Поиск - Участники - Календарь
Перейти к полной версии: История одного норда (Часть 1)
ElderScrolls.Net Conference > Городской квартал > Академия Искусств
Wlad111
Приветствую всех любителей The Elder Scrolls.
Недавно переиграл OBLIVION и под впечатлением от игры, начертал сей небольшой рассказ.
Любым комментариям буду рад.



ПРЕДИСЛОВИЕ

Меня зовут Билгот. Я норд, родом из Скайрима. Там и прожил почти всю жизнь.
За свою жизнь я успел натворить немало дел, мы с моим другом Тангроном были грозой северного королевства. Столько убийств, столько страданий мы причинили людям. И, как известно за всё приходится расплачиваться.
Прочитайте этот рассказ, и возможно он поможет вам не совершать те ошибки, которые я многократно совершал в своей жизни.
Итак, это было три дня назад…


ГЛАВА 1
ПРИБЫТИЕ
445 год, 24-е, Лоредас, вечер.


445 год, третьей эры, месяца Вечерней Звезды, 24-е число, лоредас. Как назло, сегодня в Джеральских горах особенно холодно. Жгучий, утренний воздух обжигал руки и лицо, но несмотря на то, что нас везли, только в тюремной рубашке и штанах из мешковины, мне было не очень-то холодно. Мы, норды, привыкли к холоду. И было очень приятно понимать, что наши имперские надзиратели, облачённые в стальные доспехи, чувствовали себя куда менее комфортно. Зловещую вечернюю тишину Джеральских гор нарушал лишь стук копыт.
Мы ехали у подножья крутого обрыва, с которого того и гляди упадёт булыжник или сойдёт лавина. Горы Джерол, разделяющие два могучих государства Скайрим и Сиродил, сами по себе являлись опаснейшим местом. Мало того, что здесь водятся медведи, но огры и минотавры нередко прогуливаются в поисках пищи, а это уже проблема не из простых. Но на такую большую группу людей, скорее всего никто не рискнёт напасть.
Во главе конвоя, что направлялся в Бруму ехал хмурый, уже не такой горячий как когда-то раньше Иероним Лекс, которого некогда переводили на службу к графине Анвила - леди Маллоне Умбранокс. После недолгой службы на посту начальника городской стражи Анвила, он был переведён обратно в Имперский город, где решил не продолжать свою священную миссию по поимке Серого Лиса. Теперь он остепенился и подался в политику, а именно стал телохранителем Окато. Неплохо надо сказать для простого, фанатичного салдафона, который до некоторых пор только и делал, что бегал за тенями. Но для меня это не имело значения. Сейчас меня волновало только то, как бы выбраться из клетки, в которой нас с моим другом нордом по имени Тангрон везли на казнь в Имперский город по обвинению в покушении на убийство самого Канцлера Окато, ныне возглавляющего совет старейшин. Да! Они правы! Я бы с радостью разделался с этим напыщенным альтмером, если бы смог добраться до него. Окато ездил с каким-то деловым визитом в Скайрим, где я, Тангрон, и ещё пара нордов должны были разделаться с охранниками картежа Окато, а его самого захватить в заложники и тем самым выказать протест от имени всех Скайримских нордов в адрес политики Империи. Но с самого начала операции всё пошло не так. Оказывается Лекс и его охранительный отряд знали ВСЁ про наши планы! Это предатель Элдрик сдал нас в обмен на помилование. Его обвиняли в мошенничестве и в Сиродиле приговорили к смерти. Я говорил ему, что если мы возьмём Окато, то сможем получить всё что захотим, начиная от помилования заканчивая выгодными условиями существования Скайрима и Сиродила. Но этот трус видать не нордской крови был. Сбежал по-тихому, сдал все наши планы имперской страже и сейчас наверняка направился в Леявин. Там у него "дружки", с которыми он занимался мелкими и не очень кражами. Ну, если выберусь отсюда, сразу же за ним пойду. Элдрик ещё заплатит мне за своё предательство и трусость. ЭЛДРИК, СЛЫШИШЬ МЕНЯ?!
Нет... я всё ещё в этой чёртовой клетке на колёсах, запряжённой двумя лошадьми. И наш план почти удался, мы дождались в засаде картеж Окато и прирезали по-тихому четырёх его охранников. Когда я связывал его, я видел его озверевшее лицо. Он знал, что мы не убьём его. Это вызвало бы войну. Его взгляд как бы говорил "Подожди, встретимся мы ещё, только в иной обстановке". Догадливый эльф. В туже минуту на нас из кустов набросились имперские стражники, направленные по нашему следу по наводке Элдрика, избили меня, хотя удары этих средиземцев для нас нордов не особо ощутимые, но честь нашу и всего Скайрима они отобрали. Они посадили меня и Тангрона в заранее приготовленную телегу с клеткой. Остальных наших они убили. Всех до единого. Никого не пощадили, кроме нас с Тангроном; хотя кто знает что было бы лучше. Они ВСЁ спланировали, черти! Когда меня безо всяких судов и разбирательств увозили на казнь в Имперский город, этот альтмер смотрел на меня со взглядом говорившим: "Ну, я же говорил". Чёртов эльф! Доберусь я до него ещё! И до этого ублюдка Элдрика! Эх, ладно...
Сейчас мне лучше расслабится.
Когда мы подъезжали к Бруме, чтобы заночевать, а наутро продолжить путь в Имперский город, по правой стороне от дороги я увидел то самое, знаменитейшее место битвы при Бруме. Там даже сейчас оставалась огромная осадная машина, которая теперь служит памятником. И Великие врата, в которые по рассказам зашёл неизвестный герой и, рискнув своей жизнью, закрыл эти врата. Мне даже показалось, что я там видел мёртвого человека, впрочем чепуха всё это по сравнению с тем, что меня ждало впереди, а именно повешение прямо на башне белого золота, что возвышается над Имперским городом. Должен сказать, изобретательности имперцам не занимать. "Чтобы все видели и знали - так будет с каждым кто перейдёт дорогу Империи"- как обьяснил Лекс.
Ворота Брумы открыли для нас стражники, и, похоже, весь город собрался посмотреть, кто это такой красивый к ним приехал. Я их понимаю. Здесь, в самом отдалённом от столицы городе, который, кстати, принадлежит Сиродилу, хотя по виду об этом не скажешь, редко случается, что-либо интересное. Полагаю, доска с надписью "ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПРЕСТУПНИКИ", которая висела на нашей клетке, кое-что разъясняла.
После въезда в южные ворота Брумы мы повернули направо и поехали по узкой улочке, между деревянными домами. Отовсюду слышались вопросы: «А что они сделали?", «За что это их так?", на которые, достопочтенный Иероним Лекс отвечал просто. "Заговор против Империи - преступление и карается смертью". Да,  это меня не очень-то подбодрило. Недалеко от северных ворот замка мне на глаза попалась убогая картина: статуя однорукого  человека в дейдрических доспехах и держащий в руке обломленный меч. А... Он оказывается не однорукий, просто кто-то  отломал вторую. На табличке снизу вроде было написано что-то наподобие: «Поставлено благодарными жителями Брумы герою, закрывшему великие врата..." какого-то года, я не запомнил. Да... Знал бы ваш хваленый герой что вы "благодарные" жители сделали с его памятником - вам бы не поздоровилось. Надо будет у кого-нибудь спросить.
Когда мы подъехали к замку, нас высадили и повели через особую, тюремную дверь в темницу. Мы спускались по извивающимся каменным коридорам, освещёнными лишь прикре-плёнными к стенам факелами, вниз, пока не вышли в комнату, стены которой были украшены множеством решетчатых железных дверей. Тангрона посадили одного, а меня с каким-то нордом.
За время моей ночёвки в темнице этот норд рассказал мне много интересного. Оказы-вается, его зовут Онгар по прозвищу Пресытившийся. Он торговал крадеными вещами, в таверне под названием "Кружка и ложка Олава". Пока его не поймали на сделке с вором – аргонианином по имени Амузай, который не очень дружил с головой, умудрился украсть что-то из замка графини Карвейн и привлёк внимание стражи. За это того вора приговорили к смерти а Онгара на пожизненное заключение.
"Я знал, что так будет, рано или поздно» - говорил он. 
Я поинтересовался насчёт того героя в чью честь было возведён памятник ныне уже полуразрушенный. И он меня, если честно разочаровал. "Был герой, который когда-то носился по всему Сиродилу, совершая добрые и злые дела, закрывая врата Обливиона, которые тогда открывались то там, то здесь, пока драконьи огни были потухшими. Говорят, тот самый герой лично присутствовал в Храме Единого; в тот момент, когда Мартин Септим превратился в дракона Акатоша и изгнал Мерунеса Дагона. Позже, ходят слухи, он совершил ещё немало великих поступков. Поговаривают даже, что он нашёл все реликвии крестоносца и сражался с Умарилом. Побывал в царстве Шеогората - на Дрожащих островах. Дух приключений не оставлял его до тех пор, пока в Сиродиле не осталось мест где ещё можно что-то сделать, ни одной пещеры, куда бы он ни заходил, ни одного монстра с подобным которому он не сражался".
"И что с ним случилось?"- спросил я - «Где он сейчас?" Ответ как я и предполагал, поразил меня.
"Конец его был столь же бесславный, сколь великими были его подвиги. Он, так и не женившись, вёл уединённый образ жизни в особняке под названием "Розеторн Холл" что в Скинграде. Но ему настолько не хватало приключений... ЧТО ОН СПИЛСЯ И УМЕР, ВОТ ВСЁ! Мечи, топоры и клыки были почти безвредны ему. Погубило его одиночество и спиртное".
Да... Великий герой видать был. Мне же в отличие от него предстояло умереть менее приятной смертью, нежели от спиртного.    Ладно... Завтра утром продолжим путь к моей смерти.
Теперь постараюсь хоть немного поспать...



