Поиск - Участники - Календарь
Перейти к полной версии: Загадки Архимагистра
ElderScrolls.Net Conference > Городской квартал > Гильдия искателей приключений > Архив > ОСС
Страницы: 1, 2, 3
novoxodonossar
Садрит Мора, Тель Нага, Башня Советника Нелота

Нар устало облокотился на какую-то резную тумбочку и коснулся рукой разреза на предплечье - "Проклятье, зацепили всё таки, не спасла и защита - крепкие бойцы, хм... кстати Эндар ты просто молодец, умница! Ты ведь нас спас, да - да именно спас от великой опасности! Только дай-ка я посмотрю амулет этот, что там не так... не так!" - закончил старик трагическим голосом и протянул руку. Молодой и неискушенный в интригах голубчик, глуповато улыбаясь похвале, отдал амулет. Хищными пальцами Марвани схватил вожделенный артефакт - тот аретефакт, за которым он тайно охотился последнии три столетия. О да, эта вещица была из необычных - она призывла особо сильных дремор из гвардии самого Мехруна, опасных, могучих и очень живучих и держала их в эффекте постоянного присутствия - творение великого мастера, имя которого кануло в Лету. Такие сейчас не мог создавать никто - именно поэтому Нар так долго не мог рассправиться с проклятым Нелотом и подосланные им убийцы не достигали цели. Всмотревшись в насечённые на задней стороне амулета руны старик ухмыльнулся и гулким голосом возопил - "Дрэморис эйтис, ай ватис ти миэлнис...м-м-м, коэра гатис, вель товмис куальто-ло-равис!!!"  И почувствовав ладонь как потеплел амулет Марвани рассмеялся счастливым смехом пятилетнего ребенка, получившего долгожданного плюшевого зайца и немедля нацепил его на свою жилистую шею, потом взглянул на ещё ни чего не сображающего от пережитого Эндара и промолвил - "Дорогой мой, посмотри  - всё твое изящьное платье изорвано и измято, тебе нужно немедля переодеться, да и мне тоже... Тут наконец в зал вбежали миньоны волшебника, потрясающие кастами молний, готовых сорваться с их дланей и разочарованно остановились - боя уже не было. Нар рассмеялся - "Мдя, вас только за смертью посылать, меня бы тут уже трижды изрубили в капусту, пока вы соизволили оторвать свои задницы от кресел в приёмной!! Ну да, ладно - так парни - нужно перенести мастера Нелота  вниз в подвал и позвать бальзамировщика - чувствуете запах? Он ведь пролежал несколько дней здесь и... помогите господину Эндару - он вел себя героически, однако расстаратил много сил в бою и сам не сможет добраться до своих покоев, ему надо немного отдохнуть и сменить одежду." - старик хитрил, ему нужно было быстренько обшарить кабинет Нелота и лишние свидетели были совсем никчему. Его маги-помошники бережно взяв под руки Эндара и нисколько не слушая его сбивчивых уверений, что он в порядке, повели вниз.
Когда дверь за ними затворилась старик облегченно вздохнул, метко и практически не целясь плюнул в мертвую, сведенную судорогой рожу советника Нелота и с наслаждением, смакуя каждый звук, каждую букву, произнес - "Ну, что старый враг - я выполнил свое обещание - мои убийцы всё таки достали тебя и ..., я всё таки плюнул на твои останки... ха-ха-ха, а ты не верил, что это случиться и убеждал меня... да, да, вспомни тварь - как ты орал мне на Совете Тельвани, что ты будешь ссать на мою могилу! Нет! Это я плюю на твою гнусную, старую рожу!!!" - выкрикнув последние слова, в каком то диком иступлении, старик с размаху пнул в бок бренные останки своего заклятого врага и насладившись глубоким моментом мести умерил свой пыл. Всё ещё с удовольствием разглядывая мертвое тело, Нар внезапно почувствовал знакомый запах- нечто очень из давнего времени, тогда когда он был ещё молод и наивен. Мгновенно соорентировавшись он перехватил покрепче свой посох и прижался спиной к одной из стен. Опасность исходила из-за одной портьеры. Там кто-то прятался и мало того, этот кто-то был вампиром из клана Аундэ. Старик снова усмехнулся - как интересно развиваются события - подумал он и понимая, что тот кто спрятался за шторой прекрасно его слышит, негромко сказал - "Ну, что? Сам выйдешь? Или мне повелеть своим стражам принести твою голову? Думаешь мне не знаком запах Аундэ - лет тому восемьсот назад я имел честь состоять в этом клане и был  первым заместителем Старейшего, кому как не мне знать всё про таких как ты!!!" - старик стал уже подумывать, а не призвать ли дремор вновь приобретенным амулетом...
