Поиск - Участники - Календарь
Перейти к полной версии: Искушение в Алхимии
ElderScrolls.Net Conference > Городской квартал > Академия Искусств
Tarissa
Первая история из цикла о моей героине Тариссе.
Ранние годы. Детство

Искушение в Алхимии
  Месяц дождя. В Эльсвейре в это время года довольно тепло. Еще не наступила удушающая жара месяца Середины года, но уже чувствовалось ее приближение. Тарисса была еще слишком юной, но достаточно взрослой, чтобы принимать участие в национальных праздниках и гуляниях. Поэтому сегодняшний день для нее был особенно скучным, поскольку родители строго запретили ей выходить из дома. К тому же она была под домашним арестом на время праздника. Её новое платье, которое было сшито собственноручно идеально шло к окрасу её шерсти. Хотя в Эльсвейре и не принято было носить платья, особенно Хаджитам, но начитавшись про молодую принцессу Талару, Тарисса заперла себя в мире грез и мечтаний о туалете принцессы. И теперь ей было особенно досадно, что весь её труд так и не будет оценен окружающими. Родители не восприняли стараний дочери, подругам же платье она еще не показывала. Близился праздник Шутника,  - до него оставался всего один день, - и родители были заняты подготовкой к гуляниям, помогая своим соседям. Она отошла от окна и присела на кровать возле своего платья.  Эх, ну почему я должна сидеть дома? – спрашивала она себя, поглаживая платье. Она присела за письменный стол и открыла небольшую записную книжку, в заглавии которой было написано “Дневник” и начала писать.
  27 день, месяца Дождя. Видимо родители серьезно обозлились на меня за то, что я устроила пожар в комнате. Эта занавеска все равно была старая, зато мои опыты по алхимии прошли удачно. Хотя я не получила желаемого эффекта, зато многое узнала. Например, что нельзя смешивать флин с красным песком и листьями хальклоу. Ну, может быть и можно их смешивать, но нагревать, точно не стоит. По крайней мере, на открытом огне.  Я думаю, родители пожалели трижды о том, что подарили мне набор начинающего алхимика. Но кто мог подумать, что первый мой эксперимент по вызову огненного атронаха будет провальным? И мне показалось, что вместо огненной соли вполне подойдет красный песок с берега реки. Хвост все еще болит, и выглядит крайне непривлекательно. Не переношу вид, и запах паленой шерсти. Если бы была возможность попасть на этот праздник, но каким образом? Родители в любом случае меня узнают, если увидят. Тем более они придут раньше меня домой, а мне еще хотелось бы потанцевать и показать всем мое новое платье. Если бы у меня был бы двойник…
  Перо остановилось в её руке, и в глазах заиграл огонек авантюризма. Именно с таким лицом рождаются величайшие идеи, в том числе величайшие в своей глупости. Но Тарисса об этом не думала, её волновал лишь праздник и её новое платье. Она закрыла дневник и поспешила к алхимическому столу. После недавнего пожара кальцинатор пришел в негодность, но она решила обойтись без него. Открыв свой алхимический журнал попутно с книгой “Алхимия для начинающих” и приступила к изобретению формулы по созданию двойника.
  В книге сказано – записывала она в свой журнал – что для создания чего-либо требуется твердая субстанция. Принцип равноценного обмена – вот главный закон алхимии. Но мне и не нужно создавать точную копию себя, мне достаточно лишь иллюзии, чтобы продержалась до позднего вечера. Думаю, мне понадобится экзоплазма. Только где её достать? Не важно, подумаю об этом позже.
Она продолжала читать и записывать параллельно свои собственные умозаключения в свой журнал по алхимии.
  Далее встает вопрос, как придать форму. Необходим был носитель, способный привязать эту иллюзию к нашему миру. Думаю, камень душ с магическим огоньком подойдет идеально.  Хотя у меня его тоже нет. Но одного камня душ недостаточно…
  Она прекратила записывать и отошла от алхимического стола. Точнее от той его части, которая не пострадала от пожара.  В ее глазах светилась искра исследователя, стоящего на пороге величайшего открытия. К куче пыльных книг по алхимии и зачарованию лежащих в беспорядке в углу, она стала искать необходимую ей книгу. Правда, какую именно, она не знала. Она лишь интуитивно догадывалась о том, что необходимая ей книга есть. Но вдруг ей на глаза попались “Записки о корне Нирна” и она стала жадно вчитываться. Судорожно искала глазами нужные строки о свойствах этого корня, о котором она имела лишь общее представление.
  Но одного камня душ недостаточно – продолжила она писать в алхимическом журнале, после того, как бегло прочитала о свойствах корня Нирна. Точнее о том, что полностью всех свойств никто не знает – необходима еще магическая субстанция достаточной силы, чтобы создать такой образ. Здесь мне поможет корень Нирна, который найти гораздо сложнее, нежели камень душ и экзоплазму. 
Она прекратила писать и задумалась на минуту. Где ей все это достать? И прежний энтузиазм, и воодушевленность постепенно стали пропадать, когда разум подсказал ей, что это невозможно. Но это было лишь минутное замешательство, словно болото мешавшее пройти молодому исследователю полному энергии и решительности для великих открытий.  Она быстро подбежала к журналу по алхимии и продолжила писать.
Но так же, как всем известно, одно может заменить другое. Во имя Лорхана, зачем мне корень Нирна? Я же не собираюсь создавать нового бога. Мне нужна лишь кратковременная иллюзия, поэтому, думаю, луговая трава из сада подойдет. Я неоднократно слышала про её магические свойства от торговцев Риммена. Экзоплазма тоже может быть заменена похожей субстанцией. Попробую скрибовое желе, думаю то же самое. Ну а чем заменить душевную сущность? Вот, пожалуй, самый главный вопрос всего предприятия.
  Тарисса вновь бросилась к книгам и стала жадно искать различные упоминания о предметах, наделяющих душой. Но её поиски не привели к желаемому успеху, поскольку количество книг, которыми она обладала, было не таким большим. И она вновь впала в уныние и вся затея с платьем и танцами стала вновь мелькать в её голове. Как нечто недостижимое. Она посмотрела на свой обгорелый хвост и её посетила идея. Как у первооткрывателя великого изобретения, её глаза наполнились вновь огнем интриги и живого интереса.  Она подскочила обратно к обугленному столу и живо продолжила писать в алхимическом журнале.
Сначала я подумала, что понадобится душа какой-либо сущности и мне не сразу пришло в голову, что этой сущностью должна быть я. Собственную душу я не смогу заключить в камень, да я и не собираюсь, мне это не понадобится. Я думаю, если я добавлю в зелье частичку себя, клок шерсти вполне подойдет, тогда сам раствор воспримет информацию от меня и от моего тела. Поскольку я всем телом и душой желаю попасть на этот праздник.
  Она закончила писать и с довольной ухмылкой присела на пол и стала мечтать о том, как она будет танцевать в новом платье. В единственном и неповторимом наряде, который подчеркнет и без того её несравненную красоту и грацию. Быстро опомнившись от мечтаний, она приступила к приготовлениям для эксперимента.  Луговую траву было достать довольно легко и скрибовое желе в том числе. Они часто ели бутерброды из желе и травы, которые были довольно вкусны при правильном приготовлении. Поэтому пока она собирала ингредиенты, она сдерживала себя от того, чтобы полакомиться этими вкусностями. Собрав все, что нужно она подбежала к алхимическому столу и приступила к эксперименту параллельно записывая все в журнал.
Для того чтобы создать устойчивый образ необходимо растереть луговую траву – продолжила она записывать в свой журнал – параллельно смешав с красным песком. Думаю, это будет не лишнее. Тем более в свойствах красного песка я до конца не убедилась, поэтому проверим, какие эффекты он добавит в это зелье. После того, как в равных долях смешать растертую луговую траву с красным песком и размять все ступкой до состояния однородной массы, необходимо вскипятить воду и добавить в нее скрибового желе. Из-за того, что в ходе прошлого эксперимента кальцинатор пришел в негодность, можно разогреть эту субстанцию в обычной кастрюле.
  Записав это, она вбежала в кухню и, добавив скрибового желе в кастрюлю с водой, поставила эту емкость на угли. Вернувшись к алхимическому столу, она продолжила писать.
Думаю массу нужно довести до кипения. Когда вода с скрибовым желе закипит, необходимо добавить туда смесь песка с луговой травой – записав это, она вернулась к кастрюле и стала ждать, пока та закипит. Когда это произошло, она поспешно добавила туда смесь песка с травой и стала тщательно перемешивать образовавшуюся массу. Из-за вязкости скрибового желе оно прилипало к стенкам кастрюли и его было очень трудно отделить от стенок. Сама же вода приобрела темно-синий оттенок и стала очень мутной. Тарисса не унывала и с важным и сосредоточенным видом продолжала мешать эту смесь. Потом она внезапно остановилась, решив, что достаточно, подошла с кастрюлей в руках к алхимическому столу и вылила все это в перегонный куб, чтобы начать процесс выпаривания. С великой воодушевленностью, она продолжила писать в дневнике.
  После этой операции вода должна приобрести темно-синий оттенок. Продолжайте перемешивать и старайтесь, чтобы скрибовое желе не прилипало к стенкам емкости кастрюли. Далее залейте всю эту жидкость в перегонный куб, и ждите, пока конденсат образуется на стенках перегонной трубки и постепенно стечет в приготовленную емкость.
  Темно-синяя жижа неохотно испарялась серым цветом. Но постепенно на стенках перегонной трубки стал образовываться конденсат. Прошло некоторое время, в течение которого Тарисса не сводила глаз со своего эксперимента. Когда колба наполнилась примерно на одну треть, Тарисса записала в дневнике, что снимать колбу стоит только в случае, когда она будет заполнена на одну треть. Жидкость была еще теплой. Тарисса взглянула на свой бедный хвост, взяла ножик и отрезала клок шерсти. Бросив его в этот полупрозрачный раствор, она перемешала зелье и приготовилась к тому, чтобы выпить его. Я уверена, что все получится – сказала она себе и сделала крупный глоток. Субстанция встала у нее в горле.
