над Фарготом, можно даже сказать, это местная народная забава.
– Прятать его хлам, а потом возвращать? Действительно, весело. Правда, не для самого Фаргота, – заметил Амшегар.
– Ну… возвращать… это как получится! – весело продолжал норд. – Обычно он сам всё находит… через некоторое время. А тут ты ему помог, причём так быстро! Похоже, у тебя отличные способности к нахождению всякого рода тайников!
– Да не особо и долго пришлось искать это колечко. Так что, повышать вам надо квалификацию! Теперь-то он это кольцо так запрячет, что вам в жизни его не отыскать.
– Вот именно, поэтому я, кстати, Хрисскар Плоскостоп моё имя, хочу предложить тебе поучаствовать в нашем всеми любимом развлечении – «Давайте-Потрясём-Фаргота», ха-ха!
– И? Теперь вы с друзьями-стражниками планируете ворваться к нему в дом и вынести оттуда всё что можно и нельзя? – усмехнулся Амшегар.
– Не… Это мы уже делали… так он такой шухер поднял, будто Мехрун Дагон опять спустился на Нирн! Не стоит оно того. Тут проблема другого рода.
– Хе-хе, весёлые, я смотрю у вас тут забавы! А с виду так и не скажешь.
– Ну а то ж! Дыра ещё та, сам видишь. Вали гразекрабов и потешайся над Фарготом. А в остальное время – дохни от скуки. Всё!
– Так в чём проблема? – с интересом спросил герой.
– Ааа! Вижу, ты – парень не промах, и я не ошибся с выбором!
– Если это наполнит звоном мои карманы, то да, не ошибся. Продолжай!
– Уверен, что наполнит! Вот уже неделю мы с ребятами не можем отыскать его тайник, где он прячет ценности. Мы перерыли всю его халупу, но ничего не нашли! У тебя, похоже, это лучше получается, вот я и хочу предложить тебе сделку: ты находишь его тайник с деньгами, по моим подсчётам там должно быть не меньше трёхсот дрейков, из них сотню и всё остальное, что найдёшь там, можешь забрать себе. Мне нужно двести золотых из его тайника. Ну, как тебе план?
– Просто замечательно! – воскликнул Амшегар, дивясь глупости норда. – Обворовать бедного Фаргота! И это говорит мне доблестный стражник, воин закона, хранитель порядка, гарант правосудия! Как можно было так низко пасть!? Да ещё попытаться втянуть в свои грязные недостойные делишки честного добропорядочного гражданина вроде меня! Я согласен, сделаю всё что смогу, – утвердительно кивнул он, улыбнувшись оторопевшему от первой части его речи стражнику.
– Ха-ха! Вот и славно! Вся соль в том, что ЭТО как раз и не будет считаться преступлением! Тайник где-то на природе, это точно! И изъятие оттуда разного рода вещиц по закону будет считаться находкой. Ха-ха! И ни в коем случае не кражей, не-е-е-е! – норд злорадно засмеялся. – Просто небольшая шутка! Ты ведь тоже любишь шутить, да данмер?
– Так вот чему вас учат в Легионе.
– Ну дык! Так ты в деле, верно?
– Несомненно! – медленно процедил герой.

Факел приятно потрескивал, освещая в тёмной ночи путь к маяку нашему герою.
– Ну что, Амшегар? Ты ведь любишь шутить, да? И золото тоже любишь... А что может быть лучше и шутки и золота вместе? Хе-хе! Только двойная шутка в придачу ко ВСЕМУ золоту! Спасибо за наводку, Плоскостоп!


Глава X: Детектив

Маяк был совсем недалеко от Сейда Нин. Это было высокое и уже довольно старое строение, возведённое на холме. Амшегар постучался в дверь. Ему открыла молодая тёмная эльфийка.
– Добрый вечер, данмер. Меня зовут Тавер Ведрано. Я чем-то могу вам помочь?
– Возможно и так. Я Амшегар. У меня есть сообщение для вас по поводу убитого сборщика налогов.
– Убитого?! – ошарашено воскликнула Тавер. – Как!? Процессус мёртв?!
– Сомнений нет. Я сам его таким нашёл сегодня на побережье, – Амшегар потушил факел и вошёл в дом.
– Ох, ну как такое могло случиться!? Со всеми моими мужчинами всегда происходят трагические вещи… – с горестью простонала данмерка и села на кровать.
– Его зарезали, – спокойно сказал авантюрист. – Я веду расследование его смерти и думаю, что вам известно, кто мог быть к этому причастен.
Ответа не последовало. Примерно с минуту смотрительница маяка исступлённо смотрела в стенку и никак не реагировала на гостя.
– Ну хоть какие-то предположения? – вопросительно уставился на неё Амшегар.
– Я не знаю… – наконец ответила она. – Никаких особых ссор с его участием я не наблюдала, да и никаких угроз в его адрес не поступало…
– И всё же. Ходят слухи, будто Процессус завышал налоги и часть денег оставлял у себя.
– Но это неправда! – вскричала Тавер. – Процессус был честным человеком. Он не стал бы грабить простых рыбаков!
– Вот они-то меня и интересуют более всего. Скажите, были ли открытые разногласия и конфликты между ним и рыбаками?
– Да… – Она на несколько мгновений задумалась. – Но их было совсем немного, насколько я знаю… При мне он всего два раза ругался с Форином Гилнитом, рыбаком. Они спорили о повышении налогов. Форин пытался доказать Процессусу то, что он не может заработать столько рыбной ловлей. Но Процессус просто выполнял свою работу! Не он же повышает налоги, а Канцелярия!
Ну-ну, не повышал, это уж точно! – подумал Амшегар.
– Ладно… Думаю, я загляну к этому вашему Форину.
– Да, а вы случайно не находили на нём дорогое эбонитовое кольцо, которое я ему подарила?
– Нет, уверяю вас, на нём его не было, – (Такое я бы точно не пропустил! – про себя подумал Амшегар). – Думаю, его забрал убийца. Но золото вот почему-то оставил. Странно!..
– Если вы найдёте того, кто это сделал, пожалуйста верните мне это кольцо, оно очень дорого мне…
Хм! А как же страшное мщение, неотвратимое наказание, расплата за преступления? – удивился герой.
– …Найдите убийцу, предайте его в руки правосудия! Пусть он получит сполна за своё злодеяние! – продолжала безутешная смотрительница маяка.
– Обязательно! – улыбнулся во весь рот Амшегар. Теперь-то всё было «как положено». – Сделаю всё, что смогу! Спасибо вам за информацию. Кстати, можно воспользоваться вашим маяком и посмотреть на… окрестности сверху?
– Да, конечно. С высоты открывается прекрасный вид на море… – с грустью сказала данмерка. – Эх, Процессус… Я так сблизилась с ним за последнее время… для меня это великая утрата… – Она продолжала причитать, а Амшегар уже тем временем поднимался по ступенькам наверх.
Рядом с дверью герой заметил старую книгу на скамейке. Он прочитал название: «Приданное Призрака», а потом пролистал её. И в этот момент возникло озарение, словно некая искра пробежала в его сознании – пред глазами данмера предстали отрывки былых воспоминаний: вот он сидит на кресле в уютном доме (вероятно, своём) и читает книгу. Приданное Призрака. На этом картины прошлого иссякли. Сюжет повести Амшегар вспомнил моментально, но вот более подробные сведения о себе ему не открылись.
Ладно… – данмер положил книгу на место. – Посмотрим, что будет дальше…
Он вышел из здания и поднялся по каменной лестнице на самую верхотуру, к горящему пламени сигнального костра маяка.
Тавер не солгала, вид был действительно прекрасный. Россыпи звёзд, Массер и Секунда освещали Горький Берег и водную гладь. Амшегара заворожило зрелище ночного, полного звёзд неба. Несколько минут он любовался на огромные луны, потом попытался найти на небосводе «страшилищу-Атронаха», что ему, однако, не удалось.
Вскоре герой бросил это занятие и начал другое. Он смотрел на здания Имперской Канцелярии и склада, продумывая, как лучше вломиться и выкрасть всё необходимое. Да, теперь под «всем необходимым» Амшегар подразумевал не только документы о цели своей ссылки на Вварденфелл, но и кучу доспехов, оружия и великолепной наркоты, которую имперцы успели изъять у других контрабандистов и поместить всё это на склад. К тому же герой сильно ностальгировал по своим двум флаконам скуумы и пачке лунного сахара, приобретённым, надо сказать, самым что ни на есть честным путём.
– Ага! – данмер обнаружил со стороны моря балкон с дверью на втором этаже Канцелярии. – Скорей всего, её не закроют в отличие от остальных дверей. Возможно, этот ход приведёт меня на склад. Замечательно! Заодно и проверю зелье полёта.
Так думал Амшегар. В саму же Канцелярию он решил пробраться старым добрым мальчишеским способом – перелезть через забор, попав прямо на проходной двор, откуда он сможет проникнуть и в кабинет капитана Гравиуса, и в офис Сокуциуса Эргаллы. Если будет заперто, то там можно будет безнаказанно воспользоваться свитком Взлома Ондузи.
Некоторое время Амшегар ещё размышлял о своих предстоящих делах, и уже собрался было спускаться, как вдруг его внимание привлекла одна странность. Весёлый и радостный Фаргот вышел из таверны Аррилла. Странным же было то, что босмер не спешил уходить домой. Он потушил свой факел и осторожно выглянул за стену трактира. На его счастье улица оказалась совершенно безлюдной, если не считать всего одного стражника, стоявшего, чуть ли не засыпая, опёршись на стенку здания Канцелярии.
Герою стало интересно, что же будет дальше, он спрятался за каменной чашей с пламенем, и хитрый Фаргот его не замечал. Но зато ещё более хитрый Амшегар прекрасно видел маленького босмера. Видел, как тот осторожно крадётся среди лачужек прямо по направлению к небольшому болотцу со старым пнём посередине. Ничуть не страшась испачкаться, Фаргот залез по пояс в болото и подошёл прямо к пню.
Ага! Вот и нашёлся твой тайничок! – подумал Амшегар. Как он догадался, Фаргот должен был непременно положить вновь обретённое кольцо в свой тайник, что он, похоже, и сделал. – Ну и запрятал же ты его!
Немного повозившись около пня, босмер также тихо и незаметно (как он полагал) вышел из болота, очистил штаны и обувь от грязи и вернулся прямо к двери трактира, откуда уже с зажжённым факелом спокойно пошёл к себе домой.
Амшегар не находил никакого желания лезть посреди ночи в болото к тайнику лесного эльфа.
Пока про этот схрон никто кроме меня и Фаргота не знает. Неделю простоял нераскрытым, так простоит и ещё денёк. Обчищу его попозже, когда буду покидать эту дыру, – решил Амшегар, зажигая факел.
Двумя быстрыми прыжками наш герой ловко спустился с вершины маяка наземь: первым – на здоровенный камень, стоявший рядом со стеной постройки, и вторым, тут же оттолкнувшись ногами от камня, но уже непосредственно на землю. Спустился и пошёл в «ущербно-болотный» район деревни, где располагались рыбацкие лачужки.

– Даэдрот подери! Кто это? – проворчал разбуженный громким стуком в дверь Форин Гилнит.
– Кто, кто! Святая инквизиция! Казнить тебя будем! – с сарказмом сказал через дверь Амшегар. – Открывай, я от Тавер Ведрано!
Форин посмотрел в глазок и увидел там нашего героя. Продолжая ворчать и ругаться на столь поздний визит незнакомца, он открыл дверь. А зря. Ведь, как оказалось, Амшегар не соврал насчёт своих действий относительно рыбака Гилнита.
– Какого Дагота тебе здесь нужно? – раздражено спросил Форин, когда Амшегар вошёл.
– Вы Форин Гилнит, как я полагаю.
– Ну надо же! Ты смог прочесть надпись на двери! Похвально, чужеземец! – Форин, «закоренелый» морроувиндский тёмный эльф, безошибочно смог вычислить чужеземца в стоящем перед ним Амшегаре по его акценту… и манерам.
– Значит, я не ошибся адресом, поэтому перейдём сразу к делу!
– Интересно, что это за дела ко мне у Тавер, когда она присылает сюда незнакомца вместо того, чтобы прийти самой! – настороженно, всё тем же грубым тоном проворчал рыбак.
– В этом деле заинтересована не только она, но и я. Видишь ли, я приехал в Сейда Нин к своему приятелю, Процессусу Виттелиусу, но вот незадача: вместо друга я нашёл его труп! – резко и уверенно продолжал Амшегар.
– И? – грозно протянул рыбак.
– И я задался вопросом: кто ж эта сволочь, кото…
– Что?! – Форин, по-видимому, взбешённый последним словом Амшегара, не дал ему договорить, переходя на крик. – Сволочь!? Да ты хотя бы представляешь себе, какой сволочью был твой скампов приятель? Да он был отпетый негодяй, каких ещё поискать! Вместе со своей канцелярией он грабил нас нагло и открыто, как бандит с большой дороги! И ты называешь…
– Тихо! – на этот раз прикрикнул Амшегар. – Есть свидетели твоих ссор с Процессусом, похоже, ты его просто на дух не переносил. И уж точно ты всеми силами оправдываешь убийцу, как я погляжу!
– Собаке – собачья смерть, данмер!
– Ха! Может ещё и скажешь, что это ТЫ его убил!?
– А я и не скрываю этого, ты же всё равно ты ничего не сможешь с этим сделать. Да, пришлось. Пришлось под нож пустить ублюдка! – Форин злорадно посмотрел Амшегару в лицо. – Да! Это я его убил! Но ты ничего не потерял, нееет! Ты потерял свинью, а не друга!
– Но Тавер хотела…
– Ах да! Я же убил не просто продажного мытаря и оккупанта! И как проклятый имперец мог оказаться её фаворитом? Как?!.. Иди и передай ей, что я избавил её от уродца, хе-хе! Можно даже сказать, помог… да! Хоть и жёстко, но помог ей свернуть с ложного пути! Она ещё спасибо мне скажет! Так что иди и скажи ей, чтобы в следующий раз сделала ПРАВИЛЬНЫЙ выбор! Впрочем, с этим я ей теперь помогу…
– Ого! – усмехнулся Амшегар, найдя великолепный способ завершить выведение Форина на чистую воду. – Похоже, бедного рыбака…, алкоголика… – данмер демонстративно провёл взглядом по столу, уставленному бутылками с дешёвым портвейном. – …И не-у-дачника замучила не только нищета, но и ревность!
– Проваливай! – медленным грозным голосом произнёс рыбак.
– Хм… Золото, значит, не забрал, а ведь ты мог бы на него если и не обустроить свою грязную конуру, то, по крайней мере, – купить себе нормальную одежду вместо этого… провонявшего рыбой тряпья.
– Посмотрел бы я на тебя, если бы ты пожил такой жизнью! Проклятое золото должно было остаться гнить вместе с проклятым мытарем, но ты, похоже, уже успел его прибрать к рукам, да?! А ты стоишь своего дружка, данмер!
– А теперь верни…
– Ты ещё здесь? – злобно прорычал Форин. – А! Я понял, зачем ты пришёл! Золотишко-то нашёл, а кольца – нет?! Это Тавер тебя за ним послала! Я знал, что она захочет вернуть его в память о нём, но уж нет, я обо всём позаботился! Не стоит ворошить плохое прошлое! – с этими словами рыбак достал из кармана дорогой эбонитовый перстень с вставленным в него красивым тёмным камнем и показал его Амшегару. – За этим пришёл, да? За этим она тебя послала? Она его не получит. Она больше не увидит его никогда, как и своего женишка!
Амшегар улыбнулся во весь рот.
– Что? Что ты лыбишься?! Ты достал меня, мерзавец!
– Попался.
– Что!?
– ТЫ попался. Ха-ха! Попался со всеми потрохами! Теперь, когда я увидел полноценные вещественные доказательства твоей причастности к убийству мытаря, дело можно считать раскрытым! – ошеломлённый Форин округлил глаза, а Амшегар восторженно продолжил: – Конечно, одних твоих слов было бы мало – позже ты бы просто начал всё отрицать. Поэтому мне пришлось «убедить» тебя сподобиться на большее… Но я даже не думал, что всё будет так просто! Теперь мне остаётся только сообщить о поимке убийцы ближайшему стражнику и получить законное вознаграждение!
– Ты… так ты… – в ярости затрясся Форин.
– И да, не потеряй колечко! Хотя, впрочем, как официальный детектив Сейда Нин, – с пафосом произнёс Амшегар, – я буду вынужден изъять эту улику у вас, если вы, конечно, не возражаете, а вы не возражаете! Оно послужит материальным доказательством. Кстати, подумай пока о чистосердечном признании – быть может, ты будешь сидеть за решёткой не десять лет, а девять с половиной! Ха-ха!
– Так ты просто обманул меня… – багровея от злости, тихо, чуть ли не шёпотом сказал разъярённый рыбак.
– Именно так! Меня не посылала Тавер! И я не друг покойного Процессуса. Я просто… искатель приключений. Да. Искатель приключений, который не упустил шанса заработать немного золота, избавив болото от болотного упыря, – улыбнувшись, закончил своё великолепное изобличение рыбака Амшегар.
Но терпение Форина закончилось тоже!
– Искатель приключений, говоришь!? ТЫ ИХ НАШЁЛ!!! – в ярости выкрикнул рыбак и напал на героя. – Умри же, проклятый лакей императора!
И началась драка.
Амшегар хотел было вытащить меч из ножен – и тогда б безоружному Форину пришёл конец, но рыбак оказался быстрее – ярость дала ему бешенную скорость и силу: обеими руками он схватил противника за шею и принялся его душить! Герой тут же убрал руки от ножен и схватил Форина за запястья, пытаясь освободиться. Но хватка рыбака была сверхкрепкой! Детектив понял, что силы его на исходе, и, если он ничего не предпримет, то очень скоро его приключениям в Морроувинде непременно придёт трагический конец. Поэтому он включил разум на полную и решил атаковать врага умом! В буквальном смысле. Изо всех сил Амшегар сжал удушающие его руки Форина, и тот почувствовал чудовищный мороз! Его руки оказались в объятиях такого холода, который он не испытывал никогда в жизни. Форин невольно ослабил хватку и Амшегар смог отдёрнуть от себя его окоченевшие руки и вздохнуть свободно.
– НУ КАК?! НРАВИТСЯ??!! – воскликнул Амшегар, видя страдания рыбака, отошедшего на шаг назад и опёршегося на деревянный столик.
– ААА!! УМРИ! – Форин схватил со стола ржавый тупой нож и нанёс Амшегару быстрый колющий удар в грудь. Но нож не смог пробить его хитиновый панцирь и выскользнул из отмороженной руки рыбака.
– Так получи же ещё! – Амшегар произнёс заклинание, и с его рук сорвался поток элементального холода, поразивший противника.
Так длилось несколько секунд, пока рыбак не согнулся, упал, скрутился на полу и затих. Амшегар проверил его пульс. Ничего. Герой снял с головы свою коловианскую меховую жёлтую шапку и сел на пол.
– Уфф… потрепал же ты мне нервы! – громко вздохнувши, сказал покойнику Амшегар. Теперь-то он на собственной шкуре познал «вспыльчивый» нрав коренных жителей Морроувинда!
– И всё же я верю: время дипломатии придёт! – заключил герой.
Falstaf
Ввау, я представляю, что как будто бы жму вам руку, Михаил.
М'Айк-Лжец
Глава XI: Видение

Не теряя временя зря, наш герой вытащил из кармана Форина кольцо Процессуса и вышел на улицу – надо было найти стражника и рассказать о произошедшем. Однако, только попав за дверь, Амшегар обнаружил двух тёмных эльфов, по-видимому, прибежавших на крик и шум. Они с любопытством стояли напротив двери дома Форина и ждали развязки.
– Всё-всё-всё! По домам! По домам! – сказал им Амшегар, маша руками. – Форин умер и представление окончено.
– То есть как это, умер? – спросил один из тёмных эльфов. – Ты что, убил его?
– Ну как обычно люди умирают? Так и умер! Вспыльчивый он у вас был… В бой всё рвался. Процессуса вон убил почём зря… А теперь, вот, и сам к праотцам отправился, – ухмыльнувшись, как ни в чём ни бывало сказал Амшегар.
– Убийца! Мы скажем страже! – обеспокоенно сообщил герою данмер.
– Да ладно тебе, не бери в голову, – равнодушно ответил авантюрист. – Сам я всё сообщу.
Эльфы недоверчиво покосились на Амшегара. Ему же порядком надоела эта заварушка, и он, не тратя более времени на объяснения ситуации местным, пошёл к казарме, что стояла рядом с Канцелярией. Двое данмеров решили зайти в дом Форина и посмотреть, что и как. Когда же они испуганно выбежали наружу, то обнаружили Амшегара, уже идущего к лачуге с одним из стражников.
– Мда… Два трупа. Что ж за день сегодня такой! – недовольно сказал легионер, увидев Форина, разлёгшегося на полу тесной комнатушки.

Этой ночью была разбужена чуть ли не вся деревня. Подняли половину стражи, подняли капитана Гравиуса и начальника Канцелярии Эргаллу. Два данмера, если не видевшие, то отчасти слышавшие, как всё происходило, разбудили простых обывателей. В общем, уже через пол часа после убийства Форина Амшегаром, об этом узнали все в Сейда Нин. Надо заметить, сначала стражники не поверили герою и чуть было его не арестовали – уж больно разговорчивыми стали двое рыбаков, заставших героя выходящим из лачуги их убитого товарища. Но потом он продемонстрировал страже изъятое кольцо, и сказал, что Тавер с маяка может выступать свидетелем по этому делу. И тогда вся толпа (а это уже действительно была толпа – на «событие» пришло посмотреть ещё около десяти местных) направилась к маяку выяснять, кто прав, кто виноват. Минут пять они стучались в дверь, но никто не открыл. «А может, она пошла, да и утопилась с горя, узнав о смерти возлюбленного?» – предположил кто-то. «Не, это не в её духе, не пройдёт и месяца – найдёт себе нового ухажёра!» – возразил другой человек. Ещё десять минут выясняли, где Тавер. Но вскоре, впрочем, порешили на том, что, учитывая давность визита Амшегара с вестями о смерти Процессуса, она могла бы пойти и лично удостовериться в этом. А куда отнесли труп? Ещё некоторое время ушло на выяснение этого. Потом, как и предполагалось, труп был благополучно обнаружен на заднем дворе казармы вместе с двумя стражниками, отнёсшими его туда с побережья, и Тавер, склонившейся над покойником. Она узнала кольцо, подаренное ей Процессусу, и выступила в защиту Амшегара. Сокуциус Эргалла же подтвердил, что нанял героя расследовать убийство. В итоге ему поверили в необходимости обороны (и совершенно не страшно, если она привела к смерти агрессора – такие вот «удобные» в Империи были законы), поблагодарили за помощь правосудию и вручили ему заработанные 500 дрейков. Тем не менее, разбирательство происходило поздней ночью, и все жутко хотели спать, поэтому было решено покончить с разрешившимся делом. Однако Тавер ещё взбрело в голову лично отблагодарить Амшегара за скорую расправу над убийцей её любовника и за возвращённое кольцо в частности, что и сделала двумя бутылками зелья восстановления здоровья.
Когда же Амшегар вышел за порог маяка и вдохнул в лёгкие прохладный ночной воздух, на него накатилась такая усталость, что он готов был завалиться спать прямо здесь, на улице. Но у него были другие планы. Не смотря на все заверения канцелярских чиновников о том, что дом Форина теперь переходит в собственность Империи, Амшегар твёрдо решил переночевать именно там – вот отдохнёт великий детектив, тогда пусть и переходит… хоть в собственность, хоть к скампам Обливиона.
Вошедши в лачугу, Амшегар больше не видел никакого трупа – его уже успели вынести, впрочем, как и всё более-менее ценное тоже: интерьер комнаты заметно поубавился. Зато гамак остался на своём месте – и это было главное! Герой запер дверь и рухнул на него. Сон настиг его незамедлительно.


– Хай Ресдайния! – высокая фигура в золотой маске поприветствовала Амшегара.
«Привет!» – хотел было сказать наш герой, но он не мог вымолвить ни слова. Губы его не шевелились, и он не чувствовал своего дыхания. Крайне жуткое ощущение…
Я умер? – пронеслось в его голове.

Высокая фигура вела Амшегара по какой-то пещере, освещаемой светом множества факелов, прикреплённых к каменным стенам, вела под руку среди призраков каких-то людей, незнакомых ему, вела медленно к большой круглой двери золотого цвета… Амшегар слышал чьи-то голоса, по-видимому, это были голоса мертвецов, лежавших на массивных каменных тумбах по обе стороны от их пути, но их губы при этом не шевелились… Что, впрочем, не мешало человеку в золотой маске весело разговаривать с каждым из них, проходя мимо.

– Ты заблудился, Амшегар…, или, может, мне следует называть тебя иначе? – таинственный человек обратился к герою.
Он силился ответить, но не мог издать ни звука… В этой пещере теперь они находились одни, прямо около огромной золотой круглой двери. Из-за неё послышался монотонный глухой стук. Данмер вздрогнул.
– Тебе нужны воспоминания? Ответы? – продолжал неизвестный. – Ты найдёшь их… когда вернёшься сюда… и ответишь на мой единственный вопрос... – стук в дверь становился всё громче и громче, его темп ускорялся и ускорялся… – Ты бродишь среди врагов, друг мой. Убеги от них! Не слушай их! Ты убежал один раз, а теперь снова стремишься попасть в их сеть! Но… Я помогу тебе опять… Я буду рядом.
Стук стал просто оглушительным.
– …Так или иначе, ты вернёшься… вернёшься к будущему… и обретёшь прошлое!


Данмер открыл глаза. Он лежал в гамаке Форина. Это был сон… Но стук был самым что ни на есть реальным: кто-то ломился в дверь!
– Эй! Есть тут кто живой!!?? – орал некто за дверью.
– Да, да! Сейчас, даэдрот тебя подери! – ругнулся Амшегар. – Поспать не дают!.. Сейчас открою!
Поднимаясь с гамака, авантюрист неожиданно опрокинулся на пол. Ещё раз ругнулся, поднялся – на этот раз полностью – и открыл дверь. За порогом стоял стражник.
– Нет, ну я, конечно, всё понимаю, вы бездомный путешественник, вам негде переночевать, но этот дом теперь находится в полном распоряжении Империи! – взбушевался имперец. – Ладно, поскольку это вы раскрыли это преступление и вообще помогли Сейда Нин в борьбе с контрабандистами, я не буду налагать на вас штраф за незаконное вторжение, но впредь не ночуйте здесь! Понятно?
– Да ладно вам, я всё равно сегодня покидаю Сейда Нин, ну переночевал разок в ничейном доме, чего уж там?
– Теперь он не ничейный, – продолжал стражник, выдворяя героя, и закрывая дверь дома на новый имперский замок. – Но, впрочем, если вам здесь понравилось, можете поговорить с Сокуциусом о цене. Думаю, эта рухлядь не стоит больше пяти тысяч.
– Нет уж, спасибо. Как-нибудь обойдусь и без шалаша на болоте, – усмехнулся герой и направился в таверну, по пути размышляя о своём странном сновидении.

Так, что мы имеем? – Амшегар сидел за столиком на первом этаже трактира и попивал коммуниковый компот. – 700 дрейков, не считая того, что ещё может дать мне это захолустье. Наркотики, имперские доспехи… надо разработать хороший план, а потом убраться отсюда, прихватив добро с собой. Вот только куда идти?..
– Аррилл, мне нужна карта местности, – обратился авантюрист к хозяину трактира. – Сегодня я ухожу из деревни, и мне очень пригодился бы какой-нибудь путеводитель. Вы такое продаёте?
– Путеводитель? Ну, это можно, правда, карты там нет, только описание городов, достопримечательности, святыни Храма Трибунала и прочая ерунда. 50 золотых. Берёте?
– Разве я похож на фанатика Храма? Не… я рассчитывал приобрести именно карту. Хорошую, проработанную, чтоб все города, посёлки, руины были отмечены. У вас же тут в Морроувинде есть руины?
– Полно, – утвердительно кивнул головой Аррилл.
– Вот-вот, вы не знаете, тут есть картограф?
– Ну, прям таки профессиональных картографов здесь нет, но я бы посоветовал вам обратиться к Элон, разведчице, она любительница составлять карты местностей, должно быть, сейчас она наверху. Возможно, что-нибудь полезное для себя вы приобретёте у неё.
– Что ж, спасибо, пойду посмотрю…

– А зелёненькое – это, значит, болота и мы сейчас во-о-от здесь? – ткнул пальцем в карту Амшегар.
– Да, – ответила Элон, молодая редгардша в походных доспехах из кожи нетча. – А куда именно вы направляетесь?
– Ну… какой тут ближайший город? Пелагиад… Значит мне туда.
– Вряд ли это можно назвать городом. Скорее ещё одна деревня. Конечно, лучше этой, и форт свой есть, но всё же, если хотите увидеть настоящий данмерский город, вам нужно посетить Балмору или Вивек. На мой взгляд, для чужеземца-не-паломника лучше будет Балмора, а то, в Вивеке вас будет ждать холодный приём.
– Почему?
– Ординаторы в последнее время какие-то нервные, – пояснила Элон. – Возможно, всё из-за этого нарастающего кризиса с мором и ночными кошмарами… – при упоминании о кошмарах в сознании данмера снова возник тот странный высокий человек в маске из его недавнего сновидения. – Они очень подозрительно относятся ко всем чужеземцам, так что лучший вариант для вас – это Квартал Чужеземцев, если всё же захотите посетить город бога.
– Квартал Чужеземцев для чужеземцев. Логично. Честно говоря, я не преследую цели добраться до какого-нибудь города и остаться там, странствия мне больше по душе. Ладно, карта мне нужна в любом случае. А что это за круг? – данмер указал на синего цвета овал прямо в центре карты.
– О-о-о... – покачала головой разведчица. – Вы, похоже, из очень дальних мест, если не знаете о Призрачном Пределе, барьере, защищающем нас от злых монстров Дагот Ура. Если не боитесь, можете сходить посмотреть.
– А чего там бояться? – улыбнулся герой.
– Ну хотя бы того, что запросто можете подхватить в пустошах опасную болезнь или просто быть растерзанным каким-нибудь моровым кагути… Мда, думаю, я просто обязана предупредить вас о море и корпрусе – ещё одной здешней «достопримечательности». Когда будете делать глубокие рейды в пустоши – обязательно запаситесь зельями исцеления от мора, там очень просто подцепить какую-нибудь дрянь от заражённых зверей.
– Ну, в пустоши я пока не собираюсь, мне бы для начала из болота выбраться. Ладно, спасибо за информацию. И сколько же стоит это великолепие.
– Это очень хорошая карта... 250 дрейков. Она этого стоит.
Амшегар округлил глаза.
– Что вы на меня так смотрите? Это стандартная цена для всех прибывших, уступать не собираюсь. Ещё есть «урезанный вариант» за 30 дрейков – там только города.
– Нет уж, мне нужна полноценная карта, но вы такую цену заломили!
– Это настоящая карта разведчика! Никто ещё не жаловался!
– Может это просто потому что никто и не возвращался из этих самых «глубоких рейдов в пустоши»? – попытался пошутить данмер.
– Карта очень точная. Всё это проверялось и перепроверялось. Ну так как, будете брать?
– Да. Мне нужна эта карта. Вот деньги, – данмер выложил нужную сумму. Знал Амшегар одну истину, что если легко расстаёшься с деньгами, то и легко приобретаешь ещё большие. Вот только откуда он это знал, оставалось загадкой.
– Вот и замечательно.
– Так, ладно, в целом,  неплохо, хотя не для моего кошелька… А есть тут в окрестностях деревни ещё какие-нибудь пещеры наподобие той, которая с контрабандистами была?
– Да много их тут, иди в одном направлении и внимательно смотри по сторонам – обязательно что-нибудь найдёшь. На островах можешь глянуть.
– Что ж, спасибо, я, пожалуй, пойду.
– Всегда пожалуйста.
Надо сделать вид, что я покидаю Сейда Нин, а потом нагрянуть ночью, что б никто не заметил. Но пока придётся чем-нибудь себя занять, – размышлял герой, но от этих мыслей его отвлёк имперец в мантии, боевой маг, который давал вчера Амшегару советы по борьбе с себе подобными магами:
– Вы странствующий искатель приключений, верно? – спросил он.
– Похоже на то, – ответил авантюрист.
– Которому наверняка нужны деньги? – с хитрой улыбкой на лице продолжал имперец.
– Возможно, – заинтересованно сказал герой. – Точнее, да, конечно нужны!
– Ну вот, я так и думал. Меня зовут Альбециус, и у меня к вам есть одно деловое предложение.
– О… начинается… – вздохнул данмер. – Ладно, я вас слушаю.
– Пойдёмте, присядем.
Амшегар сел за столик в углу комнаты вместе с магом, до этого наблюдавшим за нашим героем.
– Так что же вы хотели мне предложить?
– Я услышал, вы интересовались пещерами… Пещерами и гробницами, где можно было бы неплохо поживиться, так же как с Адамасартусом.
– Гробницы? Я про это ничего не говорил…
– Неужели вы упустите эту великолепную возможность заработать? Это же настоящий клад для авантюриста вроде вас!
– Подожди, что за гробницы, не знаю никаких гробниц… Знаю, что есть гномские руины, разрушенные даэдрические святилища и пещеры. Что за гробницы?
– А! Так вы просто НЕ ЗНАЛИ об их существовании! – обрадовался маг. – И вы не отступитесь от посещения даже таких «интересных» мест?
– Конечно, нет!
– Значит, я не ошибся в вас. Гробницы данмеров – это семейные усыпальницы, подчас содержащие огромные богатства. Коренные тёмные эльфы придумали очень действенную систему защиты от воров и расхитителей, оживляя мертвецов и призывая духов, а потом заставляя их охранять покой гробницы. Так что опасность обычно соразмерна с возможной выгодой.
– Так значит, и здесь некромантия разрешена? – удивился Амшегар.
– Не совсем так… Сама по себе некромантия запрещена в Морроувинде, но родовые усыпальницы – неотъемлемая  часть культуры данмеров. И ради защиты этих традиций и обычаев закон разрешает прибегать и к таким вот экстраординарным методам решения проблемы.
– Весело. Так что там с деловым предложением?
– Всё просто. Мне нужно чтобы вы достали и принсли мне одну вещь из гробницы неподалёку отсюда. Берёшься?
– Берусь, а что за вещь? И что за гробница?
– Родовая гробница Самарисов. Недавно глава семейства лорд Бринн Самарис отправился к праотцам, прямиком в урну, которая и находится сейчас там. Суть в том, что вместе с ним была захоронена одна семейная ценность – кольцо, печатка лорда Бринна. Вот она-то мне и нужна. За этим я, собственно, и приехал в эту дыру. Это очень дорогое кольцо, я дам вам… э-э-э… тысячу дрейков, если вы принесёте его мне. Хорошая цена, а?
– Что это за кольцо такое, что стоит так дорого? Наверняка магическое.
– Хм… да… магия там была… ну так как?
– По рукам! Где твоя гробница?
– Отлично! Иди на северо-запад вдоль побережья, как достигнешь гор – сразу увидишь дверь, в горе, в смысле. Это она и будет. Надо сказать, сейчас лучшее время для вторжения – Бринна похоронили всего несколько дней назад и охраны не должно быть много. Но уже скоро туда должны будут прийти колдуны и добавить нежити по такому случаю.
– Охрана – это ходячие трупы и призраки, так? – уточнил детали задания герой.
– Именно, – кивнул Альбециус. – Осторожней там. Да, возможно дверь будет заперта, в этом случае вам придётся что-нибудь придумать. Всё, давайте, удачи!
Думаю, это не займёт много времени, – решил Амшегар, идя на выход из трактира. – Совместим приятное с полезным – надо же когда-то начинать приобщаться к культуре своего народа!


Глава XII: Культ предков

«Родовая гробница Самарисов» – гласила надпись на двери, выполненной в данмерском стиле и находящейся прямо в скале, у самого побережья – именно там где и должна была быть, исходя из описания мага-заказчика. Но вот незадача – дверь была крепко заперта. Семейка Самарисов предусмотрительно поступила, защитив пристанище духов своих предков если не ордами монстров, то надёжным замком. Хотя, как показали следующие двадцать минут, не такой он уж был и надёжный.
Амшегар совсем не хотел тратить свиток Отпирания Ондузи, так как без него его шансы проникнуть незамеченным в офис Канцелярии сильно понижались. Поэтому герой прибёг к старому проверенному воровскому способу, благо у него была с собой трофейная отмычка. Пришлось встать на колени, чтобы можно было и ковырять в замке отмычкой и прислушиваться к щелчкам, издаваемым механизмом в процессе взлома. В такой вот неудобной позе Амшегар провёл десять минут. Казалось, победа близка, но планам героя нагло помешали! Незваный гость с клешнями по полметра каждая выполз из воды и теперь приближался к взломщику сзади, грозя ему вполне конкретными санкциями за нарушение прав частной собственности – многочисленными рваными ранами пятой точки.
Этого Амшегар допустить не мог. Даже при всём своём желании довести начатое до конца. Когда все попытки отогнать краба ногой провалились и после одного неловкого движения весь процесс взлома был запорот, герою пришлось встать на ноги и достать меч из ножен.
Отправив краба в мир иной, данмер провёл ещё несколько минут в поисках поблизости других потенциальных посетителей, заодно разминая затёкшие ноги. Однако никого более не встретив, он вернулся к борьбе с замком. После очередных пяти минут кропотливой и осторожной работы это сражение увенчалось победой нашего героя. Послышался долгожданный щелчок – дверь была отперта. Отмычка, достойно выдержавшая сие испытание (Амшегару повезло – вор, делавший её, поработал на славу), теперь была еле жива.
Пришло время размяться! – решил авантюрист, зажёг взятый у Фаргота факел и вошёл в гробницу, осторожно открыв и закрыв за собой дверь. Никого… Прямой коридор, небольшой спуск вниз, и… снова дверь.
Только не это! Неужели опять закрыта!? – Амшегар вовсе не хотел вновь корячиться перед замком, да и не был он уверен в том, что его отмычка сподобится на ещё один подобный взлом. Но, к счастью, ему не пришлось ничего взламывать.
К счастью ли?! – подумал Амшегар, открыв дверь и увидев, как в его сторону медленно плывёт по воздуху призрак, издавая мистические призрачно-шипящие звуки! Вызванный для охраны гробницы дух предков, полупрозрачный, в образе верхней половины человеческого скелета в балахоне, с костлявыми руками и мордой, перекошенной неземными силами, двигался в направлении героя отнюдь не для дружеского рукопожатия! Амшегар поспешил захлопнуть дверь.
Теперь надо продумать тактику боя! – решил герой, держа дверь одной рукой, чтоб не вошёл призрак, и приготовив магический меч.
Но не тут-то было…
Амшегару так перекосило лицо, что они с привидением стали чем-то похожи, когда тот ворвался в коридор, пройдя прямо СКВОЗЬ дверь! Герой отпрыгнул от двери, которая явно не выполнила свою роль в качестве препятствия для призрака, и больно ударился копчиком о крутой спуск. Хорошо хоть меч не выронил! – подумал он, готовясь защищаться. Размахивая мечом туда-сюда и в страхе пялясь на приближающегося духа, герой пытался отползти к выходу. Наконец авантюрист додумался кинуть во врага огненный шар; в ответ вспыхнувший призрак с ещё большей скоростью понёсся на него, ко всему прочему начав ещё и что-то колдовать! Это что-то, а точнее, сгусток энергии тёмно-красного цвета настиг героя и заставил его страдать пуще прежнего: сработало излюбленное заклятье данмерских духов предков – отнятие сил и ухудшение здоровья. Обессилев, Амшегар выронил меч и разлёгся на полу, а призрак поучил прекрасный шанс воспользоваться своим вторым оружием, что и сделал. Дух решил повторить трюк с прохождением сквозь плотную материю! Какие двери?! Амшегар – вот подходящая кандидатура! Призрачные руки духа прошли сквозь героя, словно прикосновение самой смерти, исторгая его жизненную энергию! Расхитители гробниц… сокровища… романтика… Как же! Холод, боль и ужас – вот что чувствовал данмер в этот момент. Стоило произойти одной нелепой ошибке и вот как всё обернулось.
Но вот время действия заклинания кончилось, и Амшегара немного отпустило. Собрав волю в кулак, герой воспроизвёл руну огненного укуса и воспламенил призрака! Тот, оказавшись тоже уже не в лучшей форме, отступил назад, горя ярким пламенем. Данмер воспользовался моментом, поднял меч, быстро поднялся сам и также быстро рубанул призрака поперёк несколько раз. Три небольших разряда молнии и дух, теряя свою форму и излучая свет, превратился в кучку эктоплазмы – бледно-салатовой на цвет субстанции.
Амшегар выругался, словесно выразив крайнюю степень эмоционального напряжения, и, опираясь о стену гробницы, поплёлся к выходу. Голова кружилась, самочувствие – немногим лучше мертвеца…
Ох, как же хорошо прилечь на траву… и осушить бутылку с зельем лечения! – спасибо, Тавер, очень кстати пришлось!
Это был качественный эликсир, и уже через пять минут Амшегару стало значительно лучше. Прикосновение духа не наносило травм, а лишь магическим образом иссушало запас жизненных сил организма, а потому зелье справилось с этой проблемой на ура. Теперь данмер почувствовал бодрость и энтузиазм продолжать исследование усыпальницы Самарисов! Хотя, выходя из неё, еле стоящий на ногах расхититель, твёрдо решил покончить с этим мероприятием. Да, всё относительно.
Запустив контрольный огненный шар в дверь и крепко сжав меч в руке, Амшегар приступил к повторному штурму чертог мёртвых. Эктоплазму павшего призрака герой аккуратно собрал и завернул в тряпку – отличный ингредиент на продажу. В его теперешние намерения входило безальтернативное получение всех ценностей, которые он найдёт там, и ультимативное надирание всех встречных задниц, призрачных и не очень! На этот раз для этого всё было готово – так думал Амшегар…
…но не всё на его пути оказалось так просто…
Уверенный, что такой нелепой случайности больше не повторится, наш герой открыл ту злополучную дверь и вошёл в следующий зал. По обе стороны от него, около стен стояли каменные тумбы, вновь напомнившие данмеру о своём странном сне. Только в отличие от того сновидения на них были не болтливые мертвецы, а погребальные урны. Рядом с ними в пол были воткнуты копья. На копья насажены красивенькие, беленькие, чистенькие черепа. Атмосферности добавляли то тут, то там раскиданные по полу кости, предположительно, несостоявшегося искателя приключений, – всё как положено.
Внимание Амшегара сразу же привлёк свиток, лежавший на одной из тумб. Он излучал ровный серебристо-салатовый цвет. «Храбрость Телвина» – прочёл герой. Применять это действуюшее на психику живых существ заклинание он не стал, но приберёг его для продажи, свернув в трубочку и положив в рюкзак. Больше ни одного ценного дара тут не было, зато был поворот направо.
Данмер выглянул из-за угла. Никого. Следующий зал оказался попросторнее предыдущего. У стен также стоял алтарь Альмсиви, тумбы с урнами, на одной из них опять обнаружился свиток. «Адский огонь» – звучало гораздо более жизнеутверждающе, чем «Храбрость Телвина» – его герой точно решил оставить себе. Около одной из тумб-алтарей лежал маленький узорчатый сундучок, точнее, небольшая шкатулка. К радости авантюриста, замка на ней не было. Но, как оказалось, радоваться тут было особо и нечему – в ней содержалось всего-навсего 10 золотых.
Что-то я всё больше и больше сомневаюсь, что здесь похоронен знатный лорд, да ещё и с дорогущим кольцом на 15-20 тысяч, с учётом того, что мне предложили целых три! – рассуждал начинающий расхититель гробниц.
Однако Амшегар твёрдо решил исследовать подземелье до конца и вынести всё, что можно. В зале была ещё одна дверь.
В полной боевой готовности он открыл её… и тут же отбежал за поворот, откуда до этого сюда пришёл. Никто из открывшейся комнаты не вышел. Амшегар достал лук и натянул стрелу… Медленно он подошёл к стене напротив открытой двери, целясь в проход. Маленькая комната, последняя в этой гробнице, в самом её конце алтарь, рядом оживлённый скелет.
– Ага, великолепно… он стоит спиной, ни черта не видит, всё просто замечательно!.. Вот так и оставайся…
Данмер уже готов был выстрелить, но тут подумал: а что это ему даст? Что стальная стрела сделает костяному скелету? Уж не убьёт, это точно! Быть может, лучше использовать огненный шар?..
Но от дальнейших терзаний по этому поводу, нашего авантюриста избавил сам скелет. Он повернулся к нему лицом (точнее, тем, что от него осталось) и зловеще защёлкал челюстями. В руках его был молот. Огромный молот, точнее, здоровенный брусок дерева на палке, окованный железом! Уж что-что, но силу этого оружия Амшегар не хотел на себе испытать, поэтому быстро отпустил тетиву… Стрела полетела точно в цель, но прошла сквозь рёбра, даже не задев их!
Ну конечно, как будто могло быть иначе… – с иронией подумал Амшегар и сразу же после выстрела бросил в нежить огненным заклятьем. Сгусток пламени лишь немножко опалил жёлтоватые кости, но ощутимого вреда, по-видимому, не причинил.
Так, ясно, нужны более радикальные меры! – понял он.
Издав шипящий звук, скелет резво заковылял к нашему герою, громыхая старыми костями и влача за собой тяжёлую кувалду по полу. Не самое вселяющее в душу ужас зрелище, скорее даже забавное…
Я увернусь! – уверенно подумал Амшегар, доставая из ножен меч и идя навстречу своему противнику.
Что произошло!? – лежащий на полу герой силился найти ответ на этот вопрос, но у него не было достаточно времени, чтобы сделать это, ведь размахнувшийся над головой кувалдой скелет уже готовился обрушить на него тяжко-дробящий удар и навсегда выбить из его головы идеи разграбления гробниц (как, впрочем, и все иные идеи).
А произошло следующее: Как только Амшегар приблизился к костлявому на достаточное расстояние, хитрый скелет стремительным ударом с разворота сшиб героя наземь! Последний, обладая лёгким весом и худощавым сложением, пролетел несколько метров, и приземление его было отнюдь не мягким, но основная сила удара всё-таки была отбита благодаря упругому хитиновому доспеху, так что наш герой отделался лёгким ушибом.
Вам наверняка интересно, откуда у груды костей взялись силы так эффективно размахивать тяжёлым оружием при полном отсутствии мышц, и каким образом скелет может оставаться целым и двигаться подобно живому существу? На самом деле всё просто. Костяным телом скелета управляет тот же дух, которого только что с горем пополам одолел наш герой Амшегар. Только этот по воле некроманта (хотя сами добропорядочные данмеры называют этих специалистов колдунами) был привязан не к горстке эктоплазмы (классической материи, составляющей призраков на смертном плане), а к скелету человека. Чем могущественнее дух, тем больше его возможности по управлению той или иной субстанцией, будь то эктоплазма, кости, плоть, вода, металл... И, разумеется, тем более интересные свойства эти субстанции приобретают. Вся нежить существует по этому принципу. Исторгая жизненную силу духа магией, а также нарушая целостность субстанции, контролируемой им, можно добиться изгнания этого духа из неё, иными словами, смерти представителя нежити. Если к немёртвым вообще применимо такое понятие. Но вернёмся к нашему горемычному расхитителю…
Скелет со всей силы долбанул глиняный пол по месту, где только что лежал данмер (герой в последний момент сумел перекатиться через бок в сторону). Амшегар решил порубать скелета на куски, но тут заметил, что меча-то в руках нет!
Как-то некстати… – подумал он, вставая на ноги.
Скелет сделал ещё один широкий взмах и попытался поразить героя, но на этот раз Амшегар правильно угадал направление удара и увернулся, после чего сразу же перекувыркнулся по полу и схватил свой искровой меч.
– Посмотрим, как тебе понравятся молнии! – воскликнул герой, но, ещё раз взглядом оценив габариты кувалды противника, отскочил на несколько шагов назад. В ответ послышалось шипение.
Только скелет начал замахиваться вновь, как Амшегар в один прыжок достиг цели и, держа меч в обеих руках, быстрым ударом отсёк врагу левую руку! Атака была прервана, но настырный скелет не торопился выпускать молот из правой руки. Шатаясь от перевеса на правую сторону, он всё же размахнулся, но так и не ударил – Амшегар перерубил пополам и правую его руку. Скелет был изрядно покалечен (и молниями в том числе), но «умирать» не торопился! Вместо этого он начал быстро-быстро лупить героя костяными культяпками, что остались от его рук, в надежде нанести хоть какой-то урон. Что последнего впрочем, только позабавило. Быстро отбежав в угол зала, Амшегар ринулся на оппонента, отрубив на бегу его черепушку. Ещё пару мгновений скелет исполнял танец паралитика, а потом рухнул. Замертво.
Пришло время герою завершить исследование гробницы и забрать по праву полагающуюся ему награду. По какому праву – знал разве только сам Амшегар.
На одной тумбе стояла бутыль с каким-то зельем, но неловким движением руки растяпа-герой сбил её на пол, отчего она, естественно, разбилась.
Оставалось разобраться с самой последней урной, которая к тому же была самой красочной (на её глиняной поверхности красовался дополнительный затейливый узор). Надпись на ней провозглашала всем ворам, заглянувшим в эту гробницу, что здесь покоится прах его высокоблагородия серы лорда Бринна (что в переводе на язык этих самых воров означало, что «тут точно есть чем поживиться! смотри в оба!»). И верно – если не «смотреть в оба» и, отказавшись от внимательного исследования окружения, очертя голову, начать хватать всё, что плохо лежит, можно получить мощный разряд электричества, или сгореть заживо, или ещё того хуже… – многие такие контейнеры содержали в себе помимо сокровищ ещё и смертельные ловушки, ждущие неопытных воров.
Наш герой таким не был. Напротив, это был очень наблюдательный авантюрист! Сразу же он заприметил маленькие искорки красного цвета, бегающие под краями крышки урны.
Ловушка! – сразу же понял Амшегар.
Герой знал, что если просто открыть крышку урны, то он получит стопроцентную гарантию неприятных последствий, если же разнести её на куски, велик риск, что произойдёт то же самое. Заряд магического эффекта ловушки сам может найти и настигнуть того, кто попытается открыть контейнер.
Надо подумать, что с этим делать, – решил данмер. – А пока посмотрю, что у нас тут…
Рядом на полу стоял массивный деревянный сундук. Запертый. Но, хотя бы без ловушек.
Что ж, испытаем удачу! – герой полез за инструментом в карман.
Вынимая по кусочкам разрушенную отмычку из замочной скважины, Амшегар теперь вспоминал, как правильно обезвреживать ловушки – остался единственный путь получить сокровища и дорогое кольцо – это взлом урны с прахом Бринна.
Авантюрист не помнил, откуда он это знал, но знал он точно: необходимо использовать щуп. Один такой у героя был. Тоненьким изогнутым концом щупа нужно осторожно поддеть магические потоки, составляющие заряд эффекта ловушки (только в том случае, если она магической природы – а сейчас был именно такой случай) и медленно вывести их из предмета на достаточно удалённое расстояние, пока привязка заряда к предмету не исчезнет и ловушка не развеется. Тут надо было действовать ещё осторожней, чем при взломе, иначе заряд можно вывести не в воздух, а прямо на себя. Существовал, впрочем, и другой вариант – заклинание развеивания. Однако такие трюки нашему герою были ещё недоступны.
Данмер уже было приготовился начать рискованное обезвреживание, но тут ему снизошло просветление. Зачем мучиться с премудростями воровского ремесла, когда можно поступить самым простым и хитрым способом? Зачем разрушать урну вблизи, если можно сделать то же самое издалека! Отойдя к самой двери, он достал лук, натянул тетиву до предела и пустил в цель стальную стрелу. Последовала яркая красно-оранжевая вспышка, урна разлетелась на куски, но смертоносный магический заряд не развеялся, а устремился прямо в героя! Однако на таком расстоянии опасности он не представлял: авантюрист с лёгкостью спрятался за стенку, и магия пролетела мимо, прямо в дверной проём. Ловушки теперь как ни бывало. Да и урны тоже.
Амшегар подошёл поближе и увидел среди глиняных черепков в кучке чёрной пыли, скорей всего, праха этого самого лорда, красивый светящийся перстень.
Вот ты-то мне и нужен! – возрадовался своей победе герой. – Извиняй, Бринн! Так было надо!
Разгребая ногой оставшиеся осколки, под одним из них Амшегар обнаружил небольшой ключик. Опробовав его на сундуке, герой стал счастливым обладателем ещё сотни дрейков.
Не слишком много, но всё равно неплохо, – рассудил он, сгружая золото в свой кошель. – Теперь самое время посмотреть, что это за кольцо.
Эбонитовый перстень, с чистым блестящим сапфиром прямоугольной формы излучал яркий сине-фиолетовый свет. Улучшение, возможно с примесью мистицизма, яркое свечение говорит либо об очень сильном эффекте, либо о постоянном зачаровании, – Амшегар сделал своё «экспертное» заключение. – Возможно, действительно он стоит около пятнадцати тысяч. Проверим! – он надел кольцо и сразу почувствовал в себе непреодолимую тягу колдовать! Кольцо дало ему не только большую энергию для этого, но и возможности. Запустив несколько боевых заклинаний в урны и играючи разнёсши их на части, герой понял, что творение магии теперь даётся ему куда легче! И это не могло не радовать. Кольцо не требовало ни подзарядки ни активизации – это был полноценный постоянный эффект.
Но охрана всё же какая-то слабенькая… странно всё это… Вот же Самарисы обрадуются, увидев здесь этот бардак! – усмехнулся герой. – Надо бы побыстрее сваливать отсюда!
На обратном пути Амшегар вновь увидел алтарь Альмсиви, а именно алтарь святого Велота. Было бы очень неплохо ко всему прочему получить полное восстановление или какое-нибудь благословление, ведь подобные алтари, как откуда-то знал данмер, – ни что иное, как большие зачарованные предметы. Только зачарованные с умом, не на однозначный эффект, но нацеленные на взаимодействие с путешественником, решившим использовать его силу.
Алтарь был выполнен в форме усечённой треугольной пирамиды, высотой с Амшегара. На нём коряво был изображён святой пророк, а наверху – инструкция. Она гласила:

***********
Лечение отравления – 10 золотых.
Лечение болезни – 25 золотых.
Восстановление здоровья и сил – 30 золотых.
Лечение мора – 50 золотых.
Полное восстановление Альмсиви – 75 золотых.
Благословление Велота – 100 золотых.
* Адептам Храма – скидка 50%; Иерархам – бесплатно.
************

– Ого-го у них расценки! – ужаснулся авантюрист. – И не обманешь ведь! Хотя… можно попробовать!
Суть состояла в том, чтобы оставить прямо у алтаря некоторую сумму золота, а потом использовать его как магическую вещь. Но при таком раскладе любой зашедший в гробницу авантюрист, навроде Амшегара, мог спокойно получить благословение, а потом так же спокойно забрать пожертвованное золото назад! Поэтому предусмотрительные создатели алтарей накладывают на них особое зачарование.
Данмер положил к алтарю десять дрейков, а потом потребовал от триолита выполнения своей части договора. Вот только «договор» оказался притворным.
– Хитрецы! – рассмеялся герой. – Да этот камешек, похоже, вовсю считывает мои помыслы! Знает, ведь, зараза, что золото недолго здесь пролежит!
Немного подумав, он приступил ко второй попытке.
– Ладно, обещаю, – громко сказал Амшегар алтарю, показывая ему десятидрейковую монетку, – я оставлю это здесь и уйду! А теперь давай мне свою магию!
Вновь воззвав к силе камня при помощи касания, герой получил новый шиш. Триолит упорно не хотел работать. Что же это? Брак производства?
– Не-ет, скорее, наоборот – великолепный экземпляр, распознающий малейший обман! – улыбнулся авантюрист. – Значит, с золотом всё же придётся расстаться… Ладно! Буду воспринимать это как игру: чтобы получить что-то, надо отадь что-то дургое взамен!
Положив десять септимом к алтарю в третий раз, на этот раз в душе смирившись с добровольной жертвой, Амшегар смог получить желаемое – Алтарь засиял синим светом и одарил просителя заклинанием, которое тот незамедлительно поглотил.
– Ага! Похоже, сделка удалась! – обрадовался он. – Сила предков? Ха! Твой создатель явно не учёл и другой вариант – авантюриста, который точно не собирается их чтить, но не прочь воспользоваться «их» услугами. Видишь, – насмешливо обратился он к алтарю, – даже расхититель может победить свою жадность!
«Полное восстановление Альмсиви» непременно бы восполнило весь его магический запас, но всё-таки, Амшегар и тут сумел схитрить! Его целью было, если не полное восстановление в принципе, то хотя бы полное восстановление магии. А магию он мог получать особым способом!
Пришлось пожертвовать ещё две десятидрейковые монетки ещё на два «отравления», чтобы словить магические эффекты триолита и восстановить им запасы своей магии до предела. Надо заметить, с кольцом Бринна, поглощение заклинаний далось герою ещё легче прежнего.
В гробнице делать было больше нечего. Бросив последний взгляд на оставленные для последующих расхитителей, что наверняка ещё зайдут сюда, 30 дрейков, Амшегар пошёл на выход. Эта награда, кольцо, плюс бесценный боевой опыт в критической ситуации, вполне стоила тех испытаний, через которые прошёл данмер. Оставалось только решить, что он любит больше: деньги или возможность эти деньги добывать, хотя Амшегар уже давным-давно знал ответ на этот вопрос.


Глава XIII: Меченый злом

Рассвет был тихий. Солнце ещё не вышло, но Вварденфелл уже просыпался, и ночь теряла свою мрачность и густоту, страшась и убегая перед предшествующим днем. В Сейда Нин рыбаки уже давно не спали, и в окнах их ветхих лачуг был виден свет лучин, призванных разогнать остатки предрассветной тьмы. Каждый знает – что бы у тебя был хороший улов, ты должен научиться вставать до зари, когда рыба ещё сонная. А вот и ночная смена стражников вяло поплелась к своим койкам в бараке, уступив место смене дневной. Сейда Нин просыпался. А вот её окрестности уже давно проснулись и сменили свой ночной цикл дневным. Хор насекомых и болотных птичек ночного времени суток, заменили звуки дневных существ урчанием фуражиров квама, скрипением скрибов, завыванием редких никс-гончих, осмелившихся забредать сюда, ну и, естественно, загадочным мычанием нетчей. Одним словом – утро уже наступило. Вся небедная болотная природа менялась. Но вдруг посреди этой окружающей Сейда Нин природы стало заметно нечто странное. В сумрачной тишине виднелся огонёк! И отнюдь не из деревушки, а дальше, на западе. Что же это? Да, несомненно – это костёр! На небольшом полуострове горело пламя, возле которого сидела одинокая фигура, задумчиво смотрящая на горизонт, периодически кусая широкий и длинный лист. Лицо человека было скрыто полумраком, так как тот сидел спиною к огню. Что же это за особа, засидевшаяся ночью в этих краях? Пожалуй, можно и перейти к нему...
Эриррис вздохнул. Ему откровенно надоело это место, слишком мокрое и неспокойное, на его взгляд. Резким движением он бросил лист хакльлоу в огонь. Что и сказать – приправа, не еда. Незнакомец повернулся лицом к костру. Стало видно серое лицо, его лысый череп, рыжие брови, рваные уши с четырьмя позолоченными кольцами в них, огромный шрам через всю правую часть лица, начинающийся у скулы и проходящий через потухший глаз, который когда-то горел таким же алым светом, как и второй. Посмотрев некоторое время на дотлевающий в огне лист, он задумчиво сказал:
– Пожалуй, уже готово.
Резко поднявшись на ноги, Эриррис подошёл к куче листьев, которая, видимо, скрывала какую-либо поклажу, и, засунув туда руку, вытащил бутылочку. Обычную такую бутылочку – в таких держат дешевые зелья, специи, крупы и много других нужных вещей. В этой, на дне, бултыхалась густая чёрная жижа. Откупорив пробку, Эриррис выпил все без остатка. Допив, он выбросил склянку в воду.
Сначала ничего не происходило. А потом темный эльф размылся. В прямом смысле – он превратился в бесцветное, размытое пятно. Спустя несколько секунд все нормализовалось – пятно снова обрело цвет и четкость. Но теперь вместо темного эльфа там стоял имперец. Он был высок, худощав (для своей расы), с более тонкими чертами лица, ярко-зеленого цвета глазами, правильным ртом и красиво вылепленным подбородком. Его темно-рыжие, до плеч, волосы были немного растрёпаны, но лежали все равно аккуратно, тонкие, цепкие пальцы, перекатывающиеся под кожей мышцы. Если бы не схожее сложение рук и ног, черты лица и волосы, то вряд ли можно было узнать в нем коренных жителей Киродиила.
Плавной походкой он снова подошёл к куче листьев и, выудив из неё жёлтую пузатую бутыль, отхлебнул коричневой жидкости – суджаммы.
– Да уж, рецепты этого полового коврика, моей ненаглядной бабушки, никогда не отличались особыми вкусовыми качествами, – скривил он губы.
Теперь, когда уже всё готово, можно осмыслить полученную информацию и разработать план действий.
А дела обещали быть интересными.

Этот... данмер. Как он мог сделать такое? Он сбежал с корабля, увильнув от всех трех стражников, и спрыгнул в воду! Он испортил такой чудесный план. Ведь что было бы проще, чем отравить ему еду, когда он завтракал в трактире? Что было бы проще, чем пустить ему в глаз самый что ни есть плохой дротик или звезду под той личиной, а потом выпить любое рассеивающее зелье и исчезнуть? Нет, не было ничего проще! Но он оказался слишком непредсказуем и умел и смог убежать с корабля. И даже рыбы его не съели! Они всего лишь пощекотали ему нервы, а после – преспокойно были сварены в воде.
И он выжил – Эриррис чувствовал это. Даже без той пресловутой магии он знал – он жив. Теперь пришлось рассеять иллюзию и следовать за ним с его настоящим лицом. Благо, он проявил проницательность – дать ему имя было вполне неплохим, предупреждающим неудачу ходом. Куда легче искать человека известного, чем безымянного. Амшегар – так теперь твое имя. Ну что ж, мой друг Амшегар, ты избежал одной напасти, что бы получить другую.
Сойдя на землю обычным человеком и получив документы, он наскоро пообедал в трактире, где хозяйничал альтмер. Очень удивительно видеть высокого эльфа в таком месте, как Сейда Нин. После обеда на те небольшие деньги, что тот получил после освобождения, он купил себе бутыль суджаммы, сумку, контур Вварденфелла на чистом листке (много дешевле, чем полноценный вариант, всё равно можно будет самому все места потом на лист нанести) и несколько необходимых ему веществ. На большее денег не хватило. А потом он направился на запад, выискал укромный полуостров и залёг здесь. Зелье рассеивания бабушки требовало определенного времени на приготовление. Благо, все нужные ингредиенты у Эрирриса были. Теперь можно начинать.
Имперец достал из-за пазухи свернутый вчетверо листок бумаги и развернул его. Это оказались документы гражданства на имя некоего Джиуба. Немного посмотрев на листок, Эриррис бросил его в костер. Джиуб не справился с задачей, и теперь его имя канет в лету. 
Засунув руку за пазуху, он вытащил оттуда изумруд. Да, это был чистый изумруд, весьма странной огранки. Чётко посредине была одна большая грань, а остальная поверхность камня была испещрена десятками более мелких граней, и изумруд из-за этого был похож на соты с вырезанным посередине куском. С одной стороны, противоположной широкой грани, изумруд вытягивался и сужался, отчего получалась этакая «ножка». Чего только не стоило Эриррису пронести его через стражу, да ещё и прятать на корабле каторжан «Семирамида», где его везли до этого... Пожалуй, если он когда-нибудь будет писать свою биографию, этот кусок можно пропустить. Но со своим сокровищем, своим лично высеченным проводником, он ни за что не расстанется. Это была его самая дорогая единственная настоящая ценность во всей жизни. Эриррис поставил изумруд себе на ладонь, закрыл глаза и сконцентрировался. Мысленно он раскрыл свое сознание и, сквозь закрытые глаза, увидел зеленое пятно. Это был его изумруд. Он начал медленно шептать заклинание. Заклинание Поиска живых, школы Мистицизма, вплетённое в его сущность в день его рождения. Но полученную от заклятия энергию он не высвободил просто так. Она рвалась, но силой воли он направил её прямо в изумруд, его самую широкую грань. Энергия уперлась в неё, и двигаться дальше не хотела. Но имперец усилил нажим, и заклятие, под давлением своей силы и воли Эрирриса, проскользнуло внутрь. И тут же отразилась во всех гранях камня! Она сочилась из каждой доступной ей насечки, и сила ее была велика и далековидна. Это было его величайшим открытием – использовать камни со специальной огранкой в магических целях. Но знали о нем только он сам и деревня, где он жил – больше никто. Слишком ценна была информация, что бы ей делиться, а специальные приемы для использования камня были слишком запутанны, чтобы их просто так изучить. Эриррис вник в заклинание. Теперь он видел чёрное поле с горящими на нем огоньками. Огоньками жизни. Все более-менее большое отражалось здесь кляксами света. Вот продолговатые зеленые колбаски – фуражиры. А вот коричневатые шары-грязекрабы. А вот те нежно-зеленые пятнышка были скрибами. Никс-гончих поблизости нет, нетчей тоже. Внимательно осмотрев и запомнив свою «ментальную» карту, он чуть-чуть изменил заклинание, и теперь оно видело уже не жизнь, а магию. Черное поле сменилось белым. Пошарив по нему, он обнаружил недалеко от себя три чёрные точки. Точки эти выглядели будто провалы в материи, поглощавшие окружающую их белизну, словно ненасытные воронки. Воронки были маленькими, видно, свитки, и перемещались. Значит, их несет с собой человек. Один из них был заколдован на Стихию, другой на Иллюзию, а третий – на Изменение, судя по «эпицентрам» воронок. Вот ещё два, втиснутые в форму – меч и, видимо, кольцо или амулет. Меч на электрический удар из Разрушений, кольцо на Восстановление. Разрушение само по себе неприятно, и Иллюзия – ещё и опасно – Эриррис уже был однажды под Господством, когда его увозили из родной деревни. Отвратительное чувство. Будто и управляешь своим телом, но отказаться что-то сделать не можешь, а мысли все будто окутаны туманом. Ну а Изменение, наверно, «открывашка» Ондузи, излюбленное заклятие воров. Отвернувшись от незнакомого носителя трёх свитков, он продолжил изучение местности на наличие магии. И нашёл. Совсем рядом с ним, на несколько метров ниже земли, находились два магических предмета. Один из них был свитком, зачарованным Мистицизмом, второй же – помощнее, но втиснут в определённую форму. Значит, зачарованный предмет, и зачарован он на Разрушение. Сгодится. В Сейда Нин нельзя возвращаться с пустыми руками. Почему? Что это за человек, который пришёл в город, одетый в простую рубашку и штаны, с обычным кинжалом, совершенно без денег и документов? Неправильно. Нужно раздобыть наличности.
Прервав заклятие, Эриррис первым делом затушил огонь. Все ненужное – остатки ингредиентов, собранные для костра сучья – он разбросал вокруг, в бутыль из-под суджаммы он налил воды (остатки напитка были выпиты на месте) и положил её к себе в сумку. Какой же добропорядочный путешественник без сумки? Проверив, прочно ли висит на импровизированном поясе хитиновый кинжал, он отправился на поиск магических предметов. Кинжал он нашел случайно, из-за удачного стечения обстоятельств. Когда он шёл понизу дороги, по болотным озеркам, на него внезапно выпрыгнул фуражир. Естественно, Эриррис залез на близлежащий остов от дерева, спасаясь от резвого животного, в котором обнаружил нож. Самый обычный зачарованный хитиновый кинжал – хуже него, может быть, только обычный нож. Но, всё же, «что-то» было лучше, чем «ничего», поэтому его он с собой захватил. В умелых руках и обычная заточенная на одном конце палочка – смертельное оружие. Ну а пояс – делать вообще нечего. Отрезать несколько полос от штанин и рубахи, правильно связать – и готово.

Искал он долго. Рыскал по всему полуострову, в поисках ямы или прохода, и только спустя час нашел неприметную дверь у самой воды. Двери окружал ободок, лепленный из какого-то странного, похожего на камень, материала, но он был необычного цвета и, по-видимому, очень прочен – на нем почти не было трещин. В том, что это сооружение стояло здесь уже очень давно, Эриррис не сомневался. Слишком уж ветхой была, окованная проржавевшим железом, дверь. Перед дверью был порожек такого же странного материала.  
Похоже на вход в чей-то дом, не так ли? – пронеслось в голове Эрирриса.
На самой двери была обнаружена полустёртая надпись «Ро....ва.. гроб....ц.. Телас». Родовая гробница Телас – быстро дополнил надпись Эриррис. Гробница – это хорошо. Будем надеяться, что данмеры не скупятся на преподношения своим предкам. Эриррис не страдал предрассудками по поводу грабежа мёртвых. Если человека нет, значит, эти вещи уже ему не нужны. Имперец внимательно осмотрел двери. Ловушек нет, замок до такой степени обветшал, что его можно вскрыть с помощью обычной щепки. Подняв с земли вышеупомянутую щепку, он вскрыл замок за несколько минут. Взяв в руки кинжал, он приоткрыл двери, и заглянул внутрь. Проход вёл на небольшую площадку, а с площадки вправо уходила лестница, которая вскоре обрывалась и переходила в коридор. Зайдя внутрь и плотно притворив за собою внешние двери, он спустился вниз и осторожно, крадучись, прошёл по коридору вперёд. Коридор вел в залу. Когда он зашел в неё и рассмотрел повнимательнее, он увидел следующее – две толстые колонны, ещё одни двери в левой части зала, несколько тумб с урнами и черепами на палях, разбросанные по всему полу кости и двух призраков, которые преспокойно парили себе над полом, пялясь своими пустыми глазницами на Эрирриса. Хоть призраки и выглядели неважно – прозрачные кости, прикрытые порванным балахоном и капюшоном, просвечивающиеся насквозь, – имперец знал, что они отнюдь не самые безобидные создания. В их арсенале есть пара некромантских заклятий, да и их когтистые пальцы не такие уж и потусторонние и могут разорвать плоть с той же легкостью, с какой это делают лесные волки. Но самое главное – их нельзя поразить обычным оружием. Только заколдованным и посеребренным. У Эрирриса было зачарованное оружие – кинжал. Не теряя времени, имперец прыгнул вперёд, нанося колющий удар в голову ближайшему к нему привидению. Духи предков уже начали творить свои заклятия, но спустить их удалось только одному – кинжал Эрирриса точно достиг цели, и один из призраков обдал имперца оставшейся после него эктоплазмой, засыпав его с ног до головы. Заклинание же второго не достигло цели – в двигающуюся мишень не так-то просто попасть. Второго заклятия он уже не произнес – ловко кинутый имперцем кинжал прошёл сквозь призрака, оставив в нём горящую дыру. Это его не убило, но на несколько секунд задержало. Этого времени Эриррису хватило, что бы перекатиться по полу к своему кинжалу, поднять его и добить привидение. Тот тоже осыпался бледно-салатовым порошком, который Эриррис тщательно собрал с помощью листков бумаги (карты и другого чистого листа), и упаковал в сою сумку. Эктоплазма – вещь достаточно дорогая. Уже на вырученные с нее деньги можно купить себе новую одежду или иную потребую сейчас вещь.  
Ничего полезного на тумбах он не нашел, и поэтому сразу пошёл ко второй двери. Только он её открыл... как получил заряд ослабляющей магии! Зацепившись за косяк, и поэтому, сумев удержаться на ногах, он увидел подлетающего к нему призрака, который с ходу колдовал заклятие. Эриррис знал какое. Заклятие «Отнять жизнь». После двух-трех таких его хладный труп не будет иметь ничего различного с давешним мертвецом. Имперец с трудом захлопнул двери и упал с ног. Призрака это не остановит, но ему придется заново колдовать заклятие. Лишь бы к тому времени уже прошло ослабление...
Как и ожидал Эриррис, призрак прошел сквозь двери, словно через пустое место. Но ему действительно пришлось заново творить магию. Имперец никак не мог помешать этому – его сил сейчас не хватало даже на то, что бы встать. Но на крик силы ещё были. Когда заклятие коснулось его, по всему тело прошла невероятная боль. Имперец чувствовал, как холодеют его конечности и затормаживаются мысли... Но вдруг ослабление прошло. Сила, отчасти, вернулись, и первое, что почувствовал Эриррис – ненависть. Какой-то призрак – призрак, даже не человек! решил его убить? И у него это почти получилось! Что бы его, Эрирриса из Катаев, убил жалкий отпечаток души?! Не бывать этому! Собрав все оставшиеся силы, он прыжком встал на ноги и рванулся на призрака, нанося рубящий удар от плеча кинжалом, который даже сквозь слабость, он сумел удержать в руке. Призрак, буквально, был разрезан на две части, которые, спустя мгновение, превратились в известный порошок. От злости, Эриррис даже не стал собирать его – лишь плюнул.
В следующей комнате он обнаружил ещё тумбы с урнами и святилище с двумя сундуками. На одной из тумб лежал свиток, который Эриррис осмотрел и забрал. Свиток Божественного Вмешательства, достаточно полезная вещь, но не настолько важная, что бы ее нельзя было продать. Святилище представляло собой живописную картину – черепа со свечами, круглый выступ с насыпанным на нём серым песком и костями, достаточно уже истлевшие пожертвования на ободке. Осмотрев пожертвования, имперец забрал всё, что более-менее сохранилось, а потом заглянул в сундуки. У каждого из сундуков, как и у наружной двери, замки были обветшалые, но эти были достаточно крепки. Кинжалом, по крайней мере, не вскроешь. Внезапно Эриррису пришла на ум мысль, что вполне разумно было бы оставить ключ от сундуков с посмертными дарами где-то рядом, «что бы мёртвый смог на том свете их свободно открыть». Прошептав заклинание поиска ключей, он осмотрелся вокруг. Действительно, в песке святилища лежал ключ! Потянувшись за ключом, Эриррис ступил ногой в святилещенский песок. 
В его голове взорвался хор голосов. Эти голоса шептались замогильным голосом, и голос становился все злее, злее... 
Тряхнув головой, отгоняя наваждение, имперец схватил ключ и открыл сундуки. В них в основном лежал только прах, оставшийся, видимо, от истлевшей много лет назад одежды. Единственное, что он обнаружил – искомый зачарованный предмет – кольцо – и несколько других позолоченных колец. Кольцо было зачаровано на электричество, касательное действие. Достаточно мощное, следует заметить. Убить – не убьет, но шарахнет изрядно. 
Рассовав по карманам рубахи находки, он двинулся к выходу. Эриррис решил немного поспать, потому как прошлой ночью почти не отдыхал – бабушкино зелье рассеивания требует особенного внимания в приготовлении.
М'Айк-Лжец
Глава XIV: Последние приготовления

Три часа дня. Надо подождать, пока не стемнеет, а потом уходить отсюда, предварительно позаимствовав со склада кое-какие вещицы. Этот сонный стражник, охраняющий трофейную контрабанду, не внушает особых опасений.
Сейчас неплохо было бы пообедать в кабаке Аррилла… – мечтательно подумал Амшегар. – Но нет, лучше не появляться теперь в Сейда Нин. С учётом того, что несколько человек из трактира, включая самого Аррилла, смогут подтвердить мой уход из деревни.
Посему обед придётся готовить самому!
Обедом должен был стать грязекраб. Его поиски привели героя на холмы к северу от Сейда Нин (дальше на север была горная полоса). Заприметив одинокого краба около сети небольших болот, Амшегар достал лук – на этот раз сжигать свою еду ему не хотелось.
Тут он и расположился, прямо под деревом. Хворостом послужили иссушенные и подожжённые известным заклинанием тонкие ветки этого же дерева. Да, даже в такой влажной местности можно спокойно разжечь костёр.
Пока Амшегар ел и продумывал наиболее приемлемый вариант проникновения на склад и в Канцелярию, болотная лагуна заливалась ярким оранжевым светом заката. Тёплые, греющие лучи Морроувиндского солнца. По иронии судьбы один такой лучик косвенно оказал на Амшегара весьма не тёплый и весьма-весьма не греющий эффект.
Отразившись от полированной поверхности чего-то блестящего, свет яркой вспышкой ударил данмера по глазам. Вспышка исходила из пня, что был на мелком болотце, каких здесь множество. На ум Амшегара сразу же пришёл фарготов тайник с кольцом.
– Я чуть про него не забыл! Перед уходом надо будет обязательно заглянуть и туда! Но что ЭТО?
Амшегар потушил костёр и направился на исследование загадочного свечения. Плавать по болоту ему не хотелось, зато прямо на нём был большой каменный массив, на который и забрался герой для лучшей видимости. Внутри пустотелого пня явно что-то блестело. Тайник! Похоже, бедняга-босмер от безысходности распихал всё своё мало-мальски ценное барахло по старым пням.
Авантюрист оставил сумку с пожитками на твёрдой земле и осторожно подобрался к пню на четвереньках, держась за него одной рукой. Внутри был небрежно положенный платок, из которого выглядывали монеты и какой-то белый блестящий штырь. Наверное, мелкие жуки разворошили тайник, что и позволило герою его заметить. Но не так-то просто было до фарготовых «сокровищ» добраться – они были примерно в метре от камней. Амшегар вытянул руку, пытаясь дотянуться до них, и наклонился вперёд сам... но тут кусок пня, за который держался герой, отломился! Лишившись своей опоры, Амшегар кубарем рухнул вниз, «лицом в грязь», что называется. Только на этот раз смысл этих слов можно было трактовать буквально. Отплёвываясь от болотной гадости и проклиная старый пень, злой данмер вынырнул на поверхность.
– Даэдрот! Хотел себя занять?! Занял, блин! Придётся теперь сушить одежду!
Теперь уже, с лёгкостью достав из тайника платок с завёрнутым в него «кладом», герой поплёлся на сушу. «Клад» состоял всего-то из 25 золотых и двух хитиновых заточек, излучающих довольно таки яркое розово-оранжевое свечение. Примечательно в них было то, что они были зачарованы. Судя по всему, на пламя при ударе. Даже не кинжалы и не ножи, хитиновые длинные штыри, с обвязанной тканью ручкой. Довольно таки острые. Их можно было вполне сносно использовать по хозяйству. Ну или в военных целях, в качестве поджигателя стрел, прикрепив к наконечнику стрелы. Благодаря своему лёгкому весу балансировка не особо страдает. В ближнем бою годится разве что для меткого удара в шею или в глаз.
Очень интересное вложение средств у этого Фаргота, – думал герой. – Непрост этот босмер, ой не прост…
Не смотря на обилие болот в этой местности, подобные пни были редкостью, и любопытство (а также жажда наживы) Амшегара заставило его по пути в пещеру контрабандистов обыскивать каждый такой. В двух ничего не было. В третьем нашлось ещё 15 дрейков и пара серебряных вилок. Всё благополучно перемещалось в сумку авантюриста.
Оставаясь незамеченным жителями деревни, герой дошёл до знакомой двери, после чего зашёл внутрь и запер её за собой на засов.
Надо порыскать в ящиках и найти там подходящую одежду, это тряпьё мне надоело, – решил он. – Может даже, я пропустил тут ещё что-то ценное.
Оставалось только дождаться полуночи – Амшегар начал обустраивать место своего временного пребывания.
Найти бумаги... А потом рвануть куда-нибудь… в Пелагиад… Балмору… или Вивек. Усталость после тяжёлых битв и купание в прохладном болоте сделали своё дело – тёмный эльф быстро и охотно задремал. Гамак и бутыль мацта этому хорошо поспособствовали.


Эриррис раскрыл глаза. Судя по всему, сейчас было около девяти вечера. Имперец резко поднялся. Долгонько он поспал, что и сказать. Зато теперь можно объявиться в городе. На некоторое время придется... засветиться в обществе. Достав контур Вварденфелла, он осмотрел то место, где приблизительно располагался Сейда Нин. Если Эриррис все правильно рассчитал, то проплыв по воде, он может незамеченным доплыть до канцелярской пристани. Если пролезть под канатами, он сможет спокойно добраться до Сокуциуса. Но тут есть два препятствия: первое – Гансиель Дуар, страж при канцелярском писце, и второе, не менее неприятное – рыбы-убийцы. До тех пор, пока Эриррис не раздобудет себе более пристойное оружие, эти пренеприятнейшие создания будут ему серьезной помехой. Поэтому придется идти в открытую. Ну что ж, раз так, то так. Только нож лучше спрятать. Начинал накрапывать мелкий дождик... 

Тольвайз Отрален глянула через плечё. В открытых дверях стоял высокий и худощавый имперец, промокший до нитки – одной ногой тут, в тепле трактира, и одной там – в стеновом ливне. Тот быстро зашел внутрь и закрыл за собою двери. В трактире снова стало тихо и уютно, закрытые ставни не пропускали дождя, а гром звучал здесь тише и почти не мешал. 
– Здравствуйте, – поздоровался Аррилл, хозяин трактира, с вошедшим незнакомцем. 
Имперец был одет просто – в холщовую рубаху и штаны, теперь промокшие, местами подранные. У бедра телепалась плотно закрытая сумка. «А глаза-то у него какие – загляденье! Только выглядят они как-то... холодно» – Тольвайз отвернулась от путешественника-имперца и снова начала чистить лежащие на столе наконечники для стрел.
Эриррис огляделся. Мало что изменилось со времен его прошлого визита, трехдневной давности. Разве что на прилавках стало побольше всяческого вооружения, а тот чудесный хитиновый комплект доспехов, что он присмотрел себе тогда, исчез. Обидно, но не страшно.
– Здравствуйте и вам, – ответил Эриррис, всем видом изображая из себя усталого путника с дальней дороги. 
– Вы, наверно, из Пелагиада? Ужасный ливень, правда? – с сочувствием произнес Аррилл. 
– Да уж, не самая приятная часть путешествия, – имперец устало присел на табуреточку перед прилавком альтмера. – У вас чего-нибудь выпить не найдется? Согреться бы… – жалостливым голосом спросил он.
– Легко, – высокий эльф снял бутылку с полки и налил полный стакан мацта, который он достал из под прилавка. – С вас один дрейк.
– Денег у меня нет. Но есть вещи, которые я готов обменять на деньги, – оживленно сказал имперец.
– Уж не будем ли мы сейчас торговаться? – улыбнулся альтмер.
– Не думаю. Может быть, вы мне дадите в долг, а как только я чуток отдохну, сторгуемся? 
– Мы в кредит не даем, – помотал головой Аррилл.
– Так то не в кредит даже! Просто оплата будет по окончанию заказа, а не по оформлению. 
– Ладно вам… – пробурчал хозяин трактира – Наверху питейный зал. Можете там присесть за столиком.
– Спасибо, – сердечно поблагодарил его Эриррис.
Забрав стакан с собой, лже-путешественник поднялся вверх по лестнице в «питейный зал». Там народу было достаточно – и стражники, отдыхавшие после смены, и путешественники, да и просто обыватели, которые были врасплох захвачены дождем. Столиков здесь было немного, больше народу стояло у углового стола в углу. Видимо, такое себе альтернативное представление барной стойки. Самыми примечательными личностями здесь были нордлинг-страж, судя по отметкам, редгардша, имперец в мантии, но с тяжелым железным наплечником и, судя по всему, под его мантией тоже скрывались доспехи. Ну и темный эльф с лютней – странствующий бард. Остальная аудитория ничего необычного не представляла. Но все же, сейчас Эриррису было не до интересных собеседований, тем более, не все из вышеупомянутых товарищей были расположены к разговору. Стражник стоял в углу перед лестницей злой, имперец в мантии сидел за столом и нервно перебирал руками какие-то бусы. Бард вообще сидел вроде как в трансе и тихонько перебирал руками струны – видно, мелодию новую сочиняет. Поэтому Эриррис сел за единственный свободный столик, и стал потихоньку тянуть свой мацт, прикидывая, что продавать, а что нет.

– Я тебя уверяю – купит первый встречный! – не унимался Эриррис.
– Можешь меня уверять, сколько хочешь, но больше я не дам. И так тебе уже в целых 5 дрейков уступку сделал.
– Уф, ладно, 39 так 39. А вместе с остальным сколько?
– Кольца куплю по 12 дрейков, эктоплазму, так уж и быть – 14 за порцию. 
– Итого ровно 81 дрейк,– подсчитал имперец.
– 80, ты ещё за мацт должен, – напомнил Аррилл.
– Да-да, точно. Ну, 80 так 80. Я, наверно, у тебя ж и потрачусь. Нужно кое-какие вещи прикупить.
– Как хочешь. Нужно-то что?
– Мне бы новые рубашку со штанами, ботинки покрепче, пояс и какой-нибудь хороший кинжал, или даже короткий меч. Ну и, наверное, ещё мантию или плащ с капюшоном.
– Одежда не проблема, это у нас есть. Ботинок крепких у меня нет, только простые. Можешь взять сапоги из кожи нетча или хитина!
– Сойдёт. Давай нетчевые – они более удобные. Как насчет кинжала?
– Хитиновые, как я понимаю, тебя не заинтересуют. Есть обычный, стальной кинжал, есть попроще – железный. Из дорогого у меня короткий имперский клинок и серебряный короткий меч. Серебряный, правда, не в самом лучшем состоянии, придется наведаться к кузнецу.
– Имперский. Старый мне не нужен, тем более, серебро не очень крепко.
– Отлично. Ну и мантия – вот, обычная походная, серого цвета. Есть ещё желтого и темно-зеленого, но тебе они вряд ли будут интересны. Ну, и пояс как пояс.
– Сколько с меня? – быстро спросил Эриррис.
– 41 дрейк.
– По рукам. И налей мне ещё стакан мацта.

Одевшись в новую одежду, прицепив к поясу новое оружие и натянув сапоги, Эриррис почувствовал себя намного комфортнее. Можно было бы купить ещё нетчевого доспеха, но он не хотел сильно тратиться. Мало ли, что может случить в будущем?
План дальнейших действий был прост – найти документы и раздобыть информацию об Амшегаре. Для этого идеально подойдет как Сокуциус, так и другой житель, так или иначе с ним пересекавшийся. Судя по тому, о чем талдычили те двое у стойки – это может быть как Тавер Ведрано, так и посыльный Аррилла Фаргот. Осталось только решить, что лучше и что безопаснее. Впрочем, до самого глухого времени ночи, половины второго, оставалось ещё много времени. От нечего делать Эриррис прикрыл глаза и прошептал Прошение. Которое не замедлило ему ответить. Теперь ему было видно, что у стража – Хрисскара, как он узнал у обывателей, – был ключ. Наверное, от имперской Канцелярии. Что ж, возьмем на заметку. Недалеко он него, прямо за стенкой, было нечто магическое. За стеной была комната, в которую вела дверь из этого же зала. Но она была заперта на замок. Механизм был достаточно несложным, для тёртого взломщика, да и для Эрирриса в частности, проблемой не был – после полуночи Дар снова вернется, и его можно будет использовать на замках Канцелярии. Помехой была только та толпа, что здесь шумела. Втихую влезть туда было нельзя – заметят. Вот если бы они все отсюда ушли... Пока не настало нужное время, можно и поразмыслить над этой затеей, безусловно, весёлой.


Глава XV: На дело!

Час пробил! Пора! – решил выспавшийся Амшегар. Для того чтобы двигаться максимально быстро и бесшумно, оружие и сумку с вещами он спрятал в пещере. С собой были взяты только те вещи, которые были необходимы для выполнения операции.
Деревню он решил обойти со стороны. Как он и ожидал, площадь Сейда Нин была абсолютно безлюдна. Пришлось проплыть несколько метров по воде, чтобы попасть в болотный квартал. Рыбаки, чей рабочий день начинался рано утром, крепко спали – здесь тоже никого не было.
Ну, Фаргот справился, значит, и я смогу! – твёрдо решил герой и вошёл в болото с пнём, надеясь забрать желанное кольцо – что может быть лучше для путешественника, чем быстрое и бесконечное исцеление царапин и ушибов? К великому счастью Амшегара, ему не пришлось, как Фарготу, вступать в болото по пояс – мутная жижа дошла ему только чуть выше колен, и вот – Амшегар уже роется в старом пеньке. Так… свёрток… хорошо, а что внутри?..
Но вдруг из хижины рядом послышался шум! Амшегар схватил свёрток и поторопился спрятаться за стену другой хижины. Дверь лачуги открылась, и из неё вышел зевающий данмер в одних трусах.
– О-о-о-х…. не надо было пить столько на ночь…
По всей видимости, данмер посреди ночи вышел на улицу по очень важной причине – справить малую нужду. И не куда-нибудь! Прямо в то самое болото.
– Даэдрот! Дерьмо! – Амшегара явно не порадовало откровение, что местные жители используют болото, где он только что побывал, как общественный туалет! Да, никто в жизни бы не догадался о ТАКОМ тайнике! Что ж..., умно, Фаргот, ничего не скажешь!
Сделав дело, довольный рыбак вернулся в свой дом.
Амшегар развернул свёрток, как и предполагалось, там было искомое колечко с изумрудом (сила которого тут же была использована по назначению), да к тому же ещё солидная сумма золотых (пересчитывать было не время) и отмычка. Похоже, хитрый лесной эльф запрятал в свои тайники набор настоящего диверсанта! Бедный Фаргот! Ему ведь, в силу своего маленького босмерского роста, приходилось чуть ли не по шею окунаться в… продукты жизнедеятельности всей деревни! Амшегар понимал – он только что сделал гадость (а заодно и испачкался в ней), и ему оставалось только надеяться, что босмер не утопится с горя в этом же болоте, когда обнаружит очередную утрату. Возможно, – решил авантюрист, – «когда-нибудь» стоит сюда вернуться и вернуть кольцо владельцу, но сейчас оно гораздо нужнее мне самому.
Награда, конечно, стоила того, чтобы пройтись по вышеупомянутому месту, но на то, чтобы очистить ботинки и штаны от грязи, Амшегар не пожалел времени, предварительно отойдя за маяк. Ему очень не хотелось наследить повсюду, где ему сейчас предстояло побывать.
Надо заметить, здесь было ещё два пустотелых пенька, прямо рядом с башней маяка. В одном Амшегар обнаружил пару десятков золотых и маленькую серебряную рюмку (что взял с собой, разумеется), в другом же – здоровенную железную секиру, ко всему прочему ещё и магическую! Что называется, «на чёрный день». Теперь Амшегар опасался не только за разум Фаргота, но и за здоровье всей деревни (или, по крайней мере, особо наглых стражников). Взять с собой он её не мог – куда вору с таким большим куском металла? Поэтому оставил её здесь же – до лучших времён, или для другого «везунчика».
Пришло время приступать к основной стадии ограбления. Вовремя вспомнив про кольцо из пещеры, наш герой активировал его энергию. Амшегар быстро, но тихо подкрался к каменной стене, отгораживающей проходной двор Имперской Канцелярии. Шум сверчков, магия кольца и полусонное состояние стражника поблизости очень помогли перелезающему через стену герою остаться неслышимым, хотя он и сам приложил немало усилий, чтобы не издать ни одного лишнего шороха.
Мягко и бесшумно данмер спустился на землю. Теперь ему оставалось только надеяться, что в Сейда Нин не было клерков-трудоголиков, предпочитающих торчать в офисе по ночам. Авантюрист попытался открыть дверь офиса Канцелярии. Заперто. Ну что ж, этого следовало ожидать. А офис капитана? Эта дверь тоже не поддавалась. Замки здесь были гораздо добротнее тех, что он встретил в гробнице – попытавшись использовать Фарготову отмычку для взлома, герой нащупал множество пазов и пинов в замковом механизме. Может быть, у него и получится открыть этот замок, если только раньше ни придёт сам начальник канцелярии и не поможет ему. Выход был один – свиток Ондузи.
Ну, если его магии не хватит для взлома этого замка, тогда вообще труба! – подумал данмер, доставая магический пергамент. Оставалось решить, какое помещение сейчас важнее. А что нужно было Амшегару? Документы! Начальник Канцелярии встречает прибывших и удостоверяет личность. А капитан? В его функции, наверное, входит краткий инструктаж туристов, ознакомление их с основными законами и прочая дребедень… А вот вся бумажная волокита должна лежать на плечах канцелярии, на то она и канцелярия! Если я и должен был прибыть несколькими днями ранее, – рассуждал Амшегар, – то документы на меня должны находиться в архивах. Решено, Канцелярия!
Герой достал из кармана свиток, встал вплотную к двери и начал читать руны. По своей природе свиток действует как аккумулятор магической энергии в форме определённого магического эффекта. Так же, как и любой зачарованный предмет, свиток передаёт свою энергию магу, однако она уже структурирована и поэтому практически не требует от него затрат своей энергии. Волшебнику остаётся только по своему усмотрению направить поток высвобожденной силы на цель. Поэтому, как только Амшегар завершил чтение свитка, он почувствовал, как его руки наполняются магической силой преобразования, которая вот-вот сорвётся с них. Герой дотронулся до двери, и в этот момент в замочной скважине раздался характерный звук открытия, ну а свиток же медленно истлевал прямо в руке Амшегара. Попробовав открыть дверь теперь, у него получилось.
Знакомая комната… Большой стол… Грязных тарелок уже нет, клерки всё доели. Бутылка дорогого пойла на месте! Это флин. Да, точно, это был флин – вор узнал этот вкус. Ободряющий напиток. Пойло тут же отправилось в амшегаров мешок, который он предусмотрительно захватил из пещеры. Отмычка всё ещё тут. И шкатулка на своём законном месте. Данмер снова решил опробовать свой навык взлома. И удалось ведь! Удалось с двух движений! Случайность? Везение? Или просто замок плохой? Не столь важно. Главное, что внутри. А внутри было несколько десятков золотых. Осторожно, не издавая шума, Амшегар заставил перекочевать монеты в свой кошель. Ещё на столе и на полках шкафа было много серебряной утвари – герой вспомнил о своём «обещании». Чтобы кувшины и тарелки не громыхали, он обернул каждый большой предмет в куски ткани, подготовленные заранее. Мешок вора значительно набрал в объёме. Вдобавок к этому он запихнул туда ещё и книжку по астрологии, ведь Знания – это сила. Будет что почитать – решил он.
Теперь надо пробраться в офис. Там, кажется, был охранник, нужно быть вдвойне осторожней. Амшегар оставил мешок в первом помещении, а потом вновь использовал кольцо ловкости и, мягко ступая по коврику, направился к следующей двери. Герой прислушался. … Ни звука. Ручка двери медленно повернулась, дверь отворилась, дав вору щель в несколько сантиметров для обзора. Реакции со стороны потенциальной охраны по-прежнему не было никакой. Отворив дверь сильнее, наш герой прокрался в кабинет. Справа от него, рядом с сундуком, на стуле с высокой спинкой дрых охранник. Подозрительно так… даже не храпел. Это настораживало. На столике стояла шкатулка, на полке шкафа – дорогой алебастровый расписной поднос. Эти ценности Амшегар заприметил первыми, но он не стал пытаться завладеть ими, дабы не произвести шума, который мог разбудить охранника. Теперь данмер сосредоточился на поиске чего-либо похожего на документы. Полки ещё одного шкафа были заполнены множеством бумаг.
Должно быть, это и есть архив, но какой-то он маленький… – подумал авантюрист. – И как мне здесь найти себя?
Посмотрев на шкаф внимательнее, он обнаружил на полках маленькие наклейки с числами от одного до тридцати одного. Сегодня – 18 число месяца Урожая, а начиная с 19 числа, бумаг на полках нет. Значит, здесь хранятся данные только за текущий месяц. Так, мне нужно 16 число! Справка о прибытии.., о прибытии… – просматривал герой одну бумажку за другой. – …О, о деловом визите…, не то…, не то… А! вот! Справка об освобождении!

Справка об освобождении из-под стражи, эдиктом Императора Уриэля Септима VII, округ Вварденфелл провинции Морроувинд.
Имя: Джиуб.
Раса: Тёмный эльф.
Профессия: Охотник.
*Подпись*
Сокуциус Эргала
Агент Имперской Канцелярии в Сейда Нин.
16-е Месяца Урожая, год 427 Третьей Эпохи.

Так, это Джиуба, но где моя? Нету! Даэдрот! Что же делать?! Так, если нас хотели освободить из-под стражи, значит, не спроста… должны быть дополнительные инструкции!  Надо посетить офис капитана стражи. Но как? – Амшегар посмотрел на стражника. Тот безмятежно спал. – Ну что, приятель, не одолжишь ключики?
Амшегара интересовала связка из двух ключей, что висела у стража на поясе. Это было архи-непросто, но он смог её бесшумно подцепить, и теперь она была у него. Но если вдруг охранник сейчас проснётся и заметит пропажу!.. О-о-о, что тогда будет… Теперь надо действовать быстро! Воришка тихо вышел из офиса Канцелярии и подошёл к двери кабинета капитана стражи. Один ключ – нет, не подходит. Второй – есть!
Теперь шуметь было нельзя – стражник снаружи мог услышать. У Амшегара было плохое предчувствие, интуиция торопила и подгоняла его.
Никаких архивов нет, но должны же где-то быть документы о моей личности! Наверняка Канцелярия была заранее осведомлена о нашем появлении на острове. Стол. Надо посмотреть в столе!
Медленно открыв выдвижной ящик массивного дубового стола капитана стражи, герой обнаружил там кучу всяких бумаг и письменных принадлежностей. Помимо всего прочего, здесь был небольшой кошель. Естественно, герой попытался его забрать, но тут обнаружил, что кошель привязан коротеньким шнуром к какому-то заклеенному пакету. Из всех бумаг, лежавших здесь, это был самый толстый пакет. К нему была приклеена записка следующего содержания:

16 урожая
Киродиил
заключённый тёмный эльф
инструктаж + пособие.
УТОНУЛ!!
Ответить!

Слово «Ответить!» было перечёркнуто.

Хм… Заключённый-данмер… да ещё и 16 числа, да к тому же утонул… кого-то мне это напоминает… Уж не меня ли? – Амшегар почесал подбородок в раздумье. – Интересненько… Ну нет, просто скампски интересненько! Неужели стражники и впрямь решили, что меня скушали рыбы-убийцы? Или это просто их нежелание нести ответственность за мой побег? Не важно. В любом случае, меня, оказывается, здесь НЕ ИЩУТ! Никто, НИКТО не знает о моём прибытии на остров! Это просто замечательно! Но что в пакете? Так, сейчас нет времени, потом посмотрю!
Порывшись ещё немного в ящике, ничего более интересного Амшегар не нашёл. Но, похоже, этот пакет даст ему исчерпывающую информацию о своём положении и хоть как-то вернёт потерянную память.
Амшегар сунул было пакет за пазуху, но тут булавка, скреплявшая верёвку от кошелька с бумагой, отцепилась, и тяжёлый кошель упал вниз, ударился об пол и разнёс тишину вдребезги!
Скамп подери! – Амшегар услышал за дверью звон ключей и «Эй! Кто там?» стражника. Теперь нельзя было терять ни секунды! Торопясь, данмер задвинул стол и выбежал наружу, но успел осторожно закрыть за собой дверь до прихода стражника в кабинет. Лезть через стену не было времени!
Стражник открыл дверь и увидел пустой проходной двор. Никого.
– Странно… послышалось… Надо поспать хорошенько, а то это уже ни в какие ворота… – пробурчал легионер.
Никто вот уже много лет не грабил сейда-нинскую канцелярию, и на опыте данного стража не было ни одного такого случая, так что он не придал особого значения услышанному. Но, если бы сейчас сонному солдату пришло в голову посмотреть на звёзды или на луны, то он лицезрел бы чудесную картину маслом: «Скальный наездник учится летать», точнее ХОДИТЬ по небесам! В роли скального наездника – Амшегар.
Чудесное умение нашего героя быстро выпивать напитки очень пригодилось ему, помогло и то, что это было хорошее зелье (то самое, которое было им подобрано на дне пещерного озера), и теперь Амшегар стремительно удалялся от Канцелярии ввысь.
Эта левитация… крайне интересный и загадочный эффект (как и многие другие эффекты школы Превращений). Если вы никогда не находились под его действием, то даже самое точное описание не поможет вам понять всей его прелести. По воле человека под этим эффектом, воздух как будто бы мог становиться для него как будто бы твёрдой или жидкой материей в одном месте, и оставаться газообразной в другом… По нему можно было проплыть в любом направлении, гребя руками, а можно было и пройти, как по лестнице… К тому же, чем выше была сила заклинания, тем меньше маг становился подвержен действию земного притяжения. Это открывало поистине невероятные возможности для передвижения. Передвижения силой мысли. Главное только не увлечься и не долетаться до того момента, когда эффект закончится.
Амшегар достиг крыши и бесшумно на неё приземлился. Стражника нужно было срочно чем-нибудь отвлечь, а не то ему могло взбрести в голову сходить да и проверить, как там несёт вахту его коллега.
Тут имперец услышал отдалённые звуки слабого взрыва, а, повернувшись на шум, заметил яркую вспышку на вершине маяка.
Долго страж смотрел на маяк, но вспышек больше не было.
– Вот уж действительно, Шигорат меня достанет! Я свихнусь от этой работёнки!
Имперец поплёлся обратно на свой пост, но открывая дверь кабинета, вновь услышал подобный шум! На этот раз Амшегар попал огненным шаром прямо в огонь маяка (что усилило горение), и, когда имперец оглянулся, он увидел огромные языки пламени, вместо средних размеров костерка.
– Нет, там что-то действительно происходит! Надо проверить! – решил имперский стражник и, выйдя из здания, быстрым шагом пошёл к месту происшествия.
Его задумка сработала! Знание огненной магии пришлось очень кстати даже в таком деле, как воровство!
Тем временем, действие зелья закончилось, и Амшегар осторожно спустился с крыши на козырёк нужного балкона, а затем, и на сам балкон. Естественно, эта дверь была не заперта – чиновникам и в голову не могло прийти, что кто-то сподобится на такое дерзкое ограбление!
Вор попал на верхний этаж склада. Рядом с дверью стоял тяжёлый сундук, из него герой изъял 100 золотых (сундук был «предусмотрительно» не заперт). За неимением здесь интересностей иного рода, авантюрист снова активизировал кольцо ловкости и бесшумно покрался по коридору. Далее была лестница на первый этаж и дверь на улицу. Эту часть здания Амшегар запомнил хорошо ещё с прошлого визита на склад за стрелами.
Похоже, склад совершенно без охраны! А зачем? Действительно, как можно проникнуть внутрь, если не через главную дверь, которая охраняется стражем на улице? А никак! До сегодняшнего дня.
Направо погреб, там делать нечего, а вот и оно! Хранилище вещей.
Вещи хранились в двух местах: на первом этаже было большое скопление корзин и ящиков – тут было продовольствие, приправы, одежда, кое-какое оружие, стрелы, некоторые части лёгкой меховой брони, запасные элементы имперской брони и прочее барахло; вторая же часть склада находилась на вершине башни (к ней вела винтовая лестница) – там содержалось конфискованное имущество контрабандистов: наркотики, оружие, броня…
Амшегар приступил к обыску. Из ящиков на первом этаже он изъял два набитых под завязку колчана стальных стрел, пару имперских коротких мечей. На глаза также попались покорёженные стальные наплечники  и кираса, а ещё куча меховых курток и множество корзин, набитых съестными припасами – всё это забирать было нецелесообразно, поэтому оно так и осталось лежать тут.
Поход на вершину башни был гораздо плодотворнее! В ящиках и корзинах обнаружилась искомая наркота – Амшегар забрал 6 мешочков излюбленной хаджитской сладости и ещё 5 флаконов не менее сладкого напитка. Также здесь были ещё части железных доспехов, выглядящие очень ржавыми и старыми. Особое внимание вора привлёк почти полный, чуть ли не новенький комплект доспехов имперского стражника (только без сапог и шлема), вместе с имперским же палашом. За это, – подумал данмер, – должны хорошо заплатить.
Будь его воля, наш герой унёс бы с собой весь склад целиком, но он уже и так был загружен до предела, к тому же, ему ещё надо было бесшумно вылезти наружу и добраться до своего временного укрытия в пещере. Можно было использовать свиток Божественного Вмешательства, но его герой решил оставить на случай непредвиденной критической ситуации – мало ли, что ещё может произойти!
Амшегар вновь вышел на балкон, откуда он забрался внутрь здания. Теперь надо было бесшумно спуститься и спустить два мешка с награбленным. Эх, было бы под рукой ещё хотя бы одно зелье левитации! Впрочем, это было бы слишком просто и неинтересно.
Осторожно, не издавая ни единого шума, авантюрист спустил на верёвках сначала один мешок с добычей, потом второй, потом слез и сам, повиснув на балконе и мягко спрыгнув.
Надо было лишь пробежать несколько метров и пересечь небольшую речушку, и данмер был бы в безопасности, но в этом случае риск быть замеченным возрастал в разы – стражник, наверняка уже вернулся, не обнаружив на маяке ничего подозрительного, и мог легко засечь бегущего человека с двумя мешками за спиной. И вряд ли это зрелище не вызвало бы никаких подозрений даже у такого тупого охранника, как этот имперец!
Пришлось убираться тем путём, по которому герой сюда пришёл – это длиннее, но риска почти нет. Амшегар перемахнул через каменную ограду у причала и отошёл к маяку. Оттуда он планировал переплыть в рыбацкий квартал, но не тут-то было! Дверь маяка открылась именно в тот момент, когда наш герой проходил напротив неё! И что же ему было делать теперь?

Имперский легионер только сейчас «уладил» все дела со «странными вспышками» на маяке. Для этого он решил лично осмотреть «место происшествия». Что-то долго он там задержался. Ну да ладно, смотри прямо, имперец, смотри прямо… Не захотел смотреть вверх, так и не смотри теперь вниз… Всё? Уходишь? Давай, давай, уходи быстрее, – мысленно повторял герой, ведь находился он сейчас ни где-нибудь, а прямо под помостом на деревянных опорах, ведущим с земли к двери здания маяка, возведённого на холме, окружённом большими валунами. Было очень темно, и, не смотря на свет факела, имперец не смог заметить притаившегося данмера под его ногами.
Посидев так ещё несколько минут, Амшегар вылез, наконец, из своего укрытия и осмотрелся – беспокойного стража нигде не видно. Значит можно возвращаться! Герой быстро пробежал несколько десятков метров открытой территории и очутился в знакомом «квартале безнадёги». Ну а оттуда он уже спокойно мог обогнуть деревню и вернуться к своей пещере, что и сделал. Его воровская миссия была успешно завершена.


Глава XVI: След взят!

Поставив пустой стакан на стол, Эриррис улыбнулся. Способ проникнуть в комнату по соседству с залом был достаточно легок и красив. Для разминки сойдет.
В питейном зале осталось только трое – редгардша, бард и сам Эриррис. Хрисскар ещё два часа назад ушел в свои бараки, а имперец в мантии (боевой маг, как он узнал), покинул трактир буквально десять минут назад, весь вспотевший и с дрожащими руками. Как он узнал, это помещение используется и как общий зал для веселья, и как почивальня для добросовестных путешественников. Со склада Аррилл приносил сюда тюфяки с простынями и подушками, стелили их на площадке ближе к лестнице, а столы сдвигали в угол, ближе к двери в комнату. Комната, между прочим, принадлежала именно Арриллу, что добавляло необходимости её почистить. Выручку он там, скорее всего, не держит, но несколько дорогих, личных, вещей там должно быть.
За тридцать минут до полуночи, все должно было начаться. Тольвайз Отрален, работница при Аррилле, ушла домой. Редгардша Элон, бард и Эриррис сдвигали столы в угол, перебрасываясь короткими фразами. Когда имперец тащил тяжелый стол (Элон дивилась – чего бы просто не подвинуть), тот как бы невзначай коснулся ручки двери. Раздался тихий щелчок, и редгардша сразу же насторожилась.
– Что это было?
– Хм? – удивленно посмотрел на нее Эриррис.
– Мне показалось, будто что-то щёлкнуло, – неопределенно покачала головой она.
– А, не обращай внимания, – махнул рукой он. – То, наверное, мои кости так хрустят, если ни что иное, – хихикнул он со своей шутки, заранее им продуманной, но неудавшейся.
– Да ну тебя. Нужно было как все нормальные люди столы двигать, – зло откликнулась она.
– Даже уже и выпендриться нельзя… – кисло ответил тот.
– Нельзя, – язвительным тоном сказала она.

Все постояльцы уже спали. Имперец только что поднялся наверх, закончив разглядывать шкаф с вещами. Примеривается, наверно, на ещё несколько покупок. Аррилл потянулся. Не очень интересный вышел денёк – вон, и Альбециус ушел, и с Фарготом проблемы… – чего это на него так Хрисскар обозлился?
Вдруг ему заложило уши от взрыва. Шкаф напротив лестницы полыхнул и упал, издавая громовой стук. Часть его разлетелась вдребезги, а стену лизали языки огня, расползаясь по свежей краске. Раздался топот ног, и по лестнице сбежали редгардша с бардом-данмером. Аррилл вытащил из под стойки ведро и молча бросил его редгардше, другое же он взял в руки сам и, распахнув дверь, выскочил во двор. Элон, все поняв, побежала за ним, чтобы набрать воды, бард же взялся за тряпку и предпринял попытку забить огонь.

Эриррис тихонько притворил за собой двери. Вышло всё так, как и ожидалось – все они бросились тушить огонь. Пришлось пожертвовать зачарованным кинжалом. Хорошо, что хитин поддается огню – иначе бы высвободить впаянную в кинжал магию было бы не так просто. Ну да ладно – не суть важно. Зато теперь у него есть несколько минут для того, что бы обшарить комнатку на наличие полезных вещей. Первым делом он порыскал под кроватью. И удача сразу же улыбнулась ему – там лежала хорошая кираса из какого-то гибкого, чешуйчатого материала зеленого цвета. Шкура, естественно. Главное достоинство этой брони Эриррис оценил, когда без особых проблем смог её сложить в свою сумку. Потом он обыскал саму кровать. Под матрасом он нашёл небольшой мешочек с дрейками, и его он сразу же сунул в карман. Заодно и кошель нашёл приличный. Под одеялом не было ничего интересного, а вот под подушкой он нашел искомый магический предмет – зачарованный на эффект школы Восстановления стальной кинжал.
Видно, на оружейную легкость. Неплохо – вот и замена хитину в борьбе с призраками и другой потусторонней нечистью, заодно им и орудовать легко, – подумал Эриррис.
В комнате ещё был сундук, но он оказался закрыт, и его пришлось оставить – ни времени, ни подходящих инструментов имперец не имел. Поэтому, запихнув кинжал в сумку, он вернулся обратно, предварительно закрыв за собой дверь. Подойдя тихонько к окну, он приоткрыл ставни. Окна были самые обычные – без стекол и «крестовины». Имперец забросил туда сначала сумку, а потом и сам перелез во двор. Окна выходили на помост перед дверями, так что его никто не видел. Благо, они не преминули закрыть за собой двери. Подобрав сумку, он пошурудил в ней и, вытащив свою походную мантию, натянул её на себя. Не теряя времени, Эриррис спрыгнул с помоста прямо в липкую грязь, оставляя за собой отчетливые следы, и побежал к воде. Как только он добежал до небольшого заливчика у трактира, он свернул, и теперь бежал уже вдоль берега, у рыбацких хижин. Таким образом, он добрался до маяка. Там он присел и стал ждать. Ждать он умел, тем более, осталось относительно недолго – примерно час. Следы он достаточно запутал. Элон – разведчица, она должна понимать, что по воде Эриррис беспрепятственно (ну, почти, если не считать рыб-убийц) может уйти на острова, а там уже ищи-свищи. Кипиш тоже поднимать не будут – как Аррилл, так и Элон. Как же это – у торгаша и неплохой разведчицы из под самого носа приханырили несколько ценных вещей? Властям пожалуются – весь городок узнает. Тем более, власти тут сонные, вряд ли что-либо предпримут. Даже в соседние города не соизволят сообщить. Поэтому это дело останется между ними. Разве что, теперь Элон нельзя будет тревожить, да к Арриллу наведываться. По крайней мере, открыто. Бард-то не проблема.
– Ну да ладно, пора уже и ждать, – проворчал Эриррис.

Вначале из воды была видна только макушка. Потом стали видна глаза, и, наконец, вся голова полностью показалась над поверхностью. Эриррису пришлось очень быстро ретироваться от маяка, когда какой-то придурок стал бросать в его верхушку огненные шары. Час от часу не легче – стражник прибежал быстро, имперец едва успел нырнуть в воду. Благо, эти проклятые рыбины ночью имеют привычку спать.
– Нехорошо. Разбеспокоили стражу… Придётся все делать быстро, – стараясь грести как можно тише, Эриррис поплыл к «причалу» – дощатому пирсу, огороженному натянутыми канатами. Доплыв, он зацепился за доски и, подтянувшись, залез на него. Пока что его никто не заметил. И то хорошо. Эриррис проверил, легко ли его короткий меч выходит из-за пояса. Снова призвав Дар, он открыл дверной замок. Чуть-чуть приоткрыв двери, он заглянул внутрь. Гансиеля не было, пока что. Есть время немножко поработать. Зайдя внутрь, имперец благоразумно прикрыл двери, не захлопывая их. Теперь его взгляд шарил по комнате, в поисках документов. Шкаф с бумагами попался ему на глаза почти сразу.
– Архив. Хм, возможно, Сокуциусу и повезло… – подумал Эриррис, подходя к шкафу с документами. Судя по всему, здесь расположение велось по дням. Значит, искать нужно на 16 число.
– Хм. Странно. Такое впечатление, будто здесь уже кто-то лазил… – пронеслось в его голове.
Вот! На имя Джиуба – архивированная копия. Сжечь его прошлые документы было достаточно импульсивным поступком, но сейчас можно всё исправить…
Он положил бумагу на канцелярский стол и пододвинул к себе чернильницу с пером. Пошарив немного в коробочке с канцелярским набором, он нашел там искомый предмет. Коробочка с мелким, рассыпчатым порошком белого цвета – вот что он искал. Примерявшись, он аккуратно присыпал порошком ненужные надписи… и они исчезли! Гениальное изобретение одного клерка, призванное удалять нежелательные кляксы чернил, очень здорово помогло сейчас Эриррису. Хорошо, что он наведался именно сегодня – завтра бы уже чернила въелись окончательно, и вытянуть их порошком было бы проблематично. Взяв в руки перо, имперец внимательно осмотрел слова документа… Значит, привычка писать тонким слоем, быстро, но аккуратно, делать небольшие завитушки в конце слов… понятно. Вписав вместо стертых слов нужные, Эриррис осмотрел свою работу. Подражать почерку другого человека было его давешним талантом, хотя и редко используемым. Присыпав свежие чернила специальным мелким песком, чтобы не размазались, он, довольный, засунул свернутую бумагу в сумку, и немного прошёлся по ящикам стола, ничего не обнаружив.
Внезапно, он услышал шум открываемой двери. Это заставило его поторопиться покинуть Канцелярию. Закрыв за собой дверь, он нырнул в воду. Благо, чернила в Канцелярии хорошие, водостойкие. Доплыв до маяка, он присел за камнями и одел предварительно спрятанную там мантию. В Сейда Нин оставалось только одно невыполненное дело.

Тавер Ведрано приотворила дверь. За порогом стояла достаточно высокая фигура, кутавшаяся в капюшон своей мантии, так что не было видно даже кончика носа.
– Здравствуйте. Можно войти? – и, не дожидаясь приглашения, незнакомец зашел внутрь, закрывая за собой двери.
– Конечно, конечно, – пробормотала Тавер, тихонько вытирая раскрасневшиеся глаза полотенцем. – Вам что-либо было нужно?
– Можно и так сказать. Присядем? – любезно предложил он. В её же доме! Каков наглец!
– Может быть, вы для начала представитесь? – раздраженно попросила данмерка.
– В этом нет необходимости, но можете звать меня Джиубом, если вам так заблагорассудиться.
– Ну что ж, господин Джиуб, присядем, – Тавер пододвинула себе стул у стола, и села, демонстративно не предложив стула незваному гостью. – Может, все же скажете, что вам нужно?
– Всего лишь несколько вопросов, – он без приглашения сам придвинул себе стул. Лицо он до сих пор держал в тени.
– С чего я должна на них отвечать незнакомцу, который врывается в мой дом, нарушает все правила приличия в гостях и вообще ведет себя не подобающим видом?! – наконец вырвалось у неё.
– Тому есть несколько причин, но вам их знать не обязательно. Важно только то, что мы здесь одни, и никто не видел, как я заходил сюда. Ясно? А теперь, я бы хотел получить несколько ответов.
– Да… – пролепетала Тавер. Его голос звучал так тихо и уверенно, что она не сомневалась – он сделает то, что мог.
– Первый вопрос. Что вы знаете о личности, по имени Амшегар? Внешние признаки меня не интересуют.
– Он недавно нашел убийцу Процессуса. И пещеру контрабандистов вычистил. А недавно он ушёл отсюда! Утром этого же дня ушёл!
– Есть идеи, куда? – поинтересовался Эриррис.
– Может быть в Балмору, может быть в Вивек. Если в Балмору, то он должен остановиться в Пелагиаде, он по пути. Вивек дальше, но богаче Балморы.
– Неплохо. Как добраться до этих городов?
– На дороге указатели есть! Там написано, всё…
– Хорошо, – он кивнул головой. – Второй вопрос. В чём он был одет? Какое при нем было оружие?
– Он весь в хитине был! И меч при нём… да, и он ещё белым отблёскивал! – воскликнула, чуть не плача, Тавер.
– Вот и хорошо, – кивнул головою незнакомец. – А теперь я, наверное, вас покидаю. Всего хорошего. – Он, слегка поклонившись, направился к двери.
– А вы… разве вы?.. – выдавила она.
– Нет. Зачем же? Ввиду некоторых событий, это было бы слишком неосторожно, – кинул он через плечё, выходя за дверь.
После хлопка закрываемой двери, раздался ещё один, звук упавшего тела. Тавер всё же не выдержала…

Эриррис был доволен. Он узнал достаточно, чтобы продолжить выполнение своей задачи. Значит, Амшегар отправился в Балмору или Вивек? Неплохо. Между ними нулевая дистанция – имперец догадывался, что это была за фигура, которую он заметил при осмотре территории на магию, на полуострове. И кто копошился в бумагах, он тоже знал. Так что, дальнейшие планы ясны – скорее всего, он направился к более близкому Пелагиаду, чем к далёкому Вивеку. Путь решён, осталось только исполнение…


Глава XVII: Загадки множатся…

[…] – комментарии героя.
____________________________

– Ну вот и всё! Дело сделано.
Герой крепко запер на засов входную дверь, добрался до обустроенного гамака, снял с себя доспехи и мокрую одежду и принялся разбирать украденное. Но любопытство не давало ему покоя: лишь только он переоделся в сухую одежду, выложил барахло со склада, устроился в гамаке и хлебнул флина, как тут же достал пакет с запиской капитана Гравиуса касательно себя.
Утонул, значит? Посмотрим, что это за документы предназначались для утопшего… Инструктаж плюс пособие… Пособие это, наверное, тот кошель.
Амшегар раскрыл кошель.
– Да здесь меньше сотни! Должно быть, мне следовало поручить какое-то задание. Шпионская разведка? Пора вскрывать пакет!
В пакете находился ещё один запечатанный конверт и целых три письма.
– Та-а-ак, почитаем!.. – потёр ладонями авантюрист.

***
Капитан гарнизона Имперской Канцелярии Сейда Нин округа Вварденфелл провинции Морроувинд Селлус Гравиус,
По указу Его Верховного Величества Императора Уриэля Септима [Бла бла бла…], на остров под стражей [Хороша же стража!] будет отправлен заключённый из тёмных эльфов. Мы не располагаем сведениями о его настоящем имени [А незачем вам!], нам известны лишь многие «прозвища» этой преступной личности [Даэдрот, какие? Перечислить что ли не могли? Мне ж интересно!]. Вероятнее всего, он представится перед вами очередным таким «именем» [Прям пророчество какое-то!].
По прибытии заключённый должен быть освобождён из-под стражи и в обязательном порядке проинструктирован Вами о его положении и обязанности служить Его Верховному [О боже, снова этот крендель!] Величеству Императору Уриэлю Септиму. Этот пакет содержит информацию о задании заключённого на Вварденфелле [Ага! Вот это уже интересней!]. Вы получили эти указания, инструкции для заключённого и пакет документов. Никому их не показывайте. Не пытайтесь прочитать документы. Пакет запечатан, и ваши попытки вскрыть его будут обнаружены и наказаны [Ха! Обнаружены? Наказаны? Ну-ну… Разуйте глаза! Тут в вашей провинции вещи похлеще творятся: я вот, утонул, а канцелярию ограбил, сижу тут теперь, вашу писанину читаю].
Вы должны передать пакет и инструкции лично заключённому и оказать посильное влияние на его стремление выполнить все указания, содержащиеся в нём. [Мораль почитать, что ли?] Пособие заключённому в сумме 87 септимов прилагается [Извините, конечно, но мне понадобится несколько… э-э-э… БОЛЬШЕ средств. Но не стоит беспокоится! Я уже взял].
Предположительное время прибытия заключённого в Сейда Нин: 15-е Месяца Урожая сего года.
Мне выпала честь подготовить это по указу Его Верховного [Треклятые…] Величества Императора […бумагомаратели!] Уриэля Септима.
Глабрио Белльенус
Личный Секретарь Императора
10-е Месяца Урожая, год 427 Третьей Эпохи.
***

Так, так, так… – постучал пальцами по бутылке с флином Амшегар. – Имени мне походу не видать. Хотя, я и к Амшегару уже привыкать начинаю… Но кое-что всё-таки проясняется! Значит, я был… нет, ДОЛЖЕН БЫЛ БЫТЬ освобождён по указу самого императора! Большая шишка… К тому же вырисовывается какое-то задание… Очень интересно… Так, второе письмо…
Авантюрист развернул следующий лист бумаги с императорской печатью.