Antimony Fyr
Окрестности Балморы (Джен).

Промозглый осенний рассвет неторопливо пробуждал унылую местность, и девушка, будто бы очнувшись, ускорила шаг. Под ногами колыхался редеющий туман. Он плавно сползал в низины холмов, оседая на желтеющих придорожных травах и мягких сапогах путешественницы. На фоне угрюмо-серого неба кое-где кружили скальные наездники, пронзительно вскрывая утреннюю тишину скрипучими голосами. Мысли девушки все чаще и чаще возвращались к событиям прошедших дней, тревожным предчувствиям и загадочным снам. Что как не эти видения заставило ее вновь покинуть свое пристанище и отправиться в дорогу? В город, таящий в себе слишком много воспоминаний о былой жизни, несбывшихся детских надежд и незаглушаемой сердечной боли. Слушайся она больше доводов разума, так бежать бы ей прочь с этих пепельных земель, в прекрасные цветущие провинции родины своих предков, далекого Хай Рока. Джен сдула с лица некстати выбившуюся прядь светлых волос и улыбнулась. Если бы. Если бы душа этой хрупкой на вид, миниатюрной девушки с живыми карими глазами, стремилась бы к покою, она еще года три назад устроилась бы в теплом гнездышке за широкими плечами и властным голосом мужа, наверняка позабыв о большинстве волнующих ее воспоминаний. Но не так просто было отвернуться от прочно засевших внутри образов, криков, картин. Кошмары жили своей собственной жизнью, и единственным способом облегчить их власть над сознанием были постоянные поиски – новых мест, людей, ответов на старые вопросы… Балмора встретила Джен миролюбиво, так ей показалось. У городских ворот стража не обратила внимания на странницу, словно она бывала здесь каждый день, а первый же прохожий задержал на девушке искристо-любопытный взгляд и чуть улыбнулся, словно чему-то своему. Из раскрытых ставен на первом этаже крайнего дома доносились громкие разговоры и, проходя мимо, Джен заметила, что самый звучный голос принадлежал высокой старушенции в пятнистом платье. Город жил, а ей предстояло на некоторое время слиться с его внутренним миром, либо в который раз покинуть его, чтобы снова искать… Все это имело смысл, пока её душа рвалась к поискам.


Окрестности Балморы (Лайкалассе, Дро'Антон)

Фарикус ответил Лас несколько недовольным взглядом и пробормотал:
- Го-гончие на дороге, не к добру, не нравится мне ваш, хм, оп-ти-мистический настрой.
Если бы босмерка видела, как посмотрел после этого маг в сторону Матиса, её ничуть бы не задел ни его тон, ни ворчание. Бретонец выудил из складок мантии записную книжку, которая представляла собой кучу нескрепленных желтоватых листочков, исписанных рунами. Следующие полчаса, пока Лайкалассе и другие спутники наслаждались болотным ароматом и прочими прелестями природы, Фарикус шептал про себя заклятия, иногда позволяя себе некоторые комментарии вслух. Острый слух девушки реагировал на них, и она попутно отмечала где-то на уровне подсознания, что маг, разговаривая сам с собой, не заикался. Матис приутих – он сидел почти не двигаясь и мрачно смотрел на заросшую тиной поверхность воды. Внезапно он встряхнулся, вскочил на ноги и предложил поскорее «разделаться с кровососами», ибо ожидание вымотало горячего по натуре воина.
- Здесь даже не-не-незаперто? – удивленно воскликнул Фарикус, указывая на древний и даже поросший мхом замок на массивной двери склепа. Матис едва не зарычал на человека, сделав ему знак отойти назад и заткнуться. Не прикасаясь ухом к двери, он прислушался – полнейшая тишина. Темная рука неторопливо потянула за кольцо, и в лицо стоящей Лас пахнуло странным запахом. Он был вовсе не затхлым, спертым воздухом, который годами застаивается в подобных местах. Нет. То был едва уловимый, тонкий аромат чего-то потустороннего. Первые шаги вниз по высеченным из камня ступенькам дались с трудом. Слышно было дыхание, биение сердца. Лас прикоснулась к стене, спускаясь вниз и внезапно под руку попалось что-то прохладно-липкое, похожее на паутину, но отчего-то совсем чуждое.
- Эктоплазма, - ковырнув пальцем прошептал маг, - Обычное вещество для та-таких мест. Видимо ду-духи не слишком жалуют тех, кто тут п-п-поселился.
- Заткнись, - сквозь зубы процедил данмер, с легким шелестом обнажив одну из сабель, отчего Фарикус мгновенно вжался в стену, - Иначе станешь духом…
Jane
Балмора, день 10.

Душа девушки рвалась к поискам, к ответам, к решениям, но все тело, будто налилось тяжестью,  едва она пересекла городские ворота. Все силы уходили на то, чтобы просто медленно брести.
Балмора по-доброму, но укоризненно смотрела на нее глазницами темных окон. Наверное, так встречала бы мать свою блудную дочь. Виноватую, даже ненавистную, но все же родную.
Вернулась? Опомнилась? Что ж, добро пожаловать, Джен, надеюсь, на этот раз ты не удерешь так трусливо.
По плечам пробегала дрожь, кончики пальцев холодели, когда Джен оглядывала знакомые до боли очертания домов, пересечения недлинных улочек, и утренняя свежесть, ледяными щупальцами старающаяся пробраться под рубаху путницы, была здесь ни при чем. Девушка прижала одну руку к груди, будто в отчаянной попытке сдержать стон, вторая – повисла безвольной плетью. Она продолжала идти.
Если бы только можно было повернуть время вспять, возвратить все почти на десять лет назад…
Дорога вела ее почти стертым из памяти путем все дальше вглубь города, все больше разрывая душу. Девушка шла почти наугад, словно повинуясь каким-то внутренним, необъяснимым порывам или инстинктам. Зачем, для чего? Сердце бешено стучало о грудную клетку, кровь шумела в ушах. В глазах на краткий миг потемнело - из-за очередного поворота показался угол дома, в котором... Джен сорвалась с места, подобно щепке, уносимой бурным горным потоком, и помчалась бегом. Лишь затем, чтобы через пару мгновений встать как вкопанная, часто дыша и, не моргая, глядеть на плавные очертания стен родного дома, на цветастые занавески, на незапертую дверь. Которая плавно отворилась, выпуская на свет звонко смеющуюся светловолосую малышку-босмерку с тряпичной куклой в руке. Ребенок безбоязненно посмотрел на незнакомку и, вдруг подпрыгнув, побежал дальше по улице, беззаботно подскакивая на каждом шаге. Джен, застыв, провожала долгим взглядом девчушку в простом белом коротеньком платьишке. Маленькая эльфка вдруг обернулась, улыбнулась девушке и умчалась, скрывшись за поворотом. Путница же прикрыла глаза, бессильно облокотившись плечом о стену, переводя дух.
И зачем только ты пришла сюда? Все равно уже ничего не изменить и не исправить. И даже не найти оправданий себе.
Ветер щекотал мокрые ресницы, холодил щеки, растрепав и так непослушные волосы девушки. Она провела пальцами по шероховатой поверхности зеленоватого камня, собираясь с духом и рассматривая едва заметные темные прожилки породы, которые сплетаясь и извиваясь, образовывали чуть различимые узоры. Девушка вздрогнула и отвела глаза, потом заставила себя оторваться от своей опоры и на ватных ногах подошла к двери, и осторожно постучала. Рука дрожала и вместо стука получилась какая-то неравномерная нервная дробь.
Шаман
Дверь таверны «Крыса в котелке» отворилась, и в помещение вошел красновласый данмер в стальном доспехе и с эбонитовым мечом на поясе. За ним шел огромный аргонианин одетый в какие-то лохмотья, несший на спине огромный тюк с вещами хозяина. На аргонианине был ошейник поводок от которого лежал в руке хозяина, кроме того руки его украшали рабские кандалы. Даже не смотря на утренние часы, в таверне было чересчур тихо, но главный вор Альд’руна своего поста не покинул – он сидел за одним из столов в углу зала, за одним столом со здоровенным орком, очевидно местным вышибалой, за стойкой Лириэль Стойн, от нечего делать, играла с ножом. На вошедшего она кинула лишь один равнодушный взгляд, продолжая свое занятие.
- Нацеди-ка, кружку гриифа, красавица,- вошедший очевидно исповедовал принцип: «С утра выпил, весь день свободен».
- А как насчет демонстрации платежеспособности? – всем своим видом девушка показывала неприязнь к вооруженным данмерам, да еще и рабовладельцам.
На стойку приземлилась маленькая монетка… двемерская.
- Мы принимаем только монеты имперской чеканки, а кроме того торговля артефактами двемеров запрещена законом и я обязана сообщить о вас страже.
- Да неужто и правда заложите меня редоранцам? Ай-ай-ай и зачем я только пришел сюда, на свою голову? – данмер в притворном ужасе схватился за голову, явно преувеличивая степень этого самого ужаса.
- Прекрати этот спектакль, любезнейший, и присаживайся – в ногах правды нет.
Незнакомец отпустил поводок раба и сел рядом с босмером, Лириэль, тем временем проворно спрятала монетку стоимостью эдак в 50 септимов под стойку.
- Ну, выкладывай с чем пожаловал, уважаемый. – вор посмотрел собеседнику прямо в глаза. Данмер спокойно выдержал этот тяжелый, замечающий любую деталь взгляд, в свою очередь изучая собеседника.
- А ты старше чем кажешься с первого взгляда, уважаемый.
- Нам всем приходится носить маски, многоуважаемый Аэнгот, известный так же как Ювелир. – произнося эту философскую фразу, данмер думал о том, что скормить заготовленную легенду столь проницательному меру будет довольно проблематично, а это в ближайшей перспективе сулит, пусть и небольшим, но крайне нежелательным кровопролитием.
- Мне тут безвременно умершая бабушка наследство оставила, необычное надо заметить, вот не знаю, что делать с ним. – следом за этими словами, на столе появилась прозрачная трубка двемерского происхождения.
- Да, и вправду необычное наследство бабушка тебе оставила, уважаемый. Как твое имя, прости запамятовал? 
- Нет с твоей памятью все в порядке, имени я своего еще не называл, а звучит оно так: Горис Марвани.
- Чтож, дорогой господин Марвани, не принесли ли вы еще чего-нибудь из оставленного вам вашей почившей родственницей?
- Почему же? Принес. Далеко не все, разумеется. К величайшему сожалению, любимая бабуля не оставила мне в наследство ничего ходового, только всякие трубки с шестеренками, поэтому ваша помощь мне и требуется: покупателя найти надо. – Советник Дреним, а это был именно он, виновато развел руками, дескать стыдно было таких занятых и уважаемых личностей от работы отвлекать.
- И на какую сумму, примерно, тянет вся эта музыка?
- Штук на десять септимов.
- Ну что ж покупателя я знаю, и готов свести вас, за жалкие 40%.
- А харя не треснет у тебя, любезнейший?- Дарис действительно был немного обескуражен наглостью недомерка, - 5% и не септимом больше.
- Не треснет – крепкая. Ну хорошо, пусть будет 30%.
- 10 и только из уважения лично к вам и всей Гильдии в целом.
- 20% - мне детей кормить.
- Мне кажется, что на пропитание вашим славным детушкам вполне хватит и 15%ов.
- Ну хорошо, принимая во внимание ваше горе я соглашусь. Значит так, заходите сюда вечерком, я пожалуй к этому времени смогу договорится с покупательницей о встрече.
- Я лучше здесь остановлюсь, когда будет все готово сообщите.
- Хорошо. – Дарис уже шел по направлению к стойке чтоб взять ключи от комнаты, когда босмер ему бросил: - Долгих лет бабушке wink.gif
Laikalasse
\\Писали Антимони и Лайкалассе

- Пахнет не-мертвыми... - с сомнением заметила Лайкалассе, рассматривая эктоплазму. Потом стряхнула ее и повернулась к Матису. - Вовсе незачем запугивать нашего доблестного мага.
Уверенно сжав эфес сабли в руке, воин попробовал, удастся ли развернуться в узком, ведущем вниз коридоре. Свободной рукой он тоже потрогал странный сгусток, после чего поймал руку Лас и рывком привлек девушку к себе:
- Попрошу мне не указывать... и вообще, говори тише.
- А то я не знаю, - вполголоса проговорила она, смеряя данмера взглядом. - Что значит сей порыв?
- Если мы выберемся отсюда, тогда я отвечу на этот вопрос, - сверкнув во тьме белыми зубами и искрами в алых глазах, Матис отпустил девушку и попытался разглядеть, что там впереди. Ступеньки становились все круче и круче, в конце концов упираясь в глухо запертую дверь. По прежнему никто не слышал ни одного намека на шорох или шаги.
Девушка ничего не сказала, но была недовольна поведением наемника. Ее одолевали странные чувства. С одной стороны, на испытывала интерес к вышеозначенной личности, а с другой - все-таки он был слишком высокомерен... Это портило всю картину.
"Не люблю выскочек", - подумала Лайкалассе, приближаясь к двери. Естественно, она была заперта.
- Фарикус, - позвала она тихонько мага. - Вы можете тут что-нибудь сделать?
- А ч-что т-такое, д-дверь?.. - икнул тот, еле переставляя ноги. Босмерка глянула на Вельмси: священнослужитель хоть и морщил нос, но вел себя абсолютно спокойно.
- Да, дверь, - полушепотом ответила девушка, кивнув.
- Ми-минуточку, - Фарикус с большой опаской приблизился и ощупал замок пальцами. Да уж, на уроках практической магии, демонстрируя восторженным ученикам ветвистые фиолетовые молнии, разрывающие на куски учебные макеты, и кидая в просторной пещере огненные шары, он чувствовал себя Магистром. Здесь же, как верно заметила эта босмерская девушка, пахло потусторонними жителями, отчего рубашка под мантией Фарикуса уже давно промокла и прилипла к спине. К тому же свиток, открывающий сложные замки, никак не находился в просторных карманах. В конце концов человек выудил свернутый пергамент и протянул его Лас:
- По-по-пробуйте вы, боюсь, что за-запнусь во время закли-нания.
Сказав это, маг быстренько вскарабкался на десяток ступеней вверх, подальше от опасной двери.
Лас вздохнула. Что-то не похоже, что на мага им уж очень стоит расчитывать. Боюсь, Матис прав в отношении этого человека, раздумывала она, разворачивая свиток так, чтобы хрустящая бумага не шуршала. Пробежав глазами строчку, написанную даэдрицей, Лайкалассе кивнула, наклонилась к самому замку, попутно убедившись, что никаких ловушей не предусмотрено и не имеется, и прошептала слова в замочную скважину:
- Им'пенер с'аата и'Екаша!
Замок хрустнул где-то внутри, да настолько громко, что все, включая отважного воина, вздрогнули, а Фарикус взобрался еще повыше. После этого щелчка пещера словно ожила - где-то раздался стук, потом со стороны входа лестница на миг осветилась дневным светом и послышались шаги.
- Мне кажется или у нас... гости? - произнес довольно высокий женский голос. Маг громко вскрикнул и кинулся теперь вниз, где компания как раз потянула за ручку, чтобы открыть дверь. Врезавшись с разбегу в дверь, Фарикус оттолкнул Лас и рванул на себя дверь:
- Они там, идут сюда, они вернулись, - выдохнул он, хотя все и так уже все поняли. Матис выхватил второй клинок.
- Самое время для беготни, - Лайкалассе извлекла меч и вздохула, возвращая себе спокойствие: голос вампира все-таки оказался неожиданностью. В тот момент, когда Фарикус ухватился за дверь и дернул ее, она едва успела отскочить в сторону, чтобы не быть впечатанной в стену.
Картина, явившаяся им, выглядела соответствующе.
Но рассмотреть что-либо внимательно никто не успел, ибо по лестнице вниз уже бежали двое закутанных в плащи вампиров. Фарикус первым метнулся в освещенную едва коптящими факелами гробницу, сходу повернув в проход налево. За ним последовал Вельмси.
- Держи их! - взвизгнула женщина, и ее спутник, ловко пригнувшись под просвистевшим клинком Матиса, бросился за нежданными гостями. Вампирша сбросила плащ, и в отблесках факелов Лас и Матис увидели на ее теле тонкую изящную кольчугу, облагающую стройную фигуру. На поясе неживой красовался узкий недлинный меч, а пустые бездушные глаза выражали нечто навроде удивления. Медленно отступая от Матиса, она произнесла:
- Зачем вы сюда явились, смертные?
- Тебе ли спрашивать, - отозвалась Лас, не сводя глаз с вампира и держа наготове меч: неожиданностей ей не хотелось. - Все равно ведь по-хорошему не станешь говорить.
Вампирша явно старалась показаться наивно-удивленной, но внутренне босмерка вся напряглась и уже на всякий случай думала о том, как избежать ее магии. Ведь неживая когда-то была альтмеркой - удалось разглядеть в полумраке компящих факелов. Откуда-то изнутри донесся дикий вопль Фарикуса и эхом поднимающееся заклинание священника, заставив Матиса обернуться в сторону криков. Вампирша тут же воспользовалась замешательством воина и, скользнув к Лас, набросилась на девушку с мечом, пытаясь оттеснить в угол. Та резво отскочила, помня о том, что нельзя ни в коем случае позволить врагу загнать тебя в угол или прижать к стене. Описав полукруг клинком, она заодно осмотрелась и увидела, что вампов всего трое.
Матис ожесточенно отбивался от двоих, хотя это было совсем непросто. Пара сабель мелькала согласованно и красиво, но двое врагов, наступавшие на него, ничуть не уступали в боевом искусстве и, как видно, привыкли драться в паре. Один из них был вооружен мечом, который то и дело со звоном встречался с клинками редоранца, второй использовал малейшую брешь в защите воина и делал хитрые выпады кинжалом. Где-то за поворотом коридора неожиданно стихли и голоса и заклинания, и двоим приключенцам оставалось только гадать, живы ли еще Фарикус и Вельмси. Впрочем, на это сейчас у них не было времени. Вампирша удивилась еще больше, когда встретила от Лас не только жестокий отпор, но и наступление.
- Держись там! - крикнул девушке Матис, понимая, что помочь ей сейчас никак не может. Более низкий и юркий вампир с кинжалом уловил момент и нырнул под рукой данмера, оказавшись теперь у него за спиной. При этом изогнутый клинок воина слегка зацепил его одежду, но не достал до тела. Теперь редоранцу приходилось крутиться волчком, чтобы отражать атаки вампиров своевременно. Тот, что был с кинжалом, теперь не мог выбрать момент для очередного укола и вскоре на ухоженном лице вора, которым он был при жизни, отразилось замешательство. Эта крохотная пауза стоила ему теперешней жизни – Матис направил бешено летящий клинок прямо под подбородок вампира, глубоко перерезав ему горло. Кровь хлынула едва ли не в лицо воина, но он не обратил на это особого внимания, занятый вторым противником. Его тяжелый меч то и дело отскакивал от сабель, но вампир совершенно не испытывал усталости. Увидев что-то в другом конце коридора, высокий и статный враг слегка выпрямился. На лице его отразилось некое подобие улыбки. Матис кинул быстрый взгляд за плечо, но услышал лишь легкий щелчок. В следующий миг плечо его пробила искрящаяся стрела, отбросив вперед. Еще не чувствуя боли, данмер успел выставить перед собой сабли, и они глубоко вошли в тело соперника. Резко выдернув клинки и пнув ногой падающего вампира, Матис обернулся и услышал голос Фарикуса, читавшего заклинание. Огненный шторм пронесся по узкому коридору, почти до костей обуглив вампира-лучника.
- Уходим! – крикнул Фарикус и нарисовался из-за поворота. - Она у меня!
В руках мага был большой узел с чем-то увесистым. Но у Матиса уже сильно помутилось в глазах – стрела была зачарована на холод, и рана, а также рука его начали уже неметь и синеть. Выронив один из клинков, данмер осознал, что бой Лайкалассе с женщиной-вампиршей тоже затих.
И это было так. Неживая заставила хорошенько повертеться, прежде чем ее магия иссякла и она взялась за меч. Клинки высекали искры, и в какой-то момент Лас почудилось, что вампирша как будто уже не так рьяно машет своим оружием. Пригнувшись, чьтобы спасти свою голову от участи быть срубленной, девушка ударила рукоятью в сгиб колена, и альтмерка вынуждена была ортступить на шаг. Воспользовавшись этим, босмерка добавила мечом по бедру и оставила там кровавую рану, но большего добиться не удалось: вампирша снова владела ситуацией и, попросту схватив ту за волосы - а пышная грива цвета меда прямо-таки манила это сделать - и с силой отшвырнула к стене. Лас ударилась спиной, не успев поберечь и голову, в глазах помутилось. Покуда девушка мотала головой, возвращая зрение, альтмерка вцепилась в ее руки, намертво прижала к телу и впилась в шею босмерки. Странное оцепенение овладело той, и Лайкалассе стояла, не двигаясь, пока вампирша не насытилась.
- Так-то лучше, - промурлыкала альтмерка, закончив трапезу.
Но стоило ей это сказать, как оцепенение исчезло, Лас вскинула руки так неожиданно, что сытая вампирша опоздала всего на долю секунды: остро отточеный клинок снес ей голову раньше, прежде чем она попыталась прокнуть девушку мечом. Альтмерка рухнула наземь, голова покатилась по полу, а Лайкалассе машинально потерла шею, глянув на следы крови, оставшиеся на ладони, и огляделась. Бой был окончен.
Пошатываясь, но не опуская меч, она приблизилась к Фарикусу и раненому Матису, впрочем, осознать, что он ранен, ей довелось позже, потому что в глазах стало темно окончательно и сознание успело заметить лишь звук собственного падающего тела.
Dro'Anton
  Вельмси спокойно, неторопясь, как и положено священнослужителю, подошел к раненому Матису... Несомненно, нужно было вылечить компаньона, чтобы продолжить изучение гробницы...
- Да, друг мой, - многозначительно протянул Теланнор, так пристально разглядывая рану, что казалось одного этого взгляда хватило бы для заживления целой серии опасных увечий, - Применим наилучшее средство - подарок Рилмс - это заклинание избавит Вас от возможных инфекций... И понадобится сердце матери - хорошее лечащее заклятие... Да поможет нам Альмсиви, - тихо подытожил свои энциклопедический экскурс в область магии восстановления. Несмотря на академичность познаний, Вельмси мог преподнести их так, что даже самый закоснелый скептик расплачется и признает свою неправоту.
  Несколько легких, едва заметных пасов руками создали чуть уловимое магическое поле лечащего заклятие... Синеватая вспышка осветила лица присутствующих... Фарикуса, тяжело дышавшего от непомерных нагрузок, Матиса, слегка коричившегося от неприятной, но неглубокой раны, Лайкалассе, утомленной от невероятного танца с мечами, и, конечно же, Вельмси, лицо которого было серьезным, по глазам можно было увидеть, что и он очень и очень устал...
- Ну вот, друг мой, - с радостью в голосе сказал Вельмси, закончив колдовать над раной Матиса. На месте увечья осталось лишь жалкая розоватая царапинка, - Альмалексия благославит нам сегодня, - Теланнор улыбнулся, изящно приподняв края губ. Его лицо, словно выточенное самым искусным скульптором, было весьма прекрасным, несмотря на возраст. Вельмси повернулся к Лайкалассе, все еще неуверенно державшейся на ногах после потери сознания, и добавил, - Несмотря на благословления Альмсиви, нам нужно уже что-то решать, ибо не пройдет и часа, как сюда заявится новая нежить... Что будем делать?... - Лицо Вельмси вновь обрело спокойное, невозмутимое и полностью серьезное выражение. Священник был готов к любым решительным действиям.
Упрощенная версия форума. Для перехода в полную нажмите на эту ссылку.
Invision Power Board © 2001-2024 Invision Power Services, Inc.