  Был уже вечер и приготовления к празднику были завершены. Родители Тариссы возвращались домой с продуктами. На ужин должна была быть рыба.
- Может быть, мы погорячились с ней? Ведь она еще совсем ребенок – сказала мать, вопросительно глядя на отца.
- Нет, пускай приучается к ответственности с ранних лет – строго сказал отец.
  Родители вошли в дом, и им резко ударил в нос неприятный запах, которым был пропитан, казалось, весь дом. На плите стояла кастрюля, на стенках которой засохло что-то темно-синего цвета. Взволнованная мать и отец вбежали в комнату Тариссы и увидели осколки алхимических приборов, разбросанных по всех комнате. Порванные книги по алхимии, сломанный “огрызок” обугленного стола и Тариссу лежащую на кровати. На полу в центре комнаты лежало платье Таррисы с огромным темно-серым пятном на нем вперемешку, как показалось родителям, с остатками сегодняшнего завтрака. Тарисса увидела родителей и их удивленные лица. И проговорила неестественным голосом – Ненавижу алхимию! - На что услышала лишь громкий смех отца и матери в ответ.
Tarissa
До Середины Границы

-Мама! Мама! Смотри, каджиты! – кричал мальчуган, стоящий на крыльце – Смотри! Смотри! – и показывал пальцем.
-А ну! Домой, быстро! – сказала матерински властным голосом мать, и отвесила подзатыльник мальчугану, который довольно быстро заскочил обратно в дом.
-Что вам здесь нужно? – добавила она спустя минуту молчания, смутно пытаясь различить очертания в темноте.
-Мы путники, ищем ночлега – ответил голос из тьмы сквозь мрак и завесу дождя, судя по произношению женский, насколько он может выглядеть женским из уст хаджита.
- Впереди таверна, попробуйте там, у нас вам не рады. Уходите или я позову мужа – сказала хозяйка, на что услышала лишь тишину. Она смутно вглядывалась в темноту ночи, и не могла больше различить очертания путников.
- Черт бы побрал этих нордов. Нет, слышал?! Что это за глушь, в которой не видели хаджитов?
- Не забывай Тарисса, норды не церемонятся с тебе подобными.
- Что значит с подобными Тариссе?! Объяснись!
- Нет времени на эти разговоры, впереди гостиница – сказал твердый мужской голос, и направил поступь в сторону ярких огней таверны.
  Дверь отворилась и двое вошли в мутно освещенную залу. За стойкой, напротив, стояла женщина-норд, лениво потирала стаканы, и беспрестанно что-то кому-то говорила в задней комнате. Небритые, некоторые промокшие до нитки, крестьяне сидели за столами справа и слева, громко кричали и погоняли девку за спиртным. Повсюду была грязь, не смотря на то, что девка делала вид, что успевает и убирать за посетителями и разливать алкоголь. Хозяйка - та, что за стойкой - видимо, только командовала и поносила всех подряд, за то, что они не могут делать свою работу. Тарисса, было, направилась к управляющей, как её спутник ловко положив ей руку на плечо, сказал на ухо  - Забыла, что я сказал? Дай лучше я – и направился к хозяйке.
  Тарисса не снимала капюшон, все её тело было накрыто плащом, и лишь кончик хвоста показывался из-под полы. Кончик хвоста, который привлек внимание пьяного норда,  вдруг прервавшегося от своего бессмысленного рассказа, который он горланил другим крестьянам, что-то оживленно доказывая. Громко воскликнув – Смотрите! – он показал пальцем на хвост Тариссы, на что привлек внимание всей таверны.  Кружки застыли у ртов и все обернулись в сторону Тариссы, даже те, кто уже спал за столом, очнулись, рассеянно оглядываясь по сторонам. И действительно кончик хвоста слишком выдавал присутствие хаджита в деревне нордов, что не сыграло бы на руку сейчас, особенно, когда после дороги не помешал бы теплый ночлег. Норд довольно ловко привстал из-за стола, попутно опрокинув все кружки, и потянул свою руку к хвосту. Тарисса до сих пор не обращавшая внимание на это, попятилась, спасая свой хвост от рук пьяного рабочего, как позади послышался дверной хлопок. Тарисса уперлась спиной во что-то твердое, пьяный норд же замер, глядя поверх Тариссы.
- Смотри куда прешь! – сказал грубый мужской голос поверх Тариссы.
Тарисса перевела взгляд с пьяного норда ища глазами своего спутника.
-Мы уже уходим, пойдем – сказал знакомый ей голос, взял Тариссу под руку и вывел из здания.
- Нам лучше поторопиться – не отпуская руку, говорил голос спутника. Дверь за ними захлопнулась, на улице лило, как из ведра, они стояли под навесом еще не обсохшие с дороги и, видимо, надежда на теплый ночлег пропала.
- Черт возьми! В чем вообще дело!? – воскликнула от досады Тарисса, но не успел спутник подобрать нужные слова, как она продолжила – Тарисса так устала после дороги, этот чертов дождь льет уже третьи сутки и мы ни разу нормально не отдохнули за неделю! Ну, что за невезение! И почему среди всех этих пьяных рож один лишь он заметил хвост Тариссы!
- Тарисса, это была твоя инициатива идти в Скайрим. До границы еще пару дней пути, терпи.
- Тарисса уже сотню раз пожалела об этом. Лучше бы мы остались Киродииле.
- Прошу прощения, мы?
- В смысле..! Черт возьми, просто Тарисса так устала,  хочу нормально отдохнуть!
“Что за плакса” - думал про себя спутник: “неужели ты такая?” – Ладно, что-нибудь придумаю, жди здесь. - Сказал он Тариссе и вошел обратно в таверну. Тарисса не успела, что-либо сказать в ответ, как он жестом указал, чтобы она ждала его здесь.
  Тарисса отошла в сторону и сняла рюкзак, который давил на плечи; пощупала ладонью стулья на крыльце, и присела, не смотря на то, что стулья были влажные, из-за усталости. Дождь лил непроницаемой стеной, и к тому же в таком мраке трудно было различить очертания деревни. Лишь кое-где горел одиноким огнем свет в окнах, то и дело появлялись лица и очертания каких-то предметов.
  Вдруг дверь таверны отворилась, луч света прорезал тьму, спавшую на досках, и в дверях показался он.
- Пошли за мной, только хвост убери.
  Тарисса молча натянула рюкзак, подвернула хвост, надвинула капюшон ниже на свою мордочку и направилась вслед за своим спутником. Из-за того, что капюшон был надвинут очень низко, Тарисса не видела, что происходило вокруг; только все вдруг притихли, когда они вошли в залу. Она видела лишь его ноги и легко ступала за ним – вот ступеньки, одна, вторая, третья. Поднявшись наверх, она приподняла взгляд и увидела обычный коридор гостиницы, насколько он может быть обычным в таких местах. Он стоял в дверях, свет мягко падал на его светлую кожу; жестом указывал пройти внутрь.
- Это наша комната, к сожалению, одна на двоих.
  Тарисса молча вошла первая, на секунду остановившись на пороге, чтобы оглядеть их ночное жилище. Быстро сколоченный стол и такие же табуретки расположились около окна.  На столе горела свеча, слабо освещая угол комнаты. Мутное стекло было заставлено завянувшими цветами, через которое и так ничего нельзя было разглядеть. Повсюду была пыль и грязь. Острое обоняние подсказало, что белье у постели не меняли уже несколько недель. Зеленый плед, покрывающий неизвестно какого цвета одеяло, был весь в заплатках. Сами же простыни, выглядывавшие со всех сторон из-под пледа, были всех оттенков желтого.
- Да, знаю, не говори. Лучше не достать. Я постелю свой плед, ляжешь на нем. Я лягу на пол – сказал голос из-за спины.
  Тарисса сняла свой плащ, повесила его на другой стул и присела, достала уже давно спелые яблоки и стала нарезать дольки. Тем временем спутник начал доставать из рюкзака  плед и стелить его поверх этой зеленой дряни.
- Тут даже и миски есть! – указала Тарисса на пустой стол, на котором не было посуды, и взглянула на своего спутника улыбающимся взглядом.
- Единственное на что была согласна хозяйка. Самый дешевый из дешевых номеров. Заплатил втридорога – сказал спутник, не глядя на Тариссу, и продолжил укладывать свой плед.
- Только не говори, что это из-за того, что Тарисса хаджит  - сказала Тарисса, все еще наблюдая за тем, как он укладывает плед, попутно дорезая яблоко.
- Только из-за того, что ты хаджит и они норды – заключил он, присев на только что застеленную кровать.
- На, держи – сказала Тарисса, передавая дольки своему спутнику. Она присела на кровать и присоединилась к вечерней трапезе. – Тарисса хотела извиниться.
- За что?
- За то, что устроила истерику.
- О чем ты?
- Ну, о том, что Тарисса так устала и прочее.
- Ты ведь действительно устала.
- Ну да, просто Тарисса должна была бы быть сдержаннее – сказала Тарисса, взглянув на своего спутника.
- Возьми, я больше не хочу – он отдал пару долек Тариссе, встал и стал рыться в своем рюкзаке.
- Что ты делаешь? – Спросила Тарисса, пережевывая яблоко.
- Ищу на чем бы мне спать.
- Брось, можешь лечь на кровать.
  На секунду в комнате воцарилось молчание, спутник порылся в рюкзаке еще некоторое время, потом остановился и застыл в этой позе. Он был высокого роста, довольно крупного телосложения. Относительно длинные, но и не очень короткие черные, слегка кучерявые, волосы, какие обычно бывают у извозчиков, свисали на лоб. Тем не менее, лицо его они не закрывали. Оно было правильное, какое только бывает у мужчин имперцев. Твердый подбородок, покрытый небольшой недельной бородкой; крупные голубые глаза, которые имели особый блеск, какой только бывает у человека знающего что-то;  длинный нос с горбинкой, черные густые брови. Ему было не больше тридцати, но в таком виде он был похож на героя-ветерана, которому за пятьдесят, охотника на волков или медведей, или, того хуже, на оборотней.  Он обернулся и взглянул на Тариссу. Она поймала его взгляд и перестала жевать.
- Ну, в смысле, просто переночевать. Cил почему так смотрит? – сказала Тарисса, очевидно покраснев, если вообще хаджиты способны краснеть.
- Ладно, привстань, я еще постелю, что-нибудь под голову – она так и сделала, а он порылся в сумке, нашел и постелил. Тем временем он отошел в сторону и начал раздеваться, поскольку в комнате становилось жарковато. Из всей теплой одежды, что у него была для перехода через горы, он надел практически все из-за дождя, потому что в рюкзаке она могла промокнуть; Тариссе же столько теплой одежды было ни к чему. Она стояла, прожевывая последнюю дольку яблока, казалось, чего-то ожидая. Он начал раздеваться, снимать промокший полушубок, потом жакет, потом рубаху, пока стал перед ней в одних штанах. Тарисса молча смотрела на него, будто увидела что-то помимо того, что было перед ней. Он же присел на дальний от двери край кровати, и начал снимать сапоги. Тарисса очнувшись от забвения, потушила свечу, и в комнате стало совсем темно, по крайней мере, для него.
  Пока он переодевался, Тарисса почему-то вдруг вспомнила о доме. О жарком, пустынном, Эльсвейре, о его засушливом климате, о старых друзьях и о бесконечных праздниках, на которых она старалась показать себя и выделиться среди сверстников. Но вот когда уже мысль унесла её в такие дали, где только можно и жить, представляя себе различные ситуации в другом русле; из грез её вывел звук, с которым он плюхнулся на кровать, если можно вообще описать этот звук.
- Достать плед? – вдруг опомнилась Тарисса.
  У каждого в рюкзаке был ковер из шерсти, чтобы можно было спать не на голой земле. Пожалуй, больше всего места он и занимал во всей сумке, помимо провизии. Для удобства теплые вещи не сворачивали в сумку, а просто накидывали поверх на что-нибудь, либо связывали в рулон, опять же для удобства.
- Нет, не надо, в комнате тепло – прозвучал знакомый Тариссе голос из темноты.
  И они легли. Не знаю, как долго они так лежали, но заснуть Тарисса не могла. Поскольку ей было неуютно лежать на кровати, хоть она и не занимала много места, но место все равно, казалось, не хватает. Она переворачивалась с одного бока на другой, пока, наконец, голос с другой стороны кровати не прорезал тишину.
- Тоже не спиться? Я лягу на пол, доставай плед.
- Нет не надо, просто Тариссе непривычно делить с Силом кровать.
- Мне казалось, я занимаю слишком много места.
- Нет, Тариссе вполне уютно – сказала она, но было замялась. В воздухе повисло “но” и спутник безмолвно понял, что не стоит говорить об этом. Встал с кровати, подошел к рюкзаку Тариссы, развязал плед, который был связан в рулон, и устроился на полу. Тарисса не говорила ни слова, она знала, что он все понял, и что слова будут лишние.
- Спокойной ночи Тарисса.
- Спокойной ночи Сил – слетели последние слова с её уст. Она раскинула лапы по всей кровати и почувствовала себя уютно и главное в безопасности. "С Силом мне ничего не страшно" – подумала она и ступила на дорогу к сну.

Продолжение следует...

добавлено Tarissa - [mergetime]1325964609[/mergetime]
До Середины Границы
Глава 2

  Свет вяло проник сквозь мутное окно, разбудив тем самым Тариссу. Тучи расступились перед солнцем, которое не медлило проникнуть в каждое оконце и, которое, проникло в окно и этой таверны. Неизвестно, что разбудило Тариссу - свет ли, который уже более получаса щекотал ей нос; или отрывистый звук, будто что-то большое упало с высоты потолка - но она встала. Не сразу, потянула лапы в разные стороны, выгнула спину колесом, протерла глаза и с приятным выражением мордочки открыла их. Но это выражение быстро спало, когда она увидела комнату при свете дня. Какое-то насекомое, или даже животное, поселилось в дальнем углу комнаты и выглядывало из щели в стене. Пол был усеян пылью и грязью, которая при свете солнца выглядела более удручающе; растение же, которое стояло на балконе, представляло собой засохшее чучело.
"Где он?" – Первая мысль, которая пришла ей в голову, его нигде не было. Она привстала, натянула сапоги на лапы, и потянулась. "Выходить из комнаты нельзя без плаща, а где плащ?" – такие мысли бродили у нее в голове, когда она сначала, было, потянулась за ручку двери, а потом стала искать свой плащ, действительно намереваясь выйти. Стук в дверь прервал её поиски.
- Госпожа Этейла! – сказал учтивый голос, в котором Тарисса смутно узнала голос толи хозяйки, толи какой-то другой женщины – Ваш друг предупредил меня, чтобы вас не беспокоили. Извините за этот номер, но в других, к сожалению, не убрано.
“Госпожа Этейла? Номер не убран? Что же тогда в других номерах твориться, страшно подумать!? Говорил, что единственный номер и брал втридорога. Ну, я ему сейчас все скажу!” – Подумала Тарисса и схватилась за ручку двери, как в комнату вошел Сил.
- Погоди! Не сердись, я заплатил девке золотой, чтобы она это сказала – дверь захлопнулась, и перед ней стоял Сил и улыбался – Я знал, что ты вспыльчива, но я не думал, что ты выбежишь в прихожую! Кстати она еще не все сказала…
- Что это за игры!? – отодвинулась от него Тарисса и присела обратно на кровать. Она сидела и никак не могла найти куда бы отвести взгляд от него, поскольку все на что бы она ни взглянула – на чудовище в углу, мумию на подоконнике, нескладные столы – все вызывало в ней чувство отвращения, кроме него. Но нужно было сделать вид, что она обижена, чтобы подобные вещи, хоть они и иногда нравились Тариссе, не повторялись вновь. Так, по крайней мере, она думала. Минутный гнев прошел, лишь осталась досада быть одураченной, хоть и безобидно.
- Не обижайся, я продал пару шкур, которые мы таскали с собой, они нам не понадобятся, и узнал куда нам идти дальше.
“Какие шкуры?” - думала Тарисса - “ а как же то, что было минуту назад?” – Погоди, Сил продал шкуры, какие шкуры? – сказала, наконец, Тарисса.
- Не знаю, как долго она караулила тебя у двери, но я хотел немного поднять тебе настроение. Вчера, мне показалось, ты была не в самом лучшем расположении духа – продолжал Сил - На счет шкур – не переживай, эти деньги нам пригодятся, все равно они мне будут не нужны.
  Тарисса не нашлась, что сказать. Пыталась, но даже не знала, за что взяться. "Какие-то шкуры, этот утренний розыгрыш, лучше не думать об этом" – решила она для себя.
- Хорошо, ладно. Дай Тариссе собраться.
- Я подожду внизу, не забудь накинуть плащ, кстати, вот он, каким-то образом оказался под кроватью. И про хвост не забудь.
- Про хвост и так знаю – сказала Тарисса, а про себя подумала, что хорошо было бы побыстрее убраться из этого места и начала собираться. Ей редко представлялось видеть Сила в таком настроении, большую часть времени, когда они шли в сторону границы он либо молчал, либо отпускал короткие замечания. На привалах они редко разговаривали, обычно только Тарисса рассказывала одну из своих историй, которыми полна её жизнь. В общем, по большей части говорила только Тарисса. Тарисса всегда любила поговорить, язык давался ей довольно легко, правда еще многого она не знала, но рассчитывала, что непременно узнает. Время шло, а её знания о языке росли не так быстро, как она предполагала. По неведомым ей причинам многие обороты речи не оставались у нее в голове, но она не переживала по этому поводу, лишь убеждала себя в том, что со временем научиться.
  Тарисса собралась, свернула плед с кровати, накинула плащ, надела, теперь уже не такой тяжелый, рюкзак и, оглянув комнату, вышла из нее. Спустилась по лестнице, не поднимая мордочки, хотя спускаясь, еще заметила, что в таверне никого нет; было очень тихо. Он ждал её у входной двери. Она ловко подошла к нему и не успела, что-нибудь сказать – не важно что, главное сказать что-нибудь, обычно так всегда поступала Тарисса, поскольку уже успела привыкнуть к этому человеку – как он ловко взял её под руку и вывел из гостиницы.
- Нам пора в путь – сказал он, когда они стояли на крыльце, и перед ними расстилалась вся округа, в которой они находились.  Окрестная земля представляла собой любопытное сочетание грязи и утренней ледяной корочки, в которую превращалась вся влага в этих местах. Было значительно холоднее, чем вчера, поэтому можно было ступать по земле, не увязая по колени в грязи. Вся земля застыла твердым калачом. Дома, пожалуй, снаружи выглядели куда лучше, чем внутри, если сравнивать с таверной. Тем не менее, сравнивать насколько чисто было в этих домах для Тариссы не представляло интереса, но, вспоминая, то место где им пришлось ночевать, она все же задавалась вопросом:  “все ли в этой деревне такие нечистоплотные?” Но заметив, как во дворе одного из домов женщина полоскала белье в деревянном тазу, она усомнилась в нечистоплотности, по крайней мере, этой женщины. Перед ними раскинулась  что-то наподобие городской площади. Справа или слева, куда ни взгляни, везде были дома. Одни были больше, другие были меньше других, но это была самая обыкновенная деревня, которая только может быть в таких местах.
- Да, пойдем – сказала она, и они двинулись в путь. Они проходили мимо детей, которые играли на застывшей земле; мимо стариков, которые любопытно поглядывали на Тариссу, стараясь заглянуть ей под капюшон; мимо крестьян идущих куда-то и громко разговаривающих, которые почему-то замолкали, когда они проходили мимо. Вот они прошли мимо лесопилки, где мужики в одних рубахах, не смотря на легкий мороз, распиливали огромные деревья.
  Они вышли с другого входа в деревню, который стал для них уже выходом, как Тарисса вдруг спросила:
- Cил, а почему вчера все замолчали, когда Тарисса вошла в залу?
- Я их предупредил.
- Как Cил их предупредил?
- Сказал на всю таверну, что ты дворянка из Талмора.
- И они поверили, что Тарисса дворянка? – остановилась вдруг Тарисса, вопросительно глядя в глаза Силу.
- Не знаю, но, мне кажется, они поверили, что ты из Талмора – сказал Сил, не глядя на Тариссу и продолжая идти вперед. Впереди расстилался лес, который, казалось, дышал хвоей в это прохладное утро. Кончики веток покрылись легким белым налетом, так же как и трава, которая приобрела приятный мраморный налет поверх зеленого сукна. Лес был довольно густой и пики елей выделялись башнями на ясном голубом небе. Легкий ветерок обдавал шерсть Тариссе, освежая открытые участки тела, и это утро ей явно нравилось, хотя было уже далеко не утро, но она только проснулась и для нее это утро.
  Они шли довольно долго, и Тариссу удивляло, что в этом лесу они не встретили практически никаких животных. Разве, что зайцы, которые не торопились убегать, завидев пришельцев, но и не подпускали слишком близко, вынуждая смотреть на пушистый белый хвостик, и задние лапки, стремительно удирая в таком случае.
- Что-то здесь слишком тихо – заметила Тарисса.
- Я тоже заметил, но мы уже идем пару часов, пока все в порядке.
- Расскажи Тариссе еще раз про госпожу.
- Какую госпожу?
- Ну, то, что Тарисса госпожа – сказала Тарисса лукаво глядя на Сила, который, в свою очередь, шел и глядел под ноги.
- Это была шутка, у тебя вчера было мрачное настроение.
- Тарисса, было, подумала, что Сил её обманул.
- В чем же?
- Ну в том, что Сил не нашел других номеров.
  Сил же не нашел, что ответить на это замечание. Он был занят глубоко в своих мыслях и разговоры Тариссы отвлекали его от дум, которыми он был переполнен, поэтому он просто промолчал. Тарисса сказала что-то, он не расслышал, да и не стал переспрашивать. Тарисса смотрела на него, он чувствовал её взгляд, но и не считал, что отвечать необходимо. Он повстречал её еще год назад, случайно, когда Тарисса вместе с торговым караваном путешествовала через Киродиил к побережью, направляясь в Морровинд, как он потом узнал. Разговорившись с караванщиками на счет покупки, он уже не помнил чего, Сил не сразу обратил внимание на аккуратную женщину-хаджит, которая сидела на тележке и что-то читала. Спросив у караванщика про нее, он узнал, как её зовут – Тарисса. Она была отлично сложена, крепкие ноги поддерживали талию, обрамлявшую её широкую грудь, как песочные часы. Темный окрас её шерсти на спине, и словно молочное пятно в шоколаде, тянулся более светлый окрас от кончика носа ниже груди. Аккуратные черные полоски прорезали шерсть, обрамляя ее спину и заканчивались у границы “черного с белым”. Светло-голубые глаза смотрели игриво, и, насколько может быть красивой у хаджита для человека, красивая, хотя скорее аккуратная и правильная мордочка, смотрела с любопытством.  На ней было яркое платье, открывающее ей грудь; складками, каскадом, ниспадающее вниз. Шея была увешана бижутерией, различного размера и, как оценил Сил, различной стоимости. Разговорившись, он узнал, что она с раннего детства увлекалась алхимией и это увлечение приносит ей доход. Говорила она еще не так умело, как теперь. Все-таки год в Морровинде сказался на её речи, и она переняла не только данмерский лексикон, но, по большей части, даже аргонский. Пути снова их свели, когда она повстречала его в Корроле, в то время он работал в местной гильдии бойцов, тренируя новичков. Тарисса не сразу узнала его, хотя из памяти Сила не полностью стерлось воспоминание об этой женщине. Она ни капли не изменилась с той встречи, как он помнил, все та же грациозная, кошачья, походка. Те же игривые глаза и заискивающее выражение мордочки, та же осанка и тонкая талия. Правда изменилась её манера речи, хотя Сил и не помнил о чем они тогда говорили, она стала грамотнее и опытнее выбирать выражения, к месту. Одним словом вот что делает год пребывания в теперешнем Морровинде, который нынче называется лишь Пустошью.
  Не известно, что заставило путников остановится именно здесь – может солнце, которое устало светило на исходе дня и клонилось ко сну; может и то, что даже для Сила такие переходы были в новинку; может настроение, которым заразила его Тарисса, постоянно что-то рассказывая - то про праздник Середины Года, то про зелье невидимости в торговом квартале какого-то города – не важно; важно то, что они сделали привал. Cил довольно долго выбирал место для привала, выбирая его так, чтобы избежать лишних ночных визитов. Тарисса тем временем достала котелок и принялась готовить, если это можно назвать ужином, ужин.
- Знаешь, Тарисса, твоя кухня никогда не придется мне по нраву – сказал Сил, устроившись у костра в скором лагере. Тарисса тем временем налила ему в миску похлебку и отломила кусок пепельного батата.
- Тебе не нравится кухня Тариссы? Обычно Сил всегда молчал.
- Да, но теперь я и вправду тебе говорю – ответил Сил, улыбаясь, глядя на Тариссу.
- Тарисса дворянка, им не обязательно уметь готовить – нашлась, что ответить Тарисса, хоть и не сразу, но улыбнулась в ответ. Они доели порцию и проводили молчанием уходящее солнце. Тарисса спешно убрала остатки еды и потушила костер, чтобы не привлекать особо обонятельных лесных обитателей.  Тарисса достала из рюкзака книгу, открыла её, и решила немного почитать перед сном, зная по обыкновению, что Сил не любитель говорить и читать книги; во избежание разговоров у костра, делая вид, что ей и так хорошо, с книгой. Благодаря тому, что Тарисса отлично видела в темноте, чтение книг что при свете огня, что без; не доставляло ей неудобств. Сил же наблюдал во все сгущающуюся черную краску ночи, которая окутывала их со всех сторон. Становилось все темнее с каждой минутой, некогда зловещая дневная тишина превратилась в обычное многообразие звуков ночи. Сил накрыл себя пледом и смотрел сквозь пики елей на бесконечное черное небо.
- Тарисса, скажи, а откуда у тебя этот шрам на хвосте? – довольно неожиданно и для себя самого спросил Сил.
- Какой шрам? – отвлеченно ответила Тарисса, настолько отвлеченно, насколько может ответить хаджит, увлеченный интересной книгой.
- Я обратил внимание…
- Тарисса понимает о чем говорит Сил! – ответила Тарисса, отложив книгу в сторону, накрыла себя пледом, и обернула свой взгляд в сторону Сила. Она прекрасно видела его в темноте. – Это с детства.
- У тебя в доме был пожар?
- Да, в каком-то смысле.
- В каком-то смысле?
- Тарисса пыталась вызвать огненного атронаха.
- Судя по тогда еще обгоревшему хвосту, получилось? – усмехнувшись, сказал Сил.
- Нет, Тарисса сожгла мамины шторы – сказала Тарисса и засмеялась вместе с Силом. Больше, в остатке этого дня, они не говорили. Сил пожелал спокойной ночи Тариссе, предупредив, что встанут они завтра рано, потому, что может выйти, что они пересекут границу уже завтра. Тарисса же утонула в свои воспоминания.
  Отплатив долг погонщику каравана, Тарисса вернулась из Морровинда. Что она искала, она и сама не знала – жить, было единственное её желание, поэтому она хваталась практически за любую возможность. Туманные слухи о Талморе, которыми были полны провинции Империи и главное – Эльсвеир и Валенвуд, не имели значения для Тариссы. Она лишь хотела жить самостоятельно, так как она того желает.  Но как бы она не старалась делать вид, что её это не волнует, события в родном доме все-таки касались до глубины её кошачьей души. Эльсвеир был для нее прошлым, в которое разум хотел вернуться, но сердце искало перемен. Подрабатывая подмастерьем алхимика в Чейдинхолле, она и не подозревала, что встретит Сила, когда мастер, за неимением средств на посыльных, поручил ей доставку зелья в Коррол. Линии на ладонях пересеклись и она встретила того незнакомца, который, как она помнит, зачарованно смотрел на неё, казалось только вчера, а на самом деле около года назад. Работа подмастерьем не могла удовлетворить амбиций юной исследовательницы. Трудно сказать теперь, что побудило её присоединиться к Силу на пути в Скайрим, хотя он и долго отказывался, но потом все-таки принял её под одним условием: “Чтобы не мешалась”. Хотя Тарисса и была оскорблена таким замечанием со стороны Сила, поскольку это не связывалось с тем легким образом, которым она уже успела опутать этого мужчину; она не ответила ничего на это, только договорилась встретиться с ним позже, - до той поры, как она вернется в Чейдинхолл, вернет деньги за зелье мастеру, и скажет ему: “Прощай”.

Продолжение следует...

Добавлено 15.01.12
К сожалению не смог отредактировать первое сообщение, в котором успел исправить несколько ошибок в пунктуации. Также обнаружил несколько ошибок во втором рассказе; в ходе исправления.
Упрощенная версия форума. Для перехода в полную нажмите на эту ссылку.
Invision Power Board © 2001-2021 Invision Power Services, Inc.