***
Капитан гарнизона Имперской Канцелярии Сейда Нин округа Вварденфелл провинции Морроувинд Селлус Гравиус,
По указу Его Верховного Величества Императора Уриэля Септима [Опять начинается…], на остров под стражей 15 числа Месяца Урожая сего года ДОЛЖЕН БЫЛ [Хе-хе-хе] прибыть заключённый из тёмных эльфов. Однако у нас возникли непредвиденные проблемы – заключённый попытался совершить дерзкую попытку побега из тюрьмы Имперского Града, воспользовавшись моментом его освобождения из камеры [Ай да я! Ай да я!]. Как известно, ещё никому не удавалось сбежать оттуда, не удалось и теперь, но, при задержании, чтобы не нанести заключённому вреда, были задействованы имперские маги – мистики и иллюзионисты [Кажется, теперь мне ясно, что с моей памятью…]. Как бы то ни было, им пришлось прибегнуть к чрезвычайным мерам, и заключённый попал под действие сильного экспериментального заклинания успокоения, основанного на стирании из сознания мыслей, ведущих к агрессивным действиям индивида [Иллюзии, поглоти их Обливион!]. К сожалению, формула заклинания имела существенные недостатки и недоработки, вследствие чего на беглеца подействовал один из побочных эффектов – кома [Замечательно… просто блеск!]. По всем заверениям магов и целителей, кома может продлиться от нескольких часов до нескольких недель.
Несмотря на всю нелепость ситуации, было решено не отменять транспортировку заключённого на Вварденфелл [Они всё-таки не вынесли моего общества]. Мы считаем, что такое состояние даже поспособствует его спокойному и безопасному путешествию [Ага, поспособствовало. Особенно для перевозчиков!]. По прибытии заключённый должен быть освобождён из-под стражи и находиться под вашей ответственностью до пробуждения, после чего вы обязаны будете проинструктировать его, провести с ним воспитательную работу и убедить в необходимости и неотвратимости несения преданной службы Его Верховному Величеству Императору Уриэлю Септиму. Пакет с документами, который вы получили ранее, предназначен для передачи лично заключённому.
Предположительное время прибытия заключённого в Сейда Нин: 16-е Месяца Урожая сего года.
Мне выпала честь подготовить это по указу Его Верховного Величества Императора Уриэля Септима,
Глабрио Белльенус
Личный Секретарь Императора
11-е Месяца Урожая, год 427 Третьей Эпохи.
***

Чудесно! Значит, эта потеря памяти – побочный эффект! Или нет, не побочный?.. заклинание должно же было как-никак СТИРАТЬ мои мысли, а значит, и память! Даэдрот! Будем надеяться, эффект пройдёт, и она ко мне вернётся. А вот с комой вовремя получилось.
Так, тут есть ещё одно письмо… о, это же мои инструкции!


***
Вы получили эти указания и пакет документов. Никому его не показывайте. Не пытайтесь прочитать документы. Пакет запечатан, и ваши попытки вскрыть его будут обнаружены и наказаны [Дежавю?].
Следуйте этим указаниям.
Отправляйтесь в город Балмора в районе Вварденфелл. Свяжитесь с человеком по имени Кай Косадес. [Ой, уже бегу!] Вы должны выполнять все его приказы. Мы не знаем, где он живет, поэтому вы должны узнать об этом сами в трактире «Южная Стена». Там знают, где найти Кая Косадеса. Когда вы с ним встретитесь, передайте ему пакет с документами и ждите дальнейших распоряжений.
Помните, вы обязаны Императору своей жизнью и свободой. Будете верно ему служить – вас наградят [Ещё 87 дрейков?]. Обманете его – вас постигнет судьба всех предателей [Юмористы…].
Мне выпала честь подготовить это по указу Его Верховного Величества Императора Уриэля Септима,
Глабрио Белльенус
Личный Секретарь Императора
***

Итак, инструктором мне должен был стать некий Косадес… Посмотрим теперь, что у нас тут…
Без промедлений Амшегар вскрыл пакет, предназначенный для Кая, но ему предстояло разочароваться.
Скамп! Всё закодировано! Этого следовало ожидать… Шифр, значит. Тогда, получается, Кай Косадес – имперский шпион! Никаких указаний о моём задании в письмах капитану! Похоже, они доверяют только шпионам… Хм… выбрали меня наверняка не случайно. Значит, информация о причинах этого выбора должна быть предоставлена этому шпиону… И только он может её прочитать! Надо навестить этого Кая. Навестить и ЗАСТАВИТЬ перевести послание! Я не собираюсь выполнять приказы какого-то там императора! Или, может быть, стоит найти эксперта по шифрам… Но сначала всё-таки нужно избавиться от груза. Так, надо всё ещё раз перечитать и хорошенько обдумать, а поутру выдвигаемся… – Амшегар посмотрел на карту и отхлебнул флина. – …в Пелагиад.



Конец 1 тома
М'Айк-Лжец
ТОМ 2


Глава XVIII: Незваный гость

Маленькая тюремная камера. Несколько тусклых солнечных лучиков пробиваются сквозь маленькое зарешёченное окошко и падают на тёмного эльфа. Это наш герой. Амшегар сидел на табуретке и играл свисающими с потолка цепями.
– Нас выпустят, это точно! – по ту сторону решётки отчётливо послышался голос Джиуба.
– Джиуб? Это ты? – Амшегар поднял глаза, но за решёткой никого не было. – Что за наваждение!? – данмер схватился за голову.
– Эй, там!
Амшегар вновь посмотрел за решётку – там стоял Фаргот и держал в руках здоровенную железную секиру размером чуть ли не со свой рост.
– Да, да, ты! – указал Фаргот на Амшегара – Ты не видел моё кольцо?
– Э-э-э… нет, простите, нет кольца! – быстро ответил тот.
– Ох уж эти стражники! Ну ладно, мы ещё посмотрим! – второпях сказал босмер и убежал куда-то.
Кольцо… какое кольцо? – Амшегар подскочил с места и стал рыться в карманах, но там ничего не было.
– Стой! Куда ты?
Теперь за решёткой стоял Джиуб.
– Как тебя зовут?
– Э-э-э… я… я…
Но он не мог вспомнить своего имени.
– Я не помню! – сказал Амшегар Джиубу, но там его теперь не было, однако на том месте, где он стоял, на полу лежал запечатанный пакет. Безымянный поднял его и раскрыл. В нём находился свёрнутый во много раз листок бумаги. Данмер присел, развернул его и прочитал: «Тихо, стражник идёт.»
В этот момент из-за решётки послышались шаги. Сюда приблизились два стражника из Имперского Легиона.
– Именем… Его… Верховного… Величества… Императора… Уриэля… Септима! – торжественно проревел один.
– Отвечай, где скуума?! – заорал второй.
– Я действительно не знаю, о чём вы говорите! – Амшегар попытался оправдываться.
– Мы знаем, она у тебя! И сахар тоже! – настаивал легионер.
– Отпираться бесполезно, это ты украл, так что, открывай! – поддержал его второй.
– Да ничего я не брал!
Откуда они узнали? – пронеслось в мыслях Амшегара.
– Тогда мы сами откроем! – Стражник полез в карман за ключами, но там их не было.
– Да он и ключи украл!
– Нет, нет, постойте, тут явно что-то не так! – отпирался герой.
– Я сбегаю за отмычкой! – сказал один стражник и убежал.
– Открывай! Я за товаром пришёл! – не унимался страж.
– Но я не могу!
– Ключи у тебя в кармане!
Амшегар сунул руку в карман и вынул оттуда флакон скуумы!
– Даэдрот! – в ужасе вскрикнул герой и опрокинулся со стула, случайно задев рукой тайную кнопку на стене.
Тут всё задрожало, и в стене напротив открылся потайной проход. В проходе стояла высокая фигура в золотой маске.
– Мы прибыли туда, где вас выпустят. Следуйте за мной, – невозмутимо молвила фигура и неспешным шагом пошла вниз по лестнице.
– Открывай же! – во всё горло орал страж.
– Выбирайте сами, что указать в бумагах, – послышалось герою из-за спины. Он судорожно повернулся и увидел улыбающегося во весь рот Сокуциуса Эргаллу с документами в руках.
Амшегар зажмурился.
– МЕЛАР, ЧТО Б ТЕБЯ!! ОТКРЫВАЙ!!!

– Мелар? Кто это? – авантюрист пробудился. – Скамп возьми, ну и кошмар!
Он лежал в гамаке, где и должен был быть. Рядом валялись пустые бутылки из под спиртного. Только сейчас наш герой вспомнил, что вчера ночью, ища в ящиках контрабандистов что-нибудь съестное, он нашёл пару бутылок гриифа. Вдохновлённый своим головокружительным успехом на воровском поприще, Амшегар откупорил их, неминуемым следствием чего стала телепортация жидкости, в них содержащейся, в желудок нашего героя. Под действием оной в его тронутую голову пришла нездоровая идея закусить лунным сахаром (а заодно и провести научный эксперимент – выяснение причин хаджитского пристрастия к сей сладкой субстанции опытным путём).
– Мела-а-ар! Мульвизи! Где вы там все???!!! – послышались крики снаружи.
Блин, так это, оказывается, не только действие сахара, запитого гриифом! Кто-то ломится в дверь. Даэдрот! Это же кенты контрабандистов! А Мелар, наверное, тот маг!
Амшегар быстро нацепил на себя доспехи, взял оружие и побежал на выход – он решил проверить, кто там.
– Мелар! Мульвизи! Проклятье! Это я, Релам! Откройте же кто-нибудь!
– Иду, иду! Не ори! – сам проорал Амшегар.
– Ну наконец-то!
Герой посмотрел в дверную щель: на улице стоял данмер средних лет в нетчевой походной одежде, с очень недружелюбным выражением лица. Амшегар открыл дверь.
– Какого скампа ты так дол… Что?! А ты кто?! И где Мелар?!
– Спокойно, спокойно! Я новый член команды. Мелар и Мульвизи отправились на поиски сбежавших рабов.
– Что? Рабы сбежали? Как так!? Вы что, не заперли дверь?
– Э-э-э… нет, но…
– Впрочем, мне всё равно! С сахаром у вас, надеюсь, никаких проблем не возникло? – всё таким же грубым тоном продолжал данмер.
– Всё в полном порядке! А вы что хотели? – улыбнулся авантюрист.
– Ты идиот? – покачал головой гость. – Мелар, что, не объяснил тебе, что я приду за товаром?
– Ну… он что-то там сказал насчёт сахара и скуумы, что придёт покупатель, но я думал, что он сам будет решать все эти дела.
– Постой, скуума? Так вы достали и её?! – в его глазах показался жадный блеск.
– Ну конечно!
– Замечательно! Похоже, не всё так и плохо… Ладно, давай, показывай! – нетерпеливо сказал данмер и быстро пошёл вглубь пещеры.
– Идём.
Амшегар пошёл вслед за ним.
– Когда Мелар вернётся, скажи ему, что заходил Релам и забрал товар, и чтоб больше не было таких задержек! Постой, что это? – Релам обнаружил следы крови на каменном полу пещеры, оставшиеся после сражения Амшегара с контрабандисткой. – Ай! – и тут же получил веслом по макушке за свою наблюдательность.
Удар был весьма хорош! – весло, до этого мирно стоявшее рядом с контрабандистской лодкой, теперь сокрушилось о голову незваного посетителя и издало характерный звук треснувшего дерева. Релам же валялся в отключке.
Хорошенько обыскав данмера, Амшегар изъял всего-навсего 20 золотых монет и широкий железный мачете. На улице тем временем стояло раннее утро. Пора сваливать! – решил герой. – Спасибо вовремя нарисовавшемуся «будильнику», а то только Шигорат знает, сколько бы я ещё так дрых! Но сначала…

– Муууу!!! – возопил Релам, орошённый ведром холодной воды. Он не мог сейчас молвить ничего более членораздельного, ибо в рот его был вставлен кляп. К тому же у него были связаны руки и ноги, а сам он – привязан к двери загона для рабов.
– Ну, для начала, здравствуйте! – поприветствовал герой пробудившегося гостя. – Как вы помните, вы плавно опустили эту норму обыкновенной вежливости, посетив моё временное убежище.
– Ууу! у-мууу! – силился избавиться от кляпа тот.
– И я тоже приветствую вас! Боюсь, я не смогу тут с вами задержаться и поболтать – меня ждут кое-какие неотложные дела, поэтому наш разговор будет коротким.
– …
– Отлично, похоже, мы поняли друг друга, – довольно кивнул головой Амшегар. – Меня интересует следующее: Кто ты такой? На кого работаешь? То, что ты пришёл за наркотой, я уже понял. Так вот, меня интересует, где лучше сбыть товар в Балморе? И кроме неё, где вы находите покупателей? Теперь отвечай, – он вынул кляп изо рта Релама.
– Сволочь! Ты не представляешь ещё, с кем связался! Ты пожа… Аааа!... – Амшегар тягостно вздохнул и сделал пасс руками, сотворяя заклмнание, от чего Релам почувствовал жуткий холод.
– Повторяю свой вопрос, – растягивая слова, процедил герой, – меня интересует…
– Аааа! прекрати! я отвечу! прекрати!.. – заорал пленник.
Изувер перестал морозить гостя, после чего тот стал более разговорчивым:
– Камонна Тонг, чужеземец! Если тебе это о чём-то говорит. Камонна Тонг найдёт и выпотрошит тебя, аай! – теперь Амшегар продемонстрировал на госте свои познания в ещё одной сфере магии Разрушений – электрической.
– Что это? организация контрабандистов?
– Нет, болван, но мы и этим занимаемся… – рыча от гнева, сказал связанный данмер.
– Кому ты собрался продавать наркотики?
– Ра’Вирру! Ра’Вирр из Балморы хорошо платит…
– Так…, где ещё?
– Хаджиты, все хаджиты купят этот товар, а остальные сами знают, где нас найти! Что ты сделал с Меларом?
– Да ничего особенного. Показал ему, что его магия не так уж и мощна для среднего уровня авантюриста. Когда освободишься… ммм… ЕСЛИ освободишься, сможешь на них посмотреть, я отнёс трупы в дальние отсеки пещеры.
– Даэдрот! Ты заплатишь за это! Если меня долго не будет, сюда нагрянут парни из нашей организации! Камонна Тонг так просто этого не оставит!
– Ну, это мне уже не грозит, – улынулся герой. – Как я говорил, мне уже давно пора. Так что, счастливо оставаться! И привет друзьям!
Амшегар повесил на плечи приготовленный заранее мешок с краденым барахлом и направился к выходу. Привязанный к закрытой двери Релам ещё кричал ему вслед всевозможные проклятия, но герой не обращал внимания. Дойдя до реки, он размахнулся и забросил дадеко в воду ключ от двери загона и от рабских наручей по совместительству, которые в полном составе (3 шт.) были надеты на руки несчастному гостю.
Путь в Пелагиад был не очень длинен. Начинал накрапывать дождик, и Амшегар, надев на голову капюшон походной мантии, ускорил шаг.



Глава XIX: Плавные движения

Отхлебнув ещё мацта, Эриррис поставил стакан на стол. В Пелагиаде Амшегара никто не видел, а это могло значить как то, что он не останавливался здесь, а пошёл напрямую в Балмору, так и то, что он мог на самом деле пойти в Вивек. Однако он мог и не направиться сразу в другой город, он вполне мог и переждать где-нибудь ночь, и уже поутру направиться к своей цели. Ведь в том и вся прелесть преследования – делать наиболее вероятный выбор, разочаровываться при неудаче, или же радоваться при успехе. Балмора, на взгляд Эрирриса, была более привлекательным местом для такого человека, как Амшегар, но, как-никак, он был очень неординарной личностью, и с него вполне станется отправиться в Вивек. И всё же, всё же... Имперец нервно поскреб ногтями по столу. Балмора была для него более привлекательной целью не только как более вероятная цель маршрута Амшегара, но и по другим причинам. В Вивике достать то, что ему нужно, намного сложнее, чем в Балморе, исходя из рассказанного ему путешественниками...
Он перевёл взгляд на вошедшего в таверну человека. Хотя, вернее будет сказать, зверочеловека – в зал вошла хаджитка, одетая в коричневую полинялую походную мантию. Её движения были плавными, легкими, но точными, когда она шла, когти не царапались о дощатый пол. Это указывало на три элемента – легкая и аккуратная походка говорила о привычке красться, плавные и легкие движения призваны производить как можно меньше шума, а точность и грациозность этих движений выдавали сильные познания в рукопашном бое, одним из традиционных стилей хаджитов «Дождь-на-Песке». Хаджитка села осторонь, у лестницы, и стала мелкими глотками тянуть из стакана красноватую жидкость. Эриррис окончательно утвердился в своем первоначальном мнении. Флин – не самое дешёвое удовольствие для обычного человека. Взяв свой стакан с мацтом, он подошел к хаджитке.
– Могу я присесть?
– Садись, человек-с-плавными-движениями. Вы танцор? У вас такие грациозные шаги...
– К сожалению, нет. Они сопряжены с проффесией несколько иного рода – непринужденно улыбнулся Эриррис. – Могу я узнать ваше имя?
– Анаси, имперец. Что ж тебе нужно от Анаси? – промурлыкала она.
– Всего лишь помощи. Профессиональной помощи. Ведь у хаджитов заведено помогать своим собратьям?
– Что имперец знает о хаджитах, что бы с таким видом толковать об этом? – поинтересовалась Анаси.
Эриррис обернулся, будто проверяя, что никто их не слушает, наклонился к ней ближе, и прошептал:
– Ва'еро ри норк иль саамен, С'Анаси.
У Анаси глаза стали похожи на два чайных блюдца. В них было неподдельное изумление. 
– Са мерк ол'и Та'Агра ниис? – тихо спросила она на том же плавном языке.
Имперец коротко кивнул. Хаджитка воровато переглянулась, и схватила его за рукав рубахи.
– Пойдём-ка со мной, братец, – потянула она его за собой прочь из гостиницы.

Вскоре, она завела его в дом. Плотно закрыв за собой дверь, она прижалась к ней, будто боялась, что кто-то войдет. Затем она снова посмотрела на Эрирриса, оценивающе.
– Ну что ж, рассказывай... твое имя хоть как?
– Эриррис. Хотя можно и по-нормальному.
– Ну что ж, Эрирр, спрашивай, что хотел, а взамен и Анаси найдет, про что спросить тебя.
Эриррис кивнул, соглашаясь. Хаджитка жестом пригласила его присесть, чем он не преминул воспользоваться.
– В Вварденфелл меня привели некоторые дела, достаточно тонкие, – начал он. – Но... скажем так, я не имел возможности ознакомиться ни с местной культурой, ни с географией. И это меня очень сильно сковывает в действиях...
– Можешь не продолжать. Я расскажу тебе вкратце, что хочешь. О чем хочешь узнать, странный человек?
– Местные группировки, политические интересы главных фракций и немного о городах.
– Расскажу, что смогу, – Анаси вздохнула. – Есть три главных учреждения данмеров – Дома. Дом Редоран имеет главную резиденцию в Альд Руне, и в Вивеке есть его филиал. Редоранцы – воины, помешанные на чести. Хоть и достаточно неплохие люди, но для Анаси слишком идеалистичны. Дом Хлаалу имеет резиденцию в Балморе и так же филиал в Вивеке. Анаси скажет одно – торгаши. Приняли имперскую культуру и черпают привилегии, сами отдают предпочтение принципу «Деньги правят миром». Дом Телванни – они очень распространились по всему побережью Азуры – это восточные берега, – и городов у них много, но считается у них главным город Садрит Мора, и у них тоже есть филиал в Вивеке. Телванни – колдуны без принципов, действуют, как хотят – иногда даже открыто воюют друг против друга. Управляются они великими Лордами-Магами – они по одному на их город сидят, и каждый свои порядки имеет. И ещё – они самые яростные приверженцы рабовладельчества, и поэтому Анаси их очень не любит. Есть еще Храм Трибунала и Имперский культ Девяти – это религиозные фракции. Трибунал – религия всего Морроувинда, не только Вварденфелла, основывается на триумвирате людей-божеств. В Вивеке живёт один из них, город назван по его имени, но всё же некоторые данмеры, эшлендеры, к примеру, отрицают Трибунал и АЛЬМСИВИ, их обвиняют в ереси и ординаторы-храмовники ведут за ними жестокую охоту. Имперский культ надеется обратить местных – опять, эшлендеров, – в веру Империи, но пока что – хаджитка хихикнула – получает только мертвых пилигримов и миссионеров. С эшлендарами лучше дел не иметь – большинство из них сразу же, как тебя увидят, попробуют устроить тебе встречу с духами предков. Гильдии Бойцов, Магов и Воров – очень распространены по большим городам. Гильдия Бойцов – типичная наемническая организация, которую подмяла под себя Камонна Тонг. Маги – исследователи и заведуют телепортациями, а воры оно и понятно – нашему брату всё одно. Уже догадался, какая профессия Анаси? – полюбопытствовала она.
– Конечно, – имперец позволил себе легкую улыбку. – Лёгкие движения тебя выдают.
– Анаси советует тебе поговорить с нашими людьми. Анаси тоже за тобой следит, и ей кажется, что из тебя выйдет хороший вор...
– К сожалению, у меня есть другая работа, очень затратная во времени, – извиняющее развел руками Эриррис.
– Ну, тогда слушай Анаси дальше. Есть еще Камонна Тонг – очень злые и плохие люди. Они тоже воруют, но они занимаются и контрабандой, и налётами, и рабами, и убийствами. Злые люди, без совести. Анаси советует держаться тебе от них подальше. А есть еще Мораг Тонг – это «официальная» гильдия убийц. Гильдия-культ Мефалы, они профессиональные мастера меча и теней. Холодные и странные люди. Имперский Легион, думаю, тебе понятен. К Империи официально лояльны Дом Хлаалу, Культ Девяти, Легион, Гильдия Магов и, можно добавить, Храм Трибунала и дом Редоран. «Дикие» данмеры – эшлендеры, – и Редоран подчиняются старым традициям, но Редоран служит Трибуналу, а он говорит, что Империя – друг, хотя сам относится к ней нейтрально. Телванни же – анархичное общество, которое подчиняется только себе самому, и сильно враждует с гильдией Магов из-за монополии на магические услуги. Тут и там разбросаны лагеря контрабандистов и бандитов, севернее можно найти некромантов. Это всё, что может дать тебе Анаси. О местной географии Анаси тебе ничего не скажет, она посоветует обратиться к опытным разведчикам из больших городов.
– Спасибо, – искренне поблагодарил её Эриррис.
– Теперь Анаси задаст тебе вопрос. Кто ты? Что ты здесь делаешь?
– И всё же, я отвечу неполно. Скрытная я, всё же, личность. Я акворкулоп, если ты меня понимаешь. Таких, как я, не очень жалуют. Я приплыл на остров на спец-тюремном корабле. С каторги Киродиила меня, и других каторжан, вез грузовой корабль «Семирамида», в земли Морроувинда, на шахты. О том, как я попал на корабль, я тебе не буду говорить – слишком уж неправильна вся эта история. А дела... я ищу одного человека. Очень опасного человека, страшного. И это всё, что я могу сказать.
– Анаси удивлена. Такой странный молодой человек, ктаар... Ты нравишься Анаси. Такой загадочный. Позволь Анаси стать твоим другом, Эрирр, – промурлыкала она.
– Я польщён, такая честь... – невнятно пробормотал имперец.
– Значит, Эрирр согласен? Прости Анаси, если она замурчит, как котёнок. Аниси редко находит друзей. Позволь Анаси преподнести дар дружбы – хаджитка всунула в руки растерявшегося Эрирриса красивую бутылочку нежного коричневого оттенка с высоким горлышком. Сбоку была красиво прилеплена этикетка, на которой значилось «Эксклюзивное зелье пера» – Возьми. Полезная вещь, и к тому же очень вкусная. А теперь иди! Тебе, наверное, уже пора...
Уже на пороге Эриррис обернулся, и внимательно всмотрелся в лицо (или, вернее сказать, морду) Анаси.
– Тебя что-то беспокоит? Я же вижу, можешь не отнекиваться.
– Возможно... Друзья должны делиться заботой. Анаси очень напугал человек из Камона Тонг. Он говорил, что нет больше Гильдии Воров, а только Камона Тонг, и что Анаси должна заплатить, что бы ей не сделали больно. Анаси страшно. Он говорил так тихо, но так серьезно...
– Где он? – просто спросил Эриррис.
– Анаси так неудобно... Обременять своего друга такими делами...
– И всё же. Моё дело может и подождать – никуда отсюда не денется. А с Камона Тонг, чует моё сердце, мне ещё не раз придётся встретиться.
– Раз ты так настаиваешь... Поищи в Гнаар Моке. Это маленькая рыбацкая деревушка хлаальцев, туда от Балморы недалеко совсем...
– Я позабочусь об этом, Анаси. Всё же, мы теперь друзья, – уже собираясь уходить, Эриррис неожиданно запнулся. – Анаси, а ты не знаешь в Балморе никого, кто бы смог мне продать...
– Анаси понимает, – улыбнулась хаджитка. – Спроси Ра'Вирра, он может продать тебе много чего.
– Спасибо. А сейчас, мне, наверное, пора идти.
– Прощай, зеленоглазый, – помахала лапой Анаси.
На дворе было, наверно, уже часов десять. Теперь же его путь лежал в Балмору. А там уже будь, что будет – Амшегар рано или поздно все равно наведается туда.



Глава XX: Пелагиад

Очень переменчивая погода тут, в районе Горького Берега. Буквально за несколько секунд начался ливень, но через десять минут он прекратился, густые облака рассеялись, и небо вновь стало ясное и солнечное.
Из болот Горького Берега на живописные зелёные равнины и холмы Аскадианских Островов вела горная тропа. Дорожный указатель говорил Амшегару, что Пелагиад именно в этом направлении. Миновав горы, герой столкнулся с новым «препятствием» – дорогу ему нагло преградил представитель местной фауны, уже знакомый ему зубастый червяк (в действительности носящий имя «фуражир квама»). Огненные шары давались данмеру всё легче и требовали теперь меньше затрат магической энергии – у него явно была склонность стихийной магии. Фуражир выдержал лишь два таких «огненных чуда», так и не допрыгав до цели.
Когда путник прошёл ещё некоторое расстояние по возвышенности, перед ним раскинулись огромные просторы зелёных лугов и кристально чистое озеро. Лучи утреннего солнца играли на водной глади, а гигантские грибы, росшие на равнинах, просто поражали воображение! Чудесный вид. Пелагиад также открылся для обзора – это были маленькие домики и фермы в западном стиле, а также имперский форт.
Герой пошёл по тропинке в сторону населённого пункта. Тут на пути ему встретилось ещё одно странное животное – гуар. При виде данмера гуар не проявил никакой агрессии, а лишь продолжил жевать траву. Такой расклад вполне устроил авантюриста, и он продолжил свой путь.
Спустя двадцать минут наш герой вошёл в деревню. Он порядочно утомился, неся тяжёлый груз, и первым его желанием было быстрей продать украденные товары (на втором месте было желание по-человечески поесть в какой-нибудь таверне). Вывески на самых больших домах прямо указывали на первостепенную важность этих зданий. Это были: таверна (так же, как и в Сейда Нин, единственная на всю деревню), оружейный магазин и магазин прочих товаров. Перво-наперво герой решил избавиться от тяжёлого мешка с доспехами.
– Добрый день, путник! – поприветствовал Амшегара высший эльф, стоящий у прилавка. – Я Уулернил, хозяин этого магазина.
В комнате помимо многочисленного оружия и доспехов, разложенных на полках и самого торговца, находился охранник из Имперского Легиона. Облом! – только сейчас дошло до Амшегара то, что продавать добропорядочному торговцу украденные из ближайшей к этому магазину другой деревни доспехи и оружие Имперского Легиона, да к тому же на глазах у стражника из этого же Легиона – это, по меньшей мере, глупость, которая может стоит ему свободы! Наверняка они заподозрят неладное, а потом сюда придут люди из Сейда Нин с соответствующими вопросами… тут-то всё и выяснится… Нет, надо придумать другой план!
– Здравствуйте, – поприветствовал торговца данмер. – Я интересуюсь зачарованным оружием и доспехами, могу я посмотреть ваш ассортимент в этом плане?
– О, к сожалению, наш магазин торгует только обычным снаряжением, так что, – покачал головой тот, – боюсь, вы не найдёте тут то что искали… Надо сказать, в Пелагиаде нет ни одной магической лавки, вам лучше поискать в более крупных городах – Балморе, Суране или Вивеке.
– Ну что ж, и на том спасибо.
Амшегар вышел из магазина. Здесь был ещё один – магазин торговца Мебестиана Энке. Торговец – широкое понятие, он должен покупать и продавать как оружие, так и всё остальное. Наверняка он покупает такие товары – размышлял герой. – Но как ему их предложить?.. Надо бы сначала заглянуть в трактир и разузнать побольше информации о нём (а заодно и наполнить желудок какой-нибудь едой).
С утра в таверне «На полпути» было не очень много посетителей.
– Чего изволите? – спросила трактирщица, молодая данмерка.
– Добрый день, я бы хотел заказать еду и выпивку…
Получив заказанный завтрак, состоящий из солёного риса с жареной никсятиной и стакана шейна, Амшегар сел за один из столиков в углу зала и принялся обдумывать дальнейшие свои планы.

– Большое спасибо за еду, – закончив свою трапезу, авантюрсит обратился к трактирщице. – Вы не могли бы рассказать мне об услугах, предоставляемых этим милым маленьким городком?
– С радостью, – улыбнулась она. – Этих услуг-то здесь не так уж и много. Как вы уже, наверное, поняли, вы сейчас находитесь в главном, хи-хи, городском заведении. Впрочем, тут ещё есть имперский форт и пара магазинчиков.
– А здесь действительно нет торговцев магическими товарами? Ну или типа того?
– Да вроде бы и нет… Есть, разве что, филиал Имперского Культа в форте. Там, насколько я знаю, можно приобрести снадобья, а так никаких магов тут нет.
– Ясно. Меня интересует ещё кое-что… Я бы хотел найти тут человека, который продаёт… ну или покупает… особые товары… э-э-э… что-то типа…
– Контрабанды, краденного, – предугадала мысли героя данмерка.
– Э-э-э… хе-хе, – замялся Амшегар. – Ну-у-у…
– Угу! – трактирщица покосилась на Амшегаров мешок. – Этими всеми делами занимается Мебестиан Энке, обращайся к нему – не ошибёшься.
– Вот так вот просто? – удивился авантюрист.
– Да. Здесь уже всё давным-давно куплено и продано, ребята из Легиона не прочь получать с этого барыши. Не ты первый приходишь сюда и интересуешься «магией» – усмехнулась она.
– Весело живёте.
– А как же! Мебестиан поставляет в трактир дорогостоящие контрабандные напитки, а я рекламирую его магазин, где ты точно сможешь и купить, и продать «особые», как ты выразился, товары. Но учти, он мастер своего дела и с радостью спустит с тебя три шкуры за свои товары, торговаться с ним очень непросто! Да, и не пытайся продать ему сахар, понял? Вот тут гарантии беспроблемной сделки не будет!
– Что ж, спасибо за информацию! Я тогда пойду.
– Удачного дня, – рассмеялась девушка. – Заходите в наше заведение ещё!

Амшегар продолжал дивиться свободным и открытым нравам этой страны. Или, может, это просто удача продолжает сопутствовать ему? Выйдя из таверны, он направился к нужному зданию.
– Добрый день! – поздоровался с бретоном-торговцем герой, войдя в здание и увидев того за прилавком.
– Здравствуйте, – Мебестиан посмотрел на мешок в руках Амшегара. – Вы хотите что-то продать?
– Вы абсолютно правы! Позвольте показать вам мои товары.
– Ну что ж, по-видимому, товаров у вас много, давайте посмотрим…
Стражник, стоявший рядом, прекрасно видел происходящую сделку и характер товаров нашего героя, но никакой реакции с его стороны на это не последовало. Он просто стоял в сторонке у шкафа с оружием, как бы «рассматривая товары». Похоже, трактирщица была права!

Амшегар ожидал от сделки большего… Мебестиан спокойно осмотрел предложенные вещи (колчан хитиновых стрел, два имперских коротких меча, мачете Релама, неполный комплект доспехов Легиона, «Магию звёзд», мешочек с эктоплазмой, свиток Храбрости, серебряные подсвечник, две тарелки, кувшин, три рюмки, четыре вилки и ножик), а потом так же спокойно сказал: «340. За всё». И авантюрист с этим ничего не мог поделать.
– Вам в первую очередь нужна эта сделка – твердил Мебестиан и ни в какую не соглашался на большую цену.
Пришлось согласиться Амшегару.
Теперь в общей сложности в кошельке нашего героя звенело около 1200 дрейков –  весьма неплохая сумма, как он рассудил. Для начала, разумеется.
Громоздкие товары были проданы, но авантюрист ещё не собирался покидать Пелагиад – он был очень заинтересован Имперским Культом, что располагался в форте, точнее услугами, оказываемыми им населению. Амшегар надеялся, что добрые жрецы помогут восполнить его пробелы в магии школы Восстановления. Магической дисциплины, содержащей в своём арсенале полезнейшие заклинания, которые пригодятся любому искателю приключений.
Форт величественно возвышался среди бескрайних лугов Аскадианких Островов. Помимо обычных легионеров, здесь были ещё и лучники – лёгкая пехота, избавляющая окрестности Пелагиада от всех напастей (Как было услышано Амшегаром в таверне, главная проблема деревни – это шайки бандитов). Пройдя через центральную дверь форта, герой поинтересовался у легионера, как найти Имперский Культ. Оказалось, он располагался прямо тут, на первом этаже за дверью, около оркессы, торгующей имперским военным снаряжением. Состоял филиал культа всего из двух комнат: одной – с алтарём Девяти и второй – комнаты жрицы Игфы, молодой девушки из нордлингов, которая оказалась единственным постоянно живущим здесь членом Культа и являлась по совместительству ещё и алхимиком. Вот она-то и нужна была Амшегару.
Данмер постучался в дверь.
– Входите, открыто.
– Приветствую вас, меня зовут Амшегар, – герой вошёл в комнату, в глаза ему сразу же бросились многочисленные алхимические инструменты и склянки, стоявшие на полках. – Вы целитель Имперского Культа, ведь так?
– Да, я Игфа, алхимик и служитель здешнего алтаря Девяти. Вы, стало быть, пришли за благословлением Всевышних Девяти? Если так, то вам нужно помолиться у нашего алтаря, принести пожертвование и попросить исцеления или покровительства одного из богов или нескольких (это напрямую зависит от величины вашего подношения).
– Это всё конечно здорово, – улыбнулся герой. – Но я пришёл по другому поводу.
– А… вы хотели приобрести что-то из наших эликсиров. Показать ассортимент?
– И снова не угадали. Вы, судя по всему, очень опытный алхимик, а насколько хорошо вы разбираетесь в магии Восстановления?
– Весьма неплохо, – сказала польщённая комплиментом по поводу своего алхимического мастерства жрица. – Довольно часто мне приходится лечить раненых путешественников вроде вас, да и солдат, бывает, тоже… Быстрее всего ставит на ноги суммированный эффект настоек и магии лечения, иногда же бывает так, что эликсиры не оказывают вообще никакого исцеляющего эффекта, тогда без магии просто не обойтись.
– Дело в том, что я действительно один из таких вот путешественников, и хотел бы сам освоить основные принципы магии этой прекрасной школы и выучить несколько простеньких заклинаний. Вы мне поможете в этом деле? Ну хотя бы с азами?
– Хм… – удивилась Игфа. – Нечасто меня об этом просят. Обычно люди приходят к целителям, желая получить готовый продукт, без затрат собственных сил и времени. Похвально, Амшегар, это радует, что вы хотите сами вникнуть во всю красоту и прелесть этого великолепного магического искусства, а, на мой взгляд, даже лучшего!
– Станет ли это искусство и для меня «лучшим» с вашей помощью?
– Ну… учитель из меня не очень хороший, особенно, когда дело касается магии, где одно понимание мало что даст – нужно чувствовать энергетические потоки, проходящие сквозь тебя от Магнуса, уметь ловить их и преобразовывать в желаемый эффект. Одна теория тут мало что даст, но если дело касается самих заклинаний, формул, силовых слов и жестов, то тут я могу вас научить. Техника тоже немало значит.
– Это хорошо…
– Но от вас потребуется многочасовая практика! Что бы заклятье безотказно работало, нужно довести его воспроизведение до уровней рефлексов, полностью разобраться в его структуре и прочувствовать его сущность!
– Да, я понимаю, о чём вы говорите. Именно это я проделал с заклинаниями из школы Разрушения и теперь с лёгкостью могу сжечь что-нибудь одним движением руки.
– Ха-ха-ха, – рассмеялась жрица. – Только не надо демонстрировать это в моей лаборатории.
– Так вы научите меня заклинаниям?
– А какие именно вас интересуют?
– Все, – просто сказал данмер. – Все, что вы знаете.
Она широко улыбнулась и хитро посмотрела на авантюриста.
– Что? – смутился Амшегар. – Я хочу выучить все заклинания Восстановления… Что тут такого?
– Да нет, ничего, – хихикнула служительница Культа.
– А-а-а… я понял. Вы, видно, думаете, что это слишком будет сложно для меня, я ничего не пойму, а назавтра всё забуду. Ну нет, будьте уверены, всё у меня прекрасно получится, я и не такие сложности решал…
– Хорошо, хорошо, в ваших способностях я не сомневаюсь, – добродушно сказала она. – В таком случае, деньги вперёд, и мы начнём обучение.
– Сколько?
– Все. Все, что у вас есть.

В три пополудни Амшегар вышел из форта, читая свои записи с алгоритмами и формулами новых изученных им заклинаний и пытаясь в них вникнуть. Как оказалось, не так уж и много приёмов знала Игфа. Но зато это были самые важные из школы Восстановления, которые незамедлительно должен освоить любой её адепт. Это были: восполнение сил (самое простое, единственное, что он почти полностью понял), лечение отравлений и паралича (средней сложности), исцеление обычных болезней (для Амшегара – вообще пока что тёмный лес), заживление малых ранений (более-менее понятно), восстановление качеств и способностей (ни скампа не ясно, всё на общих принципах). Также Игфа научила данмера ещё одному интересному заклятию, но уже из другой школы – школы Колдовства. Отпугивание нежити. Весьма полезно, как раз на любителя шарить по данмерским гробницам. За свои знания Игфа, оторванная от занятий алхимией и очень ценящая своё время, затребовала огромную сумму – 2000 золотых, и очень удивилась, когда Амшегар не отказался от обучения, но начал торговаться и предложил показать ему только самые главные и простые заклятия за несколько меньшую, но всё же приличную цену. Жрица, поражённая рвением героя к знаниям, не долго думая, согласилась. Сошлись на 900 дрейках
И теперь, сидя на лавочке, наш герой силился сотворить «чудо». Восстановление запаса сил – не так интересно, и уж тем более, не так полезно, как исцеление повреждений. Куда более понятным Амшегару, нежели Сердечное Лечение, стало слабое восстановление здоровья – сама Игфа почему-то назвала его эффективным… то ли ликёром, то ли бальзамом некой Балины. Ну и скамп с ним, с названием – подумал Амшегар. – Хоть «Бальзам Балины», хоть «Водка из малины», главное – что б работало!
Однако у него ничего не получалось. Три попытки, пять, десять… Бестолку. Никакого лечения, напротив, два раза данмер каким-то образом сотворил пламя, которое чуть не подожгло рукав его мантии! Что-что, а вот магия стихий действительно сидела у Амшегара в рефлексах. Тогда он попробовал другой способ: медленно вытягивая целительную энергию из кольца, он прислушивался к ней, к ощущениям волшебства восстановления, к силе и направлению энергетических потоков и вихрей, после чего попытался воспроизвести то же самое. С четвёртой попытки получилось! Амшегар был уже более чем здоров, но это не помешало ему почувствовать превосходство мощности этого простенького заклинания по сравнению со слабосильным кольцом.
Ладно, потом ещё потренируюсь – решил герой, уже чувствовавший порядочное истощение запасов маны, поглядел на свою «продвинутую» карту, составил маршрут, встал со скамейки и направился к следующей вехе своих приключений в Морроувинде – Балморе.



Глава XXI: Мастер убийства

У развилки, возле дорожного указателя, стоял человек, закутанный в дорожный плащ, и внимательно смотрел то на таблички, то на обрывок бумаги у себя в руках. Наконец сложив его и запихнув к себе за пазуху, человек, пошёл по правому пути. Пути, который вёл, если верить указателю, в Балмору.
Эриррис шёл по дороге. Всё же, дела в Морровинде принимают интересный оборот, да и вообще... Вскоре он заметил, как от дороги ответвляется ещё небольшая тропинка. Тропинка эта упиралась в дверь. Заинтересовавшись данной особенностью пейзажа, имперец направился к ней. Как уже мог убедиться Эриррис, двери в самых неожиданных местах – обычное явление для этой страны. Когда он подошёл ближе, то увидел выцарапанную выше двери надпись – Аданумуран. Было такое впечатление, будто дитя игралось с ножиком. Угу, дитятко двухметрового роста, как минимум, и силы борца – царапины достаточно глубокие. Внимательно осмотрев тропинку, он обнаружил на ней свежие следы больших трехпалых лап и нескольких пар ног в ботинках, ведущие к дверям, но не ведущие из них. Отсюда вывод: в пещере есть несколько животных, и, как минимум, трое человек. Был еще прерывающийся след, идущий бороздой в пыли, навеивающий мысли о награбленном добре. Почти наверняка то, что здесь проживают грабители, приручившие несколько животных. Несложно. Вытащив из-за пояса свой имперский короткий меч, он толкнул двери и попал в небольшое каменное помещение с неровными стенами. Впереди горел факел, освещавший перед собою ещё одни двери. Прямо дежавю какое-то. Уже собравшись дернуть за ручку, Эриррис заметил искры на замке. Ловушка. Довольно улыбаясь, он вытащил свой новенький щуп. Недавно он разжился неплохими отмычкой и щупом. Щуп был выкуплен у Мебестиана Энке, торговца в Пелагиаде, а отмычку вытащил из дома фермера, который рядом же с Пелагиадом и жил. Несколько повозившись с неподдающейся ловушкой, имперец всё же обезвредил её и открыл дверь..., сразу же шарахнувшись в сторону. Прямо перед ним, пощелкивая осиными челюстями, стояло неописуемо уродливое, собакоподобное животное зеленого цвета, с большими трехпалыми лапами. Издав мерзкий стрекочущий звук, сопровождаемый утробным урчанием, оно бросилось на Эрирриса, но тут же завизжало и упало. Имперец вытащил из насквозь пронзенной головы свой меч. Вот таких они и приручали! Неприятно, но всё же, не смертельно. Его мысли оборвал вскрик. Девушка-данмерка сверкая безумными глазами, перепрыгнула через канаты с помоста, который находился в соседнем зале. Там лестница, перекрытая дверями, вела на помост, а от него вглубь уходило отверстие-проход. Брызжа слюной она, размахивая большим железным палашом, кричала.
– Подонок! Как ты посмел убить её, мою маленькую Меру! Тварь!
Эриррис понял, что она говорила об этом чудище. Привязалась девушка к своим питомцам... Даже жаль стало, когда он, присев и, тем самым, уклоняясь от её атаки, ударил её повыше пупка, отчего она выпучила глаза и замерла, а потом упала, хрипя, с рассеченным горлом. Переступив через еще дергающийся труп, он направился к двери. Как оказалось, она тоже была защищена ловушкой, но Эриррис вскрыл её с первого раза. Наложена была неумело и криво, отчего сама, фактически, разваливалась. Держа оружие наизготовку, он продвинулся вглубь прохода. Он вывел его в длинный коридор, справа от которого были видны открытые дощатые задвижки, а слева – ещё двери, но уже поопрятнее. А в самом конце коридора было ещё двое таких же чудища. Которые уже учуяли его и побежали растерзать непрошеного гостя. От челюстей первого Эриррис отпрыгнул и рубанул перед собой крест-накрест, вырезая торчащие глаза и челюсти. Истекая кровью и визжа, тварь упала к ногам Эрирриса и сразу же была заколота. Вторая «собака» ударила имперца лапой, но тут же с визгом попыталась её отдернуть – имперский клинок насквозь прошил жёсткую шкуру. Едва успев отпрянуть от щёлкающих челюстей, имперец вынул свой меч из её лапы, и загнал лезвие глубоко под шею твари. Та отправилась на тот свет вместе со своими товарками. Вдруг левые двери отворились, и оттуда вышел данмер без рубашки, с недовольным лицом. Видно, ещё один из «зверолордов», как их насмешливо окрестил имперец. Ошалело оглядев трупы животных и имперца с окровавленным коротким клинком, он на мгновение растерялся. Но всего лишь на мгновение. Уже в следующую секунду он выхватил из-за пояса маленький хитиновый топорик, и бросился на имперца. Тот стал в боевую стойку, и как только данмер приблизился, нанес ему колющий удар в торс. Но противник увернулся, и наискось рубанул, целясь в шею противника. Эриррис, отступив назад, избежал попадания и мечом заблокировал ещё один удар топора. И тогда данмер мощным ударом задвинул Эриррису в челюсти, от чего тот потерял равновесие и упал. Бандит с хлестким смешком рубанул по лежащему имперцу, но тот откатился, и ещё лежа резанул запястье врага, от чего тот выронил свой топор и издал короткий крик боли. Дольше он кричал не смог, потому что Эриррис, встав, коротким рывком загнал ему свой меч под рёбра. Оттерев свой клинок от крови, имперец подошёл к деревянной двери, предварительно осмотрев загон для животных. Там он нашел только две миски, набитых крысиным мясом, и кучу костей, видимо, человеческих. Приоткрыв дверку, он вошёл в большую широкую пещеру, плавно уходящую вверх. Дальше в пещере был выстроен помост с навесом. Вдруг раздался томный голос, исходящий с помоста.
– Милый, почему ты так долго? Ты заставляешь меня ждать.
Эриррис ухмыльнулся. Поднявшись по лестнице, ведущей на помост, он увидел гамак, укрытый мягкими простынями, и лежащую на в них данмерку. У неё был точно такой же взгляд, как и у того данмера.
– Ты кто? Где...
– Я – гость. А тот данмер мертв. Вместе с вашими очаровательными созданиями, с коими я имел удачливость познакомиться.
– Как ты... – не закончила она, прикусив губу, и уставилась на имперца.
– У вас два варианта: вы сидите здесь тихо, и я вас не трогаю, или же вы повторите судьбу всех остальных, кто попытается мне помешать.
Данмерка молчала. Лишь бешеный огонь в её глазах, под давящим холодом изумрудных зениц Эрирриса, гас.
– Вот и хорошо. Пожалуй, вы можете дать мне ключ от сундука? – он указал на стоящий рядом с гамаком сундук.
Она молча указала на стол, прикрываясь одеялом. На столе лежал ключик, с помощью которого он вскрыл и тот сундук, и второй, который был обнаружен в углу. Нашёл он в них больше сотни дрейков и два красивых кольца с огранкой. Все это он забрал с собой, и молча вышел из зала, под давящим взглядом всё так же молчавшей данмерки.
Дальше же он встретил ещё одного, мага. Но тот не успел даже начать своё заклятие – Эриррис метнул ему свой меч прямо в горло. В следующем каменном гроте он напоролся на данмерку с дубинкой, и она тоже была убита. После устранения всех потенциальных врагов, Эриррис занялся обыском двух помещений. Всего он нашёл пару дрейков у разбойников, и почти полный комплект нетчевых доспехов в ящиках. Доспехи он с удовольствием надел, чувствуя теперь себя полностью экипированным. Больше никаких ценностей он не нашёл. Выйдя из пещеры с гордым названием Аданумуран, имперец продолжил свой путь в Балмору.

К ночи он добрался до Балморы, самого большого города в Вварденфелле, после Вивека. То, что он пришёл так поздно, объяснялось тем, что он по ошибке  пошёл дальше по той узкой, засыпанной пеплом расселине, которую здесь называют фоядой. Он зашёл достаточно далеко, прибив по дороге множество летающих и омерзительно каркающих тварей, называющихся скальными наездниками. Дошёл он до даэдрического святилища, где его чуть не убил огненный атронах, и, только после этого, с сильными ожогами на руках, он добрался до Лунной Бабочки – имперского форта. Там ему помогли оклематься от ран, совершенно бесплатно, и указали дорогу, чтобы впредь не заплутал. Да и ещё пришлось выслушать того типа, Ларриуса Варро... Прав был Эриррис – не раз ещё его пути пересекутся с Камонной Тонг. А сейчас он просто взял самый дешевый номер в трактире «Восемь Тарелок» и мгновенно провалился в крепкий, но чуткий, сон.



Глава XXII: О кувалдах, героях и варварах

Идти на северо-запад, всё время придерживаясь левой горной гряды, потом пройти по тропинке между двух горных цепей, и так, пока не выйду к реке Одай, а после просто пойти по реке до Балморы, – составил свой маршрут Амшегар. – Заблудиться довольно-таки сложно.
Дорога без приключений, не считая жирных крыс и фуражиров квама, которых Амшегар довольно-таки хорошо наловчился отстреливать из лука (он бы с радостью сжёг их огнём, но сейчас решил экономить запасы магической энергии – мало ли что), заняла минут двадцать. Но потом…, когда данмер увидел слева от себя старую дверь в горах... Конечно же, он подошёл ближе и даже прочёл название пещеры: «Улуммуза».
А вдруг бандиты? – пронеслось в голове у авантюриста. – Или контрабандисты… В любом случае, это может оказаться прибыльным делом, а, учитывая местные расценки, мне очень понадобятся деньги! Уверен, в Балморе найдётся им применение.
Так наш герой в очередной раз нашёл неприятности.
Зайдя внутрь, данмер попал классическую пещеру, длинный туннель в горной породе. Факелы, прикреплённые к полу, освещали путь. Это говорило о том, что люди здесь действительно есть. Амшегар держал натянутую стрелу наготове и медленно продвигался вперёд по извилистому коридору, сначала осторожно выглядывая за каждый поворот, а уже потом идя дальше. А вот и первый обитатель – тёмная эльфийка в простой одежде и с коротким мечиком за поясом. Поначалу она не замечала нашего героя, потому что он был очень хитёр, осторожен и скрытен…
– Эй! – вскрикнула данмерка, видя прячущуюся за поворот голову Амшегара. – Я тебя видела! Выходи! – Она быстро достала короткий меч.
Поняв, что над элементом внезапности ему надо ещё очень долго и упорно работать, Амшегар выскочил из-за поворота, целясь в эльфийку из лука.
– Ты, верно, заблудился, приятель! – недобро проворчала данмерка.
– Я…
– Стоп! Не оправдывайся, меня это не интересует. Даю тебе три секунды, что бы убраться отсюда подобру-поздорову. Раз!
– Это ты, похоже, что-то спутала, – улыбнулся Амшегар. – Али не видишь: ты на моём прицеле, не я!
– Понятно, – улыбнулась она в ответ. – Упрямый, значит?
– Ага.
– ГОДРОД!! – заорала она на всю пещеру. – У нас посетители!
Амшегар отпустил тетиву. Но данмерка в этот момент вместо того что бы убежать, рванула к нему – видимо, недооценила авантюриста как потенциально опасного воина. Стрела не попала в цель – враг был слишком быстр.
Надо побыстрее с ней разобраться, пока не пришла подмога, – решил герой, быстро извлекая из ножен искровой меч.
Авантюрист нанёс колющий удар на опережение, но она отскочила влево, а после чего резанула его крест-накрест по бокам. Удары пробили хитиновую броню героя, но были значительно ослаблены. Отскочив назад, Амшегар встал в защитную стойку, но это ему мало помогло – его настиг ещё один колющий удар короткого железного меча в бок. Не такой уж и прочный этот хитин! Попытавшись поразить вёрткую эльфийку ещё раз, теперь уже рубящим ударом, Амшегар снова промахнулся, за что тут же был награждён порезом плеча.
– Даэдрот! Достала! Возьми теперь это! – левая рука героя вывела в воздухе магический знак, и данмерку огрело сгустком самого настоящего и морозного холода, который только можно найти. На мгновение она лишилась способности атаковать – Амшегару этого было достаточно. Достаточно для того, что бы с размаху рубануть её прямо по макушке. Клинок нашего героя был не очень остёр, и поэтому голова данмерки не раскололась на две части. Возможно, она даже останется жить, но контузия и инвалидность на всю оставшуюся жизнь обеспечены. По крайней мере, из атакующе-агрессивного состояния удар её вывел точно, и теперь её тело валялось на каменном полу пещеры.
Вся схватка длилась около десяти секунд – достаточно времени, чтобы прийти на помощь, но никто не появлялся. Амшегар вновь приготовил лук. Но вот из-за поворота послышался звук бега. Вслед за ним появился и его источник – огромный волосатый норд в нордской же кольчужной кирасе и со здоровенным молотом в руках.
– Нет, нет, нет, никуда не годится! – с иронией воскликнул данмер. – Слишком медленно! Мы уже закончили всё веселье без тебя!
– Ыыы… Что? – промычал тот.
– Значит, ты и есть Годрод… Хм… Твоя подружка возлагала на тебя большие надежды, но ты всё испортил. Да, дружок, надо сбрасывать вес!
– Проклятые эльфы! – негодующе буркнул Годрод, увидев лежащую без чувств данмерку. – Никакой от вас пользы! Вы и впрямь годитесь только для того, чтобы крушить ваши черепа!
Норд вскинул кувалду в руках как пушинку и быстрым шагом, так быстро, как только мог, пошёл знакомить с ней незваного гостя. Теперь герою удалось получше рассмотреть этот реквизит – мощную стальную кувалду, да ещё и с остриём на набалдашнике. Такая штука, особенно в руках этого разгневанного северянина с лёгкостью пробьёт не то что хитин – эбонит! Амшегару надо было срочно обезвредить норда, пока он не подошёл к нему вплотную. Промахнуться по такой огромной цели было трудно, и авантюрист попал ему стрелой прямо в грудь, но эффект от попадания вовсе не обрадовал нашего героя. Норд сделал вид (или это действительно было так), как будто никакого выстрела и не было – смахнул рукой застрявшую в броне стрелу и продолжил путь дальше, сделав ещё более грозную гримасу. Второй выстрел… На этот раз попадание в живот. Характерный звук удара стрелы о доспех… и ничего больше! Годрод только поморщился. Амшегар теперь отходил назад к двери, поспешно натягивая тетиву и стараясь не споткнуться о камни (ошибки с призраком ему вполне хватило).
Если это броня его так защищает, то я не буду по ней стрелять! – решил герой и выстрелил приближающемуся норду в ногу. Ну вот, хоть какой-то эффект! Норд на секунду остановился, чтобы вынуть стрелу, и позволил Амшегару отойти ещё на несколько шагов назад и достать новую стрелу. Но не всё было так просто! Годрод оказался настолько огромен и жирён (а может, и мускулист), что эти попадания, которые уже давно б убили какого-нибудь рядового эльфа, для него обернулись просто царапинами! Однако от этих попаданий был и другой эффект… Вместо того, чтобы хотя бы чуть-чуть начать хромать, громила, определённо почувствовав «прилив боя»,  вприпрыжку понёсся на данмера.
– Можешь даже и не пытаться убежать, – прорычал новоиспечённый берсерк. – Тебе конец!
– Рано радуешься! А как тебе понравится ЭТО?! – Амшегар находился на расстоянии трёх метров от норда, натянутая стрела была направлена ему прямо в глаз.
– Хе-хе! – только и усмехнулся тот.
– Лови! – данмер отпустил тетиву…
– Ха! – похоже, Годрод делал это не в первый раз. Как будто предвидя будущее, норд резко мотнул головой в тот самый момент, когда Амшегар сделал выстрел. Стрела пролетела в сантиметре от его головы.
Авантюрист округлил глаза.
– Хе-хе-хе-хе, – нордлинг легонько погладил свой молоток и продолжил движение к гостю, лицо которого мрачнело на глазах.
– Ну что ж, беру свои слова обратно. Можешь радоваться… НО ТОЛЬКО БЕЗ МЕНЯ!!! – Амшегар ринулся к выходу.
И зачем, спрашивается, данмер ввязался в эту авантюру с пещерой? У вас, наверное, сложилось впечатление, что наш герой – безумец, постоянно ищущий неприятности на свою горячую голову. Что ж, это правда. Но только отчасти! Ведь первым делом, найдя торговца, Амшегар приобрёл свиток Вмешательства (телепортации в безопасное место). Очень предусмотрительный шаг. Его магия, по идее, должна позволить ему избежать всякого рода неприятностей во многих ситуациях, в битвах с самыми разными врагами. Было лишь одно исключение из этого списка врагов – те, которые могли убить нашего героя с одного удара, неминуемо лишая его возможности прочесть этот самый свиток, да и вообще что-либо когда-либо ещё прочесть. И, похоже на то, что разгневанный варвар, гонящийся теперь за Амшегаром, как раз и являлся таким исключением.
– Я умоюсь твоей кровью!! – норд нагонял данмера, пытающегося в этот момент достать спасительный свиток.
– Попробуй для начала обычную воду! – если не драться, то язвить у авантюриста получалось лучше всего.
– Ааар!!! – грозный рык громилы предвещал надвигающуюся опасность.
Тут Амшегар почувствовал сильный толчок в спину. Оказалось, ища свиток, он замедлился слишком сильно, достаточно для того, что бы получить колюще-рубящий удар по спине. Но герою повезло и на этот раз – щит, висящий за спиной а также хитиновый доспех спасли амшегаров хребет от перелома. Однако силового импульса удара было достаточно, чтобы окончательно прекратить попытки героя скрыться и вывести его из равновесия. В полусогнутом состоянии по инерции «истребитель бандитов» пробежал ещё несколько метров, пытаясь не упасть, но, чувствуя, что повторное знакомство с приближающейся кувалдой не предвещает ничего хорошего, он отпрыгнул наугад в сторону. И угадал. В эту же секунду стена, рядом с которой он стоял, потеряла от себя здоровый кусок – горная порода обратилась в каменную крошку от сокрушительного удара молота по ней! Норд снова приготовился атаковать, но Амшегар сменил тактику – он быстро поднялся и вынул из ножен меч (попытки достать застрявший где-то в одежде свиток были оставлены им до лучших времён).
– Ха-ха! Посмотрим, на что ты способен! – прорычал громила.
Но у Амшегара не было намерений атаковать противника – его рука просто не поднималась на мастера-воина с огромным молотом (нет, это было не сострадание), ведь после неудачной атаки (а она наверняка будет такой) он рисковал получить, напротив, весьма удачный удар этим самым молотом. Поэтому авантюрист решил отступать дальше, теперь уже лицом к… своей потенциальной смерти. Благо, до выхода из пещеры оставалось совсем немного. Теперь искровой меч в руках героя из орудия убийства превратился в приспособление для обороны. «Чудесное» тактическое решение. Однако оно возымело эффект. Амшегар держал норда на расстоянии с помощью меча и слабых огненных атак (они не наносили сильного урона, но желание подойти вплотную отбивали напрочь), не позволяя ему нанести короткий сильный удар. Годроду оставалось только ругаться и наносить относительно медленные удары на большой дистанции, которые кое-как отбивались и парировались клинком Амшегара.
Так они добрались до самого выхода. Теперь герою надо было придумать как быстро и изящно открыть дверь и ретироваться из пещеры, не подвергая себя атаке со спины. Годрод совсем не ожидал неожиданного выпада со стороны Амшегара, но, тем не менее, герой его атаковал. Рефлекторно норд встал в защитную стойку и отразил удар молотом, но Амшегару это и было нужно – резко отпрянув от противника, он рванул к двери, и, навалившись на неё, вылетел наружу.
Отрыв был не очень большой, и наш герой ко всему прочему решил придавить нагоняющего его норда дверью, что ему и удалось. Амшегар резко прижал дверь, прищемив левую руку Годрода, чему тот не очень обрадовался, давая об этом знать самыми «сильными» нордскими словами. Пока противник не выбил со злости дверь ногой, Амшегар решил сказать своё последнее слово в этом бою – своеобразное «до свидания!». Он быстро вынул из-за пояса фарготову огненную заточку и, что было силы, воткнул её норду в кисть. Теперь-то он, даже если и догонит Амшегара (что навряд ли), не сможет нормально атаковать. Но и продолжать битву с огромным варваром, достигшим последней стадии гнева, данмер не решился и был таков.
– Поганый трус! Вернись и дерись как мужчина! – орал герою вслед покалеченный Годрод. Он даже и не пытался догнать Амшегара, так как у того заметно поприбавилось скорости («ударь и беги», что называется, – излюбленная боевая тактика воров и плутов), и он уже скрывался из виду за дальним холмом.
Минуты две авантюрист бежал без остановки, скрываясь от потенциальной погони, хотя, сразу понял, что её не будет. Бежал он, скорее, вследствие остаточного эффекта прилива адреналина, а не от непосредственной угрозы. Наконец, совсем утомившись, герой остановился и прилёг под дерево. Здесь он решил отдохнуть и опробовать на себе свои новые лекарские навыки – хитиновая броня не оказалась панацеей от заточенного железа.
Надо срочно пересматривать систему рассовывания вещей по карманам! – решил герой, достав, наконец, из походной мантии запутавшийся в лохмотьях свиток Вмешательства. – А ещё лучше охранный амулет повесить. Доберусь до Балморы, а там и посмотрим, как в этой стране обстоят дела с магией.
М'Айк-Лжец
Глава XXIII: Немёртвый страж

Порядочно отдохнув и вылечив свои царапины (восстанавливающее здоровье заклинание хоть и требовало огромной концентрации и бесчисленных попыток, но всё же, работало превосходно), Амшегар решил продолжить путь. Ему не пришлось возвращаться назад – убегал он именно в направлении Балморы, куда и держал свою дорогу. Сверившись с картой, он поднялся и зашагал в этом же направлении, на запад, меж двух горных цепей.
Вечерело. Данмер около часа шёл без приключений, как вдруг услышал где-то сверху, над собой звуки, похожие на карканье. По земле промелькнула чья-то большая тень. Авантюрист поднял голову и увидел источник этого звука – большую птицу с широкими кожистыми крыльями, стремительно снижающуюся, с внушительных размеров клювом и не менее внушительного вида заострённым хвостом. Ох, не к добру это! – подумал Амшегар и запустил в птичку огненным заклинанием. Издав пронзительный писклявый звук, «птичка» (которая на самом деле носила имя «скальный наездник» и была очень распространена в этих краях), играя пламенем на своих крыльях и возмущённо каркая, поспешила оставить несостоявшуюся добычу в лице нашего героя, вновь набрать высоту и улететь за горный хребет.
Враждебная тут местность… Надо смотреть в оба! – Амшегар оглянулся по сторонам, окинул взглядом горные вершины – вроде, никакой живности не было. Однако его внимание привлёк объект совсем иного рода – на небольшой возвышенности, по левую от него сторону, в скалах была дверь! В уже знакомом Амшегару данмерском стиле – с декоративным глиняным козырьком. Если б не появившийся внезапно скальный наездник, Амшегар наверняка б её не заприметил среди серых камней и скал.
Данмер получил уже много проблем за последнее время и побывал в нескольких смертельных ситуациях, но жажда приключений (и, особенно, наживы) вновь напомнила о себе, к тому же, авантюристу просто не терпелось найти очередную гробницу и нанести реванш её неживым охранителям – теперь-то он уж точно учтёт свои предыдущие ошибки и промахи!
Родовая гробница Ллеранов – гласила надпись на двери. Сама же дверь оказалась не заперта. Или «Заходите и выносите всё, что плохо лежит!» на языке авантюристов и воров. Перевести не составило особого труда.
Однако радость Амшегара от скорого и беспрепятственного получения богатств была недолгой – спустившись в гробницу, он не увидел противников, но перед ним стояли другие преграды. Путь дальше обрывался. В буквальном смысле. Просто провал в полу, аккуратно проделанный строителями усыпальницы. Налево – надёжно запертая дверь. Ключ, очевидно, был у владельцев гробницы – открыв эту дверь и пройдя по короткому коридору, можно было легко и быстро попасть на другую сторону провала и продолжить путь вглубь гробницы. Направо же был коридор, заворачивающий и ведущий вниз. В случае если неосторожные родственнички Ллераны или расхитители по какой-либо причине угодят в провал и не свернут себе шею после падения, то это ответвление предоставит им возможность вернуться к началу пути и попробовать сигануть снова – если на ум, конечно, не придут иные способы преодолеть данное препятствие. А перепрыгнуть это расстояние, между прочем, под силу не каждому акробату – длина провала была около четырёх метров!
Провалы провалами, но нельзя забывать и про «население» подземных строений такого рода – это Амшегар хорошо усвоил с прошлого своего похода в гробницу тёмных эльфов. Держа оружие наготове (и щит в том числе), расхититель осторожно спускался вниз, прислушиваясь к окружению и стараясь самому издавать поменьше звуков. Пройдя дыру в потолке, данмер обнаружил, что коридор не кончается, а ведёт в другой отсек гробницы, находящийся за дверью. Амшегар замер и прислушался – ему показалось, что он что-то слышал. Хотя нет, не показалось – это были знакомые мистически-шипящие звуки призрака! Сразу за дверью. Герой решил проявить инициативу сам – ворваться в помещение и порубать в эфирную капусту призрака так, чтоб тот ничего и не заметил. Только когда он вламывался в дверь, в его голове мелькнула мысль, что там может оказаться не одно привидение… Но, впрочем, ему повезло – одинокий дух летал по небольшому помещению, и никакой другой нежити здесь больше не было. Несколько быстрых шагов навстречу духу, несколько ещё более быстрых взмахов мечом, несколько молниеносных разрядов электричества и дух предков отправился на встречу с ними.
Около главного алтаря в виде невысокой круглой ёмкости с пеплом и костями стоял старый сундук, как оказалось секундой позже, совершенно не запертый… и совершенно пустой. На одной из тумб была книга в тёмно-зелёной обложке и с рисунками в стиле Храма Трибунала. «36 Уроков Вивека: проповедь пятая». На вид очень даже ничего. По содержанию – бред бредом. По стоимости – достойна быть взятой с собой. Не зря же я сюда зашёл, – подобрал оправдание своей преступной деятельности Амшегар. – Ведь больше ничего ценного тут и нет!
Пока всё шло как нельзя лучше. Однако дыра в полу никуда не исчезла, и герою пришлось думать над решением этой проблемы. Иначе можно поворачивать назад. Но это был крайне не удовлетворительный для расхитителя вариант. Что-то нужно было придумать!
Попытка взлома ничего не дала – замок был превосходен. Нужно перепрыгивать провал. Амшегар понимал, что простой прыжок ничего не даст, но вот СЕРИЯ ПРЫЖКОВ… это могло сработать! По краям пропасти была тоненькая полоска, шириной в три сантиметра, наклонной поверхности – часть пола, оставшаяся для опор стен. Если сделать прыжок к одной стене, оттолкнуться ногой от этого участка пола, потом другой ногой от противоположного участка, то так теоретически в несколько прыжков можно попасть на другую сторону! Однако воплотить теорию в практику Амшегар не решался. Сперва он попробовал пройти по этой полоске, как по карнизу, прижимаясь к стене. Не пройдя так и полметра, наш герой спрыгнул вниз, явно не чувствуя в себе способности удерживаться на «карнизе» ещё хоть какое-то время.
Попытка номер два была не лучше. Значит, будет серия прыжков! – решил авантюрист. Амшегар сделал один короткий пробный прыжок: отталкиваясь от выступа, он почувствовал кратковременную устойчивость – должно сработать, если всё сделать быстро и ловко. Ещё данмер вспомнил про кольцо. Активировав его магию, он приступил к действию. Правой ногой – от правого выступа, прыжок, левой – от левого… Это оказалось гораздо проще чем думалось поначалу! Только расстояние, преодолённое Амшегаром за одно такое движение было не слишком велико. Но, так или иначе, после восьми быстрых прыжков он преодолел это препятствие! Пришло время вновь браться за оружие.
Извилистый коридор закончился дверью. Амшегар прислушался… Тихо. Авантюрист толкнул дверь. Она отворилась, открыв герою обзор содержимого небольшой комнаты – пара тумб по бокам и несколько ступенек, ведущих к главному алтарю гробницы. На алтаре лежали волшебные свитки, рядом стоял расписной сундук – всё это определённо радовало данмера!
– Ну вот! Вот это я понимаю! – радостно воскликнул Амшегар и захлопнул дверь. – Что за…!?
Радость расхитителя быстро сошла на нет. Ведь затворившаяся дверь открыла его взору последнюю незамеченную достопримечательность родовой гробницы… Ну а для взора этой «достопримечательности» был открыт сам расхититель. За дверью Амшегара ждал скелет. В костлявых пальцах он сжимал клеймору.
– А это понимаешь? – сказал бы он, если бы мог...
Но Амшегар и так всё понял.
Клеймора, длинный обоюдоострый двуручник, вполне пригодный для того, чтобы рассечь рядового данмера вдоль и поперёк, в руках скелета быстро приподнялась и резанула воздух там, где только что была шея нашего героя. Если бы он вовремя не присел, ему пришлось бы худо. Незачем было закрывать за собой дверь! – теперь её как-то надо открыть, отражая атаки скелета, который уже успел нанести ещё два быстрых удара сверху и оставить два глубоких пореза на кожаном щите Амшегара. Ещё десяток таких и от щита останутся одни лоскутки! В таком положении открыть дверь и уцелеть для нашего авантюриста было весьма проблематично, поэтому он, прикрываясь всё тем же щитом, взбежал по ступенькам к алтарю. Оттуда он уже надеялся вырваться из этой западни, полагаясь на своё проворство и быстроту. Длинный меч скелета заставлял героя обороняться на расстоянии и не давал ему возможности как следует рубануть его своим искровым мечом. Пущенные слабенькие огненные стрелы были костяному воину как мёртвому припарка, и он оттеснял Амшегара всё дальше и дальше к стене. Отступать дальше некуда, оставалось только прорываться к двери! Обменявшись со скелетом парой ударов, данмер смог-таки проскользнуть мимо него, потеряв при этом солидный кусок от своего щита. Сбросив с руки оставшийся теперь уже почти бесполезный его обрубок, он открыл дверь и побежал по коридору; скелет – за ним! Не настолько медлительным он был, чтобы отстать от цели больше, чем на три метра – Амшегар чувствовал, как за ним гонятся по пятам и вот-вот рубанут острой железякой по спине. Это прибавляло ему энтузиазма при беге и нисколько не задержало перед провалом в полу – герой быстро сиганул вниз. А вот нежить что-то призадумалась, стоя на краю, но вскоре тоже последовала примеру авантюриста.
Однако и теперь, вроде бы снова чудесным образом спасшись, данмер не спешил опрометью бежать к выходу! Нет, настоящие герои так просто не сдаются! Вместо выхода он побежал к провалу и, в четыре широких прыжка преодолел его. Теперь больше всего на свете нашего расхитителя интересовало то, как поведёт себя скелет. Попытается ли он перепрыгнуть пропасть, или же будет стоять в исступлении? В любом случае он будет встречен и «награждён» огневой мощью Амшегара за свои старания по отправке его на тот свет. А вот и он! Костяной воин подбежал к провалу и остановился.
– Ну же, сделай что-нибудь! Ха-ха! Не можешь? Тогда получи этот огненный подарочек!! – Амшегар запустил в костлявого сгусток огня, что расшевелило его и побудило неловко спрыгнуть с края. Через 10 секунд скелет опять был тут как тут. Но теперь он был куда резвее! Сначала нежить присматривалась к пропасти, как будто вычисляя свои шансы совершить прыжок в четыре метра, потом уставилась на Амшегара пустыми глазницами… а потом снова прыгнула, пытаясь в прыжке дотянуться до героя мечом.
– Ну-ну, желаю удачи, – с сарказмом сказал данмер. – Ещё пару тысяч раз и получится!
Теперь авантюрист мог приступить к сбору трофеев в «относительном» спокойствии. Ими оказались два свитка: один – вызов скампа, второй – «Красное Отчаяние» – Амшегар понятия не имел, что это значит, но мог определить только мистическую природу этого заклятия по бело-пурпурному свечению. В сундуке же расхитителя не ждало ничего, кроме ржавого кинжала и нескольких десятков золотых.
Совсем не густо! Тяжко тут живётся грабителям гробниц… – размышлял он, направляясь к выходу. И тут пред ним предстала потрясающая и донельзя забавная картина: наш предприимчивый скелет не спешил сдаваться и не падал духом! В раскорячку, чуть ли не на шпагате он стоял посередине провала, упираясь обеими ногами в выступы и время от времени делая коротенькие шажки. Клеймору держал в руках, а как же – без неё никуда! Увидев Амшегара, скелет определённо забеспокоился – его движения стали более резкими, а шипения – злобными! Но даже это нисколько не уменьшило комичности ситуации – закончив смеяться, Амшегар подошёл ближе и приготовил лук. Тут скелет чуть не потерял равновесие и не упал.
– Ну что, приятель! Улыбнись! Сейчас вылетит «стальная птичка»!
Стрела угодила ему точно в глаз и осталась в его черепушке. Вслед за ней последовала вторая… Скелет стоически переносил невзгоды и лишения своей охранной службы. Но появившийся в руках Амшегара и увеличивающийся в объёме огненный сгусток заставил его забеспокоиться сильнее (Скелеты, как и вся нежить, терпеть не могут огонь, хотя переносят его гораздо лучше других представителей своего немёртвого и неживого сообщества). Получив очередную порцию огненной магии, костлявый не выдержал и сиганул вниз, пытаясь задеть мечом героя. Безуспешно. К тому же прыжок был явно неудачен, а дух, контролирующий скелет, ослаблен, поэтому при падении последний потерял ногу – она просто отвалилась от туловища. Печальный конец стойкого стража гробницы. Хотя нет, не конец! Скелет-то остался живёхонек! Злобно шипя на своём «загробном» языке, за неимением ноги он пополз… пополз мстить. Но далеко ему уйти было не суждено – Амшегар спрыгнул с обрыва прямо на него, одной ногой проломив грудную клетку, а другой – смяв шейные позвонки. Но, даже потеряв голову и пяток рёбер, страж гробницы не сдался – его дух был стоек и силён! Он шевелился и всё также крепко сжимал в руке свою клеймору.
– Засим, мой дорогой костяной друг, разрешите откланяться! – авантюрист прошёлся по останкам своего противника и неспешным шагом направился на выход из чертог мёртвых, оставив их полумёртвого охранника позади. – Представляю, как будут ржать Ллераны, когда заявятся сюда и увидят это! Ну, или плакать. Но если так, то только со смеху!



Глава XXIV: Забытая шахта

Стоило только капельку повеселиться со скелетом, запустив в него несколько хилых шариков огня, да вылечить пару царапин, и на тебе – мана почти на исходе! И не восстановится ведь сама по себе.
Эх, как жалко, что создатели этой гробницы поскупились на благословляющий алтарь Храма! – думал наш авантюрист, медленно идя по тропинке. – Если мне не попадётся по пути какое-нибудь повышающее магическую энергию средство, то придётся добираться до Балморы совсем без чудес… Впрочем, я не доберусь до неё, если не сделаю привал и не найду чего-нибудь пожевать!
Амшегар очень непредусмотрительно поступил, не взяв с собой никакой еды и, тем более, никакой воды, – он думал, что поход будет короток и лёгок, ведь расстояние по карте – всего ничего. Ох, как же он недооценил размеры этого острова!
– Поистине огромная страна! И это только путь между двумя близкими городами по полям да лугам, а что будет в горной местности, ближе к центру… О, ягоды!
Данмер нашёл огромный куст коммуники, что не могло не радовать. Не полноценный ужин, конечно, но силы восстановит.
Приближалась ночь, и Амшегару хотелось заснуть прям тут – длинная дорога и сражения  с нежитью и бешеными варварами порядком утомили его. Но, судя по карте, он вот-вот должен был выйти к реке Одай, а там до Балморы ещё часок или два пути и всё – долгожданная постель и отдых.
Жирное коричневое четырёхногое существо (это был рабочий квама) в окружении трёх червяков квама оторвало данмера от этих мыслей. Они находились у старого входа в горе, только что открытого взору путника, прошедшего очередной холм. Дрожь отвращения и неприязни пробежала по всему телу Амшегара. Эти существа были определённо противны ему, тем более в таком скоплении. Наш герой бы обязательно заглянул бы внутрь и исследовал эту пещеру на предмет всевозможных ценностей, но мысль о том, что это место, скорей всего, и есть логово этих тварей, напрочь отбивала это желание. Он поспешил отойти в сторону, и квама не стали на него нападать.
До чего отвратительные существа! – подумал данмер, уходя подальше от этого места.
И вот, наконец, миновав ещё один холм, герой увидел ту самую реку, которая должна была вывести его к цивилизации. Одай. Однако он ожидал, что она будет несколько шире.

По мере прохождения вперёд, берег становился всё круче, и Амшегар осматривал местность в поисках окольных путей. Так он и нашёл очередную порцию проблем себе на голову. Отойдя уже на достаточное расстояние от дороги, данмер заметил в дальних горах, отделяющих этот район от другого, тёмное пятно. Подойдя ближе и присмотревшись, он убедился в своём первоначальном предположении – это действительно была дверь в пещеру!
– Да они здесь повсюду! Аррилл, твой совет «смотреть по сторонам» пришёлся как нельзя кстати! – Амшегар не переставал удивляться этой стране. Усталость как рукой сняло, появилось желание непременно пойти и посмотреть, что там.
Подойдя поближе, он ещё лучше рассмотрел окружающий ландшафт – повсюду горы. Окольного равнинного пути не было. Но поворачивать назад и идти к Балморе не хотелось – интерес одолевал авантюриста – авось здесь ему улыбнётся удача?
Приготовив оружие, наш герой зашёл внутрь. Тьма. Полнейшая. Только лунный свет озарял пещеру. На земле были видны рельсы, по-видимому, когда-то давно служившие для переправки добытой руды наружу. Должно быть, это заброшенная шахта – решил данмер. Сотворив искру, авантюрист кратковременно осветил помещение. Теперь он заметил лампу. Открыв её крышку, он зажёг свечу, отчего здесь заметно посветлело, хотя свет был довольно тускл. Пройдя немного дальше, данмер обнаружил, что рельсы местами разрушены, действительно, эта шахта находилась в запустении уже долгое время. – Интересно, что случилось? И что здесь добывали?
Подобрав с деревянного столба факел и воспламенив его, герой почувствовал себя гораздо удобнее – путь был достаточно хорошо освещён. По дороге вглубь пещеры ему ещё встречались факела – их он тоже зажигал для быстрого отступления в случае чего. Но пока всё было хорошо, и никаких опасностей, кроме, разве что, пещерных крыс, легко убиваемых Амшегаром с помощью искрового меча, не наблюдалось.
Но вот узкий коридор закончился, авантюрист попал в большой отсек шахты, где повсюду  на стенах, а местами даже на потолке, в породе виднелись и издавали слабое свечение тёмно-фиолетовые камни. Россыпи руды… Эбонит.
– Очень странно! – данмер был искренне удивлён. – С чего это вдруг такая великолепная жила была заброшена? Истощения руды нет, обвалов тоже… Приходи и бери! Хоть лопатой греби! А ну-ка… – он заприметил среди вёдер и тележек несколько шахтёрских кирок. Вооружившись одной, он попытался отколоть кусок эбонита-сырца. Это получилось на удивление легко – понадобилось всего несколько сильных ударов!
– Что же тут произошло?..
Амшегар знал о цене изделий из лучшего кузнечного материала – эбонита, вулканического стекла. Эбонитовое оружие и доспехи стоят целое состояние, и материал, из которого они изготовлены, даже в необработанном виде тоже должен стоить немалых денег. У этой руды был лишь один недостаток – вес. Она была очень тяжела!
– Хм… Следов работы не видно… Предприятие давно заброшено… И я, похоже, один пользуюсь этой халявой! Можно набрать ведро руды, продать, потом вернуться, наколупать ещё, потом ещё... Просто золотая жила! Правда, будут проблемы с продажей, это ведь явная контрабанда, но это уже дело десятое... И всё-таки. Что-то здесь не так! У властей должна была быть веская причина, чтобы свернуть работы. Надо исследовать пещеру до конца, а потом уже с чистой совестью приниматься за дело.
Из зала шло в разные стороны ещё два коридора. Герой выбрал один и продолжил продвижение. Воинственные крысы продолжали надоедать, но особых проблем не доставляли. Этот путь привёл нашего героя в ещё более огромный зал, где также было множество нетронутых залежей эбонитовой руды. Это ровное эбонитовое свечение вкупе с огнём факела делало атмосферу пещеры мистической и таинственной.
Впрочем, мистика только начиналась.
– …Может шахта проклята?.. – размышлял Амшегар, идя вглубь пещеры по второму ответвлению. – …А то другого объяснения я не вижу… Так! Это ещё что?! – Вдали туннель был освещён. Там, определённо, кто-то был! Авантюрист приготовил лук. Свет озарял тоннель вдали всё сильнее и сильнее… Это был свет от огня. Некто с факелом явно приближался к Амшегару, причём с большим факелом! Данмеру стало как-то не по себе. Спустя несколько секунд, источник света показался из-за поворота. Это было ОНО… То самое проклятие!
Только оно было весьма и весьма материальным!
– Так вот ты какой… огненный атронах!
Высокий, худой, горящий… особой дружелюбностью не отличается. Стрела сгорела в огне элементаля, лишь только долетев до него. Даэдра в свою очередь заполыхала ещё сильнее прежнего, сделала пасс руками, и в данмера на высокой скорости полетел массивный сгусток магического пламени. К счастью, Амшегар успел отскочить. К счастью, Амшегар был данмером. Тёмные эльфы имеют очень высокую природную жаростойкость, и поэтому разорвавшийся вблизи нашего героя огненный сгусток практически не обжёг его. Но доспех поджарил.
Пора сваливать! – разумно рассудил наш герой и был прав! – его шансы на победу в бою с огненной даэдрой были весьма низки. Рассудил и немедленно приступил к выполнению задуманного. Но атронах двигался быстрее. Надо сказать, он был, невесть почему, чрезвычайно быстр! За пару секунд он пробежал около десяти метров, нагнав данмера, прямо на бегу материализовал огненный клинок из своей правой руки, размахнулся им и больно ткнул Амшегара в рёбра. Данмер потерял равновесие и грохнулся на пол, но вовремя перекатился вбок, избегая ещё одного сильного удара. Голем долбанул мечём по каменному полу, раздался характерный звук сильного удара металла о породу, после чего, меч исчез, вновь став рукой даэдры. Яростно всполыхнув, элементаль отошёл на несколько шагов назад и вновь запустил огнём в поднимающегося авантюриста. Тому пришлось опять быстро упасть, и пламенный шар пролетел в считанных сантиметрах над его головой, чудом не взорвавшись, но подпалив меховую шапку нашего героя, снятую в своё время с «Икара».
– Даэдрот! – спасая голову от огня, Амшегар быстро сорвал с себя шапку, но только ему стоило встать на ноги, как атронах подбежал, размахнулся рукой и резанул его по животу. За какие-то доли секунды произошла трансформация его огненной руки в меч, сам удар и превращение обратно! Но и Амшегар не остался в долгу – он контратаковал даэдру тремя быстрыми ударами меча, а потом пнул ногой так, что огненный голем попятился назад. Однако удары мало повредили врагу, чего нельзя было сказать о нашем герое, который уже еле стоял на ногах.
– Если буду продолжать в том же духе, то не переживу его следующей атаки!.. Надо менять тактику… Холод. Вот что должно его убить!
Отбегая назад, он вывел в воздухе руну магического мороза и попытался сотворить само заклинание. Но на этот раз ему не удалось. Поток магии не смог обрести форму для направленного удалённого действия, ему просто не хватило энергии.
– Если бы у меня ещё остались запасы магической силы… Скампово!
Тем временем атронах встал, но бросаться в атаку не спешил – на этот раз он решил воспользоваться большим расстоянием до цели, хорошенько прицелиться и сжечь её куда более мощным огненным заклинанием с огромным радиусом поражения (излюбленный приём огненных даэдр, «Пламенный Цветок», как называют его сведущие в даэдрологии маги), использовав большую часть своей энергии, – Амшегару теперь не уйти!
– Вот блин! Влип, так влип! – подумал наш герой, видя нарастающий огненный сгусток в руках противника. – Бежать бессмысленно, в таком-то узком и длинном тоннеле – даже если и удастся чудом увернуться от заклинания и не сгореть во время взрыва, то этот демон без труда догонит и убьёт меня своим мечом. Остаётся крайний вариант – свиток телепортации.
Данмер потянулся за своим свитком и сжал его в руке, готовясь использовать его магию. Но в последний момент что-то заставило авантюриста передумать. Подсознание, инстинкт, интуиция, возможно, проведение.... Это «что-то» говорило герою: «Не беги!» Вид нарастающего пламени в руках даэдры почему-то перестал выглядеть угрожающе и опасно… Теперь он, напротив, как будто бы звал Амшегара к себе!
– Нет, – решил герой. – Я остаюсь!
Вместо того чтобы удирать без оглядки или телеортироваться в безопасное место, Амшегар бросил меч и стал в защитную стойку, вытянув перед собой правую руку открытой ладонью к противнику (Левая его рука по-прежнему сжимала свиток – на «самый крайний» случай). Атронах огненно ухмыльнулся и бросил в данмера шар… огненный шар смерти! Который, лишь только коснувшись руки Амшегара, в момент исчез, растворился ослепительно-белым светом и озарил им всю пещеру! Данмер почувствовал энергию, разлившуюся по всему его телу и придавшую ему силы. Демон же ощутил злость и ненависть, которая также поспособствовала его сверхбыстрому перемещению к Амшегару! Огневик на лету выхватил меч из своего «свёрнутого обливионского пространства» и приготовился покончить с наглым гостем раз и навсегда! Но его ждал холодный приём. Вытянутая рука героя исторгла из себя сгусток адского холода, который и совокупился с даэдрой, истребив всё её стремление атаковать вместе с доброй половиной её энергии. Огненные атронахи ненавидят холод, также как и инеевые терпеть не могут огонь. Это все знают. Лишившись доли своего яркого пламени, перекосившись и зашипев, даэдра потеряла меч и отступила на шаг назад. Но у Амшегара было ещё достаточно магии на то, чтоб дать жителю шахты добавки! Получив сверхурочную порцию смертоносного холода, голем упал на пол без сил, но душа его ещё теплилась в остывающем, но по-прежнему горящем, неровно полыхающем теле… Третий, самый мощный, решающий поток магического холода, сорвавшийся с рук данмера, выбил её последние остатки! Атронах был обездвижен. Теперь уже до следующего своего воплощения. Амшегар вздохнул свободно.
Однако раны, оставленные огненным мечом, быстро напомнили о себе. Это были весьма глубокие порезы. Жалкой силы кольца и ещё более жалкой энергии, оставшейся у авантюриста, которую он бы превратил в несколько капель жизни посредством своих непревзойдённо низких познаний в школе Восстановления, никак не хватило бы на полное исцеление. Поэтому пробка, закупоривающая бутылку с целительным снадобьем, вылетела из её горлышка, а само снадобье за несколько глотков оказалось внутри нашего героя. После сей процедуры ему, вроде, немного полегчало, раны начали затягиваться.
А атронах лежал на полу лицом (точнее, маской) вниз и подозрительно горел. Догорал. Амшегар пнул труп.
– Вроде мёртвый… Ну вот и слава… магии… да, точно!
Магия опять спасла нашего героя.
Авантюрист подкрался и заглянул за угол, откуда вышла даэдра. Чисто. Пройдя немного, он попал в огромное, до нельзя мрачное помещение чуть ли не шарообразной формы. Факел внезапно потух. Совершенно без видимых причин!
– Что за скамп! – данмер всматривался во тьму, местами отгоняемую слабым свечением залежей эбонитовой руды. Но мрак и атмосфера этого отсека пещеры были жуть как пугающи! Сотворив слабенькую искру, он вновь зажёг факел. Здесь пещера кончалась.
– И крыс тут никаких нет… Знают, твари, куда нос совать не надо!
Интуиция подсказывала герою, что это место, скорее всего, является чем-то вроде некого проводника даэдр с их плана на Нирн, а так же, что в любой момент сюда может прибыть более могущественная подмога, и уж конечно, что отсюда надо было убираться. По-хорошему… и побыстрее!



Эриррису опять снился Они. С прекрасно сложенным телом, высокие. И хоть Эриррис инстинктивно запомнил их, он никогда не вспоминал их лиц и имён. Эти существа, с глазами, в которых отражались века. Но у того, что всегда стоял справа, в глазах была мудрость, у того же, кто был по левую руку – ненависть. Они явились к нему тогда, в шахтах, и отдали приказ... Приказ, которого нельзя было ослушаться. Только исполнить. Сейчас они молчали. Молчали, и смотрели на Эрирриса, который застыл в попытке защитить себя от исходящего от них света, от каждого – разного. Он почти исчез в этом божественном свете, но они всё так же молча смотрели на него. А потом исчезли. Так и не сказав ни слова, и Эриррис снова задышал во сне ровно и спокойно.



Глава XXV: В Балмору!

У нашего авантюриста был с собой очень вместительный и почти ничем не заполненный рюкзак, можно сказать, даже мешок с лямками. Конечно, будь на то воля нашего героя, он заполнил бы эбонитом два больших ведра, но из-за опаски вызвать подозрения стражников, ему пришлось довольствоваться только рюкзаком. Однако даже такая «маленькая» ноша была невероятно тяжела! По крайней мере, для хилого данмера со странным именем Амшегар. Эбонит отделялся от породы легко, он и не заметил, как быстро заполнилась ёмкость. Ему даже пришлось выложить немного руды, дабы не заработать грыжу. Первый навар, конечно, будет не велик, но зато и вопросов у стражи путник со вполне обычным рюкзаком за спиной вызвать не должен.
– Закончатся деньги – вернусь! А теперь пора отправляться в путь, – решил авантюрист, водрузил свою ношу на плечи и… рухнул на пятую точку, перевешенный тяжёлой рудой.
– Даэдрот!!

Довольно-таки высокие гористые холмы не давали нормально пройти, поэтому Амшегару пришлось возвращаться к реке. Пройдя ещё немного вдоль неё, Амшегар увидел старый ветхий мост. С огромными опасениями, выдержит ли он вес не столько себя, сколько руду, данмер всё-таки решился пройти по нему – плавать сейчас ему хотелось меньше всего. И выдержал ведь!
Неподалёку в горе была ещё одна дверь, рядом с которой спало ещё одно мерзкое коричневое существо, с которым Амшегару уже приходилось встречаться. Рядом были остатки костра, мангал с углями и скамейки.
– Да что же это такое? Вот уже третья пещера с этими тварями рядом. Надо будет разузнать, когда приду в Балмору…
Данмер вновь двинулся в путь. Берег на этой стороне был не такой крутой, как на противоположной, а протоптанная дорожка говорила о том, что именно этот путь приведёт путника куда надо. Справа – река и горы; слева – тоже высокие холмы, – дорога только одна.
Вот так шёл себе Амшегар и шёл, изнемогая под тяжестью рюкзака, как вдруг услышал чей-то протяжный вой. Оглянулся – никого. Вой вновь раздался. Отчётливо… тоскливо… откуда-то с холмов. Герой прибавил ходу и был настороже. На языке вертелся какой-то мотивчик… походная песня. Данмер помнил только обрезки слов, и импровизировал на ходу… просто так, чтоб не было скучно. И страшно.

***Походная песня, придуманная Амшегаром на пути в Балмору***

В Балмору путь я свой держу,
Любимый город мой.
Приду, в таверну загляну,
Потрёпанный герой.

Приду и мацта осушу
Один бокал, другой…
Потом, не глядя, всю пинту
Залью в животик свой!

Иду себе я с рюкзаком,
Заполненным рудой.
Рюкзак уж тащится с трудом
И слышно чей-то вой…

Любой, кто хочет умереть,
Уж покажись, герой!
Бандит, иль волк, или медведь,
Не справишься со мной!

Клинком тебя я угощу,
Остёр он у меня!
Удача есть, я не шучу -
Она всегда моя!

Лишь только с губ Амшегара сорвались последние слова этой весёлой песенки, как с холма, завывая, быстро сбежало собакоподобное серо-зелёное существо и встало в десятке метров перед путником. Огромные жвалы выпирали из его рта, а продолговатые глаза, выходящие из глазниц, были просто ужасны... Преотвратнейшее зрелище. Не бандит, не волк и не медведь. Никс-гончая. Что отнюдь не лучше первых трёх вариантов.
– Неужели… это и есть… никсятина?.. – у Амшегара что-то сжалось внутри. В таверне Аррилла он узнал, что есть такие животные, никсы, однако, он ожидал увидеть что-то менее страшное… – Что бы я… когда-нибудь… ещё хоть раз… съел никсятину!! – данмер обнажил хвалёный меч, который «остёр». – Ну уж нет! Ни за что!
Существо рыкнуло и бросилось на него.
– Удача есть, я не шучу, она… всегда… моя! Получи искрой в морду!
С пальцев Амшегара сорвались несколько искр, и приблизившаяся гончая получила разряд электричества. А потом и удар клинка. Тупого… весьма тупого.
– Эх, не отрубил ногу! А жаль! – в ярости крикнул Амшегар испуганной раненой убегающей гончей. – Знай наших, проклятое отродье! И я это ел… Даэдрот!

Спустя ещё часа два, уже под утро, уставший как собака Амшегар приблизился к стенам города.
Добро пожаловать! – гласила вывеска.
– Доброе утро, путник, – к Амшегару подошёл человек, весь с ног до головы в костяных доспехах, определённо, стражник, и поприветствовал его.
– Здрасте! Я впервые в этом городе и…
– И ищите таверну? – опередил героя стражник.
– Точно! Она-то мне и нужна. Место, где можно поспать! Это всё, чего я сейчас хочу.
– Хм, – он оценивающе посмотрел на незнакомца. – Идите-ка вы… в Южную Стену!
Та самая таверна из указаний от императора! – вспомнил о своём задании авантюрист.
– Ага… замечательно. А где это?
– Перейдите в жилой район по мосту, в восточную часть города. Первое здание с юга во втором ряду. Прямо около стены. Поэтому так и называется.
– Что ж, благодарю!

Большой город. Даже очень. Множество маленьких и среднего размера домиков из камня и глины. Амшегару определённо понравился этот стиль.
Он быстро нашёл указанное здание. И о ужас! – на вывеске был нарисован тот белый жук! Тот самый, нагло стучащий хвостом по камням! Наверняка, они тогда ждали, пока червяк насытится, а потом и сами бы позавтракали дохлым мытарем! И кто додумался рисовать ЭТО на вывеске таверны?! Хм, уж не значит ли это, что жук-трупоед превращается в этом заведении в нечто съедобное? И это нечто настолько нравится местным, что тот даже был удостоен помещения на завлекающую вывеску. Амшегар ужаснулся от своих мыслей по поводу обеда из жуков. Ему очень не хотелось отведать что-либо подобное под видом вполне сносной еды. Но делать нечего, надо идти.
В таверне, как и на улицах города, было довольно тихо. Пройдя по коридору в главный зал, Амшегар нашёл там всего несколько посетителей – данмеров и хозяина – имперца.
– Доброе утро. Что-то вы неважно выглядите. Я хозяин Южной Стены. Должно быть, вы хотите кровать? Или еду?
– Здравствуйте, – устало сказал данмер. – Вы читаете мои мысли! Вообще-то, я хотел и то и другое, но спать сейчас я хочу гораздо больше, чем что-либо ещё. Есть свободные места?
– Конечно, 10 золотых за сутки. Берёте?
– Естественно!
– Вот и славно.
Получив ключ от комнаты на втором этаже, Амшегар поплёлся туда, влача за собой тяжёлую поклажу. Добравшись наконец до желанной кровати, авантюрист бросил мешок, стянул с себя изодранные доспехи из хитина, уткнулся носом в подушку и провалился в сон… долгожданный сон…



Глава XXVI: Убийственные планы

Просыпаться рано было обычной привычкой имперца, сейчас же он разрешил себе непомерную вольность – проснуться аж в половину седьмого. Встав с кровати, он быстро надел свои доспехи, прицепил к поясу клинок и накинул походную мантию. Перчатки – обгорелые на всей лицевой стороне, местами даже обуглившиеся, – он долго разглядывал, перед тем как надеть. Защитить они не защитят уже, но всё же Эриррис бережно относился к вещам, которые спасали его когда-либо. Только благодаря перчаткам руки имперца не стали такими же обожжёнными и почерневшими. С огненными атронахами он никогда дела ещё не имел, только однажды в шахте случайно откопали инеевого, да и того стражник разбил спустя минуту.
Поднявшись в главное помещение – «питейный зал», – он огляделся. Восемь Тарелок – трактир, в котором собираются в основном хлааловцы, но не исключение тут и работники, и просто путешественники. Есть ещё другой трактир, Южная Стена, но, насколько он сумел узнать от имперской стражи в Форте, Стена – обиталище отбросов общества – воров различных мастей, начиная от форточников, и заканчивая мокрушниками, вместе с иными сомнительными личностями, хотя Бакола Клоссиус – хозяин таверны, – слыл здесь вполне приличным уважаемым человеком. Но сейчас дело не о Южной Стене. Заказав у Дульнеи Ралаал гриифа, он стал медленно пить, одновременно рефлекторно отмечая и характеризируя окружающих. Вон парень в дорогой сорочке, в костяных доспехах и шлеме – это хлааловец. То, что он в шлеме, значит, что у него случилось или большое несчастье, или наоборот – есть повод для гордости. Вон данмер в вычурной рубашке, но в небогатых штанах – типичный представитель среднего класса, достаточно обеспеченный человек. Или тоже хлааловец, или агент. Была еще группа работников различных национальностей – несколько данмеров, двое имперцев, и даже один пронырливый босмер.
– Извините, сударыня, я здесь новая личность. Не могли бы вы ответить мне на несколько вопросов? – спросил он у хозяйки таверны Дульнеи. Она, видимо, польщенная вежливой речью, охотно согласилась. Вскоре имперец уже знал, что оружие продают у Мелдора-кузнеца, что этот же Мелдор – наглая скотина, которая едва до пояса достает, а хамит страшно и лезет со всякими непристойными предложениями, в Гильдии Бойцов, где собрались все самые отъявленные дубины, а во главе них главная дубина – Айдис Огненный Глаз, и у Ра'Вирра, блохастого и немытого кошака-наркомана. За кошака Эриррис взял себе на заметку заявиться сюда ещё раз, с дружеским визитом в подсобку, и оставить там подарок в виде небольшого костерка или электрической ловушки на замок. Зелья можно было раздобыть или у Налькарии-из-Белой-Гавани, или же в Храме. Заклинания – известно где – в Гильдии Магов. Ну, и всякого по мелочи у ростовщицы или в галантерее.
Расплатившись с трактирщицей, он вышел и сразу направился к Ра'Вирру. Он ещё вчера приметил, где он живет, чтобы не терять времени. Двери в каморку хаджита выходили на большую площадь, и располагался он на том же берегу, что и Восемь Тарелок. Внутри было достаточно бедно, но всё же то тут, то там красовались большие ящики и, по большей части, разбросанные повсюду мешки. Сам хозяин был достаточно потёртым, с гладкой, выцветшей местами шерстью сутай-ратом. В Морроувинде сутай и сутай-раты – единственные виды хаджитов. Остальные сюда предпочитают не заглядывать. Увидев посетителя, Ра'Вирр оживился.
– Добро пожаловать, почтеннейший, – слегка растягивая слова, слащаво приветствовал его торговец. – Чем обязан новому гостю?
– И тебе здравствовать. Чтобы твой мех был гладок, а когти остры – так тебе желает Эрирр. – слегка поклонился имперец.
– Ра'Вирру приятно увидеть знающего наши традиции. Чего хочет уважаемый Эрирр?
– Оружие, доспехи и спец-товары.
– Оружие и доспехи, скажу я, проблемой не станут. Но что же это за специальные товары, о которых говорит мой гость Эрирр?
– Меня направила к Вам Анаси, что стала мне другом. Она сказала, что на Вас в этом вопросе можно положиться.
– А-а-а, Ра'Вирр все понял! Друг моего друга – друг и мне, как гласит хаджитская поговорка. Я помогу тебе, чем смогу. Прошу, пройдем со мной. Мы найдем то, что ты просишь.

Спустя почти полчаса, Эриррис уже точно определился с покупками. Взаместо обгоревших нетчевых перчаток, он купил хитиновые, которые, к его удивлению, обладали более гибкими сочленениями, нежели он ожидал. Так же у Ра'Вирра нашёлся чудесный стальной танто, который тоже был куплен, в додачу к имперскому клинку и зачарованному кинжалу. Вместе с танто, на бочку легли стальной дротик и несколько стальных же метательных звёзд. И на остаток, к общей куче, был приложен плотно набитый кожаный мешочек, перевязанный крепкой тесьмой. Со своей стороны, Эриррис продал кирасу из шкуры нетча (Вместо нее он решил надеть украденную из комнаты Аррила, которая была определена, как, несомненно, более прочная) и несколько мелочей из пещеры грабителей. В итоге, после ожесточенных торгов, Ра'Вирр оказался должен имперцу девять монеток.
– Ра'Вирру приятно, что он смог помочь своему другу, – уныло сказал он, отсыпая положенную часть монет. Как и всякому торговцу, ему было неприятно расставаться даже с малой частью своего капитала.
– Брось, кольца ты продашь, несомненно, дороже, я ж знаю, – улыбаясь, ответил Эриррис.
– Ра'Вирр знает. Он просто выражает свою радость...
– Какое-то у тебя извращенное понятие о радости, проводимое через уныние. Ладно, Ра'Вирр, я пошёл. Дела не ждут.
– Прощай, Эрирр. Заходи ещё, если понадобятся, хе-хе, спец-товары.
– Не язви, – бросил имперец уже на выходе.
Выйдя, он отправился в «Южную Стену». Там он заказал себе обильный завтрак из порции мяса гончей, запечённой в скаттле, с гарниром в виде обваренного соленого риса и скрибового желе на десерт. За едой он просчитывал все доступные ему задачи и данные. Итак, на данный момент он имеет несколько заданий, которые можно разбить по степеням важности.
Первая степень – Убийство Амшегара. Он может находиться на данный момент либо здесь, в Балморе, либо же в Вивеке, либо же можно предположить другие маршруты – например в Суран или Эбенгард, но они менее вероятны, так как большие города более привлекательны для странников такого рода, как Амшегар.
Вторая степень – Убийство членов Камонна Тонг в Хла Оуд. Если же помедлить, Анаси могут убрать, а она представляет ценный источник информации, возможного помощника и хорошего друга. Сюда же можно включить и убийство местного отделения Камонна Тонг. Путём нехитрых расспросов в Гильдии Воров можно узнать их имена и месторасположение. Дальше представляются два варианта – убить их поодиночке или всех вместе. Если же убивать всех поодиночке, то справиться с ними будет намного легче, но придётся сделать это в одну ночь, иначе остальные камоновцы переполошатся. Если же всех вместе, то проблема с переполохом отпадает, но убить пятеро человек сразу – достаточно сложно, особенно если учесть их основной род занятий. Тут нужно ещё подумать и собрать немного информации – в логово заядлых убийц лезть как-то не хочется... Во втором случае, нужно разузнать место сбора всех камоновцев. Для помощи в исполнении можно либо привлечь сторонников (Имперец сразу же отмел эту мысль, как нежелаемую), либо использовать даэдр. Тех же огненных атронахов или парочку скампов. В таком случае, нужно раздобыть свитки вызова. Можно, конечно, снести здание, если у него есть подвал, да шуму много, и материалов не напасёшься.
Третья степень – Продолжение сбора информации. По возможности, как попутное, получить поддержку одной из действующих фракций. И наконец, раздобыть еще несколько метательных звезд или дротиков, которые зарекомендовали себя прекрасными орудиями убийства. 
Разъяснив себе задачи, он продолжил завтракать.

Гильдия Магов располагалась по соседству с Гильдией Бойцов, в двухэтажном здании с подвалом, и находилась она недалеко от дома Ра'Вирра. Зайдя, он увидел данмерку с молодым лицом и светло-коричневыми волосами. Пробежавшись взглядом по её одежде и внешности, он предположил, что она занимает если не ключевое, то достаточно высокое положение в Гильдии, судя по дорогой накидке.
– Что вам нужно? – не слишком вежливо спросила она, раздраженно махнув рукой.
– Здравствуйте, миледи. Видите ли, у меня возникла потребность в определенной магии, а как я слышал, что лучше всего обратиться по этому делу к Гильдии Магов, что досконально верна и профессиональна в таких вопросах.
– Правда, с такими вопросами нужно обращаться только к Гильдии – уже слегка доброжелательно ответила женщина. – О, Альмсиви, я же совсем забыла о нормах приличия. Меня зовут Ранис Атрис, я глава местного отделения Гильдии. Простите за такую встречу, просто от этих двух уже голова ходуном ходит!
– Хм? – непонимающе уставился на неё Эриррис.
– Двое наших членов – Гальбедир и Ажира. У них нечто вроде личной вражды, и они постоянно собачатся между собой, строя друг другу разные пакости. Так что Вам было нужно?
– Свитки, миледи, свитки вызова...
– У нас сейчас таких свитков нет. Поищите лучше в Альд'руне или Вивеке. Можете воспользоваться телепортом, это внизу. Спросите Масалини Мериан, она в задней комнате.
– Благодарю, – Эриррис слегка поклонился.
Спустившись вниз по коридору, он попал в широкое помещение. Бумажными заслонками было огорожено два отсека – спальня и студия с кафедрой и скамейками. В центре красовалось невысокое дерево, которое придавало некий уют в этой подземной комнате без окон. Слева от входа располагались шкаф с сервизом посуды, пара сундуков и столы, явно обеденные. А справа, чуть дальше «кабинета», тоже стояли столы заваленные книгами. В комнате было пятеро – данмер, изучающий книги, оркесса, двое альтмеров и бретон, лысый, словно шар для бильярда. Напротив выхода был проход в небольшую комнатушку, где стояло два письменных стола, с ящичками, и обычный стол, на котором стоял алхимический набор, а на форме лежало несколько растений и целый изумруд. За одним из письменных столов сидела хаджитка с аккуратно уложенной шерстью и голубыми глазами, в которых читалось немалое коварство и ум. В любое другое время, Эриррис бы завел с ней разговор, но сейчас он хотел побыстрее завершить свои дела. Поэтому он обратился к бретонке, стоявшей рядом с небольшим выступом пола.
– Я ищу мастера телепорта Масалини Мериан. Вы можете подсказать мне, как её найти?
– Могу. Я она и есть. Перейдем сразу к делу – куда вам нужно попасть?
– Мне посоветовали Вивек...
– Тогда с вас пятнадцать дрейков, и я отправлю вас туда незамедлительно.
Порывшись в кошеле (том самом, украденном у Аррилла), он отсчитал нужную сумму, и передал её мастеру. Она показала на выступ и приказала забраться на него. Когда имперец исполнил это, она взмахнула рукой, и выступ внезапно запульсировал ровным зеленоватым сиянием. После чего она сделала несколько пассов руками, и речитативом проговорила какое-то заклинание. После чего у Эрирриса внезапно потемнело перед глазами, вокруг него была лишь сплошная чернота, а потом его резко выбросило во свет. Потеряв ориентацию, имперец чуть не грохнулся на пол. Он был на точно таком же выступе, как и в Балморе, но всё же это был уже Вивек. Рядом стояла альтмерка, которая протягивала ему руку.
– Первый раз телепортируетесь? Ничего, привыкнете. Меня зовут Флакассия Фаузейус, я мастер-телепортант в Вивеке, вам на будущее, – сказала она, помогая встать Эриррису.
– Спасибо. Буду знать. Извините конечно, что буду мешать, но я здесь впервые. Можете сказать, где здесь можно купить свитки?
– Отчего же нет, могу. Идите прямо, и поднимайтесь по лестнице наверх. Там спросите Янанд Маулиниэ, она продаст вам свитки. Кстати, если встретите внизу данмера и имперца – не говорите с ними. Имперец – это глава нашей Гильдии Требониус Арториус, а данмер – его помощник Тирам Гадар. Требониус немого... странноват, а Тирам просто сволочь. Просто, что бы вы знали.
– Большое спасибо, – откланялся имперец, и пошёл по указанному направлению.
Слева от него была комната алхимика, заставленная шкафами реагентов, а справа – столовая. Контингент вивекской Гильдии был явно больше балморской, судя по количеству столов. Спустившись вниз, он действительно встретил двоих, о которых говорила Флакассия. Здоровенный лысый детина в богатой мантии – Мастер Гильдии. Мда... А тот тщедушного вида данмер с низко посаженой головой и тусклыми глазами – его помощник. Жесточайшая насмешка судьбы.
Ладно, нас это дело не касается, – подумал Эриррис.
Поднявшись наверх, он увидел двоих девушек. Он подошел к той, что стояла справа от него.
– Здравствуйте, меня зовут Эриррис. Можете показать мне, где модно найти Янанд Маулиниэ?
– Это я. Что вам было нужно? – живо спросила она.
– Свитки вызова у Вас найдутся?
– Есть парочка. Сейчас есть свиток вызова Золотого Святоши, есть несколько скампов, две дреморы и один огненный атронах. Вам какой?
– Атронаха, – немного подумав, ответил имперец.
– С вас сто дрейков.
Отсчитав нужную сумму и положив свиток в сумку, он, поблагодарив Янанд, вышел из здания Гильдии. Сейчас можно пересидеть часок-другой в местном трактире, а потом и осмотреть все красоты легендарного Вивека. До полуночи время найдётся... точнее потеряется.



Глава XXVII: Гильдия Воров

Амшегар потянулся и перевернулся на другой бок. За последние дни он сбежал с тюремного судна, сразился с пещерными крысами, ограбил имперский склад, захватил две гробницы, наполненные ловушками и жуткими потусторонними тварями, чуть не погиб от кувалды здоровенного норда, одержал великолепную тактическую победу над порождением лавовых морей Обливиона, и теперь с удовольствием валялся на мягкой кровати, лелея в голове мысль приблизительно такого содержания: «Ай, какой же я, всё-таки, молодец!» Теперь нашему приключенцу можно было сколь угодно долго валяться и отдыхать, но спать ему уже не хотелось, и помимо этого вновь пришло осознание того, что память совсем не торопится возвращаться, а значит, нужно использовать любые зацепки, единственной из которых являлось послание от императора.
– Кай Косадес, значит… Вот мой следующий пункт назначения.
С пробуждением своего тела и разума Амшегар пробудил в себе ещё и ужасное чувство голода, которое побуждало его к решительным действиям. Данмер оделся, собрал своё барахло и направился вниз. Шум посетителей с нулевого этажа таверны говорил о том, что сейчас уже далеко не утро, и что Амшегар как раз подоспел к обеду.
Пройдя по коридору и миновав нескольких подозрительных на вид личностей (хаджитку в хитине, босмера в кожаной куртке и северянку в невзрачной серой мантии), Амшегар прошёл в главный зал таверны, битком набитый выпивохами, тунеядцами и прочими обывателями. Мда, не слишком респектабельное местечко, но для начала и это неплохо, – подумал он и направился к барной стойке, где тот имперец в расфуфыренной рубашке, хозяин сего заведения вовсю обслуживал клиентов.
– Здрасте, спасибо за комнату, вот ключ. И сколько сейчас времени?
– А! Вы уже встали. Хе-хе, сейчас полдень, – улыбнулся бармен. – Вчера вы что-то там говорили про еду, вы не передумали?
– Ни в коем случае! – бодро заявил герой. – Давайте сюда меню.
Позавтракав, или, правильнее сказать, пообедав, Амшегар вспомнил, что именно Баколла Клосиус – так звали владельца таверны – по инструкции должен был проинформировать его о месте нахождения Кая Косадеса.
– Я пришёл в Балмору по делу. Я ищу некого Кая Косадеса. Мне сказали, что вы знаете, где я могу его найти, – обратился Амшегар к имперцу.
– Хм, возможно, возможно, – улыбнулся Баколла. – И по какому же делу вам понадобился этот старый наркоша?
– Ну… у меня для него «кое-что» есть, – сообразил с постановкой интонации Амшегар. – кое-что особенное. Пакет… «с документами».
– А-ха-ха-ха! – засмеялся имперец. – Знаю я его «документы»! Пройдоха Кай живёт в самом последнем доме в верхнем третьем ряду этого района. Я не знаю, откуда у него деньги на твой товар, и откуда ты этот товар достал, но могу дать совет по этому поводу: здесь таких, как ты, о-о-очень любят, особенно та хаджитка в хитиновой куртке, которую ты, скорей всего, уже встречал. Так что, если ищешь работёнку по своей специализации, то ты знаешь, куда и к кому обратиться.
– Ага, понятно, – протянул данмер. – Спасибо за совет, приму к сведению и, пожалуй, пойду. Увидимся!
– Да не за что, бывай!

Хе-хе, удачно получилось с «документами», – думал Амшегар, разглядывая хаджитку, сидящую на скамейке в коридоре и листающую какой-то журнал. – А хорошая у этого агента легенда! И, похоже, эти люди из Южной Стены как-то связаны с контрабандой, что тоже может сыграть мне на руку…
– Данмер чего-то хочет? – промурлыкала кошка бархатным голоском.
– О! Меня наконец увидели! – саркастически заметил Амшегар.
– Не глупи. Подозрительный данмер с тяжёлым мешком был замечен сразу же, как только вошёл сюда.
– Да? Ну надо же.
– От нашего зоркого глаза не так-то просто скрыться.
– «От нашего»? Вас здесь много?
– Пусть данмер не таит и скажет прямо, зачем пожаловал, – уже серьёзнее сказала кошка.
– Ну хорошо, – согласился авантюрист. – Вы верно заметили изюминку моего весьма тяжёлого мешка, и, наверное, вы действительно интересуетесь моими «особыми» товарами, которые…
– Не юли, – прервала она речь нашего героя. – Хабаси прямо говорит: Гильдия Воров интересуется людьми с «особыми» товарами… и серьёзными намерениями.
– О… Вот значит как! – Амшегар очень удивился сказанному. Морроувинд снова поразил его. – Да… действительно прямо. Ну что ж. Тогда и я спрошу прямо! – с хитрой улыбкой продолжил он. – Гильдия… хе-хе, Воров интересуется эбонитовой рудой и ещё кое-чем… более сладким?
– Сла-а-адким?? – протянула хаджитка. – Мррр! У тебя есть сахаррр?
– Ага. И много! Я даже готов снабдить тебя одной порцией в обмен на нужную мне информацию, – и, не дожидаясь ответа, Амшегар достал небольшой пакетик и вручил его кошке – решил использовать сильнейшую привязанность хаджитов к этому веществу.
Хаджитка пакет приняла, но замялась:
– Хмм… Это очень кстати, но… Ладно, что именно тебе хотелось бы узнать?
– Мне нужен надёжный и добропорядочный торговец. Хочется побыстрее избавиться от тяжёлого мешка и перевести его содержимое в золотой эквивалент.
– Конечно наша организация располагает скупщиками краденного и контрабандных товаров, но мы не можем разглашать такую информацию кому попало… Однако Хабаси нравятся способности дамнера, раздобывшего сладенький подарочек для неё. Да и тот, кто рассказал прозорливому данмеру о Хабаси, наверняка тоже о нём весьма хорошего мнения.
– Очень хорошего, – улыбаясь, закивал Амшегар.
– Скажу вот как, – после небольшой паузы продолжила она. – Членство в Гильдии Воров даёт много больше, чем возможность сбывать контрабанду. И ты, наверное, уже понял своё преимущество перед простыми обывателями и горишь желанием присоединиться к нам? Да, Хабаси уже видит это по глазам данмера!
– Угу, угу, хочу к вам! – Амшегара очень порадовал такой поворот событий. Как он рассудил, эта организация должна быть очень влиятельна, раз она так открыта. Чуть ли не как официальная гильдия!
– Хе-хе, конечно-конечно, все хотят. Наши правила предельно просты – просто не совершай противоправных действий против братьев-воров. Хоть мы и вне закона, но нормы морали и нравственности сохраняются в пределах Гильдии – не воруй у согильдейцев и не затевай с ними драк. Также мы не приветствуем воров, которые выполняют свою работу грязно и некрасиво… Постарайся не оставлять за собой горы трупов, когда идёшь на дело. Мы не хотим привлекать к себе повышенное внимание законников. Ясно?
– И всё? Проще простого!
– Вот и Хабаси тоже так думает. Гильдия всегда снабдит умелого ловкого вора правильной информацией о самых перспективных способах обогатиться, а выполняя особые заказы, ты поднимешь свой авторитет в глазах руководства, а значит, для тебя будут открываться всё новые и новые горизонты и возможности.
– Кстати, я Амшегар. Так вы принимаете меня в вашу организацию?
– Теперь в нашу. Добро пожаловать, лягуха Амшегар!
– Лягуха? – удивился тот.
– Это ваше «официальное» звание вора Гильдии. Пока что. Знаешь, Амшегар, Хабаси впечатлена твоим уловом, хотя она и не знает, откуда у тебя такой ценный груз. Это, безусловно, говорит о твоём воровском таланте, но, всё же, я сама хочу в этом убедиться.
– Испытание?
– Амшегар правильно понял. Что-то вроде посвящения. Кроме того, обстоятельства как раз этому благоприятствуют.
– И?
– Достань для Хабаси бриллиант. Хабаси срочно понадобился один, и она хотела поручить это задание другому вору, но, раз подвернулась такая хорошая возможность, то почему бы не сделать это тебе?
– И только? Ха! – усмехнулся Амшегар. – Запросто!
– Меня радует твой настрой. Бриллианты точно водятся у Нилькарии из Белой Гавани, она алхимик и держит свой магазин в торговом районе, на верхней площади. Достать это нужно до завтра. Думаю, ты справишься легко. Но пока тебе действительно надо избавиться от контрабанды и осмотреться в городе. Зайди к Ра’Вирру. Он мой знакомый торговец. Его магазин на площади торгового района рядом со зданием Гильдии Магов. Вообще-то он торгует оружием, но и твоей руде а также многим другим «особым» вещам найдёт достойное применение. Он будет рад увидеть нового члена Гильдии с хорошим товаром, а ещё больше он будет рад, если этот новый член предложит Ра’Вирру хороший сладенький товар.
– Отлично. Так и сделаю.
– Да, Хабаси очень понравился подарок Амшегара, и она тоже хочет преподнести ему кое-что в дар, – хаджитка достала из кармана блестящую тонкую отмычку и вручила её данмеру. – Это профессиональная отмычка. Очень высокого качества и прочности. Пригодится в твоей деятельности.
– Большое спасибо! Это как раз кстати, а то моя совсем загнулась.
– Хорошо. Учти, Хабаси ждёт Амшегара с бриллиантом, по крайней мере, к завтрашнему утру. Удачи.
Амшегар распрощался с хаджиткой и направился к выходу. Эта страна нравилась ему всё больше и больше. Похоже, у него начали появляться полезные связи в Морроувинде. Но, тем не менее, главная задача, которая не давала Амшегару покоя и давила на его разум, была не решена. Её-то он и намеревался решить в первую очередь.
М'Айк-Лжец
Глава XXVIII: Мастер шпионажа

– Хто-о та-ам? – старик отозвался на стук вялым кряхтящим голосом.
– Здесь живёт Косадес Кай?
– Да, э-э-э… а вы хто будете?
– У меня тут зашифрованный документ от императора!
Послышался звук открывающегося замка. Дверь приоткрылась. На пороге стоял полуголый (без верха), полулысый, седой имперец крепкого сложения.
– Хвоста нет? – быстро спросил Кай теперь уже своим нормальным голосом.
– А? – Амшегар удивлённо посмотрел вниз и за спину. – Боюсь, я забыл его дома.
– Очень смешно! Давай заходи быстрее.
Зайдя внутрь, данмер очутился в небольшой квадратной комнатушке. Его внимание сразу же привлекла кучка лунного сахара на столе и трубка для курения оного рядом. На полу и под кроватью валялось несколько пустых бутылок.
– Да! Атмосферно! – заметил данмер, похлопав в ладоши. – Но… чего-то не хватает! – Он достал из рюкзака флакончик скуумы и поставил на стол рядом с трубкой. – О, вот! Теперь в самый раз!
– Что? Скуума!? – Кай выпучил глаза.
– Хе-хе-хе-хе.
– Я не пойму, ты и вправду шутник, каких поискать, или просто придурок? Имя! Ранг! Отчитался, как положено! – повысил голос имперец.
– Э-э-э… Чё? – опешил авантюрист.
– Так, где документы? Давай сюда, немедленно!
Голос Кая приобрёл грозный оттенок, однако и к Амшегару вернулось красноречие.
– Не так быстро! Я просто хотел сказать, что у тебя весёлая легенда. У самого, вон, сахар, где ни попади, а скуумки испужался… – Амшегар убрал флакон обратно. – Ладно, пошутили и хватит. Сейчас переведёшь послание, и я тебя отпущу. Лады?
Но Кай почему-то не спешил расслабляться, напротив, стало видно, как он напрягся и приготовился к возможной обороне.
– Ты не агент, – железным голосом сказал он.
– Нет, а что? – всё так же весело и непринуждённо продолжал герой.
– Я сразу это понял! – Кай встревожился не на шутку и отскочил назад, встав в боевую стойку. – Кто ты?! Откуда у тебя шифровка?
– Я же говорю, успокойся! Не бойся, убивать я тебя не буду.
– …
– Ладно, шучу! Хе-хе, опять. Значит так. Моё имя Амшегар. … А может, и не Амшегар… Если честно, как меня зовут, я не знаю. Какая-то магическая скампотень блокировала мою память.
– Я не целитель.
– Не целитель, я знаю. Но имперский шпион, это точно! У меня есть инструкции от императора. Там написано передать этот пакет Каю Косадесу, то есть, тебе, а потом ждать дальнейших распоряжений, – Амшегар достал зашифрованный документ и передал Каю. – Но меня не устраивает такой расклад! Я хочу, чтобы ты перевёл для меня, что тут написано, и я уйду.
– Ты вскрывал пакет! Это тяжкое преступление! И с чего ты взял, что я буду переводить императорское послание кому попало, а? А ну-ка давай сюда свои инструкции!
– Вот. Возьми вот это… это..., и ещё вот это, – Амшегар отдал Каю все найденные инструкции для себя и для капитана Гравиуса. – Читай. Читай и вдумывайся, какой я опасный человек!
Кай Косадес начал читать документы, изредка поглядывая на данмера.
– Угу, угу, заключённый это я. Видишь, сбежал! – не уставал добавлять свои самодовольные комментарии Амшегар по ходу дела.
Закончив читать, Кай внимательно посмотрел на своего гостя, подумал и сказал:
– Так, меня интересуют две вещи. Первое. Откуда у тебя инструкции для капитана Сейда Нин? И второе. Что значит эта приписка – «Утонул»?
– Э-э-э… ну, так получилось, что мне пришлось быстренько проснуться и сбежать с тюремного корабля. Стражникам ещё повезло – все остались живы. Наверное, они и сказали капитану, что я утонул… ну, в своё оправдание. Разумеется, мне стало интересно, в чём весь сыр-бор, и я спёр документы из стола капитана. А склад сейда нинский ограбил – отсюда и скуума. Вот так.
– Хм… – Кай задумался. – И какого даэдрота тебя понесло сопротивляться своему же освобождению?
– А скамп его знает! – улыбнулся герой. – Меня разбудил другой заключённый. Сказал, что мы на тюремном корабле, плывём на Вварденфелл… Мне сразу на ум пришло рабство, шахты, каторга… А потом попробовал вспомнить своё имя, да и вообще, кто я… Почувствовал опасность, что нельзя мне находиться там, на том корабле... ну и вот! Стражники проблемой не оказались.
– Вот оно что. Амнезия… А почему Амшегар?
– На древнем языке, – скорчил серьёзную гримасу авантюрист, – означает «Безымянный».
– Понятно, – Кай уже успокоился и принялся разбирать шифр.
– Но теперь-то я понимаю, что привезли меня сюда неспроста. Наверно, по какому-нибудь архиважному сверхсекретному…
– Тихо, не отвлекай, – перебил Кай Амшегара. – Правильно понимаешь, по заданию.
– А про меня там что? – не унимался авантюрист. – Что-нибудь из прошлого…
– Молчи.
Следующие пять минут прошли в полной тишине. Наконец, Косадес закончил.
– Итак? – с интересом спросил Амшегар.
– Что «итак»? Разумеется, я не переведу тебе этот текст за просто так.
– Почему это? Должен же я знать, какое у меня, в конце концов, задание?
– Сначала ты должен согласиться работать на Империю и выполнять МОИ приказы, – твёрдо сказал шпион.
– Что за чушь ты несёшь?! Не буду я ни на кого работать! И с какой это стати мне выполнять приказы какого-то нарика?!
– Это моя легенда.
– Да уж…
– И тебе такая понадобится…
– Аналогичная?! – округлил глаза Амшегар. – Ну нет, кури свой сахар сам!
– Если хочешь знать, что тут написано, – серьёзно продолжал Кай, не оценив его последней шутки, – то узнаешь, но только по частям. Судя по твоему поведению в тюрьме и на корабле, я не очень склонен тебе доверять и не могу быть уверен, что ты не сбежишь, как только всё узнаешь. Сначала ты должен будешь выполнить мои поручения.
– Эй, эй! Мы так не договаривались! Ну а вообще ты прав, у меня действительно нет никакого желания работать на Империю и её шпионов.
– Хорошо… Первое, что здесь сказано, так это то, что я должен записать тебя в Клинки.
– Куда?
– Клинки – это агенты императора. Тайная организация шпионов, служащих на благо Империи. Я главный Клинок в округе Вварденфелл. И ты должен присоединиться к нам.
– Шутишь?! Ещё чего не хватало! Не буду я присоединяться ни к каким клинкам, ни к топорам, ни к дубинам.
– А ты думаешь, мне это хочется?! – повысил голос Кай. – Принимать в ряды лучших людей Империи отпетого негодяя и рецидивиста?! Так желает император и точка.
– Ладно, присоединиться, значит! – поставил руки в боки Амшегар. – Это понятно. Что дальше?
– Я уже сказал. Мне нужно убедиться, что ты на нашей стороне.
– Что? Эй, главный... «клинок», я потерял память! Какие к скампам стороны? Пока я вижу только полуголого старика, несущего какой-то бред про шпионов и Империю! И знаешь, за мои несколько дней новой жизни, да ещё в такой «весёленькой» стране, я понял одно, – с усмешкой сказал авантюрист. – Империя – пустое место. По крайней мере, здесь!
– Зря ты так говоришь… – покачал головой Косадес. – То, что тебя упекли за решётку – на все сто процентов твоя заслуга.
– Тогда скажи, что там про мою биографию? И почему меня посадили в тюрьму?
– Тут этого нет. Здесь информация только о твоём задании. Амшегар, да? Послушай, Амшегар, мне не ясна природа твоего правового нигилизма, но неужели тебе не интересно узнать о твоей миссии? Похоже, речь тут идёт о чём-то совсем непростом…
– Но ты сам не хочешь мне об этом сказать.
– Но для этого ты должен согласиться выполнять мои приказы! Как ты не можешь понять, радоваться надо, что тебе, грязному преступнику, да ещё и с напрочь пустой головой, предоставлена такая возможность! Стать рыцарем Ордена Клинков, нести службу на благо величайшей цивилизации в мире, обзавестись полезными связями! От счастья прыгать нужно!
– Ха-ха! – рассмеялся данмер. – Поводов для радости мне и без того хватает! Все возможности я предпочитаю создавать себе сам, и, должен сказать, у меня уже был опыт проверки «величия» вашей так называемой цивилизации. Да и нужные связи для этого у меня уже есть!
– Ладно, – спокойно сказал Кай. – Решать тебе. Не согласишься – ничего не узнаешь.
С минуту Амшегар молчал, усиленно делая вид, будто он стоит перед тяжелейшим выбором всей жизни.
– Ну допустим, гипотетически, я присоединюсь к Клинкам… И что дальше? Ты отправишь меня на задание?
– Ответ «допустим, гипотетически» меня не устраивает. Или да, или нет.
– Нет. Э-э-э… ну, то есть, ДА!
– Ты готов стать Клинком и следовать приказам императора и своего мастера, то есть МОИМ приказам?
– Да, – нехотя протянул Амшегар. – Теперь говори, что там…
– Не так быстро!
– Ну что ещё?
– Мы тут с тобой не в игры играем. Никто, слышишь, НИКТО не должен знать о твоей миссии, кроме, конечно, нас, Клинков. Никто также не должен знать, что я, ты и все Клинки ими являемся. Мы – тайная организация.
– Само собой, шеф! – с иронией сказал данмер.
– Уже лучше. Перво-наперво, как я уже сказал, тебе нужно обзавестись своей собственной шпионской легендой.
– А нельзя сразу перейти к моей миссии?
– Мы итак уже перешли к твоей миссии. Но выполнять её мы будем по уму, а не так, как тебе заблагорассудится. Сначала надо подготовить почву…
– Да ладно, говори конкретно, что нужно сделать?
– Легенду шпионскую!
– Да понял я, что легенду! Как?!
– Сначала расскажи мне, что у тебя с головой, что ты помнишь и знаешь?
– О-о-о… Хороший вопрос! Я не знаю, кто я. Не знаю, откуда я. Да и про Морроувинд я тоже толком ничего не знаю…
– Что в мешке?
– Ага! Ты наконец-то заметил!
– А? Что я заметил?
– Блин… Ну вот, смотри, – Амшегар показал содержимое мешка Каю, отчего тот обомлел.
– Откуда это?
– Нашёл.
– На дороге?
– В шахте.
– Украл?
– Я же говорю, нашёл – шахта пустая.
– Не может быть! Ты что-то скрываешь!
– Ну, не совсем пустая… Пришлось сражаться с полчищем даэдр, населявших её, так что всё законно.
– Нет, НЕ законно! Тебе надо избавиться от этого… и получше изучить местные законы. За это ты можешь получить около года каторги. Контрабанда запрещена. Да и грабёж имперских складов тоже.
– Да знаю я. Я как раз собираюсь сбагрить и скууму, и сахар, и эбонит  местному скупщику краденого и контрабанды.
– Да неужели? И кто же он, если не секрет?
– Ра’Вирр.
– Ра’Вирр – добропорядочный торговец, – возразил мастер-шпион.
– А вот и нет! Точнее, да, но его специализация намного шире, чем ты думаешь. Это официальный скупщик Гильдии Воров!
– Только не говори мне, что ты…
– Ага! Присоединился к Гильдии.
– С ума сойти! – воскликнул Кай. – Всего несколько дней в Морроувинде без памяти, без ничего… и на тебе! У меня ни тени сомнения, что твоё пребывание в тюрьме Имперского Города было вполне заслужено тобой. Кстати, возможно, ты и являешься родом из Киродиила…
– Может быть, и являюсь… я не помню, – беззаботно сказал данмер.
Кай был под неизгладимым впечатлением от знакомства с Амшегаром. За свою карьеру шпиона ему приходилось иметь дело со многими странными личностями, но этот тип… это было что-то особенное!
– Хм… Надо будет послать письмо в Имперский Город о том, что ты прибыл куда нужно, а не утонул. Я надеюсь, ты понимаешь, что раз сам император заинтересовался этим делом, то это очень, очень важно и серьёзно. Мы больше не можем допускать подобных ошибок с побегами и грабежами, кстати, зачем ты ограбил склад?
– Как зачем? Там у них превосходный набор контрабанды! Был... Им оно всё ни к чему, а мне очень даже пригодится! Стартовый капитал, как-никак, – улыбнулся во весь рот герой.
– Понятно. Думаю, тебе лучше рассказать мне всё с самого начала и поподробнее. Чувствую, это далеко не единственное, что ты успел учудить…



Глава XXIX: Создай свою легенду!

– По моим подсчётам, ты нарушил законов, по крайней мере, на одну смертную казнь по имперским меркам… и на три по данмерским, – откинувшись на спинку стула, выразил своё мнение Кай по поводу приключений Амшегара.
– Хе-хе, и на ноль смертных казней по моим собственным законам, – Амшегар был весьма доволен интересом Кая, проявленным к его делишкам. Однако сам мастер-шпион не разделял его гордости за его преступные, хоть и ловкие махинации.
– Раз у тебя теперь есть «стартовый капитал», завязывай с посягательством на чужую собственность, по крайней мере, на имперскую. У тебя, надеюсь, хватит ума заработать деньги законными способами? Не думал о карьере в Гильдии Магов? У тебя, похоже, есть в этом весьма нехилые способности.
– Ну… если подвернётся такая возможность, я не прочь умыкнуть что-нибудь ценное. Но мелочиться так, как со складом, я уже не буду. Насчёт Гильдии Магов – как раз собирался туда вступить.
– Хорошо, это может стать твоей шпионской легендой. Нужно, чтобы тебя знали в Балморе не как бандита и вора, а хотя бы, как мага-странника, или авантюриста, или ещё что-то в этом роде.
– Отлично! – обрадовался герой. – Вступлю в Гильдию, выполню там пару заданий, вернусь сюда, и ты расскажешь мне о моём задании от императора, так?
– Да. Хотя бы так. Но, прежде чем ты уйдёшь, я хочу снабдить тебя нужной информацией о Морроувинде. Это задание займёт некоторое время, и тебе придётся задержаться в этой стране. В целом, как тебе здесь?
– Ну, надо сказать, весьма неплохо.
– Это радует. Однако одних первых впечатлений будет недостаточно для шпиона. Тебе понадобится разносторонняя информация географического, политического, экономического, культурного характера… Итак, что тебе известно?
– Мы на острове… да?
– Так, уже хорошо…
– Основное население – данмеры. Столица в Вивеке, местная религия – Трибунал (там какие-то местные боги, но я точно не в курсе, что да как), политическими делами заправляют древние кланы данмеров. Что ещё… А! Вулкан большой в центре, много пустошей, хотя я пока видел только луга и болота.
– Понятно. Неплохо… для туриста. Но не для агента. Тебе надо повышать свои знания о Вварденфелле.
– Ну так расскажи мне что-нибудь!
– Хорошо. Во-первых, тебе надо знать о главенствующих здесь фракциях. Управляют всем Великие Дома. Хлаалу, Редоран и Телванни. Если хочешь получить реальные связи и поддержку, тебе лучше примкнуть к одному из них. В Редоран и Телванни чужеземцу будет трудно получить высокий ранг, однако, всё в первую очередь зависит от способностей кандидата.
– Поподробнее про Дома.
– Мы сейчас находимся на территории Хлаалу. Резиденция Дома тут, в Балморе. Это Дом бизнесменов и дельцов. Наладили отличные отношения с Империей, как следствие, и к чужеземцам никаких предрассудков не испытывают – очень неплохой выбор, я бы сказал.
– Эй, я не собираюсь вступать ни в какие Дома, просто хочу узнать, что меня тут ожидает. Бизнесмены, говоришь? Это интересненько.
– Не думай, что твоя Гильдии Воров будет отмазывать тебя от каждого воровства.
– Хех, я пока ещё не собрался ничего воровать, хотя… ладно, продолжай, я слушаю.
– Редоран. Их земли севернее. Весь северо-запад в их ведении. Суровые ребята. Благородные рыцари и воины, чтущие религию и традиции своих предков. Повёрнутые на всём этом… просто жуть. Но Империю уважают. И даже помогают Легиону в делах, касающихся правопорядка. За что, собственно, им можно сказать только спасибо. Их главный город – Альдрун.
– Так, понятно. Что с телванями?
– Телванни… А знаешь, забей-ка ты на эту Гильдию Воров, Магов… Телванни – вот, где тебе самое место! Законченные единоличники и анархисты. На законы – плевали. На порядок и Империю – плевали. На другие Дома – аналогично. Их терпят, отчасти потому, что они не суют свой нос в политику, и, отчасти, потому, что Домом управляют могущественные тысячелетние волшебники, которые сами себе на уме. Все, кто рангом выше простого наёмника, поголовно знают магию. И весьма неплохо.
– Любят магию, значит? Надо будет их навестить.
– Подумай об этом. Тебя там примут за своего, это точно! А ещё у них грибы-здания, которые они насажали где ни попади, в общем, весь восток – их. Однако там опасные земли, а у людей крутые нравы, так что, тебе лучше пока освоиться здесь, а потом уже соваться к Телванни. Главный город – Садрит Мора, на востоке, на большом острове. Если захочешь узнать побольше о Великом Доме, посети его главный город. Или соответствующий район в Вивеке. Так же, говоря о самых влиятельных фракциях, нельзя не упомянуть Храм. Это религия данмеров, коренного населения Морроувинда. Но что-то мне совершенно не кажется, что тебе хотелось бы связать свою жизнь с богослужением. Я прав?
– Да уж, это точно. Перспектива стать монахом меня не интересует ни с какой стороны.
– Итак, как я уже сказал, Великие Дома управляют политической жизнью страны, Храм Трибунала – духовной. Ну а Имперский Легион следит за тем, чтобы не нарушались права, и борется с преступностью.
– Я заметил.
– Главное не угоди в ближайшем времени в тюрьму, чтобы впечатление от работы Легиона не стало совсем полным.
– Ну, я уж постараюсь… – улыбнулся данмер. – Хотя обещать нечего не могу!
– Ты скампов псих! Мы не можем допускать промедлений с отсидками, у тебя важное задание, каждый день на счету!
– Ну а кто говорил, что я собрался сидеть в тюрьме? Вот сейчас пойду в Гильдию Магов, там научусь заклинанию телепортации, и мне уже ничего не страшно.
– Ну-ну… Ладно, слушай дальше. Хорошие связи и возможности может обеспечить тебе членство в имперских гильдиях: Магов, Бойцов… Воров тоже. Ну, тут всё понятно. Ещё есть Имперский Культ. Это…
– Забудь. Я знаю, что это такое и вступать туда не собираюсь.
– Никто и не заставляет. Так, остались ещё две влиятельных организации: Мораг Тонг и Камонна Тонг. Мораг Тонг – гильдия наёмных убийц. Законная гильдия наёмных убийц. Не угодишь кому-нибудь влиятельному – могут возникнуть проблемы. А уж законный повод они найдут. В общем, с этими ребятами поосторожней, как, впрочем, и с Камонна Тонг. Эх, и всё-таки зря ты не прикончил того парня… Теперь у тебя точно возникнут лишние проблемы, которые нам сейчас ни к чему.
– Да ладно, что-нибудь придумаем.
– Это опасный преступный синдикат наподобие Гильдии Воров, только гораздо хуже. Наркотики, оружие, контрабанда, рабы… Разбои, грабежи, убийства… Всем этим они промышляют. Ненавидят чужеземцев. Ненавидят Гильдию Воров. И крепко мстят своим врагам. Так что тебе втройне не повезло. Держись подальше от Клуба Совета, это место их сбора в Балморе. Камонна Тонг подмяла под себя Гильдию Бойцов, можешь сделать там карьеру, тем самым частично оградив себя от угрозы быть зарезанным в подворотне.
– Об этом можешь не беспокоиться – надо только купить оружие поострее да выучить парочку разрушительных заклинаний – и все дела!
– Хорошо, тогда займись этим сегодня же. Так, ещё я хотел рассказать тебе о том, с чем тебе наверняка придётся столкнуться в своих странствиях. Более половины всей площади острова занимают пустоши и горы, занесённые пеплом. В центре – большой вулкан, Красная Гора, окружённая Призрачным Пределом.
– Я так и не понял, что это за штуковина?
– Магический барьер, возведённый Храмом Трибунала, служащий для защиты от моровых тварей, спускающихся с Красной Горы.
– Какие такие твари?
– Заражённые животные, а также кое-кто и поопасней. Впрочем..., ты сам скоро всё узнаешь. Так или иначе, когда отправишься вглубь острова, обязательно возьми с собой средства излечения от мора. Не хочу, чтобы ты загнулся здесь от болезней в первую же неделю.
– Да ладно, можно подумать, тебе не всё равно, – усмехнулся Амшегар.
– Император поручил тебя именно мне, а значит, мой долг теперь – следить за выполнением тобой твоей, а по сути, нашей общей миссии! Конечно, мне не всё равно!
– Пора бы тебе уже усвоить, Кай. Никто никому меня не поручал, я, если ты забыл, сам пришёл сюда, и, надо заметить, сделал это только по одной причине: я хочу выяснить скамповы причины, почему и зачем меня сюда доставили! Мне плевать на Империю и императора. Сейчас главное, что мне нужно, так это вернуть свою память. Даэдрот! Я сделаю то, что ты просишь, и создам себе репутацию странствующего авантюриста, но потом, надеюсь, ты расскажешь мне, наконец, что от меня хотят!
– Хм… нечего так кипятиться, Амшегар, – попытался успокоить новоиспечённого строптивого рыцаря Клинков Кай.
– Ладно, если лекция окончена, я пойду.
– Подожди, я ещё не рассказал тебе об остальных Клинках!
– О нет! – отрезал герой. – Косадес, расскажешь как-нибудь в другой раз! Не хочу выслушивать истории про ещё более завёрнутых на Империи людей из вашей идиотской организации. Ну да ладно, через пару деньков вернусь и покажу тебе, хе-хе, ШПИОНСКУЮ ЛЕГЕНДУ! Так же к моему приходу рассчитываю увидеть полный и качественный перевод тех каракуль, что я тебе принёс.
– Э!..
– И чтоб красивым почерком! Всё, принимайся за работу, а я ушёл, – Амшегар вышел за дверь.
– Эй! Я пока ещё твой командир! – раздался голос Кая ему вслед.
Ну-ну… Мечтай, шпион сахарный, – пробормотал себе под нос Амшегар, уже спускающийся по ступенькам вниз, к реке.




Глава XXX: Магия сахара

Канал, разделявший город на жилой и деловой районы, придавал окружению особую красоту и эстетичность. Ну и ещё он служил для многих других, хозяйственных целей. А три моста через него позволяли жителям перемещаться из одного района в другой. Одним таким и воспользовался наш герой. Пройдя по ступенькам вверх, Амшегар вышел на главную торговую площадь. День был в самом разгаре: жители сновали туда-сюда… нищие, стражники, купцы, простые обыватели… кто с тележками, нагруженными товаром, кто по иным делам. Самые обыкновенные рабочие будни.
Данмер приступил к поиску магазина Ра’Вирра. Вскоре нужная вывеска была найдена: «Ра’Вирр, торговец товарами» – гласила она. Рядом с дверью лавки, на стене было приклеено объявление следующего содержания: «Настоящее ДАЭДРИЧЕСКОЕ оружие! Только у Ра’Вирра! Низкие цены!»
– Хм… Даэдрическое оружие? Да ещё и по низким ценам? Что-то здесь не чисто… – подумал авантюрист и вошёл в магазин.
Амшегара встретил и поприветствовал одетый в простую помятую одежду самый обыкновенный волосатый хаджит, каких много:
– А, посетитель! Добро пожаловать. Что интересует гостя? – протянул довольным хаджитским голосом он.
– Здравствуй. Я вот смотрю и думаю: неужели это тот самый магазин, где торгуют великолепнейшим, самым, что ни на есть настоящим, даэдрическим оружием!?
– Да! – обрадовался хаджит. – Ты попал именно сюда! И я, Ра’Вирр, готов продать уважаемому данмеру именно такое превосходное оружие по самым низким ценам, которые только могут быть!
– Вот это да! – чуть сдерживая смех, с пафосом проговорил Амшегар. – О, Ра’Вирр, позволь же страннику, исходившему всю Империю в поисках достойного клинка, и, наконец достигшему заветной цели, узреть совершенство чудо-мечей из жарких кузниц ужасного Обливиона!
– Э-э-э… – хаджит немного смутился. – Ну… То есть, конечно, мой дорогой гость! Вот, иди сюда.
Торговец показал Амшегару несколько полок в дальней части комнаты, на которых красовались обыкновенные стальные и железные танто и кинжалы. На вид не очень внушительно, однако от клинков исходило слабое золотистое сияние. Данмер рассмеялся:
– Хе-хе-хе-хе, по правде говоря, я ожидал, что железо будет очень причудливой, «даэдрической» формы и покрашено в бурый, «даэдрический» цвет!
– Но… – Ра’Вирр не знал, что сказать на это. – Ээ… вот же те самые клинки, за которыми пришёл странник, исходивший всю Империю в поисках достойного оружия!
– Да, ладно, не бери в голову. Я просто прикалывался. Увидел вот объявление и решил посмотреть, как торговцы зарабатывают хитростью.
– Что? Данмер пошутил? – сконфузился торговец. – Ему не нужно даэдрическое оружие Ра’Вирра? Как же так? А я так надеялся…
– Ну, настоящее даэдрическое оружие мне очень даже нужно. Правда, его я ещё не увидел у тебя на прилавке.
– А! Данмера смутила форма и цвет клинков! Так это ж просто рекламный трюк! – вновь заулыбался Ра’Вирр. – У тебя будет настоящее даэдрическое оружие, но только, э-э-э… только на время.
– А, я понял, это зачарование, верно? Зачарование школы Колдовства на призыв даэдрического оружия.
– Да! – хаджит не оставлял надежды продать-таки гостю что-нибудь из своего арсенала. – Данмер всё абсолютно правильно понял! Как же зовут умного волшебника, так славно разбирающегося в оружии и чарах?
Ну вот, в ход уже пошла слащавая лесть торгаша… – подумал данмер.
– Меня зовут Амшегар. Отличить низкокачественную сталь от даэдрического эбонита не составило особого труда, а жёлтое свечение говорит о наложенной на кинжалы магии Колдовства. Вот я и подумал, не может же быть такого, чтобы уважаемый торговец Ра’Вирр ни с того, ни с сего называл мусор произведением даэдр, должна же быть весомая причина.
Ответная лесть удалась, и хаджит расплылся в улыбке.
– Однако, – продолжал Амшегар. – Мне также известно о трудности подобного зачарования, и я хотел бы посмотреть на один из этих кинжалов в действии. Мне интересно, как долго продержатся чары.
– Конечно, давайте проверим! Пусть Амшегар выберет любой!
Взяв приглянувшийся клинок, данмер высвободил часть его энергии, представляя желаемый результат: в этот момент оружие ярко засияло, а в левой руке данмера материализовался призывной даэдрический крис. Красивый и в то же время ужасающий, прочный и практически невесомый (почти всё призывное даэдрическое снаряжение обладает этим прекрасным свойством). Однако Амшегар любовался клинком недолго – примерно через семь секунд он разматериализовался и исчез. Интенсивность же свечения самого клинка-проводника заметно поубавилась, что говорило о его низкой энергоёмкости. В целом, кинжал был хорош для внезапного нападения и убийства, но не для долгого затяжного боя. Исчезнув в самый неподходящий момент, призванное оружие обрекало своего обладателя на большие проблемы. Да к тому же сама железяка может сломаться и тогда уже никакого «чуда» точно не произойдёт. Куда уж проще и надёжнее самому выучить заклинание призыва оружия, – размышлял Амшегар. – Принцип более-менее ясен, большого труда это составить не должно, однако для этого мне понадобятся деньги… Их-то и собирался получить наш герой.
– Скажи, Ра’Вирр, и сколько же стоит этот чудесный нож?
– Амшегар опять шутит… – покачал головой кот. – Ра’Вирр видит, Амшегару не понравилась длительность действия заклинания, но ему должна понравиться цена, насчёт неё Ра’Вирр точно никого не обманывает: всего 300 септимов, и полюбившийся вам кинжал ваш!
– А-а-а… Тогда понятно, почему такое качество. Да, цена поставлена абсолютно справедливо (Амшегар вновь поймал себя на мысли: у него не было нового опыта в этом деле, но он точно знал о чём говорит).
– Итак, Амшегар признаёт цены Ра’Вирра справедливыми. А будет ли он покупать?
– Скорее наоборот, – улыбнулся данмер.
– Наоборот?
– Мне, конечно, нужно достойное оружие, но есть и более важные дела. Хабаси из НАШЕЙ (он сделал акцент на этом слове) Гильдии Воров сказала, что на тебя в этих… специфических делах можно положиться.
– О, Амшегар друг Хабаси! – воскликнул Ра’Вирр. – Значит, Амшегар и мой друг. О каких именно специфических делах он ведёт речь?
Данмер порылся в рюкзаке и первым делом достал оттуда два флакона скуумы и массивный пакет с сахаром. Пакет был раскрыт и вместе со скуумой положен на стол перед Ра’Вирром.
– А вот о каких!
– Ах!? Мяуу!! ЛУННЫЙ СА-А-АХАРРРР! – хаджит даже мявкнул от счастья!
При виде большого количества сладкого вещества Ра’Вирром овладело временное помешательство. Сверкающий блеск в его глазах подсказывал Амшегару о том, что уловка подействовала. И действительно, хаджит, уже предвкушавший сладкие оргии, поставил себе цель: во что бы то ни стало выторговать у Амшегара вожделенный товар. Весь последующий разговор торговец пребывал в эйфории.
– Я тут сахарку раздобыл… – улыбался ему в такт данмер. – Мне-то он не нужен, я предпочитаю нечто более тяжёлое, золотое и круглое.
– Я покупаю! Ра’Вирр покупает! Всё покупает!
– Конечно Ра’Вирр покупает! Ещё бы он не купил. Но только с одним условием.
– Ээ… условием? Э-э-э… то есть, конечно! Каким будет условие дорогого Амшегара?
– У меня есть ещё «кое-что», – авантюрист раскрыл мешок, наполненный эбонитовой рудой, и показал торговцу. – Отличный эбонит, превосходный сахар, сладкая, милая скуума, ммм… (у Ра’Вирра слюнки потекли от этих слов). Продаю всё вместе и сразу, здесь и сейчас.
– Мурр.. сахарр.. сахарок…
– Что-что?
– Ра’Вирр хочет сказать, что он с радостью найдёт место и для эбонита, но… сейчас… – замялся кот. – Сейчас…
– Что сейчас? Что будет сейчас? Пусть Ра’Вирр скажет Амшегару! – от общения с котом-наркоманом наш герой уже начал приобретать хаджитскую манеру говорить…
– Сейчас у меня в наличии только 600 золотых! – выпалил торговец.
– Что? – испугался Амшегар. – Этого не достаточно!
– Знаю, Ра’Вирр знает! Но пусть Амшегар не спешит покидать хаджита, – он заслонил собой входную дверь. – Я заплачу артефактами!
– Ха! – усмехнулся герой. – Я уже посмотрел на твои «артефакты»…
– Не торопись делать выводы! У Ра’Вирра ещё припрятан козырь в рукаве… для особых случаев! Таких, как этот! Для особых гостей. Таких, как дорогой Амшегар!

Данмер ждал хаджита вот уже пять минут, периодически слыша его крики сверху: «Сейчас сейчас! Я уже скоро!» Наконец он спустился вниз, держа в руках длинный свёрток. Весь взлохмаченный, но всё с тем же блеском наркоши в глазах. Магия сахара…
– И что же это ты притащил? Козырь?
– Угу, угу, – улыбался Ра’Вирр.
Хаджит раскрыл свёрток:
– Выбирай любое!
Там было: стальное отполированное копьё, катана, два танто. Всё блестело и сверкало колдовскими золотыми чарами, а катана и копьё к тому же переливались ярким красно-оранжевым светом.
– Особое оружие, – с пафосом продекламировал торговец. – Артефакты!
– Да? А я почему-то снова вижу обычные железяки. Правда, у этих интенсивность чар выше, да и отполированы они что надо, но суть от этого не меняется.
– Ещё как меняется! Я берегу это оружие для богатейших коллекционеров и знатных дворян. Это настоящие произведения искусства, сочетание первоклассной стали, непревзойдённого кузнечного мастерства, душ потрясающей силы и виртуозной работы зачарователя! Лучшая работа Телванни, эксклюзив! Магия была вплетена в них ещё на этапе создания, Ра’Вирр уверяет: лучшего призывающего оружия нет на всём Вварденфелле! Но это всё слова, вижу, Амшегар уже имеет меч, а Амшегар хочет посмотреть оружие Ра’Вирра в действии и сравнить со своим?
– Ну, давай попробуем.
– Ставь блок!
Хаджит схватил катану в левую руку, быстро размахнулся правой и нанёс сильный удар по мечу Амшегара, заранее приготовленному им. Всё произошло слишком быстро: сначала в руках торговца засверкало оружие, потом раздался оглушительный звук удара металла о металл, во все стороны полетели электрические искры, и вот ошарашенный Амшегар уже стоит с обломком некогда искрового меча в руках, а довольный собой и своим товаром Ра’Вирр с двумя целыми клинками – сверкающей катаной в одной руке и широким ужасающим даэдрическим односторонне острым мечом в другой. Его шерсть была вздыблена от электростатического напряжения, что возникло при разломе искрового меча, и это вкупе с двумя клинками в руках придавало ему по-настоящему зверский вид.
– Ну как? – улыбнулся кот во весь рот.
– Э-э-э… – Амшегар с образовавшейся копной волос на голове покосился на обломок своего меча. – Впечатляет…
– Благодаря качественной основе и мощной душе форма призывного оружия будет ещё сильнее, нежели простое заклинание призыва или простенькое зачарованное обычными душами оружие. Призывная даэдрика тоже градируется по остроте, мощности и качеству. Эта катана зачарована душой дреморы-лорда, избранного воина Меррунза. И этот призванный меч принадлежал ему!
– А красное свечение, это что?
– Тут не один эффект! катана и копьё зачарованы к тому же и на кратковременное заклинание «Огненный Щит» – для смягчения вражеских атак и устрашения врагов! Согласись, когда на тебя бежит пылающий противник с внушительного вида мечом – это впечатляющее зрелище.
Хаджит всё очень красиво преподнёс. Конечно, Амшегар понимал, что оружие Ра’Вирра далеко не самое лучшее и артефактом может называться с трудом, однако он сам убедился в его мощности, а подобная штука ему бы не помешала. Уже представляя себя обладателем нового мощного оружия, данмер обдумывал, какое из трёх орудий лучше. Кинжал – быстро, удобно. Меч – почти так же быстро, учитывая «невесомость» клинка, но длина и форма этого оружия даст в бою больше преимуществ. Копьё… Амшегар знал, что копьём нужно колоть. Также ясно было, что один мощный удар даэдрического копья пронзит кого угодно, однако, учтя свои навыки в обращении с этим видом оружия, наш герой сделал вывод, что копьё – не вариант, да и места занимает много.
Даэдрический клинок засиял золотом и растворился в пространстве.
– Ааа, вот и закончилось действие заклятия, – хаджит, уже вновь пригладивший свой мех, положил катану обратно. – Неплохо, да? Совсем не похоже на то, что было с кинжалом – времени с лихвой хватит, чтобы посрубать множество голов! Если быть точным, 120-150 секунд. Вы почувствуете, когда сила магии начнёт ослабевать и без труда сможете подзарядить «время жизни» клинка, не призывая его вновь. Поистине чудесная штука!
– Да уж, чудесная… Пришёл посмотреть на оружие, а остался без своего, – улыбнулся Амшегар. – Ты не оставляешь мне выбора, теперь мне точно нужна замена! Ладно, сделка будет, – данмер достал всю остальную скууму и продемонстрировал Ра’Вирру руду.
Хаджит запер входную дверь, распаковал пакеты с сахаром, попробовал на вкус, то же самое проделал и со скуумой, и, мявкая от удовольствия, перешёл к руде. Правда её он жевать не стал, ограничился беглым осмотром.
– Хорошие кусочки, – растягивая слова, промурлыкал он. – Хороший сладкий саахаррр… Ммм… Что приглянулось Амшегару?
– Ну, давай свои 600 золотых и заверни мне катану с ножичком.
– Нет, нет, Амшегар не так понял, это очень дорогие артефакты, один такой стоит 10000 дрейков, ну, и как своему другу, я сделаю скидку: 9000. Примерно столько и стоит вся твоя руда вместе с саахарром и скууумой.
– Так дорого?! Готов поспорить, никто не покупает у тебя это оружие по таким ценам!
– Ра’Вирр сказал: особые товары для особых гостей. Амшегару не нужно ничего тратить – ему надо только расстаться с товарами, которые ему и так не нужны. Честный обмен, бартер.
– Да, но мне тоже нужны деньги. Ладно, давай просто катану и снабди меня дрейками, а то я совсем на мели.
– Нуу… Дрейки нужны Ра’Вирру чтобы торговать. Я же знаю, тебе всё равно некуда продать свой «особый» товар, а тут такая возможность!
– Конечно, но тебе вовсе не понадобятся дрейки, я-то понимаю: получив СТОЛЬКО сахара и скуумы, Ра’Вирр наверняка забудет даже слово торговля, по крайней мере, на неделю.
– Эх, конечно, Амшегар мыслит в верном направлении, но это как-то неправильно… торговцу… отдавать все свои деньги…
– Расслабься, забудь про золото, в чём его сладость? Са-а-ахаррр…. – манящим голосом пропел Амшегар.
– Лу-у-унный… са-а-ахаррррр… – протянул по-хаджитски Ра’Вирр.
– О, придумал! Я добавлю ещё пару магических свитков, дорогую книгу и вот этот вот прекрасный обломок меча! Смотри, даже магия ещё осталась, – Амшегар снова начал рыться в рюкзаке и быстро достал оттуда трофеи из гробниц – «36 уроков Вивека», свиток храбрости и свиток Красного Отчаяния (он до сих пор не понял, что это за эффект, а книга и свиток храбрости ему были не нужны).
– А, старина Вивек, – произнёс хаджит, листая книгу. – Ну не знаю…
– Смотри, Ра’Вирр, я в Гильдии Воров, к тому же, я надолго тут, в Морроувинде. Как я понял, контрабандистов на этом острове как собак нерезаных. Так что улов у меня ожидается знатный! И, самое главное, я буду знать, к кому обратиться! Сахар прилагается.
– Эх, по рукам! Хе-хе. А ты умеешь торговаться!

Так Амшегару удалось совершить сделку с хаджитом-наркоманом. Выгодной ли она была – покажет время – ведь только что наш герой приобрёл оружие, которому предстоит пройти с ним ещё через множество опасных и невероятных приключений!



Поставив чашку с жидким, переслащённым чаем, на стол, Эриррис наконец почувствовал себя уютно. Черный Шалк был достаточно пристойным заведением, где собирался местный сброд Квартала Чужеземцев. Вивек оказался грандиозным городом. Огромные пирамидальные блоки, которые стояли прямо в воде, поражали своей монолитностью и величием. Многоярусные пирамиды вмещали в себе тысячи людей, будто гигантские муравейники, порождённые воспаленной фантазией архитекторов. Два с половиной часа он осматривал только один Квартал Чужеземцев, а ведь это ещё не самый большой вивекский блок. Сейчас время слишком дорого, что бы тратить его на осмотр достопримечательностей, но потом можно будет насладиться этим городом в полной мере.
Теперь же он сидел в вышеупомянутом Черном Шалке, в его нижней зале. Сейчас зала пустовала – был самый разгар рабочего дня, – и поэтому ему никто не будет мешать. Он достал купленный у Ра'Вирра мешочек. Положив его на стол, имперец, сцепив руки, пристально посмотрел на него. Кожа, из которого был сделан мешочек, была добротной, хорошо продубленной, темно-коричневого цвета. Тесьма из переплетённых волокон, была хорошо просмолена, крепкая, тоже прекрасная работа. Все надёжное, водонепроницаемое – дорогая вещь. Он заплатил за него лишние деньги, но ни секунды не сожалел об этом. Медленно, он стал развязывать тесьму. Завязана она была крепко, поэтому прежде чем заглянуть в сердцевину мешочка, его нутро, пришлось попотеть. Наконец тесьма была отложена в сторону, а мешочек был открыт, словно пасть мрачной пещеры, скрывающей несметные богатства. Из него лилось ровное жемчужное сияние, которое испускали кристаллики, похожие на кристаллизованный свет луны. Именно из-за этого он получил свое имя – лунный сахар. Одно из самых распространенных наркотических веществ, сырье для ещё большего количества наркотиков и иных составов. Это – валюта контрабандистов, вещь, из-за которой убивают, а тайна его производства свято хранится хаджитами. Единственная провинция Тамриэля, где его производят – Эльсвейр, хаджитская родина, и он является одной из главных составляющих её импорта.
Некоторые думают, что хаджиты целиком зависимы от сахара. Глупость. Если бы было так, Тамриэль бы никогда даже не узнал об этом веществе. Да, хаджиты любят сахар, но они отнюдь от него не зависимы, по крайней мере, не так, как об этом думают. Наркотическое опьянение у них наступает только после скуумы, или очень больших доз сахара. Сказывается только большая любовь к сладкому. Все изделия хаджитов весьма сладки – пироги, ковриги, булочки и тому подобное. Эриррис очень ценил те ощущения, что приносит лунный сахар, в частности – эффект «Абсолютной чистоты» разума. Этот эффект редок, и характерен только для некоторых типов людей, которых, к тому же, следовало подготавливать с самого детства. Взяв мешочек в руку, он щедро отсыпал себе на ладонь горсть тяжелых кристаллов. Слегка залюбовавшись жемчужным сиянием, он опрокинул всю горсть себе в рот.
Сначала Эриррис не чувствовал ничего, кроме сладости во рту. Но через несколько секунд, когда сахар начал впитываться в кровь, он почувствовал эйфорию. Всё плохое вдруг исчезло. Осталась только одна абсолютная радость. От удовольствия, имперец аж зажмурился. По всему телу разлилась лёгкость – не слабость, но невесомость! Десять или двадцать минут он просто сидел, и в его голове проносились обрывки образов, порождённые больной фантазией счастья наркомана. Потом всё резко исчезло, словно кто-то выключил свет. Сахар впитался в кровь, и начал свой второй этап. Легкость в мышцах ещё не прошла, но сознание перенеслось из нерабочего состояния в абсолют мысли. Эриррис знал, что после этого он как минимум час будет способен только пускать слюни и мямлить что-то нечленораздельное. Но после трех лет без сахара, без этой эйфории, без этой чистоты мысли, можно позволить себе такую поблажку. Его мозг превратился в абсолютную машину, весь мир обрёл невероятную чёткость. Стали видны самые мельчайшие детали интерьера, каждая трещина в стенах, тончайшая паутина в дальнем углу комнаты. Теперь, когда его сознание работает на полную, он может приступить к более совершенной обработке информации. В его распоряжении десять минут – целая вечность.



Глава XXXI: Псевдоворы

«Демон». Так назывался меч, который выменял Амшегар у Ра’Вирра. И не случайно – в нём была заключена поистине демоническая сила. За счёт своей невесомости призванный даэдрический клинок (который Амшегар уже успел окрестить как «Дух Меча») мог использоваться по своему прямому назначению так же быстро, как какая-нибудь деревянная палка, при этом, практически не отнимая сил на взмахи. С таким оружием даже самый неопытный боец вроде Амшегара мог составить нехилую конкуренцию мастеру боевого искусства с обычным мечом. Ещё один плюс Демона – так это множество вариантов ведения боя: Амшегар мог держать катану в правой руке, а Дух Меча в левой и сражаться двумя мечами. Можно было просто повесить Демона за пояс, а в нужный момент извлекать из него силу, как результат: в правой руке – даэдрический рубака, в левой – щит. Правда, щит сначала надо было купить – старый ведь, как известно, изрубал скелет.
Обо всём этом размышлял наш герой, пока Ра’Вирр по-хозяйски перекладывал руду в свой сундук. Скууму и сахар же хаджит положил в более укромное место на втором этаже.
– Ра’Вирру очень приятно было иметь с Амшегаром дело, – сказал торговец данмеру, когда окончательно припрятал товары от посторонних глаз.
– Мне тоже. Уверен, что это был не последний раз, – улыбнулся данмер.
Авантюрист распрощался с Ра’Вирром и вышел на улицу. Теперь, когда проблемы с оружием более чем улажены, ему нужно было привести в порядок остальное своё снаряжение. Как сказал Ра’Вирр, самый большой выбор доспехов в Балморе у Мелдора, поэтому туда и направился Амшегар. Магазинчик оружейника был здесь же, на торговой площади, совсем рядом с домом хаджита-торговца.
Мелдор, прозорливый и говорливый босмер, помимо хитинового щита и хитиновых же поножей всеми силами пытался всучить нашему герою ещё и закрытый кожаный шлем-маску. «От бурь» – как ответил сам оружейник на вопрос Амшегара «Зачем?». Мол, раз Амшегар путешественник, да ещё и оказался на этом острове, то подобный шлем ему просто необходим. Прочитав данмеру лекцию о том, что такое пепельные бури на Вварденфелле, Мелдору всё же удалось убедить его в своей правоте и осуществить задуманное. За кругленькую сумму естественно. Да, что б получить защиту от физических ударов, Амшегару пришлось выдержать удар ценовой. 100 золотых за 3 элемента лёгкой брони это уж слишком! – так думал он, но не Мелдор. Попытки начать торги были пресечены наглым босмером на корню. Но, тем не менее, ещё одна проблема была исчерпана. Теперь Амшегару нужно было раздобыть лук помощнее, чем тот, что у него имелся. По этому делу довольный сделкой Мелдор отослал не слишком довольного ею же Амшегара к другому торговцу-оружейнику – Тореку, однако признался, что если бы он сам торговал оружием, то с радостью продал бы Амшегару отличный лук. Нет уж, спасибо.
Выйдя с площади и пройдя немного по дороге, Амшегар нашёл нужный магазин – «Порез бритвы». Если бы он не знал, что это магазин оружия, то непременно бы решил, что стоит перед дверью парикмахерской. И уж точно прошёл бы мимо, так как, хотя и его пепельные волосы давно было пора подстричь, сам он в дополнительных порезах не нуждался.
Оружейник Торек, в отличие от Мелдора, был нордом, и, надо сказать, нордом что надо. Амшегар смог договориться о небольшой скидке на нужный ему лук (самый обыкновенный деревянный длинный лук) и купил его за 30 дрейков. На самом деле он стоил 50 монет, но Торек согласился принять короткий хитиновый лук Амшегара, который теперь ему был не нужен, в обмен на скидку.
Данмер был очень удивлён, что ни у Мелдора, ни у Торека в ассортименте не было ничего магического. Норд пояснил, что главные поставщики зачарованного оружия и доспехов – маги Телванни, и искателю магии лучше по этому вопросу обратиться в один из их городов. Также Торек сказал, что и в Гильдии Магов можно найти магические побрякушки, но не полноценное оружие для «настоящих мужиков», которое и предложил Амшегару заместо «волшебных зубочисток». Однако тяжеленный широкий северный палаш «для мужиков», что был в арсенале оружейника, не шёл ни в какое сравнение с лёгкой и изящной и в то же время смертоносной катаной данмера.
Теперь Амшегар намеревался выполнить поручение Хабаси – достать бриллиант. Не то, чтобы он жаждал что-нибудь побыстрей своровать, просто ему надо было поддержать свою репутацию в Гильдии Воров – надо только достать один камень, а дальнейшие воровские делишки подождут. Не до воровской карьеры было сейчас нашему герою. Магазин Налькрии из Белой Гавани находился на верхней площади, его данмер нашёл быстро. Первое, что бросилось ему в глаза при входе в лавку, так это стражник Хлаалу.
– Охрана, – подумал авантюрист. – Нет, к такой краже я ещё не готов… Но кто сказал, что бриллиант нужно обязательно украсть?
Налькрия из Белой Гавани, алхимик, это была молодая красивая альтмерка, которая приветливо улыбнулась посетителю в лице Амшегара. Уже одно это отбивало желание что-нибудь у неё спереть. Конечно, не так хорошо, как хлаальский стражник, но всё же…
– Добрый день, у вас есть бриллианты?
– Алмазы? Да, конечно, у меня есть многие экзотические ингредиенты, и бриллианты тоже найдутся. А… вы хотите сварить зелье невидимости? Тогда почему бы вам не посмотреть мой ассортимент? У меня тут эксклюзивные зелья на любой вкус...
Амшегар сначала не понял, как связаны бриллианты и зелье невидимости, но нашёл, что ответить:
– Не, я предпочитаю травиться собственной бодягой.
– О, вы, должно быть, опытный алхимик, раз предпочитаете свою, хе-хе, бодягу первоклассной моей – засмеялась она.
– Ха-ха-ха... да. Я открыл новый ультрасильный рецепт, но мне нужно сырьё.
– Правда? Позвольте поинтересоваться, что же это за рецепт такой, если не известные невидимость, отражение и поиск?
– Эх, я бы с радостью посидел тут и рассказал, и даже, может быть, смешал бы это зелье прям здесь, но, – вздохнул Амшегар, – надо спешить… дел невпроворот. Скажу только, что эликсир этот воскрешает мёртвых, приносит силу и возвращает молодость… ну это так, по минимуму. Так что там насчёт цены?
– Хе-хе, молодость значит возвращает?
– Ага. Слушайте, говорю как алхимик алхимику: давайте устроим равноценный обмен – я вам даю остатки от моих… кхм, «экспериментов», а вы мне – один алмаз, для моих опытов этого хватит.
– Ну… алмаз штука дорогая, что у вас за ингредиенты?
У Амшегара осталась куча мелких камешков и осколков эбонитовой руды – Ра’Вирр забрал крупные, мелкие и средние кусочки, самую мелочь же оставил данмеру. Когда он собрал их все вместе, получилась целая горсть. Кроме того, у него было с собой несколько сгустков эктоплазмы, призрачной субстанции, оставшейся у него с прошлых рейдов в гробницы. Со всем этим он был готов расстаться в обмен на бриллиант.
– А великий алхимик, похоже, располагает совсем невеликими финансами, раз решил менять такие хорошие ингредиенты, а? – игриво сказала Налькрия, оценивая эбонитовые осколки.
– Да, с финансами сейчас проблемы, вот создам эликсир и всё наладится. Так как, меняемся?
– Да…, думаю да, – альтмерка взяла с полки, сплошь уставленной разного рода склянками, небольшую шкатулочку и достала оттуда махонький блестящий камешек. – Держи, алхимик, – улыбнулась она.

– Как!? Так быстро? И главное, средь бела дня!? – Хабаси очень удивилась столь скорому возвращению новоиспечённого «вора» с бриллиантом в руках. – Дай посмотрю! Так да… очень хорошее качество… то, что надо. Хабаси нравится то, что принёс Амшегар. Так как тебе удалось?
– Работал профи, – хитро посмотрел на неё авантюрист, улыбаясь краем рта. – Просто ловкость рук и немного ума.
– Да… тебе самое место тут, в Гильдии. Бриллиант нужен для друга Хабаси. У Хабаси тоже для тебя кое-что есть, – хаджитка достала из своей небольшой сумки маленький флакончик. – Держи. Невидимость. Концентрат. Лучший друг вора.
– Спасибо. Амшегар уж точно найдёт этому хорошее применение. А сейчас я пойду – нужно разрешить ещё кое-какое дельце.
– Как понадобится работа, приходи. Хабаси всегда что-нибудь для тебя подыщет.

Странная ситуация с этими бриллиантами… – думал Амшегар, идя в сторону Гильдии Магов. – Зелье невидимости, отражения, поиска… и всё из алмаза! Интересная вещь, эта алхимия. Надо будет разузнать в Гильдии Магов получше, что и из чего ещё можно сварить полезного…
Амшегар, как и планировал, закрепил своё положение в Гильдии Воров, но этого было совсем недостаточно для шпионской легенды, которую требовал от нашего героя Кай. А это значит, что следующая цель Амшегара – знания. Гильдия Магов то есть.



Очнулся имперец лежащим лицом на столе, в луже собственной слюны. Как и предполагалось. Мда... Как говориться, самые неприятные моменты пьянки начинаются после того, как проснёшься. Вытерев лицо рукавом, он хлопнул себя по лбу, что бы быстрее прийти в рабочее состояние. Что и сказать, в такие моменты он ненавидел свое пристрастие к лунному сахару. Сейчас весь мир перед ним плыл, на глазах стояла серая пелена. Как её не три, она сойдет только через полчаса-час... или после принятия некой дозы алкоголя. После беглого осмотра, Эриррис с облегчением вздохнул. Его мешочек с сахаром никто не трогал, и он поспешно завязал его обратно тесьмой. Засунув его за пазуху, он поднялся наверх, захватив с собой чашку. Сдав чашку и заказав себе гриифа – самого грубого пойла из всех местных, – он предался размышлениям. В условиях «Чистоты» он смог выловить из моря фактов несколько ускользнувших от него и произвести более точный анализ. Самое обидное то, что он упустил Амшегара. Причём упустил глупо, будто сыщик-неумёха. Он ведь наверняка спал в Южной Стене! Амшегар был жив, Эриррис это чувствовал, значит, он пришёл в Балмору, пришёл ночью, позже него. Поскольку в Тарелках никто не ночевал – все комнаты были пусты, – он вполне мог остановиться в Южной Стене. Теперь он потерял кучу времени, и Амшегар наверняка уже затерялся среди толпы. Наверняка уже успел сдать всё, что наворовал на имперском складе в Сейда Нин и в пещере контрабандистов, а за скууму и сахар он должен был выручить немалые деньги. Ладно, уже ничего не сделаешь. Может, немного отложить свое преследование? Как ночью камоновцы вырезаны будут, можно и продолжить. Тогда уже и деньги будут, можно более хорошее вооружение купить, да и вообще. Заплатив Рарилу Гиралу – хозяину трактира, – он вышел из помещения.
На этот раз, при телепортации, он держался вполне достойно. Разве что потерял ориентацию на какое-то мгновение. Альд’рунская Гильдия была больше балморской, но меньше вивекской. Заправляла здесь Эдвина Эльберт, по слухам, неплохой ученый, достигший определенных успехов в изучении двемеров – расы, исчезнувшей давным-давно по загадочным причинам. Но это совсем неважно. Эриррису были абсолютно безразличны всякие там двемеры, швемеры и тому подобный бред. Важно было лишь то, что за их изделия немало платили, да и сами они отличались немалым достоянием. В особенности – монеты. Они были сделаны из лёгкого, почти невесомого материала, который не поддавался тлену и плавке в самой жаркой домне. Это делало их необычайно ценными – как для коллекционеров, так и для Империи.
– Хм... Если поиски, как я подозреваю, затянутся, то нужно будет обязательно с ней поговорить. Она, думаю, много сможет сказать как о том, как и где добыть двемерские предметы, так и о подстерегающих возможных опасностях. Возьмём на заметку.
Но сейчас он просто вышел из здания Гильдии Магов... и захлебнулся песком. Всё вокруг было в серо-красных тонах, затянутое туманной дымкой песчаной бури. Хотя нет, не песка... это пепел! Чёрный пепел, смешанный с серым, будто лишенным жизни, песком! О таком он здесь не слышал. Ну да, он, как и всякий другой знал, что на Вварденфелле есть большой, в одну седьмую острова, вулкан, но он не думал, что его влияние распространилось так далеко! Отплевываясь, прикрывая глаза руками от режущих, будто кинжалы, песчинок, он побрел наобум к ближайшему большому силуэту, который по идее должен был оказаться каким-то домом. По пути к силуэту, он видел посреди туч песка неясные, передвигающиеся тени и, то тут, то там, красные огоньки. Они выглядели так, будто свечи мёртвых на болотах, и Эриррис невольно испытал суеверный страх. Разум всё же говорил, что это – обычные факелы, а тени – всего лишь люди. Но он всё равно продолжал опасливо озираться.
С трудом нащупав дверь, он буквально ввалился внутрь, чисто рефлекторно закрыв проход песку и пеплу. Оглядевшись, он с радостью понял, что находится в местной гостинице. С радостью, потому, что люди, которые прятались здесь от шторма, могли много ему рассказать. Судя по тому, как неожиданно его застала пепельная буря, он ещё многого не знает про эту землю.
От той небольшой террасы, где он стоял, две лестницы вело вниз и одна – наверх. Внизу располагались питейный зал, гостевые комнаты и даже парочка ниш для торговых ларьков. В верхней части гостиницы располагался бар, несколько столиков, а также Эриррис заметил там маленькую лесенку, ведущую вниз, в проеме между верхним и нижним залами. Неплохое и качественное использование возможного пространства.
Поднявшись на верхний этаж, он подошёл к бармену. Вернее барменше – за стойкой стояла весьма красивая бретонка, в чистой вычурной одежде. Не успел Эриррис открыть рот, как она бойко затараторила.
– Чего изволите? Шейн, мацт, грииф, или киродиильского бренди? Сегодня у нас особый товар! Может быть откушать хотите? Наш повар отлично готовит, уверяю вас! Сегодня, например, он...
– Наверное, я всё же выпью мацта, – прервал её тираду имперец. Та, насмешливо улыбнувшись, достала из-под прилавка кружку, и доверху наполнила её мацтом. – С вас три дрейка.
– Три дрейка?! Это же чистой воды грабёж! – возмутился он. В Балморе такая же точно кружка стоила на целый дрейк дешевле.
– Во время песчаных бурь цены возрастают, – ухмыльнулась она, принимая деньги у разгорячившегося Эрирриса. – Ладно, не обижайтесь, – миролюбиво ответила она. – В пепельных районах жить нелегко, особенно из-за моровых поветрий.
– Моровых поветрий?
– То, что твориться сейчас за дверью, называется пепельной бурей, или моровым поветрием. Они разносят с собой страшные болезни – мор. Лекарства стоят немало, а бури бывают часто...
– А откуда они появились, эти бури? Я же видел много зеленых равнин на юге...
– У Дагот Ура длинные руки, но дотягиваются они не до всюду. К счастью... – тяжело вздохнула она. – Меня, кстати, зовут Лириэль Стойн.
– Эриррис, приятно познакомиться. Кто такой Дагот Ур?
– Вы не знаете? – она удивленно округлила глаза. – Дагот Ур – дьявол. Его логово находится в недрах Красной Горы в центре острова, откуда он и шлёт пепельные бури, заражённые страшными болезнями. Там же плодятся его страшные подручные. Если бы не Призрачный Предел, Вварденфелл давно бы уже стал покрытой пеплом безжизненной пустыней. А Призрачный Предел – это оковы, которыми Храм Трибунала сдерживает всю эту заразу. Но в последнее время в пустошах стало больше больных животных... жить здесь сложно, – она опять вздохнула.
– Ясно. Я ещё хотел спросить. Когда я шёл сюда, я видел людей, спокойно идущих в буре. Каким образом они предохраняют глаза? Я еле смог дойти сюда от Гильдии Магов...
– Ха, так ты совсем зелёный, – улыбнулась бретонка. – Большинство людей здесь носят или закрытые шлемы, или шлемы со стёклами, ну или специальные очки, на худой конец. Могу продать тебе пару, я здесь и этим бизнесом занимаюсь, – хитро улыбнулась она.
– Куплю. Мне ещё много придётся путешествовать по пустыне.
– Тогда выкладывай десять дрейков. Знаю, что дорого, но ты сам понимаешь...
– Кстати, а какой у тебя ещё бизнес? Просто интересуюсь – спросил имперец, кладя очки в карман.
– Ха. Перед тобой стоит один из самых ловких воров Альд'руна, которому хватило ума вовремя отойти от дел, – весело ответила Лириэль. – Потихоньку подрабатываю тем, что продаю всякого рода инструменты.
– Инструменты. Значит, ты продаешь отмычки и щупы. Гхм... коллега, я, наверное, куплю у тебя хороших отмычек.
– Коллега? Только не говори, что ты член Гильдии Воров! Не тянешь. Я вора за милю узнаю. Похож, повадками, но всё же... нет.
– Ну, я не член Гильдии. Да и воровство... я им подрабатываю, только, когда делать нечего. Но ведь это не мешает тебе продать мне отмычек?
– Ха, верно. Ты какие возьмешь – для зелени, или поопытнее?
– Я что, похож на новичка? – возмутился Эриррис. – Лучшие давай.
– Тогда сотню на бочку. Ну, если твои старые отмычки, при их наличии, в хорошем состоянии, то небольшую скидочку сделаю.
– Грабёж, чистой воды грабёж... – бормотал он, выкладывая на стол деньги и свой старый набор. Всего он влетел в 84 дрейка, включая мацт.
– Кстати, коллега, – нарочито делая ударение на последнем слове, сказала Лириэль. – Если интересуешься работой, можешь всё же поболтать с членами Гильдии. Да с тем же Аэнготом, по кличке Ювелир! Он где-то внизу сейчас как раз. Сегодня грустный весь день ходит, что-то там у него не ладилось. Поболтай с ним, авось, на выгодную работёнку нарвёшься.
– Вот уж за что спасибо, так это за совет. И за гид тоже благодарю, – и он, взяв свою кружку, спустился вниз по лестнице.
М'Айк-Лжец
Глава XXXII: Гильдия Магов

Зайдя в Гильдию Магов, Амшегар очутился в коротком коридоре с ответвлением направо. Гобелены на стенах с изображением знаков созвездий и причудливых орнаментов делали помещение магической гильдии очень уютным. Самих же волшебников пока нигде не было. Далее следовало две лестницы: одна – на второй этаж, другая – в подвальное помещение. Со второго этажа явно слышались какие-то звуки, что свидетельствовало о том, что там кто-то есть. Этим кем-то оказалась милого вида блондинка из лесных эльфов, в яркой красно-жёлтой мантии. Она сидела за своим рабочим столом, сплошь уставленном разноцветными кристаллами и минералами, книгами и приборами, служащими для всевозможных магических опытов. Рядом с ней стояло несколько массивных сундуков и шкаф, на полках которого лежало много сверкающих и переливающихся магическим светом амулетов, колец, поясов… даже несколько клинков и щитов было. Судя по всему, босмерка являлась зачаровательницей, зачаровательницей, у которой дела идут весьма неплохо. Будучи отвлечённой от своей работы, она поприветствовала посетителя.
– Привет, данмер, меня зовут Гальбедир, я…
– Зачарованные вещи! – восторженно воскликнул Амшегар.
Босмерка не успела договорить, так как наш герой её перебил и уже вовсю рассматривал ассортимент волшебных вещиц. Однако подобное несоблюдение норм приличия отнюдь не огорчило её, но, напротив, позабавило. Кроме того, Амшегар превращался в потенциального покупателя – радость торговца любой специализации.
– Вижу, вас заинтересовал мой товар, – улыбнулась лесная эльфийка.
– Угу, это замечательно! А то я уже начал думать, что в этом городе вообще нет торговцев магией. Кстати, я Амшегар. А это что за эффект? – данмер показал на приглянувшийся ему медальон.
– Это прилив сил. А что именно вас интересует?
– Ну, вообще-то меня интересует вступление в Гильдию Магов, но и подобного рода магические вещицы я тоже очень люблю.
В эту секунду стены первого этажа осветило кратковременной яркой вспышкой.
– Что это? – спросил Амшегар у Гальбедир.
– О, ну вот как раз и Ранис пришла.
– Пришла?
– Телепортировалась. Она отходила в магазин за покупками, вот и вернулась.
– Здорово! – ему очень понравился ТАКОЙ способ перемещения.
– Это управляющая Гильдии нашего отделения. Хочешь вступить в Гильдию – тогда это к ней.
– А меня примут?
– Да, конечно, всех желающих принимают. Ну давай, только не забудь вернуться! – хитро улыбнулась Гальбедир.
– Обязательно, – улыбнулся данмер в ответ и направился вниз.
Управляющей Гильдии Магов Балморы оказалась молодая данмерка с серьёзным выражением лица, облачённая в мантию цвета индиго, дорогую и красивую, но не так выделяющуюся на общем фоне, как мантия Гальбедир.
– Добрый день, меня зовут Ранис Атрис, я глава Гильдии Магов Балморы, чем могу помочь? – спросила она.
– Здрасте, – поприветствовал её наш герой. – Я Амшегар. Классный фокус. Телепорт, да? Вот, вступать в Гильдию пришёл – тоже хочу таким штукам научиться.
– Значит, хотите магии научиться? – Ранис немного повеселела. – Ну что ж, это мы можем устроить. Мы принимаем и обучаем любого законопослушного гражданина, согласного исполнять наши правила и способного платить членские взносы.
– Взносы? Сколько же?
– Да всего-то на всего 50 дрейков за вступление. Не очень большая цена за знания и возможности, которыми располагает Гильдия, так ведь?
– Ну, в принципе вы правы. Так что, я плачу 50 золотых, и вы научите меня магии?
– Хе, ишь чего удумал! – усмехнулась данмерка. – Нет уж, это взнос только за вступление и доступ к гильдейской библиотеке и лабораториям. А насчёт обучения тебе надо будет договариваться с нашими преподавателями самому. Членам Гильдии предоставляется возможность заниматься практической и научной деятельностью в сфере магии. Интересующимся волшебством гражданам просто необходимо состоять в ней. Всё-таки, мы – самая сильная магическая организация в Империи!
– Ну ладно, взнос в 50 монет – не такая уж и большая сумма, я присоединяюсь.
– Сначала правила. Выслушайте правила, а потом уже…
– Да я и так знаю – не строить пакостей коллегам, верно?
– Э-э-э… да, в принципе, так оно и есть, но на деле это «не строить пакостей» имеет только формальный характер... В общем, не кради и не затевай драк с членами Гильдии. Ты, похоже, уже осведомлён об этом, ну как, согласен?
– Конечно, – Амшегар достал из кошелька 50-семптимовую монету и протянул её Ранис Атрис.
Теперь управляющая гильдии улыбалась во всю – шабашка плюс новый член Гильдии, да ещё к тому же и соотечественник, её весьма обрадовали.
– Отлично! Поздравляю, вы приняты! Так, давайте заполним вашу анкету, – Ранис подошла к столику и взяла оттуда чистый бланк и перо, предварительно обмокнув его в чернильнице.
– А что за анкета?
– Да, формальности, регистрация нового члена, всего несколько вопросов. Так, Амшегар, значит?
– Ага, это я, – улыбнулся данмер.
– Странное имя… Но ладно, следующий вопрос: состоите в других фракциях?
– Нет, – не задумываясь ответил он на первый вопрос. Раз в Гильдии разрешено состоять только «законопослушным» гражданам, то, пожалуйста! – сегодня он будет именно таким. И про своё знакомство с ворами рассказывать не будет.
– Хорошо, есть познания в магии? Если да, то какого уровня?
– Ну-у-у… В общем-то да, есть. Немного разбираюсь в магии стихий и зачарованном.
– Хорошо, каждый выбирает свою специализацию, составляющую 2 дисциплины из магических и практических навыков, связанных с магией. Вы, я так понимаю, выберите…
– Разрушение и зачарование. Но я хочу обучиться и другим школам.
– Само собой. Я принимаю вас в Гильдию в ранге Союзника. Что бы продвигаться вперёд по карьерной лестнице, вам нужно повышать свой уровень магических способностей, а так же активно участвовать в полезной для Гильдии деятельности.
– То есть выполнять задания, так?
– Верно, – Ранис утвердительно кивнула головой. – Делайте это, и перед вами откроются новые возможности, недоступные простым обывателям. Я вам расскажу про Гильдию. Это отделение Балморы, административный центр Гильдии Магов Вварденфелла, основа, можно так сказать. Все главные дела Гильдии решаются здесь. Потом, Гильдия Магов Альд’руна. Её управляющая – Эдвина Элберт. Хороший учёный, но, надо признать, она помешана на двемерах.
– Двемеры? Это вымершая раса, верно?
– Да, что-то вроде того. Причины их исчезновения до сих пор не раскрыты, так что, если хочешь заняться исследованием этого вопроса – отправляйся в Альдрун. Ещё там есть школа при Имперском Культе с алтарём Девяти. Далее, Садрит Мора. Точнее не сама Садрит Мора (там город Телванни, наших противников), а имперский форт Волверин Холл. Там находится отделение Гильдии. Заведует делами в нём Сцинк-в-Тени-Дерева. Но тебе там не дадут заданий.
– Почему?
– Отдел работает над экзотическими вопросами, такими как вампиры, пепельные монстры, демонология… Эти исследования опасны, неподготовленным неофитам их не доверят.
– Подожди, что за пепельные монстры?
– А ты не знаешь? Недавно в Морроувинде, да?
– Да, только несколько дней назад прибыл, нечего не знаю.
– Ага, понятно. Значит, будем просвещать. Пепельные создания это порождения Дагот Ура, которые спускаются с Красной Горы…
– Дагот Кого?
– Ура. Дагот Ур – это проклятый демон и враг всех народов и Трибунала, пепельные монстры и корпрусные твари – его рук дело, это люди, изменённые неизлечимой болезнью корпрус, которая свирепствует в районе Красной Горы. Но, слава Альмсиви, Призрачный Предел, гигантский барьер, возведённый вокруг Красной Горы, защищает нас от распространения мора, хотя, с каждым годом всё слабее и слабее…
– Мда… монстры, какой-то Дагот Ур… Ничё не понял.
– Ох… Тебе оно надо? – Ранис покачала головой. – Более подробную информацию по этому поводу ты сможешь получить в Садрит Море. Или просто прогуляйся до Призрачных Врат – увидишь всё воочию.
– Ладно. А что насчёт Вивека?
– Там тоже есть отделение. В Квартале Чужеземцев. Это наш главный научно-исследовательский комплекс. Глава отдела и глава всей Вварденфелльской Гильдии Магов – Требониус Арториус. Ну и ещё одно небольшое неспециализированное отделение есть в Кальдере. Из каждого отделения можно быстро телепортироваться в любое другое.
– Не бесплатно?
– Разумеется, любитель халявы. Но есть, всё же, кое-что, чем может снабдить тебя Гильдия абсолютно бесплатно.
– Ну надо же! Дай-ка угадаю, это бесплатное чтение учебников?
– И это тоже. Библиотеки, бесплатный отдых, нормальная столовая в Вивеке – всё это само собой. Но я имела в виду другое. Вот, держи ключ от сундука, – Ранис Атрис указала на деревянный сундук, стоящий у стены, – это сундук снаряжения для начинающих членов Гильдии. Там ты почти всегда сможешь достать свитки Вмешательств. Пока не выучишь эти заклинания, всегда носи эти свитки с собой. Видишь, Гильдия Магов не хочет, чтобы ты загнулся где-нибудь в пустошах.
– Прекрасно, – Амшегар уже рылся в сундуке. – Так, сейчас посмотрим… о, замечательно…
– Эй! Не надо уносить с собой весь сундук! Подумай о других новичках! Можешь взять парочку Божественного Вмешательства и две штуки Альмсиви.
– Ладно, ладно, – данмер поставил сундук на место. – Я пошутил. А это что за пойло? – Амшегар достал из сундука бутыль тёмно-зелёного стекла с мутной коричневой жижей  внутри.
– А, это зелье магии. Срок годности немного истёк, но пить можно.
– И это, – авантюрист недоверчиво покосился на Ранис, – должно восстановить мою магию?
– Ну, вроде бы, должно… можешь взять одну, хе-хе, на пробу.
Амшегар откупорил бутыль. В нос ему тут же ударил отвратительнейший резкий запах её содержимого.
– Ва-а-а... я не стану это пить, даже если окажусь без воды посреди пустыни! – Амшегар поставил бутылку на место и закрыл сундук.
– Хех, – хихикнула Ранис. – Мало кто соглашался, они стоят тут уже несколько месяцев. Тот неофит, который последний раз пил это, неделю валялся с расстройством желудка.
– И много он... наколдовал?
– Ну, особых способностей у него не было, но после того раза «наколдовал» он знатно!
– Мда, понятно. Ладно, пойду посмотрю, что у вас тут есть.
– Уверена, ты найдёшь, чем заняться. У нас «очень весёлая» элитарная организация, так что, скучать не придётся, это уж точно! Одна Ажира с Гальбедир чего стоят.
– Что??!!! Эй!! – со второго этажа послышался вопль Гальбедир. – Какого даэдрота!!! Кто склеил все камни душ??!! Дрянная Ажира, ну я до тебя доберусь!
Сверху послышался резкий топот. Потом на лестнице показалась сама Гальбедир с большим сгустком разноцветных кристаллов, склеенных воедино. Босмерка, пыхтя и ругаясь, быстро спустилась вниз по лестнице в подвальные помещения. Амшегар вопросительно покосился на неё, а потом на Ранис.
– Угу, – сказала управляющая. – Вот про это я и говорю. О-ох! – громко вздохнула она. – Пойду спущусь вниз, разбираться… А то они ж там друг друга поубивают к скампам...



– Ну да, да, я понимаю, что ты ищешь работу – и что с этого? – раздражённым голосом спросил Аэнгот – низкий, с густой спутанной бородой пшеничного цвета босмер.
– Некто мне намекнул, что у тебя есть дело.
– У меня есть дела только для членов Гильдии. Ты наш? Извини – придётся искать другую работу.
– А ещё этот некто сказал мне, что у тебя проблемы, – добавил Эриррис.
Аэнгот, по кличке Ювелир, одна из крупных воровских шишек, заведующий отделом Гильдии Воров (неофициальной, естественно), замолчал. Потом крепко приложился к своей кружке с шейном, и только после этого ответил.
– Да, и большие. Некие влиятельные господа недавно заказали нам одну вещь. В определённый день они должны будут прийти, забрав её, оставить деньги. Денег они обещали много, и к тому же оставили немаленький аванс. Но предупредили, что если мы не выполним заказ, то они будут очень недовольны, так как их сроки тоже поджимают.
– Продолжай, – Эриррис сделал глоток мацта.
– День их приезда наступит завтра, а у меня дело ещё даже не начиналось! – обхватил руками голову босмер. – Никто из наших не захотел браться за эту работу, после того, как тела троих провалившихся вывесили над входом в Скар! Если я не принесу этот скампов шлем им на блюдечке до полуночи следующего дня, то ещё пожалею, что сам счастья не попытал!
– Что за шлем?
– Шлем Мастера Редорана. Неслабо, да? Я тогда как-то не подумал тогда, каким образом сопру чуть ли не реликвию Советника Дома Редоран. Теперь мне крышка... – убито сказал Аэнгот.
– Я возьмусь за это, – ответил имперец, для храбрости делая еще серию глотков мацта.
– Да? Ты или сумасшедший, или не знаешь, с чем сталкиваешься, или же просто самонадеян.
– Самонадеян. И я знаю себе цену, – слегка горделиво ответил тот.
– Ха, да прибудут с тобой боги Девятерых! Свою жизнь я ценю достаточно дорого, чтобы ты не ушёл обиженным!
– А точнее? Мне хотелось бы знать детали?
– Сразу видно профессиональный подход, – ухмыльнулся тот. – Денег достаточно, чтобы превысить стоимость шлема на чёрном рынке, у меня нет... стоп, а ты знаешь о чёрном рынке? – обеспокоенно спросил босмер.
– Благодаря тебе – да.
– Второй раз уже язык подводит – уныло пробормотал Ювелир. – Ну да ладно. Что бы такого придумать... Вот! Есть у меня информация о четырёх Стрелах Правосудия!
– Это ещё что такое?
– О, да это лучшие дротики во всем Тамриеле! Они сделаны на моей родине, в Валенвуде, и пробить броню из эбонита для них плёвое дело. На рынке такие толкнуть можно по полтысячи дрейков каждый, а то, может, и больше. Я вообще сам собирался за ними сходить, но раз такое дело...
– Хм, неплохо. Ещё деньжат подкинешь, и с радостью возьмусь, – задумчиво ответил Эриррис.
– Ты что?! Эти дротики ты тысячи за две, как минимум продашь! Это же...
– Я лучше их себе оставлю, – прервал его киродиилец. Хорошо же, однако, быть в положении дающего – можно диктовать свои условия. – Если они такие хорошие, как ты сказал, то они мне пригодятся. Тем более, как я подозреваю, их нужно ещё достать. Ну, и ещё плюс издержки.
– Коварный тип, – зло проговорил Аэнгот. – Хорошо, полтысячи сверху положу. Ну, а теперь слушай. Короче говоря, шлем есть у каждого советника, но возможно украсть только один – шлем Майнера Аробара. Можно попытаться и морвейновский приханырить, но приедет в своё поместье он только завтра, и времени не хватит. Поместье Аробара находится под Скаром – это такой здоровенный панцирь Королевского Краба в северной части города, – последняя дверь от входа с правой стороны. Войти в приёмную ты сможешь легко, но дальше уже сам покумекай, как пробраться в покои Аробара, где шлем находится. Ну, вроде как всё. Информацию о дротиках  получишь после того, как шлем принесёшь, а вот деньги можешь считать авансом – на стол шлепнулся увесистый мешочек.
– С тобой приятно иметь дело, – ответил Эриррис, забирая золото.
– Блин, говорил, всего лишь любитель, а повадки как у самого настоящего вора, – заржал Аэнгот. Шейн и внезапная удача слегка развеяли его грусть, и теперь он уже выглядел более весёлым.
– Жди меня со шлемом, – так же весело ответил имперец. – Пополнить число неудачников не входит в мои планы.



Глава XXXIII: Воля и Разум!

Амшегар многому научился за те несколько часов, которые он провёл в Балморской Гильдии Магов. Конечно, сделал он это не сам, а с помощью инструкторов, которые вместе с другими членами Гильдии почти всё время проводили в уютном и просторном помещении, что располагалось на уровне подвала. Несмотря на полное отсутствие окон, здесь было довольно светло: множество подвесных ламп на потолке излучали приятный голубоватый свет. В центре помещения в круглой клумбе располагалось декоративное деревце, что делало царящую здесь атмосферу поистине волшебной, под стать названию самого здания. В одном углу этой большой комнаты ширмами была отделена библиотека с читальным залом, в другом – теми же бумажными ширмами ограждалась комната для отдыха. Также тут был дверной проём (но без самой двери), за которым располагался «пьедестал» для телепортации, а также небольшая алхимическая лаборатория хаджитки Ажиры. Последняя, надо заметить, каждый раз при виде Гальбедир пускала в её адрес пару искромётных колких шуточек, но и лесная эльфийка тоже не оставалась в долгу. Так начиналась словесная перебранка на пять, а то и на десять минут. Гильдейцы, уже, по-видимому, утратившие всякую надежду на их примирение, даже не пытались как-то вмешиваться в эти «поединки», они просто наблюдали и гадали, какие пакости они уготовят друг другу в следующий раз. Похоже, эта парочка и была главной достопримечательностью Гильдии. Конфронтация между Ажирой и Гальбедир медленно достигала своего апогея – обе они приближались к завершению своих исследований по практическим магическим дисциплинам (Ажира строчила отчёты по алхимии, а Гальбедир готовилась к эксперименту с камнями душ). Кто первым получит звание Странника (а сделать это можно было только при успешном завершении своего исследования), тот выиграет пари и утрёт нос сопернику. Естественно, парочка стремилась всячески друг другу помешать… Но… песня, как говорится, совсем не о том, как не ладили босмер с котом. Вернёмся к нашему Амшегару.
А тот, между прочем, рассчитывал зайти в Гильдию Магов простым авантюристом, а выйти заклинателем уровня Ягара Тарна. К сожалению для нашего героя (и к счастью для всего остального Морроувинда), ничего подобного не произошло. За ту скромную сумму, которой Амшегар располагал, его согласились обучить только самим заклинаниям. Возможно, вам подумается «А что ещё ему нужно?». Так знайте же, что набор формул, произношений, жестов и магических рун без знания принципов сотворения заклинаний не сделает из обывателя мага. Без чувства направления магических потоков, распознавания характера силы и выбора точек приложения своей энергии сотворения «чуда» не произойдёт. Поэтому новые заклинания, изученные Амшегаром, не могли использоваться им даже с четвертной эффективностью. В общем, дело было так.
Сначала данмер решил, что Ранис Атрис непременно должна научить его прыгать сквозь пространство (искусству телепортации), на что получил предельно ясный ответ: «Мои услуги не для зелени». Ну что ж, пойдём набираться опыта! – решил неунывающий герой.
Оркесса, с предельно умным видом сидевшая на стуле в углу около шкафчика с посудой, была полностью поглощена чтением какой-то толстой древней книги. На попытку Амшегара отвлечь её от сего занятия и «поучить колдовать» она отреагировала ором, дескать, надоедливый тёмный эльф отвлекает высокоинтеллектуальный ум орка от архиважных занятий. Сходу не получилось, дальше пытаться Амшегар не стал.
Следующий маг-инструктор, а точнее, инструкторша, высокая альтмерка с надменным видом, что-то пыталась втолковать молодому бретонцу. Он вновь и вновь напрягал свой разум, вытворял кистями рук невообразимые движения, чуть ли не выламывая себе пальцы, с его губ срывались немыслимые ругательства-слова силы, но заклинание не удавалось. Высокой эльфийке оставалось только «понимающе» вздохнуть и придумать способ объяснить любознательному новичку, что невидимости нельзя научиться за десять минут. В общем, ей тоже было не до Амшегара.
Но вот внимание нашего героя привлёк данмер средних лет с короткими красно-каштановыми волосами, с татуированным лицом и золотой серьгой с изумрудом в ухе, в простой, но в то же время красивой мантии тёмно-красной расцветки, сидевший на скамейке в читальном зале с книгой в руках. Явно не похожий на новичка, в его взгляде читался немалый опыт и ум.
– Привет, – сказал данмер подошедшему к нему Амшегару. – Новенький? Хочешь научиться магии? Я Марайн Дрен, мог бы тебя кое-чему научить.
– Именно за этим я и пришёл в Гильдию Магов. Меня зовут Амшегар. Так вы поможете мне?
– Всё зависит от того, – улыбнулся Марайн, – сколько ты готов потратить…
– А, ну, деньги проблемой не станут, – махнул рукой авантюрист. – У меня есть 700 дрейков.
– Тхе-хе-хе-хе-хе! – приглушённо рассмеялся данмер. – Да, капитал… просто состояние! Недавно в Морроувинде, да?
– Даэдрот! – воскликнул герой. – Есть тут хоть кто-нибудь, кто не станет это у меня спрашивать?! Да, да, недавно, несколько дней.
– Это видно, – медленно, растягивая слова, продолжал Дрен. – Эта жалкая сумма просто ничтожна, как цена за то, чему можно научиться в этой чудесной, магической стране… Но речь я вёл совсем не про деньги. Видишь ли, ты перебил меня, не дав мне досказать фразу.
– … – Авантюрист многозначительно посмотрел на инструктора, давая ему понять, что вот: он молчит, так вперёд, толкай же свою мудрую речь!
– Видишь того парня, что пыхтит как самовар и пытается сделать то, к чему ещё совсем не готов? На первый взгляд, всего-то и нужно, что несколько жестов руками да пара слов, можно даже вообще произносить слова силы про себя – и заклинание готово.
Амшегар посмотрел в сторону бретонца, который продолжал свои попытки, одна жалче другой, благо высокий природный запас маны позволял ему творить сии магические извращения.
– Но это только внешняя форма, – продолжал инструктор. – «Быть магом» внешне и не быть им внутренне значит вообще не приблизиться к пониманию магии. Чтобы стать магом внутри, нужно изменить себя, своё миропонимание и восприятие. А это требует немалой отдачи энергии. Гораздо больше, чем воспроизвести внешнюю форму. Неизмеримо больше, чем просто заплатить деньги. Я говорил о том, сколько ты готов потратить своих внутренних духовных сил и энергии на то, чтобы научиться творить настоящую магию.
– Угу, хорошо сказал.
– Эй, только не говори мне, что ты ничего не понял!
– Не, действительно хорошо и правильно, этот подход… Это же Гильдия Магов, а не каких-нибудь там Воров, где деньги на первом месте. Я всё прекрасно понял, так и есть. Продолжай про внутреннюю энергию!
– Хм, да и с ворами тоже не всё так просто, но да ладно… Магия – это энергия изнутри тебя. Переведение её на внешний план это сотворение заклинания. Твои внутренние установки формируют твой внутренний мир, то хранилище энергии, которое является источником всей магии. Иными словами, твой магический запас, дух, мана. Это основа мага. Как говорится, нет маны – нет чудес. Внутренний мир, о котором я говорю, его размах есть не что иное, как степень сжатия информации, доступная твоему разуму. Это Интеллект. Ни один тренер тебя этому не научит, тут всё зависит от тебя. Как я уже говорил, это фундамент. Дальше идут стены твоего магического дворца! Одно дело накопить энергию, совсем другое – доставить её до места назначения а затем придать форму! Будь то испепеляющий огненный сгусток или внушение страха, прозрачная форма невидимости или создание туннеля между мирами – всё есть проявление твоей внутренней энергии. Как транспортировать энергию? Очень просто – твой внутренний мир должен быть в гармонии с миром внешним.
– Поконкретней.
– О, ты меня слушаешь!
– Конечно, ты же мне говоришь.
– Ха! – усмехнулся Марайн. – Новички часто только делают вид что слушают, а на самом деле не понимают сути.
– Я тоже ничего не пойму, если будешь объяснять так размыто.
– Пытаешься осмыслить, это хорошо, – улыбнулся маг. – Гармония значит внутреннее единство с сохранением внешних различных форм. Чем больше эта степень единства, тем больше два мира воздействуют друг на друга, при этом не срастаясь и не теряя своих форм… Да, знаю, – почесал подбородок учитель, видя на себе взгляд Амшегара, примерно означающий «Что это за чушь никсячая?» – Немножко сложно для понимания, надо будет доработать эту теорию.
– Так ты маг-теоретик? – спросил Амшегар.
– Не совсем. Теория, она ведь мертва без практики. Мощное воплощение на внешнем уровне является подтверждением силы теории.
– Иными словами, ты тоже можешь что-нибудь взорвать, верно?
– Ну, вроде того, – улыбнувшись, кивнул инструктор. – На чём я остановился?
– Э-э-э… что-то типа «внутреннее единство миров это хорошо».
– А, ну да, точно, это действительно хорошо, для мага, да и для любого человека. Маг, воздействует на свой внутренний, духовный мир, ну или духовное тело… можно назвать как угодно. А раз миры (тела) сообщаются, то таким образом маг воздействует и на внешний мир тоже. Энергия, возбуждённая на духовном плане, плане мыслей, переходит на план материальный. Это маг тоже постигает и осваивает сам, своим внутренним устремлением и колоссальными тратами сил. Ну а дальше дело за малым – оформление энергии. Это и есть сотворение заклинания. Конечный результат, за которым кроется долгий путь упорного труда и самосовершенствования. Там много нюансов. Я говорю лишь суть.
– Только не говори, что и этому никто научить не сможет.
– Почему же? Сможет. Этому как раз и учат маги-инструкторы. Существует множество техник и духовных практик, позволяющих структурировать внутреннюю энергию. Это и медитация, и слова силы, и всевозможные пассы и жесты руками, начертание рун и так далее… Всех и не сосчитаешь. Для каждой магической системы свои способы, но суть везде одна. Способов оформить внутреннюю энергию множество, но все они – мертвы, если не установлен энергетический поток на внешний план, и ещё более мертвы, если нет запаса энергии, откуда она будет транспортироваться. У того парнишки, очевидно, проблемы как раз со второй составляющей творения магии. Хотя навыки оформления и даже запасы энергии на высоте. А вот уровень или скорость транспортировки энергии с одного плана на другой низки. Этого, конечно, хватит на сотворение примитивных заклинаний, требующих мало энергии, но он, похоже, замахнулся на невидимость. Это серьёзная штука, требующая стабильного и мощного потока энергии.
– Это случайно не то, что в теории называется Силой Воли? – спросил Амшегар, до этого внимательно слушавший речь мага.
– Именно! – торжественно провозгласил учитель. – ИНТЕЛЛЕКТ и СИЛА ДУХА, Воля и Разум! – вот база любого заклинателя. Будет это – и всё остальное приложится.
– Я понял! – радостно воскликнул Амшегар. – Тогда посоветуй мне какой-нибудь эффективный способ развить эту базу!
– Практика, практика и ещё раз практика – вот самый действенный способ! Магия ради магии! И знаешь, лучший твой друг на этом пути – школа Изменения. Эти чудо-заклинания раздвигают границы окружающего мира… Сливание со стихиями, водное дыхание, хождение по воде, по небу!.. Управление гравитацией, изменение формы, о-о-о… а чего стоит только знаменитый взлом замков!
– Да, я знаю, классная школа, – улыбнулся Амшегар, уже успевший на своём опыте убедиться в этом.
– Не просто «классная», основообразующая, я бы сказал! Когда приходит понимание того, что природные ограничения внешнего уровня не властны над тобой, что ты, ТЫ силой своего духа управляешь физическим миром, а не наоборот, тогда маг выходит совершенно на новый уровень своего искусства, и немыслимые ранее идеи плавно обретают форму.
– Отлично, эти заклинания мне пригодятся. Ты научишь им меня?
– Научу, отчего же не научить, – хитро посмотрел на авантюриста Марайн.
– А те техники, о которых ты упомянул, этому ты тоже можешь обучить?
– Да запросто, какой уровень тебя интересует?
– Ну, давай начнём с чего-нибудь простого… средний уровень!
– Ну что ж, думаю, за 3-4 тысячи дрейков мы договоримся.
Амшегар округлил глаза.
– Э-э-э…
– Что «э-э-э...»? Считай эту небольшую лекцию бесплатным напутствием, ну а за остальные мои услуги придётся платить. Ну а ты как хотел, надо же магу-теоретику как-то зарабатывать! – инструктор засмеялся.
Ещё секунд десять Амшегар смотрел на него, потом улыбка просияла и на его лице. Спустя ещё несколько секунд смеялись уже оба данмера.



Глава XXXIV: Пари

Абсолютная тьма. Такой эффект оказывает телепортация. Всего несколько мгновений, немногим меньше секунды Амшегар пребывал в непроглядной темноте, после чего вновь очутился в привычном мире. Но уже в другом городе. К большому удивлению данмера, никаких побочных эффектов типа головокружения или потери пространственной ориентации не последовало. Значит, можно спокойно начинать эксперимент.
Амшегар зашёл, а точнее, телепортировался в альд’рунскую Гильдию Магов не случайно: тренировка в использовании изученных заклинаний полностью отняла все его магические силы, и их запас нужно было пополнить. Поскольку зелья и настойки, стимулирующие восстановление энергии, были слишком дороги, а почти все деньги авантюрист потратил на обучение, ему пришлось прибегнуть к весьма нестандартным методам.
Сегодня Гильдия была полна народу и на неприметного данмера в серо-зелёном походном балахоне особого внимания никто не обратил. Пройдя по длинному коридору и спустившись в главный зал Гильдии, Амшегар подошёл к алтарю Девяти Божеств. Молодая имперка, жрица Культа, стоявшая за алтарём, читала проповедь собравшимся на скамейках вокруг данмерам. Но аудитория её была не особо впечатляющей – всего-навсего четыре тёмных эльфа. Амшегар подошёл и поприветствовал служительницу Культа:
– Здравствуйте, вы заведующая этим алтарём, верно?
– Да пребудет с вами милость Девяти, да, меня зовут, Вала Катрасо и я жрица Имперского Культа. Чем могу служить? – ответила имперка с улыбкой на лице, очевидно, радуясь новому прихожанину.
– Я хочу получить благословление алтаря, вы не против?
– Нет, конечно, если вы готовы внести скромное пожертвование на развитие этой школы, а что именно вас заставило прийти сюда? Хотите излечить ранение?
– Не, –  улыбнулся Амшегар.
– Отравлены?
– Нет.
– Может быть, у вас мор? – встревоженно спросила жрица.
– И снова нет. Просто у меня иссякли запасы тонкой духовной энергии (Амшегар уже успел набраться новых терминов у своего учителя), и мне необходимо их восстановить.
– К сожалению, возможности Алтаря не безграничны, – вздохнула Вала. – Ману он не может пополнить…
– Теперь может, – данмер хитро посмотрел на неё. Не верите? Просто скажите, какое благословление состоит из максимального числа эффектов, и я вам покажу.
– Э-э-э… ну, это, скорее всего, полное восстановление Девяти, но… зачем оно вам? – имперка в недоумении посмотрела на всё также улыбающегося данмера.
– Отлично. Сколько это будет стоить?
– Да всего-то 25 золотых на благо Культа.
– Хм… Ну что ж, проверим возможности Девяти, – Амшегар заплатил указанную сумму и размял пальцы рук. – Что нужно делать?
– Положите свои руки на Алтарь, помолитесь Девяти и смиренно просите их милости послать вам благословление. Вот текст молитвы, – жрица вручила ему пергамент, где красивыми ровными буквами были выведены священные слова.
– Хорошо, приступим.
Как и было сказано, Амшегар возложил на восстановительный алтарь свои руки и произнёс слова молитвы. И с последними звуками, сорвавшимися с его губ, алтарь тихо загудел и изошёл голубым сиянием, после чего место соприкосновения рук данмера с алтарём разразились ярчайшим белым светом, который кратковременно ослепил всех вокруг. Сам же Амшегар, будто парализованный, пошатнулся и рухнул назад, при этом перевалившись через одну из скамеек. Все удивлённо, щуря глаза после яркой вспышки, уставились на эту картину.
– О, Мара! – ахнула жрица, подбежав к Амшегару, и помогла ему встать. – Такого никогда раньше не было! Вы в порядке?
– Ох ё-ё-ё… – застонал наш герой, оправившись от своего падения. – Вот это эффект! Да, в порядке… даже более чем! Похоже, всё сработало как надо!
Жрица и ученики вопросительно уставились на Амшегара и только некоторые маги в зале поняли, в чём дело.
– Ну ладно, я, пожалуй, пойду, – отряхнувшись от пыли, сказал данмер. – Неплохой алтарь, ещё вернусь.
– Но..., что…, как ты… – от удивления один из прихожан чуть ли не лишился дара речи.
– Девять Богов – это хорошо, – улыбаясь, хлопнул его по плечу авантюрист. – Ты на правильном пути! – сказал он и направился назад, к телепортанту.
Он остался бы тут и посмотрел что к чему, но денег у него было только немногим больше, чем на обратный телепорт в Балмору. На что он, собственно, их и потратил.
Все свои золотые он заплатил за то, чтобы научиться полезным заклинаниям из школы Изменений, которые пригодятся любому искателю приключений. Вот они: Отпирание замков, Быстрое плавание, Водное дыхание, Левитация и Хождение по воде. Также Масалини Мериан, телепортант из Балморской Гильдии Магов научила его ещё парочке трюков, но уже из других школ: Призыву даэдрического лука со стрелами и Поимке душ. Правда, сказать, что Амшегар полностью овладел этой магией было нельзя: он понял только основные принципы сотворения простых эффектов, типа Водного дыхания, но о стабильном успехе и речи не было. Ну а что касается сложной магии, вроде Левитации, то тут у Амшегара был вовсе нулевой прогресс. Сходу стать великим заклинателем оказалось невозможно, требовалась практика, практика и снова практика. А что могло обеспечить эту практику лучше, чем выполнение гильдейских заданий, связанных с магией? И продвижению вверх по карьерной лестнице это тоже должно было поспособствовать – именно то, что и нужно было нашему герою.

– Они мне надоели! – так встретила Амшегара Ранис Атрис, когда он попытался узнать, как побыстрее получить повышение. – Эти двое, Ажира и Гальбедир, сил моих уже нет решать все эти конфликты!
– Ну а задания, задания мне дадите? – вопрошал Амшегар.
– Значит так, новичкам Гильдии не положено давать полноценных заданий, сначала необходимо проверить твои способности. И… – хитро улыбнулась управляющая. – Кажется, я знаю хороший способ их проверить.
– Да, и какой же?
– Запишись ассистентом к одной из этих особ. Будешь следить за тем, чтобы больше не было таких инцидентов, как сегодня с камнями душ, а заодно и опыта наберёшься.
– Так что, мне надо будет выполнять работу класса «Принеси-подай-не мешай»? – Амшегар сделал недовольное лицо.
– Ну, в принципе, да. Но я засчитаю тебе это как общественно-полезную работу для Гильдии, также ты сможешь поучиться у них практическим дисциплинам.
– Из разряда «Воровство», «Взлом замков» и «Пакости» – усмехнулся данмер?
– Ох, – вздохнула Ранис. – Это не магические практические навыки. Хотя в случае с Ажирой и Галбедир это можно подвергнуть сомнению – они вставляют друг другу палки в колёса с волшебной эффективностью.
– А чем они вообще здесь занимаются? Ну, в смысле, помимо своего «основного» ремесла.
– Они обе решили делать карьеру в Гильдии, используя практические лабораторные умения: Ажира увлекается алхимией, Гальбедир накладывает магические эффекты на предметы и пишет магические свитки. Всё бы ничего, если б они не поспорили, кто первым из них достигнет ранга Странника, а я по глупости не пообещала им повышение за составление отчётов на тему «О применении выбранных ими дисциплин с использованием местных ресурсов».
– И?
– И вместо того чтобы честно заняться своей работой, они все свои силы употребили на вот это вот, что ты сам наблюдал сегодня днём! И так изо дня в день!
– Да уж, весело.
– Скажи, Амшегар, что тебе ближе: Алхимия или Зачарование?
– Зачарование, конечно же, – не задумываясь ответил данмер.
– Хорошо. Тогда побудь ассистентом Гальбедир и помоги ей побыстрее закончить то, над чем она там работает. Если это их соревнование завершится, то, наверное, в Гильдии станет поспокойнее.
– Ладно, думаю, это можно устроить.
– Вот и хорошо.

– Привет, как дела? Как твои эксперименты? – Амшегар застал босмерку копающейся у себя в столе и что-то отчаянно ищущей.
– А, это ты, привет, – бросила Гальбедир в сторону данмера. – Что хотел?
– Вы тут с Ажирой поспо…– Амшегар не успел договорить, Гальбедир, услышавшая имя своей «горячо любимой знакомой», разразилась словами…
– Ах, нет, ну ты представляешь, даэдрическая магия! Это даэдрическая магия во всём виновата и это она склеила кустарным клеем мои драгоценные камни душ! И у этой драной кошки ещё хватило наглости нести такой бред! А этот учебник по зачарованию! Прочитала какую-то брошюрку и теперь ходит с важным видом, даёт всем советы, как заговаривать амулеты, представляешь! Выбрала алхимию – вот и сиди со своими склянками, нечего в чужие дела свой нос совать! Но всё же, как ловко она умудрилась пробраться сюда, что даже никто не заметил!
– Э-э-э, но...
– Но теперь я за ней буду наблюдать, хорошо наблюдать… Если хоть приблизится к моему столу, ох что я сделаю!.. Даэдрическая магия! Малакат её подери, этот зазнавшийся кусок шерсти ещё своё получит!
– Вот поэтому ты и должна победить в вашем пари! – быстро сказал Амшегар, остановив её словесный поток.
– Ты узнал про наше пари?
– Ага, – улыбнулся данмер. – И меня назначили твоим ассистентом, чтобы я помог тебе побыстрее завершить твоё задание и утереть нос Ажире.
– Хм… Хорошо, тогда помоги мне придумать хорошую хитрую месть! Вот если я найду своё старое кольцо телекинеза… – лесная эльфийка продолжила усиленно разгребать завалы из всевозможных камешков, бумаг и амулетов, что находились у неё в столе.
– Вообще-то, я считаю, что лучшей местью будет выигранный спор. А если не сделаешь отчёты, то Ажира может тебя опередить, так что лучше поторопись.
– Действительно, в последнее время она что-то усиленно строчит у себя в углу, не уж-то уже заканчивает исследования?..
– Вполне возможно. Вот я и говорю: надо мыслить СТРАТЕГИЧЕСКИ! – торжественно провозгласил авантюрист. – Вместо того чтобы досаждать Ажире мелкими пакостями, сделай лучше ОДНУ, но такую, что бы уже наверняка! Укради её отчёты и дело в шляпе!
– Хм... – улыбнулась Гальбедир. – А это мысль!
– Ага, говорят, босмеры – прирождённые воры, впрочем, как и хаджиты. Кто же лучше?
– Не, – довольно заметила Гальбедир. – Это совсем не спорный вопрос. Лучшие воры – босмеры, и всё тут. Это все знают.
– Так докажи это! Своруй её записи, а я тем временем сделаю что-нибудь по твоей диссертации или что там у тебя.
– Доклад на тему «Исследование силы душ местной фауны и их эффективности в простом зачаровании». Да там, в принципе, почти всё готово, осталось только добыть и сравнить гончую с крысами… ну, ещё пару экспериментов можно провести… для верности.
– Мне будет зачтена практика для продвижения в Гильдии, если я помогу кому-нибудь из вас двоих. А зачарование мне определённо нравится, так что я буду помогать именно тебе, а не Ажире. Итак, что именно нужно сделать?
– И правильно, что ты не выбрал её, – улыбнулась Гальбедир – Сидел бы сейчас, наверное, растирал дрянь всякую в порошок, хе-хе-хе.
– Мне бы это точно не пришлось по душе.
– Ладно, если я хорошо постараюсь, и ты принесёшь мне нужные души, тогда уже завтра можно будет закончить с исследованиями. Тогда иди и принеси мне их.
– Замечательно, случайно не расскажешь, как я это сделаю?
– Да очень просто, я дам тебе всё необходимое, – Гальбедир достала из стола два продолговатых маленьких природных кристалла бирюзового цвета – камней душ, – а также несколько свитков, свёрнутых в трубочку. – Вот, держи. Значит, это камни душ, это простенькие свитки Поимки душ, для животных пойдут даже такие слабые.
Амшегар развернул один свиток и просмотрел руны.
– Тут удалённое действие секунд на 20-30, должно хватить вполне, – продолжала инструктаж босмерка. – Отправляйся на болота, в район Горького Берега, достань там две души никс-гончих и возвращайся сюда. Надеюсь, ты умеешь ими пользоваться?
– Думаю, да.
– Я всё же на всякий случай напомню. Направляешь заклинание на камень, потом на тварь, а потом просто эту тварь убиваешь. Всё. Проще некуда.



Оттянув с лица шарф, Эриррис шумно вдохнул. Духота под этим шмотьем невероятная, но что поделать? Приходится соблюдать конспирацию, иначе светит ему долгое и упорное преследование редоранскими ищейками. Помимо широкого халата зеленого цвета, известных очков против песка, круглой шапки и шарфика, ему пришлось потратить больше ста монет на покупку парочки амулетов Отражения и других побрякушек. Маги здесь очень даже неплохие, а вот алхимики убогие, в этом имперец успел убедиться. В Храме можно купить разве что зелья исцеления, лечения Мора и болезней, и другие восстановительные зелья. Поэтому Эриррис принял решение потом наведаться в Балмору и поискать там. А пока он маялся с выбиванием полезной информации – планов дома, расписания дежурства стражи, расписания дел самого Майнера Аробара и его семьи, и самое главное – где он держит свой шлем. Поскольку похищать его придётся, фактически, днем, к этому делу стоило подойти со всем вниманием, скрупулезно изучив все детали. Дав нескольким людям нужную взятку, парочке пригрозив, – человек, закутанный по самые глаза в серый шарф и с тускло поблёскивающим имперским клинком производит неизгладимое впечатление, – подслушав чужие разговоры в поместье, он узнал, что сегодня в доме Аробара праздник – годовщина его женитьбы, или что-то в этом роде. По этому поводу будет организован достаточно скромное застолье, гостей будет немного. Про усиление охраны или запрета на вход в поместье речи не было, и то хорошо. Сам шлем Советник обычно держал у себя в комнате, которую охранял один единственный охранник. Как только те трое не смогли его украсть? Нечисто тут что-то... Но пока не об этом. Без зелий невидимости в охраняемые помещения ему не пробраться. Его собственного Хамелеона для такого не хватит, так что, придётся идти в Балмору за невидимостью. Добравшись в Гильдию и сняв там уже осточертелые шарф с очками, он положил их себе в сумку. Затем, заплатив, опять оказался в балморском отделении Гильдии, в маленькой комнатушке телепортантов... не только телепортантов. Вторую половину комнаты занимали столы, заставленные алхимическими приборами и ингредиентами, и хаджитка в синей мантии, которая, видимо, и заправляла этим магазинчиком. Именно та, которую он приметил в прошлый раз. Эриррис смело подошёл к хаджитке, которая перебирала склянки на столе, бормоча что-то под нос.
– Здравствуйте.
– Что тебе нужно? – отвлекшись, спросила та.
– Несколько зелий. Вы же алхимик, да?
– Вы мне льстите. Я только учусь на алхимика, да. Какие зелья?
– Невидимости, три бутылки, стандартные. И зелье исцеления, тоже стандартное.
– Двести дрейков, – отчеканила она.
Молчание...
– Сколько?
– Двести дрейков.
– Шутка, конечно, хорошая, но не к месту, – осторожно ответил Эриррис.
– Что, дороговато? – ухмыльнулась она, обнажив два передних клыка. – Хочешь оставаться в тени – плати. А не хочешь, так вали, никто не заставляет.
– Да я всего лишь... – обреченно промямлил он, уже готовясь к удару судьбы по своему кошельку.
– Хе, знаем мы ваше «всего лишь». Так уж и быть, выполнишь мне одно дельце, задарма отдам. Меня, кстати, зовут Ажира.
– Эриррис. Что там насчет «дельца»?
– Ты тише, тише. Разорался он тут... Дело простое, но важное. Ты должен тихонько подняться на второй этаж Гильдии, найти в столе один камень душ, и заменить его вот этим. Знаешь, как выглядят камни душ? – спросила она его, подсовывая ему в руки продолговатый, синего цвета камень с множеством граней.
– Конечно. А там никого не будет? – подозрительно спросил имперец, принимая камень.
– Нет. Гальбедир, владелица камня, пять минут назад засела за учебу с Марайном, теперь они еще час, как минимум, будут разбирать высказывания Ягара Тарна или кого-то там ещё. Так что будь спокоен. Просто поднимись, вскрой стол и замени камень. А, и самое главное – ничего оттуда не бери. Иначе меня могут заподозрить, и я на тебя обижусь, – зловеще полушепча, полушипя, сказала она.
– Хорошо, хорошо. А зачем тебе это? – спросил он.
– Хех, расскажу, чего уж. Мы с Гальбедир поспорили, кто первый получит ранг Странника в Гильдии. Моя работа почти закончена, только вот и работа этой выскочки тоже движется к финалу! Вот я и сделала поддельный камень с помощью кислоты и огненных лепестков. С виду он настоящий, потому что я зачаровала его на один очень интересный эффект, и теперь кажется, что в нем запечатана душа никс-гончей. Только если его попытаются использовать, пусть это будет даже самый великий зачарователь, он рассыплется, как у новичка-неумёхи. И она обязательно завалится! – пустила смешок хаджитка.
– Жестоко.
– А что делать? Такова жизнь. Ну так как, ты согласен?
– Да. Но ты говорила, что стол надо вскрывать, разве это не должно вызвать подозрения?
– Верно. Поэтому слушай внимательно...

Выглядело всё и в самом деле легким. Только вот Эриррис не привык считать что либо легкоисполнимым, и относился ко всему серьезно. Мало ли? Короткий переход из деревни в деревню превращается в жестокую стычку с разбойниками, смесь зелья – в игру со смертельными реагентами, а небольшой воровской поход – схватку с целой Гильдией Магов.
Но в этот раз все действительно оказалось просто. Он поднялся на второй этаж, и увидел большой стол. Эриррис достал из кармана два маленьких магических свитка, написанных аккуратным мелким почерком и пузырёк, содержащий немного особого состава. Стол Гальбедир действительно был закрыт на замок, да ещё к тому же с электрической ловушкой, но с помощью этих средств, переданных ему Ажирой, имперец надеялся быстро и легко справиться с проблемой.
Первым делом надо было заблокировать магическую ловушку. Не убрать, но именно заблокировать – ведь, когда Гальбедир вернётся, она должна увидеть свой стол в точно таком же состоянии, как и до своего ухода. Имперец осторожно влил несколько капель густоватой жидкости бледно-зелёного цвета в замочную скважину. До чего же хитро придумано – заряд ловушки привяжется к составу, давая возможность открыть, а потом и закрыть замок заклинанием, при этом она не сработает, но останется целой и невредимой. Если, конечно, она ничего не перемудрила с этим варевом, – мрачно подумал Эриррис, выливая весь состав до конца. Но, к его счастью, всё прошло именно так, как говорила хаджитка – после использования на замке свитка взлома ловушка осталась неактивной. Имперец открыл стол. Теперь у него было достаточно времени на то, чтобы всё успеть, пока зелье не испарится.
Покопавшись там, он нашел нужный камень, забрал его и вместо него положил поддельный. Потом, чисто из интереса, осмотрел остальные камни. Были там и крохотные, полупрозрачные бледные камешки, и уже знакомые синие кристаллы, и фиолетовые, побольше. Но самыми интересными для него были те, что похожи на бирки, оранжево-желтые. Насколько Эриррис помнил виды камней душ, этот – один из самых сильных. Он взял один из них в руку. Тяжелый, полкилограмма, не меньше. Судя по блеску, ещё и с душой. Подбросив пару раз его на руке, он вспомнил, во сколько их оценивают. Мда, жадность фраера сгубила... Да к скампу, была не была! Положив камень в карман, он закрыл стол, использовал на замке второй свиток – качественного запирания замков, – а потом спокойно пошёл обратно к Ажире. Та его уже ждала, подготовив пару бутылочек с зельем.
– Готово? – нетерпеливо спросила она.
– Да.
– Ну, тогда держи. Используй с умом, больше скидки, – смешок. – Не дам, – ухмыльнулась она снова.
Молча забрав мешочек с зельями, он подошел к Масалини...
М'Айк-Лжец
Глава XXXV: Я – убийца

Трупы над входом в Скар выглядели уж очень неаппетитно, даже не смотря на сохраняющие чары. Не сегодня – завтра, их снимут и выкинут на местную помойку, три, иссушенных ветрами и песком, тела. А пока ещё ими можно «попугать» воровской люд (Которому, к слову сказать, только на руку смерть конкурентов).
Но Эриррис пришёл сюда вовсе не глазеть на мертвецов. Невольно, правда, бросишь взгляд на них, особенно на эти искажённые болью лица (точнее, их остатки). Интересно, каким пыткам их подвергали перед смертью? Полезного сказать они нечего не сказали бы, с этим проблем у Гильдии Воров нет... но у редоранцев слишком жёсткие понятия о чести, поэтому с ворами у них отношения слегка натянутые. Пройдя внутрь, под своды гигантского панциря краба, он очутился в огромном зале, погружённом в полумрак. Освещался он небольшими бумажными фонариками и магическими светильниками, связки которых виднелись то тут, то там. Сами внутренности панциря имели обтекаемый, поддёрнутый в некоторых местах коррозией, вид. Желтовато-коричневая поверхность была шероховатой, с вкраплениями различных минералов: кварца, полевого шпата и ещё чего-то... Типичный минеральный состав гранита. Такое впечатление, будто это вовсе не кости, а подвергнутый тщательному метаморфозу камень. И, тем не менее, весь этот свод имел явно органическую основу – гранит словно перемешивался с костными тканями. Залог несокрушимости панциря – такой даже заряд сверхплотного огня выдержит. Но сейчас не об этом... Вдоль стен были видны пышные двери – входы в поместья редоранских Советников. Прямо напротив входа располагался Зал Совета, а один из проёмов по правую руку вёл в местный офис гильдии Мораг Тонг. Весь верхний ярус соединялся подвесными деревянными мостами, так как другого способа связать всё это просто не было. Внизу была еще пара магазинчиков – зачарователь, которого Эриррис уже имел радость посетить, торговка одеждой и аксессуарами, достаточно преуспевающая, и, фактически, единственный на весь город нормальный алхимический магазин, и то с не самым богатым ассортиментом в наличии. По дощатым мостикам прогуливалась пара стражей с факелами, блюдущие порядок и, по совместительству, скорая помощь для упавших ненароком с моста и при этом выживших. Это доказывало то, что у них были ритуальные юбки, которые выдавали воинам-лекарям. Не обращая внимания на солдат, Эриррис дошёл до нужной ему двери, и прошёл внутрь. Он снова оказался в большом зале, где стены были отделаны тем же материалом, из которого был сделан тот вход в гробницу, где его едва не растерзали призраки. Зал был отделан в весьма эффектом стиле, совмещающий редоранский аскетизм с вычурными рисунками и барельефами. В центре стояло две колонны, подбирающие высокий, хорошо освещённый и украшенный мозаиками свод. Со стороны входа и противоположно ему находилось два балкона, где в горшках вились корни трамы и вредозобники. Корни трамы – это пучок гладких, усеянных шипами, щупальцеобразных отростков бурого цвета, растущих из общей луковицы, а вредозобник – растение с размерами, варьирующиеся от метра до нескольких сантиметров, с длинными, жесткими листами багряного цвета. Эти растения, как заметил Эриррис, очень популярны в Альд'руне, наверное, в первую очередь, из-за своей неприхотливости. Между колоннами находилась клумба, где росли крепкие деревца и длиннолистные кустарники. Пол устилали ковры в багровых тонах, а у стен стояли удобные стулья. Видимо, этот зал использовали как приёмную. Здесь находилось четверо стражников, одетые в костяную броню Гах-Джуланского стиля, обычного для дома Редоран, и закутанные в полотняные шарфы против песка. Это один из нескольких стилей, популярных в Морровинде, второй же стиль – Армун-Анский, чаще всего используемый домом Хлаалу. Первый стиль имеет более обтекаемую форму, второй же отдает предпочтение резким геометрическим линиям и декоративным шипам. Телванни тоже используют для своих стражников-колдунов костяную броню, но они не отдают предпочтение тому или иному виду доспехов. Один из охранников подошёл к Эриррису.
– Стой. По какому делу? – спросил он гулким басом.
– Я к Болин Эльвалю, – ответил он тихим голосом.
– Ясно. Лицо открой.
– Господин Эльваль может требовать инкогнито для своих гостей, – коверкая свою речь, ответил киродиилец.
Стражник, колеблясь, думал, что лучше, – исполнить норму проверки, или войти в конфликт с начальником стражи Эльвалем. Впрочем, всем были известны его странности, так что, пожав плечами, страж пропустил закутанного с ног до головы в тряпки человека. Пройдя мимо колонн, Эриррис вошёл в двери, ведущие в само поместье. Как только двери за ним закрылись, он прижался к косяку, чтобы его не увидел известный Эльваль, патрулирующий помещения стражи. Он наверняка был опытным воином, раз дослужился до начальника личной стражи Советника, да и шум схватки мог привлечь других стражей. Тем более, его целью было отнюдь не вырезать всех и вся на своем пути, а незаметная кража шлема. Вытянув бутылку с зельем, он откупорил её и приложился к горлышку. На вкус оно было горькое, как и всё, куда был добавлен горьколистник. Обычно в Вварденфелле зелье невидимости делается только из трех ингредиентов – горьколистника, бриллианта и очищенного горьколистника. Правда, манипуляция очищенным растением очень опасна, так как любое увеличение дозы делает из зелья страшный яд, а уменьшение производит расщепительную реакцию, которая превращает эликсир в горько-солёную воду. Некоторое время ничего не происходило, потом очертания его начали таять, пока он вконец не истлел. Ожидаемый эффект. Нужно спешить, пока он не закончился. Крадучись, он незаметно подошёл к двери, ведущей в гостиную Аробаров, выждал, пока Эльваль отвернётся, и прошёл внутрь. Там не было никого. Только из-за двери слева слышался громкий шум. Вспомнив план поместья, он догадался, что это обеденный зал. Ему не туда. Уже свободнее он прокрался к иной двери, которая вела в личные покои Майнера и его дочери, и приоткрыл её. Снова пусто. Та дверь, что справа, это к его дочери, а левая – личные покои отца семейства. Дверь была закрыта на замок, но, вооружившись отмычками, он достаточно быстро его вскрыл. Действие эликсира невидимости уже закончилось, но это не заставляло волноваться его по поводу того, что он будет замечен.
Комната Советника сочетала в себе элементы дома обычного обывателя и рабочего кабинета одновременно. Несколько шкафов – один обвешан доспехами, другой одеждой, большая двухместная кровать (Интересно, для кого второе место, ведь жена Аробара достаточно давно уже умерла?), полки с книгами и посудой, стол, сундуки, стулья и корзины с мешками, наполненные всякими продуктами или просто пустые. Так или иначе, искомый шлем лежал на одном из сундуков. Выглядел он красиво – сначала была выточена основа, обмотана полотняной тканью (Которая тоже является элементом Гах-Джуланского стиля), на неё была прикреплена сверху пластина, защищающая темень и часть затылка, и маска, которая расходилась в стороны шипами. За такую штучку не грех и головой рискнуть. Уже протянув руку, чтобы забрать его, он внезапно для себя остановился. Это всё слишком просто. Вся эта охрана, проникновение сюда, вообще всё... И те трое попались? Наверняка они были достаточно опытными, чтобы проникнуть сюда. Так что же их остановило? Повинуясь внезапному порыву, он достал из потайного кармашка свой изумруд, который он использовал для усилений своих способностей поиска. Он, правда, имеет также ещё один эффект... приставив к глазу ту сторону, где было много различных граней, он посмотрел сквозь него на шлем. Внешне почти ничего не изменилось, разве что только окружающий мир приобрел зелёный оттенок. А шлем превратился в сияющий, бело-зелёный, ком. На нём было столько заклинаний яда и электричества, что хватило бы на двух нордлингов, чего уж говорить об одном имперце. Вот в чём была загвоздка. Те воры тоже достаточно хорошо были подготовлены и забрались в эту комнату, но погорели здесь. Похоже, этот шлем может взять только хозяин – сам Аробар. Нужно разрядить магию...
– Стой! – окликнул его голос, в котором звенела сталь.
Медленно обернувшись на звук, он увидел данмерку, которая целилась в него из маленького арбалета.
– Ещё один несчастный воришка. Насколько же вы глупы, если не можете понять – шлем вам не заполучить? – голосом, в котором звучало презрение, спросила она.
– Ну и ну, это же Ллавейн Хлас, личный телохранитель советника Майнера Аробара, – будто не замечая её слов, спокойно сказал Эриррис. – Вы так сильно надеетесь на свою магическую защиту?
– Молчать! Медленно, чтобы я видела твои руки, открой лицо и сними халат. И без глупостей – мои стрелы бьют без промаха!
Улыбаясь про себя, он стянул с лица шарф, снял очки, и бросил все это на пол. Расстегнув застёжку халата, он резко снял его, и бросил в лицо Хлас. Он закрыл ей обзор, и выпущенная ею стрела, пронзив ткань, впилась в шкаф. Чертыхнувшись, она отбросила свой арбалет и сняла с пояса меч. Вовремя отпрыгнув от бросившегося на неё Эрирриса, она быстро встала на ноги, вытянула вперед свой клинок и прикрылась маленьким хитиновым щитком, который до этого висел у неё за спиной. Имперец в это время медленно поднялся, продолжая улыбаться, уже открыто, и вытянул из-за ремня свой танто.
– Должна признать, ты хорошо подготовлен, как для воришки.
– Миледи, вы ошибаетесь, я не обычный вор.
– Да? И кто же ты? – вскинув брови, спросила она.
– Я – убийца, – в глазах Эрирриса блеснули холодные огни. Наконец-то достойный противник. Не Амшегар, но неплохая для него замена... на время.
У данмерки было преимущество в расстоянии, из-за длинны её меча, у имперца – преимущество в скорости и в технике боя. Не теряя времени, он рванулся вперед, заходя слева, где она держала щит. Коротко размахнувшись, она попыталась перерубить Эриррису плече, но встретила лишь сталь танто. Имперец же, поднырнув под меч и сотворив огненный укус, нанес ей удар в корпус, но она, прикрывшись щитом, перекрыла удар. Однако, столкнувшись с хитином, Укус прожёг его. Ллавейн ударила имперца ногой, оттолкнувшись от него и пытаясь вернуть себе преимущество, отбросила ставший ненужным щиток, взяла меч в обе руки. На лбу у неё выступили капельки пота. Ухмыльнувшись, Эриррис вновь пошёл в атаку. На этот раз он встретил более достойное сопротивление, и подойти к ней не смог. Хлас достаточно неплохо отбивала все его удары, не открывая ему своей защиты. Этот танец продолжался несколько минут, пока она, наконец, не открылась. Отведя её меч в сторону, имперец ткнул ей в плечевой сустав, между кирасой и наплечником, двумя пальцами. Этот удар, стиль Шторма, самого жёсткого, что знал Эриррис, рвёт мышцы и сухожилия напрочь. Рука Хлас безжизненно повисла, а сама она едва сдерживала крик боли.
– Ну как, я похож на обычного вора? – улыбаясь одним лишь ртом, спросил Эриррис.
Он схватил её и с силой отбросил на сундук, где лежал шлем. Она его сбила. И вызвала весь заряд шлема на себя. Если бы у неё были силы кричать, она бы непременно это сделала, но такая доза яда частично парализует тело, одновременно оставляя ему движущие функции. Поскольку, как он и слышал, она носила на себе много различных вещичек, заколдованных на восполнение запаса сил и восстановление жизни, её агония длилась долго, так как возмущения в магических потоках человека, которые вызывает Аргонов студень – яд, наложенный на шлем, – активируют все магические амулеты жертвы.
Эриррис очень удивился, когда её магических запасов хватило на весь заряд ловушки, и она осталась жива. Коротким взмахом клинка он прекратил её страдания, – она видела его лицо, в живых оставлять её было бы безумием. Осмотрев её амулеты, он был несколько разочарован. От таких усилий, они все расплавились и растрескались, и теперь представляли собой не более чем куски металла и дерева. Снова одевшись, как и всегда, закутав шлем и меч Хлас (дань старой традиции – забирать оружие у побежденного) в тряпки, он пошёл на выход.


– Поверить не могу! – воскликнул Аэнгот. Бережно, словно драгоценность, он держал в руках шлем Аробара и разглядывал его. – Ну, парень, ты или чертовски умел, или невероятно удачлив, раз смог не только пробраться через стражу поместья, но и убить Ллавейн. Знаешь, а ведь Аробар держал её при себе именно из-за этого её качества – живучести, – отложив шлем, добавил он. – Немногие люди могут многоразово заговаривать вещи на магию, а потом использовать их одной силой воли, не держа их в руках.
– Увы, ей это не помогло. Хотя следует отдать ей должное – без неё я бы вряд ли обезвредил ту ловушку на шлеме, – вздохнул Эриррис.
– Ну, это уже неважно. Главное – ты принес шлем! Отныне у тебя появился хороший друг в Гильдии, знай это. Эй, Лири, тащи мацта кувшин! И закуски прихватить не забудь, да поживее! – заорал босмер, смешно взмахивая руками.
– Хорош визжать, как недорезанный скамп, я тебе не официантка! – зло откликнулась Лириэль с верхнего этажа.
Но, всё же, заказ она принесла. Босмер налил себе кружку и, залпом выпив её, закусил пучком риса.
– Хорошо, хорошо, я за тебя рад. Теперь твоя очередь. Ты обещал мне кое-что рассказать про Стрелы Правосудия?
– Ну почему ты не можешь нормально порадоваться вместе со мной? – укоризненно посмотрел на него Ювелир. – Все вы, нордлинги, такие суровые, или ты один такой?
– Я имперец.
– Даэдрот, ну имперц – разница-то какая! Ладно, слушай. Стрелы пренадлежат босмерке по имени Эйндел. Она – наёмник в поместье Ллетри и, между прочим, неплохой лучник. Поместье находиться слева от входа в Зал Совета, не пройдешь. Так вот – когда войдешь внутрь, то ты окажешся как бы на балконе, который окружает приёмнй зал. Там много стражников, но вход там свободен, так что не обращай на них внимания. Ну а если всё же спросят, ответь, что тебя послал Мэйхер кое-что забрать, тебя пропустят. Да, кстати, одень-ка лучше вот это – с кряхтением, он привстал и достал из сумки закрытый кожаный шлем, с двумя стекляшками для глаз – Пригодится. Можешь себе оставить, у меня их навалом – бутлегеры нам несколько ящиков сплавили, там кожи напихано под завязку. Так вот. Как войдёшь внутрь, поворачиваешь налево, там двери будут. Они в помещения стражи ведут. У левой, опять же, стенки, самая дальняя от выхода кровать пренадлежит Эйндел. Она их или под матрасом прячет, или в сундучке под подушкой, охранных заклятий нет. Всего дротика четыре штуки, и их хозяйка специально сшила для них поясок с карманами, так что их можно прицепить на ремень. Там в комнате обычно дежурит один-два стражника, но они не помешают. Хватаешь стрелы – и даешь дёру, делов-то! – закончил Аэнгот.
Эриррис кивнул. Действительно, всё достаточно просто. Уж явно не сложнее похищения шлема Майнера Аробара.
Попрощавшись с Аэнготом и оставив его наидене со своей радостью, он отправился обратно в Скар. Босмеров он не любил. К этим пронырливым коротышкам он имел своё устоявшееся мнение, и, по возможности, дел с ним не имел. Хотя и среди них попадаются интересные кадры... крайне редко. Эриррис, вспомнив что-то своё, кривясь, потер левое плече, где, чуть выше сердца, находился шрам от костяной стрелы лесных эльфов. Было вдвойне неприятно от того, что тому лучнику удалось сбежать от кровавого возмездия, которе его неминуемо бы настигло, помедли он минуту-другую. Скампски хитрая была скотина...
– Ладно, не время поддаваться воспоминаниям, – прикрикнул он мысленно на себя. – Нужно поскорее прибрать к рукам эти дротики, и отправляться в Гнаар Мок... Или вначале в Балмору зайти? Кого же лучше... А, схожу вначале в Балмору – всё равно туда придётся телепортироваться в начале, – пожав плечами, подумал имперец.
Подойдя ко входу в Скар, он подметил, что трупы сняли. Похоже, пропажу шлемика пока не заметили, иначе бы они здесь повисели ещё недельку-другую, и к ним прибавилось бы ещё с десяток «свежачков». Это хорошо, иначе бы подняли дебош, и тогда попасть в поместье Ллетри было бы нелегко. От шарфа и зелёной мантии он уже успел избавиться, так что сейчас он был в своем обычном походном плаще с капюшоном. Натянув на голову шлем, он вошёл под Скар. Пройдя по качающимся мостикам мимо стражей к указанной двери, он просто открыл её и вошёл внутрь. Действительно, он оказался на своего рода балконе. Невольно пришёл на мысль приёмный зал Аробара, только здесь он был побольше раза в два, не считая балкона, и вместо стульев на полу лежали подушки, а так всё одно и то же. Да, похоже, что господин Ллетри человек богатый и имеет немалое влияние в Совете. Нужно будет потом раздобыть побольше информации про Советников... Мало ли, как пересекутся дороги? Как говорил Джовирр, «Истинно силён знающий. Правда, знать мало, нужно ещё понимать знание и уметь его использовать».
– И почему-то всегда добавлял, что мне, придурку, этого не светит... – мрачно подумал Эриррис.
Внезапный толчок в спину вывел его из размышлений. Резко обернувшись, он увидел позади себя высокого, почти на полголовы выше него самого, орка, у которого все лицо было исполосовано шрамами. Он был в пыльном, местами обмотанном тканью, стальном доспехе, а позади болтался огромный двуручник, причем слово «огромный» было явным преуменьшением. Он превосходил размерами обычный меч раза в два, если не больше, и имперец невольно восхитился этим воином, который орудовал такой громадиной.
– Слышишь, мелюзга, ты здесь нигде Эйндел не видел? Такая высокая, ростом с тебя где-то, с коротеньким хвостом таким, и с рожей наглючей такой? – пробасил он свысока, неуверенно пытаясь показать, какой у неё должен быть хвост.
– Озадачил ты меня, – почесал затылок имперец, услышав такой вопрос. Собственно, под его описание подходила примерно одна седьмая Валленвуда. Ну, или где-то в этом районе. – Эйндел-то я знаю, но где она – понятия не имею. А ты, собственно, кто будешь?
– Я-то? Хе, можешь звать меня Гарук, или Рубило – как тебе больше нравится, – дружелюбно ответил он. – Так ты точно не знаешь, где Эйндел? А то у меня есть к ней неотложное дело, – неоднозначно похрустывая кулаками, сказал он.
– К радости для неё – нет. Чем же она перед тобой так провинилась? – заинтересовавшись разговором, спросил Эририс.
– Да дык, должок у неё передо мной, – махнул лапой тот. – Лады, буду искать её сам. Э, кстати, а сам-то ты кто будешь?
– Зови меня Эриррисом, – уходя, сказал имперец.
Интересный кадр, всё же, хоть и орк, – толкая дверь перед собой, подумал он.
Он оказался на возвышенности, почти у самого потолка, с котрой вниз вела большая широкая лестница. Справа была вроде оружейной – пара стоек с короткими копьями, ящики, столик, заваленные бронёй и мечами. Возле них, на стуле, сидел мирно посапывающий стражник без шлема. Бери не хочу, что называется. Впрочем, Эриррису этот тихий соня не казался таким уж безобидным. Притворяется. Как можно более тише пройдя мимо него, он спустился вниз. Даэдрот, может, на самом деле спит? Чего бы ему не спросить, что делает незнакомец в помещении стражи? С плохим предчувствием, он продолжал спускаться. Подошёл к названной Аэнготом кровати. Осмотрелся – вроде бы никого. Стражнику наверху обзор закрывал козырек парапета, он видеть не мог, а если бы он встал, гром доспехов бы его выдал. И всё же, почему у него такое чувство, будто за ним кто-то смотрит? Запустив руку под подушку, он нащупал там продолговатый сундучок. Схватив его, он спрятал его в полах плаща и быстро пошёл прочь из комнаты стражи. Оттолкнув совершающего обход стражника, вышедшего из-за поворота, он быстрым шагом направился к двери. К Малакату осторожность, лишь бы избавиться от этих проклятых глаз, что наблюдают за ним! Стражник его окликнул, но Эриррис уже был по ту сторону двери. Глаза исчезли...



Глава XXXVI: Ночная охота

Просто небольшая вечерняя прогулка. Сходить на болота, пристрелить пару гончих – и все дела. Ну а назад можно моментально вернуться, воспользовавшись свитком Вмешательства Альмсиви. И какого скампа Гальбедир понадобились души именно болотной разновидности этих зверюг? – думалось Амшегару. Как сказала сама зачаровательница, для полного порядка ей нужно сравнить два их вида: гончая болотная и гончая обыкновенная, правда, в чём принципиальная разница между этими двумя, Амшегар так и не понял. Ладно, болотные, так болотные, главное, повышение побыстрее получить, и тогда можно будет вернуться к своему «секретному заданию от императора».
Но это позже, сейчас нашему герою предстояло отправиться на охоту. К чему он, надо сказать, подготовился весьма неплохо: помимо великолепного оружия и диаметрально противоположных ему по качеству магических познаний Амшегар располагал ещё и парой волшебных колец низкой силы, зачарованных на быстрое восстановление здоровья, которые он приобрёл у той же Гальбедир. В её ассортименте было и множество других магических побрякушек, но все они оказались уж слишком слабыми, чтобы быть купленными Амшегаром, а вот эти кольца ему очень даже приглянулись.
Путь охотника на гончих пролегал вдоль реки Одай, по тому же маршруту, по какому он пришёл в Балмору. От района болот Амшегара отделяла цепь невысоких гор и холмов, и он искал место, где эти холмы были не слишком круты, чтобы быстро перебраться через них к своей цели. Найдя подходящее место, авантюрист преодолел это природное препятствие, разделявшее две экосистемы и, держа лук наготове, пошёл искать свою добычу. Но не как обычный охотник. Обычные охотники отбирают у зверей их тела, наш герой же собрался отобрать у них куда более ценные вещи…
Близилась ночь. В это время дикие звери выходят на охоту в поисках своих жертв, что и наблюдал Амшегар. Помимо уже известных ему пещерных крыс и фуражиров квама, он набрёл на стаю монстров из трёх особей. Именно монстров, потому что огромную пасть с множеством клыков, торчащих из неё, вместе с двумя здоровенными бивнями по её уголкам назвать по-иному было никак нельзя.  А если ещё и учесть, что всё это «великолепие» покоилось на двух здоровых лапищах, то тварь можно ставить в один список с созданиями даэдра. Это что касается внешних особенностей. Подойти поближе и выяснить боевые их способности Амшегар не рискнул, даже несмотря на своё отличное снаряжение.
Однако гончие всё не появлялись. Амшегару пришлось пройти довольно большое расстояние, прежде чем он обнаружил свою цель. Стая из шести штук бродила в тени деревьев, высматривая, кого б поймать и съесть. Авантюристу надо было придумать хитроумный план, как обезвредить четырёх, а потом пленить души оставшихся двоих. Если атаковать внезапно, то стаю можно вспугнуть, если же прямо пойти напролом, можно лишиться какой-нибудь важной части тела. И если первый результат Амшегару не нравился, то второй – тем более. Поэтому две тактики необходимо было использовать одновременно. Если привлечь внимание стаи к себе и спровоцировать её нападение, а затем устранить четырёх тварей, пока они ещё не приблизились слишком близко, то потом можно будет с лёгкостью расправиться с оставшимися двумя, заключив их души в камни. Но для реализации этого плана необходимо было мощное оружие дальнего действия, коим Амшегар не располагал – лук был слишком слаб и не гарантировал убийства с одного попадания, да и боевые заклинания, хоть Амшегара кое-как и научили в Гильдии Магов усиливать их мощность, не были достаточно сильны. Значит, для нашего героя пришло время потренироваться в искусстве вызова. Вызова даэдрического оружия. Специально для таких вот случаев, когда есть шанс нанести удар первым, он выучил заклинание, призывающее лук. Призыв оружия из школы Колдовства сам по себе не сложен и не требует от заклинателя много энергии, но и эффект может оказаться непредсказуем: один призовёт великолепный клинок, второй – заточенную железяку. Это, а также время действия напрямую зависят от способностей самого мага. Заклинание призывает с планов Забвения душу меньшей даэдра, которая приобретает форму и свойства наиболее похожего предмета, образ которого создаст заклинатель в своей голове. Так что, по сути, Амшегару предстояло всего-навсего вспомнить, как должен выглядеть хороший даэдрический лук и установить контакт с планом Мехруна Дагона (Именно оттуда на Нирн приходит почти весь лом даэдрического оружия: как призванного, так и полноценного).
Собравшись с мыслями, данмер приступил к воссозданию образа нужного предмета: в его голове вырисовывались отдельные части составного длинного даэдрического лука, с шипами, как любят дреморы… Но нет, так эффекта не будет, нужно создать цельный, а не разрозненный образ… целый мощный тугой составной лук! Так… теперь задать ему нужные свойства… Любимый эффект хилых магов, не способных размахивать полновесным оружием, сверхлёгкость… ещё можно добавить сильные чары Лёгкого Управления и даже стихийный урон, но это пока рановато. Так, хорошо… Теперь создаём портал и вытягиваем душонку низшего демона… но…
– Что такое?! Шигорат подери! – ментальная связь Нирна с планом Мехруна Дагона внезапно разорвалась, так как у Амшегара не хватило концентрации. – Ну ладно, придётся начинать всё заново, благо, энергия позволяет.
После пятой попытки авантюристу всё-таки удалось провести призыв лука, чему он был очень рад. Можно было ещё попытаться призвать стрелы, но на это не было времени: «жизнь» призванной даэдрики не отличалась большой продолжительностью. Амшегар вышел из укрытия и направился прямиком к стае гончих, предварительно сотворив хорошую огненную вспышку, чтобы привлечь к себе внимание. И это получилось весьма удачно: твари уставились на данмера, натягивающего тетиву, в метрах сорока от них. Раздался свист летящей на огромной скорости стрелы, и одна гончая рухнула замертво. Оставшиеся незамедлительно бросились на Амшегара. Прошло ещё четыре секунды, и вторая стрела сразила ещё одну цель. Можно было вообще практически не целиться – гончие бежали линией, что как нельзя лучше способствовало попаданию. Одна тварь была явно быстрее других, и поэтому упала прямо к ногам Амшегара, поймавшая третью стрелу прямо в прыжке. Дальше продолжать стрельбу было не очень разумно. Амшегар швырнул лук в сторону, который тут же разматериализовался, и после быстрого касания рукояти Демона мгновенно призвал Дух Меча. Но тут бой принял новый поворот. То ли будучи деморализованными скорой потерей троих братьев по стае, то ли просто испугавшись зловещей ухмылки Амшегара, оставшаяся троица неуверенно остановилась, а потом бросилась врассыпную.
– Даэдрот! – ругнулся Амшегар.
Но оставлять так свою добычу он был не намерен! Данмер быстро снял с плеча свой лук, вновь извлёк энергию из кольца скорости и пустился вдогонку за одной из зверюг, на бегу натягивая стрелу. Видя в лице одержимого Амшегара весьма значимую угрозу для жизни, бедная гончая прибавила скорости. Но и наш герой не отставал. Ловко перепрыгивая через пни и кочки, данмер набегу стрелял в неё, но безрезультатно. После нескольких минут ожесточённой погони Амшегар понял, что не зря гончую назвали именно так – у него не было никаких шансов её догнать. Запыхавшийся данмер остановился. Тварь вот-вот должна была забежать за холм и скрыться за ним.
– Ладно, найду другую, а эту просто сожгу, – решил он, готовясь запустить в неё усиленным огненным шаром. Но тут она, находившаяся уже на вершине возвышенности, подпрыгнула и упала, более не шевелясь.
– Что за?.. – сильно сомневаясь в наличии у себя паранормальных способностей убивать одной только силой мысли, Амшегар разрушил магию, вновь достал лук и направился к «месту преступления». Его очень интересовало, что же там произошло.

– Видела? Ну, как я метко её подстрелил! – радостно крикнул данмер-лучник в хитиновых доспехах, стоящий на крыше массивного каменного здания посреди ещё более массивной каменной крепости.
– Хорош зверей отстреливать, живодёр скампов, – отозвалась данмерка в синей мантии, находившаяся на этой же крыше неподалёку. – Нечем заняться, так иди, помоги лучше Гирину навести порядок на складе.
– Неее, Авон сказал, одного боевого мага недостаточно, ещё нужен опытный лучник, – данмер сделал акцент на слове «опытный» и улыбнулся. – Так что, я, пожалуй, останусь тут, свежим воздухом поды… Брильносу! Иди-ка сюда! – лучник встревожился, натянул стрелу и начал вглядываться в болотные заросли.
– Ну что ещё, Невон? – вяло буркнула данмерка и заковыляла по крыше. – Опять пилигрим какой-нибудь идёт?
– Нет… кажется, за нами кто-то шпионит.
– А, ну да, конечно, – тёмная эльфийка подошла к нему. – Ну? Где там твои шпионы?
– Смотри, вон за тем деревом, – он указал на широкое дерево, росшее около болота и раскинувшее свои лианы до самой его поверхности. – Готов поспорить, я видел чью-то ногу!..
Данмерка посмотрела на своего приятеля как на идиота.
– … В белом ботинке, как у меня!
– Да? И где же сейчас эта нога? Я никого не вижу.
– Там кто-то есть, я тебе говорю! – не унимался лучник. – А ну-ка…
Данмер натянул тетиву, прицелился и выстрелил по дереву. Стрела попала точно в цель. Спустя несколько секунд из щели в его корнях послышался шорох, а потом оттуда выполз встревоженный скриб, который был явно не рад обстрелу своего дома.
– Тха-ха-ха-ха-ха!... – угорала со смеху Брильносу. – Похоже, таинственный шпион разоблачён, а?
– Хм… Я видел не скриба…
– У тебя паранойя.
– Нет, те приступы уже меня не беспокоят… Тогда мне казалось, что за мной охотится Тёмное Братство, а та нога в светлом ботинке явно не из этой оперы… – Невон на несколько мгновений задумался. – Нет, я не мог ошибиться! Ты сама знаешь, как важно зрение для лучника, и меня оно никогда не подводило. Кроме того, Глаз ещё не перестал дейтсвовать, так что…
– Ох, и что ты предлагаешь? – вздохнула данмерка. – Если ты так хочешь, можешь пойти проверить, но делать ты это будешь сам!
– Ну… – протянул лучник, явно не горящий желанием лезть в болото. – Ты могла бы запустить туда огненный шар, как ты хорошо умеешь. Давай, если там кто-то и есть, то он сгорит заживо! – злорадно улыбнулся он.
– Хорошая мысль! – просияла эльфийка, обрадованная комплиментом своим способностям. – Сейчас устроим светопреставление!
Данмерка в мантии, оказавшаяся боевым магом, сотворила в своих руках комок пламени, который быстро увеличился в размерах, а потом запустила его на огромной скорости в дерево, за которым скрывался предполагаемый наблюдатель. При столкновении с ним ком взорвался, высвободив много тепловой энергии. Корни дерева обуглились, а вся трава метрах в пяти от эпицентра оказалась выжжена. Но «обгорелый шпион» не спешил с воплями выбегать из своего укрытия.
– Хе-хе, ну что, убедился?
– Мда… – разочарованно буркнул себе под нос лучник.

Огромное каменное возвышение с двумя высокими зданиями на нём – вот что открылось взору Амшегара, когда он начал приближаться к трупу подстреленной никс-гончей. Настоящая военная крепость на небольшом плато. Увидев человека с луком на крыше большего здания, авантюрист решил спрятаться за ближайшее дерево и понаблюдать за ним. Периодически поглядывая на лучника, он отошёл к болоту и укрылся за широким деревом. В этот момент он и был замечен, точнее, была замечена его нога.
Амшегар посмотрел на карту разведчика, прикидывая, в какую сторону он ушёл, преследуя гончую. Судя по всему, это место называлось Хлормарен. В условных обозначениях значок распознавался как «заброшенная данмерская крепость».
– Не очень-то она и заброшенная, – подумал герой.
Теперь надо было осторожно выглянуть из-за дерева, но тут раздался характерный звук попадания стрелы в древесную кору, а вслед за этим из щели в корнях выполз скриб. Данмер понял: его засекли.
– Похоже, жители крепости совсем недружелюбно настроены по отношению к проходящим путникам, – размышлял он. – А значит, это группировка преступников, возможно, контрабандистов, у которых наверняка найдётся что-нибудь ценное… Странно, что-то не слышно больше выстрелов. Быть может, меня приняли за этого скриба?..
Но неприятное ощущение преследования не покидало Амшегара, он чувствовал, что его укрытие больше таковым не является и что надо отсюда уходить. Однако и интерес к таинственной крепости становился всё сильнее. Настолько сильнее, что наш герой стал придумывать способы незаметно туда проникнуть! Долго думать не пришлось – решение нашлось само собой. Данмер достал флакон с зельем невидимости и выпил всё его содержимое. Очень горький на вкус, эликсир сначала не принёс никакого эффекта. Но через десять секунд Амшегар увидел, как его очертания становятся прозрачными, всё сильнее и сильнее, вместе с одеждой, вместе с рюкзаком и оружием! Теперь наш герой с трудом мог различать, куда он ступает. Но действовать нужно было быстро – кто знает, когда закончится эффект зелья… Теперь уже без опаски данмер выглянул из-за дерева и увидел, что тот лучник на крыше не один, рядом была другая фигура. Но это было не так важно. Гораздо важнее оказалось то, что из рук этой фигуры вырвался здоровенный огненный шар и направился прямо в него!
Данмер рванул с места. Разбег в несколько шагов, прыжок и… повезло! Радиус поражения был не очень высок и Амшегар успел уйти. Правда, приземление получилось не очень мягкое. Два человека, лучник и маг, всё ещё стояли на верхотуре, но не предпринимали более никаких решительных действий.
– Так заметили они меня или нет?.. Впрочем, сейчас-то они меня точно не видят!
Быстрым шагом Амшегар направился к крепости. Легко взбежал по ступенькам, стараясь не издавать шума, убедился, что с крыши сюда никто не смотрит и подошёл к двери меньшего здания квадратной формы, высокого, но небольшого по площади. Начать он решил с маленького, ну а закончить большим.
Совсем чуть-чуть приоткрыв дверь, Амшегар юркнул внутрь. И был удивлён увиденным. Добрую половину зала занимали две явно магические конструкции. Возвышение, подобное тому, что служило для телепортации в Гильдии Магов. В центре – каменный трёхгранный столб высотой в три метра с выгравированными на нём даэдрическими рунами бордового, красного и розового цветов. По краям возвышения с четырёх сторон поднимались металлические когти-держатели той же высоты, что и столб. К держателям были прикреплены вырезанные из кристалла очень похожего на аметист, только ещё прозрачней, элементы той же формы когтя. Такой же кристалл, только цельный, был прикреплён к потолку прямо над столбом. Причём кристалл был явно не обыкновенный. От него исходило монотонное сияние и тихое гудение. Интересно было то, что таких «установки» здесь было две. Амшегар подошёл поближе и заметил, что к столбам приклеены бумажки с надписями. Одна гласила: «Андасрет», вторая – «Марандус». Что это означало, наш герой не понимал.
Помимо таинственных сооружений в этом небольшом зале находилась куча вскрытых ящиков, а на полу валялось множество пустых бутылок. Всё говорило о том, что здесь не раз устраивали всеобщую попойку… Амшегар с радостью бы остался тут и порылся в куче хлама на предмет полезных и ценных вещиц, но времени у него было не так много – эффект от зелья невидимости не бесконечен.
Так же ловко выйдя на улицу, как он и зашёл внутрь, данмер вновь осмотрелся и направился ко второму зданию. На пустоту и этого помещения он и не надеялся, поэтому сначала осторожно приоткрыл дверь, а потом, когда убедился, что поблизости никого, и сам зашёл туда.
Это помещение было отнюдь не так просторно как предыдущее – Амшегар попал в узкий коридор. Стены, пол, потолок – всё было сделано из серого камня. Не самое уютное место. Но, для бандитов или контрабандистов – самое то, что надо. Похоже, длинный закольцованный коридор огибал всё здание по периметру, а помещения располагались в центре.
Авантюрист прошёл немного налево и услышал приближающиеся шаги. Тут из-за поворота показался мускулистый зелёный орк, в одних меховых штанах и сапогах. В руках он нёс связку тяжёлого стального оружия – топоры и двуручные молоты. На легионера не похож. На воина Великого Дома тоже. Пришлось остановиться, замереть и прижаться к стенке, что б не быть задетым таким широким орком в таком узком коридоре. Довольно-таки быстро орк поравнялся с Амшегаром и прошёл мимо него, однако рукоять одного из топоров чуть не зацепила нашего героя.
– Эй, Ушат! – послышался мужской голос с другого конца коридора. – Ну что так долго? Ты закончил?
К орку приблизился колоритного вида данмер средних лет, почти лысый, только пучок седых волос, собранных в хвост торчал на макушке. Ну и причесон… – подумал Амшегар. Одет он был в хитиновую броню, и, судя по тону, занимал тут одно из ключевых мест.
– Да босс, всё привёл в порядок, как вы и просили, – ответил орк.
– Хорошо. Теперь идём, надо подготовить завтрашний рейд, у меня есть ещё несколько комплектов доспехов.
Они вместе пошли в ту же сторону, куда орк шёл первоначально, а притаившийся Амшегар успел услышать ещё несколько фраз:
– Так а меня возьмёте с собой, а босс?
– Нет, ты останешься тут.
– Ну а куда вы завтра пойдёте?
– Не твоего ума дело, ты занимаешься только снаряжением…

Хм… Оружие, доспехи, рейд!.. Куда я попал? Логово бандитов, не иначе, – пронеслось в голове авантюриста.
Орк и данмер, который, судя по всему, являлся главарём банды, скрылись за поворотом, и Амшегар уже хотел было продолжить свой путь, но тут заметил, что вновь обретает свой обычный вид. Эффект зелья проходил. Теперь по крепости шлялся не невидимка, а полупрозрачный призрак, но и этот остаточный эффект таял на глазах. Более того, впереди, за поворотом опять послышались чьи-то шаги! Данмер призвал меч и ускоренно зашагал по коридору. По правую сторону от него, не доходя до поворота, виднелся проход. Что бы не попасться на глаза очередному бандиту, нужно было идти быстро и в то же время, бесшумно. Некто почти дошёл до поворота, но Амшегар, почти бегущий на носочках, и в то же время готовый порубать всё, что окажется у него на пути, всё же успел юркнуть в проход незамеченным. Сразу же перед ним оказалась дверь, которая, к счастью, была не заперта. Теперь уже полностью видимый герой бесшумно открыл дверь и просочился внутрь, так же тихо закрыв её за собой. Шаги были слышны прямо за дверью, но потом начали удаляться.
Уф… Повезло, – с облегчением вздохнул он.




Глава XXXVII: Классический сценарий

Перед Амшегаром была небольшая лестница наверх. Похоже, ему попалась именно та дверь, которая вела на второй этаж крепости. И вновь такой же закольцованный коридор. Данмер осторожно выглянул за правый угол – никого, потом за левый – тут коридор сразу же поворачивал налево. Значит, туда и пойдём – решил он. Здесь к коридору было добавлено расширение в форме полукруга диаметром в несколько метров. По ящикам, мешкам и бочкам, расположенным здесь, авантюрист мог судить, что это небольшой склад. И, конечно же, он приступил к обыску их содержимого, периодически поглядывая, не идёт ли кто. В мешках и бочках была провизия, которая героя мало интересовала, а вот в ящиках его ждали вещи куда более интересные. Бутылки с зельями, дорогие спиртные напитки, магические свитки…
Контрабандисты, сомнений нет. Добыча обещала быть весьма богатой. Так, ну с пойлом всё понятно, а что это за зелья и свитки? – Амшегар приступил к детальному осмотру найденных вещей.
В процессе ревизии было обнаружено: зелье левитации (хороший эффект, его полезность уже была подтверждена), 3 бутылки флина (владельцы таверн должны будут хорошо заплатить за это), 2 зелья лечения недугов (пригодится в дальних странствиях или на продажу, если разберусь с аналогичным заклинанием), пяток эликсиров снятия проклятий и восстановления способностей (Шигорат знает, на что они нужны, остаётся надеяться, алхимики это купят), ещё флин (нужен отдельный мешок, чтобы всё это унести), киродиилика, 3 штуки (точно нужен), жучиный мускус Телванни (во имя Азуры, что это???). Так, теперь свитки… 3 Взлома замков Ондузи (отлично!), Закрытие замков (ну надо же, и такое есть!), 2 Подпитки камней Фригии (а это, похоже, заклинание ловли душ), 2 Полных восстановления, 4 Повышения способностей…
Всё это если и не пригодится мне, то точно добавит звона в моём кошельке, кода я вернусь в Балмору – решил он, рассовывая свитки по карманам, так, чтобы можно было быстро достать и использовать в нужный момент.
– Эй! Что это ты тут делаешь? – данмер услышал явно недоброжелательный женский голос справа от себя.
Амшегар, увлёкшийся разбором контрабанды и совсем позабывший об осторожности, медленно повернул голову, а его рука плавно легла на рукоять Демона. Окликнувшей его была тёмная эльфийка в нетчевой куртке с обнажённым коротким мечом. Оружие её было сильно покоцано, и своим видом она совершенно не внушала опасности.
– Так, так, так… – продолжила она, подходя к незнакомцу ближе.  – Авон не предупреждал, что будет набирать ещё новеньких, так что же ты тогда забыл на нашем складе, и кто ты вообще такой?
– Хе, – то ли оскалился, то ли улыбнулся данмер. – Я просто зашёл посмотреть.
– А! Так значит ты действительно не из нашей команды! Посмотреть?! Это место разве похоже на музей? Эй, Тельваму! – крикнула она.
Только сейчас Амшегар понял, как же он сильно сглупил: он проник сюда без лишнего шума и копался в складском хламе так, как будто находится у себя дома, а потому вполне мог сойти за своего. Кто знает, как бы тогда повернулись его приключения в крепости Хлормарен… Но он не воспользовался этим шансом и теперь всё наверняка пойдёт по «классическому» сценарию. Из комнаты, откуда вышла первая данмерка, теперь появилась и вторая, тоже в нетчевой броне, за поясом у неё висел такой же убогий короткий мечик.
– О, Мельсу, а это ещё кто? – спросила вторая данмерка, которая, по-видимому, и была Тельваму.
– Копался тут, на складе, говорит, с улицы зашёл – посмотреть! – ввела её в курс дела первая.
– Что, ещё один так называемый «искатель приключений»? – усмехнулась Тельваму.
– Похоже на то, но этот какой-то странный…
– А что, были ещё? – вмешался в их разговор виновник происходящего, Амшегар.
– Да, позавчера приходили тут двое. Ну, одного пристрелили сразу…
–  А второй живучий оказался… – перебила её подруга.
– …Но Мевену это только на руку, – опять встряла первая. – Он таких любит… – зловеще улыбнулась она.
– И что было потом? – всё так же улыбаясь, спросил Амшегар.
– А потом… трупы в болото и дело с концом. Но, впрочем, ты сам скоро всё узнаешь, хе-хе, – хихикнула вторая бандитка и вынула из-за пояса меч.
– Ну что ж, вперёд, не терпится узнать, как там, на дне болота, – съязвил Амшегар, но всё ещё не призывал меч. Теперь главное, чтобы они не подняли шум, и мне не пришлось сражаться со всей крепостью… – думал он. – Так что сделать всё нужно быстро.
– Так ты даже не будешь пытаться убежать или хотя бы жалобно попросить нас тебя отпустить?
– Неа.
– И правильно, – утвердительно кивнула головой Мельсу. – Бежать бесполезно. Хоть я и не знаю, как тебе удалось прокрасться мимо нас всех и зайти аж на второй этаж, я точно уверена, что так же незаметно убегать у тебя вряд ли получится.
– Да и умолять нас бессмысленно, – добавила Тельваму. – Хотя, если сдашься сейчас, можешь попытаться договориться с Мевеном, ха-ха-ха, может, получится! – сквозь смех проговорила она.
– Думаю, с вашим Мевеном я встречусь чуть попозже, а сейчас, нападайте, посмотрим, что противопоставят мне две дряхлые старухи, – авантюрист встал в боевую стойку и приготовился к сражению, однако всё так же держал руку на рукояти катаны.
Последнее слово, сказанное нашим героем, явно вывело двух данмерок, весьма далёких от положения старух (по эльфийским, конечно же, меркам), из себя, что означало завершение «переговоров» и переход к активному действу.
– Боюсь, сопляк, ты уже ни с кем больше не встретиться, – гневно сказала Мельсу, и обе данмерки начали приближаться к Амшегару, готовясь атаковать.
Подойдя на достаточное расстояние, Мельсу бросилась на Амшегара, и в этот момент он резко выбросил правую руку вперёд. Процесс материализации Духа Меча завершился, когда он уже был в теле нападавшей. Амшегар немного не рассчитал время создания меча, но всё же результат был налицо: эльфийка получила смертельное ранение в грудь. Вторая данмерка была шокирована произошедшим: во-первых, её подруга, только что стоявшая рядом и весело шутившая, теперь доживала свои последние секунды, а во-вторых, «очередной искатель приключений» оказался крайне опасным противником, способным убивать людей в мгновение ока! Однако она быстро пришла в себя и, воспользовавшись моментом, пока клинок Амшегара ещё находился в теле Мельсу, сделала быстрый замах для атаки. Но реакция данмера была быстрее, а оружие длиннее и легче – ему почти не понадобилось времени, чтобы двумя скорейшими движениями вынуть меч и чиркнуть им по шее второй данмерки. Обе женщины, одна с разорванным горлом, из которого хлестала кровь, вторая – с дырой в груди, синхронно рухнули на каменный пол.
– Мило побеседовали, – вздохнул герой.
Амшегар обыскал тела погибших. У одной в кармане было найдено 15 золотых, у второй чуть больше – 17 и простенькая отмычка. Если это – их зарплата, то выплачена она абсолютно справедливо, – рассудил авантюрист, пересыпая дрейки в свой кошель.
– Какого дьявола ты тут делаешь?!! – он услышал позади себя пронзительный женский голос, более похожий на визг скального наездника.
– Обыскиваю трупы, не видишь что ли? – раздражённо бросил данмер, оглянувшись на своего нового оппонента. Им оказалась довольно таки высокая для своей расы босмерка в лёгких меховых доспехах, с длинным деревянным шестом со стальными увесистыми набалдашниками на концах – Амшегар почему-то автоматически примечал во врагах то, что представляло наибольшую опасность.
– Я убью тебя, скотина! – пронзительно выкрикнула босмерка и ринулась на данмера.
А вот это был уже более серьёзный противник – напала сразу, застигнув ещё не поднявшегося на ноги данмера врасплох. Босмерка хотела было разнести стальной оконечностью посоха голову нашему герою, но он вовремя подставил под удар Дух Меча, добавив ему энергии из Демона. Однако на этом воинственная эльфийка не остановилась – она атаковала с неистовой скоростью и силой и несколько раз больно стукнула Амшегара по ногам, но не критически, благодаря доспехам.
– Пора тебе немного остыть! – крикнул данмер и швырнул в неё наскоро созданным леденящим сгустком магии.
Заклинание было слабым и не нанесло босмерке ощутимого урона, но она отступила и инициатива атаки была перехвачена. Амшегар злобно улыбнулся и бросился в атаку. Теперь отбивалась лесная эльфийка, но долго её это делать не пришлось. Даэдрический меч с лёгкостью перерубил подставленный под удар посох пополам и прошёлся по его обладательнице, разрезая доспехи и плоть как масло. Второй, колющий удар стал для неё фатальным.
Что за чудо это даэдрическое оружие! Оно разверзает и сокрушает всё: кожу, кольчуги, кости, сталь… Даже эбонит не устоит перед его натиском! Ну а какие-то второсортные меховые доспехи вообще не являются для него преградой. До чего же легко им сеять смерть направо и налево, совершенно не встречая сопротивления! Не зря, ох не зря, создавая эту катану, мастер назвал её Демоном. Амшегар совершено не жалел, что отдал за неё мешок отличного эбонита.
28 золотых. Именно столько денег перешло в собственность нашего героя после обшаривания карманов умершей. Это совершенно новый уровень бандитских кадров! – осознал он. – Но что же будет дальше?
Теперь данмер прислушивался к окружению, не бежит ли кто на звуки боя? Вроде бы нет. Значит, можно смело обыскивать комнату, откуда пришла весёлая парочка.
Интересный архитектурный стиль у этих старинных данмерских крепостей. Комната, куда вошёл Амшегар, разделялась на четыре части с помощью каменных стен, но за счёт широких арок без дверей пространство сохраняло своё единство. Это, судя по всему, была спальня. Точнее казарма, если брать в расчёт военные времена. Несколько двухъярусных кроватей, гамаки и лежанки, все они пока что пустовали, но, учитывая позднее время, сюда скоро должны будут прийти многие, если не все, обитатели крепости. В любом случае действовать нужно было быстро, трупы в коридоре мог увидеть кто угодно, а убирать их в укромное место смысла не было – уж слишком много крови пролилось на пол.
Помимо спальных мест здесь были шкафы с вещами и сундуки, тоже набитые всевозможными тряпками. Два сундука, однако, привлекли повышенное внимание Амшегара. К одному была приклеена бумажка с надписью «Медикаменты». Оттуда данмер извлёк пару бинтов, а также несколько восстанавливающих и укрепляющих здоровье пузырей. На крышке второго же сундука лежал просто сверкающий от магической силы свиток и бутылка с эликсиром. Эликсир был Водным дыханием, а вот точное назначение свитка Амшегар определить не мог. Название «Воздушная Нога» и сильное фиолетово-зелёное сияние наталкивало на мысль: это мощная левитация плюс что-то из школы Иллюзий. И свиток и зелье были заботливо припрятаны в рюкзак. В самом же сундуке лежали ботинки и рваные носки. Больше ничего ценного в комнате обнаружено не было, и данмер поспешил её покинуть.
За поворотом его ждал длинный пустой коридор без ответвлений. Авантюрист шёл вперёд, прислушиваясь к каждому звуку. Подходя к очередному повороту, он услышал шорох за стеной. Потом его слух уловил и голоса людей. Как он и предполагал, сразу за поворотом оказался проход в ещё одну небольшую комнатку, меньше предыдущей, но так же разделённую каменными перегородками. В комнате царил жуткий бардак. Перевёрнутые полки, столы, вскрытые ящики, разбросанная по полу утварь… Похоже, это был ещё один контрабандный склад. Три тёмных эльфийки копались во всём этом хламе, пытаясь привести помещение в божеский вид.
Это что, банда женщин-головорезов?.. Куда же я попал? – ужаснулся в своих мыслях Амшегар.
Женщины в этот момент стояли к нему спиной и не видели, как он прокрался мимо них – сражаться сразу против троих ему не сильно хотелось, ну а склад посетить можно будет потом. Сейчас же нужно было обойти весь этаж и убедиться, что шухер не поднят.
Последний поворот был преодолён, и Амшегар очутился в том коридоре, куда он зашёл в самом начале путешествия по второму этажу Хлормарена. Здесь было два ответвления. Первая комната, по-видимому, являвшаяся жилой, пустовала. Из двух сундуков Амшегар изъял несколько десятков золотых, а со стола прихватил восстанавливающее зелье и свиток, тоже зачарованный на восполнение жизненных сил. Во второй комнате было найдено ещё несколько зелий, пара зачарованных стрел и тяжёлый кошель с деньгами, точно больше сотни септимов. Далее следовали две лестницы одна за другой: на крышу и на первый этаж. Теперь герой обошёл весь периметр. Он уже хотел подняться на крышу и сказать тому лучнику и магу всё, что он о них думает, но не тут-то было. Из-за поворота, где состоялась стычка бандитов с нашим героем, появились двое: тёмная эльфийка в кожаной броне и низенький лесной эльф в меховой куртке. Оба держали в руках оружие, данмерка – блестящий короткий меч, а босмер – стальной двулезвийный топор, явно не подходящий ему по размеру. Шагали они быстро и были весьма чем-то встревожены. Впрочем, Амшегар догадывался, чем.
– ...Быстро зови всех, а я поищу убийцу! – выходя из-за поворота, взволнованно сказал своей спутнице босмер.
Долго ему искать не пришлось. Двое вооружённых людей и один не менее вооружённый Амшегар столкнулись лицом к лицу в узком каменном проходе…
Если мирные переговоры и дожны будут когда-нибудь победить насилие, то точно не в этот раз.
М'Айк-Лжец
Глава XXXVIII: Искусство боевой магии

Несколько секунд молчания и оценивания ситуации обеими сторонами быстро прошли. Тёмная эльфийка сверкнула сталью клинка и стремительно бросилась на Амшегара, готовясь нанести колющий удар, но данмер вовремя отбил её короткий меч и остановил атаку. Но на этом она не остановилась: ловко оттолкнувшись от стены, бандитка юркнула герою за спину, в то же время, попытавшись полосонуть его мечём, но безуспешно – Амшегар рефлекторно подставил под удар Дух Меча и парировал её атаку. Однако теперь он был окружён с обеих сторон. Из сложившейся ситуации надо было как-то выкручиваться. Босмер злобно улыбнулся и уже было приготовился пустить в ход топор, но авантюрист гораздо быстрее пустил в ход магию и наградил лесного эльфа парой огненных вспышек. А потом развернулся и с размаху ударил мечём по эльфийке. От этого удара она легко отскочила, и клинок с огромной скоростью врубился в стену, в каменную крошку разбив пару кирпичей. Смекнув, что мечик-то у непрошенного гостя совсем не простой, а на месте стенки оказаться ей ой как не хочется, данмерка отступила назад ещё на несколько шагов.
– Зови подмогу, я его задержу! – проорал босмер. Он закрывался топором и, по-видимому, был не очень рад магическому «подарку» Амшегара.
– Но… может быть, вдвоём мы справимся! – быстро ответила та.
– Нет! Беги, быстрее!
Эльфийка попятилась назад, всё также смотря на Амшегара, пока не дошла до лестницы, а потом стремительно умчалась вниз.
Теперь нашему герою нужно было действовать крайне быстро! Сначала обезвредить босмера, а потом на крышу.
– Честно говоря, на секунду я даже подумал, что у вас есть шанс на победу, – усмехнулся данмер. – Но не теперь, это уж точно! – он хотел было вновь атаковать магией, но тут и лесной эльф решил погеройствовать, о чём вскоре пожалел.
– Сейчас посмотрим, у кого тут есть шанс! – крикнул он, сделав быстрый размах топором.
И откуда в нём столько сил? – удивился Амшегар. – Впрочем, не важно, его тяжёлая секира ничто против моего меча!
Он легко отскочил от рубящего удара босмера, и тут же резанул его по ноге. К великому сожалению Амшегара, никаких отрубленных конечностей не было – длины меча хватило только на небольшой порез, но всё же, и это неплохо. Лесной эльф покривился от боли и со злости рубанул по противнику, надеясь перерубить его пополам, но попал лишь в стену. Авантюрист просто сделал шаг назад, а потом резко опустил меч злобному бандиту прямо на плечо. Опустил так, что тот взвизгнул, а окровавленная левая рука, надо сказать, совсем не защищённая доспехом, выпустила оружие и повисла, не в силах более ничего сделать. Осознав, что держа огромную секиру в одной правой руке, нормально не повоевать, лесной эльф бросил в сторону одержавшего победу Амшегара злой взгляд, отшвырнул теперь уже бесполезный топор и бросился наутёк по коридору. Тратить время на догонялки с раненым бандитом, который толком уже никак не сможет ему навредить, Амшегар не стал. Но всё же метнул в спину убегающему врагу электрический заряд.
Да, босмер явно переоценил свои силы (или недооценил силы нашего героя), послав данмерку за подмогой, что чуть не стоило ему жизни. Однако стратегическую победу он всё же одержал – теперь уже наверняка на второй этаж бежала дюжина озлобленных вооружённых ребят (и одновременно разогретых мыслью о том, что прибыль от последующих злодейств будет поделена на меньшее количество людей).
Данмер поспешил к лестнице на крышу. За первой дверью его сразу же ожидала вторая, судя по всему, ведущая уже на свежий воздух. Но Амшегар не спешил покидать своё убежище. В его голове вертелся тот огромный ком огня, который был запущен в него неким боевым магом и спалил полдерева. Да к тому же ему точно придётся иметь душевную беседу и с зорким лучником, который его засёк. Всё, в принципе, было нормально, однако, ситуацию осложняло то, что по пятам за Амшегаром гнался весь первый этаж бандитской крепости, и, если вся тамошняя орава вылезет на крышу, то… Но то, что было бы в этом случае Амшегару додумывать не пришлось – как раз в этот момент в его голове созрел хитроумный план!
Данмер быстро расстегнул рюкзак и достал найденный на складе свиток.
– Посмотрим, на что годится магия запирания замков!
Этот эффект из Имперской школы Изменения – ни что иное, как противоположность куда более знаменитого эффекта той же школы – «Открытия». И принцип действия у них, естественно, один. Спросите, каким таким чудесным образом заклинание распознаёт механизм замка и выполняет точно определённые действия по его закрытию или взлому? Ну, разумеется, это волшебство. Впрочем, этому феномену есть более внятное объяснение. Творя подобное заклятье, волшебник, конечно же, ни с какой стороны не интересуется внутренним устройством замочной скважины – это удел воров, ловко орудующих отмычкой. Главные же инструменты мага – его воля и ум. Сила духа даёт заклинателю необходимую энергию, а его разум эту энергию структурирует. Маг преследует одну цель – видеть замок открытым, он создаёт в своей голове фантом, образ желаемого результата и заменяет им информационную модель реального закрытого замка. Главное – представить, почувствовать свободу и разрушение всех преград… Ну а дальше дело магии. Сложностью замкового механизма займётся пожертвованная магом энергия – на хитрые мудрёные замки её потребуется много. Всё то же самое, только наоборот, с заклинаием «Закрытие».
Но попрактиковаться в магии нашему герою так и не пришлось – всё сделал за него зачарователь, создавший этот свиток. Амшегару оставалось надеяться, что его силы будет достаточно. Данмер прочёл руны и использовал заклинание на замке двери, через которую он только что прошёл. Свиток истлел, а из замочной скважины послышались щелчки и скрежет. Всё длилось несколько секунд, потом замок затих. Амшегар попробовал открыть дверь – заклинило наглухо. Это хорошо. Но не откроют ли бандиты эту дверь с помощью ключа, которым они наверняка располагают?
Однако, надо заметить, опасения Амшегара были излишни. Свиток попался весьма сильный, а значит, произойти должен был «побочный эффект» заклинания Запирания (он и для Открытия характерен) – поломка механизма замка. Как известно, магу важен только конечный результат. А вот то, как он будет претворён в жизнь – дело десятое. Движущие силы внутри замка могут быть настолько сильны и хаотичны, что его механизм отправляется прямиком в Обливион, но результат будет достигнут. Частенько замки, пострадавшие от опытных воров, не гнушающихся использовать в своём преступном ремесле и магические средства, приходится чинить, так как без этого они уже ни на что не годятся. Ну а запертые таким способом механизмы можно вновь открыть, применив разве что ещё более сильное анти-заклинание. Но вернёмся к нашему герою, захватчику крепостей.
Данмер потушил факелы, служащие единственным источником света в этом помещении. Потом дверь тихо отворилась, и лунный свет озарил даэдрику клинка притаившегося Амшегара, не спешившего выходить наружу, но задумавшего хитрый план… Который уже через несколько секунд стал претворяться в жизнь: молодой данмер в хитиновой броне, со смешным рыжим ирокезом на голове (коренные жители Морроувинда не уставали поражать Амшегара своими причёсками), движимый любопытством, кто же это там дверь открыл, а выходить – не выходит, появился в дверях. Разумеется, не настороже, держа лук за спиной, ничего не подозревающий об опасности, в которой находится он, да и вся крепость.
– Ну здравствуй, лукарь, – раздался голос авантюриста из полумрака. – Вот мы и встретились.
Он сотворил вспышку и зажёг один из факелов. Теперь стрелок мог хорошо рассмотреть того, кто к нему пожаловал.
– Ты… ты, это тебя я видел на болоте! Белые сапоги! – со страхом пролепетал тёмный эльф, косясь то на самого Амшегара, то на его ботинки.
– Да, очень толковая обувь – и лёгкие и ни где не жмут, – как ни в чём не бывало, заявил герой. – Правда, у них всё же есть один недостаток... Я предпочитаю чёрный цвет!
С этими словами данмер сделал быстрый шаг вперёд и стремительным ударом выбил из рук защитника крепости его лук, который тот поспешно достал секундой ранее.
– А вот этого делать не надо, – улыбнулся он. – Так ведь можно и пристрелить кого-нибудь.
– Ааа!!! Сюда!!! – в ужасе вскричал несостоявшийся лучник и выхватил из-за пояса кинжал.
– Попробуй лучше вот этим! – Амшегар сделал ещё пару быстрых шагов вперёд и Дух Меча, с лёгкостью пробив хитиновый панцирь, пронзил лучника насквозь.
– Упс, немножко не туда… ну ладно, с кем ни бывает? – беззаботно сказал Амшегар и выпустил клинок из рук, который тут же разматериализовался.
Бандит выронил кинжал и, истекая кровью, попятился назад.
Так, лучник нейтрализован, теперь остался маг. Боевой маг с весьма мощным арсеналом красочных заклинаний… Который наверняка уже готовится его применить. Ну что ж, это мой ни первый, ни последний маг, справлюсь – решил захватчик. Он снял и отбросил в сторону свои лук и щит – теперь они были ему ни к чему, ведь рядом валялось другое оружие, любезно переданное нашему герою в пользование добрым бандитом-лучником – стальной, куда более мощный, нежели простой деревянный, длинный лук. Прошлый же его обладатель поспешил в бессилии свалиться на крышу, и тут Амшегар заметил, как магическим блеском сверкнули стрелы у него за спиной. Можно было действовать.
Схватив лук, он вылетел из своего укрытия и чуть не столкнулся с огненным шаром, летящим в него откуда-то слева. Но ему повезло: боевой маг взял цель слишком высоко, и шар пролетел над его головой. Данмер достиг уже мёртвого лучника и ловким движением снял с него колчан сверкающих зачарованных стрел. Ему очень хотелось покопаться у бандита в карманах, но ему помешали: ещё один шар, на этот раз больше, взорвался прямо у него под ногами. Амшегар успел отпрыгнуть, но это его не спасло, он оказался полностью в сфере бушующего пламени. Точнее, не спасло БЫ. Если бы его вновь не выручила способность поглощать магию. Но вот доспехи слегка поджарились. Через секунду огонь развеялся, и противники смогли разглядеть друг друга получше.
Тёмная эльфийка в синей мантии, с жёлто-оранжевым копьём в руках, явно не в лучшем расположении духа – вот кто оказался источником новой порции бед для нашего героя.
– Кто ты такой, Малакат подери!? – прокричала она. – И что ты тут делаешь?!
А то ж не понятно! – усмехнулся про себя Амшегар. На этот раз он ничего не ответил. Только улыбнулся, достал магическую стрелу и начал натягивать тетиву. Боевая магичка тоже не стала терять времени даром: она взмахнула своим оружием, которое заискрилось белым светом, а на его острие начали образовываться разряды электричества. Секунду спустя в данмерку полетела стрела, а в Амшегара шаровая молния. Оба увернулись. И оба продолжали атаковать, сокращая дистанцию. Эльфийка колдовала быстрее, чем стрелял Амшегар, именно колдовала – копьё (которое оказалось вовсе не копьём, а изящной алебардой) служило лишь для придания заряду высокой скорости и направления. Но ей самой пришлось всё время отходить от стрел, поэтому точность её магии страдала, что давало возможность Амшегару легко уворачиваться от молний. Смекнув, что тактику надо менять, магичка перешла на бег и приблизилась к данмеру на расстояние пяти-шести метров.
– Глупая! – усмехнулся авантюрист, готовясь выстрелить. – Теперь-то я точно не промахнусь!
Данмерка только улыбнулась. Стрела свистнула и попала точно в её грудь, но… отскочила, ударившись обо что-то очень твёрдое и прочное.
– Сам ты глупец! – сказала она в ответ на недоумённый взгляд Амшегара. – Быть боевым магом это не просто метать огонь и молнии, это, прежде всего, продуманная тактика и точный расчет!
– Угу, сейчас проверим, какой у тебя расчёт, а заодно – крепок ли твой лоб так же, как и твоя броня, – улыбнулся данмер и достал новую стрелу.
– Эх, такую мантию испортил… – как будто не обратив внимания на новую попытку Амшегара пристрелить её, сказала магичка. – Ну да ладно, зашью… Труп! Убить!
Данмер только и успел услышать за своей спиной хрип и тяжёлое дыхание невесть кого, как был сражён с ног мощным ударом. Он отлетел на несколько метров, но смог быстро подняться и разглядеть огромный кусок мяса, отдалённо напоминающий человека, с торчащими наружу костями и безобразными швами, в полтора своих роста, и в не очень хорошем настроении. Ходячий труп, так тихо и незаметно призванный прямо за спину нашего героя, теперь был готов разорвать его в клочья. Но не это было самое страшное. Магичка перехватила алебарду в левую руку, но секундой позже в её правой руке оказалась огромная призванная секира! Амшегар хорошо запомнил, как легко его призванный меч разрезал доспехи и повергал врагов с одного удара, и разумно рассудил, что в ближний бой против этой колдуньи вступать никак нельзя. Пришлось быстро убегать за пристройку, откуда он выбрался на крышу (Ещё здесь, на другом её конце, располагалось небольшое круглое здание, наподобие хижины, только из камня). Тяжёлые доспехи замедляли данмерку, и ей Амшегара было не догнать, но вот труп оказался на удивление резв и быстр! Данмер дважды попал в нежить, и на месте попаданий мясо монстра обледенело – сразу стал ясен эффект стрел. Однако ни холод, ни сам металл не произвёл на врага никакого негативного эффекта, но, впрочем, у Амшегара было средство получше. Герой призвал Дух Меча, подбежал к трупу, пригнулся от удара его здоровенной лапы и отрубил ему левую ногу по щиколотку. Ходячий труп утратил актуальность своего названия и рухнул на пол. Но это ничуть не смутило призывательницу: один взмах рукой, и первый труп растворился в воздухе, а на его месте возник новый, совершенно «здоровый». Если так можно было выразиться. Нежить тут же пошла на Амшегара в атаку, а данмерка решила зайти с другой стороны, чтобы он был полностью окружён. Увидев, что она замышляет, герой с разбегу рубанул трупа мечом, а сам побежал ко второй пристройке – туда, где для манёвра было гораздо больше места. Этим и воспользовалась колдунья. Она сотворила сгусток тёмно-бордово-красной энергии и направила его данмеру в спину. И эта магия достигла своей цели. Амшегар почувствовал, как его движения замедляются и становятся плавными… Ноги потяжелели, и бежать становилось всё труднее… Похоже, на этот раз его защита от заклинаний не сработала. Действительно, не может же всё время везти. Колдунья поняла, что находится в шаге от победы и приготовилась испепелить наглого гостя одним мощным заклинанием высокого радиуса действия. Амшегар понял, что не успеет добежать до укрытия, оставалось только уворачиваться, да ещё от трупа надо отбиваться, и всё в этом замедленном состоянии… Данмер уже полез было за свитком вмешательства, но им ему так и не пришлось воспользоваться – огненный сгусток уже взорвался, столкнувшись с крышей прямо рядом с ним. Труп сгорел на месте, а душа его отправилась в иные миры, а вот Амшегару ещё предстояло задержаться на Нирне. Поглощение заклинаний спасло его, но замедление всё ещё работало.
– Ладно, попробуем иные методы, – решительно сказала колдунья, перехватив секиру поудобнее.
Догадавшись, какие именно это будут методы, герой понял: нужно быстрее сваливать! Данмерка приближалась быстро, и удрать у него шансов не было, разве только, телепорт в город. Но… это был крайний случай. Амшегар достал из кармана флакон с зельем левитации. Хорошо хоть, его чудесную скорость глотания содержимого эликсиров это проклятие не повредило – она была по-прежнему на высоте, и через мгновение данмер уже взбирался по невидимой воздушной лестнице на крышу пристройки. Видя, как гость улетает ввысь, колдунья ускорилась и вновь пустила в ход длинную алебарду – если и получится достать Амшегара, то только этим, ведь зелий полёта у неё не было, как и заклинания. Но данмер всё же опередил её и алебарда с размаху чиркнула по камню.
– Слезай оттуда, несчастный трус! – орала магичка. – Слезай и сразись со мной!
Она не видела, что происходит наверху, но энергия у неё ещё была. Сконцентрировавшись, она смогла вызвать ещё одного ходячего боевого мертвеца прямо на крышу пристройки. Но Амшегар, к этому времени уже освободившийся от уз проклятия скорости, несколькими ударами клинка отправил нежить вниз, к её хозяйке. По кусочкам. А потом показался и сам, готовый выстрелить из лука. Но на этот раз он целился по ногам. И снова стрела отскочила от доспеха, скрывающегося у неё под мантией. Воспользовавшись моментом, эльфийка метнула в Амшегара ещё несколько боевых заклинаний, но безуспешно. Потом и сам данмер, под завязку наполненный энергией, начал швырять во врага, чем мог: огнём, молниями и морозом. Одно заклинание достигло своей цели, но сильного вреда не нанесло.
– Сейчас сюда придёт вся крепость и тогда тебе придёт конец! – зло крикнула магичка.
– Не дождёшься! Никто не придёт! Я запер входную дверь, ха-ха! – весело отозвался Амшегар, собирая силы для очередной магической атаки.
Обмен энергиями стихий длился ещё около минуты, пока силы данмерки не начали иссякать. Тогда-то она и совершила свою роковую ошибку – отбежала от стены к краю крыши, чтобы позвать подмогу. Внизу уже собралась толпа народу – бандиты гадали, что происходит наверху и чем всё закончится. И когда данмерка орала вниз о своём текущем положении дел, из засады выскочил наш Амшегар, в одной его руке горел шар пламени, в другой – сверкал сгусток холода, которые и были одновременно в неё запущены. Швырнув свои слабосильные заклинания, он быстро взял лук с уже приготовленной стрелой и выстрелил. От заклинаний она кое-как увернулась, а вот стрела всё-таки её поразила, и на этот раз незащищённую часть – лодыжку. Магический холод вызвал судорогу, которая свела её ногу, данмерка потеряла равновесие и упала с крыши, разбив себе голову о каменный навес над входом в крепость. Амшегар возликовал.
Он ловко спрыгнул с каменной пристройки и подошёл к краю крыши. Встретили его залпом стрел из коротеньких луков. Стреляли косо и непрофессионально, так что авантюристу даже не пришлось уворачиваться. Похоже, единственный опытный лучник здесь был тот тёмный эльф, что валяется ныне в луже собственной крови, – решил герой. Авантюрист ушёл из зоны видимости бандитов и прислушался. Кое-что из происходящего внизу ему удалось разобрать:
– Почему бы не пойти туда и не вмазать ему как следует?!
– Дверь, её напрочь заклинило!
– Это он что-то с ней сделал?
– Я не знаю, наверное…
– Надо попробовать свитком Отпирания!
– Бесполезно, уже пытались… не работает.
Значит, дверь они открыть так и не сумели… – обрадовался герой. – Хороший свиток, даже очень.
Вскоре Амшегар сосчитал весь «персонал» боевого форта. Это были девять данмеров, в том числе уже знакомые ему эльфийки со второго этажа, пять орков, два норда и две босмерки. Все были одеты в лёгкую броню из нетчевой кожи, хитина и меха, на некоторых были ещё и кольчуги. И все непрерывно изрыгали проклятия в его адрес. Был среди них и «главарь», но он вышел на улицу, только для того чтобы посмотреть на «захватчика», трезво оценить ситуацию и отдать приказы. Таковым приказом стало «Делайте что хотите, но чтоб через полчаса, когда я вернусь, тут лежал его труп!». С этими словами он ушёл в крепость.
Весело получилось! – подумал наш герой. Его жутко радовала сложившаяся ситуация: он находится в относительной безопасности, занимая отличное оборонное положение, а значит, у него уже есть преимущество. Но вот количественный перевес был явно на стороне противника. Впрочем, в любой момент Амшегар мог воспользоваться свитком телепортации, а пока можно было и повоевать. Но сначала нужно было обыскать дом, с крыши которого он оборонялся от колдуньи. По всей видимости, раз никто оттуда не выходит, значит, там никого нет.
Он зашёл внутрь. Посередине – огромная круглая подпорка, расширяющаяся к полу и к потолку. У стен – мебель. Интерьер был небогат: шкафчики, полки, пара лавок, маленький круглый столик и одна кровать. Ну и сундук у стенки. Внимание Амшегара привлекли только три вещи. Во-первых, горсть золотых на столике (ясно, что с ними произошло). Во-вторых, естественно, сундук, к несчастью, запертый (что в момент было исправлено с помощью свитка Отпирания замков). Сундук не особо порадовал Амшегара своим содержанием – всего около пятидесяти золотых и какой-то ключ. И, в-третьих, странный предмет, найденный на одной из полок. Небольшой гранёный продолговатый камень, тёмно-сиреневого цвета, с многочисленными беловатыми и розоватыми прослойками, сантиметров пять длиной. Возможно, он и не заинтересовал бы Амшегара, если бы не приклеенная к нему бумажка с надписью: «Андастрет». Точно такая же была на столбе в «волшебной комнате». Он подумал, что неплохо было бы вновь пойти туда и ещё раз взглянуть на те установки, но только когда он покончит с парой десятков проблем, стоящих внизу и лихорадочно придумывающих способ, как бы до него добраться. Ну, раз ничего интересного в домике больше нет, пора бы и навестить наших бандитов, – решил захватчик и вышел на улицу.

На этот раз стрелы летели куда более точно – луки вручили лесным эльфийкам, которые наверняка разбирались в стрелковом оружии получше остальных – и Амшегару пришлось быстро отступать. Но через минуту, когда он появился на другом конце крыши и сам начал кидать боевые заклинания и стрелять из лука, бежать пришлось уже бандитам. Одного норда ему всё-таки удалось ранить. Его унесли в крепость (как и труп неудачливой магички). Так же было видно: людей здесь стало меньше, чем в прошлый раз.
Ночной бой продолжался. Амшегар сделал ещё несколько вылазок, но они уже не были так успешны. Пора было разрабатывать иной план… Но бандиты оказались первыми. Дверь внизу открылась, и из неё выбежали двое данмеров.
– Уф! Всю крепость обыскали, но нашли! – радостно сказал один из них.
– Нашли, но только одну бутылку, – заметил другой.
– Ну так что, уже решили, кто полетит?
– Шигорат вас всех дери… – ругнулся Амшегар.



Глава XXXIX: В осаде

Так кто же полетит? Где этот самоубийца? – герой приготовился встречать летуна с распростёртыми объятиями – если уж они и раздобыли зелье полёта, лёгкой победы им это никак не обеспечит. Хотя… если они додумаются поднять в воздух нескольких…
– А может выпьем зелье все вместе и порвём его в клочья? – во всеуслышание предложил нордлинг внизу.
Ну вот, они читают мои мысли... – подумал Амшегар.
– Да тут его и так мало, – отозвался другой бандит. – На всех не хватит. Максимум на двоих. Хм… даже не знаю, что рискованнее: отправить одного к этому психу, или двух, но с вероятностью, что они вообще никуда не долетят. Кто-нибудь уже пробовал на себе подобное?
«Я – нет», «И я тоже», «Нет, никогда…» – послышалось в толпе.
Как оказалось, никто из этих ребят в жизни не пребывал в состоянии левитации. Ну что ж, значит пришло время кровавой учёбы. Амшегар воспользовался моментом и вновь показался на краю крыши, пуская стрелы в бандитов, как будто забывших о враге.
– Думайте быстрее! – проорал он. – Не терпится пришить вас всех!
– Так спускайся вниз и попробуй хоть одного! – был ему ответ.
– Значит так, взобраться туда надо быстро, нам нужен кто-то ловкий! – сказал данмер, который принёс зелье, и бросил взгляд на лесную эльфийку с луком.
– Но у него лук и Шигорат знает, что ещё! Всё-таки он убил нашего мага! Нам нужен кто-нибудь сильный и выносливый, кто-то, кто, взобравшись туда, сможет его одолеть! – высказала своё мнение та и посмотрела на здорового орка-верзилу, поглаживающего свою огромную секиру (Не понятно, зачем она ему была сейчас нужна, возможно, она добавляла ему спокойствия, просто находясь в его руках).
– Хы-хы! – улыбнулся орк, обнажив свои жёлтые клыки. – А что, пойду и порубаю его в капусту, скажите только, что делать, как я туда попаду? – Он сделал непонимающее лицо.
– Мда… – данмер, занимающийся организацией убийства Амшегара, был весьма озадачен: с одной стороны, доброволец был найден, с другой – он не блистал умом и сообразительностью и мог легко провалить задание, где помимо силы нужна была ещё и хитрость. – Ты вообще слушал, что мы тут обсуждаем последние несколько минут? Тебе надо выпить зелье, и тогда ты взлетишь на крышу!
– А! Кажется, я понял! – воскликнул орк и взял склянку у данмера.
– Только не пей всё, тебя будет прикрывать… – бандит прервался на полуслове, округлив глаза от увиденного зрелища: его коллега-орк набрал в рот магическую жижу и тут же схаркнул её на пол.
– Аа… гадость! – поморщился он. – У вас нет ничего другого, что не так похоже на гуарью мочу?!
– ТЫ ИДИОТ!! – заорал на него данмер. – Это единственное зелье левитации, которое у нас есть, а ты его… выплюнул! Зелёный придурок! Там осталось что-нибудь?
– Э-э-э… да… – виновато произнёс орк. – На дне есть чуть-чуть… – до него дошло, что никто его прикрывать уже не будет.
– Так глотай! – резко сказал эльф. – И молись, чтобы оно сработало!
Бандит быстро вылил в рот остатки содержимого бутылки и проглотил. Амшегар на крыше тайком наблюдал за происходящим. Несмотря на небольшую дозу, зелье дало незамедлительный эффект: орк оторвался от земли и начал парить в воздухе. Похоже, бандиты действительно могли отправить ввысь несколько людей, и нашему герою вновь чертовски повезло.
– Вот это да! Я лечу!! – возрадовался парящий громила.
– Да, да, замечательно, – уже более спокойным голосом сказал данмер. – Но не теряй времени! Того, что ты выпил, надолго не хватит, так что, давай… лети… хоть я и не знаю, как ты это там делаешь, но Мехрун Дагон тебя подери, если ты не успеешь! Дотрувиэль, Бауриль, эльфы косоглазые! Внимание, прикрывайте! Если этот ублюдок попытается остановить Нага в ближнем бою – пристрелите его!
Две лесные эльфийки, услышав эту команду, заняли свои позиции и приготовились стрелять в случае чего.
Экипированный кольчужной вперемешку с меховой бронёй и стальной секирой орк, уже порядком освоившийся в небе, медленно плыл к крыше. И как только его голова открылась взору Амшегара, в неё почти в упор полетела стрела. Если подойти слишком близко, можно нарваться на стрелы противника, если стрелять издалека – можно легко промахнуться. А ещё можно стрелять с близкого расстояния из положения сидя: так и точность выше, и лучники не видят. Тактика, хитрость и больше ничего. Так Амшегар и поступил, но… всё равно не попал, куда целился: стрела вместо глаза воткнулась в плечо орка, пробив меховой наплечник. Тот начал ругаться, на чём свет стоит, порываясь убить захватчика, и всё-таки смог ступить на крышу. Однако вторая стрела, вонзившаяся ему в живот, миновав кольчугу, ослабила его боевой настрой. Самое комичное в этой ситуации было то, что зелье полёта продолжало своё действие! Дважды раненый орк касался ногами твёрдой поверхности и вновь взлетал и парил над крышей! Естественно, сражаться в таком состоянии было крайне сложно. Поняв, что проигрывает, бандит двинулся назад, но Амшегар приготовил для него «прощальный подарок». Резко встав и призвав меч, он подбежал к летуну и рубанул его торс по диагонали, а потом быстро отпрыгнул назад, избегая залпа стрел. Орк же, уже в полубредовом состоянии чуть не прилёг на воздух и продолжал улетать вдаль от смертельно опасной крыши, набирая высоту. Презабавное, как показалось Амшегару, зрелище. И верно: когда ещё посчастливится лицезреть летучего варвара с огромным топором, да ещё и в попытке удрать? Движение в состоянии левитации не требует от человека больших усилий, достаточно только силы мысли, желания передвижения и придания направления телом. Орк убирался от крыши прочь, и это сейчас было для него главным. Его мало волновало, что он устремляется ввысь, а эффект зелья вот-вот закончится. Впрочем, этот момент уже наступил. Бандиты внизу с ужасом наблюдали стремительное падение, а у Амшегара возникло чувство дежавю. Где-то он уже такое видел… Ах да, Тархиель, которого подвели экспериментальные свитки. Когда орк достиг земли, в нём что-то хрустнуло. Что самое интересное, получив две стрелы, огромную рану через весь корпус, да ещё и перелом, он остался жив! Хрипя и стеная, однако, по-прежнему не выпуская свой топор из рук, он был отволочен двумя подбежавшими бандитами в крепость.
– Так будет с каждым! – послышалась злая усмешка с крыши.
– Вот гад! – воскликнула лучница.
– Не-ет… – протянул данмер-бандит, – это этот тупица во всём виноват, если бы только он…
– Замолчи! – вмешался другой орк. – Наг-гро-Шумба мой друг и могучий воин! Он пострадал в схватке с опытным врагом, так что не надо говорить о нём плохо. Да ещё и это дьявольское пойло… не надо было ему его пить!..
– Да?! А что прикажешь мне говорить? Уж не хвалить ли мне его?! – раздражённо ответил тёмный эльф. – Да уж, могучий воин…
– Ты же видел как он метко стрелял, а потом так быстро атаковал мечём! Ни у кого из нас не было большего шанса на победу.
– Так, ладно! У кого-нибудь есть ещё идеи? – обратился бандит к остальным.
– Я предлагаю ещё раз попробовать выломать скампову дверь! – высказал своё мнение нордлинг.
– Бесполезно, даже такие амбалы как вы не выбьют эти двери, они невероятно прочны! Нужно найти другой способ… Даэдрот! Наши лучшие взломщики мертвы, а свитки бесполезны, дверь не открыть, хоть по стене карабкайся! – данмер задумался. – Хотя… куда он денется, этот «приключенец»! Сгоняем в город, купим зелий или хороший свиток взлома, а потом разберёмся с ним, куда спешить? Всё равно все дела теперь откладываются, наверняка босс будет искать покупателя на артефакты нашего мага, правда, теперь уже бывшего… Но, это уже немалая прибыль для всех нас, так что в какой-то степени это вторжение даже к лучшему.
– Согласен, эбонитовые доспехи, конечно, здорово, – сказал другой данмер, – но ты же знаешь Авона, он не успокоится, пока его безопасности что-то угрожает, а тем более, когда неизвестный враг сидит на крыше его дома! Надо быстро разобраться с ним, а там уже займёмся бронёй.
– Надо рассказать ему о том, что нам нужно. Вы, все, – обратился он к бандитам. – Оставайтесь тут и глаз с крыши не спускать! Мы скоро вернёмся.
Двое бандитов ушли. А данмер наверху сидел и слушал. Он уже собрался было телепортироваться в город, но когда до его ушей долетели слова «артефакты» и «эбонитовая броня», это желание мигом исчезло. Теперь он понял, почему у магички была такая хорошая защита, и прикинул, сколько будет стоить комплект эбонитовой брони, хоть и неполный. Доспехи у мага, маг в крепости, вывод очевиден: пора слезать с крыши и бегом искать броню, а как будет найдена – телепорт в Балмору. Амшегар решил проверить, как там поживает запертая дверь, которую отчаянно пытались выбить. Проходя мимо трупа лучника, он вспомнил о своём любимом занятии – и как он мог забыть? Небольшой кошель с деньгами был тут же изъят. С дверью же всё было в полном порядке. Авантюрист поднял свой щит и начал обдумывать свои дальнейшие действия. Наверняка бандиты телепортируются в Балмору, купят, что нужно, и быстро прибегут сюда. Можно, конечно, было сидеть и ждать, но лучше действовать, тем более, когда внизу осталось всего-то несколько человек. Четыре тёмные эльфийки, две босмерки с луками, два злых орка и один здоровый норд. Всего лишь. Ну, раз так, то пришло время использовать всю свою магическую мощь.
Магическая мощь Амшегара оказалась не велика. Внимания заслуживали два свитка с боевыми заклинаниями: Вызов скампа и Адское пламя. Второе Амшегару нравилось гораздо больше, но и скампу можно было найти применение. Как атакующий монстр он не годился ни с какой стороны, а вот роль «мяса» в отвлекающем манёвре ему была как раз по плечу. Свои надежды Амшегар возлагал не на скампа, а на «Адское пламя», которое, судя по яркому свечению рун на свитке, должно было дать взрыв очень неплохого радиуса. Атаковать и дезорганизовать бандитов и сразу бежать в крепость. Можно попытаться слезть с другой стороны и нагрянуть сбоку, а можно идти напролом, спрыгнув с крыши прямо на дверной козырёк. Амшегар избрал второй путь – так он выиграет драгоценное время и сразу забежит внутрь, ну а потом, в узком коридоре крепости ему не будет равных.
Разведав окружение путём незаметного подглядывания, он выяснил, что данмерки стоят рядом со зданием, где находились магические установки, и обсуждают нелепую ситуацию, в которой они все оказались, два орка тоже стоят рядом и о чём-то говорят, лесные эльфийки явно потеряли бдительность и смотрят то ли на звёзды, то ли на луны, но явно не на крышу с притаившемся захватчиком, и только могучий нордлинг, нахмурившись, высматривает неприятеля, что, впрочем, ему не особо удаётся. Почти все были с факелами, а свет лун был особенно ярок, так что вокруг было достаточно светло. Для ночного времени суток. Всё складывалось просто превосходно! Если Амшегар хорошо прицелится, а свиток оправдает своё название, то для орков уже можно готовить два гроба. Квартет данмерок, наверное, выживет за счёт природного сопротивления тёмных эльфов огню и жару, но и ему не поздоровится. Ну а остальных можно просто проигнорировать.
Данмер обновил в своей памяти руны на свитках. В Гильдии Магов он научился ещё одному приёму. Как оказалось, совсем не обязательно декламировать содержимое свитка перед использованием, достаточно только прикосновения, а нужные слова можно просто произнести про себя. А можно вообще ничего не говорить, если чувство магии хорошо развито. Ведь магический свиток, по сути, – та же зачарованная вещь, только одноразовая (Конечно, встречаются свитки и многоразового использования, но такое бывает крайне редко), и извлекать силу из него можно как из любой магической вещи. Амшегар отработал этот приём в Балморе, телепортируясь к Храму при помощи двух свитков Вмешательства Альмсиви. Получилось довольно таки быстро – затраченное время на «бегство из критической ситуации» было равно четырём и трём секундам соответственно. Для новичка это неплохой результат, но Амшегару сказали, что то же самое можно проделать за доли секунды, и он, понимая, что за три-четыре секунды его могут три-четыре раза отправить на тот свет, хотел наработать навыки сверхбыстрой телепортации. Вот только свитки начали заканчиваться, и занятия пришлось отложить. Но теперь ему предстояло проделать то же самое, только с другими заклинаниями – от скорости напрямую зависел успех операции. Тут герой увидел, что норд сошёл со своего места посреди крепостной площади и направился к группе орков и данмерок. Может, ему что-то сообщить им захотелось или спросить… неважно. Главное, что теперь в зону предполагаемого поражения попадёт почти вся команда! Пришло время действовать!
Данмер прочёл свиток Пламени и в его руке загорелся сгусток магического огня. Сам Амшегар в это время уже показался из укрытия и приготовился прыгать вниз. Бандиты, конечно же, всполошились, но было слишком поздно – магические снаряды летят очень быстро. Им удалось сделать всего пару шагов перед тем, как метко пущенный огненный шар взорвался у них под ногами. Несколько человек вспыхнули и с криком принялись кататься по земле, пытаясь потушить пламя, но бесполезно – оно было не физической природы и, затухнув, вспыхивало вновь. Эффект превзошёл все ожидания: огонь накрыл всю компанию, и те, кому посчастливилось не загореться (это были тёмные эльфы), всё равно получили сильные ожоги. А вот норд опять проявил себя с лучшей стороны: лишь только завидев вспышку на крыше, он отпрыгнул от эпицентра будущего взрыва на внушительное расстояние, как опытный акробат, и пострадал меньше всего. Тут опомнились и босмерки и поспешно пустили в Амшегара залп стрел. Одна полетела совсем мимо, вторая – прямо в цель, но наш герой легко блокировал её щитом. Всё-таки не зря он его взял.
Не долго думая, Амшегар одной рукой достал и развернул свиток Вызова скампа, и уже через пару секунд перед ним материализовался чахлый монстрик с унылой ушастой мордой.
– Слушай сюда, скампское отродье! – скомандовал данмер. – Убей их всех!.. – но сразу же осознал всю нелепость своего приказа. – Ну или хотя бы  половину!
Скамп заорал что-то на своём непонятном скампском языке и побежал к ближайшему врагу Амшегара, а значит, и его врагу – северянину. Тот только встал с земли, но тут увидел, что огненным взрывом его беды не закончились. Он хотел было достать из-за спины свою нордическую широкую секиру, но скамп его опередил – он прыгнул на него и вцепился в руку, раздирая и рвя её. Так продолжалось некоторое время, пока бедный норд не смог его отвадить точным ударом кулака промеж глаз. Монстрик попятился назад и жалобно заверещал, но это его не спасло: спустя секунду он был разрублен надвое, а части его отправлены в Обливион.
Ну а наш герой тем временем уже бежал по каменному коридору крепости. На этот раз он решил идти направо по длинному пути. Его план был крайне прост: уничтожить всякое сопротивление и заполучить артефакты мага. И первым, кто попытался оказать это сопротивление, стала данмерка в простой мантии, которую Амшегар встретил, повернув за угол. Оставив прелюдии, они перешли к действию. Что самое интересное, она была вооружена так же, как и он – стальной катаной, правда, простой, не зачарованной. Она быстро выхватила оружие и сделала резкий выпад, но захватчик блокировал удар щитом и приготовился контратаковать. Однако, зная, что мастерство ближнего боя – не самое лучшее из её достоинств, бандитка отбежала на несколько метров назад и запустила во врага разрядом электричества. Похоже, она была боевым магом. Конечно, не такого высокого уровня, как та, с крыши, но всё же. Впрочем, Амшегара это не смутило – первую молнию он поглотил, да и вторую тоже, а потом, приблизившись и парировав ещё один слабый удар катаны, сразил противника двумя ударами Духа Меча. Крайне просто, как и ожидал наш герой. Но за ним, кажется, уже должны были гнаться разгневанный нордлинг с парой босмерских девиц. Он выглянул назад, за угол – никого, погони не было. Неужели скамп всех порешил?! – подумал он и побежал дальше.
А вот и первая комната. Дверь в неё была открыта, и, вроде бы, никого там не было. Авантюрист не мог увидеть тёмного эльфа, притаившегося за каменной перегородкой прямо около двери. Как только он вошёл в комнату и сделал несколько шагов, слева на него набросился новый противник, сверкнув чем-то зелёным, и сразу зашёл ему за спину, нанося удары. Амшегар почувствовал на себе два несильных пореза и… полную парализацию! Как он был в этот момент – замахнувшийся мечом, в полусогнутом состоянии – так и упал на пол.
– Добегался! – услышал он довольный голос своего врага.
Им оказался тот самый «главарь», тёмный эльф с идиотской причёской. Поигрывал блестящим стеклянным ножом. И нагло улыбался. Амшегар сказал бы ему пару ласковых, но не мог. Он вообще не мог пошевелиться. Не в силах даже моргнуть, он так и остался лежать на боку. Хотя дышать он всё же мог, и это уже радовало. Понемногу до него начало доходить, что нож, которым его ранили, был отравлен, нет, даже зачарован – паралич от яда не мог так быстро его сковать. Хорошая штучка… весьма и весьма.
Неужели я повержен… так просто… и даже антимагическая защита не сработала, – думалось нашему герою. – Но… паралич не может же длиться долго, возможно, сейчас отпустит…
Но заклинание не спешило проходить.
Тут подоспели и другие бандиты – норд и две лучницы.
– Хе-хе, бездари вернулись! – весело сказал данмер. – И этого дохляка вы не смогли победить? А я послал Ондара и Билоса в Балмору за зельями.
– Ну дык, – облегчённо сказал норд и улыбнулся. – Дело мастера боится!
– И как вам его удалось согнать с крыши? – поинтересовался главарь.
– Да не знаю, он сам почему-то решил слезть.
– Он взорвал и поджёг всех остальных! Уцелели только мы втроём! – Протараторила босмерка.
– То есть как, все остальные МЕРТВЫ?! – в гневе вскричал данмер.
– Нет, все остались живы, но получили ожоги.
Вот блин! – подумал Амшегар, услышав такие неутешительные новости.
– Это явно маг, он ещё и скампа призвал, вот что он сделал! – сказал норд, показывая расцарапанную руку. – Ох, как же болит!
– Маг значит?.. – главарь нагнулся к Амшегару и кольнул его ножом. – Ну получи ещё, раз маг.
Герой почувствовал, как паралич сковывает его тело ещё сильнее, хотя шевелиться он и так не мог. Сомнений не было, это зачарованный на парализацию нож.
– Эй, Телама, кажется жива! – воскликнула лесная эльфийка, осматривавшая сильно раненую данмерку, минутой ранее поверженную захватчиком.
– Даэдрот подери! – выругался босс. – Что за день такой?! Теперь это не банда, а сборище калек! Ладно, Арнскар, не ной, а лучше помоги отнести всех раненых в крепость, – обратился он к северянину. – И напоите всех зельями, пусть пьют, пока не поправятся, а поправиться они должны завтра! Мне нужна команда, КОМАНДА! Вам ясно?
– Да, мастер. А с этим что сделаем? – норд указал на Амшегара. – Я бы посоветовал прибить. А то мало ли чего ещё выкинет.
– Нужен будет твой совет, я его спрошу, а пока помалкивай. Всё, идите, работы что ли нет? И позовите сюда Мевена. Я сейчас тоже приду.
Бандиты решили не испытывать терпение босса и удалились.
– Ну а с этим товарищем мы ещё поговорим… – данмер улыбнулся Амшегару и вырубил его точным ударом кулака промеж глаз.
Жадность… Какое прекрасное чувство! Пока не столкнёшься с её последствиями… – последнее, о чём успел подумать он, прежде чем погрузился во тьму.
М'Айк-Лжец
Глава XL: Враг моего врага

Опять – людные улицы Балморы. Второй по величине город в Морроувинде, что и сказать. Стоя на площадке перед дверью Гильдии Магов, Эриррис, кутаясь в свой коричневый плащ, будто ему было холодно, смотрел вниз, на изредка проходящих мимо людей и меров. Полночь не является для больших городов «мертвыми» временами суток, скорее – началом новой жизни. Клубы, устраивающие свои ночные сборы, воры, чьё дело, как известно, тёмное, просто любители гулять ночью. Но город всё равно становится на вид таким спокойным, тихим, безмятежным...
Спустившись вниз, он направился к дому Ра’Вирра. Этот пройдоха-хаджит не такой простой, каким кажется, отнюдь. Да и спросить его кое о чём нужно. Найдя нужную дверь, он несколько раз громко стукнул в неё. Сначала всё было тихо, потом послышался легкий скрежет, будто что-то скользило по половицам, раздался звук отодвигаемого засова, и дверь немного приоткрылась. В щели блеснул иссиня-черный глаз, насторожено осматривающий незваного гостя. Также, на незваного гостя смотрел большой арбалет, направленный ему в живот. Взгляд Ра’Вирра немного потеплел, когда он узнал друга Анаси. Маску имперец уже снял, когда убегал из поместья Ллетри, и бросил её где-то в пыли в городе. Не велика потеря.
– Здраствуй, Эрирр. Что привело тебя к Ра’Вирру?
– Уж явно не желание стоять под прицелом. Арбалет опусти и пригласи что ли. Негоже через порог разговаривать.
– Прости, – сказал он, опуская арбалет и пропуская имперца в свой дом. – Нынче немало злых людей, которые были бы больше рады видеть такого, как я, мертвым, чем живым, – он задвинул засов, и обернулся к Эриррису. – Так что тебя привело ко мне?
– Дела, Ра’Вирр. И вопросы, на которые я бы хотел получить ответы.
– М-м-м?
– Вопрос первый. Ты можешь открыть этот сундук? Я неплохо знаюсь на отмычках, но этот, похоже, заперт заклятием, причем неумело – он вынул из пол плаща украденный у Эйндел сундучок.
Ра’Вирр взял его в руки, осмотрел, что-то пробормотал себе под нос... и с силой несколько раз ударил сундук о выступ двери. Потом, на глазах у изумленного имперца, спокойно открыл коробку, и вынул из него поясок с четырьмя странного вида вещами из чёрно-красного, с бурыми прожилками, камня.
– Тебе это нужно? – хаджит протянул ему поясок. В ответ на удивлённый взгляд, он пояснил: – Ра’Вирр знает, что такие сундучки чаще всего делаются с узкой затворкой. Если металл плохой, её можно сломать. Вот... – он открыл один из своих ящиков, и забросил туда поломанный сундучок.
Вытянув из пояска один дротик, имперец осмотрел его. Атакующей частью служила длинная круглая игла, дальше шла утолщённая часть, соединяющая основание и иглу, из которой расходилось два дугообразных лезвия. После этого утолщения, во все четыре стороны торчали две пары прямоугольных пластин, которые располагались прямо под четырьмя треугольными «крыльями», смотрящими вверх. В целом, выходило очень красиво... и смертоносно. Также, он отметил, что они подсвечивались разного цвета дымками. 
– Ра’Вирр, эти Стрелы Правосудия заколдованы.
– Кто заколдован? – недоуменно спросил Ра’Вирр.
– Это, – он показал на дротики.
– А-а, Ра’Вирр понял. Не позволяй маленьким хитрым босмерам себя одурачить, – ухмыльнулся хаджит. – Это никакие не «Стрелы Правосудия», а дротики, сделанные из истинной даэдрики. Настоящие Стрелы сделаны из кости, и используются только самими босмерами, по понятной причине, – он подмигнул имперцу. – Так что ты там говорил про зачарованность?
– Можешь определить, чем они заколдованы? Я могу различать слабенькие заклятия, но здесь нечто посерьёзнее.
– Естественно, Ра’Вирр может, – легко согласился он. Поднявшись на второй этаж, он вскоре вернулся, сжимая в руке какой-то странный агрегат. Если говорить откровенно – это была трубочка, длинной 20-25 сантиметров, к которой крепились выдвижные стеклышки. Некоторые из них сияли, переливаясь в бликах лампы, что ясно говорило, это – драгоценности. Другие были обычными дешёвыми стекляшками, иногда двухцветными, или даже трехцветные. Одной рукой он приставил это штуку к правому глазу, а другой взял один из дротиков, положив его перед собой. Несколько минут он проводил различные манипуляции со стёклышками, выдвигая одни и задвигая другие. Потом он отложил первую иглу, и взял вторую, и так повторялось вплоть до последней. Наконец, он отложил свой калейдоскоп в сторону и заговорил.
– Теперь пусть Эрирр слушает. Вот этот – он поднял один из дротиков – заколдован на паралич, 30, плюс-минус пять секунд, и на урон выносливости примерно на три минуты. Этот – он взял другой – на длительную и сильную Обузу – килограммов семьдесят на мышцы обрушится точно, минут на десять. Третий и четвёртый заколдованы одинаково – минут на пять каждый повредит ловкость, силу, координацию и выносливость, достаточно неплохо.
– Ясно. Это комплект подавления и преследования.
– Теперь очередь Эрирра объяснить неразумному Ра’Вирру смысл своих слов, – улыбнулся хаджит.
– Смотри – первый дротик пускается в спину убегающему, парализуя его и не давая убежать. Если же он всё же сломает паралич, или имеет защиту от Иллюзий, или преследователь не успеет к сроку – убежать он далеко не сможет из-за большой усталости, которую вызывает повреждение. Второй вешает сильный груз – человек просто не сможет сдвинуться с места, а если и сможет, то двигаться будет недостаточно быстро. А последние два ослабляют противника во время схватки. Я теперь понял, почему эти дротики имеют такую странную форму. Они не могут нанести серьёзных повреждений, тут нужно обладать хорошей меткостью и/или знаниями в области анатомии, а вот доспех даэдрика пробьет любой, даже эбонитовую кольчугу или тонкие пластины. Их главная цель – нести заклинания. Игла позволяет пройти магии в тело, а большое основание – вместительный сосуд для колдовства. Полезные штучки, – с уважением в голосе закончил имперец.
Хаджит насмешливо зааплодировал, но Эриррис задумчиво продолжил.
– Мне вот только интересно знать, откуда такая дорогая и редкая вещь у обычного наемника? Да и спрятала она их убого – на сундуке даже заклятия не было, разве что запирающее и то, как я подозреваю, не самое мощное. Странно это... – почесал он подбородок.
– Ра’Вирр тоже заметил, – энергично закивал хаджит. – К слову, даэдрический дротик на чёрном рынке стоит две тысячи каждый, а то и больше. А эти еще и зачарованы. Может быть, она их нашла в пустошах, у мертвого путника?
– Может быть. А может быть, и нет. В любом случае, я выясню это позже, сейчас не до этого. Ра’Вирр, мне нужно, что бы ты связал меня с человеком, который бы продал своих сотоварищей... из Камонна Тонг.
– Что? Что говорит Эрирр? У Ра’Вирра нет никаких связей в Камонна Тонг, – замахал лапами хаджит.
– Друг мой, думаешь, я поверю, что местный преступный синдикат просто так позволяет торговать тебе наркотиками и, в чём я не сомневаюсь, эбонитом, стеклом-сырцом и двемерскими штучками? – укоризненно посмотрел на хаджита имперец.
– Ну, есть немного, – кот застенчиво почесал за ухом. – Ра’Вирр скажет тебе – да, у него есть связи в Камонна Тонг. Но не такие уж и прочные...
– Мне всё равно. Если среди твоих «знакомых» есть хоть кто-то, кто за деньги на всё готов – скажи мне, кто он, и, по возможности, устрой мне с ним встречу, причем желательно сегодня и сейчас. Я же знаю, ты таких людей нюхом чуешь, иначе бы не быть тебе торговцем, – ободряюще сказал Эриррис.
– Ну... Ра’Вирр знает одного человечка. Ра’Вирр может устроить тебе встречу с ним в ближайшие полчаса. Только он предупреждает, что этот камоновец – очень хитрый, расчетливый, везде ищет выгоду лишь для себя. С ним следует быть очень-очень осторожным, если не хочешь, чтобы к тебе постучали на следующий день убийцы из Камонна Тонг.
– Не беспокойся об этом, мне не привыкать. С тебя встреча, а я уж в долгу не останусь, – пообещал имперец.

Как говорила бабка-знахарка из деревни Эрирриса, «Враг моего врага – моя будущая проблема, но пока что он может быть полезен». Имперец жадно поглощал принесённую ему еду, почти не ощущая вкуса. В последний раз он ел еще утром и немного перекусил у Аэнгота, так что нужно было запастись энергией и полезными веществами. Ра’Вирр сказал, что камоновец встретит его здесь, в Южной Стене, и сам разговор начнёт. Вот уже минут пятнадцать он здесь сидит, запихивается варёным рисом и соком коммуники, и ничего не происходит. Закончив есть, Эриррис отнёс пустую посуду, и снова продолжил ждать. Начинали закрадываться сомнения, что камоновец так и не придёт.
– Можно я присяду?
Имперец обернулся на голос.
– Вы? – слегка удивленным голосом спросил он.
Не дожидаясь приглашения, напротив него сел коренастый киродиилец.
– Альбециус Кололлиус, к вашим услугам.
Теперь странствующий маг из трактира в Сейда Нин выглядел иначе. Вместо просторной красной мантии – коричневый плащ, заместо тяжёлых металлических доспехов теперь были костяные, а добродушное лицо и яркие глаза, если убрать нахлынувшую нервозность с последней их встречи, заменила холодная маска безразличия.
– Тоже меня вспомнил? Бродячий боевой маг, искатель приключений и всё такое... – заметил Альбециус.
– Не впервые?
– Да. Я удивился, увидев тебя в роли человека, который хочет проблем с Камонна Тонг.
– Я сам – проблема, – заметил Эриррис.
– Охотно верю. Значит, тебе нужен предатель? Зачем?
– Сам не догадываешься? Мне нужно убить пятерых из вас. Подробности опустим, это ни к чему.
– Хех... Вадуза Сатрион, Мараса Арен, Мадраль Тирит, Совор Трандел и Танелен Велас. Не для кого не секрет, что Ларриус Варро из форта имеет зуб на Нолуса Атриуса, а для Камонна Тонг не секрет и то, кого он хочет устранить. Чужими руками, разумеется. Я тебе помогу. Будешь предлагать мне деньги, и я убью тебя за оскорбление, – сразу предупредил он.
– Можно спросить?
– Да, – скорее, приказал, чем спросил Кололлиус.
– Почему? Тобою ж движут не мотивы повыгоднее заработать?
– В чём секрет, расскажу, конечно. Меня в Сейда Нин послал с заданием Совор Трандел – достать одно маленькое колечко. Красивое кольцо, дорогое, но не в этом была его ценность. Оно было зачаровано так, что ум того, кто его наденет, получит новые возможности, а сила его духа – возрастёт. Попросту говоря, повышает способности интеллекта и силу духа. Кольцо принадлежало лорду Бринну, который, однако, недавно почил, и был похоронен в своей гробнице. И вот незадача – единственной моей слабостью является некрофобия. Был однажды один нехороший человек, который меня проклял, использовав для этого камень с душою Золотого Святоши. Перед смертью, конечно. И я имел глупость, вместо того, чтобы отправить письмо с просьбой прислать кого-нибудь другого, нанять первого-встречного проходимца-данмера достать для меня это кольцо. К тому же, я ещё и не убил его, как он вышел из гробницы, а просто, как дурак, стал ждать в таверне его прихода. Естественно, он не пришёл. Я, презрев свой страх, отправился туда, проверить. Никого и ничего, кроме двух смущённых слуг лорда Бринна, я там не нашёл. Включая кольца. Никого и ничего, кроме двух мертвых слуг лорда Бринна, там и не осталось. Само собой, начальство меня за такой промах по головке не погладило, и я сейчас в очень затруднительном положении. Однако если ты убьешь Совора и Марасу, то это дело спишут на нет. Как я понимаю, только двумя ты не ограничишься, поэтому придется выдать всех.
– Не хотел бы я оказаться твоим другом, – честно признался Эриррис.
– От тебя и не требуется, – ничуть не обидевшись, ответил Кололлиус.
– Каким образом мы собираемся их убить?
– Я уже все подготовил. Совор, Мараса и Вадуза через десять минут ждут меня в одном из наших схронов, в городе. Мадраль и Танелен подойдут через полчаса туда же. Для того, чтобы убить тех троих и подготовить засаду, у тебя двадцать минут, плюс-минус. Да, кстати, небольшое описание каждого. Танелен и Мадраль – убийцы, серьезные противники. Танелен вооружён двемерским топором, так что на свою защиту серьёзно не полагайся, это хорошее оружие. У Мадраль – меч, зачарованный на электричество, так что имей в виду. Вадуза Сатрион у нас убийца-следопыт, у неё отравленный клинок, но она больше полагается на тактику «внезапно ударил, отравил, отступил, добил». Совор и Мараса умеют воевать, но это не основное их назначение.
– Ясно. Расскажи про схрон.
– Да. Слушай внимательно, отыскать его будет несколько проблематично, для первого раза...


Вадуза зажгла последний магический светильник, запустив туда несколько световых шариков. Школа Иллюзий, простенькое заклинание Света, подпитывается маной призывателя. А если запихнуть их в специально сделанные сферические фонарики, они начинают питаться их маной, пока она не закончится. Эффективное и простое заклинание. Но фонариков Вадуза зажгла уже много, и её магическая энергия была на исходе. И вздумалось же Совору выбирать для экзекуции именно это место... Земляные стены, обмазанные глиной, полусгнившие деревянные балки, подпирающие такой же обмазанный потолок, местами потрескавшийся, земляной, но ровный пол. Обстановка была скромной: стол, несколько угловых лавок и один единственный стул. И всё это освещало несколько светильников, создававших зловещий полумрак.
– Закончила, Вадуза? – раздался тихий, но твердый голос.
– Выполнено, Совор. Ты можешь ответить мне, зачем мы здесь?
– Альбециус хотел Ритуального Убийства.
– Не слишком ли много для чужака? – зло откликнулась Мараса, раскуривая длинную прямую трубку в уголке.
– Альбециус вырос среди нас. Внутри он данмер – также тихо ответил мер в богатой одежде, ровно сидящий за единственным столом, с каменным, будто никогда не меняющимся выражением лица, и глазами, по сравнению с которыми самый высокий пик гор в Скайриме – адски жаркое местечко.
– Он имперец!
– Он – член Камонна Тонг. Тебе этого недостаточно? – уже с едва проглядывающими нотками угрозы в голосе сказал он. – Кололлиус не один раз спасал и твою, и мою жизнь. Он вместе с нами крался по туманным берегам в утлой лодчонке, и спина к спине стоял с нашими людьми, когда империанцы вычислили наш лагерь. Он – член Камонна Тонг, – повторил Совор Трандел.
– Но он облажался, – с нескрываемым злорадством ответила Мараса.
– Да. И он достоин Ритуального Убийства, – взглядом дав знать, что продолжать эту тему опасно для здоровья.
Прошло несколько томительных минут молчания. Внезапно, тишину разорвал отчетливый стук о крышку, закрывающую проход в схрон.
– Вадуза, открой. Это Альбециус, – не меняя интонации, приказал Совор.
Покосившись на Марасу, которая, с едва скрываемым презрением курила, разведчица вошла в длинный темный коридор. Через некоторые время послышался скрежет металла, который выдавал открывшийся люк – вход в подземное укрытие. Прошло полминуты. Минута. Никто не шёл. Тишину не разорвал даже мимолётный отголосок разговора, который бы говорил о том, что Альбециус решил разговориться перед смертью.
– Что-то они долго. Пойду посмотрю... Оттягивать свою смерть – признак страха, – зло проворчала Мараса, вставая и подходя к тёмному, будто пасть мифического чудовища, зёву входа. Внезапно она остановилась. Раздался мягкий, чмокающий звук, а за ним послышалось тихое бульканье.
– Марас? – уже громче спросил данмер, плавно подрываясь с места.
Арен медленно повернулась к Совору. В полутьме, у шеи данмерки, что-то блеснуло, и она, словно тряпичная кукла, повалилась на земляной пол. Вокруг её головы быстро образовывалась лужа крови, быстро вытекающей из пробитой дротиком сонной артерии. От входа, легко перепрыгивая безжизненное тело, метнулась неясная тень. Совор Трандел всё же успел схватить лежащий рядом с ним вакидзаси, и отбить направленный в него удар. Тень тут же отпрыгнула назад, и замерла в боевой стойке Равлит Кхаджа, стиля Ветер, использующей ручное оружие. Мер тоже не преминул возможности занять одну из защитных боевых стоек, не такую эффективную, но всё равно хорошую.
– Кто ты?
– Эриррис, – ответил нападающий. Теперь его уже можно было спокойно рассмотреть. Имперец, черты лица тонкие, худощавый, темно-рыжие волосы и, ярко блестящие в полутьме зелёные глаза.
– Где Альбециус?
– Где-то в городе.
– Почему ты здесь? – продолжался обмен фразами.
– Кололлиус вас сдал.
– Ясно.
Резкий выпад. Чужак легко перехватил запястье с клинком и, вонзив свой танто в живот Совору, отпрыгнул назад. Данмер, схаркнув кровью, повалился наземь. Уже умирая, он, улыбнувшись, тихо прошептал:
– Я же говорил, внутри он – данмер...

Коротким взмахом клинка Эриррис добил третью жертву. После этого, заткнув меч за пояс, он оттащил трупы Арен, Трандела и Сатрион в дальний угол пещеры. По пути, он вынул из плеча Сатрион свой имперский клинок, который торчал там словно какое-то украшение, по самую рукоять. Убить её было легко – зажать горло и всадить клинок. Она даже вскрикнуть не успела. Теперь, загасив большую часть светильников, освободив их энергию, и оставив лишь несколько у входа, он достал свой свиток с Огненным атронахом и стал ждать оставшихся двоих. Прошло десять долгих минут, пока наконец-то он не услышал, как захрустели брошенные им под люком ветки. Донеслось несколько неразборчивых слов, и, вскоре, в проходе показались двое – молодая девушка и мужчина с огненно-красным ирокезом. У девушки на поясе болтался длинный меч, отблёскивающий голубовато-белым (Если смотреть магическим зрением – серый клинок, поблёскивающий ослепительно-белыми сполохами), а у данмера на поясе висел длинный, странного вида, топорик из жёлтого металла. Они непонимающе оглядывались, пытаясь найти хоть кого-нибудь из своих товарищей, которые должны были здесь находиться. Сделав несколько шагов вперёд, они устремили взгляды на неясное свечение в тёмном углу...
Внезапно, позади них разорвался сноп пламени. Хватаясь за оружие, двое убийц Камонна Тонг обернулись, и перед ними предстала тонкая фигура в чёрных доспехах, красной пылающей кожей, закрытой маской лицом и отдающей невыносимым жаром. Тут же, захрипев, к ногам Веласа упала Мадраль, хватаясь руками за рассечённое горло.
– Проклятие! – выкрикнул данмер, замахиваясь на убившего его товарку человека, но тот ловко отпрыгнул. С пальцев атронаха сорвалось заклятие. Запахло горелым мясом. Изрыгая проклятия, Танелен пытался потушить пламя, охватившее его рубаху, но тщетно – это магия, от неё никуда не денешься. Атронах, проворно подскочив, рубанул невесть откуда появившимся клинком, по голове убийцы, но тот успел увернуться, и в свою очередь, обжигаясь от исходящего жара, обрушил свой топор на голову атронаха, и тот глубоко загрузнул в огненной плоти. Велас быстро вытащил двемерское изделие и оттолкнул рукой начинающее распадаться на тысячи жёлтых искр, тело даэдры. Тут же он вскрикнул от боли – в правое плече ему вонзилось несколько маленьких звёздочек. Эриррис подскочил, и ткнул Танелену в живот своим клинком, но тот, невероятно извернувшись, сумел избежать удара, однако, потеряв равновесие, он рухнул на пол, но всё же смог рубануть по ногам чужака. Имперец кувыркнулся назад, и снова стал в боевой стойке, данмер тоже не преминул воспользоваться перерывом в схватке, и встал на ноги, одновременно сбивая метательные звезды. Эриррис снова бросился вперед. Танелен замахнулся топором, что бы разрубить череп незнакомцу пополам, но тот, внезапно распластавшись пополу, просто ткнул пальцами левой руки ему в ногу. По телу последней жертвы прошлась судорога, он рухнул на колени и был мгновенно проткнут танто.
– Хм... не такой эффект, как я надеялся, – вставая, задумчиво пробормотал Эриррис, разглядывая простое медное колечко. То самое, шоковое, которое он вытащил из гробницы с духами.
Его работа выполнена. Все пять жертв мертвы, и их хладные трупы лежат в грязи. Вздохнув, он зажёг свой собственный световой шарик – заклятие несложное, но полезное, выучил он его давно, наряду с кошачьим глазом и слабеньким, не очень эффективным хамелеоном, – и принялся за мародёрство. Оружие каждого – отравленный клинок, искровой меч, двемерский топорик и маленький вакидзаси, – он связал тряпками и устроил нечто вроде ремня, который можно повесить на спину. Свои звёзды он аккуратно рассовал за пояс, дротик отправился туда же. У Мадраль он забрал несколько отмычек и щупов, качественных и целых. Также, в общей сумме, он нашел почти двести монет у всей братии. Загасив остальные светильники, повесив на плече ремень с оружием, он пошёл на выход, оставляя погрузившуюся во мрак пещеру...

– Я в тебе не сомневался – приподнял стакан с шейном Альбециус.
– Спасибо. И чем теперь будешь заниматься? – безразличным голосом спросил Эриррис.
– Есть одно дело... Колечко то, к слову, нам заказали, так что теперь нужно сообщить о провале. Не самое приятное дело, учитывая то, с кем мне придётся встречаться...
– А с кем?
– Профессиональная тайна, – ухмыльнулся киродиилец. – А теперь, прощай. Может быть, когда-нибудь наши пути пересекутся еще.
– Не хотелось бы.
– Взаимно. Эх, нравишься мне ты, почему-то. Не знаю, есть в тебе что-то такое...
– Даэдрот, держись от меня подальше! – отпрянул имперец, протягивая руку под плащ, где у него висел имперский клинок.
– Что, испугался? – зловеще улыбнулся Кололлиус. – Не бойся, я не в этом смысле. Если нужно, я тебя найду. Знакомый, как-никак, – отставив кружку, Альбециус вышел.
Эриррис, оставшись в одиночестве, молча сидел. Бармену даже показалось, что он умер, так как он почти десять минут не производил не единого движения. Поэтому, когда имперец резко встал, допил свой мацт и вышел, Фейн Риэлль вздрогнул от неожиданности. Вспомнив, что тот не заплатил, он уже собрался погнаться за ним, но увидел на столе возле кружки положенные два дрейка, облегчённо вздохнув, что ему не придётся требовать денег с такого странного человека, он со спокойной душой пошёл мыть посуду.

Снова стук в дверь. На этот раз Ра’Вирр просто спросил, кто за дверью, и обошлось без арбалета.
– Ра’Вирр рад видеть Эрирра живим. Ра’Вирр уже думал, что Камонна Тонг похоронила доброго друга.
– Спасибо за беспокойство. Я принес товар, трофеи. Примешь? – он сбросил на пол связку оружия.
Выражение морды хаджита сразу приобрело деловой интерес. Быстро, но внимательно, он осмотрел все клинки, те, что были зачарованы, он осмотрел оптическим различителем (Так Ра’Вирр назвал свой калейдоскоп). Особенно долго, он разглядывал двемерский топорик.
– 310, – наконец сказал он. – За все это Ра’Вирр даст столько.
Эриррис не стал торговаться, просто забрал деньги и помог рассовать оружие по ящикам. Затем он, вытянув что-то из кармашка в рубахе, повернулся к хаджиту.
– Ра’Вирр... Мне от тебя ещё кое-что нужно.
– Пусть Эрирр говорит, – ответил торговец.
– Вот. Что здесь? – он протянул на раскрытой ладони овальный, желто-оранжевый камень.
– Великий камень душ! Еще и полный! Где Эрирр раздобыл его? – бережно принимая вещицу из рук имперца.
– Известно где – в Гильдии Магов. Ну так что там? – нетерпеливо спросил он.
– Минутку, – Ра’Вирр опять схватился за свой различитель и, оставив лишь первое и последнее стекло (Сделанные из бриллиантов), всмотрелся в камень. И, через несколько секунд, отшатнулся, едва не выронив свой калейдоскоп из рук. Опасливо косясь на камень, будто из него в любой момент может выпрыгнуть нечто ужасное, он положил свое устройство на столик.
– Здесь находиться душа крылатого сумрака. Это мощная душа...
– Что такое Крылатый сумрак?
– Никогда не слышал, да? Сумрак – это такое существо похожее на гарпию, почти с таким же характером, разве что чистоплотнее. На половину женщина, на половину – чудовище с кожистыми крыльями. Сильное. Злое. Эта даэдра – подданная Азуры, Луны и Звезды.
– Мне уже с ней не хочется встречаться, – честно ответил киродиилец.
– Пусть Эрирр и дальше не хочет. У них сильные души, и из их желудков можно вынуть ценное вещество – соли пустоты, но, пусть он поверит – убить эту тварь очень сложно. Так, Ра’Вирр хочет знать – что он будет делать с камнем? – на лице хаджита было видно напряжение.
– Пока что не знаю, – пожал плечами имперец. – Найду применение, – закончил он, положив камень в карман.
– Хорошо, – легко согласился хаджит. – Куда сейчас пойдешь?
– К Мэлдору. Мне нужны новые доспехи. Легкие доспехи хороши, но мне нужно нечто покрепче.
– Прощай. Ну, а Ра’Вирр будет заниматься тем, чем он занимался до того, как к нему наведался его дорогой друг – он будет спать.

У кузнеца-босмера было тесно. Почти все пространство занимали стеллажи с доспехами, а что же касается оружия – здесь была лишь одна широкая стойка с мечами различной длинны и размера и увесистым двуручным топором. Не очень большой выбор, но вот с доспехами – совсем другое дело. Тяжёлые стальные кирасы, костяные нагрудники, даже несколько комплектов тяжёлой северной брони нордлингов были. Здесь всё напоминало, скорее, склад, чем оружейную лавку. Даже уныло сидящий на табуретке в уголке стражник в полном костяном доспехе Армун-Анского стиля выглядел, скорее, удачно поставленным манекеном-демонстрантом, обвешанным бронёй. Слева, на небольшом свободном пространстве, находилась угловая стойка, за которой стоял низенький безбородый босмер. Крепкий, но сильным его не назовёшь. Не кузнец, обычный купи-продайка, правда, весьма удачный.
– Чего изволите? – бодро спросил он. Гиперактивный ты наш... час ночи, а он на ногах, лёгок на помине.
– Костяной нагрудник, гах-джуланский, костяные же наручи и такие же ботинки.
– Приятно видеть покупателя, который знает, что ему нужно, – заметил босмер. – Вон, костяные изделие на третьей стойке, возьмите, что нужно, я вам заверну. С вас, к слову, пятьсот шестьдесят монет.
– Я ещё продам вот эту кирасу и ботинки, – он бросил на прилавок ту самую, из шкуры, которую он украл у Аррилла.
– Хе, шкура тритона. Возьму за полтинник. Ботинки за пятерик. Пятьсот пять тогда.

Теперь Эриррис шёл в Восемь Тарелок, держа в руках объёмистый мешок с купленными доспехами, спать. Нужно зарядиться силами. Завтра, наверное, будет не менее хлопотный день...




Глава XLI: Допрос

–Здравствуй, мой старинный друг… – раздался чей-то голос.
Амшегар открыл глаза. Он сидел на стуле в тёмном помещении с металлическим решётчатым полом жёлто-оранжевого цвета, под которым видна была текущая лава – единственный источник света в помещении. Амшегар попытался встать с места, но не мог пошевелиться. Однако на паралич это было не похоже.
– На этот раз у нас будет приватный разговор, – вновь послышался голос, спокойный и ровный.
Амшегар вгляделся во тьму, откуда он раздавался. Спустя секунду тьма расступилась и перед героем стали видны очертания человека, тоже сидящего на стуле, прямо напротив него. Человек был одет в тёмную мантию, которая по-прежнему была почти не видна, а вот лицо его закрывала сияющая золотая маска. Амшегар вспомнил свою предыдущую встречу с этим таинственным незнакомцем. Обычно, когда приходит осознание того, что ты спишь, проснуться не составляет труда. Но только не в этот раз…
– Ха-ха, мы только что встретились, а ты уже собрался уходить! – фигура в маске засмеялась. – Не торопись, от своего прошлого всё равно не уйдёшь, – совершенно спокойным, даже немного ласковым и добрым голосом сказал незнакомец.
– … – Амшегар по-прежнему ничего не мог говорить, но теперь он хотя бы чувствовал, что его дыхание не блокировано, а к движению никто не понуждает, чего не было в их прошлой «встрече». Теперь ему оставалось только сидеть и слушать.
– Знаю, знаю… ты всё равно хочешь уйти, – слабое свечение его золотой маски стало пульсировать, то затухая, то вспыхивая с ещё большей силой. – Сейчас я тебя отпущу, только дам напутствие… как друг другу. Всех дел не переделать, оставь их, помни о главном! Твои проблемы – всего лишь ничтожная часть, связанная с оболочкой. Это ничто, это совершенно ничего не значит! Помни о главном, знай о своём предназначении!.. Ведь ТЫ… – человек резко прервал свой монолог. – …Меня гложут сомнения… Амшегар… на древнем языке это означает «Безымянный»… пока что буду называть тебя так. Ну а сейчас я помогу тебе… и мы проверим… ещё один раз... ты ли это на самом деле?.. – всё нараставшее излучение маски стало почти ослепительным, а тон человека громогласным. – Заключённый своей памяти! Сердце Бога может всё! Приди ко мне, и я тебя освобожу!
Тут всё затухло… а потом последовала финальная мощнейшая вспышка, озарившая всю комнату и на мгновение взору Амшегара предстал колоссального размера металлический голем.

Он поморщился от яркого света. Попытка протереть руками глаза оказалась неудачной – они были связаны за спиной. Приоткрыв один глаз, Амшегар увидел, что прямо ему в лицо светил фонарём какой-то лысый тёмный эльф.
– Убери, – вяло пробормотал он.
– Ну наконец! Проснулся-таки! А я уже начал беспокоиться, не случилось ли чего! – с сарказмом воскликнул данмер, отойдя назад.
Теперь к Амшегару пришло понимание того, что он всё ещё в крепости, в плену у бандитов. Но живой и не скованный параличом, что уже приободряло и внушало надежду.
– Мда, если ты так отреагировал на простой удар, то чего ждать в дальнейшем? Я уже сомневаюсь, что ты именно мой пациент, – улыбнулся бандит. – Хотя… я с любым найду общий язык! Меня, кстати, зовут Мевен, – сказал он и убежал из комнаты.
Амшегар осмотрелся. Он сидел на стуле и был привязан к нему верёвками. Руки тоже были связаны, однако кистями по-прежнему можно было шевелить. Это было маленькое квадратное, почти пустое помещение. Каменная перегородка, несколько ящиков, шкаф, полки, на которых авантюрист заприметил своё барахло: доспехи и блестящие кольца. Самого лучшего из них не было, как, впрочем, и свитков, зелий и оружия, хотя нет… пара зачарованных огнём заточек, которые данмер нашёл в пеньке близ Сейда Нин, слегка поблёскивали на самом конце полки. Сам же пленник, полностью лишённый своего снаряжения, сидел около стенки. Не теряя больше ни секунды, он начал пытаться развязать верёвки, но в это же мгновение в комнату зашли двое уже знакомых ему лиц: Мевен и главарь бандитов.
– Даже не пытайся, – сказал Мевен, увидев дрыгающегося пленника. – Мои узлы не удавалось развязать ещё никому.
– Может, я буду первым, – оскалился наш герой.
– Почему так долго? – спросил главарь. – Он дрых несколько часов.
– Я пытался его разбудить по-всякому, – оправдывался Мевен. – Но он был словно в трансе, ни на что не реагировал! Может это паралич сказался? А потом смотрю – начал восстанавливаться! Сначала царапина на руке исчезла, потом синяк под глазом… и кольца искрятся…
– Дурак! Ты что, не снял с него магические вещи?! – вспылил босс. – Ты видел, что он сделал с остальными?! Вдруг у него есть ещё что-то зачарованное!
– Ну я же говорю, как заметил – сразу же снял. Вон, там, на полке лежат. Да и то, это просто восстанавливающие кольца.
– Хм! А где тогда мой артефакт, Кольцо Уничтожителя, а, Мевен? – с улыбкой на лице спросил Амшегар. – С огромным плоским камнем в оправе, магическое, уничтожит любого в одно касание! Неужели к рукам прибрал?
Авон вопросительно посмотрел на Мевена. Тот с ненавистью зыркнул на Амшегара.
– Ладно, признаю! – быстро сказал он, доставая из кармана Кольцо Учителя. – Я взял одно колечко, оно мне приглянулось!
– Он издевается… – сказал главарь бандитов, рассматривая драгоценный камень. – Не знаю, что это, но точно не уничтожающие чары.
– Таким как вы это не увидеть, – улыбнулся связанный герой.
– Ну а с тобой мы сейчас побеседуем, – сказал Авон, пряча кольцо в карман и осматривая полку с вещами Амшегара.
Мевен отошёл к дальней стене и принялся наблюдать за происходящим, с нетерпением ожидая того момента, когда потребуется его вмешательство (А приближение таких моментов он чувствовал хорошо).
– Тебя наверняка интересует, почему ты всё ещё жив, – начал Авон, расхаживая перед Амшегаром.
– Значит, вам что-то от меня нужно, – рассудил тот.
– Верно. Нужно, и я это получу, так или иначе. Но… поспешу тебя заверить, – улыбнулся он, – ты всё равно умрёшь.
– Акавир открыл! Мы все когда-нибудь умрём.
– Хех, точно, но ты сделаешь это довольно скоро. А вот КАК ты умрёшь, зависит целиком и полностью от тебя: честно ответишь на вопросы – и смерть твоя станет лёгкой и быстрой, а если нет… – Авон посмотрел на расплывшегося в улыбке Мевена. – …Я всё же советую тебе сотрудничать.
– И что же тебе так хочется узнать? – спросил Амшегар.
– Кто ты и на кого работаешь? То, что ты специально готовил атаку на крепость, и гуару понятно, но я в жизни не поверю, что ты простой искатель приключений с улицы – я видел, как эти так называемые «авантюристы» бегут при малейшем перевесе не в их пользу. А ты, напротив, явно делал здесь что-то особенное, я прав? В общем, тебе всё равно конец, так что говори, кто тебя нанял и с какой целью?
Амшегар понял, что выпускать его не собираются, и ему срочно нужно найти способ освободиться от верёвок. Магия? Медленно пережечь их слабым заклинанием! С первого раза не выйдет, на это может потребоваться много времени, да и вспышка легко может быть замечена… Не пойдёт… Сжечь верёвки одним сильным заклинанием и сразу атаковать… а вот это может сработать!
– Ну что молчишь, отвечай!
– Имперский Легион назначил за твою голову награду.
– Он лжёт, – отозвался Мевен. – Имперцы не могли так быстро прознать, кто мы такие.
– Имперский Легион, говоришь? – усмехнулся Авон. – Как интересно. И сколько же… стоит моя голова?
– Немного… Мне обещали пирожок. С грибами. И кружку мацта вон за этого… – Амшегар указал глазами на Мевена. – Мы, воины правосудия, не отличаемся корыстью… Работаем за еду.
– Вот оно что… Шутник, значит?
– Думаю, я знаю хороший способ, как развязать шутнику язык! – воскликнул Мевен.
– Позволь мне обрисовать тебе сложившуюся ситуацию, – вновь обратился главарь бандитов к Амшегару. – С тех пор, как мы бежали сода с материка, месяц ушёл на то, чтобы собрать нормальную команду. Недели скитаний по болотам и заброшенным пещерам без уверенности в завтрашнем дне и с постоянным страхом быть вновь схваченными и отправленными гнить за решётку. Колоссальных усилий нам стоило пройти через всё это и выстоять! На нашем пути вставали другие шайки разбойников – мы вытесняли и истребляли их… Легионеры и наёмники устраивали на нас облавы, но мы выпутывались и оставались целыми вновь и вновь! Мы грабили и убивали путешественников, нападали на торговые караваны, переправляли контрабанду, искали поддержки со стороны синдикатов… А потом мы нашли эту крепость, и представь себе! – смогли отбить её! Нам пришлось не сладко, но предыдущих её владельцев мы разбили в пух и прах, а немногим выжившим пришлось бежать, куда глаза глядят. Это был наш приз после долгих мучений и испытаний! Ты знаешь, что такое иметь собственную крепость? Боевую! Ещё с военных времён! Это деньги, это власть, это связи, это уверенность! Дела сразу же пошли в гору, мы заняли чуть ли не главенствующее положение на всём Горьком Берегу! Ха! Да легионеры обходили нас стороной за километр! Сразу наладился бизнес, ведь крепость – это отличный склад, прекрасная боевая база и непревзойдённое укрытие! Пошла настоящая контрабанда – а это НАСТОЯЩИЕ ДЕНЬГИ! Пошли рабы… ох, сколько мы тогда получили… первая партия и сразу такая удача!
– Угу, – одобрительно закивал Мевен. – Как мы тогда напились!
– Да мы стали настоящими королями преступного мира! – продолжил свой рассказ Авон. – И мы были просто в шоке, когда к нам пришла женщина, похитившая артефакты из самой Сокровищницы Телванни! Пришла и попросила принять нас в свою команду, представляешь, какой авторитет!
– Ну, сначала мы думали её прирезать, а артефакты забрать себе… – улыбнулся Мевен.
– А потом, – продолжал Авон, – когда мы увидели, НА ЧТО она способна!.. Тогда я понял: теперь-то нам ничего не угрожает, напротив, угрожать будем МЫ! – данмер сделал паузу. – И тут появляешься ты…
Амшегар расплылся в улыбке.
– …Уничтожаешь и калечишь добрую половину моих людей, лучшую половину! Уничтожаешь нашего боевого мага!..  Я НЕНАВИЖУ, когда без разрешения убивают моих людей! – крикнул он. – Это был мой звёздный час, но ты всё испортил и даже хотел убить меня. Но нет… легендарного Авона Рейвела одолеть не по силам ни сволочам из Киродиила, ни ублюдкам из Легиона, ни тупицам из Гильдии, ни тебе. Но коммунику ты мне всю испортил, теперь опять придётся заниматься рутиной, набирать новых людей, устранять потери, заполнять пробелы в подготовке… Но хуже всего то, что это сделали не вшивые легионеры и не шайка низкопробных разбойников… Даже не знаю, справились бы эти бездари без моего вмешательства? Всего один наёмник чуть не захватил крепость и теперь сидит и потешается над нами!
– Ну а что я могу ещё сказать?– ответил Амшегар. – Иду себе, никого не трогаю… и тут в меня начинают стрелять!
– И ты, как истинный герой легенд, решил проверить, кто ж это там житью честных граждан мешает! – воскликнул Авон. – Послушай, когда у меня появляется слабый враг, я его уничтожаю, когда дорогу преграждает враг сильный, я с ним долго и упорно борюсь, но всё равно одерживаю верх! Это правда жизни – выживает сильнейший, остальные истребляются! Я мастер этой игры и проигрывать не намерен, и когда появляется неизвестный, скрытый враг, сидеть и ждать очередной атаки я буду! Так или иначе, я узнаю, кто этот мой новый враг, который тебя нанял!
– А может это Мораг Тонг? – высказал предположение Мевен. – Я слышал, у них есть очень толковые убийцы.
– Развяжите меня, отдайте артефакты мага и награбленное, тогда я уйду с миром и не стану никого убивать, – поддельным зловещим ледяным низким тоном предложил свой вариант развития событий Амшегар.
– Нет, Мевен… – задумчиво сказал главарь. – В Мораг Тонг таких идиотов нет.
– Так что, не согласны? – улыбнувшись, сказал Амшегар уже своим нормальным голосом. – Ну… в общем-то, зря, короли преступного мира… мда… а ведь могли бы жить… Не передумали, нет? Ну ладно.
Амшегар собрал нужную энергию – для претворения его плана в жизнь всё было готово.
– И как же ты собрался нас убивать? – с усмешкой в голосе спросил Авон Рейвел.
– А вот как!
Амшегар сотворил огненное заклинание, пытаясь направить его прямо на верёвки, но вследствие перенапряжения, нехватки опыта, да и просто крайне неудобной позы эффект получился несколько не таким, как хотелось бы. Вернее, совсем не таким. Данмер не смог контролировать поток высвободившейся энергии, и вместо направленного быстрого горения получился стихийный моментальный взрыв! Верёвки сожжены не были – опалился только тоненький их внешний слой. А вот штаны себе Амшегар поджарил хорошо… Бандиты сначала не поняли, что произошло, но потом, наблюдая отчаянные попытки прыгающего на стуле пленника потушить свои штаны, целую минуту бились в истерике.
– Ха-ха-ха! Ну… раз нам всё равно умирать, – сквозь смех сказал Авон. – То хотя бы посмеёмся от души!
– А-а-а-а! Потушите скампов огонь!! – орал Амшегар.
– Я не могу… – смеялся Мевен. – Ха-ха, да перед нами просто грандмастер побега!
Наконец нашему герою удалось избавиться от пламени, которое к этому времени прожгло на его штанах хорошую дырку, и он вздохнул с облегчением. А потом и сам начал смеяться над своей попыткой освободиться.
– А ведь нам же говорили – маг! Боевые заклинания знает!
– Ха-ха-ха-ха!
– Хе-хе-хе… так ладно, – уже более серьёзным голосом сказал Авон, проверяя состояние верёвок пленника. – А он ведь чуточку их подпалил. Сделаем-ка мы вот что…
Он ушёл из комнаты и через минуту вернулся, держа в руках что-то металлическое и блестящее. Это был рабский наручник Телванни. Амшегар сразу его узнал – такие он видел на рабах, когда вычищал пещеру близ Сейда Нин.
– Не рыпайся, вот так… – Авон надел на него наручник. – Всё, теперь колдовских выкрутасов не будет, – сказал он, улыбнувшись.
Как только Амшегар почувствовал на своей руке холодную сталь наручника, его магическая энергия тут же начала его покидать. Медленно, но неизбежно… Нужно было срочно придумывать новый план!
– Не-не-не, погодите, погодите! Ведь всегда можно договориться, верно? – поспешил найти он выход.
– Конечно! – весело воскликнул Авон. – Вот только моих навыков красноречия для этого не хватит. Но, к счастью, у меня как раз есть профессиональный дипломат!
– Да-да, – улыбаясь, протянул Мевен. – Это я.
– Пойми, ты сам выбрал свою судьбу. Не хочешь говорить, на кого работаешь, по доброй воле, так тебя разговорит Мевен. Знаешь, он настоящий псих!
Тот одобрительно закивал.
– Я отойду ненадолго, – сказал главарь бандитов. – Ну а вы тут пока поболтайте.
Авон ушёл, а лысый «дипломат», именуемый Мевеном, всё так же злорадно улыбаясь, направился к связанному герою.
Даэдрот, этот тип идёт сюда! Похоже, время разговоров прошло, это видно по его сверкающим глазам! – лихорадочно пронеслось в мыслях Амшегара. Всё его сознание сейчас работало только над одной, главной проблемой – как сбежать? – Так, спокойно, пока ещё есть время, наверняка, он не удержится от дополнительных разглагольствований… надо что-то делать! Но что?.. Магия? Магия… Она стремительно уходит из меня! Эти наручники – просто… гениальное изобретение! Надо отдать изобретателю должное. Если найду его могилу – откопаю и надругаюсь над ним! А если жив, то сначала похороню, а потом уже откопаю и надругаюсь! Но только если выберусь отсюда живым! Чёрт… надо изгнать посторонние мысли, даэдрот! Энергия уходит… Однако её всё же хватит на несколько огненных заклинаний… Быстрых заклинаний… очень быстрых. Вспышки… взрывы… хаос, не целенаправленный поток огня! Амшегар попробовал слегка обгорелые верёвки на прочность – огонь взрыва ничуть их не ослабил. Даэдрот, это не пойдёт!
– Ну что, хочешь уйти? – весело обратился Мевен к дрыгающемуся авантюристу, но уже осознавшему всю бессмысленность этих телодвижений. – Не надо так спешить, друг! Ха-ха, на болото ты всегда успеешь! Давай-ка лучше… пообщаемся, да! Очень, знаешь ли, я это люблю!
Отлично, пусть говорит… Пусть говорит столько, сколько захочет, главное – не отвлекаться на его трёп. Сосредоточиться! Так, огонь не подойдёт, что тогда?! Блин, нужно что-то делать, не то я уже ничего не смогу наколдовать! Этот ненормальный меня раздражает… Шигорат его знает, что он задумал! – тревожные мысли не давали герою покоя. Не самая лучшая ситуация в его жизни…
– ...Не разговорчивый… Хм… Но ничего. И для таких средство найдётся!
Так, хватит! Неужели я не смогу собраться и взять волю в кулак? Страх сейчас бессмыслен… Неверие в себя… глупости. Спешка… бред. Этот наручник… это не приговор. Просто пиявка. Маленькая пиявка, сосущая энергию духа. Маленькими глоточками… Слишком маленькими чтобы меня сломить. Я чувствую в себе силы… У меня ещё больше половины энергии. Мне хватит. Должно хватить. Мне достаточно силы ещё на много заклинаний!
Однако Амшегар не собирался заниматься самовнушением, просто он понял, что только ясный, трезвый и оптимистичный рассудок поможет ему выпутаться из этой передряги. И ведь и вправду – озарение не заставило себя долго ждать.
А теперь, что мне поможет? – мысленно задал он себе вопрос «в лоб» – … … … Призванное лезвие. Да!
– …Ведь перед тобой, – продолжал Мевен, – ни кто иной, как великий мастер речи и знаток всех языков!
Лезвие, кинжал… даэдрический кинжал, верно! Именно это мне и нужно! Но… стоит ли тратить последнюю энергию на попытку (весьма сомнительную) призвать оружие, ведь я даже и не знаю толком, как оно выглядит? При этом надо будет его удержать, перепилить верёвки, всё в такой позе… Возможно, есть и другой путь… – герой вновь напряг мысли… –  … … … Нет, нету! Даэдрическое лезвие – это мой единственный выход! Сомнений нет, путь к свободе найден!
– …Да-да, именно всех, не иначе! Спросишь, как это возможно?
Ну почему же, конечно, возможно. Возможно всё! Возможно почти победить опаснейшего противника а потом быть зарезанным им в самый неподходящий момент, допустив нелепую оплошность. Чтобы призвать оружие, нужно знать, как оно выглядит… Даэдрот! И почему я не попросил Масалини Мериан продемонстрировать мне ножи и лезвия проклятых дремор!? Зато на луки насмотрелся…
– …А я отвечу: очень просто! Ведь достаточно овладеть одним, Великим и Могучим, универсальным, совершенным, ВСЕОБЩИМ языком! – расхаживая по комнате, с пафосом произнёс данмер.
А Ажира… Она ведь тоже, кажется, призывала оружие! Как раз даэдрический нож, чтобы быстро покромсать какие-то корешки… И я опять не обратил внимания. Не слишком люблю алхимию…
– …И знаешь что это за язык, мой дорогой гость? – глаза Мевена засверкали. – Это язык БОЛИ! Ха-ха!
…Как он выглядел?.. Я же видел, как Ажира шинковала им траву… Вроде бы, обычный нож, но… Можно попытаться призвать оружие наобум, просто самому загадав форму, но риск срыва заклинания будет огромен. С моими-то навыками колдовства… В моей-то ситуации!.. Но всё равно, лучше что-то делать, пытаться! – Амшегар напряг разум и создал образ оружия. На ум почему-то приходил только кухонный нож.
Связь с Обливионом… Есть… Теперь поиск слабой демонической души… Есть! Теперь создание формы... Она должна быть максимально соответствующей даэдрическому стилю! Душа извивается в мысленном захвате заклинателя, она сама стремится принять свой наиболее подходящий облик... А мне нужно силой своей воли подавить этот хаос и сотворить именно то, что хочу я! Попытка... Нет! Похоже, кухонные ножи не пользуются у дремор особой популярностью… Нет, надо вспоминать! Думай, Амшегар, думай!..
– …И будь уверен, этим языком я владею просто виртуозно! – продолжал свой монолог разгорячённый Мевен.
Да замолчи ж ты уже! Дай сосредоточиться! Ещё чуть-чуть и будешь травить свои байки с духами в загробном мире! Осталась малость, всего лишь нужно изобрести неизвестное заклинание с иссякающей энергией, ага. Ещё одна попытка… нет, снова неудача…
– …Потому что я… – Садист! – торжественно произнёс бандит и выхватил из кармана хитроумное стальное устройство и поднял его, словно факел, высоко над головой.
И тут авантюриста осенило! Зрачки Амшегара расширились, он словно впал в транс…
Сей приборчик, явно являющийся предметом огромной гордости Мевена, состоял из множества мелких деталей, каждая из которых находилась, подобно ключам, в связке, и являлась отдельным и неповторимым орудием пыток. Изуверские крючки, шипы, пилы, молоточек!.. и маленькое лезвие серповидной формы. Лишь только взглянув на него, Амшегар провалился во внезапно разверзшуюся бездну своей памяти. И воспоминания овладели им.

Это оружие… Именно так оно и выглядит! – Амшегар, находящийся сейчас «где-то там», держал его в своих руках. – Неужели память возвращается?! Но что было ранее?.. Вот он в каком-то подземелье… Тут довольно уютно: дощатый пол, столы, стулья, шкафы, несколько гамаков, факелы… И много деревянных коробок вокруг. Похоже на склад. Пещера, но явно обитаемая. А вот и люди. В лёгких доспехах, при оружии. Они стоят рядом и о чём-то говорят… О каких-то поставках, об оговоренных суммах, о деньгах. Один из ящиков вскрывают, и Амшегар видит оружие. Много дорогого высококачественного оружия. Вот эбонит. А вот это – даэдрика! Короткие гнутые односторонне-острые и обоюдоострые мечи, булавы, крисы и серповидные кинжалы. Даэдрический стиль, это не подделка. Амшегар берёт один такой изогнутый нож в руки и завороженно смотрит на него. Но что это?.. Короткое помутнение… воспоминания!.. они рушатся! Слишком быстро…

Данмер пришёл в себя. Его мана полностью иссякла, и это отдалось последним всплеском боли, но не физической, а духовной, той, которую человек испытывает всякий раз, когда его высшая тонкая энергия исторгается насильственным путём. Но энергия закончилась и боль прошла. Авантюрист сидел связанный на стуле, а перед ним с речью выступал «мастер пыток». Всё было так же. За исключением одного. Его руки сжимали холодный даэдрический эбонит острейшего серповидного клинка.
М'Айк-Лжец
Глава XLII: Даэдрический Ужас

Получилось! В самый последний момент заклятье сработало! Правда, совершенно неизвестно, каким образом, но сработало. Теперь надо проверить его остроту…
Амшегар перехватил нож поудобнее и провёл несколько раз по верёвкам, связывающим его руки. Они с лёгкостью были разрезаны, ещё бы: настоящее даэдрическое оружие, хоть и призванное!
– …Да, я Садист, – всё ещё продолжал свою пламенную речь Мевен, размахивая агрегатом для пыток. – А значит, и превосходный дипломат, что найдёт общий язык с любым, даже самым неразговорчивым человеком! Вроде тебя, например!
– Вот это да! Сам сделал? – теперь-то Амшегар мог отвлечься и на болтовню. Ему осталось только продумать способ устранения надоедливого Мевена…
– А-а-а, вижу, ты под впечатлением! Ну что ж, пожалуй, пора приступать! Покажу, как это работает, ха-ха!
– Это точно! Пора, – приготовился к действию Амшегар, но всё ещё не двигал руками. – Ты, конечно, мастер своего дела, в этом я не сомневаюсь, но у тебя всё же есть одна маленькая проблемка, – тихо сказал он.
– Да? И какая же? – спросил Мевен, склонившись над пленником.
– Ты слишком много говоришь, – зловеще улыбнулся данмер и атаковал.
Это был стремительный режущий удар снизу. Даэдрическое лезвие с лёгкостью распороло кожаную куртку вместе с её обладателем и прошлось от живота до самого подбородка, рассекая горло. Вспорол как рыбу. Даже со стула вставать не пришлось.
Мевен выронил своё устройство и с изумлённым взглядом схватился за горло: он даже не понял толком, что произошло – всё было слишком быстро.
Тут послышался звук открывающейся двери и в комнату вошёл главарь. Амшегар, как ни в чём не бывало, убрал руки с ножом за спину.
– Вы что, ещё не начинали?! – раздражённо спросил он, увидев невредимого героя – со спины он не мог видеть вспоротость своего приятеля.
Но силы покинули несостоявшегося палача, и он упал замертво.
– Так нет же, уже закончили! – сверкнув глазами, сказал Амшегар и, перерезав остальные верёвки одним движением, рванул с места.
– Малакат подери! – ругнулся Авон и быстро выхватил из-за пояса свой стеклянный нож.
– Скажи, у тебя в команде все такие придурки?
– Но... как ты… – Авон недоумевал, как в руках Амшегара оказался даэдрический нож. – Ты что, ПРИЗВАЛ его?? Но на тебе же наручник Телванни, ты НЕ МОЖЕШЬ колдовать!
– Значит, все, – улыбнулся авантюрист.
– Проклятье! Может, ты и убил Мевена, но меня тебе не одолеть!
– Да неужели?
– Хех. Я, Авон Рейвел, легендарный Зелёный Нож, побеждаю всегда!
– В таком случае, познакомься с тем, кто прервёт эту череду побед! С неподражаемым Амшегаром, Даэдрическим Ужасом! – торжественно произнёс герой. Почему-то именно это пришло ему сейчас в голову.
Авон с усмешкой посмотрел на него.
– Ты Даэдрический Идиот! Даэдрический Ужас погиб два года назад, в Киродииле, это прозвище занято!
– Чёрт! Ладно. Тогда я просто тебя убью.
– А-а-а!!! Сдохни! – выкрикнул Авон и бросился в атаку.
Сам главарь ловко извернулся от встречного удара Амшегара, но и его первая атака пришлась по воздуху. Однако за ней сразу же последовала вторая – быстрый режущий удар, которая и достигла цели. Авон не стремился нанести сильный урон, нужно было только донести магию ножа до цели, что ему и удалось. Отскочив от Амшегара, он встал в надменную стойку, скрестив руки и ожидая, когда эффект заклинания заставит своего врага рухнуть наземь. Но авантюрист падать не спешил! На этот раз он, конечно же, был готов к такому раскладу, а поглотить ожидаемую магию гораздо проще, чем неизвестную. Разница такая же, как между камнем, кинутым тебе прямо в руки, и брошенным в спину. Поглотив чары, авантюрист тоже отскочил к полке, где лежали его вещи, и принял такую же горделивую позу, как и Авон, кривляя его.
– Эй! Я же ранил тебя! – крикнул Рейвел, округлив глаза от изумления. – Что, ещё какой-то твой трюк?
– У меня ещё много сюрпризов найдётся, – сказал Амшегар, надевая на палец исцеляющее кольцо. – Но они уже не для тебя.
– Я всё равно убью тебя! – Авон вновь бросился на Амшегара.
Тот попытался провести атаку вместе с защитой, быстро отходя в сторону, но вновь получил порез, а Авон опять увернулся от смертоносного лезвия. Похоже, он сражался с мастером боя на ножах. Ну... или сам ничего не смыслил в этом деле. Тем не менее, свежий порез на руке Амшегара засиял белым светом поглощённой магии, а потом быстро затянулся под действием восстанавливающего кольца.
– Не-е-е, так тебе меня не победить, – улыбнулся герой. – Учти, я тоже могу попасть, и тогда худо тебе будет. Предлагаю сдаться и отдать сокровища!
– Ты прав… – сказал Авон, осознав бесполезность своего главного оружия. – Тактику надо менять! – Он перехватил нож по-другому. – Если магия тебя теперь не берёт, то кто помешает мне просто тебя прирезать? Стекло – очень грозное оружие.
– Но только не в руках такого дурачка, как ты.
В своей очередной сокрушительной атаке Авон планировал поглубже всадить нож в противника, но на этот раз ему повезло меньше: каким-то чудом его удар был блокирован Амшегаром! Стекло главаря бандитов с размаху ударилось о даэдрику лезвия воинственного гостя. Стекло – крепкий минерал, но перед эбонитом, а тем более даэдрическим, оно не устоит. Несколько мелких стеклянных осколков отлетело в стороны, ножи соскользнули и продолжили свой танец. Авон воспользовался моментом и хотел было проткнуть Амшегара, однако тот вовремя отскочил назад. Он понял, что непременно проиграет в случае простого обмена ударами, но так же осознал и то, что ему нужно сделать для победы. Следующий стремительный выпад главаря авантюрист изловчился отвести в сторону свободной рукой, и нож только резанул его по ребру. Однако и сам он, явно недооценивший ловкость и ковартсво соперника, тоже был ранен: удерживая его руку, авантюрист быстро полосонул своим лезвием по ней. Но если Амшегар тут же полностью восстановился при помощи чар волшебного кольца (паралич он вновь поглотил), то Авону предстояло сражаться с глубоким порезом на руке. Впрочем, ему ещё повезло: даэдрическое оружие обычно наносит куда более тяжкие повреждения.
– Хе-хе! Нравится? – сверкнул глазами пленник, вновь превратившийся в захватчика. – Вижу, не очень!
– Да ты уже должен быть нашпигован параличом! Кто ты такой, Шигорат тебя раздери! – В глазах бандитского босса теперь отчётливо был виден страх, и это Амшегару нравилось!
– А теперь попробую я…
Амшегар уверенно пошёл в наступление, у него уже был подготовлен план: если не выходит избегать атак ножика по отдельности, то куда лучше будет вообще избавить себя от этих атак, перехватив вражескую руку! Ну а потом можно будет быстренько перейти ко второй части тактики: перерезать бандиту горло – вот какая у него была цель. Авон попытался нанести встречный удар, но герой, готовый к этому, вновь ловко схватил его за руку, однако и его рука, несущая смертоносное лезвие к шее врага, была перехвачена. Положение зашло в тупик и теперь в ход пошли ноги. Впрочем, это не обеспечило перевес ни одной, ни другой стороне. Амшегар потеснил своего оппонента к полке с его барахлом и прижал его к ней.
– Что ты задумал, ублюдок? – крикнул Авон.
– Сейчас всё сам увидишь… – улыбнулся герой. – И почувствуешь!
И с этими словами он отпустил руку бандита, схватил с полки хитиновую огненную заточку и метко вонзил её в запястье врага!
– Проклятая сволочь! – вскричал тот.
Хватка его заметно ослабилась, но отпускать руку он не хотел – ещё бы, ведь тогда его горло вмиг рассёк бы даэдрический клинок! Но и удерживать ей руку Амшегара он не мог, тем более что тот вцепился в неё своей освободившейся рукой и силился её отодрать. Последней надеждой Авона остался нож, которым он поспешил воспользоваться, попытавшись обрушить град режущих ударов на Амшегара: он верил, что паралич всё-таки должен был его взять. Некоторые из этих атак, несмотря на попытки авантюриста увернуться и остановить их, достигли своей цели. Но боль только придала ему ярости и сил, а волна нахлынувшей энергии, с которой он уже был не в силах справляться, реализовалась леденящей хваткой. Авон больше не мог контролировать свою пронзённую и обмороженную конечность, и больше ничем не сдерживаемый кинжал буквально врезался в его шею. Бандит захрипел, и из его ужасной раны брызнула кровь. Авон из последних сил вонзил в Амшегара нож, а даэдрический клинок ещё сильнее впился в шею главаря, пока не упёрся в позвоночник. Потом они оба свалились на пол: бандит, с круглыми от ужаса глазами и разорванной шеей, мёртвый, и авантюрист, с ножом в ноге, скованный параличом, но всё же – довольный, победивший.
Слава Шигорату! – пронеслось в голове у Амшегара. – Так долго сопротивляться чарам мне ещё не удавалось никогда. Ох, как же весело будет, если сюда сейчас кто-нибудь зайдёт… Проклятый паралич. Да, с таким ножичком на пару с катаной будет куда лучше, это точно! А где даэдрический нож? Я его не чувствую. Наверное, размтериализовался. Как раз вовремя…
Он попытался извлечь из своего кольца исцеляющую энергию, но в парализованном состоянии это оказалось гораздо сложнее. К счастью, магичекий эффект вскоре закончился (он длился около тридцати секунд), и данмер поднялся на ноги. Его голова кружилась. Опираясь руками о стену, наш герой заковылял к полкам со своими вещами. Теперь он отчётливо ощущал волны боли от многочисленных порезов: когда обездвиживание прошло, к телу вернулась и полная чувствительность. Первым делом он надел второе кольцо Жизни, а также кольцо Фаргота и полностью осушил их энергетические запасы. Этого всё равно не хватило для полного исцеления, но чувствовал Амшегар себя уже гораздо лучше.
Теперь надо найти Демона, – размышлял данмер, напяливая на себя свои хитиновые доспехи. Куда могли деть свитки и оружие? Если мои доспехи тут, то, возможно, и всё остальное тоже. В шкафу…
Но шкаф был закрыт на замок. Однако вскоре это недоразумение было исправлено: ключ от замка был изъят из кармана Авона (вместе с кольцом Учителя, и тугим кошельком, набитым деньгами). Магический ножик и свою заточку Амшегар тоже взял и засунул за пояс. Как он и предполагал, остальные, более ценные его вещи находились в шкафу и были аккуратно разложены по полочкам. Свитки, зелья, катана, лук – все на месте.
Сейчас я наконец освобожусь от проклятого наручника! – решил Амшегар, но его ждало разочарование: ключ Авона не подходил. Тогда данмер воспользовался свитком Отпирания Ондузи. И вновь неудача – то ли заклинание дало сбой, то ли сам механизм замка был слишком хорош. Тогда в ход пошли отмычки, но ковыряние ими в замочной скважине не возымело ровным счётом никакого эффекта. Данмер понял, что в тюрьму его посадили точно не за кражи со взломом. Ну что ж, с освобождением от оков придётся повременить, по крайней мере, пока я не найду нужный ключ, – продолжал обдумывать свои действия герой. Ему оставалось только утешать себя тем, что энергия и так на нуле и, даже сняв наручник, поколдовать не получится.
Спустя несколько минут Амшегар рассовал всё барахло на свои законные места (что – по карманам, а что – в рюкзак), обыскал труп Мевена (у него он забрал немного золота и сувенирчик, «карманный набор изувера» – на память), обыскал ящики, в которых нашёл обычные для контрабандистов товары: дорогую выпивку и лунный сахар, и теперь был готов к дальнейшим приключениям.
Оные не заставили себя долго ждать. Послышался скрип двери и в комнату вошёл крепкий белобрысый нордлинг в лёгких северных доспехах, к поясу его была пристёгнута стальная булава с шипами. Впрочем, она тут же была отстёгнута и взята в могучую руку, ещё бы: норд зашёл сюда, чтобы что-то сказать своему боссу, но обнаружил, что тот вряд ли сможет воспринять его информацию. А Амшегар спрятался за каменной перегородкой и уже стоял наготове, с призванным мечом.
– Какого даэдрота тут произошло!? Мевен! Ты тут?
Нордлинг обошёл перегородку и увидел картину разыгравшегося сражения. Мевен действительно был тут. Но вот только его теперешнее состояние не придало бандиту оптимизма.
– Проклятье! – вскричал он. – Скампская сволочь! Надо позвать остальных…
– Зачем же так торопиться? – послышался чей-то наглый голос за спиной.
Ничто не помешало Амшегару тихо обойти перегородку с другой стороны и нагрянуть к норду сзади. Данмер пырнул ножом ему в спину. В ответ на это тот с размаху двинул локтем герою в нос, и он отлетел назад на пару метров, выронив и стеклянный нож и призванный даэдрический меч. Теперь Амшегар почувствовал себя на месте главаря бандитов. Паралич не сработал! Как же так? Взглянув ещё раз на нож, он всё понял – магическое свечение, исходящее от него было еле различимо, а значит, почти весь его заряд был уже истрачен! Ладно, тогда придётся действовать по старинке – данмер вновь призвал Дух Меча.
– Слабак, только и можешь бить со спины, да? Ну ничего, сейчас я тебя проучу…
Амшегар узнал своего противника – это был тот бандит, которого он подстрелил с крыши.
– Ну попробуй, – улыбнулся данмер, вставая на ноги.
Враг стремительно атаковал и отбил клинок Амшегара в сторону, а потом так же резко и метко саданул булавой ему прямо по пальцам. Он снова выронил меч и потянулся за катаной (в ней-то энергии было ещё полным-полно), но его опять ждало разочарование – нордлинг с силой ударил Амшегара кулаком в многострадальный нос, и тот повалился на ящики.
– Шустёр, зараза, – хмыкнул он.
Захватчик попытался встать, но не успел – противник оказался тут как тут, он отбросил Демона в сторону и принялся душить его обеими руками. Норд заметно превосходил Амшегара по силе, с этой хваткой наш герой ничего поделать не мог, хоть его руки и были свободны.
– Так ты у нас, значит, любитель пострелять!? – бандит ещё сильнее сжал шею Амшегара, припоминая его меткий выстрел. – Когда я убью тебя, мы тоже позабавимся с луками – будем отрабатывать навыки стрельбы на твоём трупе!
– Слепые… – с трудом выговорил данмер, – из лука… НЕ СТРЕЛЯЮТ!!
Он выхватил из-за пояса свои заточки и вонзил их прямо в глазницы бандита. Подействовал магический эффект, и глаза норда полыхнули огнём. Тот заорал как резаный (а ведь так оно и было) и отпустил Амшегара. Данмер подбежал к своей катане и приготовился сражаться, но её помощь уже не понадобилась – противник был мёртв.
Даэдрот! Они все наверняка восстановились. Теперь вновь придётся сражаться со всей крепостью! Можно сбежать в город – свитки есть, но… сначала надо найти проклятый ключ от наручников. И артефакты мага. Да. Кинжал сейчас бесполезен, ему нужно время для перезарядки, но это не страшно – и с даэдрическим мечом справлюсь, главное дистанция. Как же болит рука… я, кажется, находил тут свиток восстановления…
Когда оный был найден и использован, данмер почувствовал, что все его раны полностью зажили, а силы восстановлены. Теперь-то ни о каком бегстве не могло быть и речи!
Амшегар вышел из комнаты: никого. За поворотом направо было ответвление – лестница, ведущая вниз. Должно быть, там дальше подвал – решил герой и спустился туда.
Большое прямоугольное помещение, в котором он оказался, также вмещало в себя крестообразные каменные перегородки, и Амшегар пока никого не видел, но отчётливо слышал голоса как минимум двоих людей. Из этого помещения проходы вели в четыре камеры – по две с обеих сторон, а в конце была ещё одна дверь. Авантюрист вышел из-за стены к центру комнаты. Из интерьера здесь практически ничего не было: только двухъярусная кровать, сундук возле неё, пара сломанных стульев в углу второй перегородки и деревянный стол с тремя стульями в центре. На столе – кувшин с выпивкой и два стакана. За ним – двое: орк и оркесса, оба в лёгких северных доспехах, оба – варварского вида. И оба недобро уставились на Амшегара – уж его-то они не ожидали увидеть вновь.
– Это же наш пленник! – сказала оркесса, недобро покосившись на данмера.
– Пленник? – удивился Амшегар. – Не, я здесь мимоходом.
– Кажется, он сбежал, – нахмурился орк.
– Ну надо же, как ты догадал… ся… – Метательный нож, резко кинутый оркессой в Амшегара, прервал его на полуслове.
Но, к счастью, данмер рефлекторно отскочил вбок, и нож вонзился в дверь позади него.
– Чёрт! – зло прошипела она.
Тут же эта дверь отворилась, и в комнату вошёл лысый нордлинг с татуированным лицом, варвар чистой воды.
– Этот шерстяной мешок меня уже дост… Э, а ты кто? – удивлённо спросил он.
– Это сбежавший пленник, ХВАТАЙ!!! – заорала варварка самым ужасным голосом, который когда-либо доводилось слышать Амшегару, и выхватила оружие – двойной стальной ручной топорик.
– Проклятье… – Амшегар понял: он снова влип.
И закипел бой.
Оружие двух остальных варваров было сильно похоже – шипастые дубины, только у норда она была деревянная, а у орка – железная. Но ни ту, ни другую Амшегар не хотел почувствовать на себе. Первым атаковал норд, он был ближе всего к герою, но тот блокировал его дубинку щитом. Потом данмер подбежал к столу, надеясь поразить орка, но на этот раз удар его меча был отведён. Не пожелав отбиваться сразу от двух разъярённых громил, данмер перекатился через стол, сбив кувшин с мацтом. Однако по ту сторону стола обстановка была не менее опасной: героя уже ждала оркесса с распростёртыми объятиями. Кое-как ему удалось подставить меч под удар её топора и встать на ноги. Последовало ещё два быстрых удара,  пришедшихся на Амшегаров щит (который, к слову, уже трещал по швам). Данмеру пришлось отступать ко второй перегородке. Варвары тоже не растерялись: орк обошёл стол со стороны и нагрянул слева. А вот для норда обхода не оказалось: правый уже был занят оркессой. Но это ему не помешало! И верно, зачем варвару обходы, когда есть более короткий путь? Нордлинг молодецки запрыгнул на стол, но тот ввиду своей старости не выдержал веса здорового кабана и, хрустнув, завалился вместе с ним. Тем временем орк ринулся в атаку и с размаху ударил дубиною прямо по щиту Амшегара. Железные шипы пробили хитин и увязли в нём, и, когда данмер отвёл руку в сторону, дубина выскользнула из руки орка, так и оставшись в щите. Авантюрист, сообразив, что одного противника можно оставить без оружия, ловко снял щит и отшвырнул его в дальний угол комнаты. Растерявшийся от неожиданности орк уставился на Амшегара с говорящим взглядом: «Так поступать нельзя!», за что тут же получил стулом по морде: да-да, стоявший рядом стульчик пришёлся кстати, и левая рука Амшегара пустовала недолго. Орк пошатнулся, но устоял: гнев, вызванный такой наглостью, придал ему сил, однако последовавший тут же второй удар всё тем же стулом помог ему устроиться на полу рядом со своим другом нордом. Хотя, тот уже почти поднялся на ноги, да и оркесса не думала стоять без дела! Видя, что противники не дремлют, Амшегар вновь применил стул и убил двух зайцев сразу! С размаху огрев по татуированному лбу нордлинга, стоящего на четвереньках, ловкий герой поверг его обратно на пол, а потом сразу же подставил стул прямо под удар топора оркессы. Топор застрял в дереве, и ей пришлось резко его дёрнуть, чтобы освободить. Тут-то она и открылась: в этот самый момент, когда топор по инерции был отведён за спину, она была пронзена Духом Меча. В её глазах всё помутнело и она, попятившись назад, прижалась спиной к стенке и сползла на пол, оставив на ней кровавый след.
Казалось, Амшегар одержал славную победу, но нет, полный бешенства неистовый крик за спиной подсказывал ему, что бой продолжается. Данмер оглянулся: орк вместо того, чтобы тихо-мирно отдыхать на полу, уже успел сбегать за своей дубиной, и теперь, очертя голову, нёсся на Амшегара, размахивая оной. Но подручные средства вновь пришли нашему герою на помощь! Он перебросил меч в левую руку, а в правую схватил стоявший рядом напольный факел. Боевой дух орка, надо сказать, сильно снизился, когда в его морду полыхнул огонь. Можно даже сказать, ушёл в минус, так как варвар попятился назад! Конечно, больше ему ничего не оставалось делать, ведь длина шипованной дубинки не шла ни в какое сравнение с длиной факела. Впрочем, его это не спасло: резкий выпад Амшегара, и яркое пламя начало пожирать его меховой доспех… вместе с ним самим. Бандит неистово заорал от боли, бросив дубину и пытаясь потушить всё разраставшийся огонь. Когда он превратился в ходячий факел, ему снизошло понимание бессмысленности своих попыток, и он с воплями убежал из зала за дверь.
Ну теперь-то победа… – пронеслось в голове Амшегара. Но эта мысль задержалась там ненадолго. Нет, если бы наш герой победил, об его затылок не стали бы разбивать стул, что и произошло в следующий миг. Да, ответный удар нордлинга. Авантюрист брыкнулся на пол, но сознание не потерял.
– Ха-ха! Сейчас ты узнаешь силу Скайрима! – выпалил норд, готовя кулаки к бою. – Я раздавлю тебя как комара вот этими руками!
Лапищи у него были действительно внушительных габаритов. В каких только дебрях они понабрали этого зверья? – недоумевал Амшегар. Варвар нагнулся к гостю и хотел было размозжить ему челюсть, но на стороне данмера был легчайший острейший клинок, и у бандита ничего не вышло. Он просто лишился руки. По локоть. Обезумев от боли и издавая немыслимый крик, северянин схватил Амшегара за горловину его куртки, поднял в воздух, а потом шваркнул об стену. Потом ещё и ещё, пока тот не улучил момент, чтобы вновь призвать меч и изрубить своего противника. Варварский ор норда сменился предсмертным хрипом и оба воина рухнули на пол.
– Хорошенько же ты меня помял… – сказал герой своему поверженному врагу. – Осталось только горелому орку сюда заявиться… для полного счастья… Впрочем… мне же ещё со второй половиной крепости воевать… отдохну только немного… и продолжим.
Но разве кто-то даст нашему герою отдыхать? Амшегар заметил, как оркесса, лежащая у стенки прямо напротив него зыркнула глазом. А потом шевельнула рукой, крепче сжав свой топорик. А потом приподняла голову и злобно ухмыльнулась.
– Ну сколько можно! – взмолился Амшегар и начал подниматься на ноги – что-что, но лежать ему теперь точно было нельзя.
– Мы… – протянула она, тоже вставая с пола, – …со-зда-ны… – и побежала на ненавистного данмера, размахивая топором и оря: – …ДЛЯ БИТВЫ!!!
– У тебя ужасный голос, – сказал Амшегар, уворачиваясь от яростного удара и делая взмах клинком.
И голова оркесссы, больше ни чем не скрепляемая с туловищем, отлетела в сторону.
– Ну вот! – так гораздо лучше.
Из последних сил данмер доковылял до кровати и умиротворённо рухнул на неё. Прилечь – всё, что ему было сейчас нужно. Тут он заметил, как дверь, откуда вышел норд, тихонько захлопнулась. До этого она была приоткрыта, и, очевидно, кто-то стал свидетелем разыгравшегося буйства. Но Амшегара это не волновало, только не сейчас. Полежав с минуту и восстановив силы, он всё же дал волю любопытству.
– Эй, там, за дверью! – крикнул он. – Кто наблюдал сейчас за мной, покажись!
Но никто не спешил выходить.
– Да ладно тебе, я знаю, что ты там, я видел, как ты закрывал дверь. Да не боись, убивать не буду!.. Сегодня я – добрый, хе-хе.


Глава XLIII: Запасной план

Наконец дверь открылась, и в зал с поднятыми руками вошёл огненно-рыжый хаджит. Он был в одних штанах, а на правой руке красовался до боли знакомый Амшегару рабский наручник. Хаджит нервничал и боялся, ещё бы: увиденная им кровавая картина не добавляла спокойствия и умиротворённости.
– С-сэра, – начал он, дрожа от страха. – В-вы ведь не убьёте меня?
– А надо? – улыбнулся Амшегар. – Ты раб? – спросил он, не дожидаясь ответа на свой риторический вопрос.
– Эмм… – замялся хаджит. – И да, и нет… Хотя в данный момент, скорее, да. Нас продали в рабство, в Морроувинде оно же разрешено… Но ведь мы же свободные люди!..
– Понятно. И сколько вас тут таких… «свободных»?
– Девять… Нас поймали и привезли сюда только позавчера… Ты ведь не из этих, верно? – с надеждой в голосе спросил раб.
– Мне нужно избавиться от этого, – Амшегар показал ему свой наручник. – Ты случайно не знаешь, где ключ?
– Э-э-э… он у нордлинга, – хаджит кивнул в сторону трупа. – Но, что на тебе делает этот наручник?
– Длинная история…
Амшегар встал с кровати и молча направился к мёртвому варвару. Хаджит стоял у стены – он тоже молчал и ждал, что будет. В кармане норда действительно обнаружился маленький ключик, такой же, что был найден в пристройке на крыше. Данмер вставил ключ в замок своего наручника и открыл его.
– Ну наконец-то, свобода! Эй, – обратился он к хаджиту и кинул ему ключ. – Вам всем сегодня везёт, лови!
– Спасибо! – облегчённо вздохнул раб.
– Что предпочитаешь: топор или дубинку?
– Что? – в недоумении спросил хаджит. – В смысле?.. Мне не нравится ни то, ни то!
– Меня ищет полкрепости. И это только потому, что вторую половину я уже уничтожил. Скоро здесь будет орда бандитов, так что нам лучше поторопиться. Вооружайся! – Амшегар бросил хаджиту шипованную дубину норда.
– Но… кто же ты такой? – спросил теперь уже свободный кот.
– Хех, – герой повернулся к нему и положил катану себе на плечо. – Я Амшегар. Запомни это имя.
– Э-э-э… а я – С’Ренджи. Можно не запоминать, только выведи нас отсюда!
Тут они оба услышали звук распахивающейся двери и многочисленные голоса.
– Ну что ж, С’Ренджи, к нам гости, – сказал Амшегар и призвал даэдрический меч, от внезапного появления которого хаджит вздрогнул.
Спустя несколько секунд они увидели, как и предполагал наш герой, толпу бандитов: двух орков, один с огромным боевым молотом, второй с дубинкой, двух тёмных эльфов с кинжалом и коротким мечом соответственно, двух босмерок с короткими мечами и луками за спинами, ещё четырёх данмерок, опять же с кинжалами и короткими мечами, и одного норда с огромным северным топором, который и возглавлял банду. Они ужаснулись от вида последствий резни, прошедшей здесь, и замерли, увидев самого виновника «торжества». Ненадолго воцарилась тишина.
– Я же говорил… – с досадой сказал норд. – Прибить его надо было… СРАЗУ!
– Да, действительно, только половина, – констатировал Амшегар. – видать, не всех на ноги поставили, хе-хе.
– Опять этот раб! – воскликнул один из данмеров-бандитов. – С ним больше всего проблем!
– Зарежем обоих к скамповой бабушке! – прорычал орк.
– Я… я тут не причём!.. Это всё он! – затрясся хаджит, выронив дубинку.
– Точно, – сказал нордлинг, перехватив топор поудобнее. – Теперь от рабов нам нет толку, без Авона сделки не будет, да и всё теперь летит к чертям! Всех под нож.
– Нам конец…, нам конец! – пролепетал дрожащий С’Ренджи.
Бандиты образовали полукруг, но никто не решался подойти ближе, помня, против кого им предстоит сражаться.
– Ну что вы?! – рявкнул норд. – У нас численное превосходство, атакуем!
– Но… – нерешительно проговорила лесная эльфийка, – у него этот меч… посмотри, что он сделал с Шарог и Аркмингом… У них тоже было численное превосходство!
– Нас одиннадцать человек, мы справимся! – подбодрил бандитов нордлинг.
«Да!», «Точно!», «Порубаем их!» – послышалось в толпе головорезов.
– Ха! – усмехнулся Амшегар. – Ребята, вы о чём? Я в любой момент могу телепортироваться в Балмору, так что вам ничего не светит. (Амшегар и правда в этот критический момент левую руку держал в кармане, прямо на свитке Вмешательства Альмсиви).
– У тебя есть свитки переноса? Дай, прошу, дай мне один! – взмолился хаджит.
– Э-э-э… извини, но свиток всего один.
– Ааа! Не-е-ет!! – вскричал кот. – Не бросай С’Ренджи здесь! Они же меня убьют!! – он чуть ли не повис на руке данмера.
– Вполне вероятно, – отметил Амшегар.
– Ты справился с остальными бандитами, ты не можешь оставить нас тут! Они сказали, что убьют всех рабов! Умоляю, спаси нас! – не унимался тот.
Бандиты нерешительно приближались. Никто не спешил геройствовать и с криками «Ура!» бежать в атаку на авантюриста, в одиночку учинившего такой разгром и убившего самого Зелёного Ножа. Никто из них не хотел повторить судьбу своего бывшего предводителя.
– Азура-мать, спаси... – взмолился С’Ренджи.
Амшегар думал, как поступить. С одной стороны, это очень рискованно, остаться и противостоять сразу одиннадцати матёрым разбойникам. С другой – если он сбежит, то всем остальным рабам придётся умереть. Конечно, можно попробовать вернуться в город,  оттуда со всех ног снова прибежать в крепость, но в этом случае риск опоздать тоже велик. Бандиты возможно уйдут отсюда, уйдут вместе с артефактами мага. А этого допустить уж точно нельзя.
– Никакая я тебе не Азура… – сказал он, улыбнувшись. – И уж, тем более, не мать. Но на счёт спасти – это устроить можно.
Амшегар резко выдернул из кармана свиток с Вмешательством и угрожающе выставил его перед собой.
– Эй вы! – обратился он к бандитам. – Ещё один шаг и я обрушу на вас всю силу моей магии! Или забыли, как вы горели в моём огне?
Орки и тёмные эльфийки вздрогнули – уж они-то хорошо прочувствовали жар колдовского огня.
– Кажется, он не шутит… Нам лучше отступить… – сказал кто-то из них.
– Вы видели, что случилось с вашим боссом, не так ли? Возможно, вы окажетесь умнее и сговорчивее. Мои условия просты: я требую вещи вашего мага, – всё так же уверенно и настойчиво продолжал авантюрист. – Также мне нужны все остальные ценности и контрабанда! А ещё вы должны отпустить всех рабов!
– Да! Слышали, что сказал Амшегар!? – воскликнул приободрённый хаджит.
– Амшегар? Какое нелепое имя! А не слишком ли ты зарвался, Амшегар? – сказал орк.
– Впрочем, я могу просто вас сжечь, – аргументировал своё предложение данмер.
– Спокойно! – вмешалась одна из босмерок. – Он блефует! Никакой это не огненный свиток, свечение рун не то! Твоя уловка не удалась!
Достаточно было одного хотя бы мало-мальски разбирающегося в зачаровании бандита, и затея Амшегара провалилась. Услышав слова лесной эльфийки, бандиты приободрились и злобно захихикали.
– Это правда? Что?! Вмешательство Альмсиви?! – С’Ренджи прочитал название свитка. – Теперь мне точно конец…
– Ха-ха! Неужели ты думал, что сможешь нас одурачить? – воскликнул норд.
– Даэдрот, не вышло! Но ничего, у меня есть ещё запасной план, – не растерявшись, сказал Амшегар.
– Да? И какой же?! – спросил хаджит.
– Бежим!
Авантюрист рванул с места. С’Ренджи поспешил за ним. Толпа бандитов тоже.
– И это твой план?! – орал еле поспевающий за героем кот.
– А у тебя есть идея получше? Сомневаюсь, что ты убил бы хотя бы одного из них! – на бегу ответил Амшегар. – Нам надо занять оборонительное положение!
Горящий орк скрылся за дверью в конце помещения и до сих пор не вернулся оттуда. Вот он и решил, что там может находиться подходящее место для укрытия и обороны.
– Быстрее! – подгонял он своего нового спутника.
– Догнать!! Убить!! – на бегу отдавал приказы норд.
Вломившись в дверь, Амшегар увидел, что они находятся в сужающемся коридоре. Стены, пол и потолок здесь были покрыты белой глиной, сам коридор плавно спускался вниз, а в конце виднелась вода. Не теряя времени, партия спустилась вниз и оказалась в канализации – лабиринте из огромных тоннелей с каналами воды шириной в пять метров посередине. Тут-то данмер и повстречал знакомого орка вновь. Он, весьма обгорелый, уже как раз плёлся обратно, но, увидев своего врага, побежал на него, готовясь нанести удар дубиной.
– Теперь понятно, почему он побежал в канализацию, – сказал Амшегар. – Ему надо было потушить себя. Но ума он так и не набрался, дважды на одни и те же грабли…
Авантюрист отбил его легко предугадываемый удар и столкнул ногой в воду, откуда он недавно вылез. Разбираться с ним не было времени – на хвосте висела орава бандитов. Вбежавши сюда, они заметили лишь только, как беглецы поспешно скрылись за одним из поворотов.
– Ага!! – злорадно засмеялся орк-преследователь. – Отсюда нет выхода! Если не провороним их и не дадим им уйти через этот ход, то они, безусловно, трупы!
– Да, они в ловушке! Им ни куда не уйти! – согласились остальные.
– Э-эй! Э-э-эй! Помогите мне! – закричал орк, вынырнувший из воды.
– Дурзум, ты жив! – обрадовался норд. – Давайте, ребята, помогите ему!
– Ох, будь проклят этот тёмный эльф! – как следует выругавшись, сказал тот, когда его вытащили на сушу.
– Да, не сладко тебе пришлось… – заметил нордлинг, глядя на горелые доспехи и ожоги своего приятеля. – Извини, друг, но зелий нет – кончились. Все были использованы, чтобы вылечить остальных, да и то не всем хватило.
– К скампу зелья! Ты мне лучше объясни, какого гуара пленник вломился в подвал?! Что с Шарог и Аркмингом? И вообще, где Авон? Куда он смотрел?
– Так в том-то и дело! Ублюдок смог сбежать, при этом он изуверски убил Авона и Мевена! Что случилось с Аркмингом и Шарог, думаю, ты и сам знаешь…
– Нет, не знаю, мне пришлось бежать, когда он меня поджёг, он и их убил?
– Да.
– Малакат!
– Да уж.
– И что нам теперь делать без Авона? Без него тут всё развалится!
– Не знаю… – задумался норд. – Одно могу сказать: меня сейчас волнует только, как бы побыстрей свернуть башку этому уроду! И потом, у нас же есть доспехи и копьё Брильносу – они очень дорого стоят. Продадим, а выручку поделим, чую, там будет много септимов!
– Ещё нам точно известно, что этот псих с мечом тоже намерен заполучить артефакты! – сказал данмер. – Сдаётся мне, за этим он сюда и пришёл! Точно, он охотился на Лларис! Всё-таки, она обокрала самих Телванни, а, насколько я знаю, эти чёртовы маги не прощают подобного…
– Ох, говорил я, что не надо её принимать! – сказал второй тёмный эльф. – Чувствовал же, что будет беда… И вот!
– А зачем он тогда освободил раба? – спросила босмерка.
– Ну, это логично. Ему нужны были союзники и он начал освобождать рабов… Но не успел – помешали мы. Теперь он наверняка вооружит этого хаджита!
– Спокойно! – сказал норд. – Этот мешок с шерстью и костями не представляет никакой угрозы. Им не уйти отсюда живыми!
– Хорошо, предлагаю пойти и найти их! – разгорячённому орку не терпелось свершить месть.
– Обязательно! Но мы не должны повторять ошибок наших покойных друзей. – норд попытался сделать умное лицо, но у него не получилось. – Нам нужно составить план! Они попытаются проскользнуть обратно в крепость, и, если мы всем скопом пойдём их искать, то наверняка упустим.
– И что ты предлагаешь?
– Разделимся. Нас двенадцать человек, этого вполне хватит на несколько отрядов. Так, Дурзум, в таком состоянии тебе лучше остаться на входе, будешь охранять дверь. С тобой будут Дотрувиеэль, Рарусу и Ондар. Если увидите их, – обратился он к лесной эльфийке. – Сразу стреляйте и орите погромче – зовите нас. Остальные разделятся на три отряда и пойдут их искать – канализация обширна, и одной группы будет мало.
– Это выходит по три, три и два человека… Не слишком ли мало? – возразил орк.
– Нормально. Как только кто-нибудь его засечёт, пусть сразу же зовёт остальных. Главное найти, а прикончить – это мы сумеем.
– Я не пойду вдвоём! – сказала одна из данмерок. – Он нас так в два счёта порешит!
– Ну, тогда вдвоём пойдём мы с Бауриль, – весело сказал второй тёмный эльф. – Думаю, с нами всё будет в порядке.
– Да, точно, – согласилась босмерка. – Справимся. Все-таки, у меня есть лук, – улыбнулась она.
– Хорошо, значит, Билос и Бауриль, сладкая парочка… ладно, идите вдвоём. Гирину, Фелсу! – обратился он к двум тёмным эльфийкам. – Пойдёте с Орахом. Ваша задача – отыскать, не вступайте в ближний бой по возможности.
– Сделаем, Арнскар, – кивнул орк.
– Ну а я тогда пойду с Милуру и Ушатом. С тремя нами ему точно не справиться!
Бандиты составили, как они считали, великолепный план по уничтожению непрошенного гостя. Теперь они были в предвкушении охоты, и эхо разнесло по канализации уверенные хищные голоса:
– Решено!
– Да, замечательно!
– Ну что же, идём?
– Да… Время убивать!



Глава XLIV: Охота в канализации

– Уф! Наконец-то! – человек в кожаном шлеме-маске с защитными стеклянными очками вынырнул на поверхность и отдышался. – Плыви сюда, тут вода кончается! – позвал он своего спутника.
Через несколько секунд из воды вынырнул хаджит ярко-рыжей раскраски и начал усердно протирать глаза.
– Вода скампски мутная! Но мы выбрались, слава Азуре! – отдышавшись, сказал он.
– Слава моей маске, – сказал человек, стягивая оную с лица. – Без неё батат бы мы так быстро нашли, куда плыть.
– И это верно.
Человеком с маской оказался ни кто иной, как Амшегар, а с ним – по счастливой случайности освободившийся раб С’Ренджи. И один, и второй находились в ловушке, на них устроили охоту бандиты, и самый приемлемый, на первый взгляд, для них выход – это уничтожение всех, кто встретится у них на пути. Однако сейчас они решили просто смыться. Пробежав немного по туннелю, герои увидели, что он уходит вниз, да к тому же заполнен водой. С’Ренджи не горел желанием окунуться в мутную прохладную воду канализации, да и Амшегар тоже, но аргументом в пользу водных процедур служила толпа бандитов, которая вот-вот должна была их настигнуть. К счастью, подводный сегмент туннеля был не слишком велик, и они быстро его преодолели. Теперь беглецам предстояло составить новый план действий.
– Спасибо, что не бросил меня и не телепортировался в город, – выразил свою благодарность своему спасителю хаджит.
– Пока не за что, – добродушно улыбнулся Амшегар. – Если ситуация станет критической, будь уверен, я, не задумываясь, свалю. Да и потом, у меня здесь есть одно незаконченное дело, так что ты не единственная причина того, что я бегаю от банды вооружённых психов по канализациям.
– Дело? Какое дело?


– Мне всё это не нравится! – сказала Рарусу своему напарнику Ондару.
Четверо бандитов были поставлены здесь с одной целью – охранять вход в канализацию, чтобы беглецы не смогли скрыться окончательно. Однако не всех устраивал такой расклад. Обгорелый орк Дурзум сидел на краю стены канала и перевязывал свои ожоги какими-то тряпками, босмерка Дотрувиэль смотрела куда-то вдаль, опёршись о стену, а двое данмеров, Рарусу и Ондар, стояли у входа и тихо разговаривали.
– А ты думаешь, я в восторге? – данмер задал риторический вопрос – восторг явно не был заметен на его лице.
– Эй, мы должны взять ситуацию в свои руки, Ондар!
– Ну надо же! И что ты предлагаешь, Рарусу?
– Хм. Ну смотри, вот ты как думаешь, какие у них шансы?
– У этого ублюдка телванни и раба?
– Нет, у Арнскара и остальных.
– Ну… думаю, они вполне могут управиться с ними.
– А Авон? А остальные жертвы? Он с лёгкостью убил всех, да ещё и парализующий ножик забрал, мне кажется, шансы есть только у самого Арнскара, ну и, может быть, ещё у Ораха и Ушата. А остальным конец, они не смогут его остановить.
– Ты хочешь пойти помочь им? – безучастно спросил Ондар.
– Нет, – покачала головой данмерка. – Ты ведь прекрасно понимаешь, к чему я клоню.
– Во как… И к чему же?
– Проснись! Нашей банды больше нет, этот нордлинг, он возомнил себя новым боссом, но всем понятно, что из этого ничего не выйдет. Воин он хороший, но не более того!
– Это верно.
– И этот телванни… он пришёл за доспехами Лларис. Что если он перебьёт всех?
– Тогда… нам придётся бежать. Сражаться с таким монстром я не решусь.
– Я тоже. И эти доспехи, по сути, единственное, что у нас останется…
– Хе-хе, плутовка, – усмехнулся Ондар. – Вот что ты задумала… а ты не подумала о том, что…
– Тихо! Нас могут услышать, – прошептала она. – Надо мылить… и действовать на несколько шагов вперёд, предугадывая события, так мы останемся в выигрыше.
– Но что на счёт второго варианта? Представь, телваннийца и хаджита убивают, приходят сюда и не видят нас, нет, точнее, видят нас, но не в том месте, где мы должны быть, и что потом? И вообще, что мы будем делать с орком и босмеркой?
– Видишь, ты сам прекрасно всё осознаёшь и уже не раз продумывал, как поступить по уму. Уверена, этот телванниец так просто не помрёт, это точно! И быстро его поиски не закончатся. У нас достаточно времени, чтобы сбежать и спрятаться. У меня есть свиток вмешательства, да и у тебя тоже! Всё что нам нужно, так это взять артефакты и телепортироваться в Балмору. Всё-таки, это мой родной город, и я знаю места, где можно скрыться.
– Хм… – данмер задумался. Подобный план вызревал в его голове уже с того момента, как магичка рухнула с крыши и разбила себе голову; разумеется, ему приходилось скрывать свою любовь к наживе, но теперь, когда найден союзник, к мечтам о лёгких деньгах можно было вернуться вновь.
– Да и покупателя я тоже смогу отыскать, – продолжала она. – Что лучше, делить прибыль между двумя или между дюжиной?
– Гм… – Ондар улыбнулся – мечты постепенно становились реальностью.
– А этим двоим скажем что-нибудь… например, что пошли за оружием и сейчас вернёмся.
– Идёт, – кивнул тёмный эльф. – Подожди… тихо. Сюда идёт она.
Босмерка не спеша направилась к данмерам.
– Да, Дотрувиэль? Ты что-то хотела? – Рарусу сделала такое невинное выражение лица, что лесная эльфийка чуть не рассмеялась. Ондар тоже, не сдержавшись, хихикнул.
– Не притворяйтесь, я же вижу, вы что-то замышляете, – сказала она, приблизившись. – Не, не, не, даже не пытайтесь отговариваться, меня не проведёшь.
– Да ну? Ты уверена?
– Абсолютно. И я даже знаю, что, – уверенно сказала Дотрувиэль.
– И… ты разделяешь наше мнение? – медленно спросил Ондар.
– Именно так.
– Как?
– На троих.
– То есть?
– Делить будем на тро-их, – она выговорила эту фразу крайне чётко, так, чтобы данмеры поняли, что и с уроженцами Валенвуда придётся считаться.
– Прекрасно, идёт, – быстро сказал данмер.
– Но Ондар, это же…
– Всё нормально, Рарусу, так у нас ещё больше гарантий.
– Хорошо, – согласилась данмерка. – Но больше никого!
– Ну разумеется, – заверила их босмерка. – Там будет примерно на 25-30 тысяч дрейков, я как раз знаю одного покупателя, который заплатит нам столько за артефакты.
– Каждому? – облизнулся Ондар.
– Нет, на троих. Но тебе и пяти хватит.
– Эй, десяти, если быть точным!
– Хватит, – вмешалась Рарусу. – размечтались тут. Пока скампов телванниец убивает этих идиотов, ну, или они убивают его, мы должны всё провернуть. А теперь скажите, что мы будем делать с орком?
– Хм… – данмер опёрся о стену и почесал подбородок.
– Я предлагаю тихо уйти, пока он не видит. Или сказать ему, что нам надо сбегать в крепость… – высказала свои соображения Рарусу.
– Зачем же тихо? Зачем говорить? – улыбнулась Дотрувиэль. – Давай просто убьём его, и труп в воду – никто не увидит.
– Шигорат подери! – Ондар округлил глаза. – поверить не могу, что мы работали вместе!
– А мы и сейчас работаем, партнёр!
– Ну… не знаю… Рарусу, как тебе?
– Мм… мож-но… – протянула данмерка. – В принципе... да, думаю, это можно устроить.
– Ну что ж… – помолчав немного, Ондар посмотрел на Дотрувиэль. – А ведь зерно разума в этом есть…
– Я применю лук, а вы докончите дело вблизи, – поразительно спокойным голосом сказала та.
– Да… конечно, – ответил тёмный эльф. – Тогда что… приступим?
Троица переглянулась и посмотрела на орка. Дурзум сидел и продолжал рвать на повязки свою рубашку, тихонько проклиная Амшегара, причину своих злоключений. Однако, заметив на себе три пристальных взгляда, он отвлёкся и тоже посмотрел на своих «товарищей».
– Э-э-э… что? Вы что, видите его? Видите?!
– Нет, Дурзум, – ровным спокойным голосом успокоил его Ондар. – нам просто показалось… Всё в порядке.
– А… Да… это… это хорошо, – сказал орк и вернулся к своему занятию.


– И всё-таки, по три человека… не слишком ли маловато для такого серьёзного противника, а, Арнскар?
Трое человек с оружием в руках шли по тёмному сырому туннелю. Поросший мхом пол…  местами обвалившаяся со стен штукатурка… звуки капель, падающих из многочисленных трещин в потолке… царящий всюду полумрак… Такая мрачная обстановка не прибавляла оптимизма тёмной эльфийке и, даже немного пугала её – всё бы ничего, но на неё в любой момент из-за любого поворота мог прыгнуть ужасный головорез, уже прикончивший половину крепости… Кошмар.
– Да не волнуйся, Милуру, – улыбнулся норд. – Пусть только появится, мы с Ушатом спуску ему не дадим! Верно, Ушат? – он хлопнул орка по плечу.
– А как же! Я размажу его! – проорал орк и, размахнувшись, со всей дури долбанул своим тяжёлым молотом по стене, да так, что на месте удара в ней осталась внушительных размеров дыра. – Вот так!
– Ну, в вас, ребята, я не сомневаюсь, но вот Билос и Бауриль… за них я беспокоюсь. Это же просто два вора с кинжалами. И о чём они думают…
– Да ладно, помнишь, как они тогда удирали от стражников? Вот уж скорость так скорость! Не, уж с ними-то точно ничего не случится! – весело сказал норд.
– Да уж. Надеюсь, если этот псих найдёт их, они что-нибудь придумают.


– Эй, Бау, ты уверена, что мы идём в правильном направлении? – спросил свою спутницу тёмный эльф.
Они уже минут десять плутали по извилистым туннелям канализации. Лесная эльфийка указывала путь, а данмер шёл за ней.
– Да, Бил, я исходила эти лабиринты вдоль и поперёк, ещё когда мы только нашли эту крепость. Второй выход близко, – уверенно сказала она, продолжая идти вперёд.
– Хорошо. Надеюсь, мы тут не заблудимся. Хе-хе, да, я бы очень не хотел потеряться тут, а потом встретиться лицом к лицу с этим убийцей.
– У него заблудиться как раз таки гораздо больше шансов, чем у нас. Всё будет хорошо.
– Да… Зайдём в крепость, возьмём доспехи, и раз только в город! Сплавим их по выгодной цене и смоемся подальше из этих болот, – мечтательно проговорил Билос. – Куда-нибудь подальше с этого острова, в Киродиил, например.
– Тихо! – Бауриль остановилась. – Кажется, я что-то слышала!
– Секунд десять оба прислушивались к тишине, но так и не услышали ничего, кроме капель воды.
– Я ничего такого не слышу, – сказал данмер.
– Хм… я тоже. Должно быть, показалось… Ладно, идём, мы уже близко.
Ещё с полминуты они шли молча, но вскоре данмер опять начал разговор.
– Слушай, как думаешь, как мы потратим эти деньги? – весело спросил он. – Там будет кусков тридцать пять, не меньше. Можно будет домик купить… Небольшой, конечно. Но я и так просторные апартаменты не люблю…
– Хе, – усмехнулась она. – Не, Бил, домик это не по мне… Красивая жизнь… уверена, эти железяки её не обеспечат. Деньги, которые мы получим, можно будет пустить в дело, сколотить нормальную команду, закупить оборудование и приступить к настоящему веселью!
– Веселью? – улыбнулся тот. – А что, обворовывать поместья толстых богатеев уже не так «весело»?
– Ну... квалификацию надо поднимать.
– А что ты думаешь на счёт…
Но босмерка жестом остановила данмера на полуслове, остановилась сама и прислушалась.
– Что, – шёпотом спросил Билос. – Опять что-то услышала?
– Да, за нами кто-то идёт! Тихо… Шаги… и голоса! Ты слышишь?
– Точно… Даэдрот, действительно, кто-то приближается. Это они!


Тем временем двое беглецов продолжали свой путь по подземному лабиринту. Хотя, один из них беглецом себя явно не считал.
– Амшегар, похоже, мы заблудились! Эти повороты, изгибы… ты идёшь слишком быстро, как будто наугад…
– Так и есть, С’Ренджи.
– Подожди, подожди, мы так можем выйти скамп знает куда, прямо бандитам в руки! Так, сначала шли прямо, налево, потом опять налево, нет, подожди, мы же круг так сделаем!
– Ну и что? В любом случае, мы куда-нибудь выйдем и уж точно кого-нибудь найдём. И этот кто-то сильно пожалеет, что спустился сюда, так как назад он уже не выберется.
– По-моему, нам нужно просто переждать в укромном месте, а потом вернуться ко входу.
– Я не помню, где вход.
– Прекрасно, просто замечательно! – с иронией сказал хаджит и поплёлся за своим освободителем.
– Так, впереди развилка. Давай, идём опять налево, – сказал Амшегар своему спутнику, однако тот не спешил соглашаться.
– Мы зашли непонятно куда, надо вернуться и понять, где мы!
– Не нравится – можешь идти куда захочешь, я никого не держу.
– Нет уж! Я с тобой, – быстро сказал кот и поспешил догнать данмера.
– Ммм… мне как-то не по себе, – снова сказал С’Ренджи.
– Ещё бы, мы идём непонятно куда по какой-то канализации, и нас ищет банда головорезов, конечно, тебе будет не по себе.
– Да уж… Амшегар, а ты мог бы дать мне какое-нибудь оружие?
– Я давал тебе дубинку, но ты её потерял. Хаджитовских когтей хватит, – усмехнулся данмер.
– Да толку от этой дубинки… Я неплохо стреляю из лука, – хаджит пристально глядел на стальной длинный лук Амшегара, – ты мог бы…
– Дать его тебе? – данмер остановился.
– Угу, точно!
– Хм… возможно. И насколько хорошо ты будешь стрелять в таком полумраке? Этих светильников явно недостаточно, – он указал на некие подобия факелов, что были прикреплены к стенам через весьма большие расстояния и служили в канализации единственными источниками света.
– Вполне сносно. Мы, хаджиты, и в сумраке видим не хуже, чем на свету.
– Действительно. Хорошо, я дам тебе лук и стрелы. Прикрывай меня.
– Ага, – кивнул тот.
– Но даже не пытайся с ним улизнуть!
– Хех, без тебя я всё равно не справлюсь.
Амшегар вручил хаджиту свой лук и колчан стрел, тот тут же начал к нему приноравливаться, проверил, насколько туга тетива, стрельнул пару раз в стену и удовлетворённо заключил:
– Сойдёт.
Потом двое продолжили путь.
– Что-то не похоже, чтобы они нас вообще искали, – сказал Амшегар, подходя к повороту.
– Это потому, что мы чёрти куда заш… А! – вскрикнул он, оборвавшись на полуслове.
Амшегар тоже заметил летящую в него стрелу, но сделать ничего не успел. Показавшись из-за поворота, они стали отличной мишенью для притаившейся в конце туннеля лесной эльфийки с коротким луком. Тем не менее, прежде чем стрела попала в Амшегара, С’Ренджи тоже успел выстрелить. Он использовал быстрое половинчатое натяжение и стрела успела поразить убегающую босмерку в ногу, однако, та всё равно скрылась.
– Ну вот, хотел бандитов? Ты их нашёл! – воскликнул хаджит, вглядываясь вдаль, не идёт ли подмога.
– Ну надо же, ты попал!.. – сказал сидящий у стены Амшегар со стрелой в ребре. Она пробила хитиновый доспех с краю, а потому только оцарапала авантюриста, хотя и весьма сильно.
– Да, слава Азуре. Ты как? Тебя ранили!
– Не Азуре, а моему луку, – Амшегар вытащил стрелу и применил кольца для восстановления. – Да и вообще, тебе сильно повезло, что целились в меня, а не в тебя.
– Да с тобой, похоже, всё в порядке!
– Как только будет НЕ в порядке, ты сразу это увидишь. По моему отсутствию. Так что не переживай особо, – ухмыльнулся данмер.
– Понятно, – мрачно сказал кот.
Авантюрист поднялся на ноги и прислушался.
– Кажется, они ушли. Это явно не та толпа, которую мы видели.
– Да, они наверняка разделились и прочёсывают туннели. То был один человек или небольшой отряд.
– Лесные эльфы с луками, вот кто это был, – данмер злобно усмехнулся. – Ты её ранил, надо догнать быстрее...
– Что? Ты шутишь? – хаджит округлил глаза. – Нам надо найти выход, а когда найдём – смываться побыстрее!
– Ты так и сделаешь, я не сомневаюсь, но, как я уже говорил, у меня тут остались дела, мне нужны эти артефакты, и одну нахальную босмерку я всё же убью!
– Но это может быть ловушка. Ты пойдёшь туда, и на тебя нападёт толпа бандитов!
– Точно. И поэтому ты пойдёшь первым.
– Не-ет! – хаджит замахал руками.
– Что значит «Не-ет»? Вы, кошаки, ловкие и быстрые, как увидишь засаду – убежишь.
– Подожди… – С’Ренджи сделал знак рукой, чтобы Амшегар замолчал.
– Верно, – сказал данмер, прислушавшись. – Сюда кто-то идёт.
– Именно.
С конца второго ответвления туннеля были слышны голоса. На этот раз сюда приближались несколько человек, две женщины и один мужчина, но, похоже, они ничего не знали, о том, что их ждёт за поворотом.
Когда первый человек подошёл к ответвлению, Амшегар и С’Ренджи уже были готовы действовать. Нападать, если быть точным. Данмер стоял прямо за углом, и несчастная бандитка (ей оказалась данмерка) была зарублена Духом Меча. Оставшиеся два, орк и ещё одна тёмная эльфийка, сразу сообразили, что попались в ловушку, однако их реакция была разной. Орк замахнулся для удара, но провести атаку ему так и не удалось: хаджит пустил ему стрелу в живот, а Амшегар, только закончив с данмеркой, сразу же резанул бандита парализующим стеклянным ножом (К этому времени его заряд уже был частично восстановлен и магии хватило на парализацию). Тот замер с поднятой вверх дубиной, как статуя. Так бы он и стоял, но, похоже, получившееся произведение искусства Амшегару не понравилось, а посему тут же и было проткнуто всё тем же несущим смерть даэдрическим клинком. Оставшаяся же в живых данмерка поступила более разумно – с криками о помощи она бросилась наутёк. Но вторая стрела, пущенная метким С’Ренджи и попавшая ей прямо в шею прервала её крик. Вместе с жизнью.
– Вот это по-нашему! – Амшегар похлопал меткому выстрелу своего напарника.
– Эх… – вздохнул хаджит. – Жаль, конечно, что пришлось их всех убить, но другого выхода не было.
– Да ладно тебе, выход был, и не один, но мне и этот очень даже нравится! Как красиво и слаженно всё получилось! – убийца оскалился в улыбке, сверкнув красными глазами, и, в этой полутьме туннеля, она была неистова, безумна и страшна.
С’Ренджи посмотрел на своего спутника как на ненормального. И Амшегар прекрасно понял этот взгляд, но ничуть не обиделся. Он знал: правде надо смотреть прямо в глаза.
– Так, они расформировались на отряды, – вслух рассуждал, довольный собой герой. – Это была их величайшая глупость, хотя, неудивительно, руководитель же мёртв, осталась только груда мускул, да и то, дряхлых и хилых, ха-ха.
– Она орала довольно громко. Сейчас сюда сбегутся все остальные, надо уходить!
– Это верно. Одного отряда нет и это хорошо, но подмогу она всё же позвать успела. Это хуже.
– Амшегар, уходим! – вторил ему хаджит.
– Погоди! – данмер нагнулся к телам орка и данмерки – он не мог оставить своё любимое занятие.
– Что ты делаешь? У нас нет на это времени! – С’Ренджи явно это занятие не одобрил.
– Время есть. Не волнуйся, я в этом деле профессионал, я мигом.
– Быстрее…
– Так, что у нас тут… о! Свиток! – авантюрист достал из кармана одного свёрнутый пергамент, переливающийся магическим светом. – Альмсиви. Так, и у неё тоже один. Ну надо же, какая ирония судьбы! – воскликнул он, глядя на трупы недавних владельцев спасительных вещиц.
– Ты нашёл свитки вмешательства! – хаджит чуть не подпрыгнул от радости. – Амшегар, мы спасены! То есть, я спасён, с тобой и так всё было бы в порядке! Дай, дай мне один!
Но герой не внял мольбам своего спутника и быстро спрятал обе бумажки.
– Нет, – коротко и ясно сказал он.
– То есть как это «нет»?! – С’Ренджи округлил глаза от удивления и негодования. – КАК??
– А вот так, – Амшегар сначала сделал серьёзное лицо, но потом улыбнулся.
– Что, что ты лыбишься, изверг?
– Мне пригодится такой лучник! Идём! – данмер встал и быстро пошёл дальше по туннелю.
Бедному С’Ренджи оставалось только сделать мученическое лицо, вяло вздохнуть и поплестись за Амшегаром навстречу своей Судьбе.
М'Айк-Лжец
Глава XLV: Сон

Опять... Снова этот сон. Этот холод, который всегда царил здесь. Эта темнота, окружающая меня, которую не развеять никаким фонарём. Эти лица с их безучастным выражением. Я... помню их. Я их знаю. Очень хорошо знаю каждого из них. Я помню каждую черту их лица, помню их характер. У кого весёлый, у кого грозный, у кого серьезный. Я всех их помню... Их так много вокруг. Друзья, наставники, мама с дедом и бабкой, просто соседи. Сколько же вас, а? Никогда не считал... Сотня, две – сколько? Не было времени. Да и зачем? Важно ли это было тогда? Нет. А сейчас – важно. Но я не могу сосчитать вас больше. Почему – не знаю. Вот, стоите вокруг меня, и я всё равно не могу сосчитать вас. Давно не виделись? Месяц? Два? Наверное, больше... Мне вас не хватает. Не смотрите на меня так! Не смотрите! Почему у вас такие холодные глаза? Где ваше тепло? Ваша доброта?! Не смотрите на меня! Опять, опять вы глядите на меня пустыми глазами, ваши губы вновь шепчут на меня проклятия, ваши пальцы снова направлены на меня, как на преступника... да, преступника. Злодея... Убийцы... Нечестивца... Предателя... Нет прощения... Никогда...

Эриррис кубарем скатился с постели. Упав, он продолжал лежать, ни единым движением не выдавая своё состояние. Но всё же вскоре он резко поднялся, едва не сбив неосторожным движением стоящий рядом высокий подсвечник. Он был весь в холодном поту. Руки дрожали, влажные волосы прилипли к коже или ниспадали слипшимися прядями. Глаза – полубезумные, в которых читалась ясная боль, – тупо таращились вперед, смотря в никуда. Едва ли в нём можно было узнать обычно спокойного имперца-убийцу, который хладнокровно отправил на тот свет вот уже одиннадцать меров, пусть и не очень добросовестных, и собирался послать им извинения с ещё Шигорат-знает-сколькими людьми. Сейчас он скорее походил на одного из последователей вышеупомянутого Шигората, чем на чистильщика.
Имперец лихорадочно рыскал в своей сумке. С дрожащими руками это не так легко удавалось, поэтому он попросту выкидывал всё, что ему попадалось под руку, пока не нашёл то, что ему было нужно. Лунный сахар. Непослушными пальцами он старался развязать тесьму, но у него ничего не получалось. Только спустя некоторое время, едва не порвав её, он развязал скампов узел. Из-за всё той же даэдротовой дрожи в руках он выронил мешочек, и белый светящийся песок рассыпался по грязному каменному полу.
– Сахар мне поможет. Он отгонит призраков. Он всегда отгонял. Всегда... – лихорадочно проносились мысли в его голове, и он, словно какой-нибудь наркоман, стал слизывать с пола жемчужную пыль. Лунный сахар действительно помог. Постепенно наставшая эйфория медленно, но верно вытесняла животный страх, но не приносила того пьянящего чувства счастья, которое обычно давала. Но всё же, на лице Эрирриса медленно проступала блаженная улыбка. Улыбка человека, который избавился, хотя и на время, от своих привидений.


Солнце. Яркое. И лес. Густой. Очень густой, даже это яркое солнце едва просвечивает сквозь густо переплётшиеся кроны высоких деревьев. В этом лесу, хоть он и выглядел необитаемым, всё же царила своя, тайная жизнь, полная звуков, движений и загадок. Эриррис сидел на одной из верхних веток, озирая окрестности в поисках дичи. Пока ему не слишком везло. Выслеживать по следам и тихо подкрадываться он ещё толком не умел, поэтому оставалось только упорное поджидание с луком наготове очередного неудачливого зверька. Сидел он уже довольно таки долго, солнце уже начало припекать, а дичи всё не было. То ли уничтожающий его запах отварчик не сработал, то ли наоборот – сработал, но не так, как надо. В любом случае, ему нужно вернуться домой с добычей, иначе опять схлопочет от деда. Железное, как он сам думал, терпение Эрирриса уже начало сдавать, как внезапно послышался тихий шелест листьев и скрип ветки над ним. Резко подняв голову, прикрывая её от солнца, он глянул вверх. И тут же схлопотал щелчок по лбу. Вскрикнув от неожиданности, он едва не упал вниз, но успел всё же ухватиться за древесный нарост и удержаться на высоте. На него смотрела нагло ухмыляющаяся рожа Ма’Дрира – мелкого, по сравнению со своими собратьями, шустрого хаджита с коричневатого цвета шерстью. Тот, видимо, незаметно подкрался по верхушкам, пользуясь своим маленьким весом.
– Что, тихо, сидишь? – едко спросил он.
– Сам что ли не видишь? – пробурчал в ответ юнец.
– Эх ты, «охотник». Мало того, что побрызгал основание дерева не тем зельем, так ещё и дичь игнорируешь, – укоризненно произнес Ма’Дрир.
– Чего? – ошалело произнес Эриррис.
Хаджит, вместо того, чтоб ответить, быстро стянул висящий на его плече короткий костяной лук, натянул на него стрелу и выстрелил куда-то в чащу. Послышался предсмертный рёв кабана. Довольный собой, он повесил лук на плечё и спрыгнул на ветку ниже, оказавшись почти вровень с имперцем.
– Ладно, не нервничай. Можешь забрать того кабана в качестве добычи – можешь считать это моим подарком на твой прошлый день рождения, – покладисто улыбнулся он.
– Спасибо, – буркнул Эриррис. – Так зачем ты сюда пришел? Уж явно не для того, что бы проверить, поймал я что-то, или нет.
– Ты прав. Меня послал Дро’Вир. Он попросил меня передать тебе, чтобы ты немедленно вернулся в деревню. Заметь, это приказ – не просьба. Добычу понесу я – добавил он.
– Что-то важное? – с интересом спросил тот.
– Наверное, – пожал плечами хаджит. – Раз Дро’Вир мне ничего не сказал, значит, важное. Впрочем, ты его знаешь. Может быть, он хочет, что ты сбил с трехсот метров яблоко на его голове, а, может быть, устроить тебе испытание в виде поиска паразитов в его многострадальной шерсти.
– Ты прав... Хорошо. В таком случае, я побежал. Пропалывать грядки с помощью тупого крюка как-то не хочется.
– Давай уже, – кивнул головой Ма’Дрир.

Эриррис сидел на тонком плетёном коврике бордового цвета, лежащем на присыпанном соломой полу. Прямо перед ним, тоже на коврике, только более толстом и расшитом разноцветными нитками, сидел большой, по сравнению с самим Эриррисом, хаджит, с уже начинающей седеть шерстью. Несмотря на свою старость, в нем не было и следов той дряхлости, которая присуща большинству стариков человеческих рас. Они находились в большом, разделённом на шесть частей, шатре – обители Дро’Вира, лучшего алхимика и единственного колдуна в деревне. Впрочем, он иногда занимался и подготовкой студентов До’Гвира. Они сидели в молчании почти полчаса, но Эриррис не смел ни то что пытаться спросить, зачем его сюда призвали с охоты, но и даже шелохнуться. Наконец, старец заговорил.
– Эрирр, – только и произнёс он.
– Да, Мастер?
– Ты на протяжении двух лет исполнял многие мои поручения. Большинство из них ты провалил. Некоторые выполнил. Ты учился составлять зелья. Но впоследствии ты не смог отличить эссенцию пота ягуара от расщепителя запахов. Потому я говорю тебе прямо. Твоё ученичество закончено – безжалостно сказал старец.
Эриррис похолодел, и его глаза медленно опустились вниз. Только те, кто оканчивал учение у Дро’Вира могли обучаться искусству боя или магии, и только они могли подняться выше простого охотника. Но он не прощал ошибок. Стать учеником колдуна сложно, а остаться им – ещё сложнее. И это значит, что он, Эриррис, никогда не будет посвящён в тайны рукопашного боя, владения оружием выше обычного кинжала и лука, и умений творить любые, даже самые слабые, заклятия. Более того, для него это – позор. Он – внук мастера рукопашного боя, одного из сильнейших в этой деревне. Все члены их семьи так или иначе умели сражаться. И он будет единственным пятном на чистой репутации своего клана. И опять всё начнётся сначала... Опять...
– Ты больше не мой ученик, – продолжил Дро’Вир. – Отныне, я тебе больше не Мастер. Отныне, твоим Мастером станет До’Гвир.
Эриррис, не веря своим ушам, посмотрел на колдуна. Ослышался ли он? Нет. Дро’Вир теперь улыбался – впервые с тех пор, как имперец стал его учеником.
– Для алхимика ты не годишься, в тебе нет сосредоточенности. Для мага у тебя есть неплохой потенциал, но нет тяги к знаниям. Но у тебя есть упрямство и упорство, которые помогают тебе достигать цели. Хоть в тебе заканчивались силы, но ты продолжал выполнять свои задачи. Пусть задачи эти и были глупы до невозможности – ты от них не отказывался. Я бы ещё много мог чего привести в пример, но это будет затяжно, – улыбнулся он. – А ведь тебе ещё придётся выслушивать Мастера. Так что иди, не буду тебя задерживать.
Уже когда растерянный полубезумный от счастья Эриррис приподнял полог палатки, его окликнул Дро’Вир.
– И кстати. Если есть желание обучиться парочке магических приёмчиков, заходи. Жалко будет, если такой магический потенциал пропадет зазря.




Глава XLVI: Секретный проход

– Проклятье, Бау, это была плохая идея!
– Даэдрот, вижу!
Данмер и лесная эльфийка бежали по туннелю от потенциальных преследователей. Последняя хромала на левую ногу, и это её весьма замедляло. Однако за ними никто не гнался, и, дойдя до очередного спуска туннеля, заполненного водой, они остановились.
– Это тупик! Куда теперь? – спросил у своей спутницы Билос.
– Подожди, Бил…
Тут оба услышали отдалённый женский крик, просящий о помощи. Бандитам стало не по себе.
– Кажется, это один из наших отрядов… был… – нерешительно сказал данмер.
– Их отрядов, – поправила его босмерка. – Их убьют, а мы останемся живы и при деньгах!
– Тебя ранили, это плохо… Но идти ты можешь, верно?
– Хех, – Бауриль усмехнулась и достала из кармана пузырь с эликсиром. – Конечно, могу.
– Исцеляющее зелье! – удивлённо воскликнул Билос. – Где ты… я думал, они все закончились!
– Так и есть. Закончились. У остальных. Но только не у меня, – она довольно улыбнулась и выпила содержимое склянки.
– Браво, браво… – одобрительно кивнул тёмный эльф.
– Ох, вот так гораздо лучше.
– Это всё, конечно, замечательно, но мы по-прежнему в тупике. Скажи прямо, мы заблудились?
– Нисколько.
Последовал вопросительный взгляд Билоса.
– Скажи мне, Бил, где ты тут нашёл тупик? Перед нами бездна или непреодолимая стена?
– Затопленная канализация, – мрачно сказал данмер. – Мне и этого достаточно.
– Эх, Бил, Бил… – улыбнулась босмерка. – Какой ты беспомощный.
Билосу явно не понравилось это высказывание в его адрес, и он нахмурился.
– Ты предлагаешь нырнуть туда? И что мы там найдём? Смерть от утопления? Заманчивая перспектива, но я, пожалуй, откажусь.
– А ты оптимист, однако, – всё так же весело и легкомысленно продолжала Бауриль. – А тебя не смущает то, что по канализации рыщут два матёрых убийцы? Заметь, это именно тот хаджит смог в меня попасть!
– Да? Правда что ли? – данмер был удивлён.
– Это не простой раб, это мастер-лучник. Ты сам знаешь, на что способна связка «мечник плюс лучник».
– Да уж…
– И вот смотри, выход заблокирован, прихвостни Арнскара вряд ли распахнут перед нами дверь, вручат доспехи мага в подарочной коробке с ленточкой и помашут ручкой на прощание. А вот если проплыть тут, всех неприятностей можно легко избежать. Там, под водой, нас ждёт ещё один выход. Тайный.
– Хм, это уже интересней! И сколько надо плыть?
– Ну… довольно так прилично. В прошлый раз мне понадобилось зелье водного дыхания.
– И… – он хитро посмотрел на неё. – Ты хочешь сказать, что исцеляющие склянки – не единственное, что ты прихватила с собой?
Босмерка улыбнулась и кивнула.


А Милуру Андус, Ушат-гро-Гульфим и Арнскар тем временем стояли над трупами своих друзей.
– Мы опоздали.
– Чёрт.


– Да, ловко же она... стрелу сразу вынула, и следов никаких нет.
– Я не успел сильно натянуть тетиву, так что она вряд ли получила серьёзное ранение.
– Ну хоть попал, и то хорошо.
– Ага.
Амшегар и С’Ренджи быстрым темпом шли по подземелью, озираясь по сторонам. Первый хотел побыстрее найти сбежавшую лучницу, второй – уйти от преследователей. Один хотел избавиться от неприятностей, другой – найти их. Только в одном они были схожи: оба оказались прекрасными убийцами. А значит, им предстояло сработаться, и, следовательно, оставшимся в живых бандитам сильно не повезло.
Времени на раздумья не было, и данмеру вновь пришлось идти наугад. Они прошли ещё через один перекрёсток и две развилки, прежде чем оказались перед затопленным проходом.
– Ещё один. Если мы выйдем на другой стороне, то можно считать, они нас опять потеряли, ну а мы продолжим поиски оставшихся бандитов. Поплыли! – Амшегар вновь натянул свою маску.
– Подожди, подожди! Я не хочу опять лезть в эту скампову воду! Знаешь, я не люблю воду в принципе, но когда она ещё и канализационная… – хаджит замахал руками.
– Смотри, а эта вода не такая уж и мутная.
– Хм, верно. Но давай лучше вернёмся назад и пойдём по другому пути, там было полно ответвлений, а вода… – С’Ренджи с отвращением наморщил нос. – Вода – это крайний выход.
– Ха-ха-ха-ха, ну да, точно, – приглушённо рассмеялся Амшегар и поплыл. Хотя он тоже был не в восторге от этих водных процедур, но азарт и предвкушение скорой победы заставляли авантюриста пренебречь этим неудобством.
– Эй, эй! Подожди меня! – встрепенулся C’Ренджи, которого явно не порадовала перспектива остаться одному скамп знает где.
И хаджит нырнул вслед за ним.
На этот раз плыть пришлось долго. Когда герои миновали один поворот, но вместо ожидаемого подъёма туннеля впереди их ждал затопленный канал, такой же отсек полноценной канализации, только под водой.
Амшегар поплыл вперёд. Путь ему освещал всё тот же Демон, только на этот раз авантюрист применил эффект огненного щита – огонь, конечно, сейчас ему не грозил ни с какой стороны, но вот защитная магическая аура, с ног до головы окутавшая хозяина клинка, являлась прекрасным источником света, чем он просто не мог не воспользоваться. Хаджит же остановился и на руках показал своему спутнику, чтобы тот возвращался. Но упрямый данмер не придал его опасениям никакого значения, и С’Ренджи нехотя поплыл за ним. На дне было много сгнивших обломков ящиков и бочек, а также прочего мусора. Однако было тут и кое-что особенное, что привлекло внимание Амшегара – дохлая рыба-убийца со вспоротым брюхом.
Авантюрист подплыл к рыбёшке поближе, чтобы лучше рассмотреть её. Оказалось, вскрыли её совсем недавно, и тут явно поработал кинжал. Это заставило данмера насторожиться ещё сильнее. А хаджит тем временем продолжал тихо паниковать. Он чувствовал, как у него иссякает воздух…
Кот поспешил подплыть к Амшегару и начал показывать жестами на свой нос, очевидно, прося дать ему зелье водного дыхания. Но данмер всматривался вдаль, как будто не замечая своего спутника. Ему казалось, что там, в конце туннеля был проход. А может, и не проход...
Впрочем, он мог бы долго ещё размышлять над этим вопросом, если б не С’Ренджи, который уже начал теребить его за рюкзак, всеми силами давая герою понять, что пора вытаскивать зелье. Амшегар же решил, что самый верный способ узнать, что там – это подплыть ближе и посмотреть, но теперь и сам почувствовал острую необходимость принять «водное дыхание». Он достал из кармана маленькую бутылочку, осторожно открыл, чтобы её содержимое не вылилось напрасно, и сделал несколько глотков. Потом Амшегар посмотрел на изнывающего от нехватки кислорода хаджита, хищно смотрящего на вожделенную бутылочку. Не самое приятное зрелище. Он протянул бутылочку ему. С’Ренджи быстро схватил и вставил её себе в рот, жадно поглощая остатки спасительного зелья. Когда бутылка опустела, хаджиту стало гораздо лучше, и он смог уже спокойно продолжить путь.
Героям повезло, это действительно оказался проход. Туннель значительно сузился и устремился вверх. В конце его на петлях ещё кое-как болталась старая деревянная дверь. Создатели крепости были очень предусмотрительны.
Данмер улыбнулся и энергично поплыл к выходу. Перевозбуждённый, но не менее счастливый хаджит не отставал. Долгожданная свобода была близка.
Дверь отворилась и море приняло двух беглецов в свои объятия. Оба быстро вынырнули на поверхность.
– Да! Слава Азуре и всем-всем-всем! Мы прорвались! – возликовал Амшегар.
– Идиот! Ты чуть меня не убил! – отплёвываясь вопил С’Ренджи.
– Да ладно тебе, ты же всё-таки выжил! – засмеялся данмер. – Все живы-здоровы, вот и замечательно!
Так приятно было вновь оказаться на воле и вдохнуть свежий воздух! Амшегару казалось, что он провёл в крепости целую вечность, а уж что чувствовал его новый товарищ! Впрочем, новые трудности не заставили себя долго ждать.
– Амшегар, мы выбрались, я тебе помог, теперь, пожалуйста, дай мне свиток ВмешаААЙ!! Даэдрот! – некто, решивший подзакусить кошатиной, не дал С’Ренджи закончить свою петицию.
– Что такое? Забыл в крепости свои пожитки? Не переживай, мы туда ещё непременно вернёмся!
– Ай, чёрт! Опять! – вскричал тот. – Проклятье, меня что-то ест! Надо выбираться на берег!
– Ест?! Неужели это…
И тут до Амшегара дошло, но было уже поздно – знакомые ещё со времён побега с тюремного корабля ощущения вновь всплыли в его памяти. Ему помогли их вспомнить.
– Ах! Твари! – нахальная рыба смогла прокусить хитин и впиться в ногу Амшегара. – Ты прав, на берег! Скорее!!
Тут подоспели ещё рыбы. Получая всё новые и новые укусы, герои поспешно плыли вдоль берега, рьяно брыкаясь и отбиваясь от морских хищников. Проблема была в том, что выйти на сушу мешали высокие, скользкие, поросшие мхом валуны, непрерывной каймой ограждавшие берег. Хаджит орал громко, данмер – не менее, количество атакующих рыб всё росло и достигло уже десятка. Организованная банда преступников не доставила им столько страданий, как минутное знакомство с дикой природой. Но вот им всё же встретился сравнительно небольшой камень, на который ещё можно было забраться. Первым полез Амшегар. Первым он и упал обратно, получив в награду ещё несколько укусов. У С’Ренджи получилось лучше – он смог залезть на камень, но помогая Амшегару выбраться, не удержался, и приключенцы вновь оказались в воде. Пока измученный хаджит снова забирался на камень, Амшегар в ярости призвал свой меч и начал кромсать им водную поверхность, надеясь хоть как-то остановить рыб-убийц. Но тщетно, и лишь только подступ к камню освободился, он сразу же бросил это занятие и поспешил последовать примеру своего спутника. Наконец оба выбрались. Злобно рыча, хаджит снял со своего хвоста последнюю, самую цепкую рыбёшку и гневно бросил её в воду. Оказалось, что к этому моменту она просто кишела кусачими тварями.
С трудом обессилевшие и покусанные герои слезли с камней и пали на твёрдую землю. Крепость же находилась метрах в двухста от них.
– Чёрт… – стонал Амшегар. – Чё-ё-ёрт…
– А…. а… а-а-а… Да ты в хитиновой броне!.. о-о-ох… Представляешь, каково сейчас мне!
– Уж поверь, не знаю… и знать не хочу! Ё… как же скампски всё болит…
Лёжа на спине, Амшегар одной рукой начал копаться в своей сумке и небрежно вынимать всё что попадалось под руку. Наконец он нашёл нужную вещь. Свиток Полного Восстановления. Он прочитал пергамент, и поток исцеляющей энергии прошёл сквозь всё его тело. Но, как бы то ни было, автор свитка явно погорячился с названием. Раны, конечно, затянулись, сил поприбавилось, но никакого «полного восстановления» не наступило. Как только действие свитка закончилось, эйфория исцеляющего тепла покинула данмера, и боль снова дала о себе знать. Пришлось вновь обратиться за помощью к рюкзаку. На этот раз данмер извлёк оттуда несколько исцеляющих зелий, что он нашёл в бандитской аптечке. Только после принятия одного из них он почувствовал себя более-менее здоровым и только теперь вспомнил о своём спутнике. По правде говоря, сделал он это не без напоминаний.
– Ам-ше-гар… – обессилившим голосом простонал тот. – Помоги… дай мне одно зелье… пожалуйста…
– Не-то-ро-пись. – протянул авантюрист. – Зелья надо беречь… а то мало ли что… вдруг мы окажемся при смерти и от них будут зависеть наши жизни.
– Если ты ещё не заметил, я уже при смерти…
– Хорошо. Я спасу тебя, – Амшегар снял с пальца золотое гравированное кольцо с изумрудом и вручил его С’Ренджи. – Вот. Держи.
– Зелье. Дай мне зелье.
– Ты что? Это великий артефакт, Кольцо Воскрешения! Оно полностью тебя исцелит. Надо только захотеть.
– Во имя Азуры, ты опять издеваешься надо мной? Как может это жалкое колечко вылечить меня? – недоверчиво спросил он.
– О… Ты недооцениваешь магию! – улыбнулся Амшегар.
– Ладно… Сейчас попробую… но если не сработает, я тебя прибью.
С’Ренджи надел колечко на палец и провозгласил: «Ну давай! Лечи меня!»
– Ну как? Полегчало?
– НЕТ!! Это безумие! – возопил он. – Оно НЕ ДЕЙСТВУЕТ!
– А ты главное… ВЕРЬ! И всё будет хорошо.
– О-о-о… о боже… – застонал С’Ренджи и раскинулся на земле.
– Благослови тебя Азура, – улыбнулся Амшегар.
– К Шигорату Азуру, к Шигорату всех…
– У тебя кризис веры. Это бывает.
– Просто заткнись…

Эта ночь была тяжёлой для наших героев, и теперь она приближалась к своему неминуемому завершению. Однако судьба приготовила всё самое «вкусное» на десерт.
Близился рассвет.



Глава XLVII: Шесть хитрецов

Филлин лежал на кровати с перебинтованной рукой и смотрел в потолок. Он был не один, но в компании ещё двух своих знакомых: данмерки Теламы Индалас, начинающего боевого мага, и орка Нага гро-Шумбы, могучего воина, вселявшего ужас в сердца своих врагов. К сожалению, навыки и способности первой оказались слишком малы, а второй, низвергнутый с небес, героически шмякнулся о камень крепости. Ситуацию омрачало ещё то, что восстановительных эликсиров не хватило на всех, и самые неудачливые бандиты вынуждены были идти на поправку за счёт собственных жизненных ресурсов. И Телама, и Наг находились в бессознательном состоянии и накрепко молчали. Но нашему босмеру повезло больше – он мог и думать и говорить. Однако поговорить ему сейчас было не с кем, а вот поразмышлять было о чём! Когда в крепость занесли тело убитого мага, потом ещё двух раненых, страх Филлина начал возрастать. Небольшой передышкой стало пленение зачем-то объявившегося в крепости гостя, но она была действительно небольшая. Босмер хорошо запомнил выражения лиц бандитов, когда они ворвались сюда с известиями о смерти босса вместе с его главным исполнителем и здоровым варваром. Потом они собрались стаей, вооружились и пошли искать таинственного убийцу. Что-то они там подзадержались… Скампски скверно.
В голове у Филлина вертелось несколько альтернативных вариантов развития событий. Первый: ждать возвращения уцелевших бандитов, а когда вернутся… Когда вернутся… Что им теперь предстоит? Продать доспехи мага, поделить прибыль и разбежаться кто куда. Однако интуиция подсказывала ему, что доли будут отнюдь не равными, он даже догадывался, какая часть придётся на него. Второй вариант. Создать ещё более сильную банду, удерживать крепость, ожидать очередной атаки таинственных убийц. Ведь этот данмер пришёл сюда с какой-то целью… – размышлял босмер. – Да и организаторов нормальных у нас не осталось… ну разве что я. Стоп. Всё же может быть гораздо хуже! Я могу дождаться совсем не наших бандитов, а этого психа… Кто его знает, вдруг перебьёт всех. Нет, это совсем плохо! Нельзя бездействовать!
Он встал с кровати и заковылял к полке, откуда взял железный кинжал. Его нога хромала, а левая рука по-прежнему шевелилась с трудом.
– Уф, дополз… Ну вот, хоть какое-то оружие, – рассудил он и сделал несколько пробных выпадов, но потерял равновесие и чуть не упал.
– Чёрт, мне конец. Если только… с ним не справятся. Надо найти свиток Вмешательства… на всякий случай. Всё же, стражники лучше, чем псих с даэдрическим мечом…
И тут его осенило.
– Минутку… – продолжал он рассуждать вслух. – А что если воспользоваться заварушкой и решить все проблемы самому? А это неплохая идея!
– Ну что, спите? – обратился он к своим братьям по несчастью. – Да, не повезло же вам, хе-хе.
Филлин кое-как нацепил на себя свои доспехи и вышел из комнаты. Он направлялся на первый этаж, в комнату Авона, где и находились сейчас доспехи мага и свитки вмешательства. За весь путь до главного зала он не встретил никого, что добавило ему надежды на успех. Войдя в комнату, он закрыл за собой дверь и окинул взглядом интерьер. Сундук Авона был быстро вскрыт отмычкой, и, как Филлин и предполагал, доспехи оказались там, уже сложенные в мешок. Гномская зачарованная алебарда стояла  рядом, прислонённая к стене. Хитрый босмер был в шаге от победы и уже предвкушал свой триумф. Оставалось только найти свиток... Они хранились у Авона в шкафу. К нему он и направился, но резко распахнувшаяся дверь у него за спиной заставила его судорожно оглянуться. На пороге стояли трое: Ондар, Рарусу и Дотрувиэль. С оружием наготове.
– О, Филлин! А ты что тут делаешь? – удивлённо спросила его данмерка.
– Да! – подхватила Дотрувиэль. – И что у тебя в руках делают вещицы нашего мага?!
– Э-э-э… Я… я…– замялся Филлин и выронил мешок с бронёй. – Я просто… э-э-э… а вы убили его?
– Всё понятно, – холодно произнёс Ондар. – Решил улизнуть с нашими сокровищами.
– Похоже, придётся повторить то, что мы сделали с орком! – злобно сказала босмерка, сверкнув глазами.
Троица начала медленно приближаться к нему. Тут Филлин понял, почему его терзало ощущение, что всё идёт слишком просто. Но сдаваться было ему не нутру.
– Не приближайтесь! – угрожающе сказал он, выставив алебарду перед собой.
– Ха! Ты ранен и один, а нас трое, тебе не справиться с нами! – сказала ему Рарусу. – Брось мешок и оружие и можешь уходить!
– Нет уж! – быстро ответил он. – Это вы проваливайте! Правая рука у меня всё ещё работает!
– Сейчас проверим, как она работает, – железным голосом сказал Ондар и сделал ещё пару шагов к босмеру.
Филлин атаковал, но данмер легко парировал его удар коротким мечом. Сверкнула яркая вспышка, и из алебарды вырвался заряд электричества, прошедший по клинку данмера и ударивший его самого. И Филлин, и сам Ондар, выронивший меч и отлетевший от разряда назад, не ожидали такой «случайности».
– Ну, я тебе сейчас покажу! – Звонко воскликнула Дотрувиэль, решившая пустить в босмера стрелу.
Видя это, Филлин быстро сообразил что делать. Он перехватил алебарду поудобнее и резко подбежал к лучнице. Она только начала натягивать тетиву, а к её горлу уже было приставлено острейшее лезвие двемерского сплава. Испуганная данмерка же поспешила отпрянуть от босмера с грозным оружием в сторону.
– Бросай лук, подними руки вверх! – приказал Филлин.
– Ааа! Хорошо, хорошо, только не убивай меня! – пропищала Дотрувиэль и сделала, как он велел.
– Проклятье… – прорычал сквозь зубы Ондар, поднимаясь на ноги.
– Вы двое, отойдите назад! – скомандовал лесной эльф. – Вон к той дальней стене! Отойдите, или я убью её!
– Валяй, мне всё равно, – холодно сказала Рарусу и направилась к нему, готовая атаковать своим коротким мечём.
– То есть?! – удивлённо спросил босмер.
– Что!!?? – глаза Дотрувиэль сделались по пять дрейков.
Тёмная эльфийка молча продолжала приближаться.
– Скамп! Скамп!! – воскликнул босмер и надавил на алебарду.
Горло босмерки оказалось распорото, и сама она, всё с такими же круглыми от удивления глазами сползла по стенке вниз. Алебарда же вмиг оказалось направлена на Рарусу, она не успела ничего предпринять и ей оставалось только попятиться назад. Филлин за счёт своей недюжинной силы и лёгкости двемерского металла ловко управлялся с алебардой, хотя и держал её всего лишь в одной руке.
– Шигорат подери, я думала, ты блефуешь!
Данмерка отступила. Ондар тоже не спешил лезть на рожон.
– Я предупреждал! Предупреждал! – глаза босмера нервно забегали. – А вы не послушали… Вы предатели!
– Ха! Ты тоже собирался свалить с артефактами, разве нет? – сказала Рарусу.
– Но ради этого я не собирался никого убивать! А вы!.. Вы… Что вы сделали с остальными? Убили их? Говори!
– Нет, мы ничего не сделали, просто ушли. Арнскар и остальные по-прежнему ищут убийцу!
– А орк? Эта тварь что-то сказала про орка! Что вы с ним сделали.
– Ничего, ты не так понял… Послушай, нужны артефакты – забирай. Мы не будем тебе препятствовать, – Рарусу теперь сделалась более сговорчивой.
– Нет, напротив, я всё прекрасно понял! И мне нужны артефакты! И я их заберу!
– Эй, постойте-ка! – вмешался Ондар. – Мы что, отдадим нашу добычу какому-то недобитому калеке?!
– Калеке?! – Филлин перевёл алебарду на него и подошёл к нему. – Хочешь, чтобы калека тебя отправил на тот свет?!
– Нет, нет, подожди… Я тоже не буду тебе мешать, только убери эту штуку… – безоружный данмер попытался было оградить себя руками от оружия съехавшего с катушек бандита, но тот среагировал быстрее…
– Это точно, ты мне не помешаешь! – крикнул он и резким движением вогнал алебарду данмеру в грудь.
Тёмный эльф захлебнулся собственной кровью и повторил незатейливый трюк Дотрувиэль.
– Ондар! – вскричала Рарусу. – Даэдрот! Какого дьявола ты творишь!?
– Я не такой тупой, как вы думали! Лучше нанести упреждающий удар самому, чем ждать его от таких как вы! А я уверен, вы бы обязательно улучили момент, чтобы от меня избавиться! Но теперь, одна ты меня не остановишь!
– Хех, – усмехнулась она. – Если ты убил двух разоружённых людей, это не значит, что ты справишься со мной.
Она атаковала. Увернулась от одного укола, отскочила вбок от другого... зная эффект алебарды, ей пришлось избегать столкновения двух оружий. Но скорость была на её стороне, и вскоре меч скользнул по ноге Филлина, оставив на ней глубокий порез. В ответ на это последовал сильный удар с его стороны, но алебарда была поймана рукой данмерки. Разряда молнии не последовало. Несколько колющих ударов меча в живот, и босмер упал на пол в предсмертных мучениях и вскоре затих. Рарусу подумала, что он мёртв, а зря. Когда она нагнулась за мешком, Филлин буквально «ожил», вновь схватил алебарду и из последних сил нанёс сокрушительный удар по своему врагу. Он пронзил данмерку насквозь, провернул алебарду и резким движением вынул её, разрывая внутренности. Атака была столь неожиданна и стремительна, что Рарусу не успела ничего сделать.
– Будь ты проклят… – это было последнее, что сказала она, прежде чем упасть и испустить дух.
– Взаимно...
Собрав последние силы, лесной эльф дополз до неё и достал из её кармана свиток Вмешательсва Альмсиви. Однако прочитать его он уже не смог. Всё поплыло перед его глазами, и, спустя минуту, их накрыла тьма.
– И всё-таки… хотя бы на мгновение…, но сегодня я был счастлив!.. – подумал последний из четырёх бандитов, и смерть взяла его.


– Смотри в оба, здесь может кто-нибудь быть.
– Да смотрю, смотрю, Амшегар, никого тут нет.
Хаджит с луком и данмер с ножом и мечом в руках поднялись по ступенькам на крепостную площадь. Здесь действительно было пусто. С’Ренджи уже не выглядел таким потрёпанным, напротив, он был приободрён – ценой огромных усилий, но ему всё же удалось выклянчить у Амшегара исцеляющее зелье, а постоянное использование одолженного кольца притупляло боль от укусов.
– Ну что готов, хе-хе, к веселью?
– У тебя немного странные представления о веселье, Амшегар.
– У тебя тоже будут такие, если переживёшь то, что было со мной, – улыбнулся данмер.
– Надеюсь, что не переживу, – мрачно сказал хаджит. – Ладно, рабов освободим, а с бандитами что?
– Их там немного осталось. Запрём в канализации. Как тебе идейка?
– Хе-хе, здорово!
– Тогда вперёд.


– Дверь открыта.
– Вижу.
– Здесь кто-то был.
– Может, просто закрыть забыли?
– Нет.
– Нас опередили?
– Давай, я иду первый, а ты с луком меня прикрывай.
Билос медленно заглянул в комнату и тут же быстро убрал голову назад. В его глазах отчётливо был виден ужас.
– Даэдрот! – прохрипел он.
– Что? – спросила Бауриль, но не дожидаясь ответа, сама посмотрела туда. Зрелище оказалось не из приятных.
– Мрак! – прошептала она.
Они осторожно вошли в зал.
– Четыре трупа, – констатировал Билос.
– Он был здесь…
– Не похоже.
– Сундук Авона открыт, а ключ был только у него.
– Его могли и вскрыть. Но что тут делают артефакты магички? Если бы он тут был, то ИХ здесь бы уже не было.
– Верно… Но это значит, что…
– Хех…
– Мда…
Они переглянулись.
– Рассуём доспехи по мешкам, берём алебарду... и сваливаем! – решил данмер.
– Подожди, а как же наши вещи?
– Точно. Пойдём быстро на второй этаж, возьмём их, а потом – сваливаем!
– Главное, не нарваться на… ох, теперь уж лучше ни на кого не нарываться!
– Быстро, идём.
Но их ждал ещё один сюрприз. Сразу за поворотом.
– О! Наши старые знакомые! – громко сказал Амшегар, увидев двух бандитов метрах в десяти от себя. – Всего двое? А где же остальные?
– Влипли, – мрачно заметил Билос.
– И у вас, ко всему прочему, похоже, есть то, что нужно мне, – продолжал говорить Амшегар и сделал злобную улыбку.
Бауриль взмахнула алебардой и направила её на данмера, но ничего из того, что она ожидала, не произошло.
– Ах… Ты убила меня! – с иронией сказал герой и рассмеялся. – А теперь попробуем мы. Ренджи, давай!
Хаджит улыбнулся и выстрелил в Билоса, но тот рефлекторно закрылся мешком с бронёй, и стрела попала в эбонит.
– Бежим, – быстро сказал он.
Оба бандита рванули с места и побежали в обратном направлении.
– С таким тяжелым грузом им не уйти, – сказал С’Ренджи, доставая новую стрелу.
– Хотят поиграть в кошки-мышки? Ну что ж, и мы присоединимся, – улыбнулся Амшегар. – Покажешь им, кто у нас тут главный кот?
– Ага! – хаджит довольно оскалился в улыбке. – Сыграем партейку!

Двое бандитов бежали так быстро, как могли, и доспехи гулко тарахтели в их матерчатых мешках.
– Бау, что это было?!
– Но Брильносу… она же как-то извлекала из этой железки молнии!
– Даэдрот! – орал Билос. – Ты же не боевой маг! Ты вор! Ты не умеешь колдовать!
– Да уж... – с иронией заметила Бауриль. – Мы воры, а воры умеют только убегать!
– Так побежали поскорее!
– Проклятье, не думала, что они такте тяжёлые!
– Эбонит, Шигорат его подери, но и платят за него хорошо!
– Эй, Бил, – тяжело дыша, сказала босмерка. – Кажется, мы оторвались!
Тут они увидели стрелу, пролетевшую между ними и врезавшуюся в стену впереди. Через секунду запущена была ещё одна стрела.

– Я вообще не целюсь, – оправдывался хаджит за свои промахи.
– Ага, это просто игра.




Глава XLVIII: Рассвет

– ОТОРВАЛИСЬ?! Чёрт, и это ты называешь оторвались?! – вскричал данмер.
Ещё одна стрела просвистела прямо над его ухом. Новый прилив адреналина добавил ему энергии.
– Ему нужны эти доспехи! Бил, может, стоит бросить их?
– И потерять всё?! Нет уж!
– Зато останемся живы!
– Мы итак останемся живы, если поторопимся!
Они миновали ещё один поворот, выход на волю был уже близок.
– Вон дверь, осталось чуть-чуть!
– Главное быстро прочесть свитки и мы сбежали!
– А что если он телепортируется вслед за нами, прямо в Балмору? – обеспокоенно спросила Бауриль.
– Это дело десятое, нам нужно спасти свои шкуры сейчас!
– Поднимется шум, и нас опять упекут за решётку! Даэдрот, Бил, я не хочу опять в тюрьму!
– Никто и не подумает упекать нас в тюрьму, Бау! 16 тысяч за твою и 20 за мою голову! – не без гордости заметил данмер. – Нас ждёт смертный приговор!
– Тем более – не стоит туда возвращаться!
– Ты предлагаешь убегать по болоту? Тогда мы точно покойники, а в городе ещё хоть как-то сможем скрыться!
Амшегар и С’Ренджи нагоняли беглецов. Ещё одна стрела попала прямо в мешок Билоса, но сами бандиты уже достигли заветной двери. Выбежав на площадь, они, еле живые от усталости, из последних сил забежали за угол крепостного здания и бросили мешки наземь. Свитки достать – они достали, но вот воспользоваться ими времени не хватило.
– Попались! – послышалось сзади.
Амшегар и С’Ренджи подошли ближе. Хаджит держал бандитов на прицеле.
– Что у вас тут, свитки Вмешательства? Занятная штучка… У меня тоже такая найдётся. – мягко сказал данмер. – Мы могли бы ещё побегать по Балморе, но у меня тут ещё есть несколько дел, а обратно я идти не хочу. Так что… – сказал он уже более серьёзным голосом. – Так что придётся вас при-стре-лить!
Бандиты стояли в ступоре. Воцарилась тишина.
– Или у вас есть другой вариант? – нарушил её Амшегар.
– Э-э-э… – робко начал Билос. – Мы оставим артефакты тут, а…
– А вы нас отпустите, – закончила его мысль Бауриль.
– Какие умные бандиты! – улыбнулся авантюрист. – Вот всегда бы так! Отойдите от мешков и проваливайте на все четыре стороны.
– Сейчас, сейчас!.. – оба бандита поспешили согласиться.
– Так вы убили всех остальных? – всё же не удержался от расспросов Билос.
– И кто ты такой, скамп возьми? – добавила Бауриль.
– Мы освещаем путь к свободе! – торжественно провозгласил С’Ренджи. – У вас есть 10 секунд, чтобы уйти, потом стреляю.
Амшегар удивлённо посмотрел на хаджита, а бандиты поспешно развернули свитки и, запинаясь от волнения, начали быстро произносить слова силы.
– Десять секунд уже прошли, – заметил он.
– Да, подготовка у преступников уже не та, что раньше, – хаджит натянул тетиву.
– Куда катится мир… – покачал головой Амшегар.
– А-а-а! Подождите! Сейчас! – нервно вскричал Билос.
Наконец у бандитов получилось, сверкнули две яркие вспышки, и они перенеслись в пространстве.
– Чёрт, – спохватился хаджит. – Мы же забыли у них спросить, где остальные головорезы!
– Где бы они ни были – всё равно мы их найдём. Кстати, что это значит? Куда там мы освещаем путь?
– К свободе! – гордо сказал С’Ренджи. – Две Лампы. Слышал о такой организации?
– Нет.
– Это наш девиз. Мы – аболиционисты. Мы боремся за свободу и равноправие всех рас и народов! Наша цель – искоренить рабство и обеспечить…
– Подожди-ка! – перебил его Амшегар. – Ты что, только что записал меня в свою организацию?
– Да, ведь и ты, и я сражаемся за правое дело! Теперь с этими двумя ворами слух о нас распространится в преступных кругах по всему острову, преступники узнают, что Две Лампы в борьбе за Свободу могут применить и силу!
– Это что получается, аболиционист сам угодил в руки к работорговцам? Ха-ха! – данмер рассмеялся.
– Хе-хе-хе, да, у Азуры весьма оригинальное чувство юмора!
– Жаль, у моего топора оно напрочь отсутствует!! – знакомый голос норда звучал не слишком доброжелательно.
Амшегар и С’Ренджи оглянулись. Около двери стоял Арнскар, Милуру и Ушат вышли из крепости вслед за ним.
– Вот они! – крикнул орк.
– О, а вот и наши друзья объявились! – воскликнул герой. – Ну как там в канализации? Согласитесь, на свежем воздухе куда лучше!
– Я размозжу его дрянную голову! – проорал Ушат.
– Что ты сделал с остальными, тварь?! – угрожающе спросил Арнскар.
– С остальными? Они разве не с вами? Впрочем, была тут одна парочка…
– Бауриль и Билос…
– Может и так… Суть в том, что в коем-то веке, но мы всё-таки решили всё мирным путём, и я их отпустил, но, чувствую, с вами этот номер не пройдёт. Так отбросим же пустые разговоры! С’Ренджи, атакуй! В орка! В орка стреляй, пока дистанция есть! – крикнул Амшегар и приготовился к бою.
– С удовольствием! – сказал хаджит и начал целиться.
– В атаку! – скомандовал норд и понёсся вперёд.
Однако ему пришлось поумерить свой пыл, так как первая стрела, пущенная лучником, чуть не попала в него. Арнскар отскочил вправо, Милуру же вообще не спешила вступать в ближний бой. Хаджит стрельнул второй раз, теперь уже не целясь так долго, и попал орку в руку. Тот с бешеным криком побежал на авантюристов, но и они продолжали держать дистанцию, отходя назад. В результате, С’Ренджи выиграл время на третий выстрел, и, конечно же, попал (как не попасть в двухметрового амбала на расстоянии в пять метров?). Стрела угодила Ушату в грудь, но окончательно сражён он был только когда Амшегар перестал отходить назад, а вместо этого сделал резкий прыжок в его сторону, не дав ему как следует размахнуться молотом, и распорол его живот.
– Одного нет. Осталось двое, хе-хе, – данмер злорадно хихикнул.
– Всё, Арнскар, с меня хватит! К скампу всё, я ухожу! – Милуру выхватила из кармана магический свиток и побежала в сторону, разворачивая его на ходу.
– Стой, Милуру!.. – только и успел крикнуть ей вслед норд, как на её месте сверкнула вспышка, а сама данмерка исчезла.
– Ну что, Арнскар? Признаёшь своё поражение? – самодовольно крикнул Амшегар. – Ты сам знаешь, чем всё это закончится, если продолжишь драку.
Нордлинг скривил лицо в гневе. Его правый глаз судорожно задёргался.
– Это МОЯ крепость!! – проорал он. – И Я здесь хозяин!! Убирайтесь отсюда, вам здесь не место!
– Да неужели? А какого дьявола меня сюда тогда приволокли? Моё место здесь, а твоё – на болоте! – с этими словами С’Ренджи выстрелил, но нордлинг ловко отбил стрелу своим широким топором.
– Я АРНСКАР ИЗ СОЛИТЮДА!!! МЕНЯ ТАК ПРОСТО НЕ УБИТЬ!!! – громогласного норда в этот момент было слышно во всей округе.
– Ради всего святого, заткни этого берсеркера, пока мы оба не оглохли, – обратился Амшегар к С’Ренджи.
– И я о том же подумал.
– Ну, давай! – Арнскар сосредоточил свой взгляд на целящимся в него хаджите. – Давай, блошиный корм, посмотрим, на что ты способен!
«Блошиный корм» злобно и коротко мявкнул и отпустил тетиву. Арнскар этого ждал. Как будто предугадав момент выстрела, он за мгновение до него перекувыркнулся вбок, избегая попадания, потом сделал ещё один, ещё более длинный кувырок и оказался почти перед Амшегаром.
– Ловко, – заметил данмер. – Только, вот, зря.
Нордлинг вернулся в боевую стойку, но ему тут же пришлось отражать атаки авантюриста. В ближнем бою у него было преимущество в силе, выносливости, ловкости и мастерстве. Амшегар же надеялся на смертоносное заклятье ножа и сверхлёгкость меча. Он не переставал атаковать. Только скорость и град атак, которые почти не расходовали его сил, но которые Арнскар вынужден был парировать топором, не забывая при этом изворачиваться от стеклянного лезвия. Данмер почти не вкладывал а удары силу, рана от такого меча и без того была бы серьёзной, но его цель была скорее не ранить стойкого норда, а оттеснить на достаточное расстояние. Что в результате и произошло. После очередной серии ударов Амшегар резко отбежал назад.
– Давай! – крикнул он.
Это послужило сигналом для С’Ренджи. Со свистом рассекая воздух, стрела сорвалась с до предела натянутой тетивы и впилась в тело норда, пробив его сердце насквозь. Тут он окончательно понял, что проиграл.
– Бесчестные ублюдки… – прохрипел он.
Однако так просто умирать он не спешил... Нордлинг собрал силы в кулак и размахнулся секирой для смертоносного броска, его коронного приёма, который должен был стать его последним словом в этом бою и в этой жизни, броска, который уничтожит ненавистного Амшегара. Но тот был быстрее… и сообразительнее. Почуяв неладное, данмер молниеносным движением от плеча запустил Дух Меча в норда. Призванные предметы имеют интереснейшее свойство разматериализовываться сразу же, как только удалятся от временного владельца даже на небольшое расстояние и потеряют с ним связь. За доли секунды в полёте «испарилась» рукоять меча, вслед за ней – часть лезвия, и только потом то, что от него осталось, достигло своей цели и попало прямо «в яблочко» – в середину горла противника.
Арнскар замер с дырой в шее и с поднятой приготовленной к броску секирой в руках. И в этот момент, в последние мгновения его жизни небо на горизонте пронзил первый солнечный луч. Рассвет.
– Кхэ-кха… Денёк… – булькая кровью во рту проговорил он, смотря на восходящее солнце. – С самого утра… кх-кхэ… не задался…
Последний противник Амшегара на этом долгом штурме закрыл глаза и пал, так и не расставшись со своим оружием.
– Вот это да! – ахнул изумлённый хаджит. – Как ты это сделал?
– Э-э-э… хе-хе, ну, честно говоря, мне очень повезло, – Амшегар почесал затылок. – Даже не ожидал… такого… прекрасного убийства!
– Да… красиво. Итак, это последние? Вроде бы там были ещё.
– Верно. Однако странно, что никто не пришёл на подмогу нашему крикливому герою. И ещё более странно, что те двое куда-то направлялись с моими артефактами.
– Должно быть, решили бросить свою команду, а всё ценное забрать себе. В таком-то положении это весьма разумный вариант. Не удивлюсь, если остальные уже давно сбежали.
– Вот пойдём и проверим, – Амшегар подобрал мешки с доспехами и алебарду.
– Кстати, ты теперь собираешься сделать то, что хотели эти бандиты? Ну, вынести всё самое ценное...
– О да!
– Хе-хе, я так и подумал. Но согласись, без меня тебе было бы гораздо труднее, – хаджит хитро на него посмотрел.
– Я понимаю, – улыбнулся герой. – Весь лунный сахар, что мы тут найдём – твой.
– Идёт!



Глава XLIX: Высшая сила

Тени на стенах. Бледные тени, порождённые неясным светом факелов, развешенных в этом каменном зале. Но их свет был слаб, и он ещё более усугублял мрак в центре зала. Лишь изредка он выхватывал из полутьмы неясные силуэты, кажущиеся порождениями кошмаров в этом сумраке. Было тихо. Только редкие шаги тех, чьи тени мелькали на изгибающейся стене, издавали два звука – мягкое шлёпанье босых ног и глухой стук тяжёлых ботинок. Стук был редкий, видимо, те люди не хотели тратить время на лишние движения. Вдруг тишину пробил голос – высокий, но сильно уставший и очень медленный, к тому же речь его была спутана и бессвязна. Такое впечатление, что говоривший находился под наркотическим опьянением долгое время.
– Теперь всё так смыто... Так нечётко... Будто застлано мутной пеленой. Я уже почти ничего не вижу, и не чувствую тоже.
– Его тень растет. Много мы приложили усилий, что бы сдержать её, но тщетно, – ответил ему низкий, бесцветный голос.
– Нет оружия против силы Его. Кроме известных нам всем. Но где они? У Него. Разве что тот, последний, вне его власти, но он не может помочь нам. Пока не может…
– Но он могут помочь другому...
– Он не получит его! Можешь об этом забыть, – прорвал спокойный полумрак резкий крик третьего, который, видимо, сидел и не двигался. – Тот – наш враг. Тот противостоит нашим целям. Противостоял...
– Верно. Но он не Тот. Тот мертв. Он – воплощение Того. Кто знает, чего в нём больше – Того или этого?.. – всё также устало отвечал третьему первый.
– Мы знаем! – снова вскричал третий.
– Нет, не знаем... Каждая жизнь уникальна, и даже воплощения и воплощаемые – не одинаковые люди. Он может быть другим... Молчи.
– Ты помнишь наше решение. Если он воплощение Того, то он справится. Если же нет... Этот разберётся с ним, и не о чем будет думать.
– Ты уверен, что этот хорош? – спросил бесцветный голос.
– Я надеюсь. Я взял первого лучшего, которого поймал. Но этот действительно неплох.
– Будем надеяться, – отозвался третий.
– Ты можешь не беспокоиться. Тот погиб, а мы живы, и это не просто так.
– Но что если он многократно увеличит свою силу?
– Не поможет это ему. Он, может быть, будет силён, но он сильнее своего «Я» не станет, нет, не станет... – бессвязно прошептал первый.
– Но... Меня гнетут сомнения. Мне кажется, здесь что-то не так, – снова отозвался второй голос.
– Что тебя смущает?
– Правильность всего этого. Всё, что произошло за последнее время... Материя магии рвётся на части, и прошлое с будущим спутаны. Всё выглядит так, будто настает час.
– Может быть это Она? – спросил первый голос.
– Ха! – этот презрительный смешок прозвучал особенно жутко под этими мрачными сводами. – Она бессильна здесь. У неё нет силы!
– В последний раз силы у неё было достаточно, – безразлично заметил второй.
– И на что её хватило? Она даже не поцарапала нас. Вряд ли у неё есть что-то, что может помешать.
– Кто знает... Но ведь тот, в котором Тот – есть. И он ходит, дышит, живёт. Я недавно чувствовал Его рядом с ним... Тень Его являлась опять ему во снах.
– Воплощение Того не поверит ему. Он мало знает, и, сомневаюсь даже, что вспомнит Его.
– Ты умеешь утешать, как бы иронично это не звучало... – недовольно сказал третий голос.
– Спасибо, – рассеяно ответил второй.
– Это всё?
– Да. Мы решили ждать и предоставить развиваться событиям своим чередом. Что бы из этого не вышло...
– А выйдет что-то обязательно плохое, – заметил первый.


Тени... Блёклые тени в свете факелов... Они говорят. Кто это? Кто это, Шигорат побери?! Я их знаю?! Это они? Нет, это другие. Знакомые... О, даэдрот, боль!
Сон Эрирриса закончился так внезапно, будто его отрубили точным выверенным ударом топора. В голове, словно отблеск из сна, пульсировала тупая боль. Мысли текли, словно кисель – медленно и неохотно, и имперец мучительно пытался вспомнить хотя бы то, как его зовут и где он находится. Он раскрыл глаза. Взор затуманивала мутная пелена. Сквозь силу он припомнил, что зовут его совсем даже Эриррис, а не Тайбер Септим (Интересно, а кто это такой?). Первая попытка подняться с грохотом провалилась. С грохотом, потому что на него упал подсвечник, стоящий рядом с кроватью, и за который он попытался зацепиться. Мысленно поблагодарив Азуру (Даэдрот, кто это?!), что свеча погасла, а воск застыл, он обмозговал следующее. Во-первых, то, что он лежит на каменном полу, а не на полумягком тюфяке, именуемом здесь кроватью, и что пол очень холодный. После ещё нескольких безуспешных попыток зацепиться за одну из десяти окружавших его кроватей, затратив на это почти четверть часа, он наконец смог подняться. Голова всё ещё жутко болела. Зато освежающий запах давно не стираной простыни немного прояснил голову. Ещё одним толчком к исцелению стало обнаружение того, что весь пол засыпан чем-то белым, и что рядом валяется кожаный мешочек... Мысленно прокляв Азуру (Скампово, до сих пор не могу вспомнить, кто это), в памяти всплыло то, что он полночи глотал сахар, который рассыпался, и который он слизывал с пола. Будто в подтверждение этого, его желудок вывернуло наизнанку, и весь скудный запас оного оказался на полу (Благоразумно, подальше от мешочка). От жуткой вони, в голове уже прояснилось достаточно для того, что бы встать, пусть и в шатком положении. Перед глазами было три лампы (Прогресс – раньше было восемь), которые, сквозь мутное стекло освещали комнату слабым болезненно-желтым светом. На ногах он всё же не удержался, и упал на кровать, приложившись при этом головой о деревянную щеколду. От этого мозги наконец начали работать, хотя и неохотно. Эриррис снова поднялся на ноги. Пелена с глаз ещё не сошла, в желудке всё равно словно камень лежал, а голова продолжала жутко болеть. Зато теперь он мог нормально мыслить, и в глазах не троилось. Первым делом он поднял с пола мешочек с остатками сахара. Там оставалось около половины порошка. Взяв на заметку, что нужно пополнить запасы у Ра’Вирра, он завязал его и положил на столик. К его невообразимой радости, там стояла кружка с недопитым мацтом, которую он поставил сюда вчера. В несколько глотков осушив её, он почувствовал себя заметно лучше. Алкоголь, всё же, сильно помогает с утреца. Разминая затёкшие мышцы, он начал одевать свои новенькие костяные доспехи. Ботинки, кираса, наручники... Попрыгав не месте, и удостоверившись, что шума от них немного, он подхватил свой рюкзак и быстро вышел из таверны. Интересно, а что случится с хозяйкой, когда она зайдет в комнату? Интерьер там стал отнюдь не самым дружелюбным. Хорошо хоть, что она не знает, в какой комнате он спал – замки запираются изнутри, и открыть их можно только общим для всех комнат ключом, который находится только у хозяйки... Ну, она сама придумала этот глупый распорядок.
Как только Эриррис вышел на улицу, он попытался определить, сколько сейчас времени. Судя по солнцу – около семи, хотя из-за этого чёртового тумана, который пришёл с реки Одай, протекающей через весь город, можно и ошибиться. Запахнувши плащ поплотнее и надвинув капюшон на самые глаза – чтобы прохожие не видели его опухшего лица, – он направился в Южную Стену (В Восьми Тарелках оставаться было небезопасно для жизни, по понятным причинам). В таверне Баколы он первым делом выдул полную кружку гриифа, а уже потом принялся за свой рисовый суп. Во время обеда Эриррис решил для начала сходить к Ра’Вирру, пополнить запасы сахара, прикупить пару зелий лечения (Какой же порядочный путешественник без зелий исцеления?) и отправиться устраивать «кровавую баню» уже камоновцам в Гнаар Моке. Он и так уже слишком затянул, не опоздать бы. В принципе, Гнаар Мок находится относительно недалеко от Балморы на северо-запад, но горы... горы заставляют искать обходных путей. Нужно будет у Ра’Вирра, если у него есть, прикупить нормальную карту. Ну, или хотя бы порасспрашивать его, где её можно достать (Кроме как у Элон из Сейда Нин... Та, наверное, вместе с Аррилом сейчас жутко злы на него). Расправившись с едой, он подхватил мешок и прямым ходом отправился к Ра’Вирру. Так уж судьба сложилась, что его почти единственный здесь друг – самый надёжный (и почти единственно известный) торгаш. Добравшись до его двери, он отбарабанил мелкую дробь на небольшом выступе (Раньше здесь, видимо, находился молоточек, а потом его «приватизировали» соседи). Ра’Вирр открыл, и выглядел он отнюдь не выспавшимся.
– Чего-то Эриррис поимел привычку часто приходить к Ра’Вирру... – начал он свою тираду.
– Это делает тебе комплимент, ибо, значит, ты нужный. Тем более, я сейчас покупатель. Может, впустишь хотя бы? – спросил имперец.
– Чего уж там. Ра’Вирр приветствует своего друга. Заходи. Так чего тебе было нужно?
– Пару зелий исцеления. И плюс, я ещё хотел испытать на прочность твои познания в географии и расспросить у тебя дорогу в Гнаар Мок.
– Ну, насчет зелий сделаем, а вот в географии Ра’Вирр хуже гуара – хаджит развел руками – Ра’Вирр может дать карту. Даже бесплатно. Мужичок, который их рисует... рисовал, картограф был ниже плинтуса, но хоть такие вещи, как дороги и горы он обозначить мог. А за зелья с Эрирра полтинник.
Ловко словив брошенные ему две монетки, он порылся в одном из ящиков, достал потрёпанного вида листок бумаги и, положив его на столик, отошел куда-то вглубь дома к куче мешков. Эриррис, тем временем, задумчиво смотрел, как паук в углу пожирает пойманную только что муху.
– Знаешь... Помнишь дротики, что я тебе приносил? Ну те, из даэдрики. Что даже эбонит пробивают. У меня тут небольшая мысль проскользнула насчет той босмерки и этих дротиков.
– Хмм? – раздался ответ из глубины завала мешков и коробок.
– Когда я заходил в поместье Ллетри, ну, там, где она служила, я встретил одного орка, Гарука. У него за спиной такой огромный двуручник, и ещё у него кличка «Рубило». Так вот он искал её. Может быть, они как-то связаны?
– Гарук? Хе, Ра’Вирр знает его. Он ходок Пустошей. Бродит по Молаг Мару и Эшленду, и охотится на тамошних зверей. Другие таким промыслом не занимаются, так что такие, как он, имеют вполне приличный заработок. Зубы алитов, рога и кожа кагути, атронашеские соли – за всё это алхимики дают неплохую цену. Хотя в большинстве своем ходоки – бандиты, и чаще их добычей становится двуногая дичь. Иногда разграбляют гробницы, если силёнок хватит тамошние орды скелетов одолеть, или вырезают контрабандистов. Ра’Вирр думает, что он мог выкрасть эти дротики откуда-то, а та босмерка их украла... или они были в доле, но она не захотела делиться.
– Скорее всего, ты прав. Я вот думаю как-нибудь установить с ним контакт. Ходоки, видимо, сильные ребята.
– Они настолько же сильные, насколько ненадёжные. При первой возможности – нож в спину, и всё. Ну, хотя... есть такие, как Гарук – он достаточно добродушный тип, хотя и очень любит поработать кулаками. Делай как сам знаешь, но всё же Ра’Вирр советует тебе – держись от них подальше, – послышался грохот и обиженный мяв.
– Эй, ты там живой? Да, кстати, я тут подумал – захвати мне свиток Альмсиви.
– Живёхонький. Просто ящик упал. На, держи – он протянул ему две бутылки, связанные между собой шнуром, и свиток, который он вытянул из стоящего рядом тубуса. – Кстати, эти дротики мне напомнили про один случай. Представляешь – позавчера, средь бела дня, ко мне заявился данмер с несколькими флаконами высококачественной скуумы, которой еще поискать нужно, пакетом сахара и полным мешком эбонита! Причем какого – чистого, почти без породы! Вначале, правда, подкалывал меня насчет моего трюка с «даэдрическим» оружием. Ну, насчет тех дешёвок, какие Эриррис может созерцать на вон той полке. Хе-хе, но зато потом, когда я его искровой меч вдребезги разбил, ему пришлось прикупить у меня оружия. Хе-хе, он мне столько эбонита дал, что мне целый день пришлось распродавать его заинтересованным личностям, и то ещё не всё продал. Эх, вот не знал он, сколько стоит эбонит, и потерял пять тысяч, – хаджит довольно заурчал.
– Данмер говоришь? – припоминая, какой меч раньше носил Амшегар, у него выстроилось нехорошее подозрение. – А описать ты его мне не можешь?
– Ну, Ра’Вирр может, наверное. В целом, не самая примечательная личность, разве что только характер у него... бесшабашный, скажем так. Сам он тощий, рост высокий, длинные чёрно-пепельного цвета волосы, кое-как зачёсанные назад, и в хитиновом доспехе был.
– «Он...»
– Да, а можешь мне расписать, какой меч ты ему продал?
– Зачем это Эрирру? Он что, его добрый знакомый? – покосился на него хаджит.
– Да нет, думал, что я его уже где-то видел, но ошибся. А то мне денег тот был должен, но смылся куда-то... Ну, ты можешь рассказать побольше об этих мечах твоих раритетных?
– Ну, тот, что Ра’Вирр ему продал, был довольно-таки хорош сам по себе. Удобный, конечно, прочный, но меч ничем особым не выдающийся. Зато он был заколдован на качественный призыв даэдрического меча и немного – на огненный щит. Хорошие штуки, у меня ещё пара похожих вещей осталась. Эриррис хочет примереть? – озорно спросил хаджит.
– Наличности не хватит. Ладно, пойду, дел невпроворот.
И подхватив бутылки и карту, он вышел из магазина.
LordHaosa
Ой, очень грузный текст, но интересный.
М'Айк-Лжец
Э-э-э... грузный всмысле много лишнего или просто "много букаф"? Если второе, то всё норм  biggrin.gif
М'Айк-Лжец
Глава L: Возвращение

Яркая белая вспышка озарила стены балморского Храма и прямо возле двери из ниоткуда появился тёмный эльф в походном балахоне и с огромным рюкзаком за спиной.
– Хм, на этот раз примерно за две секунды, – сказал он себе под нос и пошёл вглубь города.
Этим данмером был ни кто иной, как Амшегар, а содержимое его рюкзака – ни что иное, как ценное имущество, хозяйской рукой собранное в ходе последней ревизии крепости Хлормарен. Понятно, кто был главным ревизором.
Состояние Амшегара было двояким. С одной стороны, перезвон полторы тысячи золотых в его кармане, шелест магических свитков и размеренное побрякивание бутылок контрабандной выпивки об эбонит артефактной брони в рюкзаке вместе создавали жизнеутверждающую музыку, придающую сил и вдохновляющую на ещё большие свершения (Там ещё было три бутылки первоклассной скуумы, но их Амшегар удостоил чести быть завёрнутыми в отдельный пакет, поэтому эти «инструменты» не участвовали в «оркестре» удачливого авантюриста). С другой же, та бессонная ночь убийств, сражений и погонь, а потом ещё и несколько часов тщательной ревизии порядочно измотали героя, и он хотел побыстрее найти таверну, скинуть с плеч тяжёлую ношу и вырубиться на мягкой или не очень кровати. Хотя был ещё один момент перед самой его телепортацией в Балмору, который немного взбодрил нашего героя. Да, возможно, лишним было бежать прямо в лапы к трём никс-гончим, размахивая мечом… – думалось ему. – Но всё же, задание Гальбедир выполнено, камни с нужными душами у меня теперь есть. Подумать только, чем обернулась для меня простая прогулка по болотам! Да, это Морроувинд…
С такими мыслями данмер добрался до лавки оружейника Мелдора. В его планы не входил обход всех торговцев Балморы со вступлением с каждым в ожесточённые торги, это занятие Амшегар решил оставить на потом. Однако было у него ещё одно дело, которое целесообразно было решить именно сейчас.
Зайдя в магазин, он обнаружил, что является единственным клиентом у оружейника на данный момент. Сам же босмер сидел за своим рабочим столом и починял костяной наплечник. Впрочем, завидев Амшегара, он сразу же оставил своё занятие и с распростёртыми объятиями, как и подобает опытному торговцу, приготовился встречать своего первого клиента.
– А-а-а! Прошу, заходите! – начал он, сотворив на своём лице подобие радости.
Авантюрист зевнул и подошёл к стойке.
– О, я вас помню, вы покупали у меня поножи и шлем. Ну как, пригодились?
– Можно сказать и так.
Данмер поставил рюкзак на пол и начал снимать с себя потрёпанные элементы хитиновой брони. Мелдор заметил, что его доспехи заляпаны кровью и сильно порезаны в разных местах.
– Тяжёлая ночь? – он понимающе покачал головой.
– Слишком тяжёлая для такой хлюпкой брони.
– Но вы живы, а значит, всё в порядке, верно?
– О… более чем, – улыбка проскользнула теперь и на лице Амшегара.
Данмер закончил с последней застёжкой и положил хитин на стол перед оружейником.
– Вы ведь спец по броне, так?
– Лучший в этом городе! – гордо сказал босмер, уже предвкушая хорошую сумму, что ему наверняка удастся содрать с этого путешественника.
– Как видите, в этом доспехе полно дыр…
– Доспех? Ха-ха, я не вижу здесь доспеха. Я вижу хитиновое решето! – весело сказал торговец, рассматривая кирасу Амшегара. – Кто бы это ни делал, он не знает толка в броне!
– Хм.
– А вот совсем другое дело, поножи!.. – Мелдор провёл рукой по их шероховатой, практически новой поверхности, припоминая, что именно их Амшегар и купил у него в прошлый раз. – Ни царапинки! Сразу видно – работа мастера.
– Хе, – усмехнулся данмер. – Была у меня ещё одна… «работа мастера», «хитиновым щитом» называлась. К сожалению, до своего возвращения к этому самому «мастеру» она не дожила.
– Да? – улыбка Мелдора быстро слетела с его лица, но ненадолго. – Эмм…  и насколько его хватило?.. А впрочем, нет, не говорите, щит с честью выполнил свою миссию, ведь его владелец жив, здоров и невредим!
– Да уж… – вздохнул Амшегар, призадумавшись над его словом «невредим». Знал бы этот торгаш, через что ему довелось пройти этой ночью.
– Да, вы остались без щита, – Мелдор уже успел достать откуда-то снизу новёхонький хитиновый щит. – Но я это в момент поправлю!
– Нет! – быстро прервал его Амшегар. – Не стоит… Я в них разочаровался. И пришёл я, собственно, по другому вопросу.
– Ну что ж… – оружейник убрал щит обратно. – Хозяин – барин. Э-э-э… мы, кажется, говорили о дырах?
– Ага, о них самых. Я хочу, чтобы число дыр в этих доспехах сократилось до нуля и впредь прибавлялось с… с гораздо меньшей скоростью, чем это было вчера. Починить и усилить – вот что мне нужно. А ещё лучше – так вообще заменить, – сказал он, глядя на свою порезанную броню. – Причём лёгкость и свобода движений должны сохраниться. Может, кольчужку лёгкую туда подшить… что б не пробивало какой попало железякой. Вы мастер, вот и будет вам задание.
– Ну что ж… это мы устроить могём, да… – медленно сказал Мелдор, осматривая доспехи и характер их повреждений. – Но кирасу придётся выкинуть, да. Хотя нет, она пойдёт на запчасти… Ну и стоить это будет недёшево, совсем не как простой ремонт.
– Мне главное, это прочность и лёгкость, чтобы доспехи «с честью выполняли свою миссию» как можно дольше и лучше! Ну а деньги найдутся.
Однако, зная, какие торговец заламывает цены, Амшегар всё же решил перестраховаться:
– А сколько, кстати, это будет стоить?
– Ну… порядка 700-800 золотых.
Видя, как глаза данмера достигают лба, Мелдор уточнил:
– Это если усиливать всю броню, с головы до пяток, всё по высшему разряду! Вам понравится, это точно. Э-э-э… у вас же есть такая сумма?.. Ведь так?
Амшегар молчал. Не зря он решил уточнить цену. Не хотелось ему расставаться с нажитыми непосильным трудом дрейками, ладно б ещё 300-400, но 800… Но и без достойной брони, в Морроувинде тоже никак нельзя.
– Предлагаю вот что…
Амшегар наклонился к своему рюкзаку. Помимо всего прочего там был длинный свёрток, шест, завёрнутый в ткань. Данмер развернул его, и торговец ахнул, увидев смертоносное произведение искусства вымершей расы, двемеров. Изящная гномская алебарда, от которой ко всему прочему исходило искрящееся ярко-белое свечение.
– Волшебная! – он взмахнул оружием и резко направил его на дверь, ожидая появления шаровой молнии, но вместо оной из алебарды вырвался лишь слабый электрический разряд, чуть-чуть не достигший двери.
– Но… показывать её истинную силу я не буду, во избежание неблагоприятных последствий для здоровья… да. В общем, я предлагаю равноценный обмен, – Амшегар протянул оружие Мелдору, чтобы тот его оценил.
– О-о-о… – произнёс тот под впечатлением. – Настоящий гномский сплав, ух, острая! И магия… насколько я знаю, а знаю я многое, двемеры подходили к зачарованию своего оружия и брони со всей серьёзностью, не то что современные доморощенные рукодельники. Тут наверняка заключены могучие чары... Где же ты это достал? – Но, не увидев стремления Амшегара рассказывать о своих приключениях, быстро добавил: – Эта игрушка займёт почётное место в моей коллекции!
Похоже, он уже согласен, – думалось герою. – Но не слишком ли я много ему предлагаю? Вроде обычная железка с не самым мощным электрическим заклятьем (По крайней мере, той волшебнице на крыше оно не слишком помогло)… А, может, ему просто нравится гномское оружие? Выглядит-то вон как здорово, блестит, искрится… В любом случае, это не эбонит, не стекло и слишком много всё равно стоить не может. Однако это повод проявить настойчивость.
– Я прекрасно знаю истинную цену этой штучки и надеюсь получить не менее стоящий результат из хитина, стали и чего там ещё вы будете использовать при улучшении моей брони. Сделайте всё по высшему разряду, и тогда, если эти доспехи меня защитят, я останусь жив и смогу в будущем сделать вам ещё много интересных предложений. Ну что, договорились? – Амшегар улыбнулся и протянул Мелдору руку.
– Будьте уверены, я приложу к работе всё своё мастерство! – босмер пожал ему руку. – А мастерства у меня – хоть отбавляй! Несколько часов и всё будет готово.
– Прекрасно, я пока пойду отдохну.
– Да, вы выглядите слегка уставшим. Что ж, до скорого.
Распрощавшись с Мелдором, Амшегар взял свой рюкзак и пошёл к следующему пункту назначения – Гильдии Магов.
– Привет, как дела? – обратился он к Галбедир, которую обнаружил всё также находящейся за своим столом. Только теперь на нём было гораздо больше свободного места – вместо зачаровательского хлама тут был длинный свиток, по-видимому отчёт босмерки о проделанной работе. Сама же зачаровательница лежала на нём, положив руки под голову, и непринуждённо храпела.
– О, ты спишь?
– Ммм… уже нет… – сладко потягиваясь, разбуженная босмерка подняла голову и протёрла заспанные глаза. – Амшегар, ты? Где тебя носило?
– Да так… прогуляться решил.
– Прогуляться? Хм… А я вот почти всю ночь… *ооай* – она зевнула. – …писала отчёт. Осталось только провести два эксперимента… Ты принёс камни душ?
– А как же. Вот… – он положил на стол один камушек. – И вот, – второй.
– Отлично. Пора выигрывать это пари! Ажира видела, что я усиленно занимаюсь делом, хе-хе, и она тоже решила поднажать... Так что теперь она дрыхнет без задних лап, ха-ха! – Гальбедир сделала хитрое и в то же время зловещее лицо. – И её ждёт сюрприз, когда она проснётся!
– Организованный не без твоего участия.
– И не без твоего дружеского совета, – заговорчески проговорила она. – Пусть это будет нашей маленькой тайной.
– Ты всё-таки спёрла её отчёты! – торжественно воскликнул Амшегар.
– Тише, не ори так! Ранис может услышать… Да, свитки невидимости и телекинеза творят чудеса! Я над ними немножко «поработала» и вернула на место. Ох и посмеюсь же я, когда дело дойдёт до презентации!
– Представляю себе эту картину…
– Да, кстати… – Гальбедир открыла полку в своём столе и достала оттуда свёрнутую белую тряпочку. – Вот, это тебе, за труды, так сказать.
– А... зачарованный носовой платок! – с сарказмом сказал Амшегар, разглядывая кусок переливающейся слабым голубым магическим светом ткани. – Чудесно, чудесно, всегда о таком мечтал, спасибо!
– Ха-ха-ха-ха! – рассмеялась эльфийка. – Не-е-е, это пояс, смотри! – она развернула ткань – там лежало ещё три старых колечка, тоже зачарованных. – Ты говорил, что любишь всякие магические побрякушки, вот я нашла тебе несколько.
– Спасибо.
– Вот это вот, – она указала на медное колечко, – с весьма интересным эффектом. Уменьшает притяжение земли во время прыжков – будешь прыгать как болотная лягушка, хе-хе.
– Весьма занятно…
– Это ледянящие стрелы, это небольшой волшебный щит (Она указала на остальные кольца: железное и бронзовое с каким-то полудрагоценным зеленоватым камешком). Ну а пояс зачарован на лечение, пригодится в походах.
– Это точно.
– Амшегар, ты выглядишь так, как будто всю ночь гуарил на плантации вместе с рабами-хаджитами.
– Да знаю, знаю… мы убирали... урожай.
– Ха-ха, здоровенные бататы? – звонко рассмеялась она.
– Хм... – данмер почему-то вспомнил как ему довелось разъединить воинственную оркессу с её головой и как та (голова) подлетела вверх, заляпывая стены кровью... – В некотором роде.
– Мне кажется, Амшегар, тебе не помешало бы отдохнуть. Ну, выспаться хорошенько, – Гальбедир добродушно улыбнулась.
– Да, пожалуй, ты права.

Интересный эффект? Уменьшает земное притяжение? Сейчас проверим!
Амшегар разогнался, сбегая по ступенькам вниз, и ловко перемахнул через Одай. В момент прыжка во всём его теле была лёгкость, он словно чувствовал себя пушинкой.  И это с учётом тяжёлого рюкзака за спиной. В его сторону оглянулось несколько прохожих, которых этот прыжок весьма впечатлил.
– В Балмору цирк приехал! Трюкачи! – радостно воскликнули мальчишки, игравшие на крыше одного из домов.
Да, благодаря волшебному кольцу прыжок несносного Амшегара получился не хуже чем у профессионального акробата!
– Что ж, действительно неплохая вещь! – решил он, и продолжил свой путь уже простым шагом.
Жилой район и последняя цель – Южная Стена. Воры, воришки, карманники… жулики, авантюристы… все они собираются здесь. На сегодня это и мой дом! – подумал герой и вошёл в заведение.
Привет, Соттильд, здравствуй, Аратор, как поживаете? Нормально, да? У меня тоже всё хорошо. Удачи и добычи нам всем, ага.
– Амшегаррр! Здррравствуй! – протянула Хабаси, увидев знакомого вора – её голосок имел и впрямь сладковатые нотки.
– Хабаси, привет.
– Ну, что расскажешь?
– У меня к тебе дело.
– Это к Риэллю, ты знаешь. Он разберётся с твоими штрафами.
– Да нет же, – данмер сделал хитрое лицо. – Дельце… выгодное!
– А-а-а… – улыбнулась она. – Значит, награды за твою славную голову нет… но есть интересная работёнка? Таким ты нравишься Хабаси куда больше.
– Приятно слышать.
– Так что у Амшегара за дельце?
– Вот, смотри, – данмер раскрыл рюкзак и вытащил оттуда весьма большой, завёрнутый в ткань предмет.
Сладкоголосая с интересом смотрела, что же там будет внутри… Наконец свёрток был раскрыт. Её ожидания оправдались. Даже более чем.
– Где ты это взял? – ошарашено прошептала она.
– Не волнуйся, там уже ничего не осталось, – улыбнулся герой. – Работал ведь профессионал. Но мне надо решить, куда определить это. И… мне нужна твоя помощь.
– О-о-о… ты абсолютно правильно сделал, определив это сюда… Да, мы найдём, конечно же найдём нужного покупателя!
– Чудесно.
– А пока это полежит тут, я припрячу в надёжное место.
– Сколько я с этого получу?
– Ммм, Амшегар, много, очень много денег! Тысяч… двадцать, а то и двадцать пять… получим МЫ. Вдвоём, – хаджитка улыбнулась одной из своих неподражаемых улыбок.
– Ага. Понятно. Это хорошо.
– Хо-хо, это просто замечательно! – промурлыкала Хабаси.
– В таком случае, я, пожалуй, пойду наверх, посплю немного.
– Хорошо, Амшегар. Знаешь, ты выглядишь…
– Да, да, да, знаю, я выгляжу чертовски уставшим, и поэтому я иду спать.
– Нет, Хабаси хотела сказать, что ты выглядишь просто... прекрасно в этом…
– Балахоне?
– Да! И с мешком в руках. Точно, просто замечательно. Как настоящий Вор!
– Спасибо.
– Ты пойдёшь спать? Правильно, самое веселье для вора начинается с заходом солнца.
– Да, пойду. Мастер малость утомился.
– Ну что ж, спи, набирайся сил. Хи-хи, подумать только, вчера – бриллиант, сегодня – эбонитовые доспехи! Чем же ты порадуешь Хабаси завтра?
– А вот это будет сюрприз! – сказал герой и скрылся за поворотом.
Получив от Баколы ключ от своей комнаты, данмер зашёл туда, закрыл за собой дверь, бросил рюкзак на тумбу, стянул с ног сапоги и упал на кровать.
Дела идут как нельзя лучше… – предался он своим размышлениям. – Завтра разберусь с Гильдией Магов, вот и легенда будет готова… Даэдрот, да она же уже готова! Вор, контрабандист, авантюрист… Нет, для имперского агента как-то не очень… Маг куда лучше, да… А может, ну его к скампам этого Каседоса, или как там его… Хотя не-е-ет… Он может помочь, может помочь вернуть мне память… А что у меня с памятью?.. Ни-че-го. Я не удивлён. Надо поспать… Может, снова приснится тот странный человек в золотой маске… и просветит меня на этот счёт.




Глава LI: Вестник смерти

Всё оказалось намного хуже, чем Эриррис мог себе представить. Для начала – в цепи гор прорехи, через которую можно было бы перебраться к западному берегу, не было на километры как на север, так и на юг. Что так, что так – приходилось делать большой крюк. И первая дорога, и вторая Эрирриса не устраивала. Но что делать? Работа есть работа. Немного поразмыслив, он решил зайти в Хла Оуд – небольшую деревушку рыбаков на запад от плато. Там наверняка можно было найти лодку – на воде, при удаче, можно выиграть час-другой во времени, не говоря уже о том, что это на порядок безопаснее остальных путей. Поэтому, когда имперец, пробравшись наконец через плато, попутно едва не набив морду молоденькому наёмнику, который был приставлен наблюдать (Если бы он смог убить хотя бы крысу, Эриррис бы очень удивился, какая уж там охрана) за стройкой поместья для какого-то дворянина-хлаальца из города, не нашёл в Хла Оуде никого, кто бы хотел его подвезти, настроение у него было не из самых лучших. Конечно, до того состояния, когда он начал бы представлять опасность для общества, он ещё не дошёл, но вот пойманный им лодочник об этом не знал. Что, впрочем, было только на руку имперцу, страх лишь добавлял сил гребцу. Но на него Эриррис не обращал сейчас ни малейшего внимания.
И что мы имеем? Амшегар недавно сплавил много контрабанды и заполучил в свои руки зачарованный на призыв меч. Плохо. С даэдрикой не поспоришь. Значит, ближнего боя придётся избегать. Хотя почему? Нельзя парировать – можно увернуться. Призванное оружие хоть и лёгкое, но громоздкости не потеряло, так что вряд ли это будет сложнее катаны или дайкатаны. Ладно, что у нас ещё можно вынести? Проданные сахар, скуума и эбонит являются незаконными в торговле. Можно это использовать? Ещё как. Если Амшегара засадят за решётку, убрать его будет проще простого. Подкупить тюремщика, к примеру, что бы тот подсыпал ему в еду очищенного горьколистника. Посмотрим... Сахар и скуума не помогут. Это норма в контрабанде, тем более продал он немного. Особенной активности от охраны ждать не придётся. А вот насчет эбонита... Ра’Вирр говорил, что Амшегар его продал много. Где он мог столько достать по дороге из Сейда Нин в Балмору? Вряд ли ограбил кого-то – людей, промышляющих таким товаром, в одиночку не убить. Что еще можно предположить? Например, что он нашел старый склад. Или тайник. Или заброшенную шахту. Которую не прочь заполучить любой из хлаальской знати. Вот ради этого они отыщут злоумышленника хоть на краю света. Хотя то, что шансы, что он действительно нашел заброшенную шахту почти нулевые, вряд ли это кого-то побеспокоит. Но не мог же он на самом деле найти заброшенную, полную эбонитом, шахту?! Ладно, не о том речь. Предположим такую ситуацию – в местный офис дома Хлаалу придёт письмо от некоего «доброжелателя», который сообщит о недавно привезённой в город крупной партии эбонита, которую один искатель приключений добыл в найденной им заброшенной шахте. В приписке – его имя, описание внешности и особые приметы. Клюнут? Должны. Жадность, всё же, великий стимул.
Выстроив схему, он обратился к лодочнику. И, когда получил ответ, что до Гнаар Мока ещё несколько часов снова застыл в ожидании.

Первое, что бросалось в глаза по приезду в Гнаар Мок – каменное здание, отделённое стеной от деревни, на окраине. Видимо, какой-то эксцентричный хлаальский чиновник предпочел городской тесноте с её шумностью живописные пейзажи, промозглость и сырость болот. А может быть ему просто нравилось наблюдать за людьми, которые несли бремя более тяжкой жизни, чем он сам. Впрочем, присутствие поместья в рыбацком посёлке благоприятно влияло на его жителей – дома здесь выглядели чуточку получше тех, что находились в Хла Оуде. Интересно, а почему здесь расположилась Камонна Тонг? Имеют ли они договорённость с местным чиновником, или же просто действуют по принципу «Чем ближе мы к врагу, тем дальше от него»? Скорее уж первое. Камонна Тонг наверняка имеет серьезные связи в Хлаалу, раз они позволяют ей такие своеволия. Организация, занимающаяся почти половиной всех контрабандных операций на острове, определённо, должна была привлечь внимание денежных мешков из правительства. Эриррис невольно поёжился. Только сейчас он понял, что перешёл дорогу весьма влиятельным и, что хуже, опасным людям. Ну, останавливаться было уже поздно, тем более, им еще найти его нужно. Спрыгнув с лодки на деревянный мостик он, бросил перепуганному перевозчику двадцать дрейков и пошёл к берегу. Наконец, он вспомнил, что Анаси ему не сказала ни имени того, кого нужно убрать, ни места сбора, где их можно найти. Хотя откуда бы ей знать? Не в гости на чай заходили... Ну, учитывая, что это – Камонна Тонг, проблем с поисками быть не должно...

– И что там дальше? – раздался скучный голос.
– Начал плакаться, что мы, мол, неудачно зашли, что скоро у него будут деньги. И так убого это выглядело на фоне полусобранной сумки, что ей-ей! Наверняка уже собирался свалить в Сейда Нин и убраться на следующем корабле подальше. Но...
– Да-да, Сельвура, «От Камонна Тонг еще никто не убегал». Ты становишься на удивление предсказуемой, – произнес стоящий в углу скучающий данмер.
– Дурак ты, Дарен! Тебе что, совсем наплевать на то, что мы состоим в Камонна Тонг? В Камонна Тонг, самой опасной и влиятельной преступной организации в Морроувинде?! – возмущенным голосом вскричала еще минуту назад разглагольствующая женщина-данмерка.
– Дай-ка подумать... да, абсолютно наплевать.
– Да как ты можешь! Ты совсем не уважаешь нашу работу! Ты не понимаешь всей важности наших должностей, ты вообще ничего не понимаешь! Ты...
– Сельвура, заткнись, – спокойным голосом произнесла вторая данмерка, которая до этого момента сидела за столом и поигрывала несколькими кольцами.
– Содрара! Как ты... – ошарашено начала Сельвура, но вторая резким движением руки прервала её.
– Твоя болтовня меня раздражает. Ты здесь относительно недавно, поэтому запомни основное наше правило – меньше болтаешь, больше работаешь. И если не хочешь повторить судьбу твоего предшественника – лучше помалкивай.
– Девочки, не ссор... – начал было Дарен, но неожиданно его прервали.
В лачугу с диким вскриком ввалился – в буквальном смысле, – молодой данмер с жуткими глазами и с не менее жутким лицом. Такое впечатление, будто каждая мышца на нём скрутилась в канат и пытается, прорвав кожу, вылезти наружу. Примерно так же выглядели его руки и шея.
– Мертвы! – взвизгнул эльф не своим голосом, и безжизненным кулем упал на пол.
Сельвура растерянно посмотрела на распластавшееся на полу тело, Содрара бросилась что-то искать среди склянок на полке. Дарен невозмутимо подошёл к вбежавшему гостю и, носком ботинка перевернув его на спину, схватил его за волосы и влил в рот полный стакан своего недопитого гриифа. Данмер выглядеть лучше не стал, но начал подавать невнятные признаки жизни. Дарен дополнил свою терапию несколькими пощечинами. Тогда его невнятное бормотание начало связываться в вполне различимый мат. К тому времени, как Содрара подоспела с какой-то скляночкой, пришелец уже был в сознании и бормотал что-то невразумительное вперемешку с отборнейшей руганью. Содержимое склянки было выпито в момент, и после этого данмера немного отпустило – мышцы начали потихоньку расслабляться, и он уже начал походить на нормального темного эльфа, а не гипертрофированного качка.
– Что это с ним было? – пролепетала Сельвура.
– Зелий скорости и выносливости перепил. Опасная смесь... Эй, Анас, ты как? – склонившись над данмером спросила Содрара.
– Да бля, будто с даэдротом, сука, после брачной, бля, ночи. Дарен, сука, что б к тебе скамп ночью пришел, упырок, убери от меня свои лапы! – выдал тот, кого назвали Анасом, поднимаясь с пола.
У Сельвуры завяли уши. Они слышала, что у посыльного Камонна Тонг Анаса Ульвена весьма своеобразные знания киродиильского и нордлингского языков, но не знала, насколько сильно это выражается в его речи.
– Анас, не заставляй нас знакомиться с твоим фольклором, а мой кулак – с твоёй физиономией, – беззлобно предложил Дарен. – А теперь по делу. Зачем ты здесь? И что ты там кричал?
Пришелец быстро подошел к столу, налил себе еще спиртного и, залпом выпив его, заговорил.
– Ну, братва, тут произошла неимоверная жопа. Короче, я только что из Балморы, и там, этим же утречком, порезали пятерых наших! Какая-то гнида засекла нашу схоронку, скамп ему в глотку!
– Что?! Как порезали? Кого!? – Дарен мигом утратил свое тусклое выражение лица. Теперь оно выглядело растерянным.
– А вот так, бля! Тела Вадузы, Марас, Мадраль, Танелена и Совора – Совора, главы! – нашли в западном схроне! Оружия при них не было, небось та сука забрала, нашли следы вызова атронаха. Это даэдротовская падла застала врасплох наших, наверняка! Сейчас начальство временно занял Малдан, он разослал бегунов предупредить всех, кого сможем, что б нашли сучонка и под нож пустили! Мы пока мало знаем – проверяем торгашей на предмет сбыта их оружия и смотрим, у кого он атронаха прикупить мог. Знаем только, что эта гнида – человек, бретон или имперец, и что у него бронзовые, до плеч, волосы, пользуется танто и имперским клинком.
Дарен промолчал. Только с силой сжимал и разжимал кулаки. Содрара, не двигаясь, переваривала информацию, а Сельвура только растерянно хлопала глазами.
– Ладно, братва, я побежал, мне ещё сгонять кое-куда нужно, остальных предупредить. Лишней бутылочки самогона не найдётся? А то до сих пор плющит. Никогда не буду больше эту бурду пить вместе – скривился тот.
– Можешь забирать мою бутылку, – рассеяно бросил Дарен.
Внезапно, опять-таки, двери распахнулись. В лачугу зашёл человек в костяном и нетчевых доспехах. Левая рука у него была повёрнута ладонью назад, правую же он держал за собой. У него были бронзовые волосы.
– Простите? Мне нужно обговорить... очень деликатное дело. Я ищу Камонна Тонг. Мне бы...
– Вот бля, да этот урод похож! – закричал Анас, хватаясь за кинжал на поясе.
– Не вовремя ты, – тихо сказал Дарен, вытаскивая из-за пояса два вакидзаси с серебряной гравировкой.
– Какого... – гость на мгновение пришёл в замешательство. Но лишь на одно мгновение. В следующую секунду он выбросил вперёд обе руки. Содрара, поднявшая левую руку с кольцами на незнакомца, захрипела. Дротик вошёл чуть правее гортани, пробив ярёмную вену. Магический белый сгусток образовавшийся в её руке, взорвался в ней же, так и не направившись к своей цели, а сама данмерка упала в предсмертных мучениях. Анас же, схватившись за разрезанное горло, испустил свое последнее «сука», и тоже был сброшен пинком ноги гостя на пол. Эриррис – а это он и был, – быстро вытащил имперский клинок и замер в боевой стойке. Дарен в свою очередь, хладнокровно игнорируя потерю двоих товарищей, замер в полуатакующей стойке традиционного стиля данмерского боя на двух коротких клинках. Сельвура же всё ещё пребывала в шоке, но спокойный вид Дарена всё же немного придал ей уверенности. Она вытащила один метательный кинжал из своего пояса и приготовилась к бою. Руки предательски дрожали. Раньше она никогда не вступала в серьёзные схватки. Никогда. Только несколько разборок с мелкими врагами Камонна Тонг.
Воцарила немая сцена.
Эриррис лихорадочно пытался оценить ситуацию. Похоже, что собаки Камонна взяли его след, и сейчас за ним охотится вся эта преступная организация. Плохи дела... Пока он вполне удачно убил нескольких, но удача не может длиться вечно. Тем более, большинство он убил исподтишка. В Камонна Тонг достаточно хороших бойцов... Они, наверное, уже знают не только его черты, но и держат на руках все данные о его снаряжении. Даэдрот, не нужно было лезть в это дело! Хотя стоп, к чему весь этот пессимизм? Тот парень крикнул «похож», значит, с внешностью его ещё не окончательно определились. Нужно будет что-то придумать... Ладно, скамп с ним, сначала нужно разобраться с этими двумя. Очень удачно, что он вовремя заметил посыльного – Эриррис ещё давно приметил его, ошивающегося на крыше Клуба Совета. Похоже, что эта братия – выездная группа «разборок» камоновцев. Хотя, что делает в такой мелкоте этот данмер? Оружие у него хорошее, вакидзаси – штука редкая и дорогая. И эта стойка... очень похоже на данмерский стиль. Плохо. Серьезный противник. Даже серьезнее Хлас с её живучестью. Он такой же... Хладнокровный Убийца. Женщина, похоже, метает кинжалы. Сколько их там? Шесть. Её можно сразу сбрасывать со счетов – расстояние слишком маленькое, да и напугана она сильно, вряд ли сможет нормально прицелиться.
Первым начал его оппонент. Он всем телом двинулся вперед, нанося удар одновременно в плечё и голову. Эриррис поставил блок, но тот легко его преодолел, просто скользнув по лезвию, и попытался разрезать сонную артерию. Ему это почти удалось, но, невероятно изогнувшись, имперец пропустил удар над головой и одновременно нанес колющий в печень, где она не была защищена доспехом. Но и этот удар был отбит. Почти три минуты они кружились в танце смерти, где столкнулись два стиля – яростный и отточенный в веках стиль данмеров и импульсивный, выверенный во многих схватках стиль воинов из деревни Эрирриса. Поединки мастеров никогда не длятся долго. Наконец, данмер всё же пропустил один скользящий удар, и на руке, в стыке между перчаткой и рукавом наплечника, появилась глубокая рана. Дарен отступил на несколько шагов, и Эриррис перехватил инициативу в свои руки. С раной на руке он не мог сражаться так же эффективно, как он делал это раньше, но всё равно ему следовало отдать честь – защита его поколебалась лишь на миг. Всё же, он смог поставить царапину на щеке имперца, но и сам был повергнут на спину. От неминуемой расправы его спасла только Сельвура, которая бросила свой нож. Она не попала, но отпугнула Эрирриса от тела. За что и поплатилась. Молнией подскочив к девушке, Эриррис выверенным ударом вонзил танто под рёбра, прямо в сердце. Она была без доспеха, а в рукопашном бою не смыслила буквально ничего, так что это не составляло никакого труда. Отскочив от умирающей данмерки, Эриррис поудобнее перехватил своё оружие. Дарен успел подняться и вновь принял боевую стойку. Глазами, в которых горел холодный огонь, он обвел хижину взглядом. Вокруг Анаса и Садрары натекли две порядочные лужи крови, на которых можно было легко поскользнуться. Сельвура ещё подавала признаки жизни, но её сердце было повреждено, и через несколько секунд она умрёт. Не произнося ни слова, он ринулся на Эрирриса. Но он всё же уже проиграл. При первой же атаке его рана дала о себе знать. Танто легко скользнул в брешь в его защите и поразил мягкую плоть в челюстях, проникнув в мозг. Эриррис наклонился над уже умершим и всмотрелся в его лицо. На нём не было выражено ни единой эмоции, так, будто искусный скульптор вырезал для этого данмера идеальную маску. И навеки прицепил её к его лицу.
– Странно... Мне показалось, или в его глазах действительно мелькнула ненависть ко мне, когда он нападал на меня? Нет, невозможно. Мастер его уровня не позволит чувствам даже от потери близких и друзей помешать ему в бою.
И всё же, какой-то неприятный осадок остался на душе имперца. Будто он сейчас не освободил мир от нескольких преступников, а сделал нечто подлое. Нечто злое.
Полный сомнений, он всё же обыскал тела убитых им. С тела Сельвуры он снял наплечную перевязь с кинжалами, и надел её на себя, дополнив недостающий пролёт вынутым из тела данмерки дротиком. Два вакидзаси в мягких кожаных ножнах перекочевали на пояс к Эриррису, заменив танто и имперский клинок. Это оружие на порядок лучше старых мечей. С тела Анаса и Садрары имперец снял по два обычных кинжала, один из них был зачарован на увеличение. Скорость, наверное. Также те кольца, что были у женщины, оказались магическими. Разрушение, слабенький мороз. Ясно – использовались для временного задержания противника. Надев кольца на левую руку, Эриррис, что-то вспомнив, улыбнулся. Ко всему прочему он собрал около ста золотых – они, наверное, недавно вернулись с «работы».
Закончив свои дела, имперец достал свиток Альмсиви и, прочитав его про себя, исчез во вспышке света, оставив в хижине четыре остывающих тела.



Глава LII: Доброжелатель

Как и следовало ожидать от неведомого картографа, кривизна рук которого должна была здесь уже войти в легенду, Альд’рун был намного ближе к Гнаар Моку, чем Балмора. Так что заодно пришлось тратиться на гильдейский телепорт. Но прежде чем телепортироваться в Балмору, Эриррис зашел в «Крысу» поспрашивать о последних новостях. Всё же интересно узнать о последствиях кражи шлема у Майнера Аробара. Да и не только... Лириель, завидев Эрирриса, слегка улыбнулась. Когда тот подошёл к стойке, она приветливо спросила:
– Ну что, фартовый, по делам, али в гости? – хитро при этом подмигнув.
– Фартовый?
– Своим подвигом ты тут немало шуму наделал. Как обнаружилось, что шлемик у Аробара увели, крику среди редоранцев было, я тебе скажу. Информацию в обход не пустили, но там – она многозначительно показала пальцем вверх – рвут и мечут. Уже, кстати, разорвали и разметали три стола и десяток стульев в зале Совета, обломки которых недавно оттуда вынесли. Ты ведь этим своим поступком официально унизил Великий Дом Редоран. Так что ты у нас теперь местная легенда, а по званию – фартовый. Не в голос, конечно, об этом деле знают всего пара человек, – насмешливо улыбнулась Лириель.
– Угу. А ещё – мишень номер один для фанатичных до неприличия воинов, – мрачно закончил мысль Эриррис. – Мне только этого сейчас не хватало...
– Да не беспокойся ты об этом, – внезапно раздался голос за спиной. Эриррис быстро обернулся, но увидел всего лишь Аэнгота с непривычно задумчивым для босмера выражением. –  У них нет ни слепка твоего «следа», ни особых примет, ничего. Одежду, которую ты использовал, ежедневно покупают десятки людей. А у тех, кто хоть что-то знает, резко пропало желание разговаривать с властями после краткого разговора между ними и нашими ребятами.
– И на том спасибо, – вздохнул имперец. – Но я пришёл сюда не только за этим. Мне нужна информация.
– Какого рода? – полюбопытствовал Ювелир.
– Во-первых – мне нужно знать, не отлучалась ли некая Эйндел, наёмник на службе Советника Ллетри, из города, в пустоши? Не имела ли она связей с Ходоками пустошей, и где она на данный момент.
– Могу тебе сразу ответить. Да, Эйндел три дня назад, утром, уходила в пустошь вместе с одним бретоном – Тлуком. Вернулась она на следующий день вечером – но уже без своего компаньона. Бретонец, кстати, был Ходоком. А находится она сейчас, – на последних словах босмер ухмыльнулся, – в желудках всех тех зверей, кто успел к ней первым.
– Что? – смешался Эриррис. Неужели он прав? Эйндел действительно чем-то сильно раздосадовала отдельную группу Ходоков, и те решили её убрать... Гарук? Наверняка это он.
– О, тут, кстати, самое интересное. Она умерла от кровоизлияния в мозг, – продолжил босмер. – Наши люди её нашли первыми, на местной свалке. Из ушей, носа, рта и глазниц текла кровь. Мы забрали её и вскрыли. Так вот, такое впечатление, будто её мозг просто лопнул. Там была сплошная каша. Эйндел была не самым приятным босмером, но, даэдрот, я бы и своему врагу не пожелал такой смерти! – Аэнгот нервно сплюнул на пол. Лириель неодобрительно посмотрела на это, но промолчала.
– Есть идеи?
– Магия. Что-то из школы Мистицизма или магическая отрава целенаправленного действия. Нам не известны яды, способные причинить такие повреждения и так целенаправленно.
– Наверняка это сильный маг, – задумчиво почесал подбородок Эриррис. Да, Гарук здесь явно отпадает. На высококвалифицированного мистика он не похож. Но тогда зачем он приходил к Эйндел? Предупредить? Дать попытку исправиться? Нет, сюда бы послали кого-нибудь более интеллигентного и располагающего к доверию. Но тогда зачем?
– Это странно... Хорошо. У меня нет времени на более тщательную разборку этого дела, хотя я нутром чувствую, что здесь что-то не так. Так что я буду краток. Что ты заешь о Гаруке?
– Опять Ходоки? Хм... Лириель, дорогуша, у тебя никаких дел нет? – отдаленно напоминающим о ласке голосом спросил Аэнгот. Стойн два раза повторять не нужно было, и она мгновенно упорхнула с подносом в сторону новоприбывшей компании альтмеров. – На чём это мы? А, точно. Гарук – типичный орк. Сильный, ловкий, по-своему умный. Промышляет разграблением гробниц и контрабандистских пещер, в перерывах охотиться на атронахов. Сильный боец.
– Где его найти можно?
– Он бродяга. Но иногда он появляется в Гнисисе, – у него там пара дружков-орков в местном форте Империи. Имён не помню... Ах, да, один из них – священник-целитель. Достаточно?
– Вполне. И последнее. Помнишь про те дротики, на которые ты мне давал наводку?
– Стрелы Справедливости? – усмехнулся босмер. – Прекрасно помню. Кстати, ты их таки добыл?
– Да. Но только вот твоя информация оказалась не совсем верной.
– Не понял? – настороженно спросил Ювелир. В глазах его мелькнуло беспокойство, и какой-то колючий блеск пробился сквозь внешнее их добродушие.
– Нет, ты зря беспокоишься. Но твоя ошибка не в этом. Дело в том, что дротики, которые хранила у себя Эйндел, были сделаны из чистейшего даэдрического эбонита, – холодным голосом сказал имперец.
– Что?! Какого... Если это шутка, то очень удачная. Я почти поверил...
– Я не шучу. Четыре дротика из даэдрики. Зачарованные.
– Скамп ему... Похоже, информатор имел определённое чувство юмора, – дальше Аэнгот грязно выругался.
– Видимо, ты тоже оценил комизм ситуации, – сухо заметил имперец. – Оставляю тебя наедине с информацией для размышления. И запомни слова фартового – ухмыльнувшись, сказал Эриррис, – это дело ещё не закончилось. Эйндел убили необычные люди, – и, сказав это, он ушёл.


Пройдя сквозь телепорт в Гильдии, Эриррис сразу же отправился в Южную стену. Там он сделал заказ и попросил у трактирщика листок бумаги и чернильницу с пером. Тот, с превеликим благодушием, согласился дать ему всё необходимое. Естественно, не задаром. Теперь же имперец, похрустывая свежим варёным рисом, старался придумать доносительную на Амшегара.
– Значит так. Нужно написать достаточно убедительно, чтобы они поверили... Как бы сделать так, что бы эти чинуши не выкинули донос в ближайшую же мусорку? Вести о том, что один вполне безобидный искатель приключений нашёл целую эбонитовую шахту – что может быть бредовее? Скампово...
В течение четверти часа Эриррис писал пресловутый донос, рассеянно кладя в рот горстки риса. Наконец, ровно к тому времени, как рис закончился, а комунниковый сок начал давать осадок, донесение обрело свой окончательный вид. Короткое, зато убедительное.
– Надеюсь, – мрачно подумал имперец.


Нилена Дорвайн занималась своей рутинной работой клерка. Велика ли должность – работать с бумагами Балморского офиса и вести запись новичков, желающих присоединиться к Великому Дому Хлаалу, коих в последнее время становиться подозрительно мало? Талантливые маги молнией залетают в Телванни, горячие парни, жаждущие сражений и чести, идут к редоранцам, а к ним, хлааловцам, приходит только то, что остаётся – торгаши, люди с сомнительной специализацией, наёмники мелкого чина, да маги без карьеры, и только иногда попадается такие клады, которые видят свою профессию лишь в совмещении с торговлей и которой владеют досконально. Хотя и могло показаться, что Хлаалу набирает силу, но это – лишь юридически. В открытой стычке с каким-либо домом от Хлаалу не оставят камня на камне. Нилена усмехнулась. Нет, до открытой стычки не дойдет. Законы не позволят. Старые пресловутые законы, которые так почитают Редоран и на которые плюют Телванни. А по ним сила – на стороне Хлаалу. Потому что их мощь – это деньги и хитрость. Нету опытных магов? Ерунда – зато есть хитрые и изворотливые Мораг Тонг, которые достанут свою жертву хоть на краю мира, будь-то воин, маг, или ещё кто-либо, во имя своих сумбурных и сумасшедших идеалов. Мало опытных солдат? Пустяки. Империя и Гильдия Бойцов предоставляет прекрасных и верных наёмников, которые ради денег готовы на всё. Досаждают воры и спекулянты? Камонна Тонг будут только рады убрать лишних конкурентов. О прямых связях с этой группировкой у Хлаалу Нилена никогда не слышала, но есть несколько информаторов, которые с легкостью подбросят нужную новость нужному человеку. Вся юридическая власть Империи склоняется в пользу Дома Торговцев, что тоже даёт свои преимущества. Но всё это не меняло интересности рабочих бумаг. Как были бредом (с точки зрения нормального человека), так и остались.
В двери постучали. Каждый приличный человек должен стучать в двери, даже если он заранее знает, что они открыты. Это – закон вежливости.
– Данар, прими! – крикнула Нилено, обращаясь к молоденькому парню-данмеру в поношенных и изрядно помятых доспехах из кожи нетча. Данар был исполнителем при офисе – относил посылки, передавал указания, бегал по городу за какими-то приказами. А чтобы он не прохлаждался, когда у того не было работы, его заставляли приветствовать гостей, «острить язык», как выразилась Имар.
Тот, с ворчанием поставил на столик недопитую кружку из-под жуткой бурды его собственного производства – кошмарной смеси флина, сока бататов, топлёного скаттла в малых количествах и вытяжки из корня пробочника. Всех, кто имел несчастье попробовать его пойло и остаться при этом в здравом рассудке, тошнило часы на пролёт. И, самое главное, он жутко обижался, что его «высокое барменское искусство» никто не мог по достоинству оценить.
При подходе ко входу, угрюмая гримаса на его лице сменилась слегка растянутой, внешне располагающей, дружелюбной улыбкой. Правда, когда он открыл двери, улыбка его слегка увяла, но чем вызвано данное явление, Нилено догадаться не могла, так как не видела того, кто стоял за косяком двери. Дальше Данар наклонился, что-то взял в руку, и захлопнул входные врата.
– Что там? – спросила Имар – заклинательница, не слишком сильных возможностей, которая достигла своего предела в магии еще пару лет назад, но – с огромным опытом, что куда ценнее.
– Записка. Только что пришло малое дитё, и передала вот этот клочок бумажки, – весело ответил посыльный, разворачивая свёрнутый вчетверо лист желтоватой бумаги, заляпанной в нескольких местах жиром. Но, как только Данар прочитал написанное, весёлость на его лице сменилась недоумением, а потом – злостью.
– Тут у нас шутки изволят шутить. Не обращайте внимания – он скомкал бумагу, и уже собрался закинуть её точным броском в мусорку, как листок внезапно вырвался из его рук и метнулся в руки Имар.
– Так, и что тут у нас? – она быстро начала читать записку вслух.

«Не далее, как позавчера, ранним утром, в город прибыл странник, обладающий ценной информацией, а именно – расположение старых раскопок эбонита неподалёку от Балморы. Прибыл он, нагруженный большим мешком с вышеупомянутой породой, пачкой лунного сахара и несколькими флаконами скуумы, которые уже успел сбыть местным перекупщикам. Имя странника – Амшегар, данмер высокого роста, волосы тёмно-пепельного цвета, зачёсанные назад. Носит при себе зачарованный меч. Предположительно, часто обретается в таверне Южная Стена.
Доброжелатель».

Воцарилось молчание.
– Я же говорил, неудачно шутят... – начал Данар.
– А по-моему, в этом что-то есть – прервала его Имар. – Слишком уж всё ладно написано.
– Скамп, да брось ты! Эбонитовая шахта прямо рядышком с городом? Это несерьезно!
– Но тут сказано, что у него был мешок...
– И где доказательства, что мешок-то на самом деле был? Сдали местным перекупщикам? Это удобно – эбонит – товар ходовой, его за два дня можно сбыть не то что мешок – три, причём спокойно.
– А описание человека? – вклинилась в разговор Нилена.
– Ну... таких тоже много. Может, кто-то просто хочет навести на того человека подозрение?
– Но то, что такой человек может быть, ты признал, – заметила Имар. – И всё же, это странный способ. Гораздо легче стукнуть в имперский Легион. Там братва долго разбираться не будет...
– Ребята, да ладно вам спорить. Ну прислали, ну странно выглядит? Это мешает нам послать за тем пареньком парочку солдатиков, что бы те проштудировали его? Заодно и развеяться нужно нашим охламонам, – раздался из-за спины тягучий, словно патока, голос, принадлежавший богато одетому господину, который как раз подошёл со спины к Нилене и обнял её сзади. Его вышитый (наверняка на заказ, а не среди «второручных» магазинов выбранный) костюм сидел на нём, как влитой, выставляя его в более выгодном свете и скрывая мелкие досадные недочёты. Имар и Данас вздрогнули от неожиданности, а Нилена обречённо вздохнула.
– Вы... Вы когда зайти успели? – поражённо спросил Данас.
– Я уже здесь достаточно давно, чтобы услышать всё необходимое – данмер улыбнулся ослепительной улыбкой.
– Мастер Дондос, вы уверенны в этом? Вы верите в этот... донос?
– Нет, дорогуша. Но если это правда, то будет потеряна целая шахта эбонита, и какой будет в этом смысл? Нет и нет, я не могу позволить такого. Давайте отправим, скажем, Рилона с его ребятами. Что скажешь, сердце моё? – он нежно потрепал за щеку Нилену.
– Вы как всегда правы, мастер Дондос, – мрачно ответила данмерка. Увидел бы её матёрый кагути – в страхе бы убежал восвояси, до того кровожадно выглядела Нилена.
– Но том и порешим. Данас, сбегай к Рилону, и поспеши, – закончил Дондос.




Глава LIII: По следам Шахтёра

– И что, он предлагает пройтись по торговцам и поспрашивать: «А не продавал ли вам некий данмер мешок эбонита»? – с ноткой раздражения в голосе сказал Ремал. А повод для раздражения у него был, ведь несколько минут назад в казарму зашёл Рилон, капитан хлаальской стражи, и «порекомендовал» двум бравым солдатам «оторвать от скамейки свои задницы и заняться делом».
– Тут ещё сказано про скууму и сахар, – заметил Анелен, дочитывая записку – ему «посчастливилось» составить Ремалу компанию в предстоящем расследовании.
– Ага. Данмер с мешком, как там его? Амшегар? Ходил, значит, по городу, продавал скууму, сахар, направо, налево!.. А вдруг он всё продал ВАМ!? – саркастично воскликнул Ремал, изображая расспрос торговца.
Его напарник хихикнул.
– Чушь какая! Уверен, это какой-то розыгрыш. Или некто просто решил насолить своему конкуренту или ненавистному соседу…
– Это был Доброжелатель.
– Угу, он самый.
Два стражника вышли из здания и надели свои форменные костяные шлемы.
– Ну что, Анелен, с кого начнём? Доставай список скупщиков контрабанды! – усмехнулся данмер-стражник.
– С торгашами разберёмся потом, сначала зайдём в аптеку, мне надо купить ещё пару пузырьков тех капель от насморка, – шмыгнув носом, сказал второй законник.
– И как только ты умудрился простудиться по такой погоде?.. Ну ладно, пойдём, зайдём.

– Привет милиции! Анелен, опять проблемы с носом? – поприветствовала Налькария двух данмеров, зашедших в её магазин.
– Привет. Похоже на то, – ответил данмер.
– Хе-хе, ну это мы в момент поправим, – улыбнулась она и полезла в свой сундук, искать нужное лекарство.
– Налькария! – обратился к алхимику стражник магазина, до этого момента разговаривавший с Ремалом, и уже успевший ознакомиться с целью теперешней «миссии» двух своих коллег. – Помнишь того странного типа, что приходил сюда вчера выменивать алмаз?
– Как же, помню, – оторвалась она от сундука, достав нужные пузырьки. – А что?
– Данмер, высокий рост, пепельные волосы, зачарованный меч, да, его я почему-то хорошо запомнил. И глаза, глаза хитрющие! Он на меня ещё так посмотрел… В общем, похоже, это ваш подозреваемый, – сказал страж Анелену.
– Правда? Так он сюда заходил? А он случайно не представился? Дело в том, что мы ищем данмера с похожими приметами по имени Амшегар.
– Э-э-э нет, имени своего он не назвал, но… – задумчиво сказала альтмерка, – личность действительно очень странная.
– Странная? – переспросил Ремал. – И чем же?
– Сказал, что он алхимик, хотя ни капельки на него не был похож, нёс какой-то бред про уникальные эликсиры, которых нет в природе, хотел обменять у меня бриллиант на эбонит… Ну а как только получил его, сразу ушёл.
Двое стражников переглянулись.
– Эбонит!? – воскликнул Анелен. – Ремал, как в воду глядел! Вот тебе и на! Налькрия, вы не могли бы показать нам этот эбонит?
– Почему бы и нет? Сейчас.
Она поднялась на второй этаж своего дома и через полминуты вернулась с небольшим свёртком в руках.
– Вот, – она развернула свёрток и представила вниманию данмеров горстку осколков вулканического эбонитового стекла.
– Хм… На мешок руды не тянет, – после недолгого молчания заключил Анелен.
– Похоже, Доброжелатель слегка преувеличил размер груза нашего подозреваемого. Не удивлюсь, если «скуумой» окажется какой-нибудь кислый бренди, а сахар будет тростниковым, – усмехнулся Ремал.
– Мда… – протянул Анелен, закапав себе в нос лекарство. – Но всё же, надо отыскать этого Амшегара и выяснить в чём же тут дело.
– Хех, ясен пень, в чём! Рилон опять издевается над нами, не иначе!

Бакола обречённо вздохнул при виде двух приближающихся к нему гостей в форменных доспехах Дома Хлаалу, понимая, что подобная встреча не сулит ему ничего хорошего.
– Здравствуйте, господа, чем могу быть полезен?
– Добрый день, – начал Ремал. – Нас интересует данмер по имени Амшегар, предположительно, он появлялся здесь.
– Ну… здесь много кто появляется, всех и не запомнишь…
– Высокий рост, худощавый, тёмно-пепельные волосы, носит зачарованный меч. Вспоминайте.
– А по какому поводу вы им интересуетесь, могу я узнать? – спросил хозяин заведения.
– Это не суть важно, мы бы просто так не пришли. Ищем – значит, надо. Ваше дело сообщить, где он. Или вы хотите, чтоб мы опять устроили обыск? Итак?
– Да… – немного подумав, сказал имперец. – Он заходил сюда.
– Заходил, хорошо. Ну а сейчас-то он где? – спросил Анелен.
– Он снял одну комнату и сейчас, кажется, спит. Полагаю, никаких правонарушений за ним не числится?
– Нет…  Пока нет.
– Так может быть тогда вам стоит подождать, раз никакой срочности нет? Не дело это, вламываться так… без приглашения.
– Ключи... – настойчиво протянул Ремал.
Бакола молчал. Он понимал, что стражники непременно получат, что хотят, ему оставалось только надеяться, что к его гостю действительно нет серьёзных претензий.
– Даэдрот, Клосиус! Тебе же нечего скрывать, так? Ну вот и хорошо, мы просто поговорим.
– Вот, – имперец нехотя протянул стражнику ключ от комнаты Амшегара.
– Прекрасно. Просто поговорим, – ещё раз сказал Ремал Баколе, поднимаясь на второй этаж.

Стражники отнюдь не тихо открыли дверь, однако данмер как спал на кровати, так и продолжал спать, никак не реагируя на шум, произведённый хлааловцами. И даже «Кхэм-кхэм!» Анелена, не возымело над спящим авантюристом никакого эффекта.
– По внешности очень даже похож… странно, почему он не просыпается?
– Наверное, он в стельку пьян, – рассудил Ремал. – Но да ладно, скамп с ним, нам же нужно уличить его в контрабанде и выяснить, откуда эбонит. Обыщем его рюкзак.
– Ух, тяжёлый… – законник взял с тумбы рюкзак Амшегара и раскрыл его. – Так… какие-то магические свитки, склянки… о! – он достал пару бутылок и посмотрел на этикетки. – Да это, похоже, флин и киродиильский бренди! Даэдрот, я оказался скампски прав!
Двое стражников начали с интересом рыться в вещах спящего авантюриста, не забывая комментировать ход проведения ревизии. Вскоре дело дошло до небольшого свёртка со «специальным» грузом Амшегара. Который, тем не менее, был вскрыт в общем порядке.
– Да уж, и впрямь, алхимик. Опять какие-то флакончики… – сказал Анелен, вертя в руках маленькие десятисантиметровые продолговатые ёмкости.
– Постой-ка! Подобные вещицы я уже встречал…– Ремал откупорил один и понюхал его содержимое. – И, кажется, я даже знаю, что здесь!
– Скуума!?
– Именно, – утвердительно кивнул стражник. – Похоже, это наш клиент.
Хлааловцы повернулись к «клиенту». Тот уже соизволил проснуться и недоумённо смотрел на незваных гостей.
– Эй, если вы искали туалет, то он прямо по коридору и за углом… э-э-э… так что вам назад!

Тем временем Бакола Клосиус объяснял Хабаси о внезапно возникших проблемах в виде двух стражников из хлаальского управления.
– Признавайся, что натворил твой новый мокроух… или лягуха… или как его там? Чего надо городской милиции?
– Никаких незаконченных дел у нас нету. Всё, о чём следовало позаботиться, уже улажено, и, если у Амшегара возникли проблемы с законом, то Хабаси тут не причём, – промурлыкала хаджитка.
– Ага, когда дело доходит до правосудия, Хабаси всегда оказывается не причём, – с иронией заметил Бакола.
– Ты тоже хорош, чуть что – так сразу и ключи на подносе… Мог бы и отвадить их при желании!
– Бред. Ты знаешь, что будет, если они проверят и уличат меня в обмане. И потом… они сказали, что хотят просто поговорить.
Внезапно со второго этажа послышался грохот, крики и ругань стражников. Сладкоголосая и Бакола переглянулись. По издаваемому шуму, то, что сейчас происходило над их головами, не очень напоминало добрую беседу. «Диалог» между законом и Амшегаром продолжался ещё около десяти секунд, потом всё стихло. Хаджитка и имперец уставились на лестницу и с нетерпением ждали развязки. Вскоре их взору предстала такая картина. Бравые стражники спускались вниз. Один держал в руках увесистый рюкзак, а также зачарованную катану, второй же – кое-как влачил за собой обладателя сего имущества. Последний, всем своим видом показывая ярко выраженное безразличие к своей дальнейшей судьбе, находился в отключке и не мог более предъявить своим «собеседникам» каких-либо внятных аргументов.
– Этого господина мы вынуждены препроводить в имперский форт, – сказал Ремал Баколе.
– Контрабанда. Скуума… Сопротивление аресту, – добавил Анелен.
– Ага. Проблемные у вас клиенты, сударь. Ну, чего уставились? – сказал стражник остальным посетителям, глазевшим на неудачливого вора. – Делать что ли нечего? Всё, представление окончено, расходитесь! И не нарушайте закон, если не хотите оказаться на его месте, хе-хе.
– Вот так сюрприз… – пробормотала себе под нос Хабаси. Под словами Амшегара она подразумевала несколько иной ход событий.

– Так что, теперь мы понесём его в Форт Лунной Бабочки? А не в городское управление ли? – спросил у своего напарника Анелен, как только они вышли из таверны.
– Сразу в форт. Пусть имперцы с этим разбираются. А то буйный какой-то попался… Ну а наши уже решат потом, была там эбонитовая шахта или нет. Как видишь, допрос получился немного не таким, каким ты его ожидал увидеть, кроме того, это контрабанда скуумы, да к тому же, хе-хе, тебя он вообще чуть не убил! – подколол друга Ремал.
– Неправда. Я сразу разгадал его замысел.
– Ну-ну, и ножик ты тоже предвидел? Конечно, конечно, так я тебе и поверил. Если б не мой профессиональный приём, не стоял бы ты тут сейчас и не улыбался.
– Правильно, я бы не улыбался. Я бы ржал вовсю! Ведь тогда профессиональный приём пришлось бы применить мне. Эх, а ведь достаточно было всего лишь отнять у него ножик! Посмотрел бы я тогда, как бы этот тип защитился от нас с помощью одной лишь табуретки, даже жаль, что всё так быстро кончилось.
– Да, это, несомненно, было бы весело, но ты меня знаешь: я выполняю свою работу быстро и оперативно.
– Ладно, давай уже оттарабаним его побыстрее в форт, и дело с концом, – сказал Анелен, перехватив мешок с добром авантюриста поудобнее.
– Эй! А что, «Шахтёра» этого всю дорогу что ли мне тащить прикажешь? – недовольно буркнул Ремал.
– Давай-давай, «профессионал» ты наш! Ты его познакомил с дверным косяком – тебе и напрягаться.
LordHaosa
Скорее всего Первое, не люблю длинные Тексты. Лучше пиши небольшими главами, а то хочу почитать а дочитать не получается. А так сюжет классный, издавай Книгу, есть талант.
М'Айк-Лжец
Глава LIV: Убийца в законе

Эриррис довольно отхлебнул мацта. Как он и предполагал, у Амшегара были связи с Гильдией Воров, обосновавшейся в Южной Стене. Они же и дали наводку на Ра’Вирра, скупщика краденого. Если бы Амшегар попытался продать какому-либо более-менее честному торговцу, он бы уже спустя несколько часов после ухода из лавки был бы пойман и посажен в тюрьму местными властями. Так что наводка Гильдии была вероятнее всего. Здесь же, в трактире, наверняка, он и спал, под патронажем воров. Обидно. Потому что выходит, что пока он здесь ел, наверху спокойно дрыхнула его жертва! Однако, теперь уже поздно сожалеть об этом. Вид старательно избитого Амшегара, которого, на вроде мешка, нёс на своем плече хлаальский страж – для чего ему пришлось снять с себя наплечник, утыканный шипами, – предвещал скорое окончание его работы. Интересно, чем бы заняться после этого?..
Эриррис резко прервал свои мечтания, напомнив самому себе, что ещё ничего не окончено, а делить шкуру не убитого гуара по меньшей мере глупо. В несколько глотков осушив свою кружку, он встал из-за стола и последовал за стражей. Те, перебрасываясь между собой шутками, перешли через реку, а потом – за стены города, по направлению к форту Лунной Бабочки, как и ожидал имперец. Оплот власти Империи в этой части Вварденфелла находился у самого входа в Фояду Мамея – длинную борозду, покрытую пеплом, которая шла от самой Красной Горы. Именно в ней в прошлый раз он потерялся и чуть не погиб, попав в даэдрическое святилище, куда, следуя зову Забвения, исходящего от демонического вида алтарей, посвящённых злым и неочень даэдра, забрёл огненный атронах. Сейчас его путь лежал не туда, хотя, может быть, однажды он наведается в гости под своды святилища, чтобы высказать своё уважение местному Даэдра, проведя ритуальную кражу всех пожертвований и методичное уничтожение всех его последователей, если таковые окажутся.
Хотя форт и находился в относительной близости от города, идти туда было не меньше часа, и Эриррис заметил, как устал патрульный, нёсший всё ещё находившегося в отключке Амшегара, которого, видимо, сильно приложили по голове, раз он так долго не подаёт никаких признаков жизни. Когда стражники миновали указательный знак на перекрёстке, Эриррис присел на одном из камней и, достав пакет из коричневой промасленной бумаги, распаковал свой обед, который он взял в трактире. Поджаренное со специями мясо гуара и свежие хлебцы из виквита слишком хорошо пахли, чтобы имперец терял лишнее время, и он, вооружившись танто и двузубой вилкой, купленной вместе с двумя маленькими деревянными тарелочками, принялся за еду.

Перед ним возвышались стены форта. Сам по себе он был небольшой – гарнизону тут было всего две сотни, чего уж тут. Но он считался самым укрепленным и мощным фортом в провинции после Альд’рунского – Пёстрой Бабочки. Это, конечно, не принимая во внимания Эбенгард. Внутрь вело две высокие арки, одна из которых была закрыта тяжёлой стальной решёткой, а возле второй несли стражу трое солдат. Когда Эриррис подошёл ближе, один из них, высокий, черноволосый, румяный детина, кровь с молоком, на правом наплечнике которого был выгравирован бронзовый дракон, ставший на дыбы, – сержантские отличия, – приветливо оскалился в улыбке.
– Здоров, заблудший! Как дела-то? Не терялся больше?
– И тебе не хворать, служивый. Я к Варро. Пустишь?
– Ну, если к нему, то конечно уж, пущу, – пожал плечами начальник караула. – Помнишь, где он обычно обитает в это время?
– Угу. Ну, бывай, дружище, – махнув рукой на прощание, сказал имперец.
Пройдя мимо караула, Эриррис попал во внутренний двор форта. Форт был неправильной прямоугольной формы – с южной стороны прямоугольной же формы его часть выдавалась несколько дальше, чем находилась остальная стена. На углах укреплений размещались квадратные бастионы, а в восточной части – ещё одна высокая башня, которую здесь почему-то называли «Тюремной». Слева от входа, на севере, высилось большое здание, имевшее две небольшие круглые башенки там, где оно состыковывалось со стеной. Внутри размещались высшее начальство и самые опытные солдаты, тюрьма, оружейный склад и миссия Имперского культа. Там же находились и местные специалисты – алхимики, кузнецы, целители, один зачарователь, а также два коммерсанта, которые выбили разрешение на торговлю в этом форте. У самой стены же были пристроены бараки, складские помещения, кухня с кузницей и тому подобные вспомогательные здания. Посреди самого форта, перед главным зданием, располагался мощёный плац, на котором обычно проводили учения солдаты, отрабатывая шаг, занимаясь тренировками тела и оттачивая мастерство владения мечом. Сейчас же он пустовал. Форт слегка налезал на гору, у южного подножья которой он стоял, так что на севере земля была почти вровень со стенами, на которых прохаживались несколько лучников.
В общем, вполне обычный, ничем не выделяющийся, форт. Эриррис прошёл через обитую железом дверь главной обители и попал внутрь. Он оказался в помещении с невысоким потолком, которое разделяло на две части большая перегородка. Здесь и располагались торговцы и те несколько специалистов, которым разрешено было предоставлять свои услуги не принадлежащим Легиону личностям. Его путь пролегал через лестницу вниз, ведущую в спальные помещения, а оттуда – в тюрьмы. Там обычно и обитал Ларриус Варро, капитан Имперской стражи, отвечающий за порядок в Балморе. Фактически, его обязанности заключались в том, чтобы хлаалу не брали на свои плечи больше, чем нужно Империи, ничего более. Но этот тип оказался настоящим блюстителем порядка. Он постоянно охотился за местными контрабандистскими шайками, пытался переловить Камонна Тонг (Недолгое время, впрочем. После потери пятерых легионеров, отряженных вырезать небольшую группу камоновцев, переправлявшую краденое стекло-сырец, его чуть не лишили должности, но обошлось, слава Акатошу, для него. После этого он коней попридержал) и прищучить местных коррумпированных чиновников. Именно ради помощи в устранении одного такого чиновника – судьи Нолуса Атриуса, ручной собачки Камонна Тонг, Эриррис и был нанят. Сам того не зная, имперец сильно пошатнул влияние синдиката в городе, лишив его разом головы, главного учёного – он же оценщик качества товара и специалист по магическим вещицам, – и нескольких убийц, одних из лучших в наличии, к тому же оставив без их помощи Атриуса, которого наверняка в скором времени надолго упекут за решетку, с конфискацией имущества. К тому же, когда об этом узнает Гильдия Воров – если уже не узнала, – они наверняка сделают свой ход и ещё больше надавят на деморализованных Камонна Тонг. Скорее всего, это будет означать конец безраздельному властвованию этого синдиката в городе. И это будет большой радостью для законодея Варро, а значит, и для Эрирриса, который получит своё немаленькое вознаграждение, обещанное капитаном. Фанатичность закону делало этого человека очень честным и верным слову, хотя, признаться, его специфическое «чувство юмора» заставляло немного пересмотреть первое впечатление о нём. Но это был самый большой его недостаток, в общем плане.
Как и ожидалось, Ларриус находился в спальных помещениях, развалившись на одной из кроватей и читая какую-то книгу, обёрнутую в красный переплёт. Его график всегда был безупречен и, если это возможно, Варро старался его не нарушать. Заметив вошедшего Эрирриса, капитан отложил свою книжку, и с кряхтением поднялся. Доспеха он почему-то не снял, и лежал в нём.
– Здравствуй, здравствуй, мой дорогой друг, – приветливо распахнул руки Ларриус, – вести о твоих подвигах уже достигли моих ушей, и я крайне признателен тебе за эту услугу.
Внешне Ларриус был немного ниже Эрирриса, коренаст, с широкими плечами и плотной фигурой. Его правильные черты лица, русые, короткие волосы и ясные голубые глаза делали его достаточно красивым, но пейзаж портила недельная щетина, которая появилась благодаря желанию капитана заиметь бороду.
– Привет. Да, мне пришлось изрядно попотеть при устранении этих пятерых. Всё же не так уж и легко прирезать верхушку такой организации, как...
– Тише, милый мой друг, не следует упоминать здесь общество таких людей, – прервал его Варро. – Я полагаю, что ты пришёл за своим подарком? – вопросительно посмотрев на убийцу, спросил Ларриус.
– И за этим тоже, – кивнул головой тот.
– Ну что ж, получи, – из-за пазухи доспеха капитан вытащил нечто, завернутое в тряпочку. Когда он раздвинул складки матерчатой ткани, оказалось, что это было кольцо. Красивое кольцо, отделанное золотом и с большим продолговатым жёлтым цитрином, вделанным в длинную пластину. Взяв кольцо двумя пальцами, он передал его Эриррису. Тот, повертев его в руках, проверил его на наличие магии, а после того, как ничего не обнаружил, обратился к капитану.
– Это что?
– Кольцо, разве не видишь? Не обычное, зачарованное.
– Тогда почему я ничего не чувствую?
– Маг, да? Наверно, это какая-то особая форма наложения чар. Используй его, – кивнув на перстень, попросил он.
Эриррис, пожав плечами надел кольцо на правую руку. Теперь, наконец, он почувствовал слабую пульсацию, исходящую от перстня. Спокойное. Значит, не Разрушение, и не Мистицизм. Поймав этот пульс, он ментально «прикоснулся» к нему, и красивая вещичка, в которую было вплетено заклинание, дало ему силу, которая расплылась по всему телу. Внутренне имперец ничего не почувствовал. Никаких чужеродных сил, дающие ему определенные физические возможности, не было ничего. И только когда он посмотрел на свою руку, он наконец понял, что это было за кольцо. Рука не была видна. Нет, видна она была, даже вполне ощутимо, но вот только... только такое впечатление, будто на руку натянули перчатку с изображением окружающей среды. Ясно были видны камни, из которых был сделан пол – слегка размыто и смещённо, но вполне отчётливо.
Это был Хамелеон, заклинание школы Иллюзий. Оно позволяло принимать внешность окружающей среды, обретая своеобразную «прозрачность». Но не ту, что дает невидимость – магия, которая заставляет солнечные лучи как бы проходить насквозь владельца. Однако там остаётся проблема того, что легкая дымка, будто раскалённый воздух над костром, выдаёт зачарованного. Её, конечно, просто так не заметишь, а если невидимый не будет двигаться – то это почти невозможно, но всё же...
Хамелеон в этом плане прогрессивнее. Он не заставляет исчезнуть владельца. Он помогает ему слиться с окружающей средой, «надеть» её шкуру. Слабое непрофессиональное заклятие очень легко опознать, но вот сильное колдовство помогает фактически исчезнуть из видимого мира. Мощь Хамелеона маги измеряют в процентах, от нуля то сотни, по возрастающей. Если вычислить мощь этого кольца, то здесь около 30%. Но, принимая во внимание прерывистость эффекта, это значение может меняться. Зато длительность неплохая – покров продержался четыре с половиной минуты, и только потом начал слабеть.
– Это называется Кольцо Окружения. Мы изъяли его у одной группы очень нехороших людей. Нам такие вещи ни к чему.
– Полезная штука. Спасибо, – честно признался Эриррис.
– Ерунда. Можешь ещё взять вот эту книгу, – он передал убийце ту самую книжку, которую читал. – «Биография Королевы-Волчицы» называется. Советую. Говорят, мозгам помогает.
– А ты разве...?
– Я уже дочитал. Там только перечень дат остался, а он скучен, – снова перебил его, недослушав, Варро. – Ну, ладно, бывай, – протянул руку Ларриус.
– Прощай, – Эриррис пожал крепкую руку капитана, после чего встал и пошёл прочь. Но, что-то вспомнив, он резко обернулся к солдату. – Я наведаюсь в темницу. Не против?
– Нет. Но зачем? – удивлённо уставился на него Варро.
– Проведать одного заключённого, – бросил через плечё убийца, скрываясь за дверью.
Подвальные помещения тюрьмы скудно освещались несколькими факелами. Вниз вела завитая, длинная, крутая лестница. В конце неё, он таки нашел саму тюрьму. В неё вела окованная железом дверь, подле которой сидел измождённого вида имперец в одной только кольчужной кирасе, мирно посапывая. Не церемонясь, Эриррис толчком разбудил его.
– Че-е-его надо!? – рявкнул тот, свалившись на сырой пол. – Ща как дам больно, будешь знать, как честных людей от праведного сна будить!
– Не кричи так. Я тебя не просто так ото сна, с риском для своего здоровья, пробудил. Есть у меня к тебе просьба, – сразу начал убийца.
– Какая ещё просьба?! Ща я...
– Смотри, – он кинул стражнику два мешочка – один с монетами, а второй поменьше, с чем-то мягким на ощупь и резко пахнущим. – Тут пятьдесят дрейков. Выполнишь мое задание – получишь еще семьдесят пять. Во втором мешочке – очищенный горьколистник. Ты должен будешь подсыпать его в еду одного заключённого по имени Амшегар – не перепутай! Это данмер с пепельными волосами, его недавно сюда принесли. Как узнаю, что он мёртв – получишь остальное. Вопросы есть?
– Подкуп стражи. Покушение на жизнь. Сколько там сроку?.. – нагло лыбясь, начал тюремщик.
– Да, ты можешь меня сдать. Но – во-первых, тогда ты не получишь свои деньги, и во-вторых – тебе придётся умереть, – безжалостным холодным голосом сказал Эриррис, сверху вниз смотря на распластавшегося на полу солдата. – Прямо сейчас.
– Как? – тюремщик побледнел. До него постепенно начало доходить. – Тебе... тебе же тогда не выбраться из форта! Тут всюду солдаты, они схватят тебя!
– Возможно. Но ты этого уже не увидишь. Ты можешь отказаться, в принципе. Но тогда ты не получишь денег. И, я надеюсь, не нужно будет напоминать, что меня здесь не было? – нарочито вкрадчивым голосом сказал Эриррис.
– Меня... Меня же за смерть... заключенного... – уже совсем вялым голосом продолжил протестовать охранник. В душе он уже сдался. Больше того – он согласился.
– Горьколистник не прослеживается как яд. Придёться сильно постараться, чтобы определить причину смерти. А если от того варева, что вы даёте узникам, они дохнут, так это вина повара, а не разносчика. Можешь отравить всех заключенных для этого, мне всё равно. Амшегар должен умереть, и за него я плачу. Запомни, – закончил Эриррис и, оставив распростертого на полу солдата, пошёл прочь из темницы.




Глава LV: Тюрьма

– Эй… Ну вот скажи, почему ты приходишь ко мне всякий раз, когда меня бьют по голове?
Они вновь сидели друг напротив друга. Амшегар и таинственный незнакомец в маске. Обстановка была не менее зловещей, чем в прошлый раз – маленькая круглая комната, Металлические стены, металлический пол... всё было сделано из этого тусклого жёлто-оранжевого металла. Герой по-прежнему не мог пошевелиться. Ему оставалось только сидеть на своём стуле и лицезреть сидящую напротив фигуру.
– Хай Ресдайния…, Амшегар.
– Хай, хай! О, теперь ко всему прочему я могу не только дышать, но и говорить! Что же, пользуясь моментом, я скажу: Я ни черта не понимаю, что тут, скамп подери, происходит! Где я? Кто ты такой? И вообще, какого даэдр… – Амшегар оборвался на полуслове – он почувствовал, что эту фразу закончить уже не в силах.
– Ха-ха-ха-ха!.. – приглушённо засмеялся человек в маске. – Я ожидал этого. Вопросов у тебя много, но… так, впрочем, и должно быть. Я отвечу. Не сразу. Придёт время, и ты узнаешь всё, что хотел, и даже больше. Ну а сейчас тебе надо знать лишь только то, что ты очутился в весьма затруднительном положении. Ты в тюрьме. Ты должен выбраться, и я тебе в этом помогу. Как и когда-то… так и сейчас. Говори.
– Я всё понял. Это заклинание мага. Я свихнулся, а ты – порождение моего воображения.
– Нере… Амшегар! Сон – такая же реальность как и та, в которой ты живёшь! И ты не сошёл с ума. Для того дара, что я тебе преподношу, ты должен быть отрешён от низших слоёв бытия.
– Прекрасно. Стражники мне в этом помогли. И теперь ты говоришь, что поможешь мне выбраться. И? Ты откроешь для меня дверь?
– Нет. Тебе пора, – покачал головой незнакомец.
– А... Ну понятно... Хе-хе. Скажешь что-нибудь умное на прощание?
– Все твои двери ты будешь открывать сам. Амшегар! Узри чудеса Сердца Бога!
Голова героя закружилась, перед глазами всё побелело. И через несколько секунд он был уже в другом месте. И в другой позе. В лежачей и скрюченной. Уткнутый носом в каменный пол.
– О-о-ох… – герой разогнулся и потёр ладонью ушибленную голову. – А вот и низшие слои бытия… узнаю…
К его удивлению, как только он более-менее пришёл в себя, то отчётливо почувствовал прилив магических сил, хотя ещё этим утром запас его ментальной энергии был полностью опустошён.
Неужели это массаж головы в исполнении того стражника так на меня повлиял? – подумалось данмеру.
Спустя ещё несколько секунд в его сознании ясно изобразилась картина прошедшего сна.
Опять этот загадочный человек… Возможно, это кто-то из моего прошлого всплывает теперь в моих снах в виде образа… А может, и нет. Но теперь он говорит, что каким-то образом поможет мне… Энергия! Вот что мне ДЕЙСТВИТЕЛЬНО поможет! А откуда она пришла – дело десятое.
Перевернувшись на спину, Амшегар осмотрел помещение. Это была квадратная камера, два на два метра. Каменные стены, каменный пол и потолок. На мгновение героя посетило чувство дежавю, и не мудрено – судя по записям имперских агентов, он уже проходил подобную историю. Из предметов интерьера здесь были: грязный спальник, не менее грязная, заляпанная чей-то слюной подранная подушка, деревянная миска с засохшими остатками чего-то отвратительного, некогда называвшегося едой, ложка в ней, деревянный же стакан и небольшое ведёрце, служившее содержавшимся здесь заключённым вместилищем результатов естественных нужд. К счастью для Амшегара, сейчас оно пустовало. Сам же заключённый был лишён всего своего имущества и находился лишь в одежде. Магические кольца были также сняты с него – тут предусмотрительные имперцы не проявили глупости. И, ко всему прочему, руки данмера были скованы наручниками имперской модели – двумя грубыми стальными кольцами, соединёнными короткой, но толстой цепью. Телваннийские были гораздо удобнее – авантюрист даже немного по ним заскучал. Хотя, то, что эти наручники не исторгали магическую энергию владельца, было как нельзя кстати. Да, магия могла помочь выбраться из любой западни, но пока это были лишь планы, а в реальности положение нашего героя было не из лучших. Для полного счастья осталось только проверить дверь и убедиться, что тюремные стражники не поленились её запереть. Удостоверившись, что так и есть, Амшегар, теперь уже с чистой совестью, коротко и лаконично вслух обрисовал своё теперешнее положение.
– А-а-а! Коматозник проснулся? – в ответ на свои ругательства данмер услышал лукавый, немного шипящий голос из соседней камеры справа.
Амшегар посмотрел туда сквозь решётку в своей двери. Красная голова аргонца, что виднелась там, смотрела на него и нахально улыбалась.
– Привет, хе-хе, – сказал ящер. – Я Багровая Чешуя. И теперь мы соседи, по крайней мере, на ближайшие несколько дней.
– Я так не думаю, – самоуверенно ответил на его заявление Амшегар.
– Да, возможно нас отправят на одни и те же рудники, и тогда мы станем ещё и коллегами… На неопределённое время.
– А заключённых что, отправляют на каторгу?
– Хех! – усмехнулся аргонианин. – И откуда же ты выполз? Да, чёрт возьми, мы пойдём прямиком в шахты, копать руду для чёртовой Империи, и мы будем делать это ровно столько, сколько посчитает нужным чёртов судья. В принципе я и так могу сказать примерный срок. Вот ты, например, что ты сделал?
– Я-то? Я здесь вообще не должен был находиться! Я помню только, как на меня напали и оглушили стражники.
– О… так ты невиновен?.. А, ну конечно, ты же в тюрьме, а здесь все не должны были находиться. И как же тебя зовут, данмер?
– Я Амшегар. И долго я тут не задержусь.
– О да, я понимаю, сейчас ты силой мысли откроешь дверь камеры и покинешь нас, но я всё равно рад, что ты заглянул, – с сарказмом сказал ящер. – Хе-хе, вы с этим домушником-недотёпой отлично поднимаете мне настроение!
– Каким таким домушником?
– Не слушай этого красномордого идиота, – донёсся голос из смежной камеры слева. – Я – специалист по транспортировке имущества, и, надо заметить, эксперт в своём деле.
Это был молодой тощий бретон, выглядел он несколько измождённым, однако, лицо его было таким жизнерадостным, будто он находился не внутри, а снаружи камеры. Возможно, его поместили сюда недавно, и это просто побочный эффект от непредвиденной и резкой смены обстановки, но Амшегара это не особо интересовало.
– Ха! Знаешь, на чём запоролся этот «эксперт по транспортировке имущества»? – продолжал аргонианин. – Он грабанул ювелирный салон в Кальдере, и даже сделал всё чисто, как он говорит, а потом попытался сбыть краденное в Балморе, у честного торговца!
– Всё верно, но я не мог предположить, что тот УЗНАЕТ эти товары! Это от меня не зависело! – оправдывался бретонец. – Но всё равно, не понимаю, чем ему не понравилось объяснение, что я распродаю всё своё имущество и уезжаю из Морроувинда?
– Ага, особенно если учитывать, что он видел все эти товары несколькими днями ранее. Удивительное совпадение! – не унимался Багровая Чешуя. – Хотел обойтись без скупщиков краденого, и вот сидишь теперь тут. Эксперт…
– Раньше всё работало! Это первый раз! У каждого ведь бывают проколы, да, Амшегар?
– Я так понял, нас здесь всего трое? – поинтересовался данмер.
– Да, только зануда-ящер и мы с тобой. Кстати, меня зовут Вилл, – бретон добродушно улыбнулся. – Ты ведь собираешься отсюда сбежать? Как только выберешься, открой и мою камеру, хорошо? Я даже поделюсь добычей.
– Не выйдет, – прервал Вилла аргонианин. – Даже если ты выйдешь из камеры, то как ты собрался выбраться из форта? Да тебя убьют ещё на полпути к воротам.
– Не обязательно идти напролом, можно придумать более простой и изящный способ. У тебя ведь есть план, Амшегар, так? Мы сбежим, а ящера оставим здесь, раз ему тут так нравится.
– Да-да, конечно… – ухмыльнулся Багровая Чешуя.
– А охрана? – продолжал расспрос Амшегар. – Сколько человек охраняют тюрьму?
– Да всего-то на всего один ворчливый лентяй, – проинформировал героя Вилл. – Только и делает, что дрыхнет. Злой, гад, тишину любит.
– И не забывай про добрую сотню вооружённых легионеров, что будут ждать тебя на выходе, – дополнил его представление об охране аргонец.
– Если всё пройдёт так, как я задумал, то никто ещё долго не будет знать, что мы сбежали, – сказал Амшегар. – Так, а куда они дели все мои вещи?
– Всё должно лежать здесь же, в тюрьме, в специальном сундуке. Найденное при задержании преступника будет использовано в качестве доказательств его вины на суде. И что же у тебя там?
– Придёт время – узнаешь. Главное – выбраться из камеры и разобраться с этим вашим стражником. Где он?
– Тихо! – ящер поднял свой когтистый палец вверх, призывая к тишине. – Идёт.
Послышались приближающиеся шаги, а потом из-за поворота появился имперец, на вид сильно измотанный, с двумя кастрюльками в руках.
– Ужин, паразиты! – нервно сказал он с нескрываемым недовольством.
Похоже, обязанности разносчика корма для заключённых его не слишком радовали.
– Эй! – окликнул его данмер. – С какой стати это меня сюда притащили?
– Проснулся, контрабандист? – презрительно сказал имперец.
– А, ну вот всё и выяснили, – довольно сказал Багровая Чешуя.
– Подожди, подожди! Я требую объяснений! На каких основаниях вы решили, что я контрабандист? – не унимался Амшегар.
– Во-первых, так решили не мы, а балморские стражники, что тебя поймали. А во-вторых, скуума, которую нашли при тебе, говорит именно об этом! И ты ещё пытаешься оправдываться?
– Ну и что! Скуума-то не моя! Разве этого достаточно, чтобы упрятать в рудники?
– Это тоже буду решать не я. В мои задачи входит только то, чтобы ты не сбежал и не сдох от голода, пока не отправишься на каторгу. Во всём остальном разберётся судья.
– И когда суд?
– Да тебя это уже не должно волновать. От тебя ничего больше не требуется. Всё ведь и так очевидно.
– Что значит «очевидно»?! Всё совсем не очевидно!
– Заткнись и жри свою еду, – стражник подошёл к камере Амшегара и достал из кастрюли половник с чем-то мерзким на вид. – Подставляй сюда свою тарелку.
– И всё-таки… – Амшегар сделал, что тот велел, но не спешил оставлять стражника в покое. – Что будет потом, когда пройдёт этот ваш «суд»? И на сколько тянут эти три флакона?
– Контрабанда скуумы, как сам факт, это уже около года, – начал подсчёт имперец, опрокидывая половник с гадостью в тарелку авантюриста. – Плюс оружие, наверняка тоже контрабндное…
– Оружие? Это про мой нож? Да оно моё!
– Выяснят, не переживай. Это ещё полгодика… больше видов контрабанды – суммарно наказание ещё увеличится. Попытка сопротивления аресту, пойдёт как отягчающее… Два-три года, я думаю.
– Меня не устроит «два-три года», – нагло улыбаясь, протянул данмер. Его разум уже усиленно прорабатывал всевозможные варианты бегства.
– Ты слишком далеко смотришь вперёд, – зло сказал имперец, наливая еду остальным узникам. – Кто знает, как всё ещё обернётся…
Верно, я сбегу отсюда. А тебя прибью, – додумал его фразу пленник.
Закончив со своей работой, стражник ушёл, приказав заключённым не шуметь, и пригрозил тем, что иначе не даст следующую порцию еды. Однако Амшегара это перспектива нисколько не испугала – эта так называемая «еда» не вызывала ни малейшего желания ожидать дополнительных порций.
Данмер зачерпнул ложкой бежевую слизеподобную субстанцию, с отвращением наблюдая, как она мелкими комочками ниспадает обратно в миску.
– Во имя всего сущего, ЧТО ЭТО ЗА ХРЕНЬ???!!!
– Эй! Заткунлся, быстро! Я же сказал, не орать! – рявкнул надсмотрщик из-за угла.
– А… имперская свинья, похоже, опять собирается дрыхнуть, – посмеиваясь, сказал аргонец. – Лучше его не будить.
– Вы что, будете есть эту блевотину? – спросил Амшегар у своих сокамерников.
– Это рисовая каша по-имперски. Да, выглядит как помёт скального наездника, – сказал Вилл, уже уплетая еду за обе щёки, – но на вкус очень даже ничего. Советую съесть, пока горячее. Застынет – будет не так вкусно.
– Да ты гурман, как я посмотрю! Спасибо за совет, но я рассчитываю перекусить не здесь и не «ЭТИМ». И потом, – Амшегар понюхал кашу вблизи, – почему это месиво так странно воняет?
– Они используют кучу сильных приправ, чтобы заглушить привкус гнили, – просветил его на этот счёт Багровая Чешуя. – Никто не будет кормить заключённых нормальной едой. Однако знай, это далеко не самое страшное, что может попасть тебе в рот.
– Я не буду спрашивать, что это может быть, – хихикнув, сказал данмер и отложил миску в сторону.
– Эй! Я имел в виду ядовитых жуков и болотных змей. Уверен, ты не был в Чернотопье и не знаешь, каково это, выживать там.
– Болотных змей? Ну да, я так и подумал.
– Иди ты!
И верно, – решил герой. – Пора отсюда выбираться! Открыть наручники и дверь заклинанием, разобраться с одним стражником с помощью призванного оружия – самый приемлемый расклад. Откуда появилась энергия не понятно, но она есть, и это здорово!
Амшегару на удивление легко удалось взломать наручники с помощью заклинания открытия замков – всего три попытки и оковы рухнули наземь. Данмер ясно ощущал, что заклинания даются ему гораздо легче, чем при тренировке в Гильдии Магов – энергия направлялась уже менее хаотично, но осмысленно и достигала своей цели. Хотя на успех в значительной степени повлияла и простота замка наручников.
Иначе дело обстояло с дверным замком. Пять попыток не принесли результата, были шорохи и движения, но силы заклинания не хватало, и дверь по-прежнему оставалась закрытой. Решив, что так дело не пойдёт, Амшегар оставил бесполезные попытки взлома и принялся искать другой путь к спасению. Но мысли плавно уходили в другую сторону.
Куда лучше было бы отдать хаджиту всю наркоту, а не только сахар… – размышлял он, сидя на спальнике. – Они решили, что я контрабандист скуумы… да ещё и оружия, но это только потому, что, опять же, нашли у меня скууму! Но как они вообще обо мне узнали? Вломились в комнату, стали копаться в вещах… даэдрот, загадка ещё та! И вот, я опять в западне, и опять же не знаю заклинания, которое мигом решило бы все мои проблемы. Телепортация… Непростительно авантюристу и не знать этого. Это величайший пробел в моей подготовке и его нужно устранить как можно скорее. Что я и собирался сделать… Но вот кто-то устроил мне сюрприз! Но кто?.. Кто… Это мы выясним позже, сначала надо выбраться. И если я сам не могу открыть дверь, так пусть её открывает охранник! Но как его заставить? Притвориться отравившимся? А что, имперская рисовая каша оказала своё убийственное действие – почему бы и нет? Настоящий идиотизм, да ещё к тому же и избитый. Надо попробовать!
Амшегар опять надел наручники, а потом призвал даэдрическое лезвие – наподобие того, что ему удалось сотворить в крепости (на этот раз заклинание вышло сравнительно легко и даже с первой попытки), а потом, спрятав его за спину, что было силы захрипел, принявшись колотить свободной рукой по двери. Когда сокамерники обратили на него внимание, герой, всё так же неистово хрипя, схватился свободной рукой за горло, всем своим видом показывая, что у него возникли некоторые проблемы со здоровьем. А потом, жутко выпучив глаза, он картинно завалился на пол и начал дрыгаться «в агонии».
– И что это было? – недоумённо спросил Вилл, когда данмер затих.
– Э, ты что, всерьёз решил, что этот номер прокатит? – усмехнулся аргонианин.
Но Амшегар упорно молчал. Теперь он лежал без движения.
– В самом деле, хорош прикидываться, эта шутка себя давно изжила.
– Похоже… он того… помер, – пробормотал бретон.
– Помер, говоришь? Ладно! Эй там! Харэ дрыхнуть! – весело заорал Багровая Чешуя.
Подействовало?.. Что-то слишком быстро… – пронеслось в мыслях стража, который с нетерпением ждал наступления нужного эффекта.
Спустя несколько секунд он был уже здесь.
– Говорил же, не будить! – раздражённо выдал он заранее приготовленную фразу. – Что?
– Тёмный эльф сдох, – улыбнулся во весь рот ящер.
Тюемщик сделал самую презрительную гримасу, на какую только был способен и подошёл к камере Амшегара. Авантюрист, скрючившись, лежал на полу, а из его открытого рта уже натекла небольшая лужица слюны. Имперец улыбнулся. Он уже знал, что делать.
– Прибереги свои идиотские шутки для каторжных надзирателей! – со злобой в голосе сказал он. – Поднимайся, тупица, и смирись – никуда ты отсюда не выйдешь!
Ответа не последовало.
– Чёрт, ты что, в самом деле думаешь, что я куплюсь на эту чушь?
Тишина.
– Ладно, скамп с тобой, можешь лежать так, сколько пожелаешь – мне плевать, как ты проведёшь это время! – бросил имперец, развернулся и пошёл обратно.
Всё прошло по его плану – теперь, когда обнаружится смерть этого заключённого, к нему не будет никаких претензий. 125 золотых – хорошие деньги за такую простую работёнку. Всё равно этому заключённому в будущем не светило ничего хорошего, да и польза обществу с этого есть – как-никак число преступников в Империи сократилось ещё на один.
Так думал тюремщик, когда, улыбаясь, шёл к месту своего отдыха. Улыбка быстро слетела с его лица, а глаза стали будто два блюдца, когда он услышал за своей спиной этот голос.
– Даэдротовская скотина, и что, ты просто так развернёшься и уйдёшь?!
Имперец медленно обернулся. Амшегар стоял за решёткой и наглым испепеляющим взглядом смотрел прямо на него. Он был совершенно здоров! Никаких признаков отравления. С каменным выражением лица стражник молча развернулся и вышел.
– А если б я и в самом деле умер!? Беспредельщики! – крикнул данмер ему вслед.
– Амшегар, дружище, похоже, чтобы сбежать, тебе надо думать получше, а? – улыбнулся ему Вилл.
– Дурдом, – заключил Багровая Чешуя и вернулся к еде.
Так, не получилось! – Амшегар вновь принялся сочинять план освобождения. – Этого следовало ожидать, но попытаться стоило. Ладно. Что теперь? А теперь проклятый стражник вообще ни во что не поверит! Нет, на этот раз надо придумать что-нибудь по-настоящему убедительное! То, от чего ну никак не отвертишься. И что же нужно сделать заключённому, чтобы на него обратили должное внимание?
– Исчезнуть, – насмешливо подсказал ему внутренний голос. – Вот тогда-то точно никто не останется равнодушным.
– Ну да, действительно, – улыбнулся герой, вспоминая о телепортации, которой он нисколько не владел.
В этот момент внутренний голос, который в последнее время почему-то стал уж слишком разговорчивым, подкинул ему ещё одну мыслишку, странную и интересную.
– Ну это ещё безумнее, чем внезапное «отравление»! Хотя… А ладно, была не была, всё равно делать больше нечего! Но как это устроить? Спрятаться за дверью, будто меня здесь нет? Нет, не вариант, через решётку обозрима вся камера. Эх, будь она попросторнее, это могло бы сработать… хотя...
И тут его осенило.
К выполнению этого сложного заклинания в Гильдии Магов Амшегар не приблизился и наполовину. Но, учитывая теперешнее таинственное «озарение», можно было попробовать ещё разок. Если всё получится как надо, магия продлится нужное время и не оборвётся в самый неподходящий момент, тогда появится шанс справиться со стражем, если же нет… Если же нет, тогда в крайнем случае можно будет разнести дверь призванной кувалдой. Или дожидаться путешествия на каторгу. Или честно отработать на каторге свои положенные два-три года.
Но это был крайний вариант. Амшегар не хотел о нём преждевременно думать. Сейчас важна была предельная концентрация на цели. Данмер произнёс нужные слова и начертил правильные руны. Опасаясь срыва, он выбрал предельно низкую мощность эффекта, да большее ему было и ни к чему. Именно благодаря этому всё удалось с первого раза. Эффект был стабильным, Амшегар это чувствовал. А значит, – решил он, – представление началось!
– Господа! – громко сказал авантюрист. – Было приятно с вами пообщаться и повеселиться, но… меня ждут неотложные дела! Я накопил достаточно энергии для того, чтобы провести свою телепортацию куда-нибудь… подальше отсюда. Счастливо оставаться! Только вы меня и видели.
С этими словами он сотворил яркую огненную вспышку для создания соответствующего эффекта и привлечения внимания сокамерников. Те, оставив миски, рванули к своим решёткам.
– Ты видел?! – возопил Вилл. – Как это он? Посмотри со своей стороны, он там есть?
– Нет, я никого не вижу, – отозвался Багровая Чешуя. – А ты?
– Я тоже! Так он что, и вправду сбежал?! Так просто?
– Как он тогда вообще умудрился сюда загреметь, если ему известны такие заклятия?
– Блин! Говорили мне: «Изучай магию!» Послушался бы – не сидел бы тут! Трах-бах и всё – на воле!
– Ну дык! А сначала ведь дурака валял! Дела…
Зовите быстрее стражника, трёпла скамповы! – мысленно приказывал им Амшегар, магическая энергия которого начала иссякать.
– Говорил же, сбежит… И на тебе! А ты не верил!..
– Эй, эй! – закричал аргонец. – Сюда!
– Поимей тебя гуар, чёртова ящерица! Всё, ты меня достал! – раздался недобрый голос имперца.
Ну что же это в самом деле?! Хоть теперь-то он сдох? Или снова что-то выкинул? – таким вопросом мучился имперец на подходе к камерам.
– Начальник, этот данмер…
– О, Акатош, ну что, что с ним ещё? – утомлённо спросил он.
– Он… телепортировался!
– ЧТО!? – такого ответа надзиратель услышать никак не ожидал.




Глава LVI: Телепорт

– Как? Куда? – спохватился страж.
– Заклинанием, как же ещё? И, представь себе, нас он в свои планы не посвятил, – съязвил аргонианин.
Имперец подошёл вплотную к решётке и осмотрел камеру – ни с одной, ни с другой стороны пленника не было, а его наручники валялись на спальнике. Страж поспешно достал ключи и открыл дверь, чтобы разобраться в происходящем. Войдя туда, он присел и поднял наручники, чтобы рассмотреть их вблизи. Замок был открыт.
– Что ж за скамповщина тут творится? – воскликнул он.
Амшегар понял, что с такой скоростью движения он не успеет проскользнуть за дверь, да и магическая энергия могла ему ещё не раз пригодиться, поэтому планы пришлось менять. Данмер дезактивировал заклинание левитации и, приготовившись воспользоваться заранее призванным даэдрическим лезвием, спрыгнул вниз с потолка. Имперец отчётливо услышал у себя за спиной звук приземления и развернулся, но тут его ждал сюрприз.
– Познай рисовую кашу «по-имперски»! – крикнул авантюрист и с размаху вмял миску с оной прямо ему в лицо.
Два оружия лучше, чем одно, – ещё раз убедился герой. – Даже если второе оружие – еда!
Миска попала прямо «по центру», она осталась держаться на лице стража, как будто специально была предназначена для подобных целей. Имперец чуть не упал от неожиданности. Поначалу он не понял, что произошло – его окружала лишь тьма и липкая вонючая масса, которая стремилась заполнить ноздри и рот. Что, впрочем, не помешало ему как следует выругаться.
Амшегар уже было решил расправиться с тюремщиком, но не успел: тот резко выхватил из ножен короткий имперский меч и одним из взмахов наудачу чуть не резанул его, так что пришлось герою отступить. Секундой позже имперец резким движением снял с лица миску, оставив широкий след рисовой каши на щеке и комки на ухе. Теперь-то он осознал, что произошло, осознал с ужасом. Всё, что успело попасть в рот, было незамедлительно выплюнуто на пол. Ему оставалось надеяться, что такой малой дозы яда будет недостаточно, чтобы отравиться. Ну а не в меру хитрого заключённого должно было незамедлительно наказать!
– Сволочь! – выкрикнул стражник и бросился на Амшегара. – Ну теперь-то я тебя с чистой совестью прикончу!
Данмер с лёгкостью отошёл вправо от его выпада, но ответить не удалось – инициатива атаки была в руках имперца. Остальные два заключённых с интересом наблюдали за разыгравшимся сражением, насколько позволял обзор. Понятно, на чьей они были стороне.
Кое-как парировав лезвием очередной удар имперца, Амшегар, наконец, понял, что с таким коротким оружием врага победить будет крайне сложно, а значит, вновь необходима магия. Будь у него побольше пространства, было бы гораздо легче, но стражник, злобно улыбаясь, заслонил собой дверь из камеры и теперь теснил данмера к стене.
Пришло время проверить, как там мои боевые заклинания… – решил герой и приготовился колдовать. В его арсенале было всего-навсего три эффекта элементальных превращений: огонь, мороз и электричество; все три довольно-таки слабы, крупного имперца вряд ли убьют, а значит, выбирать нужно было то, что окажет задерживающий эффект. Не дожидаясь очередной атаки противника, данмер выбросил левую руку вперёд и поразил его разрядом молнии. Тюремщик попытался заколоть Амшегара сбоку, но ещё один разряд прямо в его руку остановил эту инициативу, на мгновение парализовав конечность. Этого мгновения было вполне достаточно. Амшегар проскользнул к имперцу за спину, потянул назад его голову за волосы, и глубоко резанул лезвием по горлу. Поединок был окончен.
Меч, ключи от камер и наручников, а также небольшой мешочек с деньгами были незамедлительно изъяты с тела поверженного, после чего данмер вышел из камеры.
– Ты завалил его! – восторженно воскликнул вор-бретон.
– А ты разве не… ты же сказал, что телепортируешься! – недоумевал аргонианин.
– Это была уловка, – усмехнулся Амшегар. – Я не знаю такого заклинания.
– Ха, да это уже и не важно, скажи, что с имперцем?
– Он сдох.
– Э-э-э… понятно. Ну, это самое… выпускай нас!
– Чего ради мне это делать?
Воцарилось молчание.
– Как… мы же друзья! – прервал тишину Вилл.
– Эй! Не смей бросать нас тут, слышишь?
– Ха-ха-ха-ха! Испугались? – рассмеялся данмер. – Я пошутил. А вы все слишком доверчивы. Как бы я попал в тюрьму, если бы знал заклинание телепортации?
– Хе-хе, да, действительно. Но не тяни, открывай двери!
Амшегар открыл остальные камеры и снял с преступников наручники. Теперь перед всеми тремя беглецами стояла новая задача – покинуть форт живыми. Это, на первый взгляд, обещало быть много сложнее, чем выйти из камер, но у хитрого авантюриста уже был план.
– И всё же мы телепортируемся отсюда, – заявил он команде. – Где там наши вещи?
– Вон, – Багровая Чешуя указал на большой сундук, что был рядом с местом, где сидел стражник.
– И там должно лежать моё шмотьё?
– Вроде бы, да.
– О, Аркей! Что ты с ним сделал? – воскликнул Вилл, увидев стражника, измазанного в каше и крови.
– Накормил.
– Похоже, еда пришлась ему не по вкусу, – во весь рот улыбнулся ящер, как только увидел своего тюремщика. – Неблагодарная свинья, хе-хе-хе-хе.
– Так, посмотрим, что у нас тут… – Амшегар открыл сундук с надписью на крышке: «Вещ. док.». Остальные преступники тоже подошли к нему.
– У меня была целая стопка «Вмешательств Альмсиви», – сказал герой, доставая своё оружие и кольца.
– Свитки?
– Да. Хватит на всех.
Большинство вещей в сундуке принадлежало Амшегару, однако кое-что было и не его.  И, пока тот проверял, всё ли из свитков и колец на месте, Вилл распихивал по карманам браслеты, ожерелья и кольца, что ему удалось стащить из ювелирного магазина. Багровая Чешуя же заявил, что все его вещи, а именно лёгкие кожаные доспехи, короткий лук и два стальных ножа пропали, вернее, их не было. Как выяснилось, в сундуке не оказалось и оружия Вилла. К тому же исчезли все деньги обоих преступников, хотя суммы там были небольшие. Амшегар же, увлёкшийся осмотром своего драгоценного оружия и надеванием магических колец, поначалу и не заметил целый ряд пропаж, но услышав про деньги, спохватился. Как он вскоре обнаружил, недостача коснулась и его вещей. Недоставало: длинного лука со стрелами, всех найденных в Хлормарене зелий и, опять же, всего золота. Опасаясь худшего, данмер проверил папку со свитками. Худшее наступило.
– Э-э-э… похоже, телепортация отменяется.
– Как отменяется? – округлил глаза Вилл, уже почувствовавший себя в шаге от свободы.
– Очень просто. Свитков телепортации здесь нет.
– А это тогда что? – указал тот на переливающиеся магическим светом пергаменты.
– Это не то.
Что самое интересное, на месте остались три свитка упавшего с небес Тархиэля и найденная в Хлормарене «Воздушная Форма». Остальных колдовских бумаг, включая все Вмешательства и исцеляющие заклинания, не было. Так же в сундуке лежало три флакона скуумы и около десяти бутылей дорогой контрабандной выпивки – из той же крепости. Зачарованную катану и парализующий стеклянный нож Амшегар уже взял назад. Магические кольца, пояс и даже та странная каменная штуковина из крепости – всё это нашлось, но как объяснить отсутствие остальных вещей? Вот это был вопрос.
– Кажется, я знаю, что произошло, – сказал аргонианин. – Этот форт… Здесь полно имперских служб и торговцев, а также отделение Имперского Культа. Не удивлюсь, если они забрали вещи, которые сгодились бы для продажи. И золото, само собой.
– Прекрасно… Но тогда почему они оставили остальное.
– Этот сундук предназначался для хранения вещественных доказательств, которые будут использованы против тебя на суде. Хе-хе, которые могли бы быть использованы против тебя. Скуума, оружие, украденные драгоценности – этого уже достаточно чтобы засадить надолго.
– Кстати, а где твои «доказательства»? И вообще, что ты совершил? – спросил Амшегар у ящера.
– Будь уверен, ничего хорошего. Для властей, разумеется. В отличие от тебя, «невиновного», я тут на вполне законных основаниях.
– И всё же?
– Убил парочку человек. Хлаальские чинуши, ничего особенного, пытались мне угрожать. Доугражались, хе-хе-хе… – приглушённо засмеялся он.
– Вот и славно, – улыбнулся Амшегар. – Возможно, тебе придётся убить ещё парочку человек, но уже не хлаальцев и не чинуш.
– Мы что, пойдём напролом? – боязливо спросил воришка Вилл.
– Возможно и напролом… – задумчиво ответил данмер. – Если другого пути не будет. Быть может, удастся проскользнуть тихо и незаметно… Быть может, имперские головы полетят, а может, обойдётся без убийств.
– «Великолепно!» – выразил своё восхищение «проработанности» плана бретон.
– Ага.
– Вор, убийца… с нами всё понятно, но кто же ТЫ такой, а, Амшегар? – хитро спросил Вилл.
– Я агент имперской разведки. Мы – глаза и уши императора.
– А, ну тогда всё понятно, – с сарказмом сказал тот.
– Хватит болтать. Надо придумывать нормальный план побега, – напомнил им ящер.
– Куда ведёт выход из тюрьмы? – спросил авантюрист. – Я не видел, как меня сюда притащили.
– Прямо в центральные помещения форта.
– Центральные помещения? Это там, где будет куча солдат, офицеров и торговцев?
– Точно.
– Да уж. Вряд ли мы сойдём за своих.
– Итак, что ты предлагаешь?
– Действовать командно. Продвигаться медленно и осторожно. Возможно, придётся тихо убрать несколько солдат, но это крайности. Бежать из форта пешком… не знаю, наверное, это дохлый номер. Но вот телепортироваться…
– За эти десять минут ты уже дважды хотел «телепортироваться», и что?
– У меня были эти свитки. Если их забрали скамповы торговцы, значит, мы захватим одного из них и возьмём всё, что нужно!
– Вот это уже вполне конкретный план, – улыбнулся ящер.
– Но как мы проскользнём мимо остальной стражи? – поинтересовался Вилл.
– Решим по ходу дела. Будем… импровизировать!
– А вот это уже хуже…
– Спокойно. Я же импровизировал, чтобы выйти из камеры и освободить вас, верно?
– Ну… да.
– Ну вот! У нас всё получится. Нас выпустят отсюда, это точно!
– А действительно! – улыбнулся бретон. – Ведь надо быть оптимистом, и тогда всё будет хорошо!
– Да. Это так, – утвердительно кивнул Амшегар. – А теперь помогите мне куда-нибудь пристроить труп тюремщика. Лучше, чтоб его никто не видел, если сюда вдруг кто-нибудь зайдёт, пока мы ищем свитки.
– Хм… но если сюда кто-нибудь зайдёт и не увидит стражника на месте, то он уж точно проверит, на месте ли МЫ! – заметил Багровая Чешуя.
– Верно, но что, если вытереть кровь и усадить его на стул, как будто он спит? – предложил бретонец. – Знаю, идея бредовая, но…
– Точно! – прервал его Амшегар. Идея – что надо, какой-никакой, но шанс, что никто не заметит распоротого горла, решит, что тот спит, и уйдёт. Приступаем.
Пока беглецы приводили труп имперца «в надлежащий вид», Багровая Чешуя рассказывал Амшегару, что находится в основных помещениях форта, и что их ждёт за дверьми тюрьмы. Наконец, чистенький и ухоженный, насколько это было возможно, труп был усажен на стул, голова его свешена на грудь, а руки сложены крест-накрест на коленях.
– Отлично смотрится, – заключил аргонианин.
– Да, – добавил Вилл. – Он любил сидеть здесь. Ну что, агент имперской разведки, идём?
– Подожди. Осталось ещё кое-что.
Амшегар направился к сундуку с доказательствами. Из этих самых доказательств там остались только скуума и выпивка. Герой достал три флакончика с наркотиком и одну бутыль выдержанной киродиилики.
– Эй, уж не думаешь ли ты взять это всё с собой?
– Я здесь оказался из-за этой скуумы…
– И что?
– И если я не возьму её с собой, то можно подумать, что ВСЁ ЭТО было зря! Нет, не бывать этому! – Амшегар оперативно укомплектовал свободное место в своих карманах флаконами со сладким веществом.
– Ну а с этим что делать-то будешь? Тоже из принципа возьмёшь с собой? – Багровая Чешуя указал на контрабандную выпивку.
– Нет, это останется имперцам в качестве компенсации… за неудобства, которые мы причинили и которые нам ещё предстоит причинить.
– Тогда вперёд!
– Ещё не всё, – данмер откупорил выдержанную киродиилику и начал пить её содержимое с горла.
Закончив, он швырнул бутылку в дальнюю стенку, отчего та разлетелась на куски, захлопнул ногой крышку сундука и приготовил стеклянный нож.
– Теперь порядок. Идём. Я намерен телепортироваться отсюда к скампу, а тех, кто собирается мне помешать, с радостью телепортирую на тот свет!
М'Айк-Лжец
Глава LVII: Будем импровизировать!

Поднявшись по длинной винтовой лестнице, троица беглецов предстала перед закрытой дверью.
– Дальше центральные помещения, – сказал Багровая Чешуя. – Но это на первом этаже, мы же сейчас на нулевом. Сразу за дверью – небольшая комната отдыха.
– Комната отдыха в имперском форте? – переспросил Амшегар. – Та самая комната, где обычно собирается и треплется куча солдат? Звучит скампово. В нашем-то положении.
– Точно, но насколько я помню, то, что ты описал, называется казарма, и находится она не в этом здании. Так бы у нас вообще не было никаких шансов! Это комната отдыха для офицерского состава, тут не должно быть орды солдат.
– Но риск, тем не менее, есть! – заметил Вилл.
– Очнись! Мы пытаемся сбежать из военного форта! Настоящий риск только начинается.
– Так. Значит, пора открывать дверь!
Воцарилось молчание.
– Ну, и чего вы ждёте? Вперёд! – распорядительским тоном сказал данмер.
– И кто это сделает? Может, наш обезбашенный агент? – аргонианин ткнул в Амшегара пальцем.
– Хм. Это сложный вопрос.
– Тихо! – воскликнул Вилл. – Сюда кто-то идёт!
Все трое тут же ринулись назад и спрятались за поворотом. Амшегар держал парализующий клинок наготове. Но никто не шёл.
– И где?
– Э-э-э… и правда… Показалось, наверное, – улыбнулся бретон.
– Идиот! – толкнул его в затылок ящер.
– Даэдрот, Вилл! Лучше б, всё так и было. Одного солдата мы бы точно успокоили.
Амшегар и остальные вылезли из укрытия и вновь подошли к «страшной» двери.
– Хотя… ты подал мне идею! – сказал данмер, скривив немного зловещую улыбку, похожую, скорее, на оскал.
– Какую?
Не утрудняя себя разъяснениями, авантюрист легонько дёрнул дверь на себя и поспешил ретироваться за поворот.
– Амшегар! Ты... Скамп!
Багровая Чешуя поспешил за ним. Вилл не стал оригинальничать и последовал их примеру.
– По-другому было нельзя, мы бы так никогда не решились, – сказал Амшегар шипящему от злости ящеру.
– Безрассудный дурак!
– Тихо! – прошептал бретонец.

Ремус был не совсем обычным солдатом. Не слишком способным, но и не безнадёжным. В ранге агента служба в Легионе по контракту открывала многие возможности и привилегии, но не слишком сильно нагружала обязанностями. Однако стремиться вверх не было его первичной целью. Чуть выше – ранг победителя – дело, конечно, совсем другое, но и теперешнее положение его вполне устраивало.
Ремус недавно пришёл в Лунную Бабочку. Успешно выполнил одно несложное задание и теперь ожидал возвращения Лариуса Варро, своего работодателя, вольготно развалившись на одной из кроватей. Доспехи он не снял, так как с нетерпением ждал своего нового поручения и надеялся в скором времени опять покинуть форт. Да, постоянная служба на одном месте не шла ни в какое сравнение со службой контрактной. Контрактник – это не какой-нибудь солдатик с копьём, несущий стражу у ворот целый день, с утра до вечера! Нет, это вольный рыцарь, гордо идущий по миру, несущий слово и справедливость Девяти, творящий добро на благо Империи и карающий её врагов верным мечом… Вот его идеал.
В комнате больше никого кроме него не было, и он, никем не отвлекаемый, мог спокойно предаться своим размышлениям о грядущих подвигах и о жизни. Тем не менее, его всё же отвлекли. Медленно открывшаяся дверь, издав слабый скрип при движении. То, что дверь открылась, а оттуда никто не вышел, было весьма странным и интересным. Ремус был в форте только второй раз и ещё не знал, куда она ведёт. Встав с кровати, он решил восполнить этот пробел в своих знаниях.

– Это совершенно не мой размер, они сползают с меня на ходу! – выразил своё мнение Вилл по поводу имперской форменной брони. – Ладно ещё сапоги, но поножи… как они вообще в этом ходят?!
– Терпи, Вилли, так надо, – подбодрял его Амшегар. – Из нас троих ты больше всего похож на этого имперца, а если будешь в шлеме, то с первого раза и не отличить. Это будет наш козырь на пути к свободе!
– Мумуэмэмм!!! (*Вам всё равно не сбежать!*) – возопил Ремус из камеры. Сейчас он был лишён своего уставного оружия и доспехов, связан по рукам и ногам, а тряпка во рту мешала ему в полной мере выразить свой протест.
– А, солдатик-то уже проснулся… Слабовато ты его стукнул, Амшегар, – протянул ящер. – Всё же, я настаиваю на убийстве.
– Это лишнее. Паралича достаточно, – ответил тот.
– Но ведь так куда спокойнее! Ты же уже прирезал одного.
– Нет, красномордый. Тот мог меня убить, а этот… этот просто хочет.
– Ладно, как знаешь. И не называй меня красномордым. Багрово-Чешуйчатый я.
– Ну, и как я вам? – Вилл, прицепив на пояс меч, продефилировал по коридору в полном комплекте брони легионера.
Движения воришки походили на трепыхания хромого, недошитого и недооживлённого второсортным некромантом ходячего трупа. Он с превеликим трудом доковылял до противоположной стенки и опёрся об неё рукой.
– Как влитой, – резюмировал Амшегар.
– О боги! – взмолился аргонианин. – Скорее я без доспехов сойду за легионера, чем этот заморыш в них!
– Спокойно, у нас всё получится. Вилли, попробуй, попрыгай в них.
– Ох, сейчас…
Лучше бы он этого не делал…
– Ну же, помогите мне встать! Они слишком тяжёлые! – стонал бретон, свергнутый силами притяжения после неудачного прыжка на каменный пол.
– Он безнадёжен… Может, оставим его тут? – спросил Багровая Чешуя.
– Да уж, возможно, это лучший вариант, – покосившись на беспомощного Вилла, сказал Амшегар.

Но вора всё-таки подняли на ноги, и даже сделали его более-менее похожим на человека, максимально ослабив застёжки на броне. Для кратковременного появления среди солдат сойдёт, но командиру на глаза в таком виде лучше не попадаться. Когда бретона привели в камеру, практически никто не видел его лица. Этим беглецы и планировали воспользоваться.
– Запомни: ты – новенький в Легионе. Только пришёл в форт и ничего не знаешь. Тебе надо купить для нас свитки Вмешательства Альмсиви. Вот деньги. Тут должно хватить. Старайся ни с кем посторонним не говорить и не привлекать к себе внимания, – Амшегар провёл краткий инструктаж и вручил «агенту» кошельки, изъятые ранее у двух имперцев. – Мы подождём тебя здесь. Если что-то пойдёт не так – возвращайся, будем думать, что делать.
Вилл осторожно приоткрыл дверь и заглянул в комнату отдыха. Она пустовала.
– Тут никого, – прошептал он беглецам.
– Иди уже!
– Всё, иду, иду. Удачи мне.
– И не забудь вернуться!
Бретон ушёл. Амшегару и Багровой Чешуе осталось только ждать.
– Как ты думаешь, он справится? – недоверчиво спросил ящер.
– Возможно… Но что-то мне подсказывает, что это ещё далеко не конец. Что-то должно произойти, это точно.

Прошло уже около пяти минут, а Вилл всё не возвращался. Это заставило беглецов изрядно побеспокоиться.
– Даэдрот! Готов поспорить, он купил свиток и сбежал сам! – шипел аргонианин.
– Или его поймали, – мрачным тоном предположил Амшегар.
– Поймали и сейчас он рассказывает имперцам, где мы.
– Это было бы скампово… Но нет, тогда бы они сразу побежали в тюрьму. А может, он просто стоит в очереди?
Тут за дверью послышались тяжёлые шаги, беглецы притаились.
– Человек открыл дверь и пошёл дальше, по направлению к тюрьме. Как только он достиг поворота, на него набросился Амшегар, готовый атаковать парализующим ножом.
– Тихо, тихо! Я это, я! – начал отпихиваться от Амшегара бретон, и снова чуть не упал.
– Вилл! Даэдрот! Мог бы и предупредить, что это ты идёшь. Ладно, надеюсь, ты с хорошими новостями.
– Э-э-э… ну, это как посмотреть…
– Выкладывай, что там у тебя. Ты купил свитки Альмсиви? – нетерпеливо спросил ящер.
– Нет.
– Чёрт! – недовольно воскликнул данмер. – Почему? Только не говори, что их не было. Я знаю, они должны быть! По крайней мере, мои!
– Точно, они были. Но, как мне сказал зачарователь, их было немного, и все уже успели раскупить.
– Ещё бы! Все хотят смыться от проблем в храм, что б его… А это ещё что у тебя? – Амшегар указал на тёмный свёрток ткани в руках Вилла.
– А, это запасной вариант, – с улыбкой на лице пояснил тот. –  Я купил вам походные мантии и свитки Божественного Вмешательства – вы можете телепортироваться ко входу, а оттуда по-быстрому уйти как пилигримы.
– Не пойдёт, – возразил Багровая Чешуя. – Данмер может, ещё как-нибудь проскользнёт, но меня точно узнают.
– Ещё бы, с такой-то рожей! – хихикнул бретон.
– У-у-у... – злобно зашипел тот.
Амшегар постепенно закипал. Аргонианин тоже был не в настроении.
– Это всё, конечно, здорово, – немного помолчав, сказал авантюрист. – Если имперцы окружат со всех сторон, пригодится и Божественное Вмешательство, учитывая то, что оно переносит тебя прямо в имперский форт! Ещё гениальные предложения?
– Конечно! Вы же не дали мне досказать. Есть ещё кое-что! – заявил бретон.
– Я уж боюсь спрашивать... Ну давай, выкладывай быстрее, что там у тебя?
– Есть ещё один вид свитков телепортации, правда я не знаю, как это работает. Раз уж ты разбираешься в магии, то, может, прояснишь, как и что? Продавец предложил мне некий «Возврат», сказал, хорошая штука, да ещё в комплекте с какой-то «Пометкой» идёт… Ну я и взял три штуки… на нас троих.
– Как ты сказал? – глаза ящера воодушевлённо блеснули. – Возврат?! Давай его сюда!
– Вот, держи.
Вилл протянул аргонцу свиток, и тот жадно выхватил его.
– Да! Да! Это именно то, что нужно! – радостно воскликнул он. – Ох, дружище Вилл! Это первое правильное дело, которое ты сделал за сегодня! Мне даже на мгновение расхотелось тебя придушить.
– Хе-хе, спасибо, конечно, – улыбнулся бретон. – Но в чём всё-таки дело? Ты так внезапно подобрел…
– Хех, у тебя установлена метка, так? – задал вопрос ящеру Амшегар.
– Верно! Ха-ха! И это значит, хе-хе-хе, – он развернул магический пергамент, – что только вы меня и видели! Прощайте! И спасибо.
Сразу после этих слов Багровая Чешуя прочёл свиток Возврата и исчез в яркой белой вспышке света.
– Мда…
– Эй, а куда это он? – спросил бретон. – Мы тоже так сейчас сможем?
– Не знаешь об этом заклинании? Это Пометка и Возврат. Возврат переносит тебя туда, где ты ранее использовал Пометку. Но к тебе это, похоже, не относится, если ты впервые об этом слышишь.
– Походу ты прав. Тогда мне придётся идти через главный вход. Пока я делал покупки, никто из стражей и внимания не обратил, видать, действительно, маскировка удалась. Спасибо, это была хорошая идея. Но всё равно, страшновато будет…
– Хм, всегда пожалуйста, – с нотками обречённости в голосе сказал данмер.
– А что насчёт тебя, Амшегар? У тебя установлена эта самая Пометка?
– Не знаю, точнее, не помню… может и да, но неважно… Должны быть и другие способы! Неужели там не было свитков или зелий невидимости? Ещё что-нибудь, что может помочь…
– В том-то и дело! Я всё разузнал. Свитков нет, а у обоих алхимиков только лекарства.
Амшегар задумался. Его догадки о том, что «что-то всё-таки должно произойти» начинали подтверждаться.
– Ладно. Давай сюда остальные свитки и мантию.
– Так что ты решил? Пойдёшь через главные ворота?
– Не знаю, надо подумать…
– А, ну понятно. Тогда удачи, я, пожалуй, тоже пойду, – улыбнулся Вилл.
– Подожди! Вдвоём у нас больше шансов, надо всё взвесить и обдумать!
– Да что тут взвешивать? Меня приволокли сюда ночью, когда все спали, и никто толком не видел моего лица. Это мой шанс. Но я уверен, ты тоже обязательно найдёшь выход! – Вилл похлопал Амшегара по плечу. – И да, лжетелепортация это был тот ещё трюк!
Бретон скрылся за дверью и Амшегар опять остался один. Минут пять он провёл в раздумьях. За это время ничего не произошло и в тюрьму не ломанулись стражники, а значит, у воришки всё получилось.
Весело. Почти не прилагая усилий, спас двоих заключённых, а сам остался в западне. У Судьбы сегодня специфичное чувство юмора. Но ведь есть ещё свиток Возврата! Куда он перенесёт меня – неизвестно, неизвестно также, устанавливал ли я метку вообще… Но если устанавливал, то я буду спасён! Попытка – не пытка, надо пробовать! Надеюсь, у меня хватило ума кинуть её в безопасном месте…
Амшегар развернул свиток и прочёл руны. Он видел, как они светились и сгорали, а потом истлевал и сам свиток. Это означало, что заклинание подействовало. Вот только обстановка не спешила меняться – всё те же каменные стены.
Продолжая размышлять, данмер спускался к тюрьме. С помощью свитков он мог трижды перенестись ко входу в главное здание форта и один раз – в любую другую его точку, при условии, что он установит там метку. Не слишком широкий выбор. С боем прорываться бессмысленно. Даже с даэдрическим мечом. Можно было бы попробовать телепортироваться и быстро убежать подальше от этого места. Вот только стражники на земле и лучники на стенах могут это не одобрить. В случае неудачи (а вероятность этого, учитывая скорость и боевые качества героя, была велика) легионеры могут и не принять его капитуляцию, учитывая статус Амшегара, как сбежавшего из-под стражи заключённого. Так что, «напролом» – последний вариант. Впрочем, ещё можно было использовать заложника…
Лестница кончилась, и данмер снова оказался в тюремных помещениях. Услышав, что кто-то идёт, Ремус начал звать на помощь, но, убедившись, что этот кто-то – его тюремщик, замолк. Каким-то невероятным образом ему удалось избавиться от кляпа, однако остальные путы по-прежнему сковывали его движения.
– Чего ты пришёл? – буркнул он.
– Что за глупый вопрос? Я сбегаю из тюрьмы, в конце-то концов! Куда хочу, туда и иду!
– Ты что, один? Надеюсь, остальных двоих уже убили.
– Расслабься. Я пришёл не к тебе. Лежи себе и молчи. Можешь, вон, кашу с пола слизать. «По-имперски».
– Ха! И к кому же ты тогда пришёл?
– Киродиилика. 403 год, – откупорив бутылку из-под контрабандной выпивки, сказал герой. – Лежи и завидуй.
– Ха-ха-ха-ха! Да тебя загнали в угол, вот и тянешься к бутылке от безысходности. Вот скажи, как ты собираешься отсюда сбежать? Чем ты думал, когда составлял свой «гениальный» план? Тебе конец, не иначе. Да, и что ты сделал с тюремщиком?
– С тюремщиком? – ну, сейчас он преспокойно дремлет на своём любимом стуле. Не беспокойся, теперь его сон ничто не потревожит.
– Ты убил его? Гадёныш!
– Хех, убил? Точно, ха-ха! – отхлебнул бренди Амшегар. – Ну а насчёт моего «гениального» плана, я, кажется, знаю, кто поможет мне в его осуществлении.
– Что ты задумал?! – встревожился легионер.
Данмер подошёл к его камере и просунул через решётку кисть своей правой руки. Кольцо с красным камнем на его пальце засияло голубым светом и в лежащего имперца полетел небольшой сгусток элементального магического мороза. Ремус скривился от холода и заёрзал на спине.
– Проснись! Время делать добрые дела! – торжественно провозгласил Амшегар. – Помоги мне сбежать отсюда. Какой самый лучший способ?
– А-а-а! Отвали от меня! – закричал Ремус. – Прям так я тебе и скажу, преступник!
– Точно. Прямо так.
Кольцо Амшегара вновь засветилось.
– Стой, прекрати!
Данмер отвел кисть в сторону и поток холода врезался в стену позади пленника.
– Появились мудрые идеи? Я слушаю.
– Конечно. Ненавижу холод. Значит так, поднимаешься вверх, прямо в главные помещения. Находишь там Радда, это такой здоровый норд в золочёных доспехах. Спрашиваешь совет у него. Уверен, он обеспечит тебе избавление ото всех проблем… с помощью своего меча!
– А… Ладно. Учтём... – сказал Амшегар и отошёл от его решётки.
– Да! Вот так! Проваливай отсюда!
Но авантюрист уходить не спешил. Найдя ключи от камер, он вернулся и открыл замок.
– Э… Э-э-ээ! Стой, подожди! – в ужасе вскричал Ремус, увидев как в руке улыбающегося во весь рот данмера материализуется ужасный демонический клинок даэдр.
– Жду, – с безумием в глазах довольно сказал Амшегар и замахнулся мечом над лежащим.
– А-а-а! Убери это!!! Ты маньяк! Я мало знаю о форте, я здесь новенький!!
– Новенький? И ничегошеньки не знаешь?
– Да!!!
– Эх… как жаль, – он сделал замах и всем своим видом показал, что сейчас со всей силы опустит меч.
Чуть не пища, имперец попытался отползти назад, но тщетно.
Амшегар с размаху нанёс удар, но меч не достиг цели – он вернулся в небытие на полпути.
– Что произошло?! – обнаруживший, что он ещё жив, легионер был на грани нервного срыва.
– Фокус! – хлебнув ещё бренди, сказал Амшегар. А могло и не получиться… Но, к счастью, нам повезло, ведь сегодня счастливый день! Не так ли?
– КАТИСЬ В ОБЛИВИОН!!!! – Ремус перешёл на ор.
– Ха-ха! Хотел бы я там оказаться вместо этого форта. Ну что, мой друг, признаю, мне предстоит тяжёлая схватка с твоими друзьями наверху, ты не против, если я отработаю на тебе кое-какие боевые и магические навыки? Нет? Спасибо.
– Я скажу всё, что знаю. Не надо… – устав от крика, уже вяло попросил Ремус.
– Дааа? – протянул данмер. – Иии… Скажем, как пробраться на стены?
– Стены форта? Там две двери. Сразу, как поднимешься на первый этаж из офицерских спальных помещений, будет одна слева, вторая напротив неё.
– Ага, – Амшегар сделал нормальный вид. Безумие исчезло из его глаз, а в голове начал зарождаться новый план. – Хм, и как же тебя зовут, а, дружище?
– Я… Ремус.
– Ремус… А знаешь, Ремус, ведь я тебе верю, ха-ха-ха-ха! – приглушённо засмеялся данмер. – Открой рот и скажи «ААА».
– Зачем это?
– Не спорь, делай… – настаивал авантюрист, подкрепив свою настойчивость лёгким пинком.
– Хорошо, хорошо! «ААА»
– 304 год… Киродиилика, – продекламировал Амшегар, заливая ему в рот выпивку. – Цени момент!



Глава LVIII: С божьей помощью!

Как говорится, попытка не пытка, и, если есть шанс провернуть дело с минимальным риском, то к даэдроту ненужное геройство!
Сверкнула вспышка ярко-белого света и перед дверьми главного здания форта появился человек. Человек этот был в дешёвой чёрно-серой походной мантии, его лицо закрывал капюшон. Человек держал руки в больших просторных карманах: одна сжимала магический нож, вторая лежала на очередном свитке Божественного Вмешательства – мало ли что могло случиться по дороге к выходу из форта. Да, человек хотел поскорее убраться из этого места. У него были на то веские причины. Этим человеком был Амшегар.
Стараясь не привлекать к себе внимания (если, конечно, не считать магическую материализацию, что само по себе вызывает шок и восхищение у неподготовленных людей), данмер огляделся по сторонам, чтобы наиболее полно оценить обстановку. Радостного в ней было мало. Со всех сторон стены. На стенах – лучники. За стенами – гористые холмы. Их высота и крутизна была не слишком велика, но вполне достаточна для того, что бы быть застреленным при попытке на них взобраться. Даже с волшебным кольцом прыжков шансы на благополучную переправу были очень малы. К тому же, ещё нужно было как-то забраться на стены, и миновать лучников, а для этого вновь посетить здание форта… Но, впрочем, зачем думать о худшем, если путь к спасению вот он, всего в тритцати метрах направо – открытые врата, только и ждущие того, чтобы через них прошёл беглый преступник. Ситуацию осложнял легионер, несущий дежурство прямо около этих ворот. По-видимому, его функции здесь не ограничивались простым стоянием, а значит, вопросов не избежать. Однако никто не говорил, что всё будет легко.
Опасения Амшегара подтвердились, как только он приблизился к воротам. Легионер поприветствовал незнакомца и попросил представиться. Оставшись явно неудовлетворённым кратким ответом: «Я простой пилигрим», солдат изволил лицезреть «пилигрима» без капюшона. Со стены за разговором наблюдал лучник, и Амшегар вовсе не хотел быть опознанным тем, кто с лёгкостью мог его пристрелить. Требование солдата оставалось невыполненным, и ситуация выходила из-под контроля.
– Э-э-э… прошу меня извинить, но... похоже… – тянул слова Амшегар, судорожно ища новый план действий. – …похоже, я кое-что забыл внутри.
Тактильный контакт со свитком был обеспечен, а слова заклинания предусмотрительно были заучены героем наизусть, так что проблем с телепортацией не возникло. Мгновение назад Амшегар был застан врасплох легионером, но сейчас он вновь очутился перед дверьми форта, а ещё через мгновение поспешно скрылся за ними. Солдаты в недоумении переглянулись.
Теперь действовать нужно было быстро. Возможно, они уже поняли, кто я такой и оповещают всех, – думал Амшегар, энергично шагая вперёд. В следующую часть помещения вело два прохода в стенной перегородке, и, поскольку около правого располагалась стойка с бронёй, рядом с которой столпилось несколько что-то обсуждающих легионеров, беглец решил пройти через левый проход, где, на его счастье, никого не оказалось. Сразу за ним в левой стене было две двери, одна за другой. Напротив первой в противоположном конце помещения была ещё одна.
Как и описал Ремус, – подумал герой. – Значит, мне сюда.
Он хотел было открыть дверь, но в этот момент его окликнула проходящая мимо девушка из бретонов.
– Эта дверь ведёт на стены. Вы ведь хотели к алтарю, да? – ничего не подозревая, спросила она.
Амшегару пришлось повернуться к ней.
– Да, именно его я и ищу. Я… хотел сделать пожертвование, – ловко маскируя намерения, улыбнулся данмер.
– О, это праведное дело. Алтарь Девяти за следующей дверью. Кстати, если нужны эликсиры или лекарства, то я могу вам что-нибудь продать, у меня лавка тут, в форте.
– Большое спасибо, буду знать, – всё так же улыбаясь, сказал Амшегар. – Ну, в таком случае я пойду… к алтарю. А на стену, хе-хе, мне ни к чему. Да, следующая дверь… Спасибо.
Беглец подошёл к двери, ведущей в обитель Культа, и потянул ручку. Возможно, не всё так плохо, и большинство людей здесь меня не видело, как эта дама, например, – подумал он. – Вот только что я буду делать на приёме у священника? Может, попросить его отпустить мне грехи? Рановато, учитывая то, что я только-только начинаю их набирать…
За алтарём стоял служитель Культа, молодой имперец в расшитой красной мантии. Больше в этой небольшой комнате, куда попал авантюрист, никого не было.
– Добрый день, чем я могу вам служить? Я Сомутис Вуннис, служитель алтаря.
– Здравствуйте преподобный, я…
– Хотели получить благословление Девяти? – опередил его священник. – И пожертвовать скромную сумму денег на благо Культа?
А он знает толк в воём деле! – подумал Амшегар.
– Да, точно!
– Я вижу, вы пилигрим. Могу также судить, что вы не слишком богаты... Однако это нисколько не помешает нам вершить богоугодные дела, верно? Пятнадцати дрейков хватит.
До чего же ловко! – вновь пронеслось в мыслях Амшегара, но говорить об этом он не стал.
– Истинно так, преподобный! – только теперь герой вспомнил, что никаких пятнадцати септимов у него нет, ибо пройдоха Вилл как бы невзначай забыл вернуть ему сдачу с покупок. – Конечно, что-нибудь сообразим. Но сейчас меня переполняет потребность общения с богами! – я так много хочу им сказать…
– Тогда подойдите к алтарю и возложите на него руки, прочтите отрывок священного текста и помолитесь Девяти, прося ниспослать вам благодать божью, – имперец раскрыл в нужном месте том с молитвами и положил его на алтарь.
– Ну, это я могу, – улыбнулся герой и подошёл к алтарю.
– Вот здесь, – священник показал нужный отрывок.
– Ага, понял. «Во имя богов моих и императора!..» – торжественно начал герой.
– Хм, не изволите ли вы снять капюшон? Перед лицом богов нам нечего скрывать.
– Да? Действительно, и чего это я… – данмер снял капюшон, улыбнулся и вновь уставился в текст. Краем глаза он заметил, как изменилось выражение лица священника. – Да, и вправду, так много лучше. Ну что ж, продолжим. На чём я тут остановился?.. Ах да! «Во имя богов…»
– Подождите! – вновь перебил его имперец. – Мне кажется, я вас… где-то видел! Кажется, это… вы…
– Возможно, преподобный… – невозмутимо сказал данмер. – Возможно, мы встречались ранее. Пути господни неисповедимы… «Во имя…»
– Нет постойте! – не унимался служитель культа, только теперь в его голосе отчётливо различалась тревога и страх. – Я вас помню! Я сообщу страже!
– Нет, это вы постойте... преподобный! – с нажимом сказал Амшегар и остановил имперца, который уже было направился к двери. – Я же вам ещё не заплатил!
– Что? А-а-а!.. – Сомутис попятился назад.
Но было поздно. Амшегар выхватил из кармана свой нож и быстро чиркнул им по имперцу. К удивлению данмера, он не рухнул парализованным, но смог противостоять заклинанию – священник всё-таки, как-никак. Поборов паралич, имперец начал творить собственное заклинание – телепортацию, – но не успел – Амшегар решил заплатить ему «другой монетой». Ударом серебряного посоха, одного из священных атрибутов алтаря, лежавшего рядом у стенки. Надо заметить, прямо в челюсть. Такой «магии» Сомутис противостоять был уже не в силах и отправился в астрал, прямо к своим богам, ловко свалившись под алтарь. Зуб, которого он лишился в этот момент, упал прямо в чашу для пожертвований. Прекрасное завершение священного ритуала.
– «Во имя богов моих и императора». Конец! – закончил молитву авантюрист и захлопнул том.

Герой вышел из святилища Девяти и, теперь уже ни на кого не отвлекаясь, прошёл через другую дверь на лестницу к стене.
Погони ещё нет, это хорошо, – подумал он. – Однако скоро они найдут преподобного, и тогда начнётся веселье…
Но «веселью» суждено было начаться куда раньше.
Неподалёку данмер увидел люк наверх. Поняв, что он ведёт прямо на стены форта, беглец незамедлительно направился к нему. Нельзя было упускать шанс перелезть незамеченным через стену и скрыться. Однако и тут его ждал сюрприз. Только открыв люк и вылезши на свежий воздух, Амшегар встретился лицом к лицу с имперским лучником, именно тем, что наблюдал за их разговором с легионером. Он, похоже, собрался спуститься вниз.
– Ты?! – воскликнул солдат, снимая с плеча лук. – Я вспомнил, кто ты! ЗАКЛЮЧЁННЫЙ СБЕЖАУУЫ!…
Магия парализовала его, и он не смог нормально договорить. Однако основной смысл фразы был понятен остальным солдатам. Ещё более был понятен факт падения лучника со стены, чему Амшегар в меру поспособствовал добротным пинком. Предварительно одолжив у него стальной лук имперской модели. Реакция со стороны солдат не заставила себя долго ждать: несколько лучников уже бежали по стене по направлению к беглецу. Полетели стрелы, сначала косо, но Амшегар не стал дожидаться, пока имперцы нормально прицелятся, и ретировался обратно в люк. Надежды на незаметный побег пошли прахом, однако был ещё один вариант. Самый безумный.
Данмер стремглав бежал наверх по винтовой лестнице. На втором пролёте ему встретился легионер, который ещё ничего не подозревал и уж, конечно же, не знал о том, что ему придётся подарить беглому заключённому свой уставной щит. Гремя доспехами, легионер кубарем скатился к первому этажу. Не без помощи стеклянного ножа Амшегара и его удара локтем в нос. Воинственный данмер же продолжил своё восхождение.
Добравшись, наконец, до люка в потолке, беглец пролез через него и оказался на крыше одной из башенок округлой формы. Теперь можно было лучше осмотреть происходящее внизу. Оно не добавляло оптимизма. Форт теперь был похож на муравейник. Лучники занимали свои позиции на стене, командир на плацу громко раздавал приказы, а остальные солдаты бегали туда-сюда, выполняя их. Они прочёсывали форт.
– Он наверху! Стреляйте!!
Амшегара заметили, и в него было пущено с десяток стрел. Однако ни одна не попала в цель, так как герой спрятался за стенами башни. Пора было приступать к выполнению своего замысла. Однако теперь авантюрист сомневался в нём. Не то, чтобы он минутой раньше был абсолютно уверен в успехе, но сейчас лучники на стенах и крутые глыбы породы, окружающие форт заставили усомниться в правильности его решения. Ещё бы, используя дешёвое кольцо сомнительного происхождения, запрыгнуть с вершины башни на гору, не скатившись потом вниз и не словив при этом стрелу – что может быть разумнее?
Пока герой оценивал ситуацию и свои шансы на успех, первая стремительно ухудшалась, а вторые сокращались. Легионеры действовали слаженно и быстро, сразу видно – командир внизу не зря сотрясает воздух своим ором. Не прошло и минуты, как Амшегар услышал топот кованых сапог внизу. Это значило только одно – с секунды на секунду из люка попрут копейщики и мечники, и тогда героический побег закончится похоронами безумного данмера. Впрочем, у героя был другой вариант.
Амшегар сделал разбег… и прыгнул. Полетело ещё несколько стрел… Люк распахнулся, но вылезшие на крышу башни солдаты не нашли там своей цели. Чар кольца хватило на то, чтобы достаточно ослабить воздействие на данмера сил земного притяжения, и он успешно допрыгнул до крыши второй башни с другой стороны главного здания.
Однако возможность скорого наступления вышеупомянутых похорон это никак не отменило. Скорее, отсрочило. Лучники поспешили на другую часть стены, а солдаты с оружием ближнего боя – к другой башне. Осознав это, отчаянный авантюрист принялся искать новый путь к отступлению. Правда выбор у него был невелик – только ещё одна башня, но на этот раз отдельная, с противоположной стороны стены и на большом расстоянии. Чтобы туда добраться, нужно было по диагонали перелететь половину площади форта – задача для обычного человека невыполнимая. К тому же на время полёта у лучников будут превосходные шансы нашпиговать стрелами зарвавшегося беглеца. А значит, действовать нужно, пока они не заняли самые удобные позиции! Амшегар собрал волю в кулак и выжал из своего кольца прыжков столько магии, сколько мог, разбежался и с безумным криком прыгнул с края башни. В полёте кое-как закрывался щитом… Почувствовал, как несколько стрел вонзились в щит, но миновали его самого… На середине пути понял, что долетит… Ещё раз мысленно поблагодарил Гальбедир за кольцо и безымянного легионера за ростовой щит… И приземлился. Не слишком мягко, но его это не так волновало, главное, остался жив! Пока…
– Как этот псих это делает?! – недоумевали легионеры внизу.
– Плевать! У него всё равно нет шансов! В башню, вперёд, вместе с лучниками! – орал командир.
Солдаты побежали выполнять приказ, но были остановлены появившимся на краю бастиона беглецом с луком.
– Куда собрались!? – крикнул тот. – Ну всё. Пришло время для кары!
Однако, не обнаружив у себя за спиной привычного колчана стрел, герой понял, что карать-то и нечем! Впрочем, его это не остановило. Усилие разума и пара ритуальных движений рукой – и в ней оказалась самая настоящая даэдрическая призванная стрела. На длительное прицеливание не было времени, данмер быстро натянул и отпустил тетиву. Целью был выбран особо наглый лучник, который то и дело стрелял в него. Но Амшегар взял слишком высоко, и стрела, свистнув, попала в его шлем, перебив застёжку и сорвав его с головы. Пыл лучника, чудом избежавшего гибели, умерился, и он ещё долго пребывал в состоянии шока после этого случая. Чего нельзя было сказать об остальных солдатах. Которые уже вбегали в башню.
Итак, если начать перестрелку, то велика вероятность самому быть застреленным, так как лучники уже заняли позиции по всей стене. Да и времени на это не было. Прыгать по крышам тоже самоубийственно, сейчас Амшегар находился в самой высокой и труднодосягаемой для стрел точке форта. Горы в этой стороне были аналогично крутыми и высокими. В этом плане форт располагался в донельзя неудачном для данмера месте. Ещё можно было сдаться, но с таким же успехом можно было и не выходить из камеры… И, тем не менее, надо было решать.
Оставались только прыжки, – понял беглец. – Сверх-прыжки это, конечно, здорово, но и их силы будет недостаточно, чтобы перемахнуть через горы. Если только это не…
Так приходит озарение. В моменты крайней необходимости, когда мобилизованы все умственные силы. Амшегар быстро достал остальные свитки, что были у него собой.
«Полёт Икара». Свитки чудака с незавидной участью, названные в честь легендарного героя древних мифов. Кажется, какой-то альтмер в своё время сконструировал нечто, похожее на крылья, чтобы полетать в небесах. И полетал ведь! Правда, недолго. И свиток, по идее, должен дать схожий эффект, что и произошло при падении Тархиэля. Однако это никакая не левитация, свечение явно не то! Это вообще не гравитационный эффект, тогда бы свиток сиял сиреневым, но здесь-то увеличение – синий свет! Что же это тогда, если не известная левитация и прыжки?
«Воздушная форма». Здесь вообще какая-то смесь изменений и иллюзий. Свечение болотно-фиолетовое. Судя по названию, эффект из школы изменений – это левитация. Однако, попытавшись взлететь, я стану лёгкой мишенью для армии лучников – размышлял Амшегар. – Чтобы избежать стрел, левитация должна быть очень сильной, а это – великая редкость. Хотя огромная интенсивность свечения рун на свитке могла предполагать именно это. Да и «Полёт Икара» тоже был в этом плане неплох.
Но времени мало, надо решать, что использовать, и быстро! Воздушную форму или Полёт Икара, Форму или Полёт… Пометка! Если что, вернусь на это место Возвратом – решил герой и использовал свиток. Но это самый-самый крайний случай! Теперь что?.. Икар! Всё-таки Тархиэль был высоко в небе. Заодно узнаю, что это за эффект. Данмер начал читать заклинание. Формула была сложна и громоздка, а солдаты приближались. Однако у беглеца было время подумать над предназначением этих свитков, слова он более-менее проштудировал, но с сутью так и не разобрался.
Люк распахнулся и в преступника прицелился имперский лучник. В этот момент с уст авантюриста слетели последние магические слова, и он закрылся щитом.
– Это бесполезно, ты же знаешь, что всё равно не скроешься, сдавайся, пока ещё жив!
Всё было прочитано правильно, свиток в один момент сгорел синим огнём. В этот момент Амшегар почувствовал невероятную, неестественную лёгкость и силу во всём теле. Казалось, стоит ему сделать хоть один маленький шаг – и он преодолеет километр, легонько оттолкнуться от земли одними пальцами ног – и его унесёт ввысь. Ввысь!..
– Ну нет уж! Никогда не поздно!
Герой невероятно изогнулся, продолжая стоять на своём месте и опустив корпус назад и вниз, а потом всем телом оттолкнулся от земли, выполнив возможно самый невероятный прыжок из всех, что когда-либо видел свет. У легионеров, наблюдавших это, отвисла челюсть.
– Что он делает?!.. – раздались на земле в высшей степени восхищённые и удивлённые возгласы солдат.
– Он… летит!




Глава LIX: Вольная птица

Это было стремительное возвышение… Секунду назад Амшегар был в затруднительном положении на крыше башни имперского форта, а теперь мог смотреть на него с высоты птичьего полёта. Хотя, в этот момент ему было не до этого. Скорость набора высоты была столь высока, что у него перехватило дыхание! Первые мгновения полёта он пребывал в неадекватном состоянии.
Понемногу до него начало доходить, что произошло. Невероятный прыжок, который он только что выполнил, и который ещё неизвестно чем окончится, стал возможен благодаря магическому увеличению силовых и координационных способностей чудовищной мощности. Правда эффект этот был  кратковременным, вероятно, для того он и был нужен – чтоб высоко подпрыгнуть, а дальше… А дальше будь что будет! Подумать над этим Тархиэль, по-видимому, себя не утрудил. В памяти Амшегара вновь всплыли картины ужасного и в то же время красивого падения рискового босмера с небес. Это заставило героя включить рассудок и вновь побудить его работать на полную – он знал, что бесконечно возвышаться ему не удастся и скоро гравитация возьмёт своё, а значит, он по-прежнему в смертельной опасности! Нужно было срочно что-то предпринять. Продолжая улетать ввысь, Амшегар выбросил свой тяжёлый щит, который ему изрядно мешал, и встряхнул на ветру свиток Воздушной формы. Если он действительно давал левитацию, то это именно то, что и было ему сейчас нужно!
Не стесняя более себя в выражениях, герой быстро проорал нужные руны силы, и даже несколько больше, чем того требовал свиток. Магия начала своё действие. Но эффект от неё оказался «не совсем таким», какого ожидал Амшегар. Его понесло среди облаков с ещё большей скоростью, и он также продолжал постепенно набирать высоту, хотя должен был уже пойти на снижение! Что самое интересное, эффект левитации явно был, но помимо этого Амшегар почувствовал ещё что-то. Что-то особенное и неповторимое! Теперь любая сила оказывала на него куда больший эффект, чем должен был быть, находись он в нормальном состоянии. Но это было не так. Заклинание принесло какое-то иное магическое воздействие – все движения Амшегара давались ему куда быстрее и легче, как будто он потерял всю свою массу и стал пушинкой. Вот уж действительно, «воздушная форма»! Ко всему прочему данмер стал практически полностью невидимым и уже не мог различать свои очертания (что, тем не менее, объясняло присутствие школы Иллюзий в заклинании).
В итоге герой оказался полностью во власти стихии воздуха. Прыжок нёс его неизвестно куда (Амшегар не слишком долго думал над его направлением), а благодаря левитации сила земного притяжения вообще почти перестала на него влиять, и ему пришлось использовать её для снижения, чтобы не улететь слишком высоко. Вскоре он смог достичь равномерного полёта параллельно земной поверхности. Ему оставалось только расслабиться и лететь дальше. Он, конечно, мог попытаться нормально приземлиться с помощью той же левитации, но уже в противоположную сторону, однако, тогда бы он оказался неизвестно где, а это – не самый лучший вариант. Но если при этом спасительная левитация не вовремя закончит своё действие, то у него будут очень большие проблемы. Тогда ему придётся использовать телепорт, и всё начнётся сначала... Нет, улететь нужно было как можно дальше от форта, а когда все безумные эффекты кончатся, применить свиток Божественного Вмешательства – если повезёт, то он перенесёт героя в какое-нибудь другое место, где есть отделение Имперского Культа.
Земля была ещё очень далеко. Амшегар отрешённо наблюдал за проплывающими внизу горами и холмами, покрытыми пеплом из жерла Красной Горы. Да, этот вулкан оказал огромное воздействие на эти земли… Серые, пустынные, безжизненные… Кое-где местами на земле сверкали яркие красные точки и прожилки – лавовые озерца и реки. Это был район с высокой вулканической активностью в недрах земли, вовсе не похожий ни на те болота, что данмер встретил в самом начале своего знакомства с Вварденфеллом, ни на зелёные равнины, по которым он шёл в Балмору. Но вскоре унылый серый пейзаж закончился и Амшегар понёсся сначала над побережьем моря, потом над многочисленными малыми островками. Совсем другой вид, куда ярче, чем был – появилась растительность, гигантские грибы, те же, что уже встречал герой в районе Аскадианских островов. Этот остров поражал его своим масштабом и разнообразием пейзажей.
Постепенно авантюрист терял высоту, время эффектов Воздушной Формы подходило к концу, невидимость уже иссякла. Но Амшегару было интересно, куда в итоге приведёт его это путешествие, и он решил не останавливаться и лететь до конца. Но вот на смену мелким разрозненным островкам пришёл один, большой, а на нём – целый лес огромных грибов. Они были гораздо более крупны, чем все предыдущие, а в центре возвышался гигантский гриб-башня. Кроме всего прочего, на земле были видны люди, много людей. Амшегар понял – он попал в восточный район острова, и перед ним Садрит Мора, телваннийский город-грибница!
– Потрясающе! – воскликнул он, пролетая над самой башней, и тут, в этот самый момент магия свитка иссякла. Данмер был лишён того блаженного состояния невесомости, что даёт левитация, и вновь почувствовал земное притяжение. Теперь он стремительно падал вниз под небольшим наклоном. Однако для этого случая герой уже давно приготовил свиток вмешательства, который и был незамедлительно использован. Не долетев ещё приличное расстояние до земли, Амшегар исчез во вспышке света.

Лорд Телванни Нелот, его правая рука Варес Рерам, опытный боевой маг из тёмных эльфов, босмер мастер-лучник Энгаэр, наёмник на службе Дома Телванни, и ещё пара телваннийских стражей стояли на просторной площадке башни-гриба, расположенной почти прямо под шляпкой (если эту массивную древесную крышу причудливой формы можно было так назвать) и приспособленной здесь под балкон. Они стояли и смотрели в небо, разинув рты. Правда, видно это было только по Нелоту, остальные были в закрытых шлемах (стражники и Варес – в так полюбившимся Телванни цефалоподовых, а Энгаэр же – в привычном для себя костяном). Летящий на огромной скорости человек высоко в небе – это было более чем удивительно даже для таких магов, знающих толк в левитации. Даже самые сильные заклинания левитации не могут дать такой быстроты, да и зачем магу подниматься так высоко и подвергать себя лишнему риску?
– Вот это да! – воскликнул Варес. – Это… это как он так?
– Хм… – задумался Нелот. – Только самые могущественные маги Трансформации способны на такое… Да нет же, даэдрот, даже им это не удастся! Что-то здесь явно не так…
– Вот бы мне такую скорость… – мечтательно протянул Энгаэр. – Я бы добирался досюда куда легче и не падал бы больше вниз с верхней башни…
– Да, это точно, а я бы вообще забыл, что такое простая ходьба! – добавил Варес.
– Заткнитесь, идиоты! – в своей любимой манере сказал лорд-волшебник. – Это не простая левитация! Смотрите, в таком положении, как у него, вообще нельзя лететь вверх, а он это делает! Что-то не то… что-то тут не то!
– Вы уверены, господин? Я вижу простой полёт, только на высокой скорости и высоте, – пожал плечами, закованными в блестящие на солнце стальные латы, помощник Нелота.
– Чёрт возьми! Варес! У меня проблемы с суставами, а не со зрением! – начал орать хозяин башни. – И если я, маг, соображающий в левитации куда больше, чем десяток таких, как ты, говорю, что «что-то тут не то!», значит это действительно так!!
– Да, господин, простите, – виновато сказал боевой маг. Благо, что сам лорд Телванни не видел выражения его лица за закрытым шлемом в этот момент.
– Неужели это Тархиэль?.. – пробормотал себе под нас Нелот.
– Э-э-э… извините, что вмешиваюсь, – сказал один из стражников, – но этот летун уже не летит вверх… Он падает вниз! И прямо на нас!
Все опять задрали головы вверх. Человек быстро снижался, но потом внезапно исчез во вспышке света. В этот момент наблюдатели заметили вспышку телепортации около входа в главное здание Волверин Холл, местного имперского форта близ Садрит Моры – с вершины башни он был хорошо обозрим.
– Он перенёсся к алтарю! – пояснил стражник.
– Без тебя знаю, болван! Поймать! Привести сюда! Живо! – раздал распоряжения лорд Телванни.
– Да, господин! – отрапортовал Варес Рерам. – Энгаэр, Мелис, идёте со мной!
Лучник устало вздохнул и стал вспоминать заклинание. Боевой маг быстрым искусным движением вывел в воздухе нужные руны и исчез в сиянии Божественного Вмешательства. Стражник телепортировался вслед за ним, Энгаэр же перенёсся в форт последним – Мистицизм давался ему туго, наравне с Изменениями, впрочем, так же, как и вся остальная магия.
Теперь на грибном балконе остались двое.
– Ну а ты что встал? – вновь начал ворчать Нелот, на этот раз на стражника. – Дел нет что ли?!
– Но господин, вы же сами приказали мне явиться…
– Приказал, а теперь приказываю проваливать отсюда! Пошёл вон, не до тебя сейчас!
Стражник не стал более испытывать терпение своего господина и ушёл в башню, и старый данмер остался наедине со своими мыслями.
– Только истинно великий маг может владеть таким могущественным заклинанием. Только я!

Амшегар появился около дверей бастиона форта Волверин Холл, на небольшой лестничной площадке в пяти метрах от земли. Что примечательно, телепортировался сюда он именно в той позе, в которой использовал свиток, и поэтому, сначала свалился на ступеньки, а потом кубарем скатился по ним вниз, не удержав равновесия. Придя в себя, герой на секунду подумал, что он опять в Лунной Бабочке, но лишь на секунду. Планировка зданий была абсолютно другой.
– Я свободен! – радостно подытожил Амшегар, лёжа на каменных плитках и озираясь по сторонам.
Сейчас он улыбался. Впрочем, улыбка держалась на его лице недолго. Не прошло и десяти секунд с момента его телепортации, как на площадке появились ещё два человека. Один – высокий, в тёмно-синей мантии, в наплечниках из стали поверх неё и странном закрытом причудливом шлеме розово-сиреневого цвета. Второй же – в костяной броне, с большим щитом овальной формы с эмблемой Великого Дома Телванни – продолговатым овалом из закрученных спиралью линий, и в таком же шлеме. Оба уставились на Амшегара, находящегося в полулежачем положении. Даже не видя их лиц, тот понял, что это не к добру. И понял правильно.
Первый поднял закованную в стальную блестящую латную перчатку руку, быстро читая заклинание; из его пальцев вырвался и устремился в авантюриста поток энергии, светящийся красным. Исторжение сил – понял герой, совершенно ослабев, и снова вернулся в полностью лежачее положение, не в состоянии подняться. Тут, так же как и остальные, на площадке появился третий странный тип в костяных доспехах с луком в руках. Увидев происходящее, он быстро сориентировался и прицелился в Амшегара.
– Эй, а вам не кажется, что вы меня с кем-то спутали? – усмехнулся данмер и полез в карман за ножом.
– Лежи тихо и не рыпайся! – железным голосом сказал Варес и вновь применил к лежачему герою тот же приём.
Теперь Амшегар и вовсе не мог даже пошевелить рукой, ещё чуть-чуть и он бы потерял сознание от потери сил.
– Что происходит? У вас тут всё в порядке? – с крыши здания показался имперский лучник.
– Всё под контролем. Мы его поймали, – ответил маг. – Личное распоряжение господина Нелота.
– А… понял. Помощь не нужна?
– Нет, сами справимся.
Ну надо же! – подумал Амшегар. – Имперское правосудие в действии!
– Постой, так это же не тот свихнувшийся изобретатель! – заметил Энгаэр.
– Всё равно, у нас приказ. Держи его на прицеле, – ответил ему Варес.
Он подошёл к Амшегару и сразу же нацепил ему по телваннийскому рабскому наручнику на обе руки, а потом изъял его оружие и свитки.
– Не знаю, за кого вы меня приняли, кто такой этот ваш Нелот, и что ему от меня надо, но сразу хочу сказать – я тут не причём!
– Странный этот тип… Это точно тот, кто нам нужен? – сказал Мелис.
– Ничего странного! – продолжал отнекиваться Амшегар. – Никого не знаю, первый раз в этом грибном городе! Да и вообще, я недавно в Морроувинде, и помочь ничем не могу.
– Да уж… невероятная магия, зачарованное стеклянное оружие, а это… это что, скуума? Ты вообще откуда такой взялся? – обшарив его карманы и поснимав с рук кольца, спросил у героя маг.
– Издалека.
– Ты идёшь с нами, Нелот хочет тебя видеть. Там и разберёмся. И не пытайся что-нибудь выкинуть по дороге. Мелис, со мной. Поможешь затащить его наверх.
– Наверх? – переспросил Амшегар. – В тот здоровенный гриб в центре? Так я и сам могу, если ты снимешь с меня эти наручники.
– Перебьёшься.
– Ну вот! Так всегда! – недовольно пробурчал Энгаэр. – И стоило мне сюда идти? Теперь опять взбираться на эту верхотуру... Эй, Варес, может, и меня затащишь?
М'Айк-Лжец
Глава LX: Хозяин башни

Форт располагался невдалеке от города, так что долго идти не пришлось. Амшегару он понравился – большой и многолюдный, здания-грибы его нисколько не смущали, даже наоборот, в них была какая-то изюминка, делающая город экзотическим, непохожим ни на что другое, прежде виденное им. Данмер непременно прогулялся бы здесь и посетил знаменитые магические лавки Телванни, если бы не был в оковах и под чутким надзором сильного боевого мага, заклинания которого он так и не смог поглотить. Башня телваннийского лорда находилась в самом городском центре. Высоченная, поражающая воображение своими размерами. Обычные «рядовые» грибные здания не шли с ней ни в какое сравнение. Герой понял, что им заинтересовались далеко не обычные личности.
Маг наложил на Амшегара слабое заклинание левитации, чтобы можно было транспортировать его на самый верх башни, однако тот заверил его, что сбегать не собирается, да и при всём желании не смог бы, и необходимости тащить его наверх нет. Вскоре они оказались на балконе, перед окованной железом деревянной круглой дверью (в телваннийских городах все двери были круглыми).
Внутри гриба оказалось довольно уютно: совсем не сыро, как можно было на первый раз подумать, стены были сухи на ощупь. Очевидно, технология приготовления этого «грибного блюда» была доведена телваннийскими магами до совершенства. Налево и направо вели ответвления, но лорд Нелот, как сказал пленивший героя маг, ждал его в своём кабинете прямо по основному коридору. Чтобы попасть туда, им пришлось преодолеть дыру в полу – полую ножку гриба, ведущую на нижние этажи. С этим проблем не возникло, и Амшегар оказался на аудиенции у хозяина этой башни и, по совместительству, градоправителя Садрит Моры. Сам Нелот, лысый морщинистый низкий старикашка из данмеров в богато расшитой яркой мантии восседал на своём кресле, похожем на трон. Варес же занял место по правую сторону от своего господина. Больше в комнате никого не было.
– Итак начнём, – сказал лорд-маг.
– Ага, с чего бы начать? Может, с объяснений, какого скампа меня ограбили и привели сюда? – язвительно бросил авантюрист.
– Как ты смеешь хамить великому лорду Телванни!? – возмутился боевой маг.
– Варес, заткнись. А ты, щенок, – обратился Нелот сначала к своему помощнику, а потом к Амшегару, – ты слушай сюда внимательно: здесь я задаю вопросы, и от твоих ответов зависит твоя дальнейшая судьба! Тебе это ясно?
– О да, ну конечно, господин великий лорд Телванни! – с саркастическим пафосом ответил герой.
– Представься и расскажи, как тебе удалось так быстро и высоко лететь?
– А, я всё понял, вы увидели моё уникальное авторское заклинание в действии? И теперь хотите научиться делать также? Ну что ж, я Амшегар, и, конечно, о, великий лорд Телванни, я прекрасно понимаю вашу тягу к знаниям.
– Что!? Авторское заклинание? Да я готов поспорить, ты даже банального возврата не осилишь, не говоря уже об элементарных боевых заклинаниях, если Варес тебя так быстро победил!
– Ну, я бы мог продемонстрировать свои умения, если с меня снимут эту дрянь, – Амшегар указал на наручники. – И дадут бутылку энергетического зелья.
– Может, тебе ещё свиток Альмсиви с мешком денег дать и помахать ручкой на прощание!? – разразился ором Нелот.
– Я бы не отказался, – улыбнулся герой.
– Пора тебя проучить, гадёныш! – Варес достал из-за спины своё оружие, зачарованную стальную секиру, и поднёс её к Амшегару. – Перестань паясничать и отвечай на вопросы, не то…
– Тихо, Варес, – остановил его Нелот. – Ты, Амшегар, у нас весельчак, как я посмотрю…
Нелот сделал несколько пассов руками, и в них заиграла жёлтым яркая лучистая энергия. Через секунду перед ним появилось существо. Полтора метра ростом, согнутое, белокожее, страшно тощее, хвостатое, с длинными тонкими когтистыми лапами, с шипами на руках, хвосте и вдоль позвоночника, бордовыми злобно смотрящими глазами и круглым продолговатым ртом с четырьмя торчащими оттуда зубищами. Даэдра алчущий, весьма и весьма опасная тварь. Амшегар отшатнулся от адского гостя к стене.
– …У меня на этот случай тоже пара шуток найдётся! – Нелот злобно усмехнулся.
– Эй, эй! Убери это! Отзови своих ручных собак, и я всё расскажу, – Амшегар огородился от демона руками.
– Хе-хе-ха-ха! То-то же! – Нелот щёлкнул пальцами, и даэдра вернулась в Обливион.
– Обоих, – добавил Амшегар.
– Варес, – лорд властно посмотрел на своего боевого мага. Тот недовольно рыкнул, но топор за спину убрал и вернулся на своё место.
– Теперь говори, – приказал великий маг.
– Ладно, значит так. У меня были свитки.
– Где, где они? – в предвкушении Нелот даже подскочил со своего кресла и подбежал к Амшегару.
– Эй, погодите, погодите! Не так быстро! Я же сказал, ваш ручной маг уже успел меня обокрасть. Так что, все пожелания и предложения к нему.
– Варес?!
– Да, господин?
– Свитки у тебя?
– Да.
– Идиот! Уже давно мог бы мне сказать! – разразился Нелот.
– Но я думал… – виновато произнёс Варес. – Я думал, это и вправду простое авторское заклинание!
– Гуар… вот гуар! Вокруг одни дубины!
– Простите меня, господин…
– Давай сюда свитки, болван! И ты, – обратился он к тихо смеющемуся Амшегару. – Если не замолчишь, я верну алчущего, и не одного!
– Вас понял, о, великий лорд, хе-хе.
– Вот свитки, господин, – Варес протянул Нелоту все магические пергаменты, что были у Амшегара.
– Так, посмотрим… – старый волшебник начал поспешно перелистывать их, сминая и выбрасывая ненужное. – Пометка, Возврат, не то, опять Возврат, ещё Пометка?!.. А ты хитрый малый, Амшегар… Ага! Вот! Какая сильная магия… Это оно?
– Да, – ответил герой.
– Два свитка… И как же они называются?
– Полёт Икара.
– Что?! Так значит, ему удалось! Где ты их достал!? И где Тархиэль?
– А… Полагаю, вы знакомы. Позаимствовал я их действительно у того босмера, но не волнуйтесь, ему они больше не нужны.
– Ты, что, убил его?
– Нет, он сам. Тархиэль использовал свиток и упал в окрестностях Сейда Нин, а я просто мимо проходил.
– Да? Впрочем, уже не важно! Ему удалось, с ума сойти! Создал своё последнее гениальное творение и сдох от него же, превосходно!
– Вижу, вы с ним были добрыми друзьями.
– Ха-ха! Это не левитация! – воскликнул Нелот, поглощённый исследованием рун на свитке. – Ну конечно, обычными изменениями такой мощи не достичь! Эй, Амшегар, говори, каков здесь принцип действия?
– Всё просто. Прыгаешь с башни и ждешь, пока заклинание подействует. Да, и не забудьте прочитать свиток, о, великий маг, хотя, в вашем случае можно обойтись и без этого.
– Это похоже на подвох! – вмешался Варес.
– Это и без тебя понятно, дурак! Ладно, я разберусь сам. В крайнем случае испытаем эффект на подопытном рабе. Ну а этот «не в меру умный» данмер начинает действовать мне на нервы. Пора с ним заканчивать.
– Точно! – заметил Амшегар. – Скажите своему Варесу, чтоб вернул мне все мои вещи, и я пойду.
– Не так быстро! Варес, что ещё было при нём?
– Скуума, дорогое оружие… По-моему, он контрабандист.
– Твоё мнение никто не спрашивает. Показывай.
Варес достал катану Амшегара, парализующий нож и 3 флакона наркотика.
– Так, зачарованные, ничего особенного. Можешь оставить это себе.
– Эй, эй! – замахал руками герой. – Вы ничего не перепутали, ага?!
– Молчать!
– А со скуумой что? – спросил Варес.
– Не знаю, сдай алхимику, скорми рабам, мне плевать. Это всё, что у него было?
– Э-э-э… нет. Ещё был лук, но его взял Энгаэр, были магические кольца и прочий хлам…
– Магические кольца?! Хлам?! – вновь завёлся Нелот. – Мне что, клещами всё из тебя вытягивать? Этот данмер не так прост, как кажется, давай, показывай всё!
Варес незамедлительно начал выкладывать из карманов остальное амшегарово имущество.
– Вот какой-то набор крючков и ножей, камешек… говорю же – мусор. Сейчас достану кольца…
– Погоди-ка… – Нелот взял «камешек» Вареса и рассмотрел его вблизи. – Мусор? МУСОР??!! Варес, бестолковая твоя голова! Ты хоть представляешь, ЧТО ЭТО ТАКОЕ?!
– Нет… – маг удивлённо посмотрел на своего господина, а потом на Амшегара. – Он мне ничего не сказал! А что это?
– Не знаю, сам не вкурил…– пожал плечами герой.
– Это, – начал наставление Нелот, – метка телепортации из крепости в крепость. В древних данмерских крепостях сохранились комнаты перехода между ними. С помощью этого «камешка» можно переместиться из одной крепости, где есть нужный портал, в другую!
– Ага! Случаем, не в Андасрет? – спросил Амшегар.
– Даэдрот, верно! – воскликнул Нелот, рассмотрев руны на метке. – Так ты, оказывается, ещё и знаешь древнюю символику крепостей?
– Нет, там была приклеена бумажка с названием.
– Что?! Как можно носить в кармане такой уникальный артефакт и не знать об этом?! Нет, этот мир катится прямиком к Шигорату! Где ты это нашёл?
– В крепости. Хлормарен.
– Только не говори, что тебе просто взяли и вынесли метку на блюдечке! Там дикие земли и небывалый разгул преступности!
– Угу, точно. Крепость пришлось захватить.
Телванни переглянулись.
– Захватить?! Захватить?!! – заорал Нелот. – Ты издеваешься!?
– Не, я не вру. Она была оккупирована бандой контрабандистов. Скуума как раз оттуда.
– Просто банда контрабандистов? И как же ты умудрился её захватить? Поубивал там всех? Ха-ха-ха-ха!
– Хе-хе, хе-хе… – засмеялся Варес в такт своему господину.
– Тихо, Варес! – грозно сказал Нелот, и боевой маг замолчал. – Я задал вопрос, Амшегар! Не смей мне врать!
– Не верите, о, великий маг? Да-да, контрабандисты тоже сначала не поверили. Теперь они мертвы, хе-хе.
– Это на что ты намекаешь? – угрожающе спросил волшебник.
– Да так, ни на что, просто, к слову, так сказать. Но ладно, я расскажу, как мне это удалось. Было нелегко, пришлось применить хитрость, тактику и стратегию!
– Тактику? Стратегию? – усмехнулся боевой маг. – Слабак, которого удалось завалить простой усталостью с уязвимостью к магии? Не поверю!
– Варес! – прикрикнул Нелот; тот сразу умолк. – Продолжай, Амшегар.
– Так вот, сначала я победил их мага, боевого, кстати…

Круглая дверь в приёмный зал башни отворилась, и в гриб вошёл коренастый имперец, с короткими волосами каштанового цвета, в коричневом походном плаще. Его поприветствовал данмер, в обязанности которого входило встречать посетителей Тель Наги – башни господина Нелота.
– Я к Нелоту, по поводу кольца.
– Понятно. Пойдёмте со мной, я провожу вас наверх.

– …А потом, когда враги окружили со всех сторон, я призвал огненную бурю и сжёг их всех! Но главарь не умер, нееет! Громила-норд побежал на меня, уже готовый перерубить пополам своей огромной секирой, но я сразил его метким броском даэдрического копья!
– Довольно небылиц! – Нелот встал со своего кресла. – У тебя неплохо выходит рассказывать байки, но ты пришёл с ними не по адресу.
Тут дверь открылась, и в кабинет вошёл имперец в коричневом плаще.
– Я посланник от Камонна Тонг, – начал он. – Лорд Нелот, кольцо, которое вы…
Он прервался на полуслове, увидев Амшегара. Тот тоже впал в кратковременный ступор.
«Ты!?» – в один голос воскликнули данмер и имперец.
– Так, а ну, живо объяснили мне, что тут происходит! – строго сказал хозяин башни. – Вы что, знакомы?
– Э-э-э… можно и так сказать, – улыбнулся герой.
– Начните по порядку. Кто ты такой? – обратился Нелот к гостю.
– Я… Албециус Кололлиус. От Камонна Тонг... – нерешительно начал имперец.
– Так, и ты что-то хотел сказать мне про кольцо Бринна, верно?
– Да, это так, господин.
– Так говори же, я жду!
– Дело в том, что нам не удалось его достать.
– Не удалось?
– Да.
– И почему, хотелось бы мне узнать? – всё более угрожающим тоном продолжал хозяин башни.
– Его там не оказалось!
– Ха! – усмехнулся Амшегар. – Разумеется, его там не оказалось!
– Ты что-то знаешь по этому поводу? – Нелот злобно покосился на него.
– Ну, как бы, да.
На несколько мгновений все замолчали. В воздухе повисло гнетущее напряжение.
– Варес! – резко сказал Нелот, что тот аж вздрогнул.
– Да, господин?
– Ты упомянул про некие кольца. Где они?
– Да, да, конечно, сейчас!
Он достал из широкого кармана своей мантии все магические кольца Амшегара. При их виде глаза древнего волшебника восхищённо блеснули.
– Эх, я понял, колец мне тоже больше не видать, – обречённо вздохнул авантюрист.
– Проклятый обманщик! – со злостью в голосе прошипел камоновец, глядя на своего недавнего наёмника.
– Кто бы говорил! – усмехнулся тот. – Та тысяча, которую ты мне предложил, не идёт ни в какое сравнение с его реальной стоимостью.
Нелот взял в руки богато украшенный перстень с большим огранённым аметистом, остальные же кольца небрежно отметнул в сторону.
– Кольцо Учителя… Это оно! – радостно воскликнул лорд Телванни. – Сразу три потрясающих находки! Воистину сегодня у меня удачный день!
– Чего нельзя сказать о тебе, да, Альбециус? – Амшегар бросил на имперца злорадный взгляд.
– Ну, теперь, когда всё так хорошо разрешилось и я не нужен, я больше не смею отнимать ваше драгоценное время и ухожу!.. – имперец поспешил к двери, дёрнул за ручку, но она не поддалась.
– Варес! – Нелот отрешённо указал пальцем на пытающегося удрать гостя, основное же его внимание было приковано к кольцу, которое он так долго хотел заполучить. – Задержать.
– Слушаюсь, господин.
– Чёрт, проклятье! – Кололлиус полез в карман за «запасным вариантом» – свитком Божественного Вмешательства.
Однако он не смог им воспользоваться, ибо мощный точно пущенный Варесом разряд электричества лишил чувств его руку. Тогда имперец выхватил из-за пояса свой ручной двойной топорик, но на исход схватки это уже никак не повлияло, потому что через несколько секунд он обессилел под действием того же заклинания, которым пленили и Амшегара, и был уже не в состоянии сопротивляться.
– Урод! – в негодовании крикнул Альбециус.
В ответ на это он незамедлительно получил удар кулаком, облачённым в стальную рукавицу, прямо по челюсти, отчего его пыл полностью сошёл на нет. Его оружие и свитки были изъяты Варесом, а в качестве компенсации на него был надет рабский наручник.
– Продолжим разговор, – сказал Нелот, вновь усевшись на своё почётное место. – Вопрос к тебе, Амшегар, как у тебя оказалось кольцо, которое должен был достать для меня этот тип?
– Так он предложил достать его мне и отдать ему, за вознаграждение. Но я передумал. Такая вещица мне и самому нужна.
– Больше не нужна, – поправил его маг.
– Да уж, я догадался…
– Это произведение искусства, этот шедевр зачаровательского искусства не должен был находиться в урне, и уж тем более, в ваших грязных руках! Теперь ты, камоновец, отвечай, он тоже из вашей организации?
– Нет! – сплюнув кровь на пол, ответил тот.
– Тогда почему вы поручаете такие архиважные задания кому попало? И почему явился ты, а не Совор Трандел? Вы меня разочаровываете!
– Совор послал выполнять задание меня, но теперь он мёртв, так как на нашу базу в Балморе было совершено нападение! А я не смог справиться с заданием сам и поэтому нанял этого проходимца, но он обманул меня! И вот я здесь.
– О… – вздохнул Амшегар, – похоже, я многое пропустил!
– Совор умер, говоришь? – усмехнулся Нелот.
– Да. Просил передать извинения за неудобства!
Последовала ещё одна длинная пауза молчания.
– Да на вашу скампову банду вообще нельзя положиться! – наконец возмущённо воскликнул лорд Телванни. – Так, всё, вы мне надоели! Варес! Увести в камеры.
– Да, господин. А что с имперцем?
– Обоих, Варес, обоих! Потом решу, что с ними делать, сейчас не до этого. Полёт Икара! Меня ждут небеса!
– Ага, и уже давно. Варес! – прикрикнул Амшегар, подражая Нелоту. – Проводишь?
– Заткнись и иди вперёд, – злобно прорычал боевой маг. – И ты тоже, неудачник! – он угрожающе посмотрел на посланника Камонна Тонг.
– Даэдрот, всё из-за тебя! – на выходе из кабинета Альбециус толкнул Амшегара в бок. – Искатель приключений скампов!
– Точно, и, похоже, тебе придётся поучаствовать в одном из них, хе-хе, «боевой» маг.




Глава LXI: Морское путешествие

– Греби быстрее. Опаздываем, – Эриррис ещё раз легонько ткнул лодочника в спину своим танто, подвигая того на активную работу. Даэдрот, второй раз он уже таким образом вылавливает перевозчиков. Как бы в привычку не вошло.
Сейчас он и незадачливый бретон, который изо всех сил старался поддерживать относительно высокую скорость своей лодки, направлялись в Гнисис. Эриррис, уверенный, что с Амшегаром уже всё кончено, решил выведать информацию о Ходоках. Наверно, стоит здесь ещё задержаться. Вроде бы здесь не так уж и плохо… Ну, если не считать вездесущих Камонна Тонг, конечно. В таком случае хотелось бы подробнее разузнать о Ходоках и о Гаруке в частности. Больно уж странная эта история с дротиками. Похоже, что он слишком много времени провёл в шахтах, и старая жажда ко всему загадочному и таинственному вновь даёт о себе знать.
– Хех, опять пытаюсь влезть в самое пекло, – с горьким смешком подумал имперец. В прошлом это уже аукнулось ему нелёгкой, но, видимо, так ничему и не научило.
Коротко замахнувшись, он воткнул танто в борт лодки и, всмотревшись в изумруд, опять попытался сосредоточиться. В Хла Оуде говорили, что здесь в последнее время обосновалась группа разбойников, которые грабят те кораблики, что слишком сильно приближаются к берегу. Поэтому Эриррис заставил своего невольного перевозчика держаться от суши на расстоянии полёта стрелы, чтобы обезопасить себя от судьбы быть застреленным каким-нибудь проходимцем. Правда, тут возникала другая проблема, и имя её было дреуги. Они отчасти имели сходство с людьми, и внешне выглядели как верхняя часть человека с пучком щупалец вместо ног, короной из ороговелых пластин на голове и с двумя парами рук. Нижняя пара и правая рука верхней представляла собой клешни, причем третья была гипертрофирована, а оставшаяся левая рука верхней пары внешне выглядела как обычная человеческая рука. Ну, ещё она была обтянута неким твердым веществом бурого цвета, но это не в счет. Торс их был покрыт прочным панцирем коричневого цвета, который надёжно защищал их от различного рода повреждений. Из их тел добывали очень полезное вещество, под название дрегуский воск. Основного применения ему Эриррис не знал, но стоило оно достаточно дорого. Говорят, что дреуги полуразумны. Точного ответа на этот вопрос имперец не слышал, но то, что временами характер у них бывает весьма вредный, было подтверждено большинством жителей рыбацкой деревеньки. Они могли за считанные секунды опрокинуть утлое судёнышко и утащить его пассажиров на дно, чтобы потом ими пообедать в спокойствии. Поэтому он сейчас сидел и внимательно оглядывал окрестные воды с помощью своего «видения существ», чтобы находить этих злобных обитателей моря до того, как они приблизятся к ним. Тогда они отгребали ближе к берегу, где было много рыб-убийц, которые лодке сделать ничего не могли, а вот выгрызть дреугов, оставив после них лишь костяную корону, панцирь и пару клешней было для них раз плюнуть. И, тогда они подвергались небольшому риску быть застигнутыми лучниками, но, скамп его раздери, что ещё оставалось делать?
Они уже миновали половину пути до Гнисиса, и пока обходилось без происшествий. Недоброжелательные личности, по крайней мере, не были замечены, а рыболюды боялись подплывать близко к берегу, куда путешественники быстро ретировались, едва чувствовался хоть малейший признак появления этих тварей. Опять отвлёкшись от созерцания ментальной карты, Эриррис подбодрил перевозчика.
– Не сбавляй ходу.
– Слушай, я уже несколько часов гребу без передыху! И я, знаешь ли, скампски устал!
– Тогда отдохни, – легко согласился имперец.
Перевозчик, не тратя лишнего времени, бросил свои вёсла на дно. Вытерев рукавом рубахи пот со лба, он, шумно вздохнув, потянулся, разминая мышцы. Протянув руку, он сказал:
– Подай мне вон ту корзину позади тебя. Угу, спасибо.
В корзине находилось несколько бутылей с водой, нарезанный хлеб и полоски вяленого мяса. Откупорив одну из бутылей, он жадно присосался к горлышку, выпивая живительную влагу. Наконец, утолив жажду, он положил бутыль назад.
– Друг... то есть начальник… в смысле мутсера…
– Эриррис, – просто сказал тот. – Можешь меня так называть.
– А, ясно. Мут… Эриррис, а мы куда направляемся? – осторожно спросил он.
– В Гнисис. А после Гнаар Мока есть ещё что-то?
– Ну, есть ещё Хуул и Альд Велоти, ещё, теоретически, можно доплыть до Дагон Фела, но он слишком далеко отсюда… Эриррис… Просто есть одна проблема.
– Давай-давай, – подбодрил того имперец.
– Мы не можем так далеко плыть! Там полно дреугов, а у меня нет приманки для них!
– Ничего, как-нибудь справимся.
– А ещё там много скал!
– Переживём.
– Мы же погибнем! – отчаянно крикнул бретон.
– Посмотри на это оптимистичней – тебе не придётся плыть обратно в одиночку.
– Псих. Определённо.
– Я ж тебе не угрожал оружием! – возмутился тот.
– Ты меня на протяжении всего плавания в спину колол!
– Ну, признаю, перестарался, – буркнул Эриррис.
Воцарилось молчание. Лодочник пытался догадаться, почему он так своевольно разговаривает со своим похитителем, а его пассажир прикидывал, за сколько, такими темпами, они доберутся до пункта назначения.
– А ты не боишься, что тебя за угрозу поймают? – продолжил свою канитель бретонец.
– Какую угрозу? – почти весело спросил имперец.
– Ну... – парень запнулся.
– А было ли? Суть в том, что доказать это у тебя не выйдет. Тем более что пока мы плывем в нужном направлении, тебе действительно ничего не грозит. Чай не изверга, а порядочного человека везёшь.
В последнем утверждении впору было бы засомневаться, но лодочника это слегка успокоило. Он достал из корзины нарезанный кольцами хлеб вместе с несколькими полосками мяса и стал механически их разжёвывать. Имперец нетерпения не высказывал. Несколько минут тишину нарушал лишь плеск воды и монотонный звук жевания. Потом бретон внезапно заговорил.
– А ты, собственно, кто будешь? – и сам удивился своей нахальности.
– Для тебя – пассажир. И не более. Хорошо, ты, вижу, уже отдохнул, раз такой скорый на вопросы, так что можем продолжить плавание. Отгребай от берега.
– Незачем. Район Горького берега скоро закончится, а после него лежит только Скалистое Нагорье. Оттуда напасть просто неоткуда. Сам посмотри, – он ткнул пальцем в сторону их конечной цели.
Действительно, вскоре болотистый берег переходил в каменистую возвышенность, которая громадой нависала на высоте около тридцати метров над водой. У подножья виднелось множество скал и причудливых обломков камней, на которых гнездились местные полипы и росли водоросли. Эриррис невольно подумал, что здесь также должно быть много рифов и подводных камней.
– В этих местах очень любят селиться дреуги. Но, в принципе, нас они могут не тронуть, так как обычно в свои норы они возвращаются только за тем, что бы поспать и переварить еду.
– Ну а если мы наткнемся на агрессивных жителей этого каменного городка? – спросил у лодочника Эриррис.
– Обычно мы используем приманку со снотворным, что бы обезопасить себя, – пожал плечами тот. – Но у меня её с собой нет.
– Спокойно, у меня есть план. Поплыли.
Перевозчику ничего не оставалось делать, кроме как подчиниться. Забросив в корзину еду, он взялся за вёсла.
Вскоре они вошли в прибрежную часть Скалистого Нагорья. Бретонцу приходилось грести очень осторожно, чтобы случайно не напороться на подводные камни и миновать утёсы, столкновение с которыми неминуемо привело бы лодку к гибели. Эриррис отметил про себя, что перевозчик сильно ошибался, говоря, что здесь неоткуда напасть. Берег изобиловал глубоко уходящими в остров трещинами, в которых можно было легко спрятаться, не говоря уже об огромных обломках скал, выступающих из воды, которые могли скрыть небольшой корабль, не говоря уже о суденышках наподобие этого.
В воде резвились стайки мелких рыбёшек, с которыми дреуги не связывали свои гастрономические интересы, к тому же они здесь были в безопасности от прожорливых рыб-убийц, боящихся соваться в логово рыболюдов. Большинство рыбок имели серебристого цвета чешую и длинное гибкое тело. Они то и дело выныривали из трещин в камнях, проносились мимо и снова заплывали в другой разлом. Были здесь и некоторые разновидности хищников, которые, впрочем, во многом уступали вездесущим рыбам-убийцам, пожирающим всё, что находится вокруг них. В основном это были рыбы, напоминающие уменьшенную копию щуки, которые поджидали свою добычу в зарослях водорослей и в расселинах у дна.
Постепенно смеркалось. Пока что их путешествие проходило без происшествий, но всё же плыли они, на мнение Эрирриса, слишком медленно.
– Не знаешь, как можно сократить путь, а?
– Могу высадить у пещеры Коала. Тогда можешь немного срезать напрямик.
– А далеко до этой пещеры?
– Немного…
Внезапно лодку тряхнуло, и они остановились. Бретон резко изменился в лице, умудрившись выразить на нём сразу отчаяние, сожаление, обречённость и удовлетворение от того, что его похититель в любом случае разделит его участь. Встреча с дреугом без нужной подготовки обещает очень быструю и крайне болезненную кончину на дне моря.
– Эй, похоже, самое время использовать твой план! – крикнул перевозчик, который, предварительно бросив на дно лодки вёсла, уцепился за борт судна.
– Я тоже об этом подумал. Значит так, делай, что говорю. Сначала делаешь скорбное лицо, после этого сводишь перед собой ладони вместе и говоришь: «О, единые боги Восьми и ты, всемогущий Талос, помогите в трудную минуту слугам вашим, Эриррису и…», эй, как тебя по имени?
– Это и есть твой план?! Да ты точно сумасшедший! Если ты одержим идеей умереть в клешнях дреугов, то меня к твоему плану приобщать совсем не обязательно! – заорал бретон.
– Не нервничать! Все под…
Договорить ему не дали. А именно его прервал внезапно высунувшееся из воды Нечто, которое, зацепившись нижней парой «рук» за борт лодки, схватило за ногу и  попыталось утянуть на дно отчаянно сопротивляющегося такой перспективе лодочника. Эриррис, не тратя времени, вытянул танто и вогнал его туда, где у нормальных людей и меров находиться яремная вена. Из раны полилась темно-красная маслянистая жидкость, выполнявшая у рыболюдов функцию крови, распространяя вокруг противный запах. Но дреуга это не остановило. Он быстро схватил своей рукой Эрирриса за запястье и сжал с такой силой, что едва не сломал руку. Танто он выронил, и его оружие очень быстро ушло на дно. Сыпля проклятиями, он несколько раз ударил свободной рукой дреуга в морду. Это не оказало видимого эффекта, только зажим стал ещё сильнее. Наконец убийца догадался вытащить из пояса на груди один из дротиков и, орудуя им, как кинжалом, несколько раз ударил в лицо рыболюда, метя в глаза. Нечленораздельно завизжав, чудище ослабило хватку, и было сброшено точным ударом в переносицу обратно в воду.
– Уходим отсюда! – крикнул имперец.
Бретон схватил вёсла и, вкладывая все силы, погрёб подальше от этого места.
– Надеюсь, дреуги не очень мстительны, а? – спросил Эриррис.
– Не знаю! И узнавать, собственно, не очень-то и хочется!
После получаса бешеного темпа, уставший лодочник сбавил ход, однако остановиться всё же не осмелился. Они, к тому времени, вышли из полосы скал, и сейчас проплывали под валунами, лежавшими у подножья утёса. Здесь были только большие, удалённые на десяток метров друг от друга, островки безжизненных скал, каменистыми пиками уходившие в небо. Вскоре, проплыв под естественной каменной аркой и обогнув огромную глыбу камня, они вошли в крохотную бухточку, от которой вверх вёл крутой подъём, а у одного из каменных валунов виднелась неприметная дверка, которую можно было заметить лишь находясь прямо перед ней. Это и был вход в пещеру Коала, одно из важных мест для паломников, желающих приобщиться к мудрости Трибунала. Там перевозчик и высадил Эрирриса.
– Ну, вот ты и избавился от моего общества, – имперец оглянулся. – Кстати, а что это за пещеры такие?
– Священное место, вроде как. Что-то о битве бога дреугов с Вивеком, или вроде этого.
– Ясно. Кстати, я так и не знаю твоего имени.
– Меня зовут Гиш. Просто Гиш. Это, чтоб добраться в Гнисис иди строго на север. Если увидишь реку – ты на верном пути. Он стоит прямо рядом с ней. Ну а теперь, наверное, время прощаться. Я ещё здесь посижу, дождусь кого-нибудь направляющегося в Хуул и одолжу приманки. Это… удачи.
– Спасибо. Ну что ж, прощай, – Эриррис махнул рукой и пошёл по подъёму.


Глава LXII: «Кто кого быстрей убьёт»

Уже почти стемнело, когда, взобравшись на очередной холм, имперец увидел в дымке тумана неясные очертания зданий. Это, скорее всего, и был Гнисис, маленький городок с небольшим гарнизоном, живущий, в основном, за счет яичной шахты. Остальные источники доходов вроде сбора муска играли второстепенную роль в экономике деревни. Официально Гнисис был имперским городом, что подтверждал находящийся в нём форт, но местный гетман подчинялся и платил ренту только совету Редорана. Архитектура здесь тоже была выдержана в стиле этого Дома, и единственным признаком Империи здесь были большие ворота в восточной его части, и оружейная. Казармы и те размещались в одном из бывших городских складов, а командный пункт вообще располагался в таверне.
Форт носил гордое имя Мёртвая Голова, но чаще всего его называли просто фортом Дариуса, по имени его командира. Гарнизон в основном состоял из орков, но было здесь и несколько данмеров, высшие же чины занимали имперцы. А поскольку эти места просто кишели всяческой весёлой живностью, контрабандистами и даэдропоклонниками, форт почти ежедневно нуждался в пополнении личного состава, и здесь можно было легко найти работу в Легионе. Впрочем, бесславно погибнуть тут было ещё легче. Так что в этом Мёртвая Голова вполне оправдывала своё название.
Сейчас Эриррис видел только очертания пресловутого форта, который возвышался над рекой, протекающей внизу по дну оврага. Наконец он был у цели. Теперь оставалась только одна проблема – найти спуск вниз. Это представлялось не такой уж и лёгкой задачей – склон круто уходил вниз, и единственным возможным выходом казался только прыжок в воду. Но то, что река была относительно мелкой и находилась относительно далеко от края уступа, заставляло задуматься о логичности этого действия. Решив, что другого выхода у него нет, имперец полез вниз, цепляясь за корни деревьев, пучки наиболее крепких растений и выступающие камни. Шаткие камни то и дело норовили выскользнуть из-под ног, а засохшие узлы корней – сломаться и сбросить прямо на виднеющиеся валуны неосторожного путешественника, осмелившегося пренебречь опасностью сорваться вниз и разбиться. Но Эриррис с упорством гуара продолжал лезть вниз. К несчастью для него, упорства было мало. Один из камней, неплотно засевший в глинистой почве, выскользнул из своего лежбища, увлекая за собой потерявшего равновесие имперца. Несколько секунд пытаясь удержать балансировку, он всё же полетел вниз. Его ждали бы не очень приятные последствия, если б в нескольких метрах у земли он не сумел зацепиться рукой за корягу. Та, хрустнув, обломилась, и он упал на обкатанный валун. Хоть высота была меньше, чем если бы он просто упал, но от этого падения всё тело отозвалось гулким эхо. Костяной нагрудник частично погасил силу удара, но, похоже, дал трещину. С валуна Эриррис скатился вниз и на этот раз упал на мягкий илистый берег, так что никаких повреждений более он не получил.
Несколько минут Эриррис просто лежал, смотря в небо. Тело всё ещё гудело после падения, но боль уже ушла. Потом, бормоча что-то про «меня так просто не возьмёшь», имперец поднялся на ноги и оглянулся, пытаясь понять, куда именно он упал. Оказалось, что он упал на небольшое пространство, окружённое камнями и находящееся прямо у реки. В склон, с которого он только что свалился, была вделана дверь. Точно такая же дверь вела в захоронение данмеров, где его чуть не прикончили призраки.
– Проклятие, на этом острове слишком большое количество захоронений и потайных пещер на квадратный километр! Это ненормально… – в сердцах воскликнул Эриррис.
Потому что неизведанная им гробница может сулить только одно – её разграбление. И даже не потому, что ему хочется поживиться. Просто он не мог оставить это просто так. Это как в крови у матёрого шулера, который уже просто не может играть честно.
Отряхнув волосы от песка, он вытянул свой вакидзаси и подошёл к двери. Внимание его сразу привлек тот факт, что она была выломана, причем грубо – из трёх петель, в которых та сидела, целой осталась только одна, да и та грозила скоро оборваться. Держа наготове оружие, он приоткрыл дверь. Эриррис очень жалел, что потерял свой танто. Его малые размеры очень помогали в быстрых атаках, и в бою это оружие могло бы сильно увеличить шансы как на выживание его обладателя, так и на скорую смерть противника.
Распахнув дверь пошире, он вошёл внутрь. Там было пусто и, вопреки всему, горели факелы. Рядом со входом была ещё одна дверь, в дальнем углу был проход, который, видимо, вёл к другим захоронениям и святилищам. Посреди комнаты был уже знакомый от прошлого подобного посещения серый круг с насыпанным на нём песком. Только от предыдущего его отличал живописно распластавшийся на нём труп. Эриррис напрягся, как пружина. Он медленно подошел к телу и осмотрел его. Это оказалась молодая девушка из данмеров. Судя по ране на спине, её проткнули мечом сзади, внезапно для неё. На ощупь она была ещё тёплой.
Внезапно раздался шорох. Эриррис резко рванулся вбок, избегая удара мечом от неизвестного, который намеревался уложить имперца рядом с ранее убитой девушкой. Поднявшись на одно колено, Эриррис выставил вперёд своё оружие и попытался рассмотреть своего противника. Точнее противников. Четверо людей, вооружённых мечами, наступали на него, слаженно окружая и не давая отступить. Их лица были закрыты нетчевыми шлемами, но одного из них, по росту, имперец опознал как босмера. Положение же он оценил как критическое. Эти люди, появившиеся из ниоткуда, были хорошими убийцами, знающими толк в фехтовании, к тому же они действовали согласованно, будто единый организм. Эриррис лихорадочно пытался найти выход из создавшегося положения. К его сожалению, такового не было. Перехватив поудобнее свой клинок и положив свободную руку на пояс с дротиками, он приготовился подороже продать свою жизнь, но внезапно почувствовал странную вещь, а именно сквозняк за своей спиной. Ветер дул снизу вверх. Видимо, он не заметил этот проход, когда осматривал комнату из-за плохого освещения.
– Позади меня – спуск вниз. Отступлю туда. Даэдрот знает, что меня там ждёт, здесь точно всё решено, – обрывками пронеслось в голове имперца.
Ухмыльнувшись, Эриррис выставил вперед правую руку с кольцом, отобранным у напарницы того убийцы-камоновца, и активировал его. В стоящего ближе всего к телу убитой данмерки понеслось несколько сгустков магического мороза. Тот легко уклонился от косо летящих из-за почти одновременного вызова зарядов, но пропустил дротик, который был пущен вслед за ними. Красивого броска не вышло, дротик скосил и, вместо сонной артерии, пробил щеку. Впрочем, это всё равно его не спасло, и он, дико закричав, свалился на пол. Трое его товарищей бросились вперед, желая отомстить за своего подельника, но имперец, кувыркнувшись назад, исчез в проходе.
Спуск был недолгим, но болезненным. Он был довольно крутым, из-за чего имперец скатился вниз, словно мяч. Наконец, достигнув конца, Эриррис закончил своё падение, но тут его поджидала новая неприятность. Кто-то очень сильный саданул по его доспеху ногой, которая при этом была одета в металлический сапог. Он отлетел к дальней стенке и больно ударился об неё, а в его нагруднике появилась пара новых трещин. Имперец поднял перед собой руки в попытке защититься от нового удара, но его не последовало.
– Вставай, собака! – прорычал откуда-то сверху злой хрипловатый голос.
Он сделал попытку встать. К его удивлению, у него это получилось. Перед ним, уперев в его грудь до боли знакомый двуручник, стоял орк в латных доспехах, обмотанных тряпками. Только сейчас этот рубака был не в самом лучшем расположении духа.
– Чего уставился? Или быстро говоришь, кто ты такой, или отправишься к своим праотцам. Только говорить придётся очень убедительно, а то я непонятливый, – рыкнул зеленокожий гигант.
– Э-э-э, Гарук? – неуверенно начал Эриррис.
– Ты моё имя знаешь? Только что-то тебя я не припомню…
– Даю наводку – поместье Ллетри, ты у меня об Эйндел спрашивал.
– Эриррис? Ты что здесь делаешь? Ты что, с теми? – все ещё сомневающимся голосом спросил Рубило.
– «Те», это такие милые люди в масках и с мечами, одержимые непонятным мне желанием прибить окружающих их людей, которые сидят наверху? Нет, я не с ними.
– И что же ты тут делаешь?
– Не поверишь – тебя ищу. Хотел наведаться к священнику в форте Дариуса, расспросить его о тебе, а по дороге заметил эту гробницу.
– Ну ты везуч, – хмыкнул орк. – Ты умудрился попасть на вечеринку в стиле «кто кого быстрей убьет», причем очень вовремя. Мне помощь нужна. Там – он ткнул здоровенным пальцем в проход, из которого только что выкатился Эриррис, – засело четверо очень злых и сильных людей, которые хотят меня убить.
– Трое, – машинально поправил имперец. – Я одному в щёку дротиком попал. Он сильно ослаблен, а, возможно, и умер.
– Молодец, одобряю инициативу, – кивнул тот. – Осталось трое и один раненый против двоих. Есть идеи?
– Э-э-э… Выходим и всех убиваем? – рискнул предположить убийца.
– Гениально. Ничего лучше не придумаешь? Впрочем, как я полагаю, другого выхода у нас нет. Я иду вперед, ты прикрываешь меня сзади. Эти твари очень любят нападать из-за спины, как ты, наверно, заметил.
Гарук, хрустнув пальцами, пошел к выходу, а сзади пристроился Эриррис, которому орк своей массивной фигурой закрывал почти весь обзор. Подъем оказался очень крутым, поэтому приходилось соблюдать определенную осторожность, чтобы не поскользнуться на гладком полу и не навернуться обратно вниз. В воздухе нарастало напряжение. Неведомые Эриррису нападающие могли в любой момент нанести удар, пользуясь свои преимуществом в невидимости и полумраком захоронения. Когда Гарук наконец поднялся наверх, он тихо выругался. Заглянув сбоку в комнату, имперец ничего не увидел. В том числе он не увидел и трупов женщины с четвёртым убийцей. Это не добавляло оптимизма. Орк медленно подошёл к противоположной входу двери, а за ним, неотрывной тенью, скользил Эриррис с клинком наизготовку. Гарук глухо зарычал и ударил кулаком в стальной перчатке в стену, заодно припечатав голову одного из напавших, который там «случайно» оказался, с такой силой, что в его смерти сомнений не оставалось. В это же мгновение из углов на Эрирриса бросилось три тени, сверкнувшие зловещим отблеском факелов на холодной стали. Быстро выбросив вперед руку, он выпустил из своего кольца несколько холодных облачков заклятия, одновременно вытащив из пояса дротик и метнув его в одну из теней. Убийцы, будто ожидая этого, легко увернулись от всего и разом, будто змеи, устремили жала своих мечей в имперца. Ему бы почти наверняка пришёл конец, так как он просто не мог увернуться или заблокировать сразу три удара, но тут его спас Гарук, который сначала рубанул своим мечом одного из нападающих, а потом сильным ударом в грудь отбросил его к дальней стене, воспользовавшись его сосредоточенностью на Эриррисе. Ударившись об неё головой и кулем свалившись на глиняный пол, он замер и больше не шевелился. Двое других, чьи удары были успешно отбиты, сконцентрировали свое внимание на имперце, ясно понимая, что если они убьют его, то неповоротливого орка прикончить будет просто… в определенной мере, конечно. Ситуация складывалась не в пользу двоих оставшихся в живых убийц, которые, видимо, не ожидали отпора. Хоть мечами они владели хорошо, было заметно, что они привыкли нападать исподтишка, одним точным ударом уничтожая свою жертву. Видимо, они оказались не такими хорошими бойцами, как определил Эриррис при их первой атаке. Гарук убрал своё громадное оружие за спину, торжествующе зарычал и, во всю силу заработав кулаками, насел на третьего, того, который был вначале определен как босмер. Не имея возможности просто так поразить закованную в сталь громаду, ему приходилось просто увёртываться от его огромных кулачищ, от которых, если те попадали по стене, глина покрывалась сетью трещин. Эриррис же продолжал сражаться с тем человеком, которого он ранил дротиком в щеку. Это было заметно по порванной маске, которую он носил. Наверно, он принял исцеляющее зелье, тем самым вылечив себя… Хотя пить что-то с разорванной щекой не так уж и просто. Фехтовал этот человек неплохо, к тому же его длинный меч давал ему некое превосходство, так что он мог держать имперца на расстоянии от себя, не давая воспользоваться его вакидзаси. Так что сейчас Эриррису приходилось лишь отбивать удары, отводя смертоносное лезвие подальше от своего тела. В принципе, ему только это и следовало делать. Бесконечно босмер не сможет уворачиваться от ударов Гарука, который вскоре припрёт его к стенке, и тогда, разобравшись с ним, вдвоём они легко одолеют этого настырного вояку. Но тут случилось неожиданное. Противник Рубило акробатически отпрыгнув назад, бросив в орка свой меч, и достал из кармана маленький амулет. Гарук, ревя, понесся вперед, словно огромный медведь, который мог раздавить маленького лесного эльфа, даже не заметив. Но, похоже, босмер решил использовать свой последний козырь. Орк застыл, как есть – с занесённым для удара кулаком и разинутым от рыка ртом, а через мгновение рухнул на пол. Лесной эльф же, не теряя времени, метнулся к своему мечу. Понимая, что если Гарука сейчас убьют – а это непременно случится, когда босмер заполучит своё оружие обратно, а орк ещё будет под параличом, – то лично Эриррису будет конец – против двоих противников сразу он не выстоит. И тут он вспомнил, что его, собственно, сподвигло на поиски этого орка. Отбив очередной удар, он выжал остатки магии из кольца, послал в своего противника три леденящих шарика, а потом сразу же протянул руку к поясу, где висело его оружие. Достав один из даэдрических дротиков, он метнул его в ничего не подозревающего босмера, мысленно моля Сангвина, чтобы тот не устраивал своих шуток и чтобы он выбрал правильный дротик. Даэдрика, багровой молнией прочеркнув разделяющее их пространство, полностью погрузилось в плечё лесного эльфа, насквозь прошив его броню. И он, точно так же, как и Гарук, оказался полностью скован в движениях, по инерции пролетел несколько метров и остался неподвижно лежать. В то же мгновение руку пронзила резкая боль. Его соперник, воспользовавшись паузой, вогнал свой меч в правое плечё имперца. Сморщившись от боли, Эриррис выронил свой клинок. Из-за маски раздался сухой смешок. Но просто так сдаваться он не собирался. Схватив правой рукой, чудом не потерявшей подвижности, убийцу за запястье, он крепко сжал его, не давая вытащить меч и нанести последний, смертельный удар, он вытянул ещё один дротик левой рукой и, безумно ухмыляясь, ткнул им в лицо врага. Но тот остановил несущее смерть лезвие, схватив его за кисть. Несколько секунд продолжалась молчаливая борьба двух человек, но имперец всё же оказался сильнее своего врага, несмотря на терзающую боль в плече. С влажным всхлипом лезвие пробило кожу под стеклышком, наискось пронзив глаз. Тело вздрогнуло и кулем свалилось на пол, выпуская из разжавшихся пальцев меч. Когда меч вышел из раны, Эриррис, выдохнув, упал на колени. Клинок, похоже, не задел кость или важные нервы, но боль была адская. Сейчас бы осушить бутылочку-другую тех зелий, что он припас, но ещё не все закончено. Зажав рукой кровоточащую рану, он встал и подошёл к лежащему в неестественной позе босмеру. Смерив того холодным взглядом, он пнул его ногой в голову. Раздался отчетливый хруст сломанных позвонков. Вот теперь всё. Наконец он мог без опасений заняться собой. Стянув с плеч сумку, он порылся в ней и достал две связанные шнуром бутылки исцеления. Откупорив одну из них, убийца жадно присосался к горлышку. Уже с первого глотка он почувствовал себя лучше, а рана, по идее, уже начала затягиваться. Всё бы хорошо, только теперь проявился ещё один, совсем даже непредвиденный эффект. Эрирриса внезапно охватила апатия. Его воля попросту исчезла в неизвестном направлении, а вместе с ней ушло и стремление что-то делать. Зачем? Но всё же у него возникло чувство, что так не должно быть.
Попытавшись сконцентрироваться на своей руке, он рискнул вызвать огненный укус. Каково же было его удивление, когда у него это не вышло! Он прекрасно чувствовал магические потоки в своем теле, но когда он пытался придать им форму и превратить в огонь, всё шло наперекосяк. Внезапно, словно кто-то хлопнул в ладоши, апатия исчезла. Имперец подозрительно покосился на свою руку. Здесь определенно было что-то не так. Когда он попытался вызвать Укус, то у него все получилось, причём легко. Эриррис чертыхнулся.
– Вот скампов торгаш! Теперь понятно, почему зелья так дёшево стоили – они с «дополнительными» эффектами! Даэдрот! – боль в плече, успокоенная принятием эликсира, вновь проснулась от неаккуратного движения.
Продолжая ругаться сквозь зубы, он собрал все свои дротики, которые рассовал обратно по своим местам. Наконец, вспомнив о парализованном Гаруке, он подошёл к неподвижной башне. Долго эффект держится. Наверно всю энергию амулета угрохал в него. Пришлось ещё около минуты ждать, когда орк отойдёт от магии, а потом ещё минуту, когда тот выматерится, выразив своё мнение по поводу всего только что произошедшего с ними, попутно обрабатывая рёбра бедняге босмеру. Ну, орк он и в Морроувинде орк.
– Ну что, не хочешь рассказать, как ты здесь оказался и что вообще это были за люди? – дождавшись, когда Гарук остановится перевести дыхание, спросил Эриррис.
– А, что б его. Ладно, ты, вроде, парень ничего, не размазня. К тому же ты вроде как мне жизнь спас, – он почесал затылок. – Короче. Мы тут с подругой…
– Эта та, которую убили?
– Угу, её… Жалко, хорошая девчонка была. С ней и выпить не грех, и… кхм, ладно, потом помянем. В общем, раскопала она кое-что интересное об этом месте. Мол было одно такое колечко, которое если наденешь, то будешь иметь отличную защиту от всякой магии. Она сразу смекнула, что на этом дельце можно неплохо поживиться, так как подобными артефактами всегда интересуются телваннийские лорды, и платят за них солидные деньги. Ещё она прочитала, что кольцо не так-то просто достать, так как гробница, в которой она спрятана, зачарована особым образом, и найти её можно только применив определённые заклятия, к тому же там упоминалось о какой-то ловушке-печати.
– Что за печать?
– Ну, насколько знаю я, это такая штука, которую щупом не вытянешь. Вроде как очень хорошая и повторяющаяся ловушка, какую можно снять только заклятием. Так вот – сама бы она вряд ли справилась со стражами гробницы, которые почти наверняка могли здесь оказаться, и поэтому она вызвала меня, договорившись поделить хабар поровну. В общем, они составила необходимые заклятия и записала их на бумагу, после чего отправились мы сюда искать это место. Нашли, применили заклятие и сняли с гробницы невидимость. Внутри нас никто не ждал – никаких дремор, зомбей, ужасных костяных лордов. Даже банальных скелетов – и то не было. Во, думаю, как свезло, без проблем взяли. Ха! Не тут-то было! Внезапно моя спутница коротко крикнет – и всё. Из ниоткуда взяли и вывалились эти чёртовы Мораг Тонги!
– Это были Мораг Тонг?! – поражённо воскликнул Эриррис.
– Они самые. Да ты на маски их посмотри, такие кожанки носят только они. Не знаю, кто им был нужен – я или Дела, но они точно решили не оставлять свидетелей. Я быстро смекнул, что дело жареное, и нырнул в ту комнату. Там, вроде как, защищаться было несколько легче. Пяти минут не прошло – и появился ты.
– Час от часу не легче…
– Угу. Это, между прочим, были ещё не лучшие их члены. Так что нам относительно повезло.
– Весело живёшь. Ладно, давай забираем кольцо и уходим отсюда. Здесь как-то страшновато становиться.
Труп Делы они нашли в одной из комнаток. Гарук снял с её пояса тубус, в котором лежало несколько свитков. Покопавшись в них, он отыскал нужный, а остальное прицепил на пояс себе. Когда они прошли вниз, он, став перед урной, прочитал заклинание, после чего дотронулся до урны наполненными магией пальцами. Сверкнула ярчайшая вспышка, которая заставила обоих расхитителей зажмурить и протирать глаза. Нормально видеть они смогли только спустя некоторое время.
– Даэдрот, не говорила она, что от снятия печати будет такой эффект! – ругнулся орк.
Но, не смотря на это, он подошел и, открыв крышку, запустил туда руку. Пошарив там, его лицо из раздражённого плавно перетекло в недоумённое, а потом в очень раздражённое.
– Что такое?
– Нет кольца! Обычно их сверху на прах кладут, чтобы, если что, можно было достать, не оскверняя останков. Неужто такие балбесы хоронили?
Схватив урну, он со всей силы грохнул её об пол. Во все стороны разлетелись черепки и серый прах. И всё.
– Какого скампа?! Где кольцо? – заревел Гарук.
– Эй, тут есть кое-что иное… – нагнувшись, Эриррис вытянул из кучи пепла кусочек пергамента. Развернув его, он вслух прочитал:
«Спасибо за колечко. Премного благодарна. Искренне ваша – Селина Дэйет».
– Я бы сейчас с этой Селиной… – процедил сквозь зубы орк, – …сделал то же, что делал с Делой.
– А что ты делал с Делой?
– Да так, ничего, – как то смущённо ответил Гарук.
Эриррису почему-то стало страшно.
– Пойдем-ка лучше отсюда.
– Угу, пойдем…

Перед уходом имперец не преминул обыскать трупы врагов. Денег при них было не так уж и много, вместе оказалось чуть больше сотни, зато у них обнаружились несколько бутылок исцеления – нормального исцеления, – одно зелье излечения обычных болезней и несколько флаконов с подозрительной жидкостью. Определённые вещи наводили на мысль, что это яды. А вот тот амулет, которым был парализован Гарук, странным образом потерял свои волшебные свойства. Эриррис не смог обнаружить в нём никакой магии и пришёл к выводу, что это вещь с ограниченным зарядом, действующая по тому же принципу, что и магические свитки. Впрочем, его он тоже взял с собой – на всякий случай.
Рубило понёс с собой тело Делы. Эриррис неодобрительно посмотрел на это, но промолчал. Не то чтобы он был такой чёрствой сволочью, но приходить в город с трупом на руках – как-то неосмотрительно.
И они пошли.
М'Айк-Лжец
Глава LXIII: Побег из грибной башни

Камера была прямоугольной формы, немного просторнее, чем у имперцев, да и древесные стенки башни-гриба создавали куда больше уюта, чем каменные плиты форта. Что, впрочем, не доставляло радости её теперешним обитателям. Амшегар и Альбециус уже успели высказать всё, что думали по поводу своих отношений между собой, и оставили попытки прибить друг друга. Отчасти, мудро рассудив, что при побеге им обоим лучше быть в добром здравии. Отчасти потому, что оба были почти полными нулями в рукопашном бою без оружия, но если бы не рабские наручники, исторгающие магию, то неизвестно к чему бы привели их «разногласия». Ну а в самой необходимости бежать сомнений не возникало, учитывая «гостеприимность» господина Нелота. Было решено скооперироваться на время, пока они не выберутся из западни. Что, тем не менее, не сделало их друзьями. Данмер и имперец сидели по разным углам камеры, каждый составлял свой собственный план действий. Амшегар снова встал и подошёл к одной из круглых древесных решёток (в камере их было всего две), пытаясь разглядеть, можно ли что-нибудь с ней сделать. Решётка была очень плотна и тверда, без оружия или магии такую не сломать, да и пролезть через неё было никак нельзя.
– Если ты считаешь себя умнее скамповых грибоводов, которые это придумали, то ты ошибаешься, – безразлично и холодно произнёс имперец. – Ты не пройдёшь там. Хотя можешь попытаться пустить в ход зубы – недели через две, может, что и выйдет.
– Я хотя бы пытаюсь найти выход. Не знаю, как тебя, но меня не устраивает возможный «суд» этого лорда-психа.
– Мы здесь уже несколько часов, скоро придёт охрана, и это будет наш шанс или смерть. Вот тогда и будешь пытаться, насколько хватит сил. А сейчас сядь и дай подумать.
– Ладно. Конечно! Ведь есть же ещё шанс, что всё будет лучше, чем мы думаем, нас отпустят и не придётся никого убивать.
– Ага! – Альбециус скривил лицо в усмешке. – Отпустят, как же! Тебя-то точно уде никуда не отпустят – ты знаешь о связях высших кругов Телванни с Камонна Тонг. Этого вполне достаточно, что б пришить тебя без озарений совести. Большее, на что можно надеяться, так это, что он простит и отпустит меня.
– Ну-ну, надейся. Не простит. Только не за такой позорный промах, – улыбнулся данмер.
– Закрой рот, подлый кидала! – сквозь зубы процедил имперец.
– О! Извините, мутсера! Я и забыл, вы ж у нас само воплощение морали и нравственности!
Тут за решёткой послышались шаги.
– Так. Кто-то идёт нас проведать!
– Вот и наше время пришло! – приободрился Кололлиус.
Круглую дверь камеры открыл молодой бретон с надменным видом, в бирюзового цвета мантии. Амшегар и Альбециус стояли наготове по разные стороны от входа.
– Ну что, пленнички? Заскучали?
– Почему так долго? Несколько часов в обществе зануды-недомага, да ещё и камоновца – то ещё испытание! – усмехнулся герой.
– Не тяни. Давай, веди меня к Нелоту или отпускай, – потребовал имперец, на этот раз проигнорировав колкую шуточку своего сокамерника.
Телванниец только улыбнулся в ответ.
– В этом нет необходимости.
– Что, старикан вынес своё решение? – спросил Амшегар.
– Конечно! Господин лорд Телванни Нелот уже всё давно решил. Просто у меня были кое-какие дела, и я не спешил выполнять это маленькое поручение, – ласковым голосом сказал бретон.
– И?.. И что он решил? – улыбнулся данмер.
– Ну… Вам должно умереть, – всё так же добродушно ответил тот.
– Э-э-э… могу я подать апелляцию? – герой почесал затылок, неизменно улыбаясь.
– По правде сказать, вряд ли, – между пальцами бретона заискрились магические молнии.
Имперец резко рванул на него, готовясь сбить с ног, но этому не суждено было случиться. Телванни только отвёл левую руку, как бы преграждая ему путь, и в этот момент Альбециус был поражён мощным длительным разрядом тока. На расстоянии, даже без касания! Магическому электричеству не так уж и нужен прямой контакт.
– Даже и не пытайся, это бесполезно, – спокойно сказал маг, добавив бьющемуся в судорогах Альбециусу ещё разряд, но уже второй рукой, так, что тот свалился на пол.
Воспользовавшись этим, Амшегар поспешил атаковать врага со своей стороны.
– Я же сказал: не пытай… что!? – бретон вовремя применил такое же заклинание электричества и на второго пленника, но тот, к его удивлению, не получил урон!
Молния, достигнув Амшегара, исчезла в белом сиянии. Не медля, телванни сконцентрировал всё своё внимание на нём, направив в него мощный поток молний с обеих рук. Всё было поглощено им, но не без труда, надо заметить. Получив достаточно энергии, данмер неистово оскалился, сотворил огненное касание и схватил пламенеющими руками бретона за голову, стараясь добраться пальцами до глаз. Запахло палёными волосами. Маг взвыл от боли, кое-как оттолкнул Амшегара, у которого запас маны вновь иссяк под действием наручей, и схватился за глаза. Похоже, герой своего добился, и враг ослеп. Тут пришёл в себя имперец, он быстро встал и с размаху ударил бретонца кулаком по лицу. Тот упал на пол, но подняться ему уже не дали: Альбециус сел бедняге на спину и свернул шею резким движением.
– Хорошо! Ловко сработано! – первый раз со времени их знакомства Амшегар похвалил Альбециуса.
– Что это был за фокус с магией? Как тебе удалось избежать вреда, да ещё и самому сотворить заклинание?
– Это поглощение заклинаний – мой особый трюк. Ты маг, так что, думаю, объяснять не надо. В этот раз получилось как нельзя удачнее.
– Ну что ж, замечательно. Будешь принимать все атаки магов на себя, – усмехнулся камоновец.
– Ага, щас.
Пленники обыскали труп мага, найдя в его карманах горсть золотых и пару магических колец, как определил Амшегар, слабо зачарованных на простой щит.
– Поганец… – протянул имперец. – Даже оружия с собой нет!
– Ха-ха! Судя по тому, как он шарахнул тебя молнией, оно ему и не надо.
– Даэдрот! Проклятье! С этим наручником я не могу использовать заклинания, да и ты тоже! Оружия нет, а эти два кольца несут только защитный эффект. Так что мы по-прежнему в полной заднице.
– Кто ж спорит? Давай же поскорей покончим с этой задницей, а заодно пришибём ещё пяток-другой телваннийских недотёп.
– Не все будут такими же недотёпами, как этот, да и потом тебе просто повезло. Этот позор, – Альбециус пнул ногой мёртвого бретона, – похоже, специализировался на рабах. Электричество не наносит особых увечий, но хорошо усмиряет, хаджиты люто ненавидят эту магию. Этот был глуп и опрометчив, но остальные будут гораздо сильнее, особенно та сволочь, с Нелотом который.
– А, Варес?
– Мне, конечно, жутко хочется его убить, но своя жизнь всё же дороже. Не стоит близко подходить к вершине башни.
– Ну… – протянул Амшегар. – Кто знает, как повернутся дела… У него моё оружие. А оно стоит… кучу денег, – данмер засмеялся. – Так что…
– Эй, ты! Забудь про свои железки! Нам главное выбраться отсюда! Ты слышал, что сказал маг: он должен был прийти и убить нас гораздо раньше, но, очевидно, тут всем на нас плевать. Никто ничего не ожидает. Мы сделаем всё тихо, и не дай Акатош тебе всё испортить!
– Конечно, конечно, мастер побегов. Постарайся не споткнуться и не умереть до того, как мы выйдем в главный зал. Там крутой подъём.

– Тихо! Открывай осторожно, – прошептал имперец.
Круглая дверь с правой стены от главного входа в башню медленно приоткрылась, и в зал проскользнули два беглеца. Они тут же спрятались за толстой древесной перегородкой, оставшись незамеченными. Время было уже позднее, и в зале почти никого не было. Только один стражник, дежуривший на входе, и ещё один маг, служащий крепости, который и встречал Альбециуса. Этот сидел с книгой за столом в углу, прямо около перегородки, за которой спрятались беглецы.
Теперь героям надо было добраться до выхода. Он был слева от них. Справа тоже было два прохода, ведущих вниз, а куда именно они вели, беглецы не знали. Ещё один проход опять же справа, но уже наверху, через него их и привели с вершины башни сюда. До него так просто было не добраться – только с помощью левитации или навыков лазания по стенам гриба. Также в стене напротив был коридор – наклонный подъём вверх. Что за ним – беглецы также не знали.
– Куда теперь? – шёпотом спросил Амшегар.
– На выход, к лестнице, но там стражник, не пройти. Они опытные боевые маги, призовёт ещё даэдрота, потом костей не соберёшь. Не высовывайся, пока не заметил!
– А он и не заметит. Смотри!
Кто-то вошёл в крепость, и страж телванни пошёл встречать гостя, повернувшись к беглецам спиной.
– Шигорат, нам везёт! – обрадовался Альбециус.
– Это наш шанс, идём! В проход напротив. Те справа ведут вниз, наверняка в подземелье, а так мы попадём наверх.
Они бесшумно вышли из укрытия и направились прямиком через весь зал, к проходу в стене слева от главного входа. Только теперь они увидели в углу сидящего над книгой данмера и остановились. Тот, напротив, упорно не хотел замечать беглецов. По всей видимости, он задремал. Амшегар и Альбециус переглянулись. Ещё раз благословили Шигората. И, как ни в чём не бывало, без резких движений тронулись дальше. Их движенья были плавными и бесшумными, цельный древесный пол под ногами не издавал ни единого скрипа. Наконец цель была достигнута, и они успели скрыться до возвращения стражника на свой пост.
– Что ж там за книга у него такая «интересная», если он заснул?
– Потом возьмёшь почитать! А сейчас нам явно продолжает скампски везти. Это знак! Мы выберемся, – уверенно сказал Кололлиус.
– Пока что мы идём в самое сердце башни, всё дальше от выхода. Как тебе такой знак? Но да, впрочем, мы действительно выберемся. Так или иначе.
Беглецы преодолели подъём и предстали перед круглой позолоченной дверью.
– Какой план?
– Ты же что-то там говорил про везение, так что вперёд! – без лишних приготовлений Амшегар повернул ручку и легонько толкнул дверь.
– Идиот!
– А ты чего ждал? Или вперёд или назад. Я не вижу здесь других путей. И потом… никто не спешит нас встречать.
Они вошли в комнату, осторожно закрыв за собой дверь. Это было просторное помещение, разделённое ширмами и перегородками на две части: одна часть, где и были сейчас беглецы, предназначалась под спальную комнату для служащих крепости, магов и наёмников, и вмещала с десяток двухъярусных кроватей; вторая, несколько побольше площадью, была почти свободна от мебели, от неё в разные стороны вело ещё два прохода – в столовую и в чей-то кабинет. Помещение оказалось двухэтажным: в потолке посередине был вырезан большой квадрат, но никаких лестниц наверх не вело – что же, вполне нормальное архитектурное решение, если левитация для вас – норма жизни.
– Слышишь?
Откуда-то из дальних помещений доносился шум громких разговоров и смеха, герои смогли различить как минимум три разных голоса.
– Да. Если нас заметят, нам несдобровать, – мрачно сказал Альбециус.
– Точно. Посему предлагаю обыскать их вещи, – Амшегар указал на многочисленные сундуки, стоящие рядом с кроватями. – Авось что-нибудь и найдём из оружия и магии. Или, может, даже свиток телепортации!
– Здраво мыслишь.
Они приступили к обыску. Но, к их сожалению, оружия и свитков там не оказалось.
– Здесь только одежда! – воскликнул Кололлиус, потрясая найденным башмаком. – Одни тряпки! Даэдрот!
– Ну почему же? Смотри: я нашёл зелье. Восстановление энергии.
– В нашем положении оно нам никак не поможет. Скамповы наручи. Найти бы ключ…
– Всё же если выпить зелье… если быстро его проглотить, у тебя будет шанс сотворить заклинание. Я бы мог применить заклинание Открывания Замков.
– Ты? Открыть? Ты знаешь это заклинание? И умеешь его применять?
– Да, – улыбнулся данмер. – Я уже вскрывал так наручники. Но тогда они были не телваннийские, и не отнимали мою энергию.
– Да уж. С двумя рабскими наручниками ты вряд ли сможешь сделать что-либо толковое. А вот я бы мог. На боевые заклинания не нужно много времени и сил.
– Ха! Вот только я пока не видел ни одного боевого заклинания в твоём исполнении.
– Одних заклинаний не достаточно! Мне гораздо лучше колдуется, кода в одной руке – топор, а в другой – свиток Вмешательства на случай отступления.
– Хм, неплохая стратегия. Вот только вместо свитка мог бы быть тот же щит или ещё один топор. Готов поспорить, ты не знаешь заклинания телепортации, ни Божественного, ни Альмсиви. Если бы ты их знал, то уже давно выхватил бы зелье, влил бы его в себя и перенёсся в безопасное место.
– Да, не знаю. А я и не бахвалился этим! Это мистицизм, это тяжело.
– Угу, вот я и говорю: ты не боевой маг, ты – маг-позорник, – улыбнулся Амшегар. – О, ещё одно зелье энергии!
– Хех, а что насчёт тебя? Ты-то тоже не спешишь применить Вмешательство! У тебя уже два зелья, даже с двумя наручниками тебе хватит энергии.
– А ты думаешь, я знаю эти заклинания? Нет, не знаю. Но мне простительно. Я хотел их выучить, но мне помешали.
– Помешали? Глупость и лень?
– Скуума и стражники. Это длинная история, и она всё ещё продолжается. Первую её часть ты пропустил, но зато имеешь все шансы навеки упокоиться во второй. Так что, – Амшегар вручил ему найденные бутылки, – держи зелья, и давай, твори свои боевые заклинания, как только начнётся веселье.
– Если оно начнётся. Помни, я всё ещё надеюсь выбраться отсюда по-тихому.
– Надежда... Хорошее чувство! – улыбнулся данмер и продолжил обыск.
– Здесь больше ничего нет, – Альбециус осторожно закрыл последний сундук.
– Хорошо, тогда…
Он оборвался на полуслове, потому что услышал шаги прямо за дверью, откуда они пришли. Ему не пришло в голову ничего лучше, чем вновь положиться на импровизацию. Имперец же не нашёл ничего лучше, чем повторить «трюк» своего компаньона.
Дверная ручка повернулась, а вслед за ней открылась и сама дверь.




Глава LXIV: Мастерство боевой магии

Ванель Сервен, тёмный эльф средних лет, специализирующийся на боевой магии, вошёл в комнату и направился сразу в кабинет. Ничего подозрительного замечено не было, всё как обычно. Спустя минуту он вернулся в зал, а оттуда пошёл наверх, в столовую, чтобы присоединиться к тамошней компании. Только когда его шаги стихли, по прошествии ещё двух минут в комнате стали заметны посторонние движения и голоса.
– Кажется, ушёл.
Из-под одной кровати показалась рука, а вслед за ней и все остальные части нашего героя – Амшегар собственной персоной. После этого покинул своё укрытие под другой кроватью и Альбециус.
– Уф… пронесло. Глупо, но сработало.
– Глупо? Лучшая тактика – тактика выживших! – улыбнулся данмер.
– Да уж. Теперь осталось «всего ничего» – пробраться на крышу башни, минуя толпы магов. Значит, нам на второй этаж, а там теперь уже четверо человек! – имперец взялся за волосы. Его настрой не внушал радости.
– Минимум четверо, – подсластил пилюлю Амшегар.
– Это… безумие.
– Ну и… так чего же мы ждём?

Данмер осторожно выглянул из-за стены, отделяющей зал от столовой. Теперь сомнений не было – голоса шли именно оттуда, со второго этажа. А второй этаж зала, судя по всему, пустовал. Было решено убираться поскорее отсюда и следовать дальше наверх. Но так просто туда героям было не добраться.
– Так, тебе походу придётся меня подсадить, – прошептал герой. – Я заберусь на эту подпорку, а оттуда на второй этаж.
– А почему это не ты меня? – недовольным тоном пробурчал Кололлиус.
– Я легче. Ты тяжелее. Тебе будет проще меня поднять. А всё надо сделать без шума. Так что давай, а я потом тебе дам сверху руку.
– Наоборот, мне легче будет тебя потом поднять сверху.
– А… не спорь, у нас и так нет времени, я знаю, что делаю, давай, подсаживай меня!
С помощью Альбециуса Амшегар, как и планировал, бесшумно залез сначала на древесную подпорку в углу вырезанного в потолке квадрата, а с неё добрался и до второго этажа.
– Хорошо, теперь ты, – данмер принял устойчивое, как он считал, положение и, нагнувшись, протянул своему напарнику руку.
– Ох, ну, держись!
Имперец попытался дотянуться до его руки, но не смог.
– Попробуй так, – Амшегар наклонился ещё ниже.
– Вот, так лучше, – Альбециус упёрся ногой в подпорку, которая в силу своих изгибов и неровностей позволяла это сделать, и ухватился за руку данмера. – Ну как, крепко держишь?
– Да. Давай, пошевеливайся.
– А ты не спи там, тяни!
– Тяну… Но уж больно ты жирён!
– Неправда... Это ты... хиляк полный! – имперец, пыхтя и кряхтя, попытался залезть наверх целиком, опёршись теперь на обе ноги.
Вот в таком нелепом положении он и был обнаружен Савезеей Мотрайон, данмеркой, которая как раз спустилась со второго этажа другой комнаты, где была столовая. Теперь она стояла в проходе и имела прекрасную возможность лицезреть акробатические трюки Альбециуса. Тот тоже её заметил.
– Э, я не поняла… Эй, идете сюда! – позвала она остальных.
– Амшегар! Быстрее!! – заорал Альбециус и в спешке потянул его руку, чуть ли не повиснув на ней.
– Эй, Эй! Куда!? – данмер не справился с таким весом и потерял опору.
Лишившись поддержки, Альбециус рухнул вниз, больно ударившись головой. Приятных ощущений ему добавил навернувшийся сразу вслед за ним Амшегар, который приземлился прямо на своего компаньона.
– А-а-ай! – взвыл имперец. В его спине хрустнули вправленные позвонки.
– О-о-ох… Даэ-э-эдрот… – простонал Амшегар, приходя в себя после своего кувырка. Он-то никаких повреждений не получил, благодаря своему приятелю, смягчившему его падение.
– А-а-а! Слезь с меня, болван!
Данмер освободил имперца от своей тяжести. Теперь они оба видели удивлённые взгляды троих человек: Савезеи и Ванеля, двух тёмных эльфов, выглядевших как маги, и Фальдана, босмера в потёртых нетчевых доспехах с коротким луком в руках.
– Эй, ребята, вы кто? – спросила эльфийка.
– Это воры! – заявил босмер, уже готовя стрелу.
– Нет, это не воры… – стальным голосом сказал данмер. – Посмотрите на наручники. Это рабы!
– Ну вот я и говорю – воры-рабы!
– Э-э-э… нет, вы всё не так поняли... Это стиль такой, ну, мода! Только кажется, что рабский наруч, а на самом деле... – начал было оправдываться Амшегар, но хмурые взгляды телваннийцев помогли ему догадаться о степени правдоподобности этой попытки.
Альбециус посмотрел на него, как на последнего идиота, и только покачал головой. Что впрочем, не сильно расстроило самого Амшегара – он наверняка продолжил бы свою тираду, если бы в этот момент в комнату не вошёл четвёртый телванни.
– Эй, ну что у вас там стряслось? – поинтересовался он.
Этот тоже был из лесных эльфов, но снаряжение его было куда лучше, чем у первого – кираса из дреугских панцирей, странной формы открытый шлем, сделанный из того же дорогого и прочного материала, костяные наплечники, наручи, поножи и высокие сапоги. Увидев, что творится в зале, он быстро достал из-за спины лёгкий стальной арбалет, ловким движением зарядил его и теперь был в полной боевой готовности: с такой амуницией – хоть на войну!
– Э! Так это же пленники! Сбегают!? – прорычал он, прояснив ситуацию.
– Так… Интересненько! – протянул второй босмер, прицеливаясь из лука.
– Очень интересненько! – сказала Савезея, готовя боевое заклинание.
– Мы в большой беде, – констатировал Кололлиус.
Воцарилась гробовая тишина.
– Нет, ну что за потолки?.. – воскликнул Амшегар. – Никуда не годятся! Слишком высокие. Мда… Что ж, ладно, мы… мы, пожалуй, пойдём!
Герой рванул наутёк, в него тут же полетело три снаряда – стрела, тяжёлый арбалетный болт и магический огненный шар. Но ему повезло: он обезопасил себя от прямых попаданий, спрятавшись за грибной колоннообразной подпоркой. За другую такую, около кроватей, юркнул Альбециус. В зале по углам вырезанного в потолке квадрата их было четыре. Теперь они были единственным шансом на спасение беглецов. Но, тем не менее, преимущество в бою двух безоружных человек с опустошённой энергией против двух магов с двумя стрелками было явно не на стороне первых.
– Убейте их! – крикнул арбалетчик.
– Но Беренгеваль! Что если они нужны Нелоту живьём? – спросила данмерка.
– Ничего! Они уже должны были быть мертвы!
– Как бы ни так! – Амшегар на миг выглянул из-за колонны, чтобы оценить ситуацию, и в него тут же полетел ещё один залп огня и стали.
Ситуация оказалась крайне скамповой. Враги окружали, заходя с бока. Босмеры посылали в героя стрелы с завидной быстротой, не давая высунуться, магичка тоже добавляла беспокойства своим пламенем, которое, надо заметить, летало с довольно приличной скоростью. Только Ванель Сервен, опытный боевой маг и заслуженный телванниец, не спешил тратить ману. Его заклинания были наготове, но он продолжал оценивать ситуацию, не давая эмоциям захлестнуть себя. Амшегар смекнул, что это сильный и опасный противник. Возможно, самый грозный среди всех четырёх. Такие с виду холодные и расчётливые личности отличаются особой коварностью – это наш герой знал по себе. Дай ему шанс, потеряй на мгновение бдительность, и он обязательно обрушит на тебя всю свою мощь именно в тот момент, когда ты будешь наиболее уязвим. Кроме того, ситуацию несколько осложняло то, что он, как и данмерка, были вооружены призванными даэдрическими кинжалами и магическими стальными танто, с помощью которых эти кинжалы и были наколдованы.
– Пощады, я так понял, просить бесполезно? – крикнул данмер из укрытия.
– Догадливый паренёк! – усмехнулся Беренгеваль. – Можешь сразу выходить, и твоя смерть будет быстрой.
– Ну, тогда у меня просто нет другого выбора... Кроме, как всех вас убить!
– О-о-о! Это будет весело! – рассмеялся Фальдан.
– Так получи же, весельчак! – в этот момент Альбециус резко кинул в босмера огненный сгусток, который попал тому точно в туловище.
– А! Дьявол! Какого скампа у него магия!? – возопил обожжённый лучник. – Он же с наручником!
– Возможно, зачарованное! – предположил Беренгеваль. – Будьте осторожнее!
– Или они просто спёрли наши зелья! – Савезея со злостью кинула ещё несколько боевых заклинаний, но теперь не в Амшегара, а в Альбециуса.
– Верно, дорогуша! И как только вы пьёте эти помои?! – тот сделал ещё несколько глотков и, пополнив запасы маны, тут же растратил их на новые заклинания.
– Так, к скампу имперца! Валим второго, эльфа валим! – проорал Беренгеваль, который, судя по всему, был здесь главным.
Телванни зашли сбоку, и Амшегару ничего не оставалось, кроме как покинуть своё теперь уже ненадёжное укрытие и отступить к колонне Альбециуса.
– Не дайте им уйти! – приказал босмер.
– Дай-ка мне бутылку, вдвоём будет легче отбиваться, – сказал Амшегар напарнику.
– Держи! Скамп, дерьмо! Может, попробовать сбежать через дверь?
– Не успеем, её ещё открывать надо – пристрелят только так! – мотнул головой данмер, глотая зелье. – И потом, там ещё тот стражник, так просто не пройти!
Амшегар метнул пару малых сгустков элементального холода в данмерку, которая докучала ему больше всего. Один из них попал в цель, что сильно поумерило её пыл. На этом энергия авантюриста иссякла. Пришлось снова вливать в себя эликсир, на вкус – немного солёную травяную настойку. Дрянь ещё та, но энергию она восстанавливала неплохо.
Стороны продолжали обмениваться магией и стрелами ещё около минуты, пока у беглецов не иссякли запасы зелья. Увидев, что они бездействуют, телванни приободрились и уже хотели было пойти в наступление, но их остановил Ванель Сервен.
– Они могут что-то замышлять, – предостерёг их боевой маг. – Пути к отступлению у них нет, сейчас отрежем путь к прорыву.
Ванель резко выскочил вперёд, вскинув руку вверх, и быстро прочёл заклинание. В этот момент область пола в несколько квадратных метров, где стояли Альбециус и Амшегар, зажглась сильным магическим пламенем. Площадное огненное заклинание длительного действия. Опасения Амшегара по поводу могущества этого мага подтвердились – на такие штуки способен только настоящий мастер школ Разрушения и Стихий. Площадные заклятья требуют от мага огромных трат энергии, а чтобы придать подобному эффекту протяжённость во времени, нужно уметь использовать сложные техники контроля над стихиями. Даже у сильнейшего мага не хватит собственной энергии на длительное поддержание сильного элементального эффекта на большой площади. Поэтому принцип действия здесь другой – заклинание либо почти мгновенно проходит, оставляя неопытного мага полностью опустошённым, либо начинает жить собственной жизнью, черпая энергию для самосохранения прямо из окружающего пространства. И так на протяжении длительности самого заклятья, которую задаёт маг.
Почувствовав, что на месте находиться больше нельзя, герои поспешили отойти назад ещё дальше. Прямо в тупик. Альбециус подпалил края одежды и получил небольшие ожоги на ногах. Теперь он пытался спрятаться за кроватью, хотя и понимал, что это действо ненадолго отсрочит его печальную кончину. Амшегар тоже не стал задерживаться на огне, но, тем не менее, рефлекторно поглотил часть магической энергии заклинания. К его удивлению, это оказалось не сложно. Потоки энергии стихий плавно сливались с его собственным энергетическим полем и переходили в его распоряжение. Значит, когда враги ворвутся сюда, у него будет, чем их угостить. А если это везение с поглощением продолжится, то можно будет использовать заклинание мага, как постоянную подпитку, а тогда «угощение» будет что надо, и «гости» не уйдут «голодными»! Но если не повезёт…
– Ты так весь ковёр спалишь! – возмущённо упрекнул мага Беренгеваль.
– Нет, уже спалил, – поправил его Фальдан.
– Вы бы так ещё Шигорат знает сколько за ними гонялись! – самодовольно сказал Сервен. – Стена продержится ещё где-то полминуты. Идите и пристрелите их!
– А-а-а!! Это кирдык! – нервно вскричал Кололлиус.
Услышанное не добавляло герою оптимизма. И не оставляло более иных вариантов действия. Если б ему сказали, что настанет время, когда он добровольно полезет в костёр, поверил бы он? Вряд ли. Но сейчас, похоже, это время пришло.
Что ж, пора испытать природную огнестойкость тёмных эльфов! – решил Амшегар. – А заодно и свою удачу.
И он вошёл в пламя.




Глава LXV: Повелитель Стихии

Четвёрка телванни ворвалась в спальный отсек комнаты, где, как они считали, их должны были ждать загнанные в угол огненной стеной беглецы. Картина, которую они вместо этого увидели, повергла их в изумление.
Тёмный эльф стоял с приподнятыми перед собой руками посреди бушующего пламени. Оно выглядело действительно бушующим, хотя не должно было таким быть. Но что самое странное, так это то, что языки магического огня поднимались от пола в воздух, закручивались около данмера медленным сияющим вихрем, распадались на множество малых язычков и исчезали в белесом свечении. Стоящий же в огне не получал никаких повреждений. Он был словно в трансе и почти не шевелился. На лице застыла смесь умиротворённости, удивления и восторга. В и без того красных глазах сверкали блики пламени, придавая происходящему мистическую и немного устрашающую картину.
Как только Амшегар вошёл в призванный огонь, он с помощью своих способностей машинально установил с ним стабильный и непрерывный контакт магической природы, тем самым подчинив заклинание себе и начав поглощать его энергию почти всем полем. Это вызвало совершенно непредсказуемый для героя эффект, о возможности которого он и не догадывался. Непрерывное длительное поглощение энергии стихий возвало к жизни ту часть души героя, которая до этого спала, хоть и не вернув ему память, но пробудив забытые способности. Это было для него и ново, и одновременно хорошо знакомо. Он это чувствовал. Чувствовал, что может управлять этим потоком!
Телванни пребывали в шоке. Альбециус тоже не совсем понимал, что происходит.
– Это… это чё такое? – в недоумении спросил мага Беренгеваль. – Устойчивость тёмных эльфов к огню?
– Да… то есть, нет! Только не такая сильная!
– Ы-ы-ы… а-а-а!.. – Амшегар издал несколько нечленораздельных звуков, которые были расценены напуганными телваннийцами как готовность к возможной атаке. В данмера полетел залп из двух стрел. Но обе они буквально отскочили от его кожи. Это состояние, в котором он пребывал, усилило всю магию, бывшую на нём, все эффекты, включая и слабый щит, активированный им немного ранее при помощи кольца убитого «укротителя рабов». Тем не менее, эти два укола заставили героя прийти в чувства и сконцентрироваться на врагах. У него тут же возникло непреодолимое желание стереть их в порошок, разум затуманила нахлынувшая из подсознания ярость.
– Даэдрот! Атакуйте его! – встревоженно вскричал Беренгеваль, увидев, что стрелы не причинили беглецу никакого вреда.
Ванель и Савезея обрушили на него потоки элементальной магии. Теперь они, особенно Ванель, сражались в полную силу, тратя большие порции энергии на каждое заклинание. Данмерка продолжала использовать огонь, так как лучше всего умела именно это. Боевой маг же, убедившись в неэффективности жара, чередовал мороз с молниями. Все эти шары, сгустки и потоки вызывали довольно сильные вспышки света, которые слепили Амшегару глаза. Это не очень ему нравилось, и он прикрыл лицо рукой. Сами стихии же просто растворялись, как только долетали до него. Об уроне не шло и речи. Наоборот, это показалось ему забавным и даже приятным! Не возникало желания увернуться или отойти от них, как от чего-то опасного… Огонь, молнии и мороз… это было нечто знакомое и родное, оно становилось частью него самого, уже не инородная, а своя собственная магия!
Прекратив атаковать, маги посмотрели, к чему привели их усилия. Эффект был нулевым.
– Да что же это… – прошептал боевой маг.
Амшегар почувствовал, что дополнительный приятный поток энергии от телваннийцев прекратился. А к первому, из огненной стены, он уже начал привыкать. Тёмный эльф зловеще улыбнулся. Это состояние возвращалось… Не гнев. Но ярость! Радостная ярость! Жажда разрушения! Он резко взмахнул руками, и из них вырвались волны холода. Прямо во врагов. Ярость, конечно, затмевала рассудок, но только отчасти, а это было приятно вдвойне! Дать выход разрушающей энергии хаоса стихий, это так здорово! А то, что сохранилась возможность давать анализ ситуации, хотя бы и смутный, и выбирать, куда ударить, чтобы причинить максимальные разрушения, о… это было просто прекрасно! «Занятный эффект со временем» – только сейчас заметил Амшегар. Оно как будто замедлилось. Все движения: и врагов, и стихий, и его собственные – стали плавными. Телваннийцы уже пытались убежать… В его восприятии это было так медленно. Тёмная эльфийка отстала, он это заметил. Данмер сконцентрировал свои ледяные атаки на ней.
Похоже, ей особо неприятен холод, но зато как она любит огонь!.. Этот дисбаланс я устраню… О да!.. – данмер улыбнулся ещё сильнее, всё ощутимее чувствуя свою безнаказанность и неуязвимость.  Демонические мысли вперемешку с лёгким бредом выстраивались в его голове в стройный ряд. – Сначала эта глупая магичка… Самая настырная… Слишком много бессмысленных целенаправленных движений… Это не то… не красивый Хаос… Это бардак! Потом будет устранён нахальный босмер. Мелкий… быстрый!.. Ему не нравятся плавные движения!.. Его трепыхания упокоятся вместе с ним… Но потом!.. Маг… так же как и я, танцующий со стихиями… тут не хватает хаоса и техники… я его научу… и… его энергия станет моей. В конце концов, меня ждёт неприступный бронированный босмер... Изменения слишком низки и аморфны… Это его оружие против меня бесполезно! Я сокрушу крепость, посеяв хаос внутри неё, сожгу жертву в собственном гробе!.. О… Кажется, мои мысли уходят куда-то не туда… Это от мнимого порядка… Всё, бездействию конец!
Глаза Амшегара сверкнули, он поднял руки вверх над головой и взялся за наручники. Через мгновение они были отброшены в стороны, вскрытые магией Отпирания замков.
– А-а-а! Так гораздо лучше! – воскликнул безуный Амшегар, почувствовав особо мощный прилив магических сил.
Исторжение закончилось. Теперь магия переполняла его. Герой сжал руки в кулаки, в них материализовалось по даэдрическому лезвию в каждой. Но не обычных, не простых. Эти были наподобие того, что призвал Амшегар, будучи в бандитской крепости, но только более длинные и двойные, в форме полумесяца.
– Ого! Я и не знал, что такое могу. Сейчас я позабавлюсь! – с этими словами Амшегар рванул из пламени вперёд, оставив за собой в воздухе след из закрученной огненной ауры и срывающегося с рук элементального холода, и исчез за перегородкой. Через несколько секунд заклинание боевого мага утихло.
– Раздери меня Дагон! Кто ты такой, скамп возьми?! – Альбециус вытер рукавом пот со лба и вылез из-за кровати.

В глазах Амшегара они бежали слишком медленно. А его бег, напротив, был быстр. Достаточно быстр для того, чтобы настигнуть первую цель, которая уже была почти без чувств от волшебного мороза. Тёмная эльфийка Савезея Мотрайон.
– Сзади! Быстрее! – крикнул Ванель, надеясь её предостеречь.
Но было уже поздно. Амшегар догнал и вскрыл зачарованным морозом лезвием свою жертву. Все посмотрели в их сторону.
– Теперь ты, – леденящим душу голосом произнёс Амшегар, глядя прямо в полные ужаса глаза Фальдана.
Тот в страхе пустил в него приготовленную стрелу. Но герой только усмехнулся. Он ясно видел её траекторию в замедленном движении. Ванель и Беренгеваль увидели, как враг ловко извернулся от летящей в него стрелы и тут же ринулся на Фальдана. Босмер не стал стрелять второй раз и рванул в сторону столовой. Остальные телванни отбежали в стороны. Они не интересовали Амшегара сейчас, в этот момент – не зря же он придумывал план!
– Господи! Он же его убьёт! – испугался Беренгеваль.
– Я помогу ему, – бросил Сервен и побежал в столовую. – А ты пока убей второго и сразу зови на помощь!

Фальдан спешил, как мог. Но в сравнении со своим преследователем ему явно не хватало бешеной скорости и ярости. Были бы они на равных – ещё можно было б потягаться. Но за ним гнался уже не тот жалкий сбежавший пленник, который так глупо упал со второго этажа, за ним гналось настоящее чудовище. Лесной эльф видел грозные лезвия в его руках. Оценив свои шансы, он понял, что победить в этой схватке ему не светит. А значит, есть только один шанс на спасение – правильно выполнить Божественное Вмешательство. Он уже дважды попытался сотворить это заклинание, но потерпел неудачу. И не мудрено, в таком-то состоянии. Лестница наверх осталась позади, и он бежал к большому круглому столу, надеясь использовать его как преграду от преследователя. Сердце стучало как бешеное, мысли путались. Проклятое заклинание, почему оно не срабатывает? – лучник был в смятении. Если бы он шёл на задание, то, учитывая свои познания в мистицизме, обязательно взял бы с собой свиток Вмешательства! Но на этот раз враг застал врасплох в самом, как казалось бы, защищённом месте Садрит Моры – резиденции самого лорда Нелота! Но не время терять надежду, нужно попытаться ещё раз… – только и успел подумать Фальдан, как был пронзён в грудь двумя лезвиями и ими же припечатан к полу. Телванни был мёртв. Теперь на нём, безумно озираясь по сторонам, сидел его убийца – Амшегар. Данмер настиг свою вторую жертву резким прыжком, как дикий зверь настигает добычу. Но вдруг пелена ярости спала с его глаз, мысли освободились от хаотичного бреда. У авантюриста было такое чувство, что он находился под воздействием какого-то заклинания, и вот этот эффект прошёл! Он прекрасно помнил себя в последнюю минуту и осознавал свои мысли. Но только это была не иллюзия. Это был он сам.
– Какого даэдрота со мной произошло?
Лезвия в его руках разматериализовались. Амшегар уже хотел было вернуться и посмотреть, как там Альбециус, ведь в живых остались ещё два сильных противника. Но его опередили.
– Эй! – окликнул данмера Сервен, взбежавший в столовую по лестнице. – Что ты сделал?!
Увидев, что его друг лежит в луже крови, боевой маг всё понял и, не теряя времени, начал атаковать Амшегара магией стихий, своими лучшими заклинаниями против одиночной цели. Герой быстро встал, пытаясь уклониться и закрываясь рукой. Большинство атак ему избежать не удалось, но всё, что в него попало, он поглотил. Амшегар привык к стихийным элементальным атакам, их энергетику можно было распознать и преобразовать по шаблону. Но всё же, это было гораздо сложнее, нежели в состоянии полузабытья, когда он пребывал в магическом огне. Почувствовав, что он вот-вот потеряет контроль над этой всё пребывающей энергией, герой должен был во что бы то ни стало прекратить атаки. К счастью, способ это сделать долго искать не пришлось – он был под рукой: полная магия. Амшегар запустил в Сервена парой шаровых молний, таких мощных, насколько позволяли его навыки. Если выбирать из огня, мороза и молний, то предпочтительней всего именно магия электричества. От неё практически ни у кого нет сопротивления. Ну и из самих молний для одиночной цели наиболее подходит шаровая. Энергии, правда, требует чересчур много, но с ней-то у нашего героя сейчас не было никаких проблем.
Как и рассчитывал Амшегар, врагу пришлось прекратить атаки и отскочить в бок, чтобы избежать попадания. Воспользовавшись переходом инициативы в свои руки, герой провёл серию атак холодом. Но и телваннийского боевого мага было так просто не победить! В обмене боевыми заклинаниями он оказался куда опытнее героя: телванни просто сбивал летящие в него сгустки энергии своими заклинаниями. Он вновь начал атаковать, отходя вбок, вдоль перил. Однако Амшегар уже мог избегать его магических посылов, а поглощение остальных происходило налегке.
– Как?! Как ты это делаешь?! – крикнул телванниец.
– Всё просто, – улыбнулся герой. – Я неуязвим!
– Ну нет, неуязвимостей не бывает! Я тебя всё-таки убью!
Призванный кинжал мага уже в который раз исчез, и тот попытался призвать новый с помощью своего танто, но ему это не удалось – заряд оружия полностью иссяк, слишком часто его использовали в этой битве. Увидев это, Амшегар смекнул, что телваннийцу больше нечем выпотрошить его в случае тесного контакта (железяка, что была в его руках, не в счёт, учитывая кольцо щита), а значит, пора переходить к ближнему бою. Беглец призвал простое даэдрическое лезвие и начал концентрировать в руках магическую энергию для наступательной касательной атаки сразу тремя элементами.
Ситуация выходила из-под контроля. Ванель понял, что пора сваливать. Но если он прямо сейчас телепортируется в форт, сбежав от простого… простого… Боевой маг понял, что враг перед ним – далеко не «простой» пленник, каким показался на первый взгляд. Но его же как-то пленили! Значит, на самом деле, он далеко не силён. Хотя… – рассуждал телванни, – хотя он уже успел как-то освободиться от наручников… и эта техника, которую он использует… какое-то фантастическое поглощение всей магии! Сначала убегал, а теперь, вот, догоняет и убивает! Ясно одно, что-то произошло в тот момент, когда он стоял в пламени, и ему ничего не было! Но что?.. Ответа на этот вопрос маг не знал. Однако и бежать он тоже не спешил. Гордость, самолюбие и страх потерять карьеру заставляли его продолжать сражение.
– Я всё-таки до тебя доберусь! – в гневе вскричал он, готовя серию новых дистанционных заклинаний. Из магии Стихий. Концентрированный плотный сгусток жара, затем холода, мощная шаровая молния третьей. Амшегар абсорбировал заклинания одно за другим. Он уже был почти готов провести решающую атаку.
– Что же тебя возьмёт?! – Сервен решил больше не экономить ману, а применять самые мощные приёмы из своего арсенала. Всё, что он знал, должно было пойти в ход. У него было несколько смертоносных трюков из школы Разрушения, не имеющих отношения к Стихиям, хотя именно магия Стихий была его специализацией.
Быстрый шарообразный полупрозрачный сгусток энергии алого цвета вырвался из его руки и в мгновение ока достиг Амшегара. «Удушение». Фирменное заклинание по-настоящему опытных и истинно злобных адептов Разрушений. В отличие от сгустков стихийной энергии, этот почти не замедляется воздухом и поэтому очень быстро достигает цели. Увернуться от такого проблематично, вблизи – просто нереально. К удивлению обоих противников, заклинание дало эффект. Больше, конечно же, удивился наш герой – он не успел сообразить, что это за заклинание сотворил маг, и надеялся, что ничего сложнее, чем поглощение элементальной энергии, в этом бою его не ждёт. Он ошибся. Это были совершенно иные, незнакомые полевые структуры, преобразовать которые он просто не сумел. Удушение не зря так называлось, оно сразу же сказалось на его здоровье. Сковывающая боль в районе груди, вот что это такое. Весьма сильная… Амшегар скривился. Ну и дышать он, разумеется, не мог.
– Вот в чём твоя слабость! – восторженно воскликнул Ванель. «Удушение» возымело эффект там, где Испепеление и Шаровая Молния оказались бессильны! Сейчас он применит ещё более сильную вещь со схожим принципом воздействия, «Остановку сердца» и бой можно считать выигранным. После этого ещё никто из его многочисленных противников не выживал. Надо только собрать ману в кулак и…
Но что-либо собрать ни в кулак, ни во что-то другое ему было не суждено. «Остановка сердца» даже у мастера на выполнение требует от четырёх до десяти секунд. Он не успел. Слабость противника раскрыл, но в порыве вдохновения забыл учесть совершенно естественный фактор – активизацию жизненных резервов в смертельной ситуации. Амшегар понял: с магом пора кончать, или конец придёт ему! Преодолев боль, он в пару резких рывков достиг боевого мага и ударил всей своей ментальной силой. Образовавшаяся силовая волна вытолкнула его через перила, и маг с приличной высоты упал вниз, прямо на каменную лестницу, сломав при ударе спину. Так Ванель Сервен, мастер боевой магии и заслуженный законник Великого Дома Телванни, пал, совершив самую распространённую ошибку всех боевых магов, которая часто приводит к фатальному исходу – предельно сконцентрировался на атаке, забыв об обороне. Через несколько секунд он всё же сотворил «Остановку сердца». Своего собственного.
Действие Удушения закончилось, и Амшегар смог вздохнуть свободно, хотя неприятные болезненные ощущения в груди всё ещё давали о себе знать. Теперь, сконцентрировав в своём кулаке новую порцию элементальной энергии молний, он поспешил на помощь союзнику.




Глава LXVI: На пути к свободе

Альбециус находился на пределе. Он уже дважды был на волосок от смерти, чуть не словив арбалетный болт: один раз – туловищем, другой – головой. Эти древесные колонны были недостаточно широки, чтобы использовать их как нормальную преграду – рано или поздно проклятый эльф возьмёт верх и попадёт. Один раз он попытался контратаковать, пока тот перезаряжал арбалет, но весьма сильный удар кулака в челюсть заставил его передумать, а заодно пересмотреть своё мнение о природной хилости лесных эльфов. Но вот баланс сил изменился: Беренгеваль услышал шум приземления низвергнутого со второго этажа столовой боевого мага. Услышать услышал, но особого значения этому не предал, ведь, по идее, там сейчас должна была идти схватка. Однако ему всё же пришлось отвлечься, когда на входе в зал появился Амшегар. Беренгеваль в это время как раз зарядил арбалет новым болтом, который и был незамедлительно выпущен в лишённую укрытия цель. Но босмер устал и поэтому выстрелил не слишком точно. Амшегар же рефлекторно отскочил в бок, но болт всё-таки его задел. Легко царапнул плечо, как раз на столько, чтобы вновь привести данмера в боевое расположение духа, добавив ему адреналина.
– Ты жив! – обрадовался имперец. – У меня тут осложнения! Помоги пришить этого придурка, срочно!
– А! Чёрт! Он походу меня самого сейчас пришьёт!
Авантюрист поспешил спрятаться за колонну.
– Эй, лови сувенирчик! – он кинул напарнику подобранный танто, принадлежавший Ванелю.
– Спасибо! Это призыв ножа?
– Да, но там кончились заряды.
– Скампово… Но всё же лучше, чем ничего! Он забрал оружие той девки, что ты убил.
– Проклятые твари! Что б вас… – Беренгеваль без устали осыпал беглецов ругательствами и всё время искал момента, чтобы пустить в кого-нибудь из них стрелу.
– Атакуем вместе! – крикнул Амшегар. – Сразу, как только он будет перезаряжать!
– А ничего, что он всё слышит? – усмехнулся Альбециус.
– Значит, обойдётся без сюрприза!
Наконец лесной эльф выстрелил. Кололлиус следил за тем, чтобы обезопасить корпус и голову, но забыл про ноги. Болт впился в его правую ногу, на время избавив Беренгеваля от группового нападения. Производя выстрел, он держал арбалет в одной руке, во второй уже был приготовлен болт для быстрой перезарядки. Но Амшегар его опередил. Подбежав к нему, он резанул стрелка по пальцам, держащим болт, не дав ему завершить перезарядку. Даэдрический эбонит распорол мясо и прошёлся по костям двух пальцев телваннийца. Это было слышно по ору, который произвёл этот маленький босмер. За эту выходку, кстати, герой получил удар с размаху арбалетом прямо по зубам – с второй-то рукой у стрелка было всё в порядке. Тем временем вытащил болт из ноги Альбециус и поспешил товарищу на помощь. Имперец зашёл к лесному эльфу со спины и попытался вонзить в неё танто. Но клинок только изогнулся в ответ, так и не пробив прочный панцирь дреуга. Кололлиус нанёс ещё несколько колющих ударов, но всё также безрезультатно, за что, впрочем, получил точный удар костяным сапогом прямо по коленной чашечке и был опять выведен из боя. Поняв, что с полуотрубленными пальцами арбалет ему не перезарядить, Беренгеваль бросил его в сторону и воспользовался волшебным танто Савезеи, призвав в правую руку даэдрический крис.
– Посмотрим, как ты теперь запоёшь, гад! – с ненавистью в голосе прошипел он, глядя на Амшегара. – В бою на ножах я тебя точно уделаю!
– Ну неет… – улыбнулся герой. – Петь будешь ты.
Данмер сотворил шаровую молнию и швырнул ею в противника. Вслед за ней последовала ещё одна, а за ней – ещё. Две из трёх попали босмеру в руку, держащую клинок, вследствие чего она отнялась, и оружие исчезло, упав на пол. Да и сам Беренгеваль был теперь не в лучшей форме. Амшегар подбежал к нему и несколько раз пырнул лезвием в живот. Даэдрика, в отличие от простого железа, легко справилась с дреугской бронёй, оставив в её обладателе несколько серьёзных кровоточащих ран. Стон босмера переходил в благой мат – ничего более противопоставить противнику он сейчас не мог.
– Ты смотри, ещё держится! – злобно усмехнулся Альбециус, потирая ушибленное колено.
Беренгеваль попятился назад, туда, где лежал арбалет, а раненой рукой полез за пазуху. Амшегар сразу понял, что там у него магический амулет – что за телванни без зачарованного? Данмер перехватил его руку своей, но тот впился в неё зубами. Чтобы освободиться ему пришлось вонзить даэдрическое лезвие грызуну прямо между зубов, а потом резко дёрнуть нож в сторону, распоров, таким образом, его щёку. Босмеру пришлось разжать зубы и отступить. Амшегар тоже отошёл назад.
– Ого! – удивился Альбециус. – Так вот что означает выражение «рот до ушей»!
– Даэдра! Он чуть мне руку не отгрыз!
– Кончай его. Магией, как ты умеешь.
Но тут с Беренгевалем начало происходить нечто странное. Помимо того, что левая щека была разорвана, и весь рот залит кровью. Босмер издал протяжённый и громкий нечленораздельный звук. Амшегар заметил, что он всё-таки дотянулся до своего амулета и отошёл на большее расстояние.
– Эй, ты чего? Крови испугался? – спросил Кололлиус.
– Сейчас что-то будет, – быстро ответил герой, готовясь к возможной магической атаке.
Амулет в руке Беренгеваля воссиял голубым светом, и все его ранения начали быстро залечиваться. Пальцы пришли в норму, клочки щеки срослись сами собой! Стало видно, что он полностью восстановлен. И Альбециус и Амшегар пребывали в изумлении. Такого сильного эффекта лечения они никогда ещё не видели. Лесной эльф ловко нагнулся и поднял свой арбалет.
– О нет, только не всё сначала! – данмер быстро произвёл несколько движений руками, творя так полюбившиеся ему шаровые молнии. Огонь и холод против хорошо бронированного противника не окажут хорошего эффекта, а вот электричество – в самый раз.
Телванни попробовал уклониться, но не сумел. Непрерывные разряды тока не давали ему ни нормально двигаться, чтобы перезарядить арбалет, ни нормально думать, чтобы сотворить Божественное Вмешательство. Чтобы не допустить повтора «чудесного исцеления» Амшегар на этот раз не жалел маны и не давал врагу спуска. Наконец тот, несмотря на свою немалую выносливость, не смог более сопротивляться боевой магии и упал с открытым ртом, из которого шёл дымок. Больше босмер не шевелился. Альбециус быстро подбежал к нему, чтобы выполнить контрольное перерезание горла.
– Этим телванни доверять нельзя! – прокомментировал он своё деяние. – Вот. Теперь он мёртв.
– Я, как бы, догадался, – ответил Амшегар.
– Просто формальность. Не люблю, когда «убитые» враги по каким-то причинам встают и продолжают сражаться. У-у-у… скампова нежить… А те двое мертвы?
– Да. Кстати, я, кажется, понял, в чём принцип действия моих способностей. Аура вступает в резонанс и поглощает поля заклинаний с разной эффективностью! Разумеется, в зависимости от характера и структуры самого заклинания поглощение будет протекать легче или сложнее. Так вот, моя аура соответствует магии Стихий! Потому-то у меня лучше всего получаются и поглощаются именно эти заклинания! – выдал авантюрист на одном дыхании.
Амшегар уставился на своего спутника, видимо, ожидая реакции, типа «Правда? Вот это да!», но таковой почему-то не последовало.
– Я почти ничего не понял из того, что ты сказал, но ясно одно: эта хрень, что ты проделал на костре, она нас спасла. Надеюсь, ты сможешь это повторить, если придётся ещё сражаться.
– В том-то и дело, что нет. Я точно не знаю, как я впал в это состояние, похоже, это из-за того огня. В общем, не надейся только на чудеса. Считай, нам опять «повезло».
– Повезло?
– Ага.
– Нас чуть не порешила банда магов-головорезов, мы в самом центре их крепости, и в любой момент могут прийти остальные!
– Эй, разве мы мертвы или при смерти? Всё нормально, – улыбнулся герой. – Согласись, без всего этого жить было бы скучно!
– Ну-ну, – мрачно сказал Альбециус.
– Впрочем, в чём-то ты прав. Скоро придут маги. У нас не так много времени, чтобы всё обшарить и максимально улучшить своё снаряжение. Может, даже свитки телепортации найдём! Хотя, нет, это будет слишком легко. Да, нам ведь ещё наверняка предстоит встречаться с самим Нелотом – главным психом! – рассмеялся герой.
– Не напоминай!
Они приступили к обыску. Сначала – мертвецов. Обоих беглецов заинтересовал амулет босмера-арбалетчика. Кололлиус хотел залечить подстреленную ногу, Амшегар – покусанную руку. Но у них не вышло это сделать за нехваткой в амулете зарядов – одно применение такого мощного заклинания отняло больше половины запаса его энергии. Впрочем, амулетик-то данмер оставил у себя, мотивировав это тем, что у него он быстрее подзарядится.
Оба героя вооружились магическими клинками поверженных врагов и оружием дальнего боя. Также они разжились доспехами. Дреугская броня была слишком мала для Альбециуса, но Амшегару подошла вполне. Довольно-таки жёсткий, но крепкий доспех. Данмер сразу почувствовал его тяжесть, как только надел. Да, гораздо весомей, чем хитин. Но в сложившейся ситуации можно было и потерпеть. Имперец же кое-как натянул на себя кожанку другого босмера. Решили надевать только кирасы и поножи, так как они не будут видны из-под одежды, и тогда факт убийства телваннийцев не станет явным. Они всё ещё могли сойти за своих: всё-таки не все служащие крепости знали о сегодняшнем инциденте.
Помимо этого с трупов было снято несколько магических колец, зачарованных, опять же, на слабенькие щиты. Ещё одно кольцо нашёл Амшегар на пальце лучника, но не смог определить его свойства. Это было что-то из Иллюзий, что-то совершенно ему неизвестное, причём эффект был удалённого действия. Недолго думая, он решил опробовать его на Альбециусе, подойдя к нему со спины. Тот не заметил, что к нему применили какую-либо магию, но отреагировал странно. Он насторожился, начал озираться по сторонам, испуганно посмотрел на Амшегара, потом подошёл и начал трепать его за рукав. Но ничего при этом не говорил, только открывал и закрывал рот. Данмер засмеялся, со стороны это выглядело действительно весело. Так продолжалось около полминуты, потом эффект прошёл.
– ЭЙ! Ты меня слышишь?! – крикнул имперец.
– Слышу, слышу. Зачем так орать?
– Ох, скамп! Что это было?.. Кажется оно прошло…
– Что ты почувствовал?
– Я как будто оглох… Я ничего не слышал! – взбудоражено рассказывал имперец. – Сначала я подумал, что это какой-то телванни пришёл и что-то на меня наколдовал. А ты-то почему не отвечал?
– А ты ничего и не говорил, – улыбнулся данмер, показав Альбециусу колечко. – Теперь понятно, что это за штуковина.
– Проклятье… гад! Ты меня заколдовал! – ему явно не понравился эксперимент Амшегара.
– Угу, надо было узнать, что тут за магия, – спокойно ответил тот. – Зато теперь всё ясно, это заклинание молчания или тишины.
– Даэдрот! Это мог быть и яд, он также выглядит!
– Не обязательно. Я вообще не видел таких колец, зачарованных ядом, это большая редкость.
– Не видел, это ещё не значит, что их нет! Не смей больше так делать!
– Да ладно тебе, – весело ответил Амшегар, – теперь у нас есть анти-магическое оружие!
– Молчание это только против слабых магов, которым обязательно надо проговаривать заклинание вслух. Против мастера это дохлый номер.
– Да знаю, но что-то мне не кажется, что настоящих мастеров тут шибко много.
Дальше они пошли в кабинет. Это была довольно уютная комнатка, но сходу почти ничего полезного здесь обнаружить не удалось. В комоде была кое-какая одежда, в глиняных урнах – сухой паёк.
– Хорошо бы нам раздобыть левитации, – сказал данмер. – Если мы планируем достичь крыши, она нам пригодится.
– Действительно, трудно представить, как быть без неё. Но, возможно, мы сможем добраться до самого верха через другие подобные залы.
– Угу, где-то четыре-пять комнат, по три-четыре телваннийца в каждой.
– Блеск. Но мне плевать, без боя я всё равно не сдамся.
Казалось, можно уходить, однако всё изменилось, когда Амшегар открыл шкаф. Там лежал настоящий эбонитовый щит. А ещё серебряный короткий меч и бутылка с зельем. Но главное-то – щит. Амшегар довольно улыбнулся.
– Даже и не думай, – предостерёг его Альбециус. – Он принадлежал одному из них. Увидев тебя с ним, телваннийцы точно заподозрят неладное. Нас видело не так уж и много людей, мы МОЖЕМ всё сделать тихо.
– О да… – рассмеялся данмер. – Ты скампски прав, у нас прекрасно получается!
На бутыли с зельем было написано «Безмолвие». Смекнув, что к чему, беглецы смазали её содержимым, мутной болотно-зелёной жидкостью, свои клинки и стрелы.
Потом они всё же забрались на второй этаж зала. Тут был выход, но, как обнаружилось, был здесь и ещё один проход, ведущий в другой кабинет наверху. Надо было лететь.
– Подсади меня, а я как-нибудь постараюсь долететь дотуда, – предложил герой.
– Ну начинается… – хмыкнул Альбециус. – А без моего участия ты не можешь?
– Моя левитация очень слабая. И я не уверен, хватит ли у меня энергии, почти всё потратил на того босмера.
Залезши-таки на имперца, Амшегар сконцентрировался и попробовал вновь сотворить слабую левитацию, которая помогла ему ещё в имперской тюрьме. Сходу у него ничего не получилось.
– А-а-а… давай быстрей там рожай свой полёт! – поторопил его Кололлиус.
– Помолчи… – протянул герой.
Спустя ещё десять секунд он всё-таки смог воспарить вверх. Очень медленно, но верно он приближался к цели. Амшегар достиг выступа и попытался облокотиться на него руками, но тут его энергия иссякла. Левитация прекратилась, но данмер повис на руках. С трудом, но ему всё же удалось залезть в этот проход. Оттуда он попал в комнату. Это было чем-то вроде небольшой библиотеки или читальной комнаты. Несколько полок, заставленные книгами привлекли внимание героя. Но не знаниями, которые он мог бы из них почерпнуть, а зельями, располагавшимися на самой нижней полке. Несколько профилактических восстановлений, выпивка и… две фляжки с левитацией. Но радость Амшегара от этой без сомнения нужной находки омрачилась, когда он заглянул им внутрь. Одна была полностью пуста, вторая – почти допита. Но на несколько глотков потянет – решил авантюрист и, не найдя больше ничего стоящего, пошёл обратно.
– У меня хорошая и плохая новость, – сказал он, спрыгивая вниз.
– Тихо, не мешай, – ответил Альбециус, целящийся из арбалета в какую-то точку на первом этаже. Подойдя поближе, данмер увидел, что эта точка есть не что иное, как голова бывшего обладателя данного стрелкового оружия.
– Как мило, – заметил герой.
Имперец спустил курок; болт точно впился Беренгевалю в глаз.
– Есть! – обрадовался новоявленный стрелок. – Навыки сохранились! Давненько я не держал в руках арбалета. У меня в детстве, ещё в Киродииле, был один, примерно такого же размера. Отстреливал лесных кошек… С десяти метров попадал в глаз. Ох, и любил же я это дело!
– Ага, прелестно, – мрачно сказал Амшегар. – У меня две новости…
– Да знаю, знаю, говори уже, что там?
– Я нашёл зелье левитации.
– Это хорошая?
– Да.
– А в чём плохая?
– Там три капли. Если выпьем и полетим, рискуем упасть с большой высоты. Окажемся в главной ножке гриба – сможем сразу долететь до крыши… наверное. На своей энергии я уже точно никуда не долечу, ну а ты – и подавно, так что пить придётся. Ну как?
– Ну что я могу сказать… Я уже начинаю привыкать ко всему этому. Иначе просто не могло быть. Как ты сказал, «по-другому это было бы слишком легко»!
– Точно! – засмеялся данмер.
– Ага, веселее просто некуда! Всё, пойдём, итак уже тут задержались.
– Погоди-ка!
Амшегар спрыгнул вниз.
– Я сейчас вернусь! – крикнул он, скрывшись из виду. Минуту спустя он прибежал и с помощью Альбециуса залез на второй этаж. Имперец разглядел в нём кое-какие метаморфозы, связанные с образованием за его спиной нечто, завёрнутого в ткань и похожего на щит, что они уже видели в шкафу.
– И как это понимать? – строго спросил он.
– Что? – как ни в чём ни бывало сказал герой и сделал самое невинное лицо, на которое только был способен.
– Уж поверь мне, такая жажда наживы до беды доведёт.
– Хех! Уж поверь лучше мне – я сам кого хочешь до неё доведу.
– Как знаешь! Тогда… – он окинул взглядом первый этаж. – Слушай, может, стоит убрать эти трупы? Когда сюда зайдут, сам понимаешь, что будет.
– Бессмысленно. Лужи крови оттирать слишком долго. Пойдём, пусть уборщики отрабатывают свою зарплату!
М'Айк-Лжец
Глава LXVII: Убойная алхимия

Они открыли дверь и вышли из зала. Это была верхняя башня.
– Везение? – Амшегар ткнул товарища в бок.
– Открывай уже зелье, – улыбнулся Альбециус.
Беглецы подошли к полой грибной ножке. Хотя, слово «ножка» тут было немного неуместно. Они стояли перед большим длинным вертикальным туннелем. Тут было ещё два ответвления, одно из них вело в какую-то комнату, там герои увидели данмера в дорогой одежде и с застарелым шрамом через пол-лица. Раньше они не встречались, поэтому беглецы имели все шансы уйти без боя. Кололлиус молча кивнул – вполне культурное приветствие. Амшегар последовал его примеру. Этот данмер, судя по всему, принял их за наёмников-новобранцев. Он легко усмехнулся, увидев в руках Амшегара фляжку с зельем – непременный атрибут новичка-телваннийца, ещё не умеющего как следует летать, и вернулся к своим делам.
– Уфф… – авантюрист перевёл дух.
– Да, жуткий тип…
– Так, ты готов? Летим как можно выше.
– Да.
– Тогда вперёд! – он сделал пару глотков, вручил фляжку имперцу и быстро, как только мог, полетел по грибной ножке вверх.
Альбециус, не теряя времени, влил в себя остатки зелья и воспарил вдогонку Амшегару.
Летели молча, предельно сконцентрировавшись, прислушиваясь к тенденции магического эффекта. За несколько мгновений до окончания левитации это можно почувствовать. Амшегар миновал один этаж, другой, почти долетел до третьего, но вдруг ощутил скорое и неминуемое возвращение в нормальное состояние.
– У меня всё, – сказал он, долетев до нового этажа и спустившись на пол. – Давай сюда.
Как только Альбециус приблизился, данмер сам дотянул его к себе за руку.
– Спасибо.
– Пожалуйста! – расплылся в улыбке герой. – Мёртвым от тебя точно не будет никакого толку, так что лучше поддерживать тебя живым.
– Я скампски рад это слышать. Мы не долетели один этаж до крыши.
– Ну, может, это и к лучшему… Там, наверху, живёт Нелот, Варес…
– Однозначно к лучшему.
Они стояли перед позолоченной дверью. Здесь было только одно ответвление, а значит, путь был определён. Амшегар потянул дверную ручку, оказалось заперто. Не будь у них связки ключей от Тель Наги, любезно одолженной им Беренгевалем, это было бы не очень хорошо. Но она у них была – совсем другое дело. Закрытая дверь свидетельствовала о том, что внутри никого нет – то, что нашим героям и было нужно.
Они оказались в мрачной просторной комнате, отчасти похожей на склад, в отличие от остальных, где они успели побывать, освещаемой всего лишь парочкой магических фонариков. В стене наверху, напротив входной двери был проход, к которому вела лестница. В левом от неё углу располагались большие коробки, корзины и ящики. В правом – алхимический стол с многочисленными разложенными на нём ингредиентами и соответствующей аппаратурой. Беглецы закрыли на ключ дверь и подошли к столу. Готовых эликсиров, впрочем, здесь не оказалось. Зато были компоненты, отличные приборы и толстая книга с алхимическими рецептами.
– Нам бы не помешала ещё левитация. Ты, случаем, не умеешь варить зелья?
– Я? – переспросил Кололлиус. – Я – нет… да и нет у нас на это времени.
– Во всём можно разобраться, – весело сказал Амшегар, взяв в руки кальцинатор (непременная составляющая оборудования любого нормального алхимика, служащая в основном для выпаривания и конденсации будущего зелья) – довольно-таки увесистую стальную байду цилиндрической формы, на вид – помесь кастрюли и печки.
– Положи на место. Всё равно ничего толкового не сделаешь.
– Сюда, походу, надо что-то всунуть и зажечь… – данмер открыл крышку агрегата и втиснул в узкое отверстие свою руку. Попытавшись вынуть её, он обнаружил, что она застряла.
– О боже… – взмолился Альбециус. – Ты, кажется, забыл, где мы находимся. Харэ дурачиться! Я не хочу тут задерживаться.
– Погоди, сейчас освобожу руку и пойдём. Выход близко. А вообще, не хочешь задерживаться – и не приходил бы.
– Я по работе, – холодно сказал имперец.
– Кстати, а почему именно Камонна Тонг? Они же настоящие расисты, ненавидящие Империю, а ещё злодеи и головорезы… в общем, нехорошие люди. А ты, вроде бы, и не такой…
Имперец неодобрительно посмотрел на Амшегара. Тут они оба услышали громкий звон ключей за дверью. Кто-то пытался войти.
– Проклятье! Быстро за ящики! – скомандовал Кололлиус.
Беглецы спрятались за кучей ящиков в тот самый момент, когда некто за дверью открыл её. В комнату вошёл Эндар Дреним, специалист Телванни с не слишком располагающей к себе физиономией, что-то бурчащий себе под нос. В руках он нёс несколько свитков с магией. Дойдя до алхимического стола, он оставил их на нём.
– Это же тот самый тип! – прошептал Амшегар.
– И сейчас его не станет, – Альбециус осторожно достал арбалет и прицелился в телваннийца.
Вошедшим был данмер, которого беглецы встретили на выходе из комнаты, где ими был устроен погром. Тут он заметил, что на столе чего-то не хватает, чего-то хорошо знакомого и нужного. Пропал алхимический кальцинатор.
– Не понял! Что за шутки? – Эндар резко развернулся, почувствовав что-то неладное, и в этот момент имперец выстрелил.
Стрела попала ему в живот. Амшегар сразу же сообразил, что делать – он резко выпрыгнул из засады, и, перескакивая через ящики, направил в Дренима луч бледно-зелёной энергии из своего кольца Тишины. Тот к этому времени уже пытался сотворить заклинание, но оно сорвалось, и беглецы так и не узнали, что решил предпринять маг. Он не был экспертом в заклинаниях, его призванием была алхимия. Осознав, что ситуация критическая, Эндар обнажил своё оружие – стеклянный прямой кинжал. Но ему это совсем не помогло, так как подбежавший Амшегар размахнулся кальцинатором (который по-прежнему сковывал его правую руку) и сильно ударил им его по руке так, что кинжал вылетел из неё. Далее, с восторженными возгласами авантюрист продолжил методично избивать бедного алхимика: ещё несколько ударов обрушились на него, но уже по голове, сбив его с ног. В процессе процедуры кальцинатор наконец слетел с руки героя, а телванни безуспешно пытался встать.
– Эй, – окликнул Амшегара Кололлиус, державший врага на прицеле. – Отойди в сторону!
Тот сделал, как он сказал. Почувствовав, что удары прекратились, Эндар поднял голову… И тут же уронил её на пол. Со стальным арбалетным болтом в глазу.
– Оу, скамп! – воскликнул Амшегар, всплеснув руками. – Да ты там конкретно намастырился со своими пумами!
– Насчёт камоновцев, – как ни в чём не бывало вернулся к разговору Альбециус. – Расисты – возможно. Злодеи, головорезы – скорей всего. А вот в том, что я не такой, ты точно прав, – улыбнулся он. – Я гораздо хуже.
– Всё, вопрос о вступлении в Камонна Тонг снимается!
– Вот и хорошо. А теперь посмотрим, что нам принёс этот псевдо маг, который даже и колдовать-то толком не умел.
А принёс он свитки возврата в количестве двух штук. Амшегар узнал их, они принадлежали ему.
– Ха! И вновь судьба насмехается надо мной! – воскликнул имперец. – Возврат! Не Божественное Вмешательство, не Вмешательство Альмсиви, а скампов Возврат!
– У тебя не установлена Пометка?
– Да. Мне всегда хватало простых Вмешательств. До сегодняшнего дня.
– Повод исправиться.
– Ну а ты-то что? Я не вижу радости на твоём лице. Или тоже не можешь применить эти свитки?
– Конечно могу! За кого ты меня принимаешь? – усмехнулся герой. – Я установил Пометку в одном очень… очень защищённом и безопасном месте. Так что, в любой момент могу слинять.
– Так чего же ты ждёшь? – безразлично спросил Альбециус.
– Ха! Не думай, что я уйду вот так просто! Да, я помогу тебе выбраться! И потом, у меня тут кое-какие дела.
– Дела? Ну-ну. Впрочем, ладно. Тогда идём.
– Угу.
Обыскав труп и ящики (на первом ничего интересного не было, в ящиках же были какие-то старые доспехи, стрелы и такое же оружие низкого качества), герои снова закрыли дверь на ключ и спрятали в углу убитого телваннийца. Потом они пошли наверх. Там, взобравшись по очень крутому, почти вертикальному, но невысокому склону, они вышли к двери. И, только открыв её, они оказались на воле!
Наконец, после стольких приключений им удалось достичь вершины башни и вдохнуть в лёгкие свежий ночной воздух! Безоблачное небо было усыпано звёздами, а Массер и Секунда ярко светили над головой.
– Мы прорвались! – возрадовался Альбециус. – У нас получилось!
– Погоди, основное испытание впереди! Нужно где-то раздобыть левитацию.
Перед героями была ещё одна дверь, ведущая в главный коридор верхнего этажа башни. Там располагались кое-какие важные помещения, включая кабинет господина Нелота.
– Нет… нет! – отрезал имперец. Туда я точно не полезу, и не надейся! К даэдроту левитацию! Спустимся так.
– Ты уверен в этом? – Амшегар посмотрел вниз на округлые стенки шляпок башни-гриба. Зацепиться было практически не за что. А падать долго.
– Я – да. Ты как хочешь, но соваться туда, прямо к свихнувшемуся тысячелетнему магу – это чистое безумие. Хочешь попробовать – давай. С твоими способностями и свитком возврата может что-то и получится, я же – пас.
– Ну что ж. Твой выбор. Не боишься свалиться вниз? Нет?
Альбециус промолчал. Он обошёл крышу, ища самое безопасное для первой части спуска место. Найдя такое, он подошёл к краю площадки и приготовился спрыгнуть на шляпку, что располагалась ярусом ниже.
– Ну, это самое… – немного подумав, сказал Амшегар. – Прощай, что ли.
– Прощай? Ну уж нет… До свидания! – ответил имперец и прыгнул.
Приземление было не таким удачным, как он рассчитывал. Из-за конусообразной формы шляпки он тут же скатился вбок. Тут бы ему и пришёл конец, но в последний момент Альбециус ухватился рукой за ножку малого гриба, росшего прямо из шляпки.
– Скампов гриб! – ругнулся он, переведя дыхание.
– Осторожнее, акробат! Ты как? – окликнул его сверху Амшегар.
– Жить буду.
Используя обе руки и ноги, Кололлиус смог взобраться на злополучную шляпку, а оттуда уже совершить более удачный прыжок вниз, на следующий грибной сегмент. С него же он ловко съехал на козырёк над главной входной дверью. Там удача изменила ему и, потеряв равновесие, имперец свалился на землю. Но с этой высоты падать было уже не так страшно, и кроме синяков и ушибов беглец повреждений не получил. Встав с земли и отряхнувшись от пыли, он натянул капюшон на голову и, в последний раз окинув взглядом башню, быстрым шагом пошёл прочь.
Теперь Амшегар остался один. Опять. Ему не хотелось пытаться повторить спуск Альбециуса. Он сомневался в своих силах на этот счёт. Зачем подвергать себя смертельному риску, если можно сделать всё гораздо изящнее и красивее? Герой очень хотел бросить вызов крепости великого мага ещё раз. И из-за поиска способа слевитировать вниз, и из-за возможности вернуть своё оружие, к которому он уже очень привязался. Ну а прямой спуск – как всегда – на крайний случай.
Данмер открыл дверь. В коридоре – никого. Только ряд дверей по правую и по левую сторону. Надпись на первой же справа гласила: «Оружейная».
Вот туда-то мне и надо – смекнул авантюрист. Открыв её нужным ключом, он вошёл в небольшую комнату, с несколькими ящиками в ней. На них и на полу находилось много разнообразного оружия и частей доспехов. Долго искать не пришлось – парализующий нож и катана Амшегара лежали на виду. Помимо этого здесь было ещё много достойных образцов, как зачарованных, так и нет. Из магии – в основном оружие со слабым эффектом стихийных повреждений при ударе. Герою особо приглянулась утончённая серебряная клеймора, очевидно бьющая молнией, а также стальной длинный меч с очень полезным эффектом временного облегчения веса оружия. Но данмер решил не нагружать себя сверх нормы – за спиной и так висел тяжёлый эбонитовый щит.
Стараясь двигаться как можно тише, он вышел из оружейной и направился дальше по коридору. Пройдя несколько дверей, ведущих в жилые помещения, он оказался перед туннелем вниз, по которому его и препровождал в камеру Варес. Справа, прямо над ним, была дверь, судя по надписи, ведущая в лабораторию. То, что он и искал. Оставалось только найти зелье и можно смело говорить башне «Прощай!». Ну или «До свидания».
Внутри была куча глиняных урн и матерчатых мешков, а у стены стоял массивный стол с алхимическими приборами на одной половине и эликсирами – на другой.
– Да! – возрадовался герой.
Он приступил к изучению их содержимого, ища левитацию. Однако здесь были одни только заживляющие и тонизирующие снадобья. Амшегар попал в алхимическую лабораторию самого лорда Нелота, а он уж точно не нуждался в «бутылочной» левитации. Не найдя нужного зелья, данмер уже хотел было повернуть на выход, но дверь в лабораторию открылась, и туда зашла данмерка в хитиновом укреплённом жилете.
– Так-так-так! Кто у нас тут здесь? Охрана! Вор! – крикнула она, доставая из ножен стальной короткий клинок, сверкнувший мутно-зелёным светом.
Паралич! – сразу догадался Амшегар. – Но ничего, и мы тоже не лыком шиты!
Не дожидаясь инициативы с её стороны, герой выхватил свой нож и резко метнул в неё. Этот клинок годился как для метания, так и для ближнего боя, и в силу своих превосходных данных, попал прямо в цель, пробил хитиновую броню и увяз в ней, парализовав её обладательницу. Данмерка застыла в своей позе и пошатнулась.
– О нет, только не с моим ножом! – Авантюрист быстро подбежал к ней и, схватив её за руку, вынул свой клинок, а потом отпустил. – Ну вот, теперь можешь падать.
Телваннийка полетела вниз. На эту картину смотрело несколько стражников, вышедших из прочих помещений. Последовал глухой звук удара тела низвергнутой эльфийки о пол внизу туннеля. Удивление на лицах стражи быстро сменилось искренним негодованием. Затем распахнулась дверь в кабинет Нелота, и оттуда вышел Варес.
– Ты!? – удивился он. – Ты же…
– Да знаю, знаю, уже ухожу! – Амшегар рванул к выходу.
Варес поспешно направил в беглеца шар ослабляющей энергии, но тот увернулся.
– Убить его! – крикнул он.
В убегающего героя было пущено несколько стрел (в комплект снаряжения телваннийских стражников, в отличие от стражи других Великих Домов, входил короткий лук со стрелами, а сами они проходили стрелковую подготовку), но они или пролетали мимо, или не причиняли ему никакого вреда. Один из законников был довольно-таки искуссным лучником: он сделал три точных выстрела – и три стрелы отскочили от спины данмера также легко, как и попали в неё.
Ну вот, щит всё же пригодился! – подумал тот.
– Эй, народ, ну что тут стряслось? – из двери справа прямо перед носом беглеца выскочил Энгаэр, участвовавший в его задержании.
О происходящем ему доходчиво объяснил непосредственно Амшегар при помощи удара локтем в нос, после чего Энгаэр сполз по стенке вниз, больше не задавая глупых вопросов.
Ещё пара стрел отрекошетили от эбонитового щита за спиной беглеца, прежде чем он скрылся за входной дверью.





Глава LXVIII: Хочу в тюрьму!!

Что же, у имперца получилось, и у меня получится! – Амшегар сел на том же выступе, откуда совершил свой прыжок Альбециус, и наклонил голову, так, что был практически полностью закрыт щитом со спины.
Лучников долго ждать не пришлось. Они высыпали из башни на площадку и начали стрелять по беглецу. Впрочем, безрезультатно.
– Да что там на нём одето? – послышались удивлённые возгласы стражников.
Тут на крыше появились ещё двое.
– Так, где этот малец!? – крикнул один из них.
Амшегар сразу узнал этот голос. За ним пришёл он, сам Нелот. Медлить было больше нельзя, и герой прыгнул…
…и завис в воздухе.
– А ну прекратить стрельбу! – скомандовал хозяин башни.
Услышав это, больше никто стрелять не смел.
– Так, посмотрим, что у нас на этот раз… – Нелот повёл пальцем, и Амшегар плавно поднялся вверх, но он по-прежнему висел спиной к наблюдающим.
Тогда волшебник сделал круговое движение кистью, и беглец развернулся к нему лицом. Авантюрист смеялся. Уж чего он точно не мог предположить, так это то, что станет дистанционно управляемой марионеткой в руках телваннийского мага-психа.
Телекинез, передвижение предметов посредством силы воли, силы мысли – одно из самых универсальных заклинаний Имперской Школы Магии, а в руках сильного чародея – поистине могущественный аргумент на все случаи жизни. Передвигая многочисленные предметы без прямого физического контакта и комбинируя этот приём с другой магией, можно достичь потрясающего разнообразия эффектов! Амшегар оказался в объятиях одного из них. Телекинез в исполнении лорда Телванни – это не перемещение стального шарика по гладкой поверхности в исполнении неофита.
– Что смешного, сволочь?! – крикнул Амшегару один из стражников.
– Он скинул вниз Иврамиэ! – пояснил другой.
– Молчать! – заорал Нелот. – Ты, – обратился он к Амшегару. – Ты что это тут устроил? Решил, что можешь безнаказанно шастать по моей башне, убивая моих людей?! Так, где этот бретон? Я поручил ему всё уладить! Найти и привести сюда!
– В этом нет необходимости, – усмехнулся подвешенный в воздухе герой. – Мы честно спросили разрешения побродить тут, но он промолчал. А потом умер. Внезапно как-то так… И совершенно случайно! Но ничего страшного, не такая уж и большая потеря.
– Понятно, – сказал Нелот. – Что ж, одной проблемой меньше.
– О… да у вас, я смотрю, прекрасная кадровая политика! Тогда должен сообщить, что по ходу дела, мы избавили вас ещё от пяти проблем.
– Ты? Убил ещё пятерых?! Ты лжёшь, вам, двоим безоружным ничтожествам, это не под силу!
– Хе-хе! Те четверо, что самое интересное, тоже так сначала подумали. А ещё один так вообще не понял, что произошло. И как эта халупа, – он окинул башню взглядом, – как она ещё не оказалась захвачена местными бродягами? С такой-то «могущественной» охраной!
– Проверить башню! – скомандовал Нелот двум стражникам. – А ты, – вновь сказал он Амшегару, – отвечай, где тот, что был с тобой?
– Он уже ушёл. Ему здесь не понравилось. Слишком скучно! Ну а я решил задержаться и забрать кое-какие мои вещи.
– По-моему, ты забрал слишком много вещей! Что это у тебя за спиной? Тебе придётся всё вернуть, и вернуть сполна! – злобно прорычал лорд-маг.
– О да, конечно. Лови! – Амшегар снял с себя завёрнутый щит и, размахнувшись, выбросил его за спину. – Упс! Немножко не рассчитал направление, – улыбнулся он, видя негодование на скрежещущем зубами лице волшебника.
Нелот попытался словить свёрток телекинезом, но промахнулся. Гнев ещё сильней овладел им.
– Гррр… ну погоди, сейчас я вытрясу из тебя всё остальное! – лорд Телванни начал буквально трепать Амшегара по воздуху из стороны в сторону. – Никто не имеет наглости воровать у меня! А тот, кто имеет, – долго не живёт!!
– О-ха-ха! Потрясём! Ха-ха-ха-ха! – заржали остальные.
– Да-э-э-э-дро-от!! – заорал герой, испытывая перегрузки. – Ты-ыы то-очно ппси-и-их!


На лавочке неподалёку от Тель Наги сидело трое человек. Несколько молодых данмеров возвращались из таверны и решили немного побыть на улице и поболтать. Разговор как раз зашёл о деньгах.
– И всё же я считаю, что большое богатство – зло. Золото озлобляет и делает людей чёрствыми и безразличными.
– Ну нет, ты совсем не прав. Я видел богатых людей и при этом нравственных и добрых. Большие деньги их почему-то не портят, так что причина зла не в них.
– Ну… это большая редкость. Богатство имеет тот, кто к нему постоянно стремится. А это скряги и скупердяи, они всю жизнь потом сидят на своих дрейках и боятся их потерять. Вот страх потери и траты, он-то и озлобляет…
– Но согласись, это богатство сначала надо заработать. Так что, деньги – заслуженная награда за труд. Глупо было бы отрицать, что мы все работаем не за просто так.
– Хех, ну прям таки обязательно «заслуженная»? Воры и коррумпированные чиновники, которые на самом деле тоже являются ворами, только более высокого уровня, они-то уж точно получают свои сверхприбыли не тяжким добросовестным трудом.
– О… Это совсем другое дело! Хотя и воры тоже по-своему «работают».
– Ну-ну, куда там, другое… Честному человеку не получить состояния. Ну а ты что, философ? – обратился он к третьему данмеру, который молча смотрел на их спор и улыбался. – Ты-то что об этом думаешь? Богатство, оно что – зло или добро?
– Да, проясни ситуацию! – поддержал его второй собеседник.
– На самом деле, всё проще пареного батата, – начал тот. – Всё двойственно. Для тех, кто мыслит крайностями, деньги всегда будут рассматриваться или только злом или как смысл жизни.
– Опять про противоположности?
– Верно! К богатству надо правильно относиться. Его нужно уметь и получать и жертвовать. От него нельзя зависеть, чтобы не озлобиться! И уж, конечно же, оно не даётся за просто так. Всё в этой жизни зарабатывается. Причём зарабатывается истинно – своими мотивами и помыслами. Незаработанное, упавшее с неба богатство – страшная штука. Если человек не готов к его получению, оно принесёт ему беды, страдания и несчастья, оно может даже его убить!
– Убить? – рассмеялись собеседники.
– Ну, да, – спокойно улыбнулся тот.
– Это как так?
– Ну смотрите, сейчас обрисую на приме… – но не успел он договорить, как откуда-то сверху прямо ему на голову упал большой тяжёлый свёрток.
Оглушённый философ свалился под лавочку и отключился. Данмеры молча переглянулись. Один взял упавший предмет и стянул с него ткань. Это был щит.
– Кажется, это эбонит.
– Очень дорогая штука.
– Вот за что люблю нашего друга – он всегда всё так доступно объясняет…
– Угу. Коротко и ясно.


Решив, что Амшегар проучен достаточно, Нелот прекратил его перемещения в воздухе и вновь подвесил перед собой.
– О-хо-хо… ё-ё-ё… – перевёл дыхание герой. – Я говорю, что его люди мертвы, а он бесится из-за какого-то барахла… Эй! – крикнул он остальным. – У вас чудесный хозяин!
– Господин, господин! – на крышу вбежал стражник.
– Что?
– Мастер Эндар Дреним! Он убит. Прямо в собственной лаборатории! Иврамиэ выжила, но сломала себе шею! А ещё мертвы Беренгеваль, Ванель, Савезея и Фальдан!
– Малакат! – вскричал Нелот, ещё раз хорошенько тряхнув Амшегара. – Ты убил мастера Дренима! Ты хоть представляешь, что ты натворил?
– Мастера? Не хочу показаться невежественным, но я не заметил в нём никакого особенного мастерства. Ну, разве что, мастерства ловли арбалетных болтов глазами.
– Теперь мне придётся искать нового алхимика! – заорал тот. – А алхимиков такого уровня, как Эндар Дреним, сейчас днём с огнём не найти! Ты… СКАМПОВ ИДИОТ!
– Не беспокойтесь, господин, – попытался утешить его Варес. – Я завтра же распоряжусь нанять нового алхимика, ничуть не хуже…
– О, Варес, закрой рот!
– Молчу, господин.
Бытует мнение, что эльфы могут жить вечно, если их не убивать. Это не так. Судя по всему, Нелот был более всего опечален (если это можно было так назвать) именно потерей своего личного знахаря, который изготавливал для него снадобья от старческих недугов. Старость… Даже сильнейшая магия Телванни против неё бессильна. Заклинания и целебные припарки только временно убирали боль, создавая какую-никакую иллюзию здоровья. И вот, тысячелетний волшебник, находящийся не в самом лучшем расположении духа (которое, впрочем, уже стало для него нормальным состоянием), узнаёт, что какой-то проходимец эту иллюзию разрушил! Не трудно догадаться, что это сулило нашему герою.
– О, Малакат! Ты мог просто тихо уйти, но нет, ты, глупец! Мало того, что ты убил моего алхимика, так ты решил остаться и пограбить мою башню! Теперь ты умрёшь страшной смертью… – зловеще сказал Нелот.
– Ну ладно тебе, не плачь… – ласково сказал Амшегар, улыбнувшись. – Хочешь, я буду твоим алхимиком?
Но Нелот не оценил шутки. Он резко взмахнул рукой, и Амшегар с неистовым криком и на огромной скорости взмыл в небеса. Спустя секунду, как только он уже набрал достаточную высоту, лорд Телванни сотворил ярчайший белый шар концентрированной энергии огня и, злорадно улыбаясь, метнул его вдогонку нашему герою. Но шар летел не по прямой. Нелот сам управлял траекторией его движения!
– Что это? – шёпотом спросил удивлённый стражник, который только недавно устроился на службу в башню.
– Особенное заклятье господина, – с трепетом в голосе пояснил Варес – он уже несколько раз видел, как Нелот творит это фантастическое заклинание, отправляя в небытие неугодных слуг. – «Новая Звезда».
– То есть? – не понял новичок. – Что произойдёт?
– Беднягу разорвёт на кусочки.
В этот момент стражнику стало ясно, почему первое и самое главное правило, которое он услышал при приёме на работу, гласило: «Что бы не случилось, не прекословь лорду Нелоту. А ещё лучше вообще не попадайся ему на глаза».
Все подняли головы к небу и, затаив дыхание, смотрели как шар пылающего пламени уходит ввысь и приближается к цели. Но, к удивлению Нелота, в момент столкновения большого взрыва с огнём и ошмётками, как он любил, не последовало! Вместо этого в небе воссияла ярким белым светом точка, действительно напоминавшая звезду. Потом от неё отделился такой же по виду огненный шар, похожий на первый, и полетел назад, прямо в башню!
– Какого?.. Не может быть!.. – Нелот в изумлении взирал на приближающееся пламя.
– Отражение! – вскричал Варес.
Стражники в испуге рванули ко входу в башню. Варес юркнул в угол с другой стороны площадки. Но могучий волшебник не растерялся. Нелот сделал полукруговое движение открытой ладонью перед собой, творя заклинание, и всю крышу башни накрыл огромный магический огненный щит-купол – аура, защищающая от огненных заклинаний.

Это не Азура, это Шигорат! – пронеслось в мыслях Амшегара, когда шар, посланный Нелотом, врезался в него и был поглощён. – Это его безумные игры!
Герою удалось справиться с этим заклинанием (и теперь он полностью был уверен в своих особых способностях абсорбации силы Стихий), но от образовавшегося переизбытка энергии он не смог контролировать себя и машинально избавился от её излишков, сотворив подобное, но гораздо более слабое заклинание. Теперь он находился в свободном полёте, а левитация, даже если она и получится у него за тот короткий промежуток времени, что ему отведён до приземления, не спасёт его от набранной инерции. Иного выхода спастись опять не оказалось.
– Одно радует… – подумал герой, сжав находящийся в кармане свиток. – Мне не приходится выбирать!

Шар пламени на полной скорости врезался в магический щит, разразившись ослепительным взрывом. Аура на мгновение покрылась яркой световой сетью, но за её пределы огонь не прошёл.
– Малакат! Ещё никто не отражал это заклинание! – воскликнул Нелот. – Где этот прохвост? Куда он подевался? Он мне нужен!
Но с неба никто не падал. На земле внизу тоже никого не валялось.
– Варес!
– Да, господин? – Варес осторожно вылез из-под шляпки маленького гриба, где он прятался в последние секунды.
– Найди его, – приказал Нелот.
– Кого? – недоумевая, спросил тот.
– Этого вора, которого я запустил вверх, и которого теперь нигде нет, кого же ещё?!
– А он разве не… не взорвался?
– Болван! Ну где ты видел взрыв и разлетающиеся мясные куски? Это отражение или поглощение заклинаний. Но как?.. Вот это меня интересует! Этот парень полон сюрпризов…
– А может, он просто применил телепортацию?
– Вот скажи, ты правда такой идиот или прикидываешься? Если у него был свиток, то почему он не использовал его раньше?
– Да, господин, вы правы… – хмыкнул Варес.


Клутус Муриус стоял на вершине башни и нёс вахту. Той самой башни, с крыши которой невероятным образом от правосудия улизнул опасный заключённый. После этого вопиющего инцидента весь гарнизон был приведён чуть ли не в боевую готовность. Ещё бы – такой позор! Полсотни вооружённых солдат бегали по периметру форта туда-сюда, от одной башни к другой! И что в итоге? Три сбежавших заключённых. Убитый тюремщик. Три обезвреженных легионера. Два выбитых зуба у священника алтаря Девяти! И целое море ора от капитана… Невесёлая статистика. В наказание за своё картинное падение со стены Клутус был удостоен чести нести ночное дежурство на крыше башни пятнадцать ночей подряд. Не в лучшем положении оказались и его друзья, Ремус и Орманий. Оба получили по пятьдесят нарядов каждый. Орманий был разоружён и спущен вниз по ступенькам башни, а Ремус вообще связан и подвергнут страшным пыткам ужасной магией, как он сам потом рассказывал. Потом, правда, его ещё несколько часов пытали на допросе по поводу того, чего хотел этот сбежавший заключённый и не выведал ли он у него какой-нибудь важной военной тайны? Но ему ещё повезло, мог вообще в ящик сыграть.
– Ох, и задам я ему трёпку, если он ещё раз сюда сунется! – решил сам для себя Клутус, но не успел он закончить свою мысль, как в шаге от него сверкнула яркая вспышка, и в ней появился человек! Легионер быстро отскочил назад, натягивая тетиву лука.
– Стой! Ты кто будешь? Ты… ты?! – имперский лучник узнал телепортировавшегося. Это был он!
– Ох… – вздохнул Амшегар, облокотившись на каменную кайму башни; его голова всё ещё кружилась после этого взлёта.
– Это ты! Я буду стрелять! Я… я убью тебя!
– Погоди ты, стрелять он будет… Дай хоть в себя прийти… – Амшегар потянулся за своим ножом, но на этот раз противник оказался быстрее.
Клутус выстрелил. Данмер попытался увернуться и преуспел! Стрела пролетела мимо, однако, этот трюк не прошёл для Амшегара бесследно: он потерял равновесие и слишком сильно перегнулся через край башни. Он и не заметил, как уже лежал на земле. В ушах звенело, в глазах – муть, во всём теле – тупая боль. Последнее, что он успел сделать – это нащупать на шее чудо-амулет поверженного арбалетчика и активировать его силы. К счастью, зарядов хватило. Низвергнутый с самой высокой башни форта авантюрист почувствовал, как приятное тепло разлилось по всему телу, и отключился. Опять.




Глава LXIX: Знакомьтесь: Мёртвая Голова!

Эриррис хмуро смотрел на дно своей давно опустевшей кружки гриифа. Дно было покрыто пятнами какой-то болотного цвета жидкости, ничего общего с алкоголем не имеющей. Стол тоже ничего выдающегося из себя не представлял – заляпанный жиром и со въевшейся в дерево выпивкой. У имперца было предостаточно времени изучить его, чтобы с завязанными глазами несколькими дротиками пробить четыре пятнышка комунникового сока на нем. Почему, спросите вы, Эриррис уже даэдрот знает сколько времени сидит в таверне, выпив всего пару кружек гриифа и занимаясь исключительно рассматриванием обстановки трактира Мадач, единственного в Гнисисе кабака? Просто он слишком хорошо себе представлял последствия совместной пьянки вместе с орками. Он ещё не настолько обезумел, чтобы покончить жизнь таким страшным способом, ибо страшнее оркских поминок могут быть только поминки орков-легионеров. Оказалось, что Гарук состоит в побратимстве чуть ли не с тремя четвертями местного гарнизона, то есть со всеми своими зеленокожими собратьями в этой деревне. Почти сразу, как они прибыли в форт, Гарук, на ходу раскидывая солдат (особенно не везло хлипковатым данмерам, изредка попадавшимся на пути – двоих он просто вырубил ударами об стену, отпихивая их своими здоровенными ручищами) и таща за собой тело Делы, пробрался к местному священнику Огрулу, которого почему-то иначе как капеллан Огрул никогда не звали. Похоже, что это и был тот «священник-целитель», о котором упоминал Аэнгот. Дальше Эриррис не особо разобрал, что начал орать Рубило и что при этом начал делать Огрул, так как, только увидев прицепленный к рясе священника кожаный бубен, к которому тот начал тянуть руки, он сразу поспешил удалиться, предчувствуя, что если он останется здесь хоть на одну лишнюю минуту, ему придётся принимать участие в церемонии освящения тела перед погребением. Скамп его знает, какие тут обычаи, но лучше не рисковать. Уже однажды приходилось исполнять танец обкуренного оркского шамана несколько часов кряду вместе с немного свихнувшимся на религиозной почве зеленокожим здоровяком, и этого ему хватило на всю жизнь. Около получаса он прождал под дверью в каплицу, молчаливо рассматривая все пребывающих орков-легионеров. Полного комплекта доспехов они, в основном, не носили – положенная кираса, ботинки и один-два наплечника здесь были вроде как основной модой. В тоже время он не мог не заметить, что имперцы, собравшиеся поглазеть, что ж такое здесь случилось, были экипированы по всему положенному уставу, в полном обмундировании. Про себя Эриррис не без злорадности заметил, что оркам доспех и не был нужен – и так сомнут любого.
Наконец Гарук и Огрул вышли. Причём сразу было видно, что в качестве «средства повышения связи с духами» капеллан использовал весьма полезные снадобья класса «спирт», причем даже не факт, что разбавленные. Гарук тоже выглядел слегка захмелевшим – видимо, успокаивал нервы. Под громкие сетования он объявил о смерти своей лучшей подруги, после чего оглохшие имперцы утащили потерявшего сознание данмера, не вовремя вклинившегося в толпу. Дальше процессия, состоявшая из шести десятков легионеров, плавно переместилась в кабак, по пути распевая песни об усопших воинах. По дороге к ним присоединились все, кто не застал Гарука в форте, так что почти весь нижний этаж трактира занимало восемьдесят здоровых выходцев Орсимера, поглощавших алкоголь в непомерных количествах. Все, кто имел несчастье оказаться в это время там, стали соучастниками этих поминок. Сейчас на ногах находился только один из них – разрисованный татуировками нордлинг, который сам, видимо, мог дать фору нескольким легионерам. От местного руководства, которое заседало за одной из дверей, выходящих в нижний зал, не было слышно ни звука. Видимо, ставшие свидетелями уже не одной такой попойки, они потеряли всякую надежду на установление жёсткой дисциплины среди разбушевавшихся орков. В основном все присутствующие чередовали громкие рыдания с бравыми боевыми гимнами, вперемешку с обычными кабацкими песенками и поминальными тостами, смысл которых в основном состоял в слове: «Выпьем!». В общем – весёлая и дружная компания. Благодаря тому, что все они были уже порядочно пьяные, они не особенно оглядывались на притихшего в углу имперца, который, едва только пропустив первые кружки гриифа, благоразумно убрался в единственный на нижнем этаже тихий уголок. Масло в фонарях, висевших там, закончилось, и потому там получился уютный полумрак, где можно было незаметно посидеть. Заснуть, правда, здесь было невозможно из-за гама, который стоял в зале, но это лучше, чем потом целый дней страдать от головной боли и слабости во всём теле. Так что пока он занимался тем, что проникался ненавистью к грязному столу. Теперь, после того как надоедливый данмер был надёжно упрятан за решетку, где он наверняка уже съел свою последнюю баланду, заниматься было исключительно нечем. Можно было поработать на Аэнгота, но воровство – дело не интересное, да и особой тяги к этому имперец не имел. Если учитывать то обстоятельство, что он уже успел поссориться с Камонна Тонг, то благоразумнее всего было бы подобру-поздорову убраться с острова куда-нибудь, а ещё лучше – подальше из Морроувинда вообще. Но Эриррис просто не видел в этом смысла. Здесь у него была какая-никакая репутация, уже вон, как «тёртый вор» успел прославиться. Вне Вварденфелла у него не было ничего, кроме головной боли и тяжёлых воспоминаний. А в Киродииле и сейчас, наверное, опасно показываться. Уж там-то местные его нескоро забудут.
Можно, конечно, уйти на «малую родину» – в Эльсвейр. Только делать там нечего. Единственные, кто его там на самом деле ждёт, так это целая толпа злопамятных босмеров, которые при первой же возможности пристрелят его за милую душу. А для путешествия в другие земли у него нет денег… Хотя, признаться, было бы неплохо съездить разок в Аргонию или к йокуданцам. Там, может быть, возможно отыскать несколько хороших учителей боевых искусств. И, честно говоря, очень хотелось хоть раз оказаться в пустыне воинов – Хаммерфеле. О редгардах Эриррис был очень высокого мнения, как о бойцах.
Но его теперешние финансы этого просто не позволяли. Значит что? Нужно придумать, как их добыть. Тут вроде как была гильдия воинов-наёмников… Нет, Анаси ведь говорила – она под пятой у камоновцев. Примерные черты лица они знают, а для таких мстительных ребят, как эти, такого будет достаточно. Хм… Может, Великий Дом? Кто его знает, какие у них расценки…
– Чего сидишь?
От столь неожиданно раздавшегося вопроса Эриррис вздрогнул. Но более неожиданным был даже не сам вопрос, сколько голос, произнёсший его. Он был женским. И принадлежал отнюдь не орчихе. Подняв глаза от стола, он уставился на противоположный его конец. Поначалу имперец ничего не заметил, но после некоторого времени он всё же различил в полутьме бесформенный силуэт в плаще, облокотившийся на стену и закинув ногу за ногу. Там, где по идее должна была находиться голова, ярко блестели два глаза. Оставалось только удивляться, каким образом Эриррис не заметил её, когда сюда шел. Да, сидя неподвижно, было нелегко заметить, что здесь кто-то ещё есть, но он бы сразу приметил выделяющуюся из общего фона фигуру.
Наконец фигура распрямилась и наклонилась над столом, сняв при этом капюшон. Эриррис, проведя несколько пассов руками и прошептав нужное заклинание, применил Кошачий Глаз, чтобы разглядеть её в темноте. Это действительно оказалась достаточно молодая девушка. Смешанная кровь. Черты лица она переняла от имперцев, а вот её огненно-рыжие волосы и голубые глаза были наследием нордлингов. В целом, сочетание получилось неплохое, хотя с наследниками нордов такое редко бывает. Само лицо сохраняло скучающее выражение. Видимо, она была здесь ещё до того, как Гарук с компанией оккупировали трактир. Видимо, ей просто надоело ждать, пока орки достигнут своего предела.
– Ну? Там, вроде как, твои друзья. Почему ты не с ними? – нетерпеливо спросила она, даже не пытаясь обратиться на «вы», как того требует вежливость.
– Я не поклонник выпить, – сдержанно ответил Эриррис.
– Я заметила… Кого они там хоронят?
– Делу. Это подруга моего друга, – ответил имперец, сразу же обругав себя за столь глупо составленное предложение.
– Её все-таки убили? Не удивительно – у неё было много врагов. Видимо, ручной орк, которого она всюду таскает за собой, не помог её вовремя.
– Мы с Гаруком вроде как друзья, – заметил Эриррис. Его обидело, что эта женщина так говорит об одном их тех, к которому он проникся симпатией за такое короткое время, а такие вещи он очень ценил.
– Правда? Не обижайся, но это и в самом деле так. Дела умела вертеть людьми так, как хотелось того ей, а этот орк был всего лишь одной из её пешек.
– Я её не знал, и судить не собираюсь. Но всё-таки не стоит так говорить о Гаруке.
– Да я и не против. Из того, что я о нём слышала, парень он достаточно неплохой, хоть и орк.
– Принимаю. А ты что, уже встречалось с этой дамой?
– Пару раз виделись, – судя по её тону, встречи были проведены отнюдь не в дружеской обстановке. – Меня зовут Тамика. Тамика Тапари, – она протянула правую руку имперцу.
– Эриррис. Без фамилии, – пожав руку, ответил он. Рукопожатие у неё, на удивление, было необычно крепким.
– Странное имя.
– У тебя не лучше.
– И вправду, – улыбнулась та, положив левую руку на стол. Скосив глаза на неё, он, сам не знаю почему, напрягся. Теперь было заметно, что она, в отличие от правой, была одета в перчатку из тонкой, голубого цвета, ткани, на которой серебристыми нитями был вышит странный знак – круг, в который был вписан треугольник с находящимся в нем глазом. Внешние стороны треугольника и круга были оплетены неизвестными Эриррису символами, а вместо зрачка у глаза было вышито нитями червонного золота колесо.
– Что это?
– Перчатка, – в упор глядя на имперца, сказала она.
– Нет. Что это за символ?
– Без понятия. Я получила её в подарок, и он был уже тогда. Правда мило смотрится? Кстати, у большинства, увидевших этот знак подобная реакция.
– Ты колдунья, – отчеканил Эриррис.
– Да. Быстро догадался, молодец. Интересно знать, каким образом?..
– Ты Телванни, – всё таким же чеканным голосом, прервал её имперец.
Даже без Кошачьего Глаза было видно, как напряглась чародейка. Из её кулака вырвалось несколько желтых искр, а воздух вокруг всколыхнулся и размылся, словно от жара.
– Разве это имеет какое-то значение? – холодно спросила она.
– Нет. Но из того, что я знаю об этом Доме, вас лучше стеречься.
– Главное не давать повода…Ты, к слову, тоже воин. И магией немного владеешь.
– Не совсем, – коротко сказал имперец. – Но близко к этому. И да, я умею творить несколько эффективных штучек.
– Полезно. Я могу надеться, что ты никому не скажешь о моей фракции? С нами не все в хорошем отношении, особенно те, кто подчиняется Редорану.
– А есть ли смысл? – пожал плечами Эриррис. В трактире же начиналась предпоследняя стадия пьянки – драка. Охмелевшие орки под громкий хохот начали ломать об головы друг друга деревянные кружки. Не всем это нравилось, и теперь уже их зелёные черепушки испытывали крепость орочьих кулачищ. То и дело из одного конца зала в другой перелетали стеклянные бутылки, остатки стульев и столов. Все рычали и со всей заядлостью молотили всех, кто попадался по дороге. Норд, к слову сказать, тоже подключился к драке, и пока с успехом избивал орков. И всем было весело.
– Спасибо.
– Было бы за что. А зачем ты пришла сюда? Тебя ведь не пейзажи сюда привлекли.
– Ну, в общем, тут всё равно никакого секрета нет, что в Арвс Дрелене живёт телваннийский волшебник. Вот к нему я и шла. Зашла сюда выпить и перекусить, как нагрянула эта орава орков.
– Как обыденно все… – начал было имперец, но тут его грубо прервали.
Очень грубо. Хоть и не нарочно. В этот момент последняя стеклянная бутылка, пролетев по красивой прямой, на всей скорости разбилась об эриррисову голову. Естественно, она такого посягательства на свою целостность не ожидала, и имперец мгновенно отключился, свалившись со стола на пол и погрузившись в омут беспамятства.




Глава LXX: Неоконченное дело

Пробуждение было болезненным. Голова гудела, словно гонг, и где-то в области виска пульсировала тупая боль. С трудом разлепив глаза, покрытые мутной плёнкой, он попытался понять, где он находится и что, даэдрот подери, вообще случилось. Его взгляду предстало серое, однообразное полотно, чего-то на расстоянии двух метров от него. Или четырех… Или сколько их там было? Возможности разглядеть хоть что-то из окружающего мира не было вообще. Ещё и эта головная боль. Постепенно обретая возможность видеть и, что самое главное, думать, он заключил, что находится в каменном помещении с довольно низким потолком. Попытавшись встать, его ждало жестокое разочарование – он был привязан верёвками к постели.
– Так… Это уже не смешно.
Несколько раз дёрнув рукой и удостоверившись, что просто так от них не освободишься, он завертел головой, пытаясь больше узнать о том, где он сейчас находится. Слева от него была стена, сложенная из обтёсанных камней. Эриррису припоминалось, что именно так были выложены стены форта Дариуса. Справа стояло несколько столов, заставленных какими-то приспособлениями, мисками и коробочками, и небольшая полка, на которой была целая куча бутылок различного размера, цвета и формы. Очень смахивало на кабинет алхимика. В любом случае, кому бы не принадлежала эта лаборатория, если бы он был нормальным человеком, то привязывать никого к кровати он бы не стал. Осторожно, чтобы не затянуть петли туже, он ещё раз попытался освободиться. Бесполезно. Узлы завязаны качественно, не ослабишь. Но намерения сдаваться Эриррис не имел. Лучше встретить хозяина стоя на ногах и, желательно, с чем-нибудь крепким в руках.
Но, что не удивительно, не суждено. Вскоре рядом раздались голоса, которые, по мере приближения их владельцев, становились все громче. Из-за толщины стен и акустики помещения расслышать, кто это, было невозможно, не говоря уже о том, чтобы понять, о чём они говорят. Ясно было только, что говоривших двое. Послышался скрип дверей, и в комнату кто-то вошёл. Изогнув голову, Эриррис посмотрел в сторону, откуда донёсся звук, пытаясь разглядеть вошедших. И тут же со стоном повалился на кровать. Его худшие опасения оправдались. Сейчас имперец дорого отдал бы, чтобы оказаться где угодно, пусть даже в самом сердце Валенвуда, только не здесь. Эриррис серьёзно испугался за свою дальнейшую судьбу, которая ничего хорошего не предвещала. Изо всех сил уповая на последнюю надежду, что веревки порвутся, он потянул вверх руки. От напряжения все сухожилия вздулись, на лбу бедняги выступили капли пота, но путы не поддались. А в это время, расплывшись в улыбке матёрого кагути, к постели приближался капеллан Огрул, потирая зелёные руки.
– Чего же ты так нервничаешь, а? Неужто умом тронулся? – продолжая ухмыляться, сказал Огрул.
– Эй, шаман недоделанный, отпусти меня! Иначе я на самом деле буйным стану!
– Э, нет, так дело не пойдёт…
– Что значит не пойдёт?! Развязывай, живо! Иначе, когда я встану, то ты у меня ляжешь, зелёный! – заорал Эриррис.
– Аха-ха, что-то я сомневаюсь, – заржал капеллан. – Эти верёвки даже Гарук разорвать не может, а уж он-то детина что надо. А уж в вязании узлов я вообще мастер! Ладно, от разговора к делу. Голову мы тебе вылечили… – Огрул покосился на беснующегося Эрирриса, тщетно пытающегося вытянуть руки из петель. – Хотя, судя по всему, не до конца. А вот с раной на плече придётся поработать, так-то!
– Не надо! Само заживет!
– Как так не надо? Очень даже надо! Ты не беспокойся, будет почти не больно…
– Минутку, что значит «почти»?!
– Да дык, делов-то – ампутируем пару пальцев с ноги, наложим пиявок и замажем раскалёнными углями, чтоб красиво выглядело! – радостно гыкнул орк, надевая на левую руку толстую перчатку.
– У меня, вообще-то, плечё проткнули! И не нужно никаких пиявок, они противные!
Эриррис много на своём веку повидал. Но целитель-садист – это что-то новенькое.
– Не бойся, страдалец ты наш. Это я так шучу, – капеллан потрепал имперца по щеке. – Но больно всё равно будет, – сочувственно вздохнул он.
– Может лучше… – начал было Эриррис, но тут Огрул натренированным движением левой рукой закрыл имперцу рот, а другую прижал к месту, куда его ударил покойный убийца из Мораг Тонг. Орсимерец не соврал – было действительно больно. Такое впечатление, будто что-то высасывало из Эрирриса все силы и жизненные соки, а потом толчками загоняло обратно. Вдобавок ко всему в голове снова появился противный туман, мешающий думать, и тошнота. Попытки освободиться ничего не дали – видимо, Огрул уже наперёд знал реакцию всех его пациентов. Оставалось только терпеливо ждать и бороться с желанием прибить капеллана после того, как он его развяжет.
Огрул терпеливо мордовал своим адским заклятием Эрирриса. Наконец он закончил и, вытерев рукавом воображаемый пот на лбу, хлопнул себя руками по животу.
– Ну вот, как новенький! Эх, ай да я!
– Да поняли мы, поняли. Ты только развяжи меня, – борясь с всё нежелающей проходить дурнотой, простонал имперец.
– Эге, ну теперь и можно. Только обещай, что буйствовать не будешь. Я своей же стряпнёй лечиться не хочу, – Огрул, приступив к освобождению Эрирриса, начал насвистывать какую-то песенку, жутко при этом фальшивя.
– Да после твоего, кхм… «лечения» единственное, чего хочется на самом деле – напиться в усмерть…
– Хе-хе, не ты первый, не ты последний. Лады, освобождай место. А то уже спать хочется. Девка твоя снаружи ждёт…
– Чего? – удивился Эриррис. Спустя несколько секунд он наконец понял, кого имел в виду Огрул. Тамика. Кто ещё, кроме как не маг, мог доставить его, сквозь толпу пьяных орков, к лекарю? Спустя ещё несколько секунд до него дошёл остальной смысл фразы капеллана. – Знаешь что… спи лучше, зеленомордый.
Из комнаты он вышел под оглушительный смех Огрула. Из неё он попал в уже известную ему каплицу, где орк-священник проводил свои службы. Тамика стояла здесь же, сложив руки на груди. Теперь, при свете факелов, Эриррис смог разглядеть её получше. Черты лица она почти полностью переняла от имперского родителя за исключением чуть более узких щек. Глаза и волосы, как уже упоминались, полностью были наследием нордов. То, что он вначале принял за черный плащ, было на самом деле темно-синего цвета мантией, свисавшей до колен. На ней был нагрудник, который, видимо, был сделан по заказу, поскольку был достаточно необычен для местных видов доспехов. Он был узок, закрывающий всю талию и часть плеч, выделанный из воронёной стали. В нём не было громоздкости имперских доспехов, но защищал он лучше, чем какой-либо кожаный или хитиновый. Поножи, тоже необычной конструкции, представляли собой нечто вроде кожаных штанов, до колен прикрытых кольчужной «юбкой» с разрезами спереди и сзади. На ногах у неё были подбитые железом кожаные ботинки, покрытые серой пылью и местами почерневшие, будто побывавшие в огне. Заметив Эрирриса, она повернулась к нему.
– Ну что, выжил?
– Как видишь… А что со мной, собственно, случилось?
– Скажем так: ты стал жертвой оркского радушия…
– Что-то в последние встречи с сей расой я постоянно получаю какие-то травмы, – схватившись за то место, куда попала бутылка, проворчал Эриррис. Голова ещё немного болела.
– Орки, которые служат в Легионе – нормальные ребята, по большому счёту. Главное только под горячую руку им не попасть.
– Вот уж с чем я не могу не согласиться. Ну, наверно, мне следует сказать спасибо.
– Да не за что, – рассеянно ответила колдунья. – Может быть, теперь ты будешь немного лучше думать о Телванни.
– Я буду лучше думать только об одном из них. Обобщениями я не страдаю. Но у меня из головы всё не выходит тот знак на твоей перчатке…
– Я же сказала, что когда я её получила, он там уже был, – спокойно ответила магичка.
– Хм… Верю тебе на слово. Может быть, это просто у меня паранойя... Сколько сейчас времени?
– Половина первого, или около того.
– Серьезно я пролежал… Эх, наверно, мне уже пора. Я пойду, если ты не против?
– Конечно. Хотелось бы ещё с тобой пообщаться, но, как говорится, дела не ждут. Прощай.
– До свидания, – чинно наклонил голову имперец и направился к выходу. Но когда он уже почти скрылся за тяжёлой дверью, закрывающей вход в каплицу, Тамика внезапно окликнула его.
– И все же, как ты узнал, что я телваннийка?
– Никак, – улыбнулся Эриррис. – Я просто предположил.
За этим они и распрощались. Тамика осталась сидеть в комнате, а Эриррис вышел из форта и пошёл по направлению к порту силтстрайдеров. Теперь, после попойки, из Гарука вытрясти хоть какие-то сведения о Ходоках было так же легко, как прикоснуться к Лорхану. Единственное, что сейчас вообще можно получить от него – трещину в черепе. Возможно даже не одну. Очень не хотелось терять время, дожидаясь прихода орка в здравый рассудок, и поэтому было решено поехать на силтстрайдере в Балмору. Хоть он и был уверен в том, что расправился с Амшегаром, проверить всё же стоило. Чем этот скамп не шутит...
– То-то я посмеюсь, если, по приезду в город, узнаю, что он сбежал, – сам про себя усмехнулся Эриррис.
Тем более, из города можно было телепортироваться к Ювелиру и снять какую-нибудь работку, на первое время. Да и, честно говоря, спать в самой захудалой таверне Балморы, кишащей ворами и камоновскими собаками, было куда спокойнее, чем здесь, среди «доблестных» легионеров форта Дариуса, или, как его ещё называют, Мертвой Головы.


Было не очень приятно вдыхать сухой и пыльный, с примесью запаха гниения, воздух Балморы после Гнисиса, не такого заселённого и расположенного на природе. Там он был намного чище и душистее, если можно так сказать. Но что поделать? Каждый большой город имеет такую проблему. С ней остается только свыкнуться. Хотя, стоит признаться, здесь всё же достаточно неплохо. Все-таки Хлаалу стараются поддерживать свою резиденцию в как можно более респектабельном виде. Эрирриса ещё немного качало после поездки на силтстрайдере. Он никогда ещё не ездил на этих гигантских насекомых-переростках с длинными, покрытыми хитином, ногами. Заставляли двигаться эти башни, манипулируя длинными костяными иглами, вонзаемыми в чувствительные нервные точки, с помощью которых жукам отдавали различные команды. Хотя стоит признать, что поездка – достаточно скучная вещь. Особенно сильно досаждала постоянная качка – эти жуки из-за длины их ног шли вперевалку, покачиваясь из стороны в сторону, и поэтому приходилось постоянно следить, чтобы не свалиться вниз, но погонщики предусмотрительно крепили специальные ремни, за которые можно было привязаться себя. Все те твари, которых они повстречали по дороге, спешили как можно быстрее ретироваться от этих туповатых гигантов, которые легко могли раздавить или сбить с ног даже такое чудовище, как кагути – огромное существо, покрытое коричневой шкурой, передвигающееся на двух мощных ногах. Его сильная и непропорционально большая к остальному телу голова с несколькими дополнительными костяными пластинами поддерживалась мощной шеей, а около пасти торчали два огромных бивня. Зрачки глаз у кагути во время преследования или охоты всегда были расширенны. Если они выбирут себе жертву, то продолжают преследование до своей или её смерти. Эта тварь – одна из самых опасных хищников во всем Вварденфелле, если не считать даэдр, конечно. Стремительные, сильные и беспощадные. Но панический страх перед силтстрайдерами преследовал даже их. Единственное, чего следовало остерегаться, так это скальных наездников. Жуки не могли причинить вреда птицам, и они иногда устраивались возле силтов, прямо так, паря в воздухе, чистя клювы об их прочный панцирь. Поэтому не удивительно, что все погонщики превосходно владели арбалетами и умудрялись сбивать этих чёртовых птиц даже при сильной качке.
Ехали они достаточно долго. Эриррису порядком надоела эта дорога и потому, по приезду в Альдрун он решил сократить путь, воспользовавшись услугой мастера-телепортанта из Гильдии Магов – хоть и дороже, зато гораздо быстрее. Пройдя по безлюдному коридору теперь уже балморского отделения Гильдии, он оказался на улице. Сейчас, судя по всему, было пять часов, ну или около того. Очень хотелось спать. Хех, ещё бы, почти целый день на ногах! Так что сейчас план прост – таверна, стаканчик чего-нибудь крепкого и кровать. Немного поколебавшись в выборе между Южной Стеной и Восьмью Тарелками, последней всё же было отдано большее предпочтение. У Баколы была неплохая кухня, но клиентура заставляла всерьез опасаться за содержимое своего кошелька. А сейчас хотелось просто провалиться в глухой сон, без опасения за свои вещи.
Пройдя по едва освещённой улице, мимо дома Ра’Вирра, торговца с широким спектром не совсем надёжных товаров, мимо других лавок многочисленных коммерсантов, торгующих всяким хламом, имперец дошёл до спрятавшейся под каменным навесом дверки, ведущей в таверну. Повернув за ручку и открыв её, Эриррис спустился в небольшой зал, заставленный столами и лавками. Народу было немного – несколько весьма необаятельного вида имперцев в подранной одежде и закутавшаяся в дорожный плащ данмерка, которая, уронив голову на грудь, мирно спала в углу. За стойкой находилась не Дульнея, а, видимо, её помощница, поскольку эту девушку, тоже данмерку, Эриррис ранее ни разу не видел. Видимо, после бессонной ночи, проведённой в бодрствующем состоянии, она порядком утомилась, и теперь полулежала на прилавке, прикрыв глаза. Присев на высокий стул рядом со стойкой, имперец деликатно кашлянул, привлекая внимание девушки. Та, сонно моргнув, уставилась на нового посетителя.
– Чего? – не слишком вежливо спросила она.
– Полстакана шейна, пожалуйста…
Девушка молча нырнула под стойку, выискивая из стоящих там в ряд бутылей нужную. Но, после непродолжительных поисков, она вынырнула оттуда ни с чем.
– Шейна на прилавке нет. Может быть, возьмёте чего-нибудь другого?
– Не рискну пить грииф или мацт перед сном. Чревато последствиями, – коротко ответил Эриррис.
Девушка, поджав губы, вышла из-за прилавка и направилась в запасы, ворча себе что-то под нос. Вообще ему было всё равно, что пить перед сном – грииф или шейн. Но у второго был более приятный вкус. Имперец, вытащив один дрейк, стал пропускать его туда-сюда между пальцами, пытаясь расслабиться. Его не покидало липкое и неприятное чувство, будто что-то идет не так. Оно появилось ещё на половине дороги к Балморе, и с тех пор стало только сильней. Самое противное было то, что имперец совершенно не понимал, откуда оно. Не интуиция, не его превосходное чувство самосохранения, столько раз спасавшее его, нет. Это было что-то другое. Будто идущий изнутри шёпот…
– Неужели опять Их сила? – пронеслось в голове убийцы. – Нет… Невозможно.
Руки, против воли, начали дрожать. Кого действительно боялся Эриррис, так это тех существ…
Но поток мыслей имперца был прерван. Вначале громко хлопнула дверь, а после этого, в зал вошли трое стражников Хлаалу. Все они были с обнажёнными головами, свои шлемы они держали в руках. Один из них был в очень плохом расположении духа. Это можно было заметить по тому, что он без перестану ругался.
– Ремал, даэдрот тебя раздери, объясни всё нормально! Анелен, ну хоть ты его успокой!
– Успокоить?! К Шигорату! Единственное, что меня сейчас может успокоить, так это вид кишок Радда, чтоб его Молаг Бал разодрал на части! – в бешенстве стражник швырнул свой шлем об каменный пол. Тот, отскочив, полетел в сторону голодранцев, испуганно съёжившихся за своим столиком.
– Ремал! Не психуй, нам сейчас только проблем с имперскими солдатами не хватает!
– К даэдроту всех! Эти свиньи, да как они вообще смеют так поступать!? Ален, это был наш, НАШ пленник, мы его взяли, мы, Хлаалу! Он был под нашей юрисдикцией!
– Какой к скампу пленник? Мне хоть кто-нибудь объяснит, что вообще случилось?!
– Мы с Ремалом вчера днём отловили в Южной Стене контрабандиста, торговавшего скуумой и эбонитом. Приказ пришёл свыше, с указанием обязательной его поимки… – начал с виду более спокойный стражник, которого назвали Анеленом. Только почерневшее лицо выдавало сдерживаемый им гнев.
Эриррис похолодел. Сонливость будто рукой сняло. Невозможно… он не убит?! Каким образом? Ведь тюремщик должен был накормить заключённых ещё днем, а горьколистник действует достаточно быстро. Он не справился. Но что же тогда случилось?
– Мы доставили его в форт. Потом, спустя немного времени, я, Ремал и мастер Дондос пришли туда, чтобы допросить его. Он обладал особыми знаниями, которые очень ждали на верхушке. Я не знаю точно, что это была за информация, но нам с Ремалом обещали большую награду. И тут, когда мы приходим, нам заявляют, что заключённый сбежал, убив тюремщика и освободив заодно остальных заключенных! Видел бы ты Дондоса – он рвал и метал, требовал показать ему темницу и труп, чтобы удостовериться в правдивости сказанного. Но стража не солгала. Я своими глазами видел труп того человека, который раньше сторожил заключённых. Мы ушли ни с чем. Но тут три часа назад к нам со всех ног несётся посыльный из форта! Заключённый вернулся обратно в форт и был опять пойман! Ты можешь себе представить такое?! Вначале Дондос не поверил, думал, что его разыгрывают и клялся, что затейники шутки жестоко заплатят, но легионер клялся, что ни слова не соврал. Мы поверили. В том же составе мы опять направились к форту. Но там…
– А там – что ты думаешь?! – снова заорал Ремал. – Этот недоношенный гуар Радд отказал нам! Ты только представь, он забрал этого заключенного под власть Империи, мотивируя это тем, что «этот парень вашим грязным ручонкам не достанется, вы не сможете вести с ним свои тёмные делишки, клянусь Талосом!»! Слово в слово! А потом он, прямо перед Дондосом, выписал указ, по которому заключённого сопроводят в рудники Кальдеры сегодня же, в шесть часов утра! Он унизил нас! Это был официальный плевок в сторону Хлаалу! Как они вообще могут...
Время будто замёрзло. Звуки вокруг исчезли, будто их поглотила внезапно появившаяся из ниоткуда тьма. Важным оставалось сейчас только одно – Амшегар жив и ускользает из его рук.
– Нет… Невозможно. Это просто невозможно.
Монета выпала из рук и, со звоном ударившись об пол, покатилась по нему. Эриррис, подорвавшись со стула, метнулся к выходу, по дороге отталкивая ошарашенного Алена. Ему вслед донесся выкрик трактирщицы, которая только что вернулась из запасов с заказанным шейном. Нет, не до выпивки сейчас, и уж тем более не до сна. Молнией вылетев из таверны, имперец побежал через улицу к воротам, а оттуда – по дороге к форту.
– Лишь бы успеть…
Когда показались башенки форта, имперец позволил себе немного сбавить темп. Он спрятался за камнями на небольшом пригорке, откуда взгляду была открыта вся дорога от форта, но самого его было очень сложно заметить. Замерев в таком положении, он принялся ждать. Ждать, пока имперцы выведут его жертву. Возможно, было бы благоразумнее сразу телепортироваться в Кальдеру, но кто его знает – может, легионеры решат повести его пешком, ссылаясь на то, что он мог обладать магическими способностями. А если в пути что-нибудь случится, и имперец окончательно потеряет след – ничего хорошего от его «работодателей» ждать не стоит.
– Амшегар… Кто же ты такой, даэдрот тебя раздери? – прошептал Эриррис.
Wertgard
хм...масштабно, продолжай конечно же  smile.gif, пока судить не могу - прочитать не успел, но наало бредовое biggrin.gif
зы:аватара меня удивила)
М'Айк-Лжец
Бредовое начало? В принципе да)) Однако что ещё можно было ожидать от данмера-психа, проснувшегося на тюремном корабле посреди моря да ещё к тому же с амнезией?  biggrin.gif
М'Айк-Лжец
Глава LXXI: Не время спать!

Амшегар нехотя раскрыл глаза и начал крутить головой, пытаясь сориентироваться в пространстве. Всё было слишком смутно, чтобы нормально разглядеть. До его ушей доносились чьи-то голоса, но и их расслышать он тоже был не в состоянии. Кости жутко ныли. Мысли и воспоминания вперемешку. Герой кое-как встал на четвереньки, но тут же опять упал на пол, уткнувшись носом в спальник. Да, его разбудили, но просыпаться он не спешил. Тогда в ход пошли более радикальные средства: вместе с парой добротных пинков Амшегар получил ещё и достаточную порцию энтузиазма. Достаточную для того, чтобы вновь сконцентрировать свои зрение и слух, разглядеть тех, кто его потревожил, а также внять их «дельному предложению». «Вставай, мразёныш, а то худо будет!» – Имперские легионеры прекрасно излагают свои требования – кратко и лаконично. А главное – как понятно! Данмер издал нечленораздельный звук, что можно было расценить как согласие, и медленно поднялся на ноги, опёршись рукой о стену. Теперь его чувства были окончательно восстановлены, а голова почти перестала гудеть. Постепенно до него начало доходить, что произошло. И ничего хорошего произошедшее не предвещало.
– Всё, очухался? Отлично. Теперь идём за мной, – сказал легионер.
– Куда это? – спросил герой, приложив к голове руку.
Теперь он ещё и заметил, что на ней до боли знакомый, уже почти что родной, телваннийский рабский наруч. Ну вот! – могут ведь, если захотят! Похоже, имперцы быстро провели «работу над ошибками», а значит, магии в ближайшее время не предвидится, и вырваться будет куда сложнее. Но в любом случае, об этом думать было ещё рано – Амшегар еле держался на ногах.
– Хех, – усмехнулся имперский солдат, – в рудники, куда же ещё?
– Угу, – добавил другой, – твой новый дом на следующие пятнадцать лет.
– Ты, должно быть, слышал о знаменитых Кальдеранских эбонитовых шахтах, да? Уверен, там тебе найдётся отличное применение!
– Ох, просто замечательно. Сейчас, только соберу чемоданы… – вновь почувствовав головокружение Амшегар присел на свой спальник.
– Эй, какого!?.. Куда расселся? А ну вставай! – прикрикнул на него имперец.
– Да, да, уже, сейчас, ага, даэдрот… – протянул герой. – Ой, ребятки, я до смерти хочу пить. Дайте чего-нибудь что ли?
– Напьёшься из лужи по дороге. Давай, шевелись!
– Желательно, конечно, флину… – продолжал герой, игнорируя стражей. – Но… не откажусь я и от бренди, можно просто вина на худой конец – я не обижусь.
– Эй!!
– Слушай, я тут, когда уходил, оставил целый мешок отличного выдержанного бренди! 304, кажется, года… или 302… не помню. Но не суть важно – тащи всё сюда, там по ходу и разберёмся, – весело сказал Амшегар.
– А ну встал! – резко крикнул легионер и наполовину вынул свой палаш из ножен.
– Не-не-не-не! – замахал тот руками. – Так дела не делаются! Тихо, тихо, всё, сдаюсь! Согласен на простую воду.
– Так, заключённый, хорош выделываться! – вмешался третий легионер, стоявший здесь же. – Бен, дай ему флягу, не зря ж её взяли всё-таки.
– В точку! Слушай своего приятеля, Бен! – засмеялся разлёгшийся на спальнике заключённый.
– Для тебя я – господин офицер. Пей и идём! И учти, больше предупреждений не будет!
Солдат протянул Амшегару флягу. Утолив свою жажду, тот, наконец, встал и окончательно пришёл  в себя.
– Ну вот, другое дело! – утерев рукавом рот, улыбнулся авантюрист. – Я готов. Ну что, в путь-дорогу?
Легионеры переглянулись.
– О, Стендарр! И откуда же ты такой взялся?
– Ну-у-у, это длинная история… – начал Амшегар. – Я расскажу вам по пути.
– Чувствую, дорога будет весёлой…

По пути к дверям из главного фортового здания Амшегар то и дело ощущал на себе множество презрительных (и не менее – восхищённых) взглядов других солдат. Негодование по поводу убийства своего товарища, радость из-за хоть и затянувшегося, но всё же свершившегося правосудия, восхищение мастерством Амшегара, с которым он противостоял целому форту, смешки, вызванные его до невероятности нелепым возвращением в руки закона, да и просто интерес к этому странному преступнику – все эти чувства были на лицах тех, кто видел его в этот момент. Посчастливилось нашему герою встретить и своего «старого знакомца» – Сомутиса Вунниса, священника алтаря Девяти, которому знакомство с ним стоило двух зубов. Данмер улыбнулся во весь рот и помахал ему рукой, потрясая цепями наручников. Но тот почему-то выдал в ответ несколько иной набор эмоций…
Их путь лежал на север, сначала в обход восточнее Балморы, а после – прямо по главному тракту Западного Нагорья, меж двух горных гряд. В Кальдеру можно было попасть и гораздо проще – воспользовавшись услугами телелепортанта из Балморской Гильдии Магов, но в случае с Амшегаром начальство форта решило отказаться от этого решения – кто знает, что он ещё сможет выкинуть, оказавшись в городе, да ещё и там, где находится куча всевозможных магических вещей. Но и на открытой местности при соответствующих навыках и при должном их отсутствии у стражей заключённый мог совершить побег. Однако в данном случае ситуация была прямо противоположная: легионеры были подготовлены что надо, а Амшегар лишён практически всех своих возможностей. Однако если уж тяга к свободе была нестерпимо велика, узник мог пойти на другой, ещё более рискованный шаг – дать волю ногам, а дальше – как повезёт. Данмер взял этот вариант на заметку, но от конкретных действий всё-таки решил воздержаться – был тут один сдерживающий фактор в виде длинных луков за спинами каждого из сопровождающих его солдат.
В первые же десять минут пути Амшегар так достал имперцев историями о своих недавних приключениях, что им пришлось перейти от предупреждений к конкретным действиям. На этом рассказы о эпических штурмах крепостей и побегах из лап сумасшедших лордов Телванни закончились. Дальше до Кальдеры конвой шёл молча.
Через пять часов они добрались до города. Это был небольшой шахтёрский городок, построенный в имперском стиле. Поскольку Вварденфелл был богатейшим по залежам эбонита регионом Империи, а главный пункт по добыче эбонитовой руды на этом острове – именно шахты Кальдеры, этот город имел важнейшее стратегическое значение, а следовательно, процветал. Тем не менее, особо смотреть здесь было не на что (Ну, разве что, кроме замка, вот только экскурсию нашему герою никто организовывать не спешил), и конвой долго в Кальдере не задержался.
После того, как северо-западные ворота города были позади, легионеры с нашим героем продолжили свой путь по дороге на запад, а потом – через расщелину в горах, прямо по дороге к знаменитым шахтам. Теперь Амшегар был не в лучшем расположении духа. Надежда убежать уменьшалась с каждой минутой. А рудники были всё ближе и ближе. Тогда данмер решил прибегнуть к последнему средству…
Но легионеры бесцеремонно попрали его талант переговорщика, рассмеявшись ему в лицо. Это довольно сильно ударило по его самолюбию! Как же так? – недоумевал авантюрист, ведь он целый час продумывал речь. Остаток пути до шахт герой размышлял над тем, чем же так не понравилось имперцам перспектива бартера «возможность сбежать за первоклассные эбонитовые доспехи»? Ведь это была чистая правда.
Наконец они дошли до моста, отделяющего комплекс шахт от дикой местности. Само поселение располагалось в низине. Со всех сторон по кругу его окружали высокие горы – это и был тот самый боковой кратер Красной Горы, в честь которого назвали посёлок, – так что сбежать из такого места должно было быть скампски сложно. Единственный нормальный путь – через мост и горную расщелину, но сторожевые башни и многочисленная стража максимально его затрудняли.
Конвой был встречен двумя стражниками Хлаалу. Один из сопровождавших Амшегара легионеров предъявил нужные бумаги, после чего пленника отвели в офис Горнодобывающей Компании, где началась процедура оформления нового каторжника. Не прошло и десяти минут, как всё было окончено.
– Амшегар, заключённый номер 427; Новая Каторга; Третий отсек; Отряд 4. Срок наказания – двенадцать лет и шесть месяцев, – отчеканил канцелярский секретарь комплекса.
– Новая Каторга? – переспросил герой. – Звучит воодушевляюще. Прям как «новая жизнь»!
– Ха-ха-ха! Для тебя оно так и будет! – рассмеялся легионер.
– Хе-хе, теперь-то ты точно будешь иметь дело с эбонитом! – улыбнулся его коллега.
– Ага, и наковыряешь не на один «первоклассный эбонитовый доспех»!
– Ой, умора! Надо будет рассказать парням! Ладно, мы своё дело сделали, даже быстро как-то управились. Пойдём, посидим в Лопате Шенка.
Имперские легионеры ушли, а Амшегар остался в кабинете.
– Так, теперь ты, слушай сюда. И внимательно, – властным тоном обратился к нему сидевший здесь же немолодой бретонец с наглой надменной рожей. – Ты у нас по совокупности особо тяжких преступлений, а значит, надолго и в соответствующем режиме. Это повышенные требования. Более высокая дневная норма руды, меньше паёк, жёстче контроль и наказания. И будь уверен, за тобой здесь будет глаз да глаз, так что не вздумай что-нибудь учудить. За малейшие проступки следует наказание. Это ясно?
– Это… – хотел было что-то сказать авантюрист, но тот его перебил:
– Молчать, когда я говорю. Это ясно. Так, отлично. Теперь. Я возглавляю Канцелярию эбонитовых шахт Кальдеры. Проще говоря, главный здесь я. Для тебя я господин Эрнар. Господин Динариус возглавляет стражу. Ну вот. Это главное, что тебе надо знать.
– Но… – только и успел открыть рот данмер.
– Тихо. Вижу, тебе не терпится приступить к работе. Не волнуйся, скоро так и будет. Да, и вот ещё, один маленький совет. Не создавай нам проблем. Чтобы не создавать проблемы, соблюдай правила и беспрекословно выполняй приказы стражников и магов. Будешь хорошо себя вести, и я подумаю о переводе тебя на стандартный режим отбывания наказания. Ну вот. Теперь всё. Увести.
– Эй, а как же… – но Эрнар не услышал, что ему хотел сообщить данмер, так как подошедший стражник грубо взял последнего под руку и вывел его из кабинета.
Амшегара вытолкнули во внутренний двор офиса и посадили на скамейку перед большой доской с объявлениями и правилами колонии.
– Советую хорошо изучить распорядок дня и устав, – сказал ему стражник. За нарушение устава всегда следует наказание. Поблажек не будет. Работа для тебя начнётся сегодня же. Ожидай тут. И что б без глупостей! Всё, я тебя предупредил.


Кончиками пальцев помассировав виски, Эриррис вновь попытался собрать свои мысли в одну связную цепь. Бесполезно. Недостаток сна мучил не хуже голодовки в тюрьме. А таким относительно гуманным способом многих заставляли быстро осознать, что они, в принципе, могут быть и посговорчивее, или что устраивать беспорядки – не такая уж и интересная затея. Тех нескольких часов беспокойной дрёмы в «корзине» силтстрайдера хватило, чтобы имперец не свалился с ног от усталости, преследуя конвоируемого в шахты Кальдеры Амшегара. Пару раз ему казалось, что из-за его вялых движений он производил слишком много шума, что могло тут же его выдать. Но всё это оказывалось лишь развитой паранойей, к счастью. Из Балморы в Кальдеру вёл довольно продолжительный путь, и в город они добрались только к одиннадцати часам. Эриррис преследовал Амшегара до самого входа в шахтёрский городок, но дальше идти не посмел, так как проникнуть там незамеченным, казалось, было просто невозможным. После этого имперец направился прямиком в таверну, где он собирался обдумать дальнейший план действий. В таком состоянии, в котором он сейчас пребывал, мало чего толкового можно было надумать, но Эриррис, не смотря на всю свою осторожность, всё же был оптимистом, и сосредоточился на том, что он знает.
Ясно, как божий день, что его «заказчикам» заточения в шахты их цели было мало. Пускай для контрабандистов, особенно с отягчающими дело побегом обстоятельствами и убийством солдата Легиона, шахты были, фактически, смертным приговором, но для них и этого наверняка было бы недостаточно. Был чёткий приказ – убить. И хоть Эриррису жутко не нравилась эта ситуация, но здесь оставался только один выход – необходимо проникнуть в шахты, найти и убить Амшегара собственными руками. На первый взгляд эта затея казалась безумной, так как самую богатую шахту эбонита-сырца в Морроувинде должны, соответственно, охранять так, что даже мыши сочли бы порчу местных припасов безумной затеей. Не говоря уже о природном ландшафте, который в этом скалистом районе должен быть очень неровен и холмист, с крутыми склонами и очень острыми камнями на дне оврагов, падение на которые означало бы если и не верную смерть, то тяжёлые травмы, уж это точно. Но в этом безумном мире, к счастью для убийц и воров, вообще нет абсолютно надёжной системы защиты, которую нельзя было бы обойти. Для того, чтобы проникнуть в шахтёрскую долину, просто необходимо было достать её план. Если он начнёт действовать вслепую – провала не избежать. Но где? На охраняемую территорию – где искать карту или, на худой конец, информатора, было бы логичнее всего, – его не пропустят, если Эриррис, в свою очередь, не раздобудет разрешения. А вероятность того, что какому-то проходимцу просто так его выдадут, ещё меньше чем шанс, что он найдет готового продаться стражника или наёмника. А достаточной суммы, чтобы подкупить чиновников, он просто не имел.
– Мда, мы зашли в тупик… – кисло подумал имперец.
Но сдаваться он не то что бы не собирался, но просто это было равносильно если не самоубийству, то кое-чему плохому уж точно. Дважды тупик. Осталось выбрать одно из меньших зол и попытаться разведать обстановку. Авось и выплывет что, и удача ещё усмехнётся ему. Но только не в таком состоянии… Настроение резко упало. Против сонливости, одолевающей его, было средство, достаточно простое в приготовлении и не требующее каких-либо особенных ингредиентов. Но… предоставь ему выбор – выпить это варево или сражаться против нескольких до зубов вооружённых легионеров, он бы несомненно выбрал последнее. Как всегда – другого выхода не остаётся…
Шенк, темнокожий редгард с гладко выбритой головой, стоял за стойкой и трудолюбиво чистил кружки. Его можно было назвать более чем преуспевающим человеком, судя хоть бы только по вышитой сорочке, явно сделанной на заказ и за приличные деньги. Он владел лучшей в этом городе таверной, и обычно ему приходилось иметь дело с хорошо оплачиваемыми солдатами, любящими пропустить кружечку-другую после длительного трудового дня. Несомненно – в своё время он приложил немало усилий и средств, чтобы удержать такой лакомый кусочек, вытравив или пережив всех прочих, кто пытался основать в центральном районе города своё дело. Мир коммерции достаточно жесток, не говоря уже о мире вообще, и судить его за это было бы глупо, чего очень часто не понимают многие горячие молодые люди, в своё время слишком сильно уверовав в «силу Добра» и законы чести. Каждый выживает, как может. Ладно, что-то отвлеклись. Встав из-за столика, Эриррис подошёл к Шенку, при этом слегка постучав по стойке, что бы привлечь его внимание.
– Чего изволишь? – мигом откликнулся трактирщик, отставив кружку, которую до этого момента он держал в руках. Она и без того была чистой, насколько это возможно, и, видимо, Шенк просто пытался чем-то себя занять.
– Мне необходимо, чтобы ты сделал мне одну смесь…
– Запросто! Из чего коктейль будем делать?
– Коктейль? – округлил глаза Эриррис.
– А ты как думал? В этом городишке, если ты не знаешь, собралась целая туча всевозможных имперских чиновников разного ранга и денежного состояния. А многие из них… скажем так – брезгуют «пойлом черни», как они говорят, но денег на более дорогую выпивку не имеют. Вот и вертятся. Ну так что?
– Хех… Бьюсь об заклад, такого «коктейля» ты ещё никогда не делал. Сколько это будет стоить?
– Смотря из чего делать будем… – озадаченно ответил Шнек.
Эриррис начал перечислять ингредиенты и их количество, которое было необходимо смешать. Некоторые, вроде горьколистника и солёного риса, смешиваемых с гриифом и комунниковым соком, вгоняли трактирщика во всё большее замешательство и заставляли сомневаться насчет трезвости ума его клиента. Но заказ он выполнил. В точности соблюдши пропорции, он смешал всё в одном стакане. После непродолжительной проварки получилась неаппетитного вида бурда болотного цвета с кусочками неразмешанных ингредиентов, которую Шенк с опаской подвинул к заказчику. Глубоко вздохнув, Эриррис решительно взял стакан и в несколько глотков осушил его почти до дна.
Было бы глупо ожидать, что вкус этой отравы изменится. Хотя имперец уже заранее собрался с духом, он едва не потерял сознание, едва жидкость коснулась языка. Схватившись за горло и закашлявшись, имперец облокотился на стойку, поставив стакан. Он всегда поражался, каким образом его бабке удавалось из вполне обычных и съедобных вещей готовить настолько мерзкие и эффективные варева? И, что самое главное, чем сильнее и лучше был эффект, тем более отвратительным был вкус и последствия от выпитого зелья. Каждый раз, когда Эриррис пробовал что-либо из её арсенала, он давал себе нерушимую клятву, что это был последний раз, когда он пользовался этими отравами. Но снова и снова появлялись такие ситуации, когда без них было просто не обойтись... К сожалению. Но теперь был хоть один плюс – усталость как рукой сняло. На семь-восемь часов хватит, а потом придётся терпеть и остальные издержки, не менее неприятные.
– А это что? – спросил Шенк.
– Лекарство. Ото сна, – коротко ответил имперец.
– В смысле?
– Чего непонятного? Спать не хочется.
– И… как, хорошо помогает? – осторожно спросил Шенк. Всё же внезапно побледневшее лицо имперца слегка насторожило его.
– Лучше не бывает… охо-хо, – тихо застонал Эриррис.
– Да ведь на этом можно кучу золота заработать! Ты знаешь, как сильно будут рады такой вещице стражники с ночного дежурства? Я уже не говорю… – возбуждённо начал было Шенк, но тут Эриррис резко его прервал.
– Это вряд ли. Всех клиентов растеряешь. Ты попробуй, для начала, – Эриррис пальцем подвинул стакан с остатками варева.
В глазах Шенка мелькнул подозрительный блеск, но стакан он всё же взял. Осторожно понюхал. Запах был отвратный, но он наверно решил, что судить по запаху такую ценную вещь нельзя. И отхлебнул. Честно говоря, описывать лица тех, кто впервые попробовал одно из варев бабушки, было очень интересно. Обычно их цветовая гамма варьировалась от пепельно-серого до зелёного, глаза расширялись, а губы становились цвета ранее выпитой отравы. Подавляющее большинство активно ругались и недобрым словом поминали Азуру или Талоса – кто в кого больше веровал. Это перед тем, как грохнуться в обморок, естественно. Шенк исключением не стал. Ну, разве что сознание не потерял, чем заслужил уважение имперца. Когда тот наконец прекратил ругаться и отплёвываться, Эриррис снова подал голос.
– Ну как?
– Молаг Бал меня раздери! Из какой даэдротовой ямы вышла эта скамповщина?!
– Лучше тебе не знать… Поверь мне. Кстати, этот вкус будет держаться у тебя во рту ещё пару часов, и смыть ты его не сможешь даже несколькими пинтами выпивки. Прибавь к этому ещё и то, что вскоре тебя так припрёт, что слова «Молаг Бал меня раздери» приобретут для тебя совершенно новый смысл. Итак, сколько с меня?
– Ммгх-а… – только и сумел промычать нечто нечленораздельное трактирщик. Вместо этого он показал семь пальцев на руках.
Молча выложив деньги, Эриррис направился к выходу. Уже за дверью он расслышал булькающие звуки. Видимо Шенк надежды ещё не терял… Наивный.
– Будет знать, как всякие незнакомые вещества употреблять, – сам себе сказал Эриррис.
Было решено всё же поискать кого-нибудь, кто за определённую сумму продаст ему план шахт. На данный момент это был единственный из возможных вариантов. А отступать-то некуда…




Глава LXXII: Матёрый

___________________________
6.00 – подъём;
6.20 – завтрак;
6.40 – прогулка;
7.00 – начало работы;
13.00 – обеденный получасовой перерыв*;
13.30 – работа;
22.00 – окончание дневных работ**;
22.30 – ужин;
23.00 – свободное время***;
24.00 – отбой.

* Перерыв может быть отменён в качестве наказания за нарушения и по решению администрации.
** Рабочий день может быть продлён в качестве наказания, а также по решению администрации.
*** Свободное время проводится исключительно в бараке и прилегающем к нему дворе, без права перемещения по остальной территории колонии. Администрация оставляет за собой право сокращать свободное время. Стражники имеют право осуществлять проверки в любое время без предупреждения.
____________________________

Амшегар ещё раз пробежал глазами распорядок дня для каторжников, силясь найти упущенные из внимания детали при первом просмотре. Их не оказалось. Цифры действительно были именно такими. Миража не было.
Да… похоже, они никогда не слышали про естественные и неотъемлемые права мера и человека. Стоп! А я-то откуда про них знаю, и что это вообще такое? Ох уж эта амнезия, память – вдребезги, и возвращаться не спешит… – данмер почесал подбородок и продолжил читать – ему было очень интересно, что приготовило для него это «приключение».

____________________________
Каторжникам следует чётко и неукоснительно соблюдать Устав, распорядок дня и приказы стражников, магов и служащих Восточной Горнодобывающей Компании.
Нарушение Устава наказуемо.
Нарушение распорядка дня наказывается назначением дополнительных работ сроком до трёх дней с увеличением дневной нормы выработки руды. В случае повторного нарушения – наказание увеличивается на семь дней. В случае систематического нарушения распорядка могут быть применены исключительные меры наказания.
Драки между каторжниками запрещены. Наказываются дополнительными работами сроком на 7 дней. В случае рецидива применяются исключительные меры наказания.
Убийство заключённого или раба наказывается предельными мерами.
Убийство стражника, мага, служащего ВГК или наёмного рабочего карается смертной казнью через публичное повешение.
Неповиновение распоряжениям стражи, магов или служащих ВГК запрещено. Наказывается дополнительными работами сроком на 7 дней. В случае неоднократного невыполнения распоряжений стражники и маги оставляют за собой право применить неограниченное физическое (и магическое) воздействие; после усмирения нарушителя к нему применяются исключительные меры наказания.
Запрещено нахождение каторжников без сопровождения охраны в неположенных для нахождения местах. К нарушителям могут применяться чрезвычайные меры вплоть до лишения жизни. К нарушителям также применяются исключительные меры наказания.
Запрещены оскорбления стражников, магов или служащих ВГК. К нарушителям применяются исключительные меры наказания