ГЛАВА 2
ДОРОГА ВНИЗ
445 год, 25-е, Сандас, ночь.

ЧЕРТИ! Даже поспать не дали!
Мы продолжили путь по узенькой тропинке, которая даже на карту не занесена, через лес, в Средиземье. Планировалось  заехать в Чейдинхол, по какому-то делу и оттуда направится прямиком в Имперский город. Мы с Тангроном сидели всё в той же, тюремной повозке. Но если я, в связи с тем фактом, что скоро умру, не мог заснуть, хотя пытался изо всех сил, то Тангрон наоборот, пытался НЕ спать... И, конечно же, спал, о чём свидетельствовал, храп, эхом отдающийся со всех сторон. Это страшно бесило Лекса, но он ничего не предпринимал, так как знал что это бесполезно.
Тьма... Кругом такая тьма, что я собственных рук не видел. На небе не то что звёзд, но даже Мессеры не было видно. Всё затянуло зловещими, предзнаменовавшими что-то плохое, тучами. Интересно, кому пришло в голову продолжить путь в Имперский город средь ночи?
-Эй, капитан! - крикнул я.
-Чего тебе? - буркнул Лекс откуда-то из темноты.
-Как мы можем ехать, когда я даже собственных рук не вижу?
-Вы норды все слепые или как? Видишь спереди разведчик с факелом? Он для нас дорогу разведывает, чтоб ты знал. Вы у нас важные птицы. Можешь радоваться... хе-хе 
Действительно, где-то спереди мелькал огонёк, странно, как я его сразу не заметил?
-А вдруг нападут, не боитесь? - спросил я.
-хе-хе, кто? Мы всех твоих дружков повязали, так что спасать вас некому.
-Да нет, я имею в виду зверей, ну там... монстров. Тролли, минотавры, да мало ли кто... - продолжал я, только для  того, чтоб не ехать в полной тишине. Неприятная она уж... даже для меня.
-Тролли...- начал объяснять Лекс голосом знатока. - ...Это существа, обитающие преимущественно в тёплых и сухих местах, например в пещерах, ну или, по крайней мере, в Великом лесу, ну а здесь в горах... Тем более у нас горит факел, а тролли огонь издалека чуют и сторонятся его.
-Браво! Ты сдал экзамен по зоологии...- иронически произнёс я - ...ну а минотавры?
-Эх, дать бы тебе по морде, неохота только руки марать.
Всё! Мы опять ехали в полной тишине. Темнота и тишина, если не считать монотонный шум колёс, храп моего друга и похрюкивание лошадей, которым уж наверняка всё равно, куда и зачем едем. Хорошо, наверное, быть животным, никаких тебе забот, проблем, только выполняй то, что велено и всё. Вот, например собака. Сидит себе, сторожит что-то целый день и ещё еду бесплатно получает. И никаких проблем. Не то, что у нас - людей. Постоянно что-то не так, какие-то проблемы. Эх... Хочу быть собакой... Такое мог подумать только норд, которому не дали выспаться и везут на казнь, среди ночи. Ненавистная тишина. А вот интересно, почему мне так не нравится тишина? Давит она морально и физически, давит в уши. Так и слышатся отовсюду какие-то шорохи. Постоянно что-то мерещится... Неужели мне страшно? НЕТ! Мне никогда не было страшно. Я даже не знаю что это такое. С роду я ничего не боялся. Столько сражений выиграл, только потому, что был уверен, что я сильней. Так что же сейчас? Темнота. Вот что. Раньше я всегда видел возможную или явную угрозу. А сейчас нет. Что-то мне нехорошо… Мне показалось, что я слышал шорох откуда-то со стороны. Черт! А я в этой клетке даже не смогу  убежать если что. УБЕЖАТЬ?! Я никогда не от кого не убегал!!! Нет, но что-же со мной сделало это заключение. Оно меня деморализовало до нельзя. Я всегда сам себе говорил - «Что-что, а сломить меня они не смогут...», но они сломили меня. Я почувствовал лёгкое чувство клаустрофобии. А что, если действительно на нас готовится засада, или уже приготовлена. Вот сейчас из-за ближайших кустов вылезут какие-нибудь твари, убьют стражников, а потом залезут к нам в клетку и будут медленно раздирать... Я почувствовал, что начинаю паниковать!
-А минотавры? - спросил я таким усталым, слегка ленивым голосом, чтоб не показать свой страх.
-Чего? - спросил, забывший наш последний разговор Лекс.
-А что если минотавры нападут? Ты сказал, что тролли исключены, а что минотавры?
Лекс, которому, судя по всему, тоже не хотелось ехать в тишине, вздохнул и начал - "Минотавры - это..." - честно говоря, мне было абсолютно наплевать, что он там говорит, главное, что пока надо мной не висела эта звенящая тишина, я чувствовал себя немного спокойнее. "...Поэтому вероятность того что минотавры..." - продолжал Лекс. Странно, он тоже был на удивление разговорчив, хотя обычно даже слово сказать простому заключенному он считал ниже своего достоинства. Может он тоже  не хочет ехать в тишине и поэтому строит из себя эксперта-зоолога? "...так что, боятся минотавров тоже нет смысла. Так-то, не бойся малыш". - Закончил Лекс и расхохотался во всё горло.
Интересно, он почувствовал мой страх? Просто я обычно ничего подобного не испытывал, до этого момента, а значит что-то действительно могло пойти не так. Нас в картеже было пятеро. Трое стражников: разведчик, который шёл далеко  впереди, телохранитель Лекса и, собственно, сам Лекс. И двое заключенных: мой сладкодремлющий друг Тангрон и ваш  покорный слуга. Так что если вдруг будет бой, рассчитывать остаётся только на трёх стражников. А... ладно.
Всё будет нормально.
Во время этой дискуссии, которая шла в моей голове, я и забыл, что нас везут на казнь, а, следовательно, если что-то случится, это будет шанс сбежать. Так как ломать и грызть железные прутья клетки было бы бесполезно, оставалось ждать того благоприятного, как мне уже кажется, случая, которого я только что так боялся.
Так пролетело ещё около получаса. Воздух заметно потеплел, а значит около половины пути мы уже преодолели. Почувствовался холодный запах соснового леса. Да! Этот запах ни с чем не спутаешь. Это Хартленд.  Где-то по левую сторону от дороги находится жемчужина восточного Сиродила - город Чейндинхол. Жаль только, что через несколько  километров густого леса его не было видно.
Из кустов послышался очень отчётливый хруст.
  -СТОЯТЬ! - крикнул Лекс и наш картеж тут же остановился.
У меня мурашки по телу пробежали. Если до этого момента тишину хоть немного заглушал стук колёс, то сейчас стояла полная тишина, слышно было даже дыхание Лекса. Даже не дыхание, а громкое сопение, которое доносилось отовсюду. СО ВСЕХ СТОРОН!
Это не дыхание Лекса.
"МИНОТАВРЫ!" - заорал разведующий дорогу, и тут земля содрогнулась. К нам бежали гигантские минотавры. По полтора человеческих роста каждый, вооруженные огромными железными молотами. Я видел, как  светятся их глаза в ночи. Послышался чей-то хриплый крик, который потихоньку затих. Покойся с миром, мой имперский, но всё же, брат. Послышался звон меча о молот, кое-где сверкали искры от ударов стали, кругом  стоял ужасный шум. Предсмертный крик ещё одного стражника. Второй готов. Ещё один, и начнётся самый неблагоприятный, для нас сценарий. Шум был настолько громкий, что он даже разбудил  Тангрона, а уж его разбудить - та ещё задачка.
-Билгот, что здесь происходит? - непонимающе спросил он.
-Ничего, спи дорогой, спи, это просто страшный сон - в отчаянии сказал я.
Минотавры, которые судя по всему, убили Лекса, начали колотить по нашей клетке. Всюду сверкали искры, а клетка не оказалась достаточно прочной, чтоб сдерживать такой натиск ярости и силы.
Вот оно. Кульминация всего. Должен признать, это не то что я ожидал, но, тем не менее, намного приятнее, чем  болтается на башне Белого Золота.
Клетка, которая до сего момента казалась мне непреодолимым препятствием, теперь стала напоминать спичечный коробок, который вминался с каждым ударом этих могучих орудий и того гляди развалится.
-Что делать будем? - спросил Тангрон с таким видом, как - будто я знаю выход из любой ситуации. Мы много с ним прошли бок-обок, и я всегда исполнял роль своеобразного мыслителя, в то время, как Тангрон в свою очередь был сильнее меня. Я же не считаю себя таким уж умным. Просто мне иногда везло на какую-нибудь афёру, а так, обычный, ни чем не отличающийся от остальных норд. Ну, что ж... в каждой команде должна быть голова и кулак, даже не просто кулак, а целый кулачище. Особенно хорошо, когда этот кулак считает тебя умнее себя и всегда обращается за советом если что. И обычно в наших с ним похождениях по Скайриму мне доставалась роль стратега, ну и помочь кулаком изредка мог, но преимущественно Тангрон был главным деятелем.
«Билгот и Тангрон» - гроза Скайрима.
Сейчас же всё обстояло ровно наоборот, так как медвежья сила Тангрона в данный момент была бесполезна, его внимание было обращено на меня.
Ну действительно, что-то надо делать, нужно найти выход из ситуации, которая кажется безвыходной. Но что здесь можно придумать? Орать на минотавров и надеяться, что они испугаются? Или попытаться договорится с ними, когда они даже говорить не умеют? Сколько я себя помню, это первый случай, когда мне ничего не приходит на ум. Так что пока мне оставалось только ждать.
-ТЫ ЧТО ОГЛОХ?! БИЛГОТ, ЧТО ДЕЛАТЬ БУДЕМ, ГОВОРЮ?! - в ярости заорал Тангрон, ведь в ходе своих внутренних рассуждений я ему так и не ответил. Внутренний монолог для меня стал важнее, чем простые человеческие слова. Нет, мыслитель, он и есть мыслитель. Может, если выберемся отсюда, мне стоит завязать с жизнью разбойника и для разнообразия зайти в магазин и купить книжку? ...
БАЦ! У меня в глазах сверкнуло! Я с силой влетел в решётчатую стену клетки и тут-же отлетел обратно. Я почувствовал, что один из минотавров ударил меня молотом в спину и такое ощущение, что мне кто-то со всего размаху дал наковальней по лицу и расквасил нос. Это был могучий кулак Тангрона.
-ТЫ ЧТО ДЕЛАЕШЬ, ДРЯНЬ? - всхлипывая, захлёбываясь собственной кровью, захрипел я.
-Сейчас ещё раз получишь, если будешь молчать, когда я к тебе обращаюсь, тем более в такой ситуации! - ответил Тангрон. Со стороны это может показаться дико, но у нас нордов это можно считать лёгким приветствием.
-Откуда я знаю, что делать?! Может, ты для разнообразия попытаешься включить мозги, умник? - сказал я.
-Ну, всё... Если выберемся отсюда, тебе не жить! - прорычал Тангрон. Я знал, что он шутит, но так как делать всё равно нечего, я решил продолжить эту милую беседу.
-Если так, то мне нет смысла искать отсюда выход, ведь я всё равно покойник. - Сделав испуганный вид, произнёс я.
-Э... ну ты это... я ж пошутил. Ты ж мой друг. Я тебе ничего плохого не сделаю. Разве что морду набью, - успокаивающе сказал Тангрон.
-Не обидишь меня, обещаешь? - обиженно произнёс я.
-АХ ТЫ ПОГАНЬ!!! Опять насмехаешься?! Ну, всё, точно, если выберемся, тебе конец! – ещё яростнее заорал Тангрон, поняв, что над ним издеваются.
Я не выдержал и расхохотался.
Внезапно меня ослепило, и тьму вокруг наполнил свет факелов, непонятно откуда взятых минотаврами, и тут я, наконец, понял, насколько мы близки к смерти. Наша клетка начала напоминать груду металлолома. Минотавры понимали, что ещё минуту и клетка не выдержит.
Краем глаза я заметил замешкавшегося минотавра. Разглядев получше, я понял что случилось. Один из них настолько сильно колотил по искорёженной клетке, что его молот, застрял между прутьями. На секунду я замер и тут меня осенило. ЭТО ЖЕ НАШ ШАНС! Я схватил молот, что есть мочи, дёрнул его на себя и выдернул его из мерзких рук минотавра. Тот, не ожидавший такого стечения обстоятельств, начал просовывать руку между прутьями, чтобы отобрать молот, и тут я с размаху ударил его по плечу.   Послышался очень отчётливый хруст. Минотавр заорал диким, бычьим голосом. Остальные минотавры, которые до сего момента ничего не замечая, долбали по клетке, замерли и уставились на своего раненого собрата. Вокруг воцарилась полная тишина. Это затишье длилось секунды две, но мне этого хватило, чтобы осмотреться и найти между прутьями дыру достаточно большую, чтобы мы с Тангроном смогли бы через неё пролезть. Я схватил Тангрона за воротник и вышвырнул через дыру, после чего выпрыгнул сам, не забыв прихватить с собой молот, и заорал: "БЕГИ!"
И мы побежали. В разные стороны. Тангрон оказался не столь осмотрительным и рванул, куда глаза глядят. Я же оказался более предусмотрительным и побежал в ту сторону, где, как мне казалось, находиться Чейдинхол. Хотя в такой обстановке мой внутренний компас вполне мог дать сбой.
Я бежал через лес, выставив руки вперёд, чтобы время от времени врезаться в деревья и кусты было приятнее. Не стоит наверно упоминать, что вокруг опять была темень, так как минотавры с факелами бежали за мной далеко позади. БЕЖАТЬ! Быстро, очень быстро.
Эта пробежка длилась минут десять, пока, наконец, я не перестал слышать звук тяжёлых шагов преследующих меня минотавров. Теперь я шёл спокойным шагом. Одышка была сильнее, чем обычно. Мне раньше часто приходилось бегать, и всегда я чувствовал себя превосходно. Но раньше я бегал ЗА кем-то, а не ОТ кого-то.
Я стал напоминать себе слепого котёнка, который, ничего не видя, натыкается на всё подряд. Деревья и острые кусты ласково приветствовали меня, поэтому, пришлось за-жмуриться, чтобы не выколоть глаза и, выставив руки вперёд надеяться, что там не будет какой-нибудь канавы или, ещё хуже, медвежьего капкана. Такая, мягко сказать, необычная прогулка, начала утомлять. Благо, что она продолжалась недолго. Около десяти минут.
Я вышел на окраину леса к обрыву и, наконец, увидел на горизонте алое, предрассветное небо, которое слегка выделяло силуэты верхушек деревьев горного леса, а чуть ниже виднелись тусклые огоньки в окнах домов и во дворце. Вот и он, наконец. Город Чейдинхол. Я по жизни не романтик, но такой вид определённо произвёл на меня впечатление.
Я уселся на край обрыва, отложил в сторону молот, свесив ноги вниз, как я обычно делал только в раннем детстве, в далёкой Скайримской деревне и начал смотреть, как небо медленно озаряется алым и голубым цветом.
То ли от усталости, то ли от стресса я и не заметил, как уснул. Ладно... после такого действа можно и поспать немного, по крайней мере для того чтобы завтра продолжить мой побег из Сиродила.
Главное чтоб минотавры не нашли меня мирно спящим на краю обрыва.



ГЛАВА 3
ПРОГУЛКА
445 год, 25-е, Сандас, утро.


Я сидел всё там же, на краю обрыва и внимательно рассматривал молот, который отобрал у минотавра. Это был двемерский двуручный вархаммер. Потрясающая работа, надо сказать. Хотя, не смотря на свою простоту, он требовал определённых навыков и недюженное количество силы. К счастью, у меня этого добра имелось слихвой.
Я проспал около четырёх часов, так что было уже светло, и мне были отлично видны город Чейдинхол и все прилегающие к нему территории, включая дороги, что очень полезно для меня в сложившейся ситуации. А если подумать, зачем я во всё это влез. Ради чего я согласился убить самого Окато. Сейчас я понимаю, какая это была самая большая в жизни глупость с моей стороны. Но тогда мне казалось, что это необходимая мера. Окато стал абсолютно невыносимым, это факт. После смерти Уриэля Септима, а затем и самого Мартина Септима, Окато полюбил власть, которая тогда по чистой случайности попала в его руки. Но он с самого начала вел политику, поддерживающую, в основном, собственные интересы. Почему, как вы думаете, сразу после того, как он стал заместителем императора, половина Совета Старейшин разбежалась, а вторая в корне поменяла свои взгляды? Почему во время Кризиса Обливиона он не вывел войска из провинций, чтоб хоть как-то сдерживать натиск дейдра? Но это ещё ничего, по сравнению с тем, что он заявил потом. Он решил, что Скайрим обязан предоставлять Сиродилу стратегические ресурсы, а именно, металлы, которые добывались в наших шахтах. Мы знали, что это не просьба, и знали, что будет, если Скайрим откажется сотрудничать. Именно для этой цели Окато и направился в Скайрим, чтобы уладить некоторые дипломатические проблемы. Вот здесь-то на границе мы на него и напали. Как я мог быть настолько наивным и думал, что он не предусмотрел подобный случай? Элдрик! Вот моя последняя задача! Если мне суждено болтаться на Башне Белого золота, то, по крайней мере, с чувством до конца выполненного долга.
Но, скорей всего, такой удачи мне не светит. Из Чейдинхола, по дороге в Имперский Город выдвинулся отряд рыцарей, судя по виду, поисковый. Во главе отряда, верхом на коне ехал всадник, держа в руках флаг с изображением четырёхугольного силуэта дракона -  гербом Империи. За ним, ровным строем шагали человек двадцать,  облачённые в стальные доспехи, на груди которых также красовался имперский герб. Со щитами и длинными стальными мечами в руках, они выглядели очень воинственно. Мне бы не хотелось встретиться с ними на узенькой дорожке. И, хотя сейчас они больше напоминали кучку муравьёв, я знал, что вблизи они куда больше своих собратьев по уму. Вот и он. Мой конец уже близок.
Я схватил молот и резко спрыгнул с обрыва вниз. Он был невысокий и я сразу же оказался в зарослях сухих, высоких и очень острых кустарников. Не знаю, что это было за растение, но оно выросло здесь только для того, чтобы усложнить мне жизнь. Я тихо, стараясь не шуметь, раздвигал перед собой кусты и шагал в сторону Чейдинхола, как раз туда, откуда выдвинулся отряд. Я подумал, надо идти туда, где им в голову не придёт искать меня, у себя под носом... в смысле, под стенами Чейдинхола. Правда, в таком рванье, которое было на мне сейчас, меня можно узнать за километр. Что же делать? Остаётся только спуститься к дороге, и ждать какого-нибудь путника или торговца. Правда свои вещи он сам мне не отдаст. Ну что ж... Не впервой.
Минут через десять мучений, ненавистный кустарник закончился, я вывалился из него на мягкую траву. Весь исцарапанный я, наконец, понял, что моя одежда окончательно превратилась в тряпки.
Тем не менее, я оказался среди великолепного леса, сквозь светло-зелённую листву которого пробивались лучи солнца и отражались на утренней дымке. Почти у каждого дерева росли тёмно-зелёные кусты, украшенные фиолетовыми и красными цветами. Из земли то там, то здесь, выглядывали большие белые и голубые грибы. Полынь и папоротник добавляли полноту картины. Кое-где можно было увидеть давно упавшее дерево, насквозь поросшее трутовиком. И все это великолепие лежало на блестящей, густой и мягкой, подобно дорогому ковру, траве. В ней, если хорошо приглядеться, можно было разглядеть спрятавшиеся красные ягоды.
Вид был прекрасен. Прямо как в сказке. Я даже подумал, не подкрепиться ли мне, вокруг столько грибов и ягод, но тут-же мысленно отбросил эту идею. Я же не алхимик. Не хватало ещё отравиться или пуститься в пляс с феями, облегчать работу имперским солдатам. Кстати, насчёт солдат. Я так залюбовался видом, что совсем забыл, что мне нельзя оставаться на одном месте. А лесник или охотник, который также может быть где-то поблизости, сразу поймет, кто это к нему в гости пожаловал.
Слышалось редкое пение птиц и больше ничего, ну кроме моих шагов конечно. Но это была не та зловещая тишина, которая стояла ночью. Это была благородная, приятная на слух тишина. Интересно, почему здесь никто не живёт? Хм... Наверное, потому что здесь ходят такие как я.
Я шёл через лес и не мог сдерживать себя, чтоб не любоваться видом. Я смотрел то вверх, любуясь листвой, то вниз, разглядывая самые разнообразные грибы, которые тут росли, то по сторонам. И тут моё внимание что-то привлекло! Я заметил между стволами деревьев какую-то постройку. А раз постройка, значит где-то рядом люди, а если люди меня заметят, значит кому-то из нас не повезло. Подкравшись так тихо, как только мог, я притаился за деревом и осторожно выглянул из-за него. Оказалось, что это избушка. Ладно, хоть не на курьих ножках. Нет, здесь определённо что-то не так! Если это избушка фермера, то где поле или хотя бы грядка на худой конец? Да и животных тут, по-видимому, никогда не было. Это была просто избушка, стоящая среди леса и всё. Но кому она здесь, в такой глуши может понадобиться? Может это дом лесника? Вполне может быть. Лесники в Сиродиле не очень отличаются от простых легионеров, только они гораздо быстрее бегают и виртуозно обращаются с луком. То есть ещё хуже, чем просто стражники.
Я стоял у дерева в надежде хоть что-нибудь услышать, хоть один звук, подтверждающий, что здесь сейчас кто-то есть. Но поблизости ничего не было слышно, значит людей либо нет, либо они спят внутри, либо притаились и ждут, когда я к ним зайду чтобы поприветствовать. Ситуация сложилась такая: если это избушка фермера, то ЕМУ не повезло, если это дом лесника, то возможно он сейчас на работе, то есть шляется где-то в лесу, и я смогу спокойно обчистить его лачугу, а если же он дома, то МНЕ не повезло. Хотя по её виду не скажешь, что здесь кто-то живёт. Избушка наполовину вросла в землю и почти полностью покрылась мхом. Подойдя вплотную к окну, я попытался рассмотреть что внутри, но окно было заляпано грязью и затянуто паутиной. А это значит, что тут действительно, давно уже, никто не живёт. Хозяева либо уехали, либо умерли. Или ещё хуже, их кто-нибудь убил. А в пустых домах, как известно, любит селиться всякая нечисть: нежить, призраки, дейдра... Да что там? Простые твари, вроде гоблинов, и то проблем доставят столько... Что ж... Была, не была. Рискнём. Деваться всё равно некуда.
Дверь была незакрыта, но и открываться сразу не собиралась. Она была очень стара и провисла, так что мне пришлось её аккуратно приподнять, и снова повесить на петли. Я мог бы её вынести одним ударом молота, ноги или кулака... Я даже головой мог разнести эту лачугу в щепки, настолько она была дряхлая. Но я старался вести себя тихо. По крайней мере, пытался думать, что веду себя тихо, и меня никто не услышит, на деле же всё было совсем не так. Я ещё немного повозился с дверью и наконец открыл её.
Зайдя внутрь, сразу почувствовался нехороший запах. Запах разложения. Всё было пе-ревёрнуто. Стол, стулья. Шкаф был открыт, и по полу валялись разбросанные вещи, и кровать, а на кровати кто-то лежал. Человек в фермерской одежде. И судя по запаху, он был не живой и не в очень хорошем состоянии. Фермерская одежда мне бы сейчас была весьма кстати, но даже я, норд, такой неприхотливый, побрезговал одеждой, снятой с такого трупа.
Порывшись в шкафу, я нашёл одежду не очень отличавшуюся от моей собственной, но, по крайней мере, в ней я больше смахивал на фермера, нежели на беглого преступника. Быстро переодевшись, я осмотрелся в поисках ещё чего-нибудь, что могло бы мне пригодиться. Урчание в животе напомнило мне, что неплохо было бы пожрать чего-нибудь. На полу валялись гнилые яблоки и кусок окаменевшего хлеба. Вот его-то я и взял. Будет чем похрустеть. Я уже собрался уходить, как вдруг краем глаза заметил люк в полу, прикрытый ковром. Стало быть, погреб. По какой-то неведомой причине мне очень не хотелось туда спускаться. Но мало ли что полезного там может быть.
Положив на пол молот, хотя следовало бы взять его с собой, я спустился по сырой, прогнившей лестнице в тёмный подвал, мне в нос сразу ударил ещё более резкий запах, практически невыносимый, на глаза выступили слёзы. Когда глаза привыкли к темноте, я разглядел ещё один труп, дьявольски выглядящий. Ну, что же интересно тут произошло? Затем в дальнем конце погреба валялось ещё что-то, более неприятное. Мозгу стало интересно, что же это, но ноги и руки понесли меня вверх по лестнице. Поднявшись наверх, я быстро подобрал молот и выскочил через дверь.
Меня обдало невероятно приятным, чистым лесным воздухом, который для меня сейчас был как дар небесный. Вид был всё также прекрасен, но мне он уже не казался таким. В руках и коленях была лёгкая дрожь. И я, взяв обеими руками свой молот, ускоренным шагом, почти бегом, продвигался по лесу куда глаза глядят, главное подальше от дома.

***

Синяя дорога. Это один из крупнейших торговых путей в Сиродиле, соединяющий Чейдинхол с Имперским городом. Вдалеке между холмами выглядывал его ненавистный шпиль, который, в случае моей неудачи, я мог бы украсить собой.
Вокруг расстилалась зеленоватая равнина. В воздухе чувствовался приятный аромат цветов и свежей травы. Несмотря на опасность, я решил прогуляться по полю. В траве то и дело проглядывались цветки сирени и льна, а также многих других, названия которых я по понятным причинам назвать не могу.
К середине дня солнце стояло в зените, а над головой уже не было листвы деревьев, которая хоть как-то спасала от жары. Я шёл по холмам, то поднимаясь, то спускаясь, но всё время придерживался дороги, на случай, если кто-то появится. И вот мои ожидания оправдались. По дороге кто-то шёл пешком и вёл рядом с собой, держа за уздечку, белую лошадь. Судя по всему торговец. А раз торговец, значит, у него есть то, что я имею причины желать видеть у себя в кармане. Я прыгнул в кусты.
Притаившись в кустах у дороги, я выжидал, когда торговец подъедет поближе. Что ж... Без этого сейчас никак. Тем более с ним лошадь, которая, будь она моей, помогла бы мне быстро и беспрепятственно доехать до Леявина, где угнав корабль, я смог бы уплыть отсюда, далеко в море. Я ещё не решил точно куда. Например, на остров Саммерсет. Ну, сейчас не до этого.
Торговец был уже очень близко. Я, поудобнее взяв свой молот, присел пониже. Когда торговец прошёл мимо меня, я понял, что настал момент. "Прости, брат" - сказал я про себя, и, резко выпрыгнув из кустов, с размаху ударил этого имперского торговца молотом, прямо в висок. Брызнула чёрная кровь. Мне было бы противно, если б я раньше этого не делал.
Но, ВОТ ЧЁРТ! Лошадь от испуга завизжала, встала на дыбы и что есть мочи побежала по дороге в Имперский Город. А ведь она несла на себе мешок, в котором хранился основной и, следовательно, самый ценный товар. И ей наверняка хватит ума добежать до конюшни, где её обнаружат без хозяина и сразу поймут, что сбежавший заключённый и исчезновение торговца вещи взаимосвязанные. А если учесть скорость лошади, то минут через пятнадцать - двадцать, меня уже вычислят и отправят по мою душу карательный отряд.
Эх... Вот всегда так. Вечно всё не по плану идёт. Ладно, надо довольствоваться тем, что есть и обыскать тело торговца. В его карманах, как я и предполагал, не было ничего особенно ценного. Всё что я прихватил с собой это: 100 золотых, серебряный кинжал - может пригодиться против призраков и зомби, подробная карта Сиродила, на которой были отмечены все города, дороги и реки. И самое интересное, последний выпуск "Вороного курьера".
Читаю.
"Вчера, 24-го, Месяца Вечерней Звезды, 445-го года было совершено покушение на Канцлера Окато, который с деловым визитом направлялся в Скайрим. На границе с Сиродилом на картеж Окато, который сопровождался несколькими стражниками, напал отряд Скайримских нордов, состоящий примерно из пятнадцати человек" - Пятнадцати? Да нас было всего пять.
"Охранники Окато храбро сражались и погибли героической смертью, исполняя свой долг перед Империей" - Храбро сражались? Да эти кретины даже не поняли, что произошло. "Достопочтенный Иероним Лекс - капитан имперской стражи, а также начальник отдела по расследованию политических измен, знал об их планах, которые сдал один предполагаемый соучастник, который отказался участвовать в убийстве и тем самым заслужил помилование и сейчас находится в имперской тюрьме, где даёт подробные описания всех планов злоумышленников" - СВОЛОЧЬ!!! ЭЛДРИК! В имперской тюрьме! Его там точно недостать! Да ещё и все наши экстренные планы побега сдаст! КРЫСА! Ладно, хоть я предусмотрительно никому не сказал, что направлюсь в Леявин, хотя мне кажется, что Элдрик догадывается об этом и сейчас поёт, как соловей в дознавательной комнате где-нибудь под Имперским Городом. Одно радует, его никогда оттуда не выпустят, да и мне одной проблемой меньше. Можно будет сразу уйти из Сиродила. Это можно было бы сделать и раньше, но месть - дело чести для норда. Так, ладно, что там дальше.
"Но, к сожалению Лекс со своим отрядом подоспел слишком поздно и норды успели убить всех телохранителей Окато. Однако это не помешало Лексу восстановить справедливость и ликвидировать почти всех злоумышленников за исключением двух, самых ярых зачинщиков этого покушения. По показаниям заключенного их имена: Билгот – главный нападавший и Тангрон – его помощник" – Вот свинья, Элдрик, всё на меня свалил. Вот почему обычной казнью тут не обойтись. Я даже жалею, что не смогу поквитаться с ним.
"Лекс со своим отрядом должен был переправить их в Имперский Город на публичную казнь. Переждав несколько часов в Бруме, тюремный картеж продолжил путь в средиземье. Ночью, среди дремучего леса на картеж напали минотавры в количестве от пяти до десяти особей. Иероним Лекс, храбро сражаясь, защищал свой отряд и заключённых от минотавров" - ТАК ОН ЖИВ?! Лекс жив? Обливион его побери, теперь он точно от меня не отвяжется. Даже на островах Саммерсет! Да что там? Он мне и до Леявина дойти то не даст!
"Но удача с самого начала была не на их стороне. Весь отряд Лекса пал под натиском топоров и молотов гнусных минотавров, однако Лекс из последних сил, рискуя своей жизнью, убил ВСЕХ минотавров и тем самым отомстил за гибель своих павших товарищей" – Не знаю, про что пишет этот "Вороной курьер", но уж точно не правду. Лекс сбежал, как трусливая мышь в нору, а сейчас в Имперском городе имеет славу и почёт. Имперец он и есть имперец.
"Но во время схватки зкалючонным удалось бежать и скрыться в неизвестном направлении" - хоть что-то хорошее для меня.
"Канцлер Окато утверждает, что один из заключенных находится сейчас в Сиродиле, но Лекс уверяет, что он будет пойман в самые кротчайшие сроки. На всех дорогах выставлены патрули, и во всех стратегических местах разбиты охранительные лагеря, а в городах стража перешла в военный режим. Так что вам ничего не угрожает. Но Лекс всё равно ради вашей безопасности просит не выходить на улицу ночью, обо всех подозрительных личностях немедленно сообщить ближайшему представителю имперской стражи. А если вы живёте за городом просьба быть бдительными втройне, на ночь запирать двери и ставни, спать очень чутко и всегда иметь при себе оружие. А когда заключенные будут пойманы, мы об этом немедленно сообщим. Будьте КРАЙНЕ осторожны. Да хранят нас Девять". - Ой, ой. Можно подумать мы не беглые заключенные, а посланники ада. Даже во время Кризиса Обливиона они так не всполошились. Ладно, интересно им так жить, пусть живут, дураки. Хоть что-то интересное в этом скучном Сиродиле произошло.
Я смял листок Вороного Курьера в плотный клочок бумаги и швырнул в кусты.
Ну а теперь, когда я прочитал этот листок, узнал много интересного. Оказывается, Лекс жив и идёт за мной след в след. Элдрика искать нет смысла, его, скорее всего, повесят вместе со мной, а лошадь, на которой я собирался ехать в Леявин, ускакала в Имперский город и сейчас наверняка сюда уже едет отряд карателей. Ладно, надо действовать быстро.
Я оттащил мёртвого торговца в кусты, а сам направился к стенам Чейдинхола, где планирую дождаться темноты, пробраться в конюшни, угнать самую быструю лошадь и быстро, быстро прискакать в Леявин, где очень тихо и осторожно пробраться на корабль и уплыть далеко, далеко в море. В море... Да...
Проще сказать, чем сделать. В любом случае, если я останусь тут ещё на день или два, меня точно поймают, так что делать нечего, теперь всё зависит от удачи.
После получаса ходьбы я почти дошел до Чейдинхола и нашёл очень подходящее место, чтоб сгрызть тот чёрствый хлеб, который нашёл недавно, и дождаться темноты. Правда, если меня будут искать с собакой, то в два счёта разыщут. Грязного норда даже человек за четыреста вёрст учует. Ну а куда деваться? Выхода нет. Приходится рисковать.
Главное не уснуть здесь в кустах, с этим хлебом в руках.
Тогда мне точно конец.



ГЛАВА 4
ПОДГОТОВКА
445 год, 25-е, Сандас, поздний вечер.

Я сидел в кустах и ждал. Делать сейчас мне было абсолютно нечего, поэтому я просто сидел и пялился на Чейдинхольскую конюшню под названием "Прибрежные вороные". Её хозяйка, данмерка, держа в руке факел, так как вокруг уже темнело, подготавливала лошадей ко сну. Лошади вороные, хорошие, быстрые, самое оно, чтоб быстро уехать отсюда.
Чтобы скоротать время я начал прокручивать в голове план действий. Как и когда угнать лошадь, и в каком направлении на ней ехать. Благо, что пока я дожидался темноты, успел подробно изучить карту, которую забрал у торговца. Теперь знаю названия нескольких рек и как через них лучше всего перебраться. Не уверен, что этот план сработает, я даже не знаю, какого года была эта карта. Может торговец вёз её в музей как старинный экспонат. В любом случае надписи на ней были весьма отчётливы, и мне пришлось полностью полагаться на них. В целом это был забег на лошади по жёлтой дороге на юг. Не очень то сложно, если не брать во внимание то, что меня никто не должен видеть, а если верить "Вороному курьеру" на всех дорогах выставлены патрули, то я на один из них непременно нарвусь. Придётся этот риск принять. Если что придётся свернуть с дороги и попытаться скрыться в болотистой местности (если верить карте). Безумный план, ничего не скажешь.
Через полчаса, когда последние солнечные лучи окончательно покинули небосвод, он покрылся звёздной пеленой, украшенной Мессерой и Секундой. Данмерка с факелом наконец закрыла загон для лошадей на засов и пошла к городским воротам. У ворот, как положено во время военного положения стояли два стражника, один из которых, облокотившись о стену, мирно дремал, а второй стоял с таким видом, будто не спал трое суток. Нет, стражу в Сиродиле ничего не изменит. Время от времени патрульный с факелом проходил мимо. Он ходил вокруг города, как и положено по уставу, внимательно сквозь полузакрытые веки взирал на доверенную ему территорию. Я высчитал примерное количество времени, которое он затрачивает на то, чтобы обойти вокруг города. Оно составляло около ста семидесяти секунд. Сто семьдесят секунд, надо запомнить и постоянно в уме вести отсчёт, чтобы в случае чего, занять более выгодную позицию. Придётся проявить ловкость и сноровку, чтобы за такое короткое время открыть загон, залезть на лошадь, выгнать её из загона и ускакать прочь. При всём этом она должна меня послушаться с первого раза, иначе стражники проснутся и скорее всего не очень обрадуются.
Вот прошёл патрульный, я дождался, когда он свернёт за угол городских стен.
Время пришло! В голове пошёл отсчёт. Один, два, три... Я осторожно вышел из кустов и направился в сторону конюшен. Стражники, стоявшие у ворот в полудрёме, вряд-ли могли заметить меня, хотя такой шанс исключать тоже нельзя.
Стояла тишина, только одинокий сверчок стрекотал где-то неподалёку, ночная атмосфера спокойствия и уюта то и дело нагоняла ложное чувство спокойствия, а этого допускать нельзя. Я уже почти дошёл до загона, как вдруг дверь в здание приконюшенного магазина открылась, и оттуда вылился яркий свет лампы и осветил то, что до сего момента было скрыто мраком. Свет на долю секунды попал на меня, и я резко прыгнул в ближайшие кусты. Вот дурак-то. Так и знал, что что-нибудь произойдёт - не надо было расслабляться. Про магазин-то забыл. Там ещё несколько человек осталось. Не знаю, слышал меня кто-нибудь или видел. Я просто сидел в кустах, как идиот, не зная, что делать. Сердце бешено колотилось. Вдруг свет в магазине погас, и оттуда вышли два человека. Как только все вокруг снова погрузилось во тьму, я стал помаленьку успокаиваться. Они повозились возле двери, судя по всему, закрыли магазин на замок и пошли к воротам города. А я ещё сидел в тех кустах около минуты, отходя от шока и неприятно осознавая, какую глупую ошибку только что совершил. Ну, теперь нужно взять себя в руки и прокрасться в загон.
Я вылез из кустов у магазина, и медленно, на цыпочках направился в сторону загона. Должен признать, что у меня имеется опыт подкрадывания. В прошлом частенько приходилось тайком пробираться к кому-нибудь в дом или наоборот, спасаться бегством так, чтобы никто не услышал. В общем, делами такого рода уже занимался. Сейчас уже возраст не тот. Да уж... Не тот.
Тьма вокруг снова начала озарятся.
ДА ЧТО ЭТО ТАКОЕ?!
Чёрт, это патрульный уже обошёл вокруг города. Как же я мог забыть?! Сто семьдесят секунд! Специально же считал. Голова вообще перестала хранить жизненно важные для меня обстоятельства! Эта тупость сведёт меня в могилу. Посидел бы в тех кустах ещё немного и всё бы обошлось.
Я стоял в замешательстве, не зная, что делать. Выхода нет, ни кустов рядом, не за что спрятаться, а свет неумолимо, с бешеной скоростью нарастал, и я даже начал слышать шаги патрульного. Ничего не оставалось делать, кроме как перепрыгнуть через забор загона и попытаться зарыться как можно глубже в сено.
Я в два прыжка преодолел то небольшое расстояние, отделявшее меня от загона, опёрся левой рукой о забор и со всей силы оттолкнулся ногами от земли. Забор издал противный, громкий скрип и я бухнулся прямо в лошадиное дерьмо.
Патрульный остановился. "Ну, всё" -  подумал я. Он осмотрелся и пошёл в мою сторону. Он шёл так медленно, но прямиком на меня, сердце колотилось всё сильнее, ещё пара метров и он увидит глупого норда, зарывшегося в лошадиный корм и дерьмо. Всё вокруг уже блистало от света его факела, как вдруг сзади от меня послышалось громкое ржание лошади.
-Герри, опять шалишь, проказник - остановившись, с насмешкой сказал патрульный - ещё одна такая выходка и я тебе голову срублю, Понял?! - заорал он и зашагал прочь от конюшен.
Всё вокруг опять начало погружаться во тьму. Моё сердцебиение нормализовалось. Нет, ну серьёзно, как он мог меня не заметить? Я же его видел. Сегодня мне определённо благоволили боги. Я уже дважды был на волоске, но все-таки мне везло. Ладно, сейчас нужно по-быстрому выгнать отсюда лошадь. Я медленно вылез из лошадиного корма, отряхнулся и понял, что теперь от меня несёт навозом. Ну, по крайней мере, свой запах замаскировал. Пригодится, если за мной будет вестись слежка с собаками. Я кое-как открыл калитку загона, так, чтобы это было как можно тише, и пошел в сторону лошадей. Их там было три. Два незапряжённых серых коня и один запряжённый, чёрный. Вот его-то я и выбрал. Я начал медленно к нему подходить, да и он вроде как сдержанно себя вёл. Я подошел к нему вплотную и погладил по носу. Он даже не брыкался. Мне показалось, что в этом сыграло свою роль то, что от меня несло навозом. Свой запах все-таки.
Я аккуратно вставил ногу в стремя, взобрался на коня и повёл его, медленно, через калитку, в надежде, что меня никто не заметит. Размечтался.
"ТРЕВОГА!" - заорал привратник, который, судя по всему, успел выспаться, был полон сил, чтобы надрать кому-нибудь зад и побежал в мою сторону, доставая из-за спины лук. И я хлестанул поводьями своего (теперь уже) коня и направил его на дорогу, что шла в Бравил.
Конь оказался хорош. Бежал быстро. Подул ветер в лицо. Жаль только плохо видно куда ехать. По крикам сзади было понятно, что сейчас за мной будет погоня. И я решил применить всё своё искусство обращения с лошадьми. Я резко свернул с дороги в лес, сквозь густые заросли, на юг в сторону Леявина. Мы пробирались через кустарник до тех пор, пока не наткнулись на небольшую пещерку, которая едва различалась в ночной тьме. Я спрыгнул с коня, схватил за поводья и повёл его в пещеру. Там было темно, и он не сразу послушался. Упирался сволочь до последнего. Еле-еле затащил его в пещеру и решил переждать ночь здесь в маленькой, тёмной дыре.

***

Судя по тем скудным лучикам света, которые смогли пробиться сквозь кусты, росшие прямо у входа в пещеру, наступило утро. Стены пещеры окрасились в серо-зелёный цвет. Из земли и потолка изредка торчали острые сталагниты. Повсюду рос, так называемый, "каменный гриб", который напоминал большие поганки. Говорят, что он растёт только на том месте, где кто-то умер. Но тут он рос повсюду. Ерунда всё это, как я и думал. В дальнем конце пещеры был неисследованный мной проход, я решил, что там никого нет, но на всякий случай завалил его огромным валуном. За ночь я привык к затхлому, пещерному воздуху, но сейчас в нём было ещё что-то. Конь успел уже нагадить.
Я валялся среди пещерных камней, подложив под голову большой кусок сырого мха, который здесь же и нашёл. Вставать не хотелось, потому что не выспался. Конь всю ночь шумел, и всеми силами пытался не дать мне спать. Свинья. Но, по крайней мере, ночью мне удалось развести огонь, с помощью двух камней и сухого мха, и внимательно изучить карту. Теперь я составил точный, и как мне показалось самый оптимальный для данной ситуации маршрут.
Я планирую проехать мимо деревни под названием Застава Харлана. Потом по холмистой местности через лес доехать до Жёлтой дороги, ещё один крупнейший торговый путь, на котором я почти уверен, мне кто-нибудь встретится. Но так как я планирую преодолеть весь путь на высокой скорости, это меня не останавливало. Конечно, до Леявина путь не близкий и конь не сможет пробежать его без отдыха. И поэтому я сразу приметил на карте несколько мест, где мы сможем остановиться и отдохнуть. Первое - это айлейдские руины под названием "Нинелата". Вообще-то в Сиродиле находится много таких руин и пещер, в которых я смог бы остановится, но форт Нинелата, по моему мнению, самый подходящий для этого, так как находится примерно на середине моего пути. Второй, так называемый, пункт отдыха - это пещера, которая находится прямо на берегу, у дельты реки Нижний Нибен, в Топальской бухте, то есть прямо рядом с Леявином, под названием Приливная волна. В ней я и планирую дождаться темноты, не знаю, сколько это займёт времени. Но главное, там-то и начнётся моё последнее и самое сложное испытание. Нужно будет каким-то неведомым мне сейчас образом пробраться в порт Леявина и угнать корабль. Именно корабль, а не лодку какую-нибудь и желательно под флагом Империи, так спокойнее. Но про корабль флота Империи мне даже думать не приходится, его мне уж точно не взять. Да у меня вообще, скорее всего, ничего не получится. Я делаю это только потому, что НАДО попытаться. Сидеть в этой пещере и дожидаться, пока сюда не наведаются стражники тоже не выход.
Такой скептический взгляд на своё положение, это последнее что мне сейчас нужно. Чтобы выжить, надо верить в свою победу. Верить, что план сработает, и через неделю я уже буду далеко отсюда. Буду вспоминать этот случай у костра с верными друзьями и кружкой крепкого нордского в руках. Тангрон наверняка тоже сможет поведать мне множество интересных историй о том, как он бежал из Сиродила. Эх... Он наверно уже мёртв. Кого я пытаюсь обмануть? Так или иначе, мне конец.
Я почувствовал ощущение, которое никогда раньше не испытывал. Как будто сердце сжимается и наливается горячей кровью. Чувство какой-то безвозвратной потери. Потери тех беззаботных времён, когда я бороздил просторы Скайрима. Потери друзей, в первую очередь Тангрона, ведь он был мне единственным настоящим другом. Другом, выручавшим меня множество раз, рискуя своей жизнью. Как я не понимал этого? Даже тогда, когда мы выбрались из клетки, я рванул в лес только потому, что хотел спасти свою жизнь и ни о чём больше не думал. Да и я сейчас тоже на краю бездны, если уже не лечу в её глубины. 
Как жаль, что я не ценил того, что сейчас потерял. Того относительного спокойствия, которое пребывало со мной всю мою жизнь. Хотя жизнь частенько висела на волоске. Даже странно, как я до сих пор ещё жив. Я знал, что придёт момент смерти. Придёт тогда, когда я буду меньше всего его ждать. И я готовился к нему, думал, что готов умереть с гордостью и радостью душевной. Быстро и безболезненно, вот как мне тогда это казалось. Это всё я взял из книг. Да-да, не удивляйтесь, норды тоже читают книги. Нам в детстве читали рассказы о могучих варварах, которые не боялись ни боли, ни смерти, и даже шутили прямо перед собственной казнью. И, несмотря на то, что это были всего лишь детские сказки, я верил в них. Я думал, что буду таким же. И до сего момента я себя оценивал как человека опытного и готового ко всему, к любой ситуации, даже смерти.
Меня всегда мучил этот вопрос. Как и где это будет? Что я буду испытывать в этот момент? Наверное, я буду взирать на свою смерть с высоты накопленного жизненного опыта, без страха, с гордостью и бесстрашием, удовлетворённо оценивая свои жизненные поступки и приму смерть как подарок с чувством до конца выполненного долга.
И вот он момент, которого я ждал всю жизнь. Скорее всего, это ТОТ, последний день. И как я себя чувствую? Радостным и одухотворённым? Я не боюсь своей смерти и готов принять её? С гордостью и величием?
Я чувствую себя, как последний дурак, который впустую провёл всю жизнь. В суете, в убийствах. Наверное, вы не знаете, но мои руки по локоть в крови. Сколько боли, сколько страданий я причинил людям... Души моих врагов... Я слышу их, я скоро встречусь с ними и тогда мне не сдобровать.
Я почувствовал животный страх. Захотелось заорать и сдаться стражникам, чтобы те меня поскорее казнили и всё это, наконец, закончилось. Такого страха и отчаянья я никогда не испытывал. И одновременно с ним ощущение ярости, злобы на самого себя за то, что позволил чувством взять верх. Я сходил с ума. Если это не кончится, я просто сойду с ума…

***

Я сидел, прислонившись спиной к стене пещеры, положив голову на колени, и завыл. Это было впервые, я не шучу, впервые в жизни. Мне было стыдно, в первую очередь перед собой. Кем же я стал? Я – это уже не норд. Я потерял это гордое звание, дав волю своим чувствам. Я потерял честь и достоинство своего народа. Теперь мне и жить незачем...
Но нельзя же так! Я знаю, что конец близок, но это не повод, чтобы реветь как мла-денец. Не повод... Да...
Но через мгновение всё прошло. Удивительно, как такое количество эмоций за один раз может так быстро и бесследно исчезнуть. Ни отчаянья, ни злобы, ни стыда. Ничего. Мне уже было абсолютно наплевать на такую ерунду как гордость и честь. Только здравый смысл. И он говорил мне, что пора приниматься за дело. Пока есть время, нужно хотя бы ПОПЫТАТЬСЯ спасти свою жизнь.
Ничего. Всё забудется. Всё это будет просто воспоминанием. Чихать я хотел на честь и достоинство. Главное сохранить жизнь, остальное вернется.
Я почувствовал огромный приток энергии.
Тяжело поднявшись с пола, я заметил, что каждое движение стало даваться мне очень тяжело. Я не спал по-человечески уже дня три, наверное, или два. Не помню... Все руки в ссадинах и исцарапаны. Ноги болят от постоянного бега. Частота сердцебиения сильно замедлилась, но я рад и этому, так как скоро она должна была упасть до нуля. Даже просто дойти от одного края пещеры до другого, мне стало трудной задачкой. Живот болит от голода. За всё это время съел, точнее, сгрыз только тот кусок каменного хлеба. Как же я собираюсь куда-то ехать в таком состоянии? Согласно моему плану, мне предстоит провести весь этот день в пути, а это мне точно не осилить. Раньше такая жизнь была мне по вкусу. Погони, убийства, грабежи. Чего только мы не вытворяли с Тангроном, на просторах Скайрима. А Тангрон возможно уже мёртв. Он конечно силён, но без моего мудрого наставления он вряд-ли далеко уйдёт. До недавнего времени я считал себя отличным стратегом, а все свои планы гениальными и предусмотрительными. Я думал, что смогу найти выход из любой ситуации, до этого момента так и было. Сейчас же пришел момент, которого я ждал и боялся. Я знал, что рано или поздно придёт час расплаты за все грехи моей молодости. Я не знаю что делать. А этот план, по угону корабля из Леявина просто смешён. Сейчас такой случай, когда моей жизни угрожает такая опасность, что до сих пор непонятно, почему я ещё жив и меня не поймали. Всё зависит преимущественно от удачи и везения. Ну, раз так то на них - то я и буду рассчитывать.
Ладно, пора ехать. Я огромным усилием заставил себя взяться за дело.
Собрал все свои вещи. Молот привязал к спине так крепко, что он ни за что бы от неё не оторвался, даже при такой головокружительной скачке, к которой я готовлюсь. А мешочек, который забрал у торговца, прицепил к ремню так, чтобы можно было быстро что-нибудь из него достать. В мешке лежало сто золотых, которые неизвестно для чего были мне сейчас нужны, брал только по привычке, серебряный кинжал, тоже сомнительная вещь, хотя пригодиться может, и карта, которая, по сути, в данный момент являлась самой ценной из всего, что у меня было, не считая молот, конечно.
Я, пригнувшись, осторожно вышел из пещеры и зажмурился от ярко палящего солнца. Осмотревшись, убедился, что вокруг пещеры никого не было. Странно, потому что стража Чейдинхола должна была прочесать этот участок вдоль и поперёк, ведь тут видели беглого заключенного. Есть несколько объяснений: либо они всё здесь обошли, а в пещеру решили не заходить, либо они сейчас ведут активные поиски.
Я отошёл от пещеры на несколько метров и убедился, что вокруг точно никого нет, и я могу относительно спокойно вывести коня из пещеры. Конь кстати всё это время вёл себя тихо, в отличие от ночи, когда он то и дело издавал какой-нибудь звук. Я сходил за ним и вывел его наружу. Он как будто обрадовался дневному свету, встал на дыбы и резко рванул куда-то в лес. Я ожидал этого и предусмотрительно обвил его шею руками. Это его, конечно, не остановило, но, по крайней мере, сейчас, когда я висел у него на шее, держась за неё изо всех сил, у меня был шанс оседлать его. Нас в Скайриме с самого детства учили запрыгивать на лошадей, бежавших на большой скорости, но должен признать, что такой акробатикой я уже давно не занимался. Никто не знает, что ещё жизнь припасла для меня. Я почувствовал, что очень быстро теряю силы, ещё мгновение, и я свалюсь на землю, а что ещё хуже, потеряю коня, а без него я покойник. Собрав последние силы, я перекинул ногу через его спину и ухватился за гриву. Теперь он был в моей власти. Я приказал ему остановиться и развернуться в сторону дороги. Пару минут спустя я с ним полностью совладал, и мы уже выбрались из густого леса на дорогу.

***

Равнины, холмы, горы, реки, густая сочная зелёная трава. Я и не знал, что всё это можно увидеть в одном месте. Сиродил можно обвинить во многом, но только не в не-достатке красоты. По сути это первый раз, когда я в полной мере ощутил красоту этой части Тамриэля. Надо добавить к этому ещё то, что я ехал на вороном коне, который может развивать  большую скорость. Разнообразие красот природы не уставало меня радовать. С правой стороны от дороги раскинулось чистое, поросшее только травой поле, за которым был виден величественный Имперский город, весь вид портил только его шпиль, высотой в 150 метров, и с которым у меня в скором времени будет возможность познакомится поближе. С правой же стороны от дороги была холмистая местность, на которой то здесь, то там росли высокие деревья, а за ними возвышалась гряда Валусских гор. От всего этого великолепия у меня поднялось настроение.
Я подумал, что если бы провёл свою жизнь здесь, а не в Скайриме, то, наверное, был бы совершенно другим человеком, каким-нибудь фермером или торговцем. И теперь, побывав в таком великолепном месте, я понял, что повидал в жизни всё что мог и большего мне не требуется.  Я впервые за долгое время был счастлив. И если мне суждено умереть, то, по крайней мере, с чувством того, что жизнь прожита не зря.
Efreet
Начал читать, рябит в глазах. Хорошо бы сделать отступы в начале абзацев для повышения читабельности. Просмотри текст на предмет орфографии и пунктуации.
Ну и не надо было, наверное, создавать отдельные темы для первой и второй частей.
Прочитаю, отпишусь по содержанию

пока по мелочи:
Цитата: 
Итак, это было три дня назад…

...пишет протагонист. Когда ж он это все написать успел? Ему ж еще это все сформулировать надо было , осмыслить. Он все-таки гроза Северного королевства, а не спецкор Вороного курьера.

Цитата: 
Теперь он остепенился и подался в политику, а именно стал телохранителем Окато.

это как податься в искусство, устроившись билетером в театре)
LordHaosa
Да, логические неувязочки имеются.
Wlad111
Согласен, писалось давно, мне и самому вторая часть нравится больше.
Но спасибо за замечания.
Упрощенная версия форума. Для перехода в полную нажмите на эту ссылку.
Invision Power Board © 2001-2021 Invision Power Services, Inc.