Поиск - Участники - Календарь
Перейти к полной версии: Странный Альянс - начало.
ElderScrolls.Net Conference > Городской квартал > Гильдия искателей приключений > Архив > Странный Альянс
Страницы: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7
Antte
29-е число месяца Огня.
Где-то на Синей дороге в сторону Имперского города


        Он уже привык видеть бушующую стихию между двумя каменными ободами, ведущую прямо в Обливион. Черный дым, запах выжженной травы, красное небо, сверкающие молнии. По дороге – справа или слева, или же где-то вдалеке – да чуть ли не все пространство Сиродиила усыпано челюстями в бездну. Казалось, еще чуть-чуть – и уже не останется ни одного свободного от алого зарева клочка на небе, а по земле будут бегать кровожадные твари Обливиона, вместо вполне обычных созданий.
        Где-то там, на западе – разрушенный город, на востоке – еще пока целые стены и спокойный народ. Надолго ли? И неужели все так в одночасье может поменяться. Уль не верил. Просто отказывался верить. Надеялся, что должен быть способ убежать. Ему вдруг вспомнилась та злосчастная ночь в Кватче, где он сам был свидетелем, как в один миг рушится целый город. «Может», - заключил эльф, задумавшись ненадолго.
        Погонщик устало следил за дорогой, кобыла, возмущенно фыркая, продолжала свой путь по каменистой дороге, колеса скрипели одну лишь известную им мелодию. Уль встряхнул головой, отвлекаясь от предзакатных мыслей, и полез в свою сумку в надежде найти что-нибудь съедобное. Тот час же, погрузившись в кожаный мешок, рука нащупала что-то твердое и плоское. «Проклятая книга!» - чуть было не заорал босмер на всю округу.
        В надежде еще раз хоть что-нибудь понять, Ульмас принялся за чтение. Красные и черные буквы сменяли друг друга, время от времени появлялись незнакомые простому эльфу или человеку рунические символы. Отдельные слова вливались в голову босмера, растворяясь в кружившем урагане мыслей. Из всего бардака и неизвестности Уль понял, что эта книга, как будто бы некий проводник между настоящим кошмаром и таинственным Раем. Но что конкретно стоит за этим всем?
        Резкий оглушительный рев отвлек босмера. А через секунду что-то ударило в соломенную крышу, и повозка вспыхнула. Быстро схватив мешок, затолкав туда книгу, эльф выпрыгнул наружу. Еще один огненный шар ударил в погонщика, который уже наперевес с мечом несся к источнику сего беспорядка. Одинокий скамп, ползая в округе одних из этих злосчастных челюстей, наводнивших всю Имперскую провинцию, наконец-то заметил что-то передвигающееся и поспешил воспользоваться возможностью поиздеваться. Недолго думая, эльф скинул свой лук из-за плеча и отправил острый кусок сверкающего металла прямо в создание, готовое зажарить бедного путника.
        Обыскав запеченного в собственной одежде перевозчика, эльф принялся освобождать единственного оставшегося в живых свидетеля сего происшествия от обгоревшей груды хлама. Через несколько минут Ульмас стремительно удирал верхом на кобыле от того кошмара в надежде где-нибудь отдохнуть. Хотя он понимал, что путь предстоял неблизкий.
icoolman
Совместно с Язычником

2-ое число Месяца Мороза
Скинград


Арий сидел за столом и от нечего делать метал столовые приборы в стену, и возвращал их мановением руки. Скучно. Заказанные зелья уже отданы, Розмария уехала проверить как там "больная бабушка". Арий хмыкнул, интересно сколько осталось "бабушке" жить, учитывая основную специальность сестры Розмарии? Да-да, именно сестры, ведь она как и он сам принадлежат одной большой семье. Но откуда ей знать что ее брат, по прозвищу "серый", простой алхимик в Скинграде и ее работодатель? Да и не зачем ей знать.
Зевнув в кулак, эльф поманил инвентарь воткнутый в стену пальцем.
В городе ходили разнообразные слухи о открывающихся везде вратах Обливиона, о молодом императоре, о разрушенном Кватче и о герое, спасшем город и монарха. Население же скупало оружие, броню, зелья, амулеты. Гильдия бойцов набирала новых рекрутов. Вобщем, шла нормальная спокойная жизнь.
Пусть обо всем этом думает стража, пусть отрабатывает потраченные на нее налоги, а он посмотрит со стороны. Зачем вмешиваться, один раз вмешался и за ним объявили охоту.
"Правда зачем тогда я пошел в Тёмное Братство?",- Наверное именно потому, что я смог поверить семье, которую никогда не имел, а она приняла его таким какой он есть. "Я не знаю ответа."
Его размышления прервало то, что он ощутил кого то за дверью. Смахнув воткнутые ложки в сторону, он взял книгу и сделал вид что читает.

Соккеус вошёл в лавку. Пахло там специфическим запахом зелий, такой приятный аромат, успокаивающий. Соккеус помнил этот запах по своим детским воспоминаниям - мать иногда варила зелья, для лечения охотников деревни. Лавка была небольшим помещением с прилавком и лестницей, ведущей на второй этаж здания. Также справа была дверь, наверное она вела в подвал. Весь первый этаж был поделён на три части, весьма незамысловатым способом - ширмами. Два помещения были скорее всего для переговоров с покупателями наедине, а третье, самое большое(в котором и находился вход, прилавок, лестница) для принятия посетителей. На прилавке находились стандартные зелья, которые можно было купить здесь же. Также был список зелий на заказ. За прилавком сидел молодой данмер, вероятно хозяин магазина. Он читал какую-то книгу, названия было не разглядеть, да впрочем и незачем. Тут Соккеус задумался наконец над тем, зачем же он сюда пришёл. Он сразу начал думать, раз пришёл в магазин, значит надо что-нибудь купить. "Ох, какая муха меня укусила?"- подумал он, когда понял что глаза торговца устремлены на него. Надо что-то делать...

Оторвав взгляд от книги, эльф оглядел клиента. "Нормальный среднестатистический человек, небогат. Скорее всего из какой-нибудь деревни или просто бедняк",- сделал для себя вывод данмер.
- Что вас интересует? У нас вы можете купить обычные зелья или нечто особенное заказать, например комбинированное зелье.
Соккеус растерялся. Данмер в это время рассматривал Соккеуса повнимательней. Чтож, можно воспользоваться этой паузой...
- Ну, пожалуй я бы купил какое-нибудь зелье... Какие у вас есть в продаже? Я тут собрался в путь, наверное нужно зелье восстановления здоровья... Ведь такое имеется?
"Боже, что я несу? Какое зелье? Уходить надо отсюда!"- так думал Соккеус. "Надо как то вывернуться из этой глупейшей ситуации. Может сказать что забыл кошелёк дома, пойти за ним и не вернуться? Да какой дом у человека с таким видом как у меня? Ох..."
Арий присмотрелся к пареньку. Увы, вампиры чувствуют некоторые эмоции, а сейчас даже этого не надо было, чтоб увидеть что он паникует.
"Боже... Наверно он читает мои мысли... Сейчас кликнет стражу!"- думал Соккеус.
Арий думал же совсем о другом - об ужасно высоких ценах на ингредиенты из Обливиона. Можно попробовать сунуться туда с напарником. Весьма безрассудная идея, но того стоит... Он оглядел клиента - вроде меч держать умеет, да и не дорого это должно быть.
- Сейчас ты наверное скажешь, что ищешь работу? - промурлыкал эльф протягивая спасительную соломинку и добавляя заклинание очарования.- Могу предложить не слишком пыльную и неплохо оплачиваемую.
- А? Работу? Да, я бы пожалуй не отказался.- Против воли говорил Соккеус. Что-то его заставляло говорить эти слова. Хотя в них и выгода была, деньги сейчас были нужны как никогда - без них в Кватч ну никак не попасть.
- Ладно, а что собственно за работа? Надеюсь не поход в какой-нибудь склеп, полный некромантов и зомби...
- Нет, это мы оставим сбрендившим паладинам. - ухмыльнулся вампир - пойдем, поговорим, в ногах правды нет.
Арий открыл дверь и повесил табличку "учёт". Затем закрыв ее, повел Соккеуса в свой "кабинет".
- Присаживайтесь, может вина?- доставая бутылку яблочного вина из буфета и ставя ее вместе с бокалами на стол,- Итак, к делу,- разливая вино продолжил данмер.- Мне нужен помощник в сборе ингредиентов? Вы в них разбираетесь?
- Не сказал бы что очень, но в детстве я собирал ингридиенты для матери, в Великом Лесу. Но это было уже очень давно.- Соккеус увидел удовлетворение в глазах данмера. Он явно обманывал его, но раскрыть его обман не получалось. Разве что Соккеус почему-то опустился в какой-то странный дурман и был согласен на всё, что только скажет эльф. Простой доверчивостью это вряд-ли можно было назвать...
- Замечательно, наша задача пробраться через любые врата Обливиона, набрать там ингредиентов и сняться пока нас не заметили.- сказал эльф, доставая из сундука легкую стальную кольчугу и снимая со стены катану,- Всё, можем отправляться искать вход в Обливион!- взгляд Ария остановился на изумленном лице бретона.
- В чем де...-договорить он не успел, ибо землю тряхнуло, за окном послышался шум и произошел всплеск энергии.- Кажется искать врата не придется...
О Акатош, что это было?- так странно для себя сказал Соккеус, неверящий в Девятерых.- Вы думаете что открылись врата?
Вместо ответа, Арий вышел на улицу. Соккеусу ничего не оставалось как проследовать за ним. На улице творилось что-то воистину ужасное. Женщины кричали, все люди гуляющие по городу заметались из стороны в сторону, стражники куда-то в спешке бежали. Скоро стало понятно почему. Недалеко от главных городских ворот небо покраснело, сверкали молнии. Сомнений не было - открылись врата Обливиона.
- Неужели вы думаете пойти туда??- спросил Соккеус, но в ответ опять ничего не услышал. Арий устремился к городским воротам, Соккеус поспешил за ним. Они шли в сторону ворот, а народ наоборот убегал подальше от ужасного места. Ворота из города были пока открыты, так как стражники направлялись к раскрывшимся челюстям Обливиона. Они воспользовались этим моментом и тоже выскользнули из города. Далее, метрах в двухстах от города, они увидели открывшиеся Врата. Там стражники давали отпор даэдрам - это очередное обстоятельство играющее в пользу Ария. Они с Соккеусом быстро подбежали к вратам, было очень мало времени, пока стражники отвлекали даэдр.
- Пошли! Сейчас!- приказывал Арий.
- Нет, ни за что! Никогда в жизни я не зайд...- он не смог договорить - Арий просто затащил его в портал за рубашку! Весьма вовремя, так как в то место где они стояли, был пущен огненный шар. Следующие ощущения передать было сложно...
DemonDrow
3-е число Месяца Мороза, поздний вечер

Анвил


   Солнце опустилось в спокойные воды залива, но город не затихал, как обычно бывало в это время. Жизнь простых обывателей была выбита из привычной колеи. Многие допоздна топили свою тревогу на дне кружек с дешёвым вином в портовых кабаках, ежедневные драки и погромы стали почти нормой, страже приходилось работать на два фронта – подавлять беспорядки в городе и защищать его от внешней угрозы. Паника и страх наполняли всё, они витали в воздухе как тень смерти, были почти осязаемы. Сегодня совсем рядом открылись новые Врата.
   На Анвил опустилась тьма. Свет двух лун причудливо искажал формы и расстояния, а слабый красноватый оттенок неба, и призрачные, почти невидимые звёзды иного мира изменили окружающий пейзаж. В нём ощущалась какая-то чудовищная неправильность и искалеченность. Хотя, возможно, всё дело было в восприятии наблюдателя. Заключение в темнице Пустошей – не такое уж лёгкое испытание.
  Крошечный огненный шарик в очередной раз облетел комнату и снова вернулся в руку заклинателя. Дельвар, скучая, снова запустил его в это нелёгкое путешествие.
    Вот уже четвёртый вечер семья собиралась в кабинете Главы малого (настолько малого, что о его существовании мало кто знал) Дома Дель-Редани, и "обсуждала текущее положение дел".
  Небольшая, уютная комната была освещена только неярким пламенем камина. Стены были завешаны гобеленами с вышитым на них гербом Дома (круглый жук с даэдрическим сигилом "Дохт" на спине, сжимающий в передних лапах два кинжала), а превосходный  дубовый паркет покрывал мягкий ковёр. За массивным деревянным столом, заваленном книгами учёта, документами, списками, чернильницами и перьями, сидел Даррен Дель-Редани, глава дома. В комнате также было несколько кожаных кресел. В одном из них, развлекаясь пусканием огненных шариков и созерцая пейзаж за окном, сидел Дельвар, в другом, низко наклонившись над слабо светящейся хрустальной сферой – Виор, его сестра.
  Из всей семьи в анвильском поместье жили только сам Дельвар, Виор (необычайно одарённая волшебница, недавно получившая степень мастера мистицизма, несмотря на то, что она была в два раза младше Дельвара) и их отец Даррен Дель-Редани, поэтому обычно "собрание" быстро превращалась в монолог Даррена "как всё у нас плохо". Сегодняшний вечер не стал исключением.
  - Пришлось в три раза увеличить охрану караванов! Причём половина этих наёмников – настоящие головорезы! Я не удивлюсь, если они нас когда-нибудь ограбят! Проклятые разбойники встречаются чуть ли не на каждом шагу, порталы в этот проклятый Обливион возникают прямо на дорогах, мы терпим колоссальные убытки! – громко возмущался  Даррен - Куда катится мир!
  - Успокойся, отец, - ответила Виор, отрываясь от своего шара. Одно из поленьев в камине вдруг ярко вспыхнуло, на мгновение осветив тонкие, красивые черты её лица и длинные чёрные волосы – Всё уладится, вот увидишь. Во-первых, теперь мы знаем, как закрываются эти Врата. Во-вторых, ты потерял всего две небольших повозки с зерном.
  - Две небольших повозки! Кроме зерна в них ещё было… эээ… ну… это было очень ценное зерно! Новый сорт! – ответил Даррен, старательно избегая взгляда Виор.
  - Ага, и он назывался "контрабандная двемерская бронза" – почти неслышно прошептал Дельвар.
  Даррен, встал с резного деревянного кресла и подошёл к окну. На его лице застыло выражение бесконечной печали и усталости. Несколько минут он смотрел на далёкий багровый огонёк Врат
  - Эх, куда катится мир… Кстати, чуть не забыл. Через несколько дней ваш дедушка вернётся с Саммерсета…
  Огненный шарик врезался в гобелен и прожёг в нём небольшую дыру, а из угла, где сидела Виор, раздался подозрительный звон разбившегося хрусталя.
  - Что-то не так? – осведомился глава дома.
   - Всё нормально – быстро ответила Виор, выбегая из комнаты.
   - Да, всё просто превосходно! – так же "искренне" ответил Дельвар.

   Через час он уже был в своей  мастерской, и, готовя зелье Огненного Щита, продумывал варианты побега.
   Даррен Дель – Редани Старший, хоть и был мудрым и очень сильным магом, всегда отличался кошмарным характером. Возможно, это участь всех данмеров старше четырёх веков, но Дельвар в этом сомневался. "Скорее всего, дело в том, что полсотни лет он прожил в велотийской башне где-то в Эшленде" – решил Дельвар, насыпая в кипящее зелье морозную соль. Руку неожиданно пронзила острая боль – ожоги от даэдрических наручников, которые едва смогли снять волшебники Университета, всё ещё не прошли.
Целители сказали, что шрамы от наручей останутся навсегда.
  "Нет, когда-нибудь я всё-таки найду эту даэдрическую тварь Рэнгора и запихну его душу в ржавый железный кинжал" – мысленно пообещал Дельвар, когда котёл с зельем неожиданно опрокинулся, и ещё не остывшее варево пролилось ему на руки.
SilverBlade
4-е Месяца Огня, Скинград.

Лавоэра сидела за щербатым столом небольшой таверны, в которой хозяйничала могучая и, вероятно, довольно видная представительница орочьего рода. Девушка неспеша потягивала чай из неопознанных бесцветных листьев, кружащих вальс на дне оловянной кружки, и смотрела в окно сквозь мутную кисею дождя, превратившего роскошный город в несуразное скопление промокших стражников, мрачных зданий и скользких улиц.
Требовательный звон колокольчика, раздавшийся сверху, заставил альтмерку ненадолго отвести взгляд от тоненьких струек дождя, бесконечно текущих по гладкому стеклу, и обернуться, скорее из-за привычки, чем от подлинного интереса. Быстрое шарканье мягких башмаков вскоре сменилось недовольным ворчанием, когда новоприбывший – взлохмаченный босмер, стал в чём-то горячо уверять хозяйку. Кончилась эта занимательная беседа тем, что орчиха со злостью ударила по столу огромным кулачищем, а незадачливый эльф, изрыгая самые страшные проклятия, со всей силы хлопнул дверью, вновь заставив мягкосердечный колокольчик заливаться слезами обиды.
Постепенно тяжёлое пунцовое небо темнело, вспыхивая то тут, то там, гигантскими искрами молний и заволакивая весь город зловещим гулким стоном, подобным рычанию тысяч голодных львов.
Казалось, жуткая атмосфера ужаса передалась всему, и люди, по неизвестной надобности покинувшие дома, старались как можно быстрее вернуться к их спасительному теплу. Несмотря на то, что до закрытия магазинов оставалось ещё два часа, на улицах не было того радостного оживления, сопровождавшего каждый день жизни крупного торгового города: всё будто бы погрузилось в беспокойный тревожный сон, долгий, как глухая зимняя ночь.
Вот и Мог гро-Могах, для приличия погремев кастрюлями и широко зевнув, отправилась спать, не признав в альтмерке даже ничтожного воришку. Девушка, в кармане которой жалко позвякивали всего лишь оставшиеся тридцать золотых, могла простить что угодно (ну, или почти что угодно), кроме коварного укола своему самолюбию. Плутовская улыбка многообещающе блуждала на её губах – лучшие идеи, как всегда, приходят в самый подходящий момент…
…Жёлтые искры заклинания Призыва, словно пожухшие осенние листья, сновали под потолком, катались по полу, льнули к стенам небольшой гостиничной комнаты, с невероятным проворством подгоняя друг друга. Через мгновение девушка открыла глаза и довольно улыбнулась – заклинание в очередной раз не подвело. Даэдрический кинжал, по воле альтмерки призванный из Забвения, выглядел безупречно, ничто не выдавало его иллюзорную сущность. Ещё раз оглядев кинжал и убедившись, что её обман способен раскрыть только сведущий в Вызове маг, девушка завернула призванное оружие в местами подпаленную ткань своего старого платья и вышла из комнаты. Притворив за собой дверь, Лавоэра спустилась по лестнице и исчезла среди однообразных строений Скинграда.
Язычник
Совместно с icoolman’ом

2-ой день Месяца Мороза. Обливион

Пепел, лава и обгорелая земля... Все это напомнило вампиру его родину. Перед глазами на миг предстала картина из прошлого, но он тряхнув головой, отогнал воспоминания и постарался сосредоточится на настоящем.
Что он имеет на руках? Ничего хорошего и радостного. И какого Акотоша он поперся сюда да еще с незнакомым ему бретоном?
Ладно, во-первых надо отойти от ворот, ведь здесь может сделаться проходной двор и затопчут ненароком. А дальше... Дальше посмотрим. Поэтому он схватил удивленно осматривающегося Соккеуса и потащил подальше от ворот. Не хотелось бы, чтоб он умер из-за него.
Первое что почувствовал Соккеус было удушье. Воздух здесь был ужасно пыльный и горячий. В первые минуты это было невыносимо, но затем становилось всё лучше и лучше. Затем, когда лёгкие более менее привыкли к здешнему воздуху, он решил оглядеться. Рядом стоял Арий, осматривающий представшую перед ним картину. Соккеус посмотрел подальше и увидел большую башню, наверное это какая-нибудь даэдрическая крепость. Рядом было ещё несколько, но поменьше. Вокруг всё было покрыто пеплом и протекали лавовые реки.
"Значит вот оно какое, Забвение..."- Сказал Соккеус и снова раскашлялся. Арий схватил его и оттащил немного подальше от ворот, которые находились у Соккеуса за спиной. Теперь наверное надо заняться делом, задерживаться в этом месте не хотелось ни одному, ни другому.
Убравшись с открытого места Арий немного успокоился и постарался оценить ситуацию. Воздух был пропитан пеплом и магией. Он эта энергия была какой-то чужой, если б он попытался использовать ее он не ручался бы за результат.
- Ладно будем действовать.- сказал эльф в слух,- Наша задача набрать ингредиентов с местных аборигенов. Местная трава меня не интересует, ибо ее курить даже нормально нельзя,- при этом эльф нагло обдирал какой-то колючий куст при помощи кинжала и какой-то матери Трибунала.- Так, минут через пять пойдем.
Слегка помятый и поцарапанный эльф смотрел как несколько скампов прыгнули во врата.
Соккеус, завидев скампов, сразу присел. Сидя, он кинжалом срезал какие-то странные красные листья с куста, который рос недалеко от ворот. Куст был колючий и бретон сильно исцарапал свои руки. Арий и Соккеус сидели за камнем, что был возле ворот. Собирая дорогие ингредиенты для зелий, они наблюдали за даэдрами, входящими в портал. Но вдруг из ворот вылетел дохлый скамп, а за ним вошли три скинградских стражника. Соккеус хотел было закричать"Мы здесь! Спасите нас!", но Арий придержал его. Взглядом он дал понять, что стражники выполняют свою работу, а они свою. Немного постояв, стражники отправились к даэдрическим башням. Не успели они пройти двести метров, как за их спинами появились четверо дремор и атаковали их! Битва была недолгой. Точнее не битва, а расправа. Оставив трупы людей около дороги, дреморы пошли к порталу. Не с того, не с сего, Арий схватил Соккеуса и выпрыгнул вместе с ним из укрытия.
Приземлились герои весьма специфически: на заметившего их полудохлого скампа.
- Думаю надо тикать к башне.- сказал Арий, махнув на опешивших дремор.- Бежим!
Рванув с места, они побежали к башне. Бретон перескочил трупы стражников продолжил забег, данмер же схватил оба меча, со словами "им не понадобится" и, запуская щит мановением руки в сторону начавших погоню дремор, кинулся за напарником. Щит не задев никого, пропал в красных воротах.
Проследив за большой тарелкой, улетевшей во Врата, Соккеус стал бежать дальше. Арий нагнал его и дал меч одного из стражников.
- Держи. Думаю, что он тебе ещё понадобится.
Они бежали, башня постепенно приближалась. Соккеус немного устал. Сказывалось та рана, полученная от стрелы бандита. Боль в левой ноге разрасталась. Казалось, что дреморы не ведают усталости! Они медленно, но верно настигали спутников! Соккеус увидел какой-то странный столб недалеко от дороги. Наверху у него была крутящаяся шипованная штука, таких бретону не доводилось видеть. Когда они подбежали чуть ближе, эта штуковина закрутилась и из неё вылетел огненный шар, который полетел прямо в Соккеуса! Но бретон успел нагнуться и шар пролетел в сантиметрах над его головой, подпалив бедняге макушку. Пролетев дальше, шар попал прямо в живот одного из преследователей - дремора свалился без чувств. Остальные немного замешкались, смотря на своего обгорелого напарника. К этому времени, бретон с данмером добрались до входа в башню. Напарники вошли, захлопнув тяжелые двери и тяжело дыша сползли по ним.
-Фу, никогда так не бегал...-в двери что-то шлепнулось потом начали барабанить.
Знаешь, чем мне они нравятся?- Продолжил эльф, показывая на дверь.- Так тем, что они тупы, безжалостны и не устают. Думаю последнее не играет нам на руку.
В дверь продолжали колотить и она начала поддаваться.
- И еще я думаю, что нам надо бы уходить, еще немного и дверь не выдержит.
- Верно подмечено!- согласился бретон.- Надо бы наверх, но что толку? Зачем мы сюда пришли? Это же ловушка!
- Возможно здесь есть другой выход или что-то вроде этого. Да и много всяких полезных вещей...- Дверь уже была почти открыта. Они ещё немного подождали и побежали вперёд. В главной зале было довольно светло, пожалуй даже очень светло. Вверх поднималась струя магического огня, освещая башню.
- Это ещё что?-  Соккеус засмотрелся на поднимающийся вверх огонь. Но Арий подтолкнул его вперёд.
- Не задерживайся, погоня за нами не прекращалась.- сзади послышались крики наконец вошедших дремор, они негодовали.- Я не знаю что это. Надо забраться наверх и посмотреть.
Они побежали вверх по лестнице, а за ними трое дремор и присоединившиеся к ним двое скампов. Скампы пускали огненные шары и уворачиваться было всё сложнее. А лестница и не думала кончаться! Она всё бежала вверх, не зная покоя. Соккеус совсем выдохся к тому времени, когда они наконец добежали к двери в купол башни. К их сожалению дверь не поддалась!
- Здесь явно нужен ключ! Магией эту дверь не открыть. Попробуй поискать его, а я попробую их задержать!
Арий отразил летящий в него фаэрболл обратно, в пустившего его скампа. Соккеус увидел в углу какой то старый-престарый сундук и немедля подбежал к нему. Он попытался его открыть, но крышка была очень тяжёлой. Он ещё немного над ней попыхтел, но открыть сундук не представлялось возможным. От безысходности он схватил покрепче меч, который ему дал Арий и приготовился к атаке.
- Я не могу найти этот скампов ключ! Наверняка он в этом сундуке!- Сказал Соккеус. Но Арий, не слушая бретона, нагнулся и поднял что-то из под ног. Это и был злосчастный ключ! Арий тут же открыл дверь и они забежали, захлопнув её. В дверь что-то врезалось...
- Хех, сегодня явно не их день.- усмехнулся Арий и пошёл вверх по мрачной лестнице.
Арий глянул на бледного Соккеуса.
- Вроде и стимул весьма сильный, а все равно запыхались мы.- Нелюдь покопался в котомке и извлек фляжку с каким-то зельем. Отпив глоток, он протянул бретону свою бутылочку.- На, приободрись. Но не больше двух глотков! Сделав глоток, глаза бретона сделали кувырок и он закашлялся.
- Крепкий? Это побочный эффект, но эликсир придаёт сил и поправляет хилое здоровье.- улыбнулся вампир.- Ладно, пошли. Надо глянуть, что вызывает этот столб огня и смыться отсюда.
Арий сделал шаг вперед, но Соккеус схватив его за кольчугу дернул назад. Эльф дёрнулся назад и перед его носом пронесся топор, исчезув в противоположной стене.
- Твою Альмалексию! -только и смог вымолвить эльф.
- Да уж, она сейчас не помешала бы. Теперь нужно осторожней идти, кто знает сколько здесь ещё этих ловушек.
Они аккуратно прошли мимо ловушки с и стали подниматься дальше по лестнице. Через несколько секунд, они вошли в зал, освещённый всё тем же столбом огня, который поднимался из под пола и шёл ещё выше. На самый верх вёл странный подъём, состоящий из... живой плоти! Это было ужасное зрелище.
- О боже, эти подъёмы не кончатся никогда!- Застонал Соккеус.
- Надо сделать последний рывок, то что мы ищем находится наверху...
- А что мы собственно ищем?- Вдруг задумался бретон.
- Как что? Выход конечно!
- А как выход может находиться на верхушке башни?- Недоумённо спросил Соккеус сам у себя.
Арий вместо ответа начал подниматься вверх. Он медленно поднимался, держа в одной руке катану, в другой меч стражника из Скинграда. Он чувствовал что-то, напоминающее камень душ. При чем сильно заряженный. К тому же, хаджиты не единственные любопытные звери. О том что сделали с хаджитом он старался не думать. Появившийся Дагот знает откуда и прыгнувший на данмера дремора, отправился на самый низ лестницы уже малоопасным. Эльф даже не замедлил скорости своего движения. В конце лестницы ждал еще один, не делающий таких опрометчивых движений как его уже мертвый собрат. Он даже и не думал нападать.
- Назад, смертные! Вы даже не знаете во что вмешиваетесь! Зачем вы здесь? Вы шпионы? Во всяком случае, вы отсюда живыми уже не выйдите, я об этом позабочусь. Кто вас послал?- дремора со злой усмешкой смотрел на пришельцев из Нирна, держа руку на рукояти булавы. Он был в полной готовности отразить атаку. Вряд ли им удастся с ним справиться...
- Надо начать с того, что меня не посылают, а я сам прихожу.- Хмыкнул эльф,- И кому же, разве мы так мешаем?
При всей этой легкой болтовне, данмер раскрутил меч и бросил его в дремору, который с легкостью его отбил. Еще раз хмыкнув, эльф встал в стойку, прикидывая как лучше разделить тело от души. Враг не торопился атаковать и данмер медленно начал наступать. Дейдра наверно решил посмаковать, или не решаясь сражаться на лестнице, отступил назад обнажив клинок. Поднявшись на платформу эльф опустил лезвие катаны вниз и медленно пошел по кругу. Первым не выдержал страж. Первый удар был такой силы, что вампир даже растерялся на миг, но мгновение спустя бой захватил его. "Попробовав" друг дружку, они разошлись. На панцире дреморы появилось несколько неглубоких царапин, кольчуга Ария была порвана в нескольких местах. Освободив левую руку, эльф махнул ей в сторону противника и в воздухе что-то просвистело. В плече стража торчала здоровенная сосулька.
- Как?- Только и смог удивленно сказать страж.
Но Арий не собирался отвечать. Теперь уже удача была на стороне эльфа и бой кончился довольно быстро. Обвисшая рука была баластом и снести голову дейдре было вопросом времени.
Когда процесс закончился Арий улыбнулся, рукавом оттер кровь со лба.
Но Соккеус даже не наблюдал за битвой. Он просто зачарованно смотрел на шар, который так прекрасно крутился посередине купола... Он и был источником огня, который они видели в башне! Соккеус смотрел на камень и даже не заметил что его тянет к волшебному камню... К тому времени как Арий расправился со стражем камня, бретон был уже в двух шагах от заветной цели.
- СТОЙ! НЕ ТРОГАЙ ЭТО! НЕИЗВЕСТНО ЧТО СЛУЧИТСЯ, ЕСЛИ ТЫ...- кричал эльф, но Соккеус его не слышал. Сделав ещё один шаг, он взял шар в руки. Началось землетрясение, всё вокруг загорелось, поплыло, но жарко не было. Следующим чувством был свежий ветерок, так приятно ласкающий лицо...


4-ое число Месяца Мороза, Скингард

Когда начали закрываться врата, заклинание щита у данмера вырвалось автоматом. Но его просто смело. Дальше темнота... Очнулся эльф с трещащей головой в кустах, недалеко от Скингарда. Вылезти из кустов была та еще проблема.
Отряхнувшись, Арий огляделся. Вокруг стояла темнота, наверное уже за полночь. От ворот остались лишь большие острые клыки, вылезавшие из под земли. Рядом с местом, где раньше были ворота, клубился дым.
Найдя бретона, радостно оглядывающегося.
- Пойдем отсюда, быстро!- шепнул эльф оглядываясь в сторону города.
- Зачем мы же герои?- возразил Соккеус.
- Может и герои, а может и засланцы. Потом будешь заплечных дел мастеру рассказывать, как там оказался, как выбрался. И поверь, это будет не разговор за бутылкой вина. -проворчал эльф.
- Так куда же нам идти?
- Надо незаметно пробраться в мою лавку. Закрытия врат обнаружат довольно скоро, нас не должны здесь увидеть.- Арий пошёл в сторону города, а Соккеус заметил валяющийся в кустах камень. Воспользовавшись моментом, он прихватил камень с собой.
"Ух, и тяжеленная же штука! Но ничего, нам не впервой..."- Подумал Соккеус, кладя камень в свою дорожную сумку(её он взял у Ария, тот её выдал специально для сбора ингридиентов, но и для камня место нашлось). 
Они пошли в обход города, чтобы подойти к противоположным воротам. Они охранялись не так сильно, как главные. Пришельцы из Обливиона без особых препятствий вошли в город и уже через несколько минут были в лавке эльфа-алхимика.
- Ух, кажется, что я не был здесь уже вечность, хотя не прошло и дня... Или прошло?- Соккеус разглядывал лавку, как будто был в ней первый раз. Арий же запер магазин на замок, и направился в сторону кабинета.
- Идём, надо посмотреть на наш улов...
"Интересно, он догадывается о том, что камень у меня?"- Думал Соккеус, следуя за данмером."Скорее всего, он меня насквозь видит...".
Зайдя в лавку, эльф кивнул Розмарии, которая читала какую-то книжонку. Как только они зашли в кабинет, он, бросив сумку в угол, достал из буфета курицу и кусок оленины. Есть хотелось страшно. Первые десять минут в кабинете стояло дружное чавканье. После, обсудив вопрос с оплатой они сошлись на 2000 септимов. У эльфа при себе таких денег не было, но зато было несколько драгоценных камней, цена которых была примерно равна двум тысячам монет.
Откинувшись на спинку стула, Арий вздохнув сказал:
- Ладно, все вопросы решены. А теперь покажи тот камень, что ты достал. Мне как магу он очень интересен. И не надо говорить, что ты его выбросил,-глядя на Соккеуса сказал Арий.
"Ну вот, так я и знал..."- подумал Соккеус и сказал:
- Да, я поднял его перед тем, как уйти от врат.- порывшись в сумке, он выудил из неё круглый камень из Обливионской башни.- Вот он. Насколько я понимаю, этот камень нарушал равновесие между мирами, позволяя открыть врата в Обливион? Или это что-то другое?
- Похоже на то.- внимательно осматривая камушек пробормотал эльф,- От него энергией чуть ли не искрит, так что это может быть плюс, если учесть, что врата закрылись когда ты взял его... Вероятно. Наверное надо его спрятать, пока мы не узнаем что это такое и с чем его едят. Боюсь как бы кто его не стырил. Но решать тебе ведь это твоя добыча.
В кабинет заглянула альтмерка.
- Извините, можно вас. - Розмария глянула на Ария.
- Один момент, - Арий поднялся из-за стола и вышел в коридор.
Вернулся он довольно хмурым.
- Один из клиентов не доволен, - объяснил эльф, - надо срочно к нему съездить. Я узнаю об этом и через недельку встретимся и поговорим, хорошо?
- Я думаю это будет лучший вариант!- обрадовался Соккеус.- Ведь моей точкой назначения изначально был Кватч, в Скинграде я абсолютно случайно... Так что я поеду в Кватч, если буду нужен, вы найдёте меня там.
- А как же твоя ценная находка?
- Ах да, камень. Думаю, что у вас он будет в большей безопасности. Надеюсь вы найдёте, кому его можно было бы продать и узнаете побольше о его происхождении.- Соккеус отдал эльфу камень, попрощался и вышел из лавки. Только сейчас он понял, что богат! Две тысячи в кармане - это большая сумма! При этой мысли он огляделся, мало ли кто следит за ним. О том, что драгоценности украдут можно было не боятся, воры своих не обирают. Но всё равно как-то неспокойно было. Весь ободранный и грязный он вышел из города.
icoolman
5-ое число Месяца Мороза
Кватч


Путешествие в Кватч на этот раз обошлось без приключений. О том дне даже вспоминать страшно и в ноге начинает колоть. Соккеус доехал до лагеря беженцев на повозке странствующего торговца. Сам лагерь находился недалеко от Кватча, под склоном холма. Обошлось в тридцать монет, так как торговец не хотел даже к лагерю подъезжать. А в лагере было уныло, людей почти не было. В основном это были те, за кем ещё не приехали родственники или те, кто хотел дальше жить в городе, но их дома были разрушены. Соккеус спросил одного из обитателей как пройти в город. Тот показал на крутую дорогу, делающую несколько поворотов, прежде чем привести на вершину холма, на котором и располагался разрушенный город. Ничего не поделаешь, придётся идти пешком.
Минут через пятнадцать, Соккеус yже поднялся и стоял в воротах города. На земле лежал пепел, везде шли строительные работы, люди сновали туда-сюда. В городе кипела жизнь, жизнь после смерти.
"Просто рай для вора!"- подумал Соккеус, смотря на снующих повсюду людей. Никто даже внимания не обратил на прибытия в город оборванца. Хотя, таких тут было немало, Соккеуса спокойно можно было принять за "своего". Бретон решил устроить себе небольшую экскурсию по строй-площадке. Он прошёлся мимо храма Акатоша, который оказался без крыши. Она валялась рядом со зданием. Некоторые дома тоже были лишены крыши, а от некоторых осталась просто куча мусора и щепок. Бретон сразу обратил внимание на новенькое здание - это была таверна. Жутко хотелось заглянуть, но лучше зря не светиться. Так он обошёл весь город, запомнив что и где находится.
Солнце уже село и стало быстро темнеть. Рядом с городской стеной, Соккеус расстелил спальник, прихваченный в лагере беженцев. Заснул почти сразу, как только голова опустилась на подушку.
Пробуждение было странным - кто-то сильно тряс бретона. В темноте он увидел человека в меховых доспехах. Он заговорил:
- Что, думал, что если убил одного из наших агентов, ты сможешь спокойно смыться? Я тебя выследил тварь, уж ты за всё заплатишь!
- Что?? Кого убил?
- Не притворяйся, гад! Из слухов мы услышали, что Мэндес был убит, а ты пропал без вести! Что скажешь на это? Что ты ничего не знаешь?
- Ах, это! Я тут ни при чём! Сейчас всё обьясню...
Соккеус обьяснил человеку из гильдии про нападение бандитов, про то, как он попал в Скинград и там жил несколько дней. Про Обливион естественно не сказал ни слова, иначе тот посчитал бы его сумасшедшим. Агент смотрел на Соккеуса с большим недоверием.
- Я тебе не верю, ни одному слову. Во всяком случае, ты должен заплатить штраф, в размере одной тысячи септимов. Срок - неделя, иначе ты будешь изгнан навсегда!
- Но у меня... Хотя постой!- он залез в карман и достал мешочек с драгоценными камнями.- Вот, держи!
Бровь вора поползла вверх. Он с сомнением взял камни и взглядом знатока рассмотрел их. Убедившись в том, что это не подделка, он сказал:
- Что ж, пожалуй придётся снять с тебя обвинения... Но ты не думай, мы за тобой следим. Я буду приходить каждую неделю и проверять как идут дела. Можешь приступать к работе.
Человек повернулся спиной и скрылся в ночной темноте. Соккеус немного постоял, смотря ему вслед, а затем опять лёг спать. Но заснуть больше не удалось.
Язычник
4-ое число Месяца Мороза, Скингард

Арий сидел хмурый. Вот уже час как ушел Соккеус Фенкель, и на столе лежало письмо с пометкой срочно. Писал его Люсьен, как обычно четко, коротко и содержательно.
Теперь надо ехать в Кватч.
«Бросай всё и едь. Р-р-р, зла на них нет. Ладно поеду, надо ещё в Имперский город заехать и забрать деньги. Но не сегодня. Надо отдохнуть», - подумал эльф.
Положив камень в шкатулку он побрёл в спальню.

8-ое число Месяца Мороза, Имперский город, Таверна «Тайбер Септим».

Эльф сидел пил вино.
«Нет ну почему всё так сложно? Нет, чтобы встретится прямо в Кватче? Конспираторы хреновы. Ведь сейчас зайдёт ещё прямо в форме и скажет…»
Не успел эльф додумать до конца как к нему подошел легионер.
- Мать любит своих детей… - сказал он садясь.
- Если они её слушаются. – машинально ответил данмер присматриваясь к вояке. Ничем непримечательный имперец. – Сядьте, выпейте со мной за императора. – предложил эльф, ругаясь мысленно «Да с такой зарплатой как у легионера они на пушечный выстрел не подойдут сюда. Идиот»
Разобравшись с проблемами насущными эльф тяжело вздохнув вышел из города.
- Ну что, Поедем? – похлопав Белогривого по шее, он вскочил в седло и на рысях поехал в Кватч.

15-ое число Месяца Мороза, Кватч.

Арий сидел на скамейке в тени стены предаваясь размышлениям.
Участок он арендовал на ближайшие полвека, а там видно будет. В назначении участка написал: алхимическая лавка. Но это только верх горы. Ведь братство просило основать гавань в Кватче. И вот сейчас, пока ещё здание строится, есть свободное время. Правда, чертежи стандартные, но ведь ремонт никогда не поздно сделать. – эльф тихонько прикрыл глаза.
Наверное эльф задремал ибо первое что он сделал, это свалился со скамейки. Перед ним висел имп который верещал тыча в него свитком. Забрав свиток и отослав посыльного. Данмер вновь устроился в облюбованной им тени.
Осмотрев свиток, он небрежно раскрыл его и… впился глазами в первую строчку. Сообщение было написано второпях.
«Пять дней назад на лавку было совершенно нападение. Нападавшие не представились, но судя по репликам целью был какой-то камень. От нападавших мне помогли спастись подоспевшие стражники…» - эльф не сдержал ухмылки. – « также хочу сообщить что этими нападениями заинтересовались клинки. Посему покинуть город пока не могу. Розмария.»
- Эх Арий, Арий куда ж теперь ты вляпался? – спросил сам себя Арий и сжёг свиток.
Надо найти Соккеуса и отдать ему этот скампов камень. Только где его найти? Ах да он говорил что будет здесь. Чем Нереварин не шутит? -подумал эльф и поудобнее устроился на скамейке
icoolman
15-ое число Месяца Мороза
Кватч, вечер.


Соккеус проснулся из-за того, что какой-то стражник заливисто закричал от боли. Бретон приподнялся, протёр глаза и увидел неподалёку прыгающего на одной ноге стражника и извиняющегося орка. Сначала было не понятно, что случилось. Но потом Соккеус увидел большой камень рядом с имперцем и сразу понял в чём дело.
- ТУПИЦА!! Смотри куда прёшь, ИДИОТ!- красный от злобы и боли кричал стражник.
- Я не виноват, я правда не хотел ронять на Вас этот камень! Клянусь всеми богами Тамриэля!
- Да я бы тебя... Ладно, убирайся с глаз долой.
Хромающий и стонущий хранитель порядка пошёл в сторону главных ворот, а орк с усмешкой на лице взял свой камень и пошёл в сторону замка, который находился в реконструкции. В городе было довольно много орков-строителей, приглашённых из разных городов для реставрации Кватча. Были строители и других рас, но доминировали всё же зеленокожие здоровяки.
Забавный эпизод себя исчерпал и всё вернулось в нормальное русло. Было около девяти часов вечера, солнце уже клонилось к горизонту, что делало закат огненным. Соккеусу удалось поспать всего час и он точно знал, что во второй раз ему уже точно не удастся уйти в мир сновидений. Он уже больше недели жил в городе и соответственно выработал свой распорядок дня. Сейчас он должен был спать до полуночи, но, к сожалению, это сделать не удалось. Тогда он решил воспользоваться моментом и выйти за пределы города и посмотреть на заходящее солнце. Бретон направился в сторону главных городских ворот. На улицах погоревшего города уже почти не встречались прохожие, только строители заканчивали свою смену и несколько стражников патрулировали город. У ворот часовой спросил Соккеуса:
- Куда это ты на ночь глядя отправился-то?
- Да никуда, просто погулять.
- Хе, странный народ пошёл! Там за воротами бродят даэдра и ещё куча всяких монстров, а он, видишь ли, гулять пошёл! Ну что за народ, ей богу...
- Так что, не отпустите что ли?
- Да нет, отпущу конечно. Твоя жизнь, не моя. Просто если что случится, нам лишняя морока...
- Я не долго, ничего не произойдёт.
Соккеус вышел из города. Сразу подул свежий ветерок, приятно обволакивающий всё тело. Бретон подошёл к краю холма - там простиралась бескрайние земли графства Кватч, сухие и неживые. Где-то в далеке мелькал красный свет. В любой другой момент Соккеус очень бы этому удивился, но он прекрасно знал, что это очередные врата в план Мехруна Дагона. Трудно поверить, он был в этих вратах, увидел всё собственными глазами! Хотя, Соккеус отдал бы многое чтобы выбросить из головы те ужасные воспоминания... Солнце уже было близко к концу своего дневного пути. На горизонте всё было заволочено облаками и солнце плавно в них опускалось. "Если солнце садится в облака, будет плохая погода",- так говорила старая поговорка, которую мать Соккеуса вспоминала в такие вечера. И в этот раз она не ошиблась. Буквально через пятнадцать минут всё вокруг затянуло облаками и на землю потихоньку начали падать капли дождя. Соккеус постоял немного под дождём и побежал в сторону ворот.
Дождь шёл уже несколько часов не переставая. Соккеус устроился под покровом крыши храма, которую потихоньку, да восстанавливали. Уже полночь, час, когда должен придти агент гильдии. Что-то сегодня задерживается...
Соккеус разглядел приближающийся к нему силуэт в плаще. "Ну вот, наконец-то явился. Я уже продрог от холода...". Человек ещё не подошёл, а бретон уже обратился к нему:
- Что-то вы сегодня припозднились. Я тут, между прочим, здоровьем рискую, ожидая вас под дождём! Сегодня...
Соккеус заметил странность в поведении человека, слишком уверенно он двигался в его сторону. Он насторожился.
-Что происх...- не успел договорить бретон, как ему в лоб ударил какой-то тяжёлый предмет. Сначала было много искр, а потом всё вокруг почернело...
Язычник
17 число Месяца Мороза, Кватч, ранее утро

Эльф копался в седельной сумке, так и не удосужившись разобрать её по приезду.
- О, Ситис, ведь говорил что больше пить не буду! Нет напился! Как норд! Нет хуже, как норд из Тирска! У-у-у, где ж оно,- на полу уже образовалось куча из всяких склянок рубашек, портов, наконец найдя на самом дне пузырёк он лёгким жестом попытался телепортировать кувшин с водой стоящий у столика. Но учитывая некоторые сложности в особенности очень сильное похмелье в руках оказалась здоровенная бочка с водой. Естественно удержать её было выше вампирских сил и он её опрокинул на себя.
Мокрый, злой и помятый бочкой эльф с горем пополам добрался до стола с кувшином не доверяя уже магии. Ну вот разбавив, зелье водой и выпив его залпом (вкус отвратительный между прочим). В голове прояснилось и между прочим стук в дверь оказался в полнее реальным, а не как спросонья предполагал Арий что это Дагот Ур его дубиной молотит по голове.
Паренёк, которому Арий открыл дверь, оказался малость слабонервным, хриплым не то стоном, не то криком: «Нежить!», осел на пол.
Данмер прикинул в голове как сейчас выглядит, и с мыслью «нефиг будить честную нежить по утрам», пинками начал приводить в чувства паренька.
Очнувшийся шельмец, сдавленным голосом сказал: «Вам письмо,» и начал отползать подальше от каморки, которую снимал эльф.
- Постой, а ответ отнести! – крутя в руках конверт без адреса сказал эльф, тут молодой имперец подскочил и попытавшись спастись бегством, но ещё не успев сделать шаг как почувствовал что парализован и впечатался в стенку лбом. Стенка оказалась на удивление прочной как и лоб паренька.
- Пациент приняв внушительную дозу успокоительного, отключился, - прокомментировал сиё достижение эльф, разворачивая письмо.
Минуту спустя, затащив в коморку паренька и приведя его обратно в чувства, Нагло влил содержимое одного из своих многочисленных пузырьков.
- Это яд, - спокойно сообщил Арий, - у тебя десять минут чтоб рассказать мне всё что ты знаешь об этом письме и я подумаю, отдавать ли тебе вот этот пузырёк, - помахав другим у пацана под носом, - и учти чем дольше ты тянешь тем меньше шансов что противоядие подействует!
- Мне…мне… приказали, - хныча начал он,- отнести… это… вам…
- Как он выглядел? Ну же.
- Не знаю… он был в капюшоне…
- Итить твою… - всучив ему склянку и взмахом руки выкинув парня за дверь.
Конечно он никакого яда он ему не давал, не такой уж он кровожадный.
Вещи он не собирал ибо ценного ничего в них не было.
Сказав хозяину коморки что вернется через несколько дней и чтоб не смел её открывать побежал в конюшню.

Только уже на пути к Скингарду он задумался, почему же он решил спасти этого Соккеуса Феннкеля с которым ровным счётом ничего его не связывало…
icoolman
Совместно с Язычником
Примерное число - 18-19 Месяца мороза, местонахождение неизвестно

"Ох... Как же больно..."- Соккеус, после долгой(наверное) отключки, наконец-то пришёл в себя. Он лежал на животе, голова была повёрнута в сторону. Пол был холодным и неприятным, таким, как будто его заморозили очень сильным заклинанием. Пахло плесенью и влажность воздуха была очень высокой. Если жить в таких условиях очень долго, то мокрый кашель, который непременно приведёт к воспалению лёгких, обеспечен. Рукой бретон нащупал у себя на лбу здоровенную шишку и ужаснулся её размерам.
"Вот бы не хотелось сейчас увидеть себя в зеркало. Я бы и в обычной жизни не захотел, а сейчас..."- Бретон заставил себя отвлечься от идиотских мыслей и попытался встать на ноги. С первого раза не получилось: он встал на четвереньки, но тут же свалился обратно на холодный пол. Наверное, он уже несколько дней лежал без движения(а может и дольше) и мышцы, не привыкшие к работе, пока отказывались подчиняться. С пятой попытки, Соккеус смог таки встать на ноги! Но голова просто раскалывалась от боли и всё вокруг качалось туда сюда, хотя, бретон перед собой видел лишь темноту. Немного потанцевав на месте, его занесло вправо, и, врезавшись в стену, он медленно сполз по ней вниз. Затем его, непонятно каким образом, стошнило(ведь он уже долгое время даже кусочка хлеба в рот не брал). После этого, бретон опять отключился.
Проснувшись вновь, Соккеус обнаружил, что обстановка, к сожалению, не изменилась. Зато его ожидала приятная новость - голова болела не так сильно, как раньше! Теперь он встал с первой попытки, но мир вокруг всё ещё продолжал плясать и кружиться, хоть и в более медленных темпах. Бретон решил исследовать помещение в котором находится. Он нащупал стену и пошёл направо. Вскоре он наткнулся на угол и продолжил свой путь. Почти сразу же он обнаружил что-то, напоминающее дверь. Так и оказалось - большая деревянная дверь, явно из очень крепкой породы древесины, была шириной примерно метр и с неопределённой высотой, скорее всего метра два-два с половиной. Также на двери была ручка-кольцо, покрытая ржавчиной. Он дёрнул за неё, но дверь и не вздумала отреагировать. "Изнутри эту дверь открыть невозможно."- поставил диагноз Соккеус, немного разбирающийся в дверях. Вздохнув, он отправился дальше. Но, насчитав четыре угла, понял - он взаперти, скорее всего, в камере. Быть может, даже тюремной. Немного ранее, он обнаружил предмет, который вполне мог бы послужить сиденьем. Да, это было что-то вроде пня. Вот Соккеус сел на пенёк и вдруг задумался над мыслью:"А за что меня так? Что я сделал-то? Кто меня тогда ударил? ГДЕ Я? Может быть, это всё сон? Да нет, всё это и правда происходит..." Опять заболела голова, наверное, от такого множества мыслей в не окрепшей после травмы голове. В голове затрещало, как будто сумасшедший скамп играл на барабане! На самом же деле, это были шаги, звук которых шёл со стороны двери.
Соккеус услышал звук ключа, вошедшего в замок, а затем и звук открывающейся двери. В первый момент бретон ослеп от яркого света факела. Но он успел увидеть очертания силуэта в плаще. Затем последовал удар по макушке и бедняга бретон отключился уже в третий раз...
На этот раз, в сознание его привели многочисленные удары по лицу ака пощёчины. Как только он открыл глаза, его посадили на за широкий письменный стол. Комната была освещена слабо и лица того, кто сидел напротив, было не разглядеть. Не теряя ни секунды, допросчик(как выяснилось позже) начал задавать вопросы:
- На кого ты работаешь?
- Что? Ни на кого я не работаю, с чего Вы взяли? Я не по...
- Зачем ты полез в ворота?
- Какие ворота? Где? Я...
- Около Скинграда, ворота! Живо вспоминай!
- Я никуда не зале...
- Врёшь! Я советую тебе говорить правду, иначе тебе будет только хуже.- Допроситель положил кинжал на стол перед собой.- Отвечай, кто тебя послал?
- Да никто меня не слал! Я сам полез!
- Не верю! Как же ты мог полезть сам? Я знаю, с тобой был напарник!
- Да не он был моим напарником, а я! Я ничего не знаю! У меня ничего нету, вы же сами видите! Отпустите меня...
- Ха-ха-ха! Отпустить?? Ты шутник, бретон. Твоего дружка мы схватим сегодня же ночью. Камень у него?
- Да...
- Это мне нравится гораздо больше, так бы сразу. Когда его доставят, мы устроим вам очную ставку.
- Да кто "вы"? Что вам от меня надо?
- Уведите его обратно в камеру, больше ничего полезного из него не выжать.- Обратился расспрашивающий незнакомец к двум напарникам, стоящим у двери. Они молниеносно взяли Соккеуса под руки и увели обратно в камеру.
Оказавшись в месте своего заключения, бретон издал стон отчаяния. От безысходности, он просто сел на предмет, который он прозвал пнём и задумался. Вскоре, он опять заснул. Но просыпаться уже не хотелось...

Недалеко от Кватча. 18-19 Месяца Мороза, около полуночи

Арий сидел на камне, ждал и размышлял.
«Нет ничего неприятнее ожидания, чего бы ты не ждал, всё равно радости мало. В голову закрадываются дурные мысли...» - как обычно до конца додумать ему не удалось, ибо его внимание привлекла высокая фигура в мантии, на голову которой был накинут капюшон, а лицо скрывала маска.
«Альтмер судя по ауре, маг, не слабый маг» - бегло оценил его Арий. Сам он решил прикинуться простым алхимиком, кое-как владеющим мечом и полагающимся больше на удачу, чем на навыки.
- Принёс? – хрипло спросила фигура.
- Смотря, что вам нужно.- спокойно ответил эльф.
- Не притворяйся идиотом, мне нужен камень.- также хрипло ответила фигура.
- Пока я не увижу моего друга, можешь взять этот.- Арий кивнул на камень, с которого не удосужился встать.
- Как только я получу камень, я скажу где он.- прохрипел голос.
- Бери и говори.- флегматично кивнув на многострадальный камень, сказал эльф.
- Покажи камень и скажу. - пошла на уступки фигура.
- Вот он.- выудив из кармана камушек сказал данмер.
- Твой приятель в Бравиле.
- Хорошо, как только я его увижу, я отдаю камень. - Арий встал с камня и пошел в сторону Кватча.
Арий прошёл мимо похитителя. Он ожидал толчка и был готов, но толчок был очень внезапный и молниеносный и, потеряв равновесие, он выронил камень, который тут же был телепортирован куда-то фигурой, кстати, жаждавшей расправы.
Для огненных рук вампир был слишком далёк, но этот однако Арий не ждал, пока с ним спокойно расправятся и метнул кинжал в сердце фигуры. Противник увернулся, но клинок достиг цели. Плеча. Сдёрнув с шеи болтавшийся амулет, похититель исчез в искрах возврата.
Арий чертыхнулся, подобрал уже бесполезный амулет, и побежал к конюшням.
Ночь только начиналась.

20 день месяца Мороза, Бравил, раннее

Арий остановился недалеко от стен Бравила. Конечно, можно было бы явится официально, через ворота, но это было бы всё равно что пьяный Вивек ходил бы по собственному городу и приставал ко всем прохожим со словами "Четвертым будешь!".
Проведя короткую медитацию для восстановления сил, он спрятал сумки и отпустил коня. Прикинув высоту стены, он при помощи альпинистского снаряжения и какой-то матери перебрался через стену.
Первым делом - в таверну, надо узнать местные слухи, а потом… можно зайти в здешнюю гавань. Посмотрим, что говорит родня.

То же утро, замок Бравила

Стражники на посту дремали. Обход будет ещё не скоро, и не зачем напрягаться. Никто и не заметил как какая-то тень лезет по стене.
Стена у замка была малость по выше чем городская и, как отметил лезущий на верх эльф, недавно отремонтирована, к тому же с парой заклятий отрубающих заклятие левитации ещё за сотню метров. Да и с этим заклятьем по простому засветиться можно, выброс магии в воздух неимоверный, который засечёт даже ученик, которого раз пять оставляли на первом курсе. Поэтому эльф в поте лица карабкался вверх, радуясь, что скоро можно будет слезть вниз. Перемахнув стену и свалившись (именно свалившись!) в кусты он огляделся.
Ему была нужна темница.
«Хм, а вот здесь народ не дремлет, видимо или их предупредили, или это очень ответственные люди...» - подумал эльф, поправляя повязку скрывающую лицо.
Одет он был не приметно: серая куртка с капюшоном и серые порты, которые позволяли без лишней магии оставаться незаметным на фоне серых камней. Из-под повязки были видны только красные глаза. За спиной были крепко закреплены котомка с катаной, а на груди пара вакидзаси и небольшая трубка.
Аккуратно обойдя стража, он кулаком (Да здравствует вампирская грубая сила) отправил его в царство сна, и добавил немного дешевого вина (со снотворным). При помощи копья он придал стражнику более-менее прямой вид, тихонько открыл дверь.
Старому ключнику не спалось, поэтому он сидел за столом и заполнял какую-то книгу. Арий не стал разбираться, а просто стрельнул из трубки иголкой. Эшлендеры обычно используют отравленные иглы, но Арий верный принципу «Никаких лишних жертв, в аду и так мест мало», использовал всё те же усыпляющие.
Забрав ключи, он продолжил экскурсию по местам не столь отдалённым. Не успел он открыть дверь, как к нему обратился поворачивающийся страж.
- Что ещё …
Фразу он не закончил, потому что Арий автоматом воткнул вакидзаси ему в горло и зажал ему рот. Тело потрепыхалось и ослабло. Уложив его аккуратно и перешагнув, эльф потихоньку помчался осматривать камеры.
Не найдя цели своего визита, он выпустил заключённых, дабы скрыть цели и следы своего присутствия, и отправился в недавно облюбованные кусты размышлять.

Спустя три часа, покои графа

«Б-р-р, замучился суда пробираться, - размышлял эльф обыскивая комнату. К его удивлению, граф в это время отсутствовал, чем он и воспользовался, - этого не оглуши, эта не открывается, эта скрипит.»
Вдруг ни с того ни с сего, часть правой стены начала раздвигаться.
- О Мать, - тихо шепнул эльф накладывая заклинание невидимости и готовясь просочится в тайный ход.
Из тайника вышел человек, а эльф уже был внутри и ждал пока двери закроются.
Лестница круто шла вниз. Минуты через две запахло сыростью.
Лестница привела его в каморку, на столе лежала алая мантия.
«Наверное, граф член каких-то культов.",- подумал эльф, хотя в мозг упрямо стучалась какая-то сумбурная мысль, но никто не открывал.
Обшарив одёжку, он нашел какую-то книгу и ключ, который подошел к рядом стоящей двери.
Ещё одна тускло освещённая комнатка, но уже с алтарём и подиумом, никого нет. Тут Арий остановился.
Он почувствовал что его магия ослабла.
- Вот гхырня, - сказал эльф и зря, в зале была прекрасная акустика.
Воин замер, в боевой стойке. В руке вакидзаси. Катаной здесь не размахнешься, к сожалению.
Тишина, наверное, комната звукоизолирована.
Ещё одна дверь, толкнув её, эльф увидел гладкую кирпичную стену.
Не желая ругаться, он только покачал головой и закрыл дверь.
Открыв другую дверь он оказался в коридоре. Ещё одна лестница. Очень влажный воздух, наверное, он находится под заливом Бравила.
Послышался чей-то разговор и Арий прижался к очередной двери.
- Человека два,  - прикинул эльф и плечом надавил на дверь.
Комнатка, в отличии от предыдущих, была побольше, человек на десять. Пять кроватей было занято.
Чувствуя, что словами «Извините, не туда зашел не отделаться», вампир просто-напросто прирезал двух ближайших людей, и ещё в двоих отправил оба клинка.
«Плоть мягка, железо крепче» - говорят в гильдии бойцов, и знаете, они правы.
Катана уже была в руках, а пятый оболтус, неизвестно как, призвал себе доспехи, похожие на дэйдрические.
Но сейчас в комнате были только они, один на один, и можно было не скрывать, что Арий, не просто алхимик.
Своим новым обличьем фанатик пользовался не умело, чувствовалось что оно для него ново. Отклонив клинок в сторону, катана нанесла диагональный разрез, данмер развернулся к нему спиной и воткнул меч в тело врага, и ещё одним поворотом вынул меч и снес голову фанатику. К его ногам упало обезглавленное тело в алой мантии, забрызгав одежду кровью.
Забрав клинки, Арий нарастил темп, шума было мало, но его могли услышать.
Вот пыточная, вот вход в тюрьму. Часовой ничего не заметил, просто упал и умер.
Эльф открывал каждую дверь – нагло, брызгая на петли кислотой, аккуратно снимал её.
Через несколько минут, данмер нашёл бедного Соккеуса, сидевшего на каком-то подобие стула и привалившись к стене, спавшем. Арий поднёс к его носу флакон с чем-то пахучим и Соккеус зашевелился. Стон, который он попытался издать, попал в руку данмера и затих.
- Тихо! Ты меня узнаешь? – Соккеус завертел головой, - Ладно обо, мне потом. Сейчас главное то, что надо отсюда делать ноги, пока нас ногами вперёд не вынесли.
Насильно влив отвратительный отвар в рот бретона, после которого тот смог более-менее держаться на ногах, эльф решил осмотреться. Выглянув в коридор, он только и мог что материться: в коридоре было уже человек десять. Захлопнув дверь и заклинив её, он судорожно искал выход. Взгляд упёрся в мох и водяные потёки на камне.
- Это наш шанс, - скидывая котомку и ища в ней какие-то бутыли. Найдя их и что-то сделав в котомке, он просто поставил её к стене и облил кислотой.
Товарищи встали в угол и данмер резко закрыл дверь, которую уже не держало заклятье.
В комнатку ввалилось пара культистов и не найдя, опоры они упали на пол. Встать они уже не успели, ибо прогремел взрыв. Сначала на них рухнуло несколько камней, а потом хлынула вода, сметая всё на своём пути.
Дверь затрещала, и начала двигаться пытаясь придавить человека и нелюдя к стене. Эльф налёг на неё ещё сильнее, чувствуя как ноги скользят в воде и спина упирается в бретона, из которого сейчас помощник никакой.
Спустя секунд тридцать напор слаб, а воды было уже по горло.
- Не дыши, - крикнул эльф пытаясь перекричать фоновой шум, открывая пузырёк и опрокидывая его в рот.

Поздний вечер, недалеко от Бравила, Западный лес

Арий сидел у костра и разминал ногу. Во время прыжка он сильно потянул ногу. Они выбрались из города только благодаря обезболивающим заклятьям и его братьям.
Соккеус ещё не пришел в себя. Конечно, такая доза может вырубить кого угодно: настойка коммуники на лунном сахаре. Наркотик конечно, но, учитывая что у бретона было сильное сотрясение, это помогло обуздать все неприятности.
Соккеус зашевелился и начал приходить в себя...

"О боже, эта ночь(или вечность?) никогда не закончится! Я словно на грани двух миров, летаю туда-сюда..."- Соккеус попытался вспомнить, сколько раз он просыпался и засыпал сегодня, но ему это не удалось. Правда, теперь обстановка была немного другая. В правую щёку веяло чем-то приятно горячим и ярким - это был костёр. Соккеус улыбнулся, но перед костром увидел человека в повязке, который смотрел на огонь. Это и был тот человек, который дал ему странный и ужасно противный напиток, но имевший очень странные свойства...
- Кто Вы? Зачем Вам понадобилось вытаскивать меня из этой проклятой тюрьмы? Ума не приложу, кто мог рисковать жизнью ради моего спасения...
- А память твоя коротка, Соккеус Фенкель. В недавнем времени мы совершили маленькое путешествие во владения Мехруна. Или ты и этого не помнишь?
- Ах да, вспомнил! Вы - Арий, алхимик из Скинграда! Спасибо вам большое за моё спасение, я и правда благодарен! Не знаю, сколько бы я ещё протянул...
- Мы своих не бросаем, -улыбнулся эльф, помешивая какое-то варево в котелке, - резко не двигайся. Голову я хоть и поправил, но увы, я алхимик, а не целитель. Так, вершками нахватался. Вот выпей это, - Арий протянул кружку с отваром. Он пах мятой. - Итак, теперь по делу, - в миг растеряв свою безалаберность и становясь серьёзным, - что у тебя спрашивали и как тебя повязали?
- Да я даже не понял ничего. Я сидел и ждал одного... знакомого, в Кватче. Но вместо него пришёл человек в мантии и очень сильно зарядил мне в лоб чем-то твёрдым...- Соккеус с гримасой на лице потрогал свою гигантскую шишку.- А потом я просто проснулся в этой холодной камере. Но не долго я там находился, вскоре после того, как я очнулся, они меня привели в кабинет и там какой-то тип меня долго расспрашивал о воротах, камне и собственно, о Вас. Кстати, а где камень-то?
- Вот здесь есть две новости. Как обычно начну с плохой - меня обвели вокруг пальца как младенца. Вобщем, камень у меня спёрли. Но есть одно "но"… Помнишь, я говорил, что камень является очень сильным накопителем магической энергии? - бретон кивнул, - Так вот, я наложил заклинание и зациклил его на камень, - далее данмер пустился в такие дебри, что у любого существа не знающего магию хотя бы на уровне магистра II-степени, глаза бы на лоб полезли, -...вобщем, теперь я могу почувствовать его примерное местонахождение, и чем ближе мы будем к нему, тем точнее я его скажу. - Арий потянулся, но тут же схватился за ногу.
- Ну, тогда вскоре надо отправится за ним, я так понимаю? Ведь с помощью камня они смогут открыть очередные врата, это выгода явно не для нас... Думаю, надо уйти подальше от города, очень скоро нас будут искать. Но я всё ещё в разбитом состоянии...
- Да и я тоже не воин сейчас, - накладывая лубковое заклинание на ногу и обезболивая её, - думаю, если мы дня два отлежимся и найдём какого-нибудь профессионального лекаря, это будет нам на пользу. Ведь если нас сейчас убьют, ничего хорошего не будет. А насчёт города ты не беспокойся. Культисты после такого потопа будут долго восстанавливаться...
- Ну, тогда надо отправится безопасное место, где можно восстановить силы. Ты знаешь такое? Я этой местности не знаю совсем...
- Я буду полным дураком, если отправлюсь в сторону Скингарда. Но на другой берег мы можем переправится только на красной дороге и они это прекрасно понимают. Мы должны рискнуть и форсировать реку Нибен, а оттуда отправимся к озеру Поппад, всё равно нам на север. Отправимся завтра ночью.
- А сегодня я не прочь бы нормально выспаться... То в лоб дадут, то по роже, то вообще затопят... Нет, после такого отдых просто необходим!- Соккеус ещё немного побурчал себе под нос о своих несчастиях и притих. Вскоре с его стороны послышался мирный храп.
Арий ещё посидел у костра и пошел в лес. Вернувшись через час он довольный собой завалился спать.
Antte
С 1го по 15е число Месяца Мороза. Кватч, затем Имперский город

        Прошло много дней с тех пор, когда Уль один, верхом на вороной кобыле удирал от открытой пасти в недра Обливиона. С того момента видение преследовало его постоянно, и он молился всем мыслимым и немыслимым богам, что те позволили ему остаться в живых.
        Однако книга все еще валялась на дне дорожного мешка, запертого в сундуке, о котором босмер совершенно позабыл. В течение долгого времени он скитался по городам, время от времени навещая свой родной Кватч, потихоньку преображающийся из руин, напоминавших о недавней трагедии в новое, доселе неизвестное Имперской провинции поселение. Может быть, оно и будет похоже на старый город, но вот этого здания там точно никогда не было. Разумеется, это Таверна. Пока еще не носившая названия, пока еще достраивающаяся, но во всю функционирующая и обеспечивающая всех жителей и работников в округе недорогой выпивкой.
        - Ваши дела бегут впереди вас. Я много о вас слышала, - как будто из другой реальности послышался гулкий голос. Это пепельнокожая эльфийка уделила босмеру свое внимание и села напротив.
        - Добрый вечер, - устало проговорил эльф.
        Ульмас вспомнил недавний эпизод с его ужасающим завершением, а также о той самой книжке, которая с тех пор оставалась у него.
        - А вы сами не пробовали просить что-либо у дейдра? – как бы невзначай спросила данмерка в середине беседы.
        - А вы проповедуете такой культ? – в ответ кинул эльф вопросом.
        - Нет, мне просто интересно стало. Мой брат говорил что-то о некотором культе, поклоняющемуся Мехруну Дагону, который привнесет в наши земли жизнь и процветание. Вы не верите? Посмотрите вокруг, что творится! Вы не можете не верить! Уриэль Септим погиб, наследник объявился, но врата продолжают открываться везде, где только можно! Посмотрите вокруг и убедитесь сами!
        Эльф бросил взгляд в окно. На противоположной стороне улицы большими буквами было нарисовано: «Лучшие гробы. Только у нас». А ниже дописано: «Изготавливаются из элитных сортов дерева. Упокойте свое тело навеки с комфортом. Только у нас вы получите скидку: покупая два гроба вы получаете третий в подарок! Не упустите свой шанс!!!» Эльф встряхнул головой, и видение исчезло. «Бред», - пронеслось у него в голове.
        Тем временем эльфийка все трещала о неизбежности и о том, что вот-вот все поменяется, надо только подождать. Надо признать, эльфа увлек сей рассказ, и он слушал внимательно, периодически сочувствующе кивая головой и запивая вином.
        Очнулся он спустя некоторое время, когда данмерки давно не было за столом, но на ее месте оставался подозрительный сверток. Не зная, что делать, эльф рассмотрел его. Прямоугольной формы, с ровными сторонами. Наверное, какие-нибудь записи или свежекупленная книга. «Свежекупленная книга», - повторил про себя эльф и протянул руку, пододвигая к себе непонятный предмет.
         - Акатош свидетель, я знаю, как она называется! – чуть было не прокричал Уль, растормошив пергамент, уставившись в алый переплет.

        «Дейдра. А вдруг и правда, что все поменяется. Что мир наступит скоро». Теперь книги сами порядком заинтересовали эльфа, и он вознамерился во что бы то ни стало найти недостающие части бредовой эпопеи Манкара Каморана. Он еще не знал, куда впутывает его настоящая реальность, куда завтра занесет его судьба и кем он вдруг себя будет чувствовать. Мысль о том, что можно все изменить, прочно засела в голове босмера, и он исколесил весь Имперский город в поисках второго тома. Но неудачи подстерегали на каждом шагу. И только, уже почти отчаявшись, второй том оказался у него в руках. За него попросили приличную сумму денег, но это того стоило.
SilverBlade
10-е Месяца  Огня.
Практически Брума.
Ледяная корка склеившихся под тяжестью снега травинок жалобно хрустела, сминаемая под легким галопом быстроногой чейдинальской красавицы, грациозно вздымавшей свои тонкие изящные ножки в так с биением сердца Лавоэры. Плотные грязно-серые облака как пуховым одеялом укрывали по-зимнему холодное небо; откуда-то сверху, словно нежный лебяжий пух, падали, медленно зависая в воздухе и кружа по ветру, крупные хлопья белого как сахар снега. Изломанными линиями перечеркивая горизонт, высоко в небо стремились гордые хребты гор Джеррол, угрюмые кручи манили непорочностью граненных ледяных кристаллов, ждущих своего часа на укутанных туманами и облаками недоступных вершинах. Каким ничтожно малым казался человек перед лицом этих замороженных гигантов! Но, тем не менее, именно он покоряет эти склоны, зачастую беспощадно ломая не только крутой нрав неприступных вершин, но и человеческие жизни. Именно он в далеком суровом Вварденфелле, укрывшись у самого сердца, как вампир, жаждущий сладкой минуты прикосновения живительной влаги к иссохшим губам, по кровинкам ворует жизненную силу Красной Горы – эбен.
Холодное дыхание близкого Скайрима давало о себе знать частыми метелями и пронзительными ледяными ветрами. Север Сиродиила был слишком жесток  к самоуверенным южанам – винные магнаты и рафинированные интеллигенты, просиживающие вышитые мантии за созданием какого-либо экзотического зелья из местных цветов, не жаловали эти места - и Север отвечал им тем же. Далеко не каждый мог, бросив все свои дела в плодородной долине Нибенея, добраться сюда, даже смекалистые торговцы не часто баловали местных жителей своими товарами, чего уж говорить о простых обывателях.
Лавоэра приближалась к Бруме. С каждым преодолеваемым метром её массивные каменные стены всё горделивее возвышались среди занесённых снегом сосен. Скупая северная ночь медленно подходила к логическому завершению, чуть приглушая пробивающийся из-за облаков свет сонных звёзд. Массер и Секунда, взявшись за руки, неспешно шествовали по небу, сторонясь горизонта, где, роняя случайные всполохи, забрезжил новый рассвет.
Глотнув морозный воздух, Лавоэра спешилась и, взяв лошадь под уздцы, свернула с дороги. Неряшливая карта, которую пропойца-норд за два септима нацарапал на бумаге, обычным назначением которой была весьма непритязательная роль упаковки, упрямо вела к главным воротам. Но девушка, оценив незавидность своего положения, направилась в обход. Издающая самый приятный на свете звук кучка септимов уютно примостилась в потайном кармане, согревая душу и настраивая на оптимистический лад.
Альтмерке не раз приходилось пускаться в путешествие, но сегодня всё было совсем по-другому. Хорошо отправляться в путь, зная о том, что где-то есть место, в котором, будь ты хоть с головы до ног измазан вварденфелльским пеплом, тебе всегда будут рады, место, которое ты называешь домом. Но всё это было позади и, наверняка, уже недоступно худенькой альтмерке с длинными волосами и глазами, напоминающими валленвудские кущи. Подавив глупое желание рухнуть на колени и совершенно по-детски расплакаться, девушка вытащила из кармана свёрток, аккуратно завёрнутый в белую материю. Это был маленький томик молитв к Талосу, полученный в подарок чуть более двух лет назад от человека, который тронул сердце Лавоэры и, не задумываясь, протянул ей руку помощи, спасая от соблазнов вседозволенности, на которые так богаты тёмные переулки ночного Алинора. Сжав книжечку окостеневшими от холода пальцами и непроизвольно наблюдая, не растворились ли меховые доспехи, как давно уже должен был кинжал, за который альтмерка и выторговала сию необходимую в суровых северных условиях вещицу, девушка сняла уздечку, стремена и седло со своей случайной попутчицы, и, легонько шлёпнув по крупу, отпустила ту на все четыре стороны.
Идти оставалось совсем немного…
icoolman
Совместно с Язычником
23 день месяца Мороза, Западный лес, поздний вечер

Арий лежал на холме и внимательно осматривал окрестности. Вроде бы всё было чисто и он подал знак. Соккеус быстро пересёк дорогу. Арий ещё немного полежал и бесшумно пополз к дороге, не рискуя вставать. Он уже собирался подняться и побежать, как из-за поворота показался небольшой отряд стражников, что-то рьяно обсуждавших между собой.
Эльф уткнулся лицом в землю и замер. Благо когда-то давно он охотился и при выслеживании жертв маскировка играла высокую роль.
« … говорят, что на нашего графа покушались те же кто убил императора… И не говори… дреморы посреди города… Хорошо, что им не удалось… телохранители не спали… Некоторым удалось бежать… Приказано задержать...» - услышал он отрывки болтовни перед тем, как стражи скрылись за следующим поворотом.
Арий быстро пополз в сторону Нибена, где его уже заждался бретон.

Поздняя ночь

Хлипенький плот качался на волнах, просев от нагруженных на него вещей. Беглецы всё никак не могли решиться залезть в холодную воду реки.
Но под конец насекомые сделали своё дело и с мыслью, что лучше замерзнуть чем накормить всю мошку побережья, они переправились через реку.
Переправа была успешна, не считая того, что Фенкель подхватил ужасный насморк, от которого Арий не смог избавиться подручными методами, а на предложение отрезать нос, Соккеус категорически отказывался.

30 день месяца Мороза, Чейдинал

После довольно долгого путешествия путники наконец прибыли в Чейдинал. Было утро, народ только просыпался, ранние пташки уже выходили на улицу по своим делам. День был просто чудесный: ветра не было, на небе не было и тучки, солнце припекало(хоть на дворе всё ещё стоял Месяц Мороза). Они вошли в город, никто их появления не заметил.
Уходить отсюда по направлению в Бруму надо было сегодня же ночью, но вот что делать весь день было непонятно. Арий быстро предложил разделиться, сказав, что ему надо отлучиться по важному делу. Соккеусу это было мало интересно, поэтому он согласился.
- Я думаю, можно будет встретиться в час ночи за главными вратами. Или раньше?
- Нет-нет, в час будет самое время. Я как раз управлюсь...
- Ну тогда я пойду погуляю по городу, наверное. Не каждый день я бываю тут...
Арий быстро ушёл, а Соккеус решил пройтись по местным живописным улочкам. Город был необычаяно красив, архитектура данмеров впечатляла. Город пересекала небольшая речка, через которую были перекинуты несколько мостиков, дополняющих живописности городу. Бретон решил продолжить свою прогулку в сторону городского храма...
Antte
24-е число месяца Мороза. Кватч

       - Бретонка, данмерка и имперец. – угрюмо рассуждал Ульмас, потягивая пиво из своего стакана. – Все трое мертвы. И все трое связаны с этими имповыми книжками. Неужели в них таится какая-то дикая сила, связывающая книгу и жизнь ее обладателя? А если я сам от них избавлюсь?
       Последний вопрос неожиданно застал эльфа врасплох. Ведь действительно, третий том был украден в Риверсайде, а тот человек, которому он был нужен – загадочно убит на Чейдинхольском кладбище. Первый том был забыт в таверне Кватча некой темной эльфийкой, тело которой нашли на развилке Золотой Дороги. Вторая книга же была куплена в столице у имперца, которого обнаружили мертвым среди могил Зеленого пути. Что кроется за четвертой – Уль боялся даже предположить.

       - И где вы добываете эту бяку? – спросил Оффлер, глядя на три аккуратных красных переплета.
       - А что, кого-то еще заинтересовало сие творение бессмертного гения Манкара Каморана?
       Оффлер презрительно поморщился, а Ульмас расхохотался на всю таверну, опрокидывая в себя очередной стакан пива.
       - Вон, чешуйчатому сдай на хранение. Он у нас в великие исследователи подался, - лукаво произнес бретон и отправился обратно за стойку.

       Наполнив пивом очередную кружку, эльф задумался, уставившись на три книги, взгроможденные одна на другую. Очень можно было ожидать, что следующей жертвой окажется босмер. Причем три раза, на каждую книгу. Рука машинально потянулась к луку, чтобы проверить, на месте ли он. Теперь осталось запастись парой метательных ножей и обзавестись новыми доспехами - старые уже изрядно потрепались после долгих путешествий по Имперской провинции.
Язычник
30 день месяца Мороза, Чейдинал

Арий сидел за столом и мелким каллиграфическим подчерком писал отчёт о ходе основания новой гавани. Ничего не поделаешь, от бюрократии никуда не денешься, да и деньги без этого не выдадут.
На составления отчёта и объяснительной запиской, какого дагота он отсутствовал и не появлялся. Запечатав всё это и на просьбу отдать это Люсьену, Очива ответила, что он его срочно искал и сказал что они должны встретиться «где обычно».
Вздохнув Арий покинул гавань и отправился

Обед, убежище Люсьена

Как всегда, чтобы добраться до дверей Люсьена Арий очень попотел, но путь был знаком хотя прибавилось количество ловушек и охранников. Усталый и потный эльф ввалился в гостиную. Над головой просвистело пара звёзд и воткнулись в стену.
Люсьен, читавший какую-то бумагу, даже не обратил внимания на ввалившуюся тушку вампира.
Только когда эта тушка встала, захлопнула дверь и постучала (сапогом в дверь), он соизволил обратить внимание на него.
- Неплохо, в прошлый раз тебя сильнее потрепали, да и в этот раз ты быстрее дошел.
- Объясни мне этот фокус, куда у тебя девается задняя дверь девается?
- Это не важно, ты садись почитай контракт.
Прежде чем сесть Арий залез в буфет начальства и вытащил бутылку вина, и налив в бокал начал читать.
Лицо вампира вытянулось.
Контракт был на него и Соккеуса, точнее на алхимика Ария и бродягу Соккеуса.
- И? – вскинув бровь спросил Арий.
- Кому-то вы насолили и очень сильно, - спокойно ответил Ланшанс наливая себе вина, - Что делать будешь?
- Ну бродягу убить проблем не будет, а вот алхимик уже мертв… насколько мне помниться уже более трёх веков… - ответил Арий.
- Значит контракт не выполним, - улыбнулся Мастер, - я постараюсь узнать кто прямой заказчик и сообщу тебе.
- Посмотрим, Арий встал и собрался уходить.
- Там лошадь. Это тебе как зарплата.

В город эльф не заезжал, привалившись к камню недалеко от места встречи он решил что есть возможность ознакомиться с книгой которую он прихватил с собой в Бравиле.
Antte
25-е число месяца Мороза. Золотая дорога, у развилки на Кватч и в сторону Скинграда

       Ульмас все-таки решил, что необходимо обзавестись четвертым томиком бредовой эпопеи Манкара Каморана, и, может быть, тогда он узнает, что это такое, Мифический Рассвет, как его готовят и с чем едят. Разумеется, лучшей точкой, куда стекаются все слухи, оставался все тот же Имперский город, вершина великолепия и красоты, и в то же время гигантская свалка нужной и ненужной информации. Как раз туда Ульмас и решил отправиться.
       Уже на перекрестке с Золотой дорогой эльф столкнулся с еще одним обывателем, медленно передвигающимся на своей кобыле в сторону Имперского города.
       - О, это, наверное, невероятная удача, что я вас встретил, лесной эльф! – поприветствовал его путник. – Куда путь держите?
       - Да вот, в Скинград. Говорят, там вино хорошее, - не совсем трезвым голосом поведал босмер.
       - Это да, - согласился незнакомец. – Может быть, вы составите мне компанию в этом путешествии, а то, знаете ли, сейчас небезопасно скакать по дорогам в одиночестве. Дикие животные, бандиты и даже дейдра!
       - Да, видели, знаем, - ответил Ульмас.

       Однако полчаса спустя все планы добраться до Скинграда рухнули моментом. Непонятно откуда взявшийся дротик наповал сразил загадочного спутника и тот кубарем скатился со своего скакуна. Еще через секунду показались авторы меткого выстрела.
       Их было двое, и, судя по снаряжению, они ни коим образом не относились к бандитам, обычно промышлявшим на дорогах Сиродиила.
       - Мать моя, - воскликнул эльф, а рука машинально потянулась к луку.
       Тем временем звякнули два меча, доставаемые из ножен, и незнакомцы перешли в атаку. Эльф посылал выстрел за выстрелом, но эффекта никакого не было – стрелы благополучно блокировались щитами.
       И тут эльф ушел в тень. Природные способности, дарованные ему знаком рождения, способствовали немедленному исчезновению с глаз людей, и обнаружить его можно было только используя соответствующее заклинание.
       Странные личности на секунду растерялись, а один из них приготовился использовать магию. Это его не спасло. Меткий выстрел в глаз прикончил незнакомца. Теперь оставался один противник, заметно превосходящий эльфа в мастерстве ведения боя. Сам же Ульмас вновь стал видимым, и продолжал убегать от преследующего его злодея, периодически выпуская стрелы в благополучно подставляемый щит. Нужно было что-то придумать, чтобы остановить наступающего врага. Эльф споткнулся и упал.
       Точнее, сделал вид, что споткнулся, это была импровизация, чтобы немного ввести нападавшего в недоразумение. Тот тем временем замахнулся мечом и с силой ударил. Эльф увернулся, что-то тихонько пробормотал, едва коснулся доспехов незнакомца, которого тот час же окутало зеленое облако паралича. У босмера осталось три секунды, чтобы вонзить кинжал, чем он и поспешил воспользоваться.

       Дело было завершено. Правда, появилась куча вопросов, ответы на которые не находились в голове эльфа вплоть до последнего момента. Обыск нападавших не дал никакой зацепки о причине их столь агрессивного поведения. Два прекрасных меча, даже не пущенных в ход, были благополучно изъяты, остальное же не представляло особой ценности для эльфа. Вдруг Уль вспомнил о пронзенном стрелой попутчике и поспешил осмотреть его тело.
       Каково же было его удивление, когда в небольшой дорожной котомке обнаружился уже ставший до боли знакомый красный переплет с загадочной цифрой четыре.
Madrenas
27-е месяца Мороза
Где-то к западу от Чейдинхола
Вороная лошадь из последних сил скакала по узкой горной тропе. Данмер, сидевший в седле, то и дело смотрел назад. Лошадь была быстрой, но мысль не уступала ей в скорости. Фалан знал, что Арион уже зацепил его за ментальный крюк и теперь ведет по нему своих слуг-даэдра...
-Еще немного...поднажми...мы уже почти в лесу...-прошептал данмер на ухо лошади. Та словно поняла его и начала скакать быстрее. Вот уже и лес, до Чейдинхола осталось буквально   два километра...

Натянутую посреди дороги веревку Фалан  заметил слишком поздно. Тем не менее, он успел отпрыгнуть в сторону, пока лошадь летела по инерции, с двумя десятками дротиков в шкуре...
Быстро встав, данмер заметил двух личностей в странных доспехах...как будто даэдрических. И с такими же мечами в руках.
-Наступает рассвет!
-Вы у меня поплатитесь...-сквозь зубы прошипел данмер, сплетая руки в странную фигуру.
...Пространство между    двумя фигурами как будто...исчезло. Как будто кто-то гигантскими ножницами вырезал на пять секунд половину пространства между людьми, а потом аккуратно сшил края.
Когда пространство вернулось на место, в нем стоял дремора. Дремора-валкиназ.
-Убей их!
-Убей его!
Прозвучали одновременно голоса. Дремора сначала немного помялся, вытащил из-за спины клеймор...и пошел на данмера, размахивая ею.
-Дагот!-выругался Фалан, выхватывая меч из ножен и призывая в другую руку такой же. Счетчик в голове отсчитывал секунды, начиная с момента призыва:минута...пятьдесят девять...пятьдесят восемь...
icoolman
30 день месяца Мороза, Чейдинал. Вечер

После прогулки, Соккеус зашёл в местную таверну. Хоть он их и не любил, но идти больше было некуда. Заказав кружку вина, бретон осмотрел местную публику. Ничего особенного: простые обыватели, городской стражник, пара охотников и трактирщик. Сама таверна ничем не отличалась от таверн в других городах, разве что на стенах было много охотничьих трофеев, например, медвежья шкура. Больше ничего интересного не было. Соккеус заговорил с одним из охотников, который сидел рядом:
- Да, неспокойные сейчас времена... А что творится в окрестностях?
- Что творится? Он ещё спрашивает! Охотиться вообще невозможно стало! На каждом шагу эти скамповы врата в Обливион! Я уже несколько дней отдыхаю, за город выходить страшно. Один из моих товарищей пропал, выйдя на охоту неделю назад. Больше его никто не видел. Пока эти врата не закроют, я за город не выйду! И тебе, кстати, не советую. Не пойму, как ты вообще сюда добрался-то?
- Ну, я с сопровождением шёл.- улыбнулся Соккеус данмеру.- Совет твой дельный, но мне надо идти. Прощай и спасибо за беседу!
- А тебе спасибо за выпивку!- данмер поднял бокал и допил оставшееся вино.- Может свидимся ещё.
Соккеус вышел из таверны, а на небе уже во всю светили звёзды. Подул холодный ветерок, который зашевелил листву деревьев, растущих неподалёку от трактира. Листья приятно шуршали, будто шептались друг с другом о чём-то красивом, прекрасном и вечном... Соккеус вспомнил дом своего детства, когда он вместе с матерью по вечерам слушал шуршание листвы. Это было так давно...
Бретон вышел из города и отправился к месту встречи с алхимиком Арием. Он тихо пробрался в место назначенное эльфом. Арий уже был там и читал какую-то странную книгу.
- Ну вот, я готов к дальнейшему пути.
- Отлично. Теперь мы держим путь в Бруму, если ты не забыл.- Арий, прибрав книгу, быстро встал и двинулся в сторону леса. Соккеус отправился за ним.
- Ну что ж, в Бруму так в Бруму. Но ведь там очень холодно...- подумал Соккеус, но это его не смутило. Утешив себя отговоркой "по дороге что-нибудь найдём" он ускорил шаг и догнал своего спутника. Путь предстоял долгий и трудный...
Morneango
30 день месяца Мороза. Скинград: таверна «Западный Лес». Вечер.

В этот день в таверне было много народу. Кто отдыхал после долгого рабочего дня, кто пропивал последние гроши в надежде утопить своё горе в бутылке, а кто просто пришёл сюда, чтобы обменяться последними сплетнями. Эрина Джеранус, хозяйка таверны, бегала от одного столика к другому записывая заказы различных постояльцев на кусочек бумаги; посреди залы, на круглом столе, Эльза Боганенавистница мерилась силами с каким-то босмером из гильдии бойцов, вокруг них собралось множество посетителей, делающих ставки на победителя.
В углу таверны, где не было не одного факела, и царил полумрак, за квадратным столом сидел данмер. На нём был кожаный, немного потрепанный плащ, такие же штаны и крепкие, возвышающиеся до самых колен, сапоги. Морнеанго, спрятав лицо во тьме, сидел за столиком и допивал купленный эль. Ему, как и всем в этой таверне, было интересно, чем кончиться эта борьба. Он частенько заходил в эту таверну, наверное, потому, что только в этом городе он мог избавиться от всюду преследующего его чувства охоты; охоты за ним…
Среди множества голосов и пьяных возгласов, ассасин различил тревожный разговор двух стражников. Оглядываясь и стараясь говорить как можно тише, имперец рассказывал однопартийцу то, что видел вчера своими глазами:
- …да, я сам видел, они огромные! Два красных шпиля по краям и огненное месиво по середине! Я тебе говорю, это были врата Обливиона!
- Да ладно тебе! Может ты перепутал? Может это было два горящих дерева? Со страху и не такое почудится…
- Говорю же тебе, я видел их! Видел когда сегодня утром делал патруль вдоль дороги! Они на севере от Скинграда! Сегодня ночью будет жарко, зуб тебе даю!
- Тебе надо поменьше пить Фирин. Давай завязывать ты знаешь, как отреагирует твоя жена, если узнает, что ты сегодня пил. Я не хочу, чтобы было как тогда, когда ты…
Дослушать разговор двух стражников Мору не дал подошедший к его столику человек. Фигура была облачена в просторный балахон, который полностью скрывал того, кто под ним находиться, а в полумраке даже нельзя было разглядеть лицо, спрятанное под капюшоном.
- Здесь свободно, - обратился он к данмеру, кивнув на второй стул возле стола. Мор еле заметно кивнул и ещё раз глотнул из бутылки. Левая рука ассасина аккуратно спустилась к ботинку.
-  Ваше имя Морнеанго и вы наёмный убийца, - спросил незнакомец, сверкая красными глазами из-под капюшона, что говорило о его принадлежности к данмерскому роду.
- Скажи мне своё имя, и я скажу тебе своё.
- Меня зовут Улранус, я монах в Столичном Храме. Мне нужно…
Морнеанго не дал ему договорить, перебив его тихим голосом:
- Да, меня зовут Морнеанго. Кого надо убить?
Как только незнакомец услышал имя, его балахон упал на пол, а перед ассасином предстал молоденький данмер в доспехе Тёмного Братства с двумя эльфийским кинжалами в руках.
- Тебя ждёт Ситис, предатель!
На секунду Мора парализовал такой ход событий, но вскоре, совладав с собой, он молниеносным движением вынул кинжал из-за голенища сапога и, увернувшись от удара убийцы, оказался за его спиной. Нагнувшись к самому уху незнакомца, Морнеанго тихо прошёптал:
- Передай ему привет от меня…
Точный удар в горло и вот душа данмера уже уноситься к Ситису в чистилище. Подняв с пола балахон и накинув его на плечи убитого им данмера, Мор направился к выходу из таверны…
Madrenas
...отпрыгнуть, блок, файрбол, отпрыгнуть... В прямом сражении с дреморой у данмера не было никаких шансов, только оставалось надеяться, что заклинание вызова сработало как надо и дремора вовремя исчезнет из Нирна. Заклинание сработало. Дремора заворчал и рассыпался желтыми искрами. Одновременно исчез призванный меч из руки данмера.
Сплюнув кровь, Фалан встал на колено. У него почти не осталось сил, второй, настоящий меч был весь в зазубринах, а  двое фигур впереди него были в полной силе и явно намеревались сделать из Мадренаса фарш призванными даэдрическими булавами.
-Не возьмете меня, уроды...-прошипел данмер, выхватывая из.за спины посох и посылая в одного из воинов молнию. В том появилась нехилая дыра и его отбросило к дереву. Доспехи исчезли. Для острастки Фалан пустил еще одну молнию во второго воина, но тот спокойно отвел ее жестом в сторону.
-Манкар Каморан заберет себе твою душу, смертный,-глухо донеслось из-под закрытого шлема...
SilverBlade
10-е Месяца Огня, Брума.
Переведя дыхание, эльфийка в нерешительности остановилась перед закрывшимися у самого носа воротами. Какая-то дородная особа, наверняка, гордящаяся своей нордической кровью, отпустила вслед эльфийки нелестное замечание и, задорно поигрывая пудовым молотом, по-молодецки гикнула, усаживаясь на в мгновение раздавшуюся вширь лошадь. Не обратив особого внимания на нахальную выходку, но мысленно пообещав устроить первому встречному норду какую-нибудь не особо приятную пакость, Лавоэра пнула ворота и, под неодобрительный взгляд стражника, скрылась за их обшарпанными створками.
Представший перед взглядом город, не смотря на ранний час довольно оживлённый, не воодушевил привыкшую к Саммерсетским изыскам девушку. «Мда…»- протяжным и каким-то скрипучим звуком в один миг выразились все впечатления альтмерки - «Посмотрим, куда меня занесло». На то, чтобы осмотреться, хватило бы, в принципе, и пары минут – с небольшой возвышенности, на которой стояла Лавоэра, город, расстелившийся у ног местами продырявленным гобеленом, без смущения открывал все самые «злачные» места. Бросив пространный взгляд на небо, девушка скорчила кислую гримаску – утро только-только вступало в свои права, что предвещало, конечно, если не случится очередной катаклизм, долгие часы ожидания. А ждать, равно как и находится в этом Талосом забытом городке лишнюю минуту, не было никакой охоты. От нечего делать альтмерка решила совершить небольшой променад, а заодно и познакомиться с неизменным антуражем мало-мальски цивилизованных городов – нищими.
Легонько поскальзываясь на подмороженном за ночь снеге, Лавоэра неспешно шла по улице, не отпуская ни на минуту мысль о том, кто же прислал ей эту злополучную записку. До сих пор эта мысль посещала девушку лишь пару раз – впервые ещё в Фалинести, когда босмер-посыльный робко стукнул в её окно, а потом уже в Кватче, застав девушку в руинах мёртвого города. Но кто же мог беспокоить эльфийку по прошествии более двух лет с момента её отъезда из Алинора? Отец и мать, в одночасье лишившиеся дочери, и  только через год получившие коротенькую записку в три строчки? Брат, сгинувший в пепле Вварденфелла? Пожелавшие неразглашения своего имени наниматели, которым вновь понадобилась помощь, или же… Но нет, девушка не хотела об этом думать.
Недоброе свинцовое небо невыразимой тяжестью легло на плечи Лавоэры, заставляя её прибавить шаг. Свернув за угол, девушка внимательно огляделась, опасаясь нарваться на недремлющую стражу. Постояв меньше пяти минут в нерешительном ожидании, Лавоэра проворно достала из сапога маленький изящный кинжал и, ловко удерживая его за краешек лезвия, подбросила вверх. Прежняя практика и сноровка вновь проявили себя – даже  с закрытыми глазами и убранной за спину правой рукой, она по-прежнему грациозно ловила своего миниатюрного любимца. Удовлетворённо кивнув головой и повесив кинжал на поясе скорее для демонстрации, она вряд ли собиралась на кого-то нападать сейчас, девушка двинулась в сторону уже давно примеченной нищей, уютно примостившейся на лежанке спиной к альтмерке. Было что-то неестественное в её неловкой позе, но Лавоэру привлекло не это. Будучи не совсем сведущей, слава Талосу, в непростой жизни имперских бомжей, девушка насторожилась, почему женщина спит в разгар самого благоприятного для попрошаек времени. Неслышным шагом подойдя к нищенке и легонько, как принято в таких случаях, толкнув бедняжку носком сапога в бок, Лавоэра с ужасом поняла причины в прямом смысле мертвецки крепкого сна. На шее пожилой имперки, раскинувшейся перед эльфийкой в нелепой позе, красовался, ещё недавно залепленный слипшимися волосами, маленький аккуратный шрамик, с профессиональной точностью нанесённый в «нужное» место.  
Девушка прекрасно знала эти отрабатываемые на матерчатых муляжах шрамы, знала, каким мастерством должен обладать убийца, нанёсший их. На секунду альтмерке стало не по себе: лужица ярко-красной артериальной крови, уже почти впитавшейся в засаленную рогожку лежанки, вернула ей губительную сладость ощущения её приятной вязкости на своих руках. Как раз этого и боялась альтмерка, несколько лет подряд мучительно отвыкающая от привычек более тёмной и, к счастью, уже прошлой жизни.
Подобно волу, застигнутому на месте кровавого пиршества, или же убийце, пойманному с поличным, Лавоэра стремительно сорвалась с места и, надеясь, что её никто не видел, направилась в сторону часовни Талоса.
Акавирец
Подвал какого-то здания, Кватч.

Сормаран сидел за столом стоящем в середине комнаты, перебирая бумаги при тусклом свете свечи. Пересмотрев пару листов, цаэска отложил их в сторону и взял в руки книгу “Комментариев” Манкара…
- Похоже на бред восторженного фанатика культа Дагона… нет, это и есть бред восторженного фанатика культа Дагона. На первый взгляд… не похоже чтобы всю эту тщательно спланированную операцию по захвату мира и уничтожения Империи мог провернуть обычный фанатик. – Сормаран отложил книгу в сторону, вздохнул и откинувшись на спинку стула, продолжил озвучивать свои мысли вслух:
- “Хмммм… теперь по поводу этих самых Защитников Хаоса. О них не известно практически ничего, но по сложившимся впечатлениям это просто банда фанатиков-вредителей, путающихся под ногами сильных мира всего. Голословное утверждение и первое впечатление, по большей части, всегда ложно. И чего они не поделили с Мифическим Рассветом? Так или иначе мне придеться выйти на их след, возможно даже влиться в их ряды, возможно даже…” - Сормаран ехидно заулыбался – “Только это будет проблематичное занятие, я уже лишился всех своих сообщников, которые пропали без вести… Теперь я один и действовать придется в одиночку, а там уже если опростоволосится, то наверняка присоединюсь к “без вести пропавшим”,  если все пойдет гладко и по плану… тогда даже Манкар мне помешать не сможет.
Сормаран встал со стула, схватил ваидзаси и придорожную сумку, и дунул на свечу тем самым, погрузив подвал в кромешную тьму.
SilverBlade
Как бы мне не надоело, но всё ещё Брума, Великая часовня Талоса.
10-е Месяца Огня.
В часовне было темно, тихо и отчего-то сыро. Последний фактор, конечно, можно было списать на испарения, исходящие от «плакальщиков», замаливающих грехи разгульной юности, что, впрочем, не мешало большинству и далее вести довольно весёлую жизнь.
Однако Лавоэра не относилась к числу особо набожных меров, и вместо того, чтобы протирать роскошные мантии и, скрючившись в истовых поклонах, набивать шишки на лбу, она предпочитала не совершать необдуманных действий. Поэтому, скорее решив скоротать время, чем из подлинных религиозных чувств, альтмерка снова вынула из свёртка небольшую книжечку.
Стоит заметить, что томик этот больше не хранился бережно у груди, постепенно «сползая» всё ниже и ниже – вот уже приходилось нагибаться,  чтобы среди пучков трав и прочей нечисти нащупать заветную книжонку, с каждым прожитым днём подозрительно легко терявшую свою «заветность». Альтмерку не могла не беспокоить эта самая лёгкость.
Иной раз ей казалось, что только из благодарности за то, что ей открыли глаза на многих так называемых друзей и уберегли от совершения возможно самой непоправимой ошибки, она и приняла чужую для альтмеров веру. Но главное было не в этом: эльфийке казалось, что сама концепция инородной веры чужда ей. Были времена, когда Лавоэра была убеждена в непоколебимости своей преданности Талосу, но всё чаще другие мысли стлали тень на это убеждение.
«Почему именно Талос? Дагот возьми, ты ведь когда-то поклонялась Ситису! Стоило ли так далеко удаляться от Отца Страха?» - часто спрашивало подсознание, проворным пауком оплетавшее нити воли. «Действительно, стоило ли?» - неутешительно и робко, подобно сорвавшейся с листа капли, нередко ответ звучал именно так.
С каждым мгновением Лавоэра чувствовала, что с исчезновением вины за гибель сестры так же внезапно растает и её вера. А это не могло не тревожить её…
Antte
26-е число месяца Мороза. Ночь. Все тот же разрушенный и мееедленно строящийся заново Кватч. На ступеньках к церкви

       Тени сомнений и опасений витали вокруг. Зачем было убивать ни в чем неповинного путника таким подлым способом только ради четвертого тома эпопеи? Или же здесь крылось много большее? Уль не знал, что даже предположить. Кто-то следовал за ним по пятам, а случай коварно подбрасывал ему эти имповы книжки. Но вот кто именно – оставалось для эльфа загадкой.
       Он никак не мог успокоиться. Что-то внутри давило и выло, предсказывая скорую развязку истории, в которую он все по той же воли случая влип. Ни встреча с вампиром, ни врата Обливиона его больше никак не интересовали.

       На Кватч опять опустилась ночь. Какая-то странная и непонятная. Небо переливалось черно-синим сиянием, звезды ядовито уставились сверху и устало наблюдали меланхоличную картину. Вокруг простиралась тишина, и ни одно движение ее не желало потревожить. Руины некогда бывшие прекрасным городом, в которых, вопреки попытке уничтожить, кипела жизнь, будто застыли в своем ночном унынии, даже стражники тихонько дремали на своих постах.
       Ульмасу казалось, что уже что-то пошло не так. Будто кто-то очень могучий и таинственный встал на его след. И вот сейчас он откуда-то вон, например, с того здания молчаливо наблюдает за лесным эльфом, сидящим на ведущих к церкви полуразрушенных ступеньках. И тут дверь этого самого здания открылась, разлив перед входом мрачную темноту внутренних помещений, и на пороге показался необычный силуэт. Эльф молча пронаблюдал за его осторожной попыткой проскользнуть к выходу из города, встал и сделал шаг по направлению к таверне, но что-то заставило его оглянуться. Возле тяжелых закрытых дверей церкви возвышалась другая фигура, высокая и статная, облаченная в мантию, в капюшоне, закрывающим лицо.
       - Вот мы и встретились, Ульмас, - приветствовала тень. – Я вижу, вы в сомнениях, но у вас есть ключ. Волей случая он попал к вам, но сейчас не время искать разгадки. Я буду несказанно рад, если бы вы согласились помочь нам. Впрочем, у вас другого выхода и нет.
       Эльф загадочно уставился на собеседника, но промолчал.
       - Отправляйтесь в Чейдинал, вас там встретят, а за ним, - силуэт указал в направлении, куда исчез необычный обыватель, - мы проследим.
       Зеленое облако окутало собеседника, и он растворился в лунной тени.
       «Я труп», - испугался эльф и осторожно огляделся по сторонам. «Не дождешься! – как будто воскликнуло что-то у него внутри. – И не из таких историй вылазили». Звучало успокаивающе.
Morneango
30 день месяца Мороза. Золотая дорога. Ночь.

Морнеанго шёл по дороге укутавшись в плащ и пристально всматриваясь в темноту ночи. Нападения ассасина ещё раз подтверждало, что Темное Братство продолжает вести за ним охоту. Но почему она началась, что он сделал, чтобы быть изгнанным из собственного дома? Эти и множество других вопросов терзали его мысли уже множество дней и ночей, напоминая о прошлом в бесконечных кошмарах. На севере от Скинграда полыхало пламя, подтверждая слова того стражника в трактире. Похоже, ещё одни врата Обливиона открылись рядом с городом, готовые обрушить всю свою мощь в любую секунду.  Скинград перестал быть безопасным местом, что не могло не тревожить Морнеанго.
Начал накрапывать мелкий дождик, затрудняя движение и уменьшая и без того малый круг обзора. Вскоре моросящий дождик превратился в настоящий ливень, а на горизонте громыхнула первая молния. Но это было лишь начало бедствия, пасмурное чёрное небо сменилось красным, а воздух начал тяжелее и жарче, как будто рядом был огромный костёр. Преодолев очередной рельеф местности, Морнеанго увидел страшную картину: прямо на развилке дорог, возле таверны Ваунет, раскинули свою пасть ещё одни врата в Обливион. Возле врат уже поставили баррикады и несколько стражников пыталось отбиться от наступающей нечисти в ожидании подкрепления.
Пересекаться с имперским патрулем, как и сражаться с наступающими даэдра, Морнеангу сейчас хотелось меньше всего. Достав из походной сумки одну из бутылок, он залпом выпил содержимое и в следующую секунду исчез в зелёной дымке. Ингредиенты для зелья невидимости были очень дорогими и редкими, но эффект того стоял. Без особых проблем прокравшись мимо осаждаемых стражников, Мор ступил на каменную кладку моста. Вскоре он уже приближался к главному входу в имперский город.
Тяжёлые двери заскрипели и из прохода появилось несколько солдат, закованных в имперскую броню, под командованием Аудеса Авидиуса, сидящего на ярко-белой лошади. Отдав приказ, он направил своё войско прямо к развернувшейся битве.
Проводив их злобным взглядом, Морнеанго повернул на право и пошёл по дороге к Уотерфронту.
Из-за дождя на улице практически не было народу, если не считать бездомных, которые слонялись вдоль причала в надежде найти хоть какое-то укрытые для ночлега. Как можно быстрее добравшись до своего дома, Морнеанго вошёл внутрь и закрыл дверь на замок. Дом не представлял из себя ничего сверхъестественного: однокомнатная, деревянная постройка на самом краю Уотерфронта. Этот дом он купил на сбережения, оставшиеся после заказов Тёмного Братства. Сам дом не привлекал к себе лишнего внимания, тем более что в этом районе жили лишь воры, да попрошайки и не кому не было дело до ещё одного странного данмера, поселившегося в этой глуши. Если хорошенько оглядеться, можно было увидеть, что хозяин этой берлоги пытался выжить всё из имеющегося пространства: каждый сантиметр единственного стола был забит различными ингредиентами и алхимическими предметами, полка, стоявшая рядом, была сплошь заставлена различными зельями, сундук был забит трофейным оружием и частями доспехов, собираемых скорее ради коллекции, чем для собственного использования, а две тумбочки стоящие друг против друга у кровати, ломились от разнообразной одежды. Единственным источником света служила свечка, стаявшая в самодельном подсвечнике на камине.
Кинув мокрую и грязную одежду в дальний угол комнаты, Морнеанго повалился на кровать и, спрятав серебряные кинжалы под подушку, тут же уснул…   
      
Язычник
31 день месяца Мороза, недалеко от Чейдинала. Обед.

Отъехать товарищи далеко не смогли так как ночью зарядил такой дождь что можно было заехать во врата и не заметить. К счастью (или несчастью местной банды?) они нашли какую-то пещерку где и переждали дождь.
А сейчас они тихо ехали по дороге дремля в седле. Неожиданно лошадь под Сокеусом взбрыкнула из-за чего последний отправился в ближайшие кусты, а лошадь побежала обратно в сторону города
Это момент и разбудил мирно дрыхнувшего эльфа. Его конь повёл себя более спокойно но всё равно чувствовалось что он сильно напряжен. Арий спешился и это его спасло ибо шагах трёх от него открылись очередные ворота и его конь перестал нервничать и задал такого стрекача.
Но это не сильно заботило эльфа. Ворота открывались довольно красиво(на любителя). Сначала землю опалило неимоверным жаром, от которого листья кустов в которых засел Фенкель съёжились. Потом из земли словно когти  вылез камень который сразу начал потихоньку чернеть от исходящего жара. И наконец открылось алое полотно портала из которого незамедлительно полезла всякая нечисть, которая и вывела эльфа из оцепенения.
Меч остался у Тени, так что не долго думая Арий выхватил нож и кинул в первого же скампа. От силы удара тот улетел обратно в портал с ещё не успевшей вылезти дреморой.
Соккеус только вылез из кустов (штаны продеться менять заметил эльф) и глянув на ворота предложил совершить секретный манёвр имперский войск, т.е. тикать пока не накостыляли и они не мудрствуя побежали в сторону города.
SilverBlade
Глаза альтмерки, благодаря не совсем эстетичной привычке спать в мрачных коллекторах,  научившейся быстро адаптироваться  к темноте, скользнули взглядом по каменной стене, укрывшейся густым  покрывалом тени. Еле заметная вибрация и, казалось, одним лишь сердцем ощутимые шаги, родившиеся под ним каких-то пару секунд назад, заставили эльфийку поднять голову. Напрягая и без того исправно отлаженные чувства, она вгляделась в одинокую тень у алтаря, где, если верить собственным предчувствиям и довольно богатому опыту, и притаилось таинственное нечто.
Ничего. Ни малейшего звука, ни единого шороха больше не исходило от этого места, места, где бы и она сама, намереваясь убить кого-нибудь здесь, в Часовне, непременно бы спряталась.
Вздохнув и не издав при этом и сотой доли различимого даже самым чутким ухом звука, эльфийка разочарованно вернулась к аккуратным страницам.
«Вот это уже паранойя, не пора ли тебе остановиться и больше не обвинять любой подозрительный куст во всех смертных грехах? Сколько ещё ты будешь опасливо озираться, готовая снова парировать атаку  очередного блика прошлого?» - неустанно задавая себе эти и подобные вопросы, эльфийка едва ли заметила, что тень, ещё совсем недавно чуть было не примеченная ей, покинула укромное местечко и, проворно проскользнув мимо Лавоэры, остановилась прямо за её спиной.
- До сих пор не разочаровалась в своём выборе?- поинтересовался мягкий мужской голос- Что ж, я завидую твоему постоянству.
Жар горячего шепота, обдавшего правое ухо эльфийки, на секунду погрузил девушку в оцепенение, мгновением позднее сменившееся расчётливым хладнокровием. Незаметным движением руки скользнув вниз по холодно коже дешевеньких брюк, Лавоэра ощутила приятное прикосновение рукояти своего кинжала – если этот опрометчивый «незнакомец» рискнёт перейти к активным действиям, ей будет, чем ему достойно ответить.
- Не стоит делать резких движений, так можно ненароком кого-нибудь поранить!- продолжал издеваться всё тот же слишком знакомый голос- Мы ведь всё-таки в Часовне.
- Значит, это ты так неумело скрывался в тени у алтаря?- склонив голову вбок, альтмерка перехватила инициативу- Надо признать, я тебя давно заметила, но не решалась окликнуть тебя по имени: как-никак не хочется вгонять в краску родственничка.
- Ну вот, сюрприз не получился!- обладатель голоса вышел из-за спины альтмерки и, небрежно бросив тёмный плащ на лавку, сел рядом с девушкой.
Лавоэра внимательно осмотрела бесцеремонно рассевшегося перед ней высокого альтмера. Те же аккуратно подстриженные смоляные волосы, та же самоуверенная улыбка-ухмылка, постоянно блуждающая на суховатом лице, и глаза - нахальные зелёные озёра с притаившейся где-то на дне лукавого прищура усмешкой – один  в один похожие на глаза сестры. Казалось и не было этих двух лет разлуки – даже одежда, в которую был одет альтмер, была похожа на ту, что была на нём в день его отъезда. Впрочем, он всегда был одет подобным образом. А всё потому, что эльф был вором, за свои лихие похождения получившим вполне говорящее прозвище Скамп, и даже сейчас, когда он так свободно сидел рядом с ней, альтмерка не могла догадываться, какие мысли зажигали злые огоньки в его глазах.
- А ты не отличаешься педантичностью,- доставая что-то из кармана, альтмер попытался изобразить на своём лице что-то вроде дружелюбной улыбки,- Я не ждал тебя много, заметь, много раньше полудня.
- Так это ты написал мне ту записку?- Лавоэра нахмурилась, всё ещё не решаясь признать очевидное.
- Да, именно из-за меня тебе пришлось расстаться с честными трудами нажитым имуществом. Ну а ты наверняка намеревалась встретить здесь имперского рыцаря в сияющей броне?- молча проглотив пущенное в его адрес оскорбление, эльф знал, куда следует бить больнее- Ты думаешь, что всё ещё нужна им? Думаешь, что они ещё помнят твоё имя? Бьюсь об заклад, они уже давно как сон счастливый забыли его. Подумаешь – Син…
- Замолчи!- резко прервала его девушка, уже успевшая разглядеть на столь знакомом амулете, который брат крепко сжимал в руке, инициалы С. Д. Она прекрасно знала, насколько неактуальным было её замечание о неуклюжести брата, и теперь приготовилась терпеть любые нападки в свой адрес. И всё лишь потому, что козырь всё ещё был в его руках.
- Хорошо, как пожелаешь.- вопреки ожиданиям сестры, Скамп не стал продолжать,- но учти, теперь у нас общие интересы… И ты мне поможешь.
- Тебе нужна моя помощь?- гневу эльфийки не было предела,- Ты ещё осмеливаешься просить меня?!
- Не просить, нет,- эльф мягко улыбнулся,- ты сама сделаешь всё, что от тебя потребуется. Почитай вот на досуге,- с этими словами он протянул ей невесть откуда взявшийся конверт.
Рванув сургуч, эльфийка пробежала глазами по первым строчкам, которые заставили её сердце пылать:
«Уважаемый Дж’Гаста, спешу вам сообщить, что некая особа, в не столь дальнем прошлом принёсшая нам обоим изрядные неприятности и которой, как я полагаю, Вы захотите отомстить, в данный момент находится в Бруме. Так что…»
- Ну ты и… Ну ты и… …скамп!- только и смогла выговорить ошеломлённая девушка, ждавшая что угодно, но не подобной подлости. Не имея сил и эмоций что-либо сказать, она лишь закрыла глаза, думая о том, откуда брат столько о ней знает.
- Знаю, знаю. Это жизнь, сестрёнка, не обижайся.- начал он тоном, каким ещё в детстве просил суровую няньку не пороть его за украденный кусочек пастилы.- Можешь рвать письмо, у меня есть копия, которая, уверяю тебя, дойдёт до адресата, если, конечно, это потребуется…
Вяло взяв с лавки свой мешок, не поднимая головы и не проронив ни слова, Лавоэра безвольно поплелась к двери. Ей больше ни о чём не хотелось говорить.
- Да, кстати,- слова эльфа догнали девушку в дверях,- Я снял для тебя комнату в довольно уютной гостинице. Это не далеко отсюда, если что, спросишь местных. Я описал тебя хозяину, он пропустит, так что можешь спокойно отдохнуть.
«Скоро ты мне понадобишься»- больше не рискнув испытывать нервы девушки на прочность, Скамп закинул ногу на ногу, решив вздремнуть в тишине, снова опустившейся на своды Часовни.
Madrenas
...шаг назад, файрбол, яд, шок, шаг назад, шок, холод, яд, шаг назад... Почти весь разум был занят изменением неподатливых потоков магии, струящихся от Магнуса, и преобразовыванием их в материальные сгустки разрушительной энергии... Противник в призванных доспехах легко отводил в сторону все удары, но цель Фалана была и не в этом... Разрушающие удары были всего лишь отвлекающим маневром перед...
Еле заметные, серые струи потекли из рук данмера и отбросили противника к дереву. Телекинез, если в него вложить достаточно энергии, является очень мощным оружием. Так и здесь-противник не ожидал, что будет такая атака, и не сумел ее отразить. Следом за телекинезом пошло развеивание, лишившее врага и брони, и оружия. Из последних сил данмер рванулся вперед, буквально пригвоздил противника к дереву мечом и рухнул на землю...
...В голове билась одна мысль-надо встать, надо продолжать...Издав стон, данмер поднялся на колени. Осторожно вытащил меч из тела культиста, который оказался альтмером. После чего аккуратно, стараясь не запачкаться, обыскал карманы мантии.
Через некоторе время перед ним на траве лежали предметы:горстка септимов, которые Мадренас тут же забрал, резонно посчитав, что "деньги не пахнут";железный кинжал, на котором было больше ржавчины, чем металла, странное скомканное письмо и самое интересное-запертая замком тяжелая книга со странным даэдрическим сигилом на обложке. Последние два предмета Фалан засунул в дорожную сумку, решив изучить позже. Вдруг его лицо опалила жаркая волна, а трава на земле пожухла. Из-под земли вылезли два рога, а между ними появилось ярко-красное свечение.
-Портал Обливиона...-прошептал данмер, глядя на то, как портал открывается. Тут он вдруг заметил через свечение, что за порталом стоят две фигуры. Решив, что один в поле не воин, данмер побежал через кусты к тем двум людям.
Язычник
1 день месяца Заката, Чейдинал, в тени городской стены, утро.

- Ну что будем делать теперь? Думаю, что поездка в Бруму отменяется и надо остановиться тут на некоторое время.- Предложил Соккеус.- Город этот мне нравится, я с удовольствием здесь задержусь.
- Нравится или нет, а остаться нужно. У меня всё ещё есть незаконченные дела, а раз уж есть время на их разрешение... Нам нужно снова разделиться. Возьми комнату в одной из местных ночлежек и очень постарайся не светиться лишний раз - это может сыграть не в нашу пользу. Помни, ты - простой путешественник и просто решил остановиться в этом
городе на некоторое время, потому что за городом опасно. Но и времени зря не теряй, попробуй собрать как можно больше информации о этих парнях, которые захватили тебя в плен и украли камень.
- Хорошо, я постараюсь что-нибудь добыть... До скорой встречи, ты сможешь найти меня в…
- Я тебя и так найду, - улыбнулся эльф и побрёл в сторону конюшен. Нужно было договориться, чтобы их лошадей не продали и кормили.

Соккеус отправился в уже знакомую таверну, только теперь его намерения были несколько иными, нежели в прошлый раз. Он вошел в практически пустую по утру таверну, в воздухе приятно и усыпляюще пахло вином.
Бретон заплатил за комнату около двадцати монет, потому что очень устал и торговаться не было никакого желания. Войдя в своё новое место обитания, даже не осмотрев ничего током, он рухнул на кровать и заснул уже через несколько секунд - настолько он устал после этой неудачной поездки.
Laikalasse
Время неизвестно (как оказалось потом, 1 день Месяца Заката), поляна с бывшими Вратами Обливиона, рядом с Корролом

Мир приобретал привычные краски, сменяя зловещие очертания земель Обливиона. Те таяли в серой дымке, и все отчетливее проявлялись детали плана смертных. После тяжелого удушливого воздуха Мертвых Земель, рева ветра и алчущих крови и плоти тварей пение птиц, мягкий свет солнца и зеленая растительность вкупе с полнейшим отсутствием крупной живности вокруг показались прекрасней всего на свете.
Лайкалассе возникла в воздухе и упала в траву. Инстинкты воина не подвели: она успела собраться и приземлиться на ноги. Мгновенно встав и оценив обстановку, она не заметила ничего подозрительного. Поляна была абсолютно пуста.
Лошади не было тоже. Ни ее, ни спутников, ни стражи.
"Сколько же времени прошло?" - подумала босмерка, изучая пространство. Повернулась к Вратам, наклонила голову набок, рассматривая две кривые дуги. Древним и покинутым выглядело сооружение.
Ни души вокруг.
Вздохнув, девушка осмотрела поляну более пристально. Обнаружив кострище, покачала головой: огонь в нем не разводили по меньшей мере месяц. Опустившись на корточки, поворошила золу и убедилась в правильности своего предположения. Поднялась, отряхнула руки, направилась к кустам. Увидев несколько сломанных веток, поняла, что здесь кто-то проходил, вошла в заросли, вернулась. Нет, тут ей больше делать нечего.
Воительница проверила свои запасы, выкинула у бывших Врат то, что уже не могло ей пригодиться, и направилась шагом в сторону Коррола. Нужно выяснить, сколько же времени она отсутствовала. И понять, что делать дальше.

Через несколько часов, Коррол

Еще на подходе к городу девушка услышала знакомое ржание и поспешила к конюшне. Так и есть: в одном из стойл находилась Ночь, вороная с радостью узнала свою хозяйку. Конюшевые тоже и рассказали, как с месяц тому назад Ночь пришла из леса, одна, без всадника, и все это время о ней заботились. Поблагодарив работников, Лайкалассе кинула им мешочек за труды, похлопала рукой в перчатке Ночь и двинулась к воротам. Там ее приветствовали стражи, воительница пересекла городскую черту.
Первым делом она направилась в свой дом, где вымылась, переоделась и перебрала вещи. После чего навестила любимую таверну, собираясь поужинать. День клонился к закату, и до наступления темноты Лайкалассе расчитывала получить информацию о текущих событиях и выработать план дальнейших действий.
Новости были безрадостными, но обнадеживали. Как и предупреждали ее, Врата стали открываться повсюду. Впрочем, их появление больше не было неожиданностью, стражи всегда находились начеку, патрули на дороге увеличились в три раза, к тому же благодаря подвигу Героя и случайным открытиям особо отчаянных смельчаков люди научились закрывать их. Что не могло не радовать.
Так же босмерка узнала, что отстройка Кватча идет полным ходом, территория в нем в некотором роде объявлена суверенной, жизнь кипит - в общем, город быстро оправлялся от страшной страгедии. Несколько Врат возникли у Скинграда, но были успешно закрыты неизвестными авантюристами.
Короче говоря, ничего ужасного не происходило.
Лайкалассе задумалась, что делать дальше. Один из тварей Обливиона упоминал то ли святилище, то ли статую Шегората, однако эльфийка не имела особой надобности отправляться туда. Прежде всего, хорошо было бы осмотреться получше.
А еще очень хотелось найти хоть кого-то из своих спутников...
Могли ли они вернуться в Кватч? Могли, если учитывать, что сей город принял самый первый удар на себя, тогда как все прочие только сталкивались с даэдрической угрозой. В этом отношении Кватч могли посчитать довольно... безопасным.
"Что ж, туда и пойдем", - решила воительница, заканчивая ужин.
Язычник
1 день месяца Заката, недалеко от Чейдинала, обед.

Арий рыскал недалеко от ворот, ища что-то понятное ему одному.
Перед открытием врат он почувствовал вспышку магии и чьё-то присутствие. Своим чувствам он доверял больше чем другим. И вот наконец поиски закончились успехом, он нашел следы, следы борьбы и немного погодя труп в мантии. Весьма знакомой алой мантии. Где он её видел он не помнил. Труп эльф даже не удосужился обыскать зная что врятли на нём что-нибудь ценное осталось, местные мародёры обберу всё подчистую только зевни.
Неожиданно на него налетел скамп, но, не оценив противника, мгновенно лишившись головы. Арий хмыкнул и со словами «Повторим опыт», понесся в ворота махая мечом освобождая дорогу от дейдр.
Язычник
1 день месяца Заката, Обливион.

Как и в прошлый раз его сперва опалило жаром и потом только он увидел сам мир Обливиона. Правая рука надёжно сжимала катану, левая лежала на рукоятки кинжала готовая запустить его в цель.  Остановившись не надолго он снова рванул с места, не желая оставаться долго в этом проклятом месте.
Дейдра встающие на его пути долго нежили, умирая, или от удара холодной ко всему стали, или окунувшись в горячую лаву которая после этого булькала как живая.
Зайдя в двери башни, эльф взмахом меча перерубил паутину, отметив мысленно какие же здесь водятся пауки. И точно откликаясь на его мысль правая рука была прилеплена к стене плевком липкой жидкости которая быстро затвердела и данмер вскинув глаза увидел спускающуюся по стене паучиху. Матернувшись он начал колотить кинжалом по слюне паука.
Дейдра прыгнула на него, и в этот момент он наконец освободил руку и оттолкнувшись от стены отпрыгнул подальше. Столкновение с полом ничуть не повредила противнику, а лишь подстегнула его. Слегка присев данмер начал обходить её по кругу, а она ответила тем же но только двигаясь по стене готовясь прыгнуть на мелкого смертного. Противники медлили, не торопясь открыть карты, но вот ведомая жаждой убийства дейдра прыгнула на эльфа, который в свою очередь ловко отскочил в сторону, взмахнул катаной и довершив удар поворотом который слегка задел брюшко паука.
Паучиха уже не могла стоять лишившись трёх из шести своих ног, и лишь злобно шипела и извивалась. Не обращая внимания на неё больше эльф побежал вверх по ступенькам, туда где прошлый раз они нашли камень.

Поднявшись до макушки здания, данмер немного запыхался, устав постоянно махать мечом и уворачиватся от хитрых ловушек. Плащ был слегка порван и кое-где были видны засохшие пятна крови.
Открыв последнюю дверь он замер.
В зале стоял тот самый тип который украл у него камень.
- Ты слишком хорош для простого алхимика, - фигура в мантии медленно покрывалась панцирем доспехов, - мне будет интересно убить тебя.
- А ты слишком много болтаешь, как и в прошлый раз впустую, - ответил эльф проверяя свой магический резерв, Нормально на пару не сильных заклов хватит или на один сильный. Не густо. Правда, здесь много энергии если её использовать…
Додумать мысль он не успел, скрестив клинок с мечом. Его лицо обдало жаром, левая рука сама совершила удар и…Кинжал, не выдержав удар об доспехи, сломался.
Отпрыгнув в сторону эльф взглянул на противника в магическом диапазоне, помимо призванных доспехов, было видно что в них ещё и вплетено заклинания щита.
Хмыкнув эльф начал произносить формулу развеивания накладывая постепенно её на меч и одновременно уворачиваясь от яростно атакующего противника.
Если бы не годы практики и тренировок этот бой был бы для Ария последним, ведь меч нельзя было использовать пока не закончишь заклинания, нельзя сбиться с изначально выбранного темпа и… не оторвать взгляд от клинка, дабы не потерять объект заклинания.
Благо было что противник использовал стандартные формы и ни какого воображения, поэтому эльфу не составляло труда уходить от удара.
Заклинание было законченно именно в тот момент когда у врага появилось воображение и он сделал обманный ход который закончился выпадом который пронзил бы тело вампира. Но увы этот бой был уже за Арием и выпад закончился тем что эльф отрубил руку врагу.
- Как? Я же наложил заклятье отражения… - Держась за обрубок руки только и смог вымолвить альтмер.
- Видишь ли, заклятье отражения работает лишь в том случае если заклятье направленно на тебя, а я атаковал тебя заклятьем… Но оставим теорию и перейдём к практике., - поморщился эльф пиная отрубленную руку в магический столб, в котором она быстро исчезла.
- На кого ты работаешь?
- Братья мои помогите… - заорал горе-маг отползая к стене.
Начали открываться маленькие телепорты из которых выходили то ли дреморы, то ли люди в доспехах. Эльф не стал медлить и с криком «Выше головы!» подпрыгнул и побежал по головам к камню питавшему ворота.
Прыжок, щелчок тетивы арбалета, боль в боку, камень в руках…
Эльф очнулся на траве из-за того что кто-то тыкался ему в ухо. Оттолкнув морду лошади он разжал руки. На землю выпал камень, пульсируя светом.
Из бока торчал болт, который прошил тело насквозь. Он взглядом оценил что сам его не вытянет и прикинув схватил камень и сдёрну с шеи амулет.
Если верить Люсьену, то он свою Тень никогда не потеряет.
Акавирец
3 день Месяца Заката, ночь
Скинград


Стояла глубокая темная пасмурная ночь, луны Джод и Джоун были скрыты за нависшими над городом тучами, посему улицы были погружены в кромешную тьму, еле освещаемую светом уличных фонарей. Под звук капель дождя бьющихся об каменную мостовую, на темной улице одинокого городка показался одинокий путник. На нем была накидка, укрывающая его от дождя и скрывающая его лицо, через плечо была перекинута походная сумка. Остановившись возле какого-то дома, незнакомец достал из своей походной сумки какую-то записку. Посмотрев на нее и переведя свой взор на небольшой дом стоящий неподалеку, он тяжело вздохнул, после чего сказал сам себе:
- И почему именно здесь? И почему именно сегодня такая дрянная погода, даже укрыться толком негде… незнакомец резко обернулся в сторону улицы… Кто здесь? Стража? Или кто?
Улица была пуста. Обеспокоенный незнакомец озирал улицу беспокойным взглядом, выискивая причину, побудившую в нем паранойю.
-Хммм… показалось. Надо бы пристроиться где-нибудь на время сбора информации.
Устроившись под балконом одного дому, чтобы не доставали капли дождя, путник покопался в своей дорожной сумке и извлек оттуда флягу с “зельем восстановлением усталости”. И со словами “ладно, раз впереди долгая ночь” готов был употребить содержимое внутрь, как только кто-то неизвестный, схватил за спины его за руку, подносящую флягу с зельем, и подвел острое лезвие к его горлу. Захватив путника таким образом, таинственный убийца отвел его в находившийся неподалеку темный переулок.
- К… к-то ты…
- Тсссс... – чешуйчатая рука надавило лезвие клинка на горло пленника – не шуми, а то разбудишь еще кого-нибудь. Значит, что ты тут делаешь?
- Да просто г-г-гуляю… живу я тут… ааааа…
-Тсссс… сказал же не шуми, кто гуляет в такую погоду? Тоже ищешь Мифический рассвет?
-Как ты уз… ты и есть… скамп-побери… я же только недавно…. Оказываеться не я, а вы…
- Я не из Мифического Рассвета. А вот тебя я знаю, мне столько трудов стоило выйти на вас. И упускать тебя я не намерен.
- О чем ты говоришь??
- О твоей связи с одним странным курьером. Ты ведь новичок как я гляжу, ситисит? Мне нужно чтобы ты дал мне информацию о том курьере и про твою миссию здесь.
- Дя говорю же - не знаю о чем...
-Уверен? - Акавирец стал гнуть безымянный и указательный пальцы на руке у пленника
- Да честно назнааа…. – акавирец продолжал до тех пор пока не раздался противный хруст сломанных пальцев, незнакомец, косясь на приставленное к горлу лезвие, сдерживал себя чтобы не выкрикнуть от боли…
- Хочешь продолжить? Хорошо.
- Под…. Под… онн…нок… меня к… к… как нови… и… ич-ч-ч-ку дал-л-ли… задание…. ах… выяснить Дея-те-льность Рассвета в эт-т-том город-д-е. Од-д-дин местный па… па… параноик под-д-дозревал что…
- Поверяете безумные теории заговора местного параноика?
-Так п-п-ослали нов-вичка… то есть м-м-меня…
- А тот курьер? Где и предположительно когда ваше предположительное место встречи? Или оставления указаний?
- Это… т-ты… не узнаешь!!!
- Узнаю, все узнаю. Раз не хочешь по-хорошему…

Спустя час. Дождь продолжал идти, а на улице по-прежнему было хоть глаз выколи. Из темного переулка вскоре показался Сормаран, вытирающий вакидзаси от крови. Протерев свой клинок, акавирец достал запачканную кровью бумагу, посмотрел на нее, убрал за пазуху и покинул злополучную улицу…
Язычник
2 день месяца Заката, Скингард, Дом Ария.

Эльф очнулся в своей кровати. Попытка встать закончилась неудачей и резкой болью в боку.
Воспоминания были неприятны, как и попытки двигаться. Дверь отварилась и в комнату вошла Розмария.
- Нет, ты представь себе что я подумала когда на мой стол сваливается тело ни понятно откуда и начинает исходить кровью? Ты по нормальному зайти в дверь мог войти? Ты нормально можешь что-нибудь сделать? – Розмария ругалась не обращая  внимание на довольную ухмылку эльфа.
- Это всё? Помоги встать… - сказал данмер, делая очередную попытку встать.
- Куда? Лежать! Ещё не находился, - появляясь рядом с ним и укладывая буйного пациента, - Тебе вообще повезло что живой, болт пробил кольчугу и лёгкое.
- На кладбище належусь, дай лучше обезболивающего чего-нибудь.
- Ну как хочешь, помрёшь - оставь мне лавку, - давая кружку и испаряясь за дверью.
- Шиш! – залпом проглотив зелье данмер даже не чихнул хотя оно было до жути горькое, но действенное минуту спустя герой кряхтя как дед встал и пошатываясь побрёл к своему столу.
На столе лежало письмо.
Достав из буфета бутылочку с кровью и медленно выпив, её он почувствовал себя намного лучше.
Вскрыв письмо, он прочитал имя и адрес.
«Значит Морнеанго, последний раз видели у Имперского города. Особо опасен.»
Внизу была приписка.
«Будь острожен. И мне нужна правда о нём, а не просто его смерть».
Заказ вспыхнул в руках эльфа и тот отправился собирать свои монатки для очередного похода.
Взяв запасную кольчугу и прочее необходимую экипировку он вышел из дома под негодующий взгляд Розы.
Morneango
2 день месяца Заката. Имперский город: Уотерфронт.

- За что!
Морнеанго вскочил с кровати, в руках у него были зажаты серебряные кинжалы. Опять тот же сон, преследующий его с того момента, как он был изгнан из Тёмного Братства. Перед глазами проносились обрывки недавнего кошмара: остатки тел, страх, боль и незнакомец, вытирающий кровь со своего кинжала…
Встряхнув головой, данмер положил кинжалы на стол и начал одеваться, одежда всё ещё была мокрая после вчерашнего ливня. Натянув грязную и мокрую одёжку, Морнеанго встал и подошёл к стеллажу, стоявшему в углу комнаты. Среди различных зелий и ядов он нашёл бутылку эля и, откупорив её, несколько раз глотнул. Обжигающая жидкость скользнула по стенкам горла, разогревая и предавая сил. Закупорив бутылку, он поставил её на место и принялся собирать снаряжение. Убрав кинжалы за голенище сапога и нацепив лук со стрелами, Мор прихватил с собой парочку ядов и бутыль восстановления здоровья, просто на всякий случай. Закрыв дверь на замок, Морнеанго вышел на улицу.
Солнце практически не было видно за густыми свинцовыми тучами, покрывающими, кажется, каждый миллиметр неба. Где-то за стеной было слышно множество голосов, Уотерфронт жил своей обычной жизнью. Пираты спорили со стражниками, попрошайки бегали от одного человека к другому, выпрашивая подаяния, а воры в это время срезали кошельки зазевавшихся прохожих, чтобы потом отправиться  в местную таверну и просадить приобретённые деньги на выпивку и продажных женщин. Оглядевшись по сторонам, Морнеанго направился к выходу из города.

2 день месяца Заката.Зелёная дорога. Таверна «Дурное знамение».

Морнеанго шёл по дороге, внимательно прислушиваясь к каждому шороху. Эти места просто кишели бандитами и разбойниками, которые не прочь поживиться денежками простых прохожих. Но никто так и не прервал путешествие ассасина, не считая двух наглых волков, валяющихся сейчас в овраге со стрелой во лбу.
Вскоре Морнеанго поравнялся с небольшим зданием, у двери висела вывеска изображающая ворону, что говорило о том, что это таверна «Дурное знамение». Постояв немного у входа, данмер пнул дверь ногой и вошёл внутрь.
Манхейм Тяжелорукий, хозяин забегаловки, сидел за стойкой таверны и разговаривал с Минервой, симпатичной редгаркой, которая была предметом любви Манхейма. Завидев Морнеанго, норд расплылся в довольной улыбке и пробасил на всю таверну своим старческим, но ещё не потерявшим былую силу, голосом:
- Морнеанго, какая встреча! Проходи, присаживайся! Тебе как всегда?
Мор сел слева от Минервы и откинувшись на спинку стула тихо ответил:
- Да, кружечку эля и чего ни будь закусить.
- Будет сделано!
Манхейм убежал в подвал и вскоре вернулся с кружкой эля и крабовым салатом. Поставив всё это напротив ассасина, он вопросительно на него взглянул:
- Ну что? Какими судьбами тебя занесло ко мне?
- Мне нужна работа, есть что на примете?
Улыбка сползла с лица норда, как будто ему сообщила о смерти близких. Повернувшись к Минерве, он как можно спокойнее сказал:
- Милая, я совсем забыл, там, на кухне есть мука и немного картошки. Пожарь ее, пожалуйста, как я тебя учил. Вечером будет много посетителей и их надо будет чем-то накормить, а у меня кроме выпивки и крабового салата ничего нету.
Девушка грустно посмотрела на норда, но через несколько секунд встала и пошла на кухню. Подождав пока она уйдёт, Манхейм повернулся к Морнеанго и тихо проговорил:
- Сейчас у меня ничего нет. Но я знаю человека, которому ты сможешь помочь.
- Кого надо убить?
- Не знаю? Но, говорят, он заплатит большие деньги за хорошую работу. Если честно, он какой-то странный…
- Ничего, я и сам не подарок, – данмер ухмыльнулся и глотнул из кружки, - где я могу его найти?
- Имперец по имени Аликс Ленколиа в таверне «Фарегилл». Думаю, он будет там завтра вечером. Можешь пока зачистить ближайшие развалины или просто посидеть здесь со стариком…
- Нет, думаю, будет лучше, если дождусь вечера у тебя. Расскажи, как хоть дела то у тебя идут.
Манхейм повеселели на его лице вновь засияла детская улыбка.
- Минерва, как там картошка? Неси её сюда, наш гость голоден. Ты не против откушать вместе со мной, знаешь, Минерва готовит отличное пюре с крабовым мясом, пальчики оближешь!
- Я не против, тем более что я уже неделю не ел хорошей еды.
- Вот и славненько, а я пока расскажу тебе, как я на днях обдурил одного простака. Представляешь, зашёл ко мне тут на днях босмер и…   
   
Язычник
2 день месяца Заката, Имперский город, поздний вечер

Если у кого-то этот город и ассоциировался с цивилизацией, то у Ария он ассоциации вызывал совсем противоположные. Хотя если есть желание и нужно затеряться лучшего места не найти.
Тяжело вздохнув он отправился не в самый центр а в порт.
Его осведомитель находился там, да и проходимость там больше и не задают лишних вопросов.
В порту на корабль грузили ящики, но эльф юркнул меж домов и воровато оглядевшись прыгнул в подвал.
- Чего тебе в это раз нужно? – произнёс из темноты хриплый простуженный голос.
- Мне нужна информация по темному эльфу который прячется в Имперском городе. Странном эльфе. Он должен бояться собственной тени.
- Тут много странных эльфов которые бояться собственной тени, я всех не упомню.
- У меня есть два хороших средства от склероза…
- А у меня есть хорошие друзья…
- Плевок Дагота, сколько?!
- Две тысячи.
- Полторы не больше.
- Деньги вперёд.
- Шиш! Только половину и то если вспомнишь нужного мне нелюдя и вторая будет когда я его найду. Ты мою репутацию знаешь.
Спустя полчаса данмер знал что клиент подходящий под описание отправился в Лейавиин, информатор получил свои деньги и был доволен.
Покачиваясь в седле Серый подумал что с Гильдией Воров можно иметь дело если захотеть.

3 день месяца Заката, Зёленная дорога.

Дорога, дорога мы с тобой родня,
Куда ты туда и я, ты моя судьба…
Напевал эльф наблюдая однообразный пейзаж. Скушно. Спать совершенно не хочется. Только задница болит.
«Наверно надо прикупить карету», - подумал путник, - «хотя нет - останется только написать я здесь крупными буквами.
Скучно. И есть хочется. Тень только покосилась на него.
- Ладно-ладно, появится трактир и остановимся мне сухпай жевать не хочется.
Прав был Люсьен когда сказал что тень потерять невозможно. Лошадь он обнаружил в конюшне мирно жующей сено.
Из-за поворота показался обещанный трактир и эльф завернул к нему.
Окинув придирчивым взглядом заведение, он остановился на выходящем посетителе.
«Данмер. Двигается как охотник или акробат. Скорее всего он охотник» , - взгляд эльфа скользнул по лицу и он понял что это его клиент.
Но действовать пока рано. И он лишь неуклюже слез-свалился с лошади и в перевалку взяв лошадь под уздцы повёл её под навес.
«В тебе пропадает великий артист Арий», - подумал охотник задавая своему спутнику корма.
Laikalasse
3-е число Месяца Заката, близ таверны "Дурное знамение", вечер
Совместный пост Laikalasse & Morneango

Лошадь мягко ступала по траве, пощипывая сочные стебли. Высокая босмерка в черном плаще сидела, привалившись к валуну, в нескольких шагах и наблюдала за вороной сквозь полуопущенные веки. Хотелось спать.
Лайкалассе покосилась на катану, которую держала в руке. Так уж вышло, что две ночи назад в охотничьем лагере с ней снова заговорил ее клинок и велел держать путь не в Кватч, как она поначалу намеревалась, а к Бравилу, в таверну с недобрым названием «Дурное знамение». Там ей следовало найти проводника, который знает дорогу до святилища Шигората. Девушка вспомнила, что один из убитых ею "рассветников" говорил что-то о статуе Безумного Бога. Для чего понадобилось ехать туда, когда она и без того может получать указания даэдрического Принца, воительница не понимала. Но раз сказали, значит, нужно ехать.
До таверны она добралась за два дня, и сейчас лошадь и всадница наслаждались вечерней тишиной. Идти в само заведение пока не хотелось. Они находились у дороги, и воительница так сильно устала, что желанный сон почти сморил ее.
Морнеанго привычным движением открыл дверь таверны, от чего та с шумом ударилась о каменную кладку здания. Небо потихоньку начало покрываться россыпью звезд, складывающихся в созвездия и освещающие дорогу путникам. Оглядевшись, он заметил странного данмера, слезавшего со своего скакуна. В душе посмеявшись над его неуклюжестью, Мор направился в сторону дороги. На секунду он пересекся взглядом с эльфом. Ухмылка сошла с лица ассасина, на смену ей пришло чувство тревоги. Что-то было в этом взгляде. Что-то, что напоминало взгляд хищника, охотившегося за своей жертвой и нашедшей ее. Данмер скрылся за дверью таверны, а Морнеанго так и остался стоять с изумленным взглядом. Что это? Еще один приступ паранойи или разумное чувство опасности? Что бы это ни было, надо было двигаться дальше, оставаться на одном месте слишком опасно.
Грохот двери вывел из полусонного состояния, и Лайкалассе резко выпрямилась, автоматически кладя руку на катану. Увидев двух данмеров, она успокоилась и устроилась снова. Ночь только ушами повела, продолжая невозмутимо жевать траву.
Поведение одного их темных удивило воительницу. Она полулежала в зарослях среди деревьев, и со стороны дороги ее было непросто заметить, а вороная паслась и того дальше. Зато с ее места дорогу перед таверной было отлично видно.
Она усмехнулась, хмыкнула, прочищая горло, и крикнула:
- Если долгое время стоять с открытым ртом, рано или поздно туда влетит птичка!
- Кто здесь?!
Голос раздавался по другую сторону дороги.
- Путешественница. Да не бойтесь вы, я никого не трогаю. Если хотите, можете сами посмотреть.
- Покажись, путница, тогда и поговорим. Только без глупостей.
- Лень вставать. Извинишь меня? - босмерка перешла на "ты". Ситуация ее веселила. - Так забавно смотришься!
Ассасин услышал еле заметный шорох в кустах и обратил свой взор туда.
- Выйди на свет, или мне придется тебя убить, - уже более серьезно проговорил данмер.
Она пожала плечами, хотя он, конечно, не мог этого видеть. И не подумала вставать.
- Только не задень мою лошадь, - парировала незнакомка.
"Что ж, ты сама этого хотела". Хорошенько прицелившись, Морнеанго запустил один из своих кинжалов в центр кустов. Разрезая мелкие ветки и листья, кинжал со свистом ушел в глубь растенья.
- Промахнулся, - констатировала Лайкалассе. - А нервишки-то пошаливают. Кто кого переупрямит?
Морнеанго убрал оставшейся кинжал за голенище сапога, взяв в руки серебряный лук, натянул тетиву и направился в глубь кустов. Каково же было его удивление, когда его глазам предстала красивая босмерка, которая лежала на земле и смеялась. Не убирая лук, Мор спросил:
- Что тебе нужно от меня?
- Мне? Ничего, - воительница закинула ногу на ногу и принялась весело ею болтать. - Я случайно увидела тебя на дороге, твой вид был весьма забавен. Скажи на милость, кого ты ожидал тут застать? Дремору?
- Ну уж точно не тебя, - огрызнулся ассасин, - Если это все, что ты хотела услышать, то, думаю, наш разговор подошёл к концу. До свиданья, лесной эльф.
Данмер повесил лук за спину и, закинув стрелу обратно в колчан, подошел к торчащему из земли кинжалу. Убрав его на место, он направился к дороге.
- Странный-то какой... Нервный. Нет, такой мне точно не сгодится, - как будто сама себе, но чуть громче, чем следовало, сказала девушка. - Нет, совсем не годится.
Вдруг ассасин обернулся и с ухмылкой на лице спросил странную эльфийку:
- Ты всегда разговариваешь сама с собой? И чем это я мог тебе пригодиться?
- А скажем, мне не помешает парочка приключенцев достаточно отчаянных и умелых, чтобы не отдать концы после первой же минуты пребывания в пекле. Неужели заинтересовался? - босмерка говорила насмешливо, а в глазах ее плясали зеленые огоньки.
- А что, ты можешь что-то предложить?
- Нервный ты, сэра, - хмыкнула воительница и принялась точить катану.
- Нет уж, если начала этот разговор, то говори все как есть. Я не против небольшого приключения, если мне за это хорошо заплатят.
- А, ты заинтересовался? Ну что же, сэра, поговорим. Потом. Сначала ужин, заодно посмотрим, не удастся ли кого еще сманить. В здешнюю таверну захаживает немало лихого народу...
- Согласен.
Босмерка встала, потянулась, убрала катану и вышла на дорогу, ведя на поводу Ночь.
- Ну что, ты идешь? - обернулась она.
Подождав, пока эльфийка отряхнется от приставших к одежде листьев, Морнеанго направился к уже знакомой таверне. Воительница направилась следом.
Язычник
3-е число Месяца Заката, таверна "Дурное знамение".

Арий медленно зашел в таверну переваливаясь с ноги на ногу. За время пока он шел до дверей таверны, он повесил на «клиента» заклинание-жучок (мелкие хитрости вампира старожила), теперь он найдёт его даже на краю света, а заклинание сможет увидеть только сильный маг.
Таверна была не такая уж и опрятная как хотелось бы, но на нет и суда нет, так что эльф со вздохом заплатил за комнату.
Но, а пока его ждал сытный обед.Cев за столик так чтобы видеть выход он начал неторопливо поглощать суп.
Кто сказал что вампирам нужна только кровь? Да они не могут без неё жить ибо она поддерживает в них жизнь, но желудок тоже требует своё.
Хоть суп и был вчерашним он приятно наполнил требующее своё желудок. Теперь же он занимался тем что откинувшись на стену пил пиво и наблюдал за жертвой. Благо стена не была для него преградой, а на такие мелочи внимание никто не обратит.
Оглядев местность и найдя своего «клиента» он начал его рассматривать.
Его движения выдавали в нём мастерство. Скорее всего он был мастером кинжала.
Вот он разговаривает с элфийкой, скорее всего босмеркой, но что-то в ней было странное.
После короткого разговора они пошли обратно к таверне.
- Интересно. А ведь её я где-то видел… - прошипел себе под нос эльф, - но где и когда?
Посмотрим, просто так ничего не бывает.
Он моргнул и заклинание расселось.
Эльф продолжил как нивчем не бывало пить пиво и находиться в полумедитации.
Акавирец
7 день Месяца Заката
Ночь. Где-то в Великом Лесу…


Сормаран держал в руке записку, которую доставил ему невесть откуда взявшийся бродяга-бретон, одетый в простую потрепанную мантию. Сейчас же этот горе-курьер лежал, уткнувшись лицом в землю, а к его затылку было приставлено острие акавирского вакидзаси. Акавирец же был занят чтением загадочной записки, но при этом не выпускал бретона из виду.

И не надейся, что финт с Ривервудом тебе сойдет так просто с рук, и если ты, в разразившемся там хаосе, пытался войти в историю как без вести пропавший, то хотя бы стоило напомнить нам о своем существовании… конечно, если ты не хотел уйти от нашей общины так же, как от клинков. Твоя вендетта против клинков потерпела полное фиаско, я была расстроена таким поворотом дел и не удивилась, что ты пытался скрыться от нас. Так же понятно и то, что ты вряд ли чему-нибудь научился и перестал мстить клинкам. Однако текущее политическое положение требует пересмотра дел, и я уверена, что ты этим уже занялся… благо мы вовремя смогли выследить тебя. Если у тебя есть примерный план действий, учитывающий текущее положение дел, будь добр отошли мне весточку… если ты, конечно, не убил нашего посыльного. Если же ты совсем  состарился, или сожрал нашего посыльного, то думаю тебе стоит навестить своих старых друзей в Хай Роке. Не стоит меня расстраивать, иначе следующая встреча у тебя состоится уже не с очередным посыльным… охота ли тебе терять старых друзей и наживать новых врагов?
М.


- Познакомился на свою шею с этим обществом милитаристов… Значит слушай ты, кусок мяса. - Обратился Сормаран к бретону посыльному - Возвращайся в Хай Рок и предай, что соглашение остается в силе… пока.

Бретон встал с земли, отряхнулся и попытался завести с цасэкой диалог…
-Надо же… и ч-что теперь…
-Ты еще здесь? Что теперь? Что теперь! Да ничего… Кажись, мне надо наведаться в одну пещерку… - сказал Сормаран рассматривая карту и сверяясь с компасом. Думаю, пора провести разведку в логове ситиситов, в надежде хоть чуть-чуть приоткрыть завесу политической тайны. Наводка из Скинграда помогла мне выйти на одного… кхм… джентльмена, чья кровь была весьма неплоха к тому же. По полученной у него информации вырисовывается довольно интересная картина, но мотивы их

организации мне не ясны… зато я узнал местоположение одного из их убежищ. Значит, слухай сюда, censoree.gif, тащись в Хай Рок и предай главной, пускай подтаскивает своих агентов-милитаристов к вот этой пещере (после этих слов Сормаран показал бретону местоположение убежища на карте).
Если все пройдет удачно и я выживу, дам отчет о прошедшей операции… если нет… ну выживут агенты, не выживут… мне как-то уже будет все равно.
DemonDrow
3-е число Месяца Заката, Зелёная дорога, поздний вечер



  “Ну почему с заходом солнца окрестности Бравила всегда наполняются душной, влажной, почти осязаемой тьмой, изобилующей комарами, мошками и прочей зловредной нечистью? Хотя даже на этой дороге лучше, чем в этом "городе". И как можно жить в куче заплесневелых деревянных ящиков? Даже Маар Ган лучше выглядит, да и комары на Вварденфелле не такие мерзкие. И всё-таки, до чего отвратительный город, а жители… да тот головорез, которому я привёз отцовский контракт, мог бы ограбить меня на этой дороге без всяких угрызений совести " – Дельвар печально вздохнул, и, немного отвлёкшись от меланхолии, пришпорил лошадь. Вернее, попытался. Толстое пятнистое создание нахально проигнорировало хозяина и продолжило идти черепашьим шагом.
  "Ну вот, теперь я понимаю гастрономические пристрастия эшлендеров… интересно, конина съедобна в сыром виде?". Дельвар стал обыскивать седельную сумку в поисках еды, но кроме арбалета и болтов там ничего не оказалось. Эльф снова печально вздохнул и попытался подавить чувство голода (впрочем, без особого успеха).
  "Похоже, придётся искать место для ночлега. Лошадь устала, и дорогу уже почти не видно". В наступавшей темноте Дельвар с трудом заметил даже белые колонны придорожного Святилища, о наличии дороги можно было догадаться только по слабому звону подков.
  Проковыляв ещё минут десять, лошадь начала спотыкаться. Ещё через пять минут начался дождь. Лошадь недовольно фыркала и продолжала спотыкаться, а её мокрый и злой хозяин стал вспоминать, есть ли поблизости таверна. Вспомнил он только про одну – "Дурное знамение", и поэтому стал ещё злее. Дождь усилился. Дельвар стал вспоминать нехорошими словами покойного лорда Дагота.
  Эльф едва не проехал таверну, но вовремя заметил фонарь над входом и остановился (а ведь лучше бы поехал дальше… ведь немного ниже по дороге было вполне приличное заведение. Но память, судьба и погода, собираясь вместе, творят с людьми и мерами странные вещи). Дельвар слез с лошади, достал из седельной сумки арбалет, посмотрел на вывеску с чёрным вороном, ещё раз печально вздохнул и открыл дверь…
Antte
29-е число месяца Мороза. Вечер. Неподалеку от Чейдинхола

       Кобыла медленно цокала по каменистой дороге в северо-восточном направлении, волоча на себе усталого босмера. Которую ночь Ульмас терялся в догадках, что судьба приготовила на этот раз, помимо четырех увесистых книжек, заполонивших собой дно сумки.
       Несколько миль езды оставалось, чтобы достичь Чейдинхола, но Уль нутром чувствовал, что не доедет до своей цели. Вообще-то он сам не знал, что у него за цель: непонятный человек или же существо, разрушенный город или знак. Уже который час он слышал одно: биение своего сердца в ожидании чего-то сверхъестественного. Вокруг царила тишина, которая никогда не нравилась босмеру, и ему казалось, что вон за тем поворотом его поджидает невидимый дротик.
       Вдруг мимо уха что-то просвистело и исчезло позади. Эльф оглянулся – но ничего не увидел. Уль остановился, прислушиваясь. Вокруг царила тишина – загадочная, как будто сейчас вот разразится бездна Обливиона прямо на этом месте.
       Тишину и правда нарушили. Несколько звуков одновременно. С одной стороны – звон вытаскиваемого меча, с другой – гулким эхом донеслись звуки прочитанного заклинания.
       «Я труп. Теперь точно труп», - проговорил про себя эльф, чувствуя, что он окружен со всех сторон.
       Он и на самом деле был окружен со всех сторон, только того, что произошло дальше – он вовсе не ожидал. Неизвестно откуда появились существа, облаченные в черную броню – с одной стороны, а с другой – не менее таинственные существа в красных мантиях, которые друг за другом заменялись хромированными сверкающими доспехами.
       - Грядет рассвет! – и с этим кличем колдуны набросились на воинов.
       Ульмас просто стоял и вертел головой, не в силах понять, что вообще происходит. Вдруг неизвестно откуда появившийся дротик впился в плечо. Еще один удар по голове – непонятно чем – и эльф потерял сознание.
Azzi
//вы будете смеяться... но это таки я %)

3 Заката, поздний вечер.
Неподалеку от кабака "Дурное знамение"
.

- А мы пойдем на север... пускай там днем темно... а мы пойдем на север... да отвяжись ты, мерзкая тварь... искать страну, где... пшла вон, говорю!.. бретонов полно... вот я тебе!
Раздался обиженный визг. Тощая серая собака, поджав хвост, отскочила от Кантора шага на три и залилась негодующим лаем. Целитель снова замахнулся на нее посохом, вынудив отбежать еще подальше, хмыкнул и продолжил путь, время от времени зло пиная камешки на дороге.
День не задался.
Не задался он с самого утра, когда Кантор, проснувшись в захудалой гостинице в Бравиле, обнаружил, что его сумка с зельями отсутствует как класс. Искать было бесполезно: разбойничьего виде альтмер, владелец заведения, на все случаи жизни имел, казалось, лишь один ответ: "Воруют тут...", лениво произносившийся с неизменным взглядом, направленным на левое ухо собеседника. Пропали почти все деньги, кроме тех, что были у целителя во внутреннем кармате плаща. Плащ он на ночь предусмотрительно свернул и положил себе под голову.
Работы в городе не нашлось: народ тут жил в основном консервативный, предпочитающий с хворями обращаться в городской Храм. А кошелек уже покзывал дно...
Затем, выйдя из города (от прохожего Кантор узнал, что где-то недалеко расположен какой-то постоялый двор; шанс заработать следовало ловить, даже такой ничтожный), целитель попал под дождь. Все бы ничего, но зачарование на плаще окончательно приказало долго жить, превратив прекрасную непромокаемую одежду в мокро хлюпающую тряпку. К тому же снова разболелась рука, которой Кантор взялся тогда за сигилльный камень; боль была ноющая, тупая, и к ней нельзя было привыкнуть. Ни магия, ни лекарства не помогали - оставалось только скрипеть зубами и ждать, покуда приступ пройдет. Хорошо еще, можно было не бояться простуды.
Дорога была премерзкая, глинистая, и уже через полчаса дождь превратил ее поверхность в сплошную вязкую жижу. На каждый сапог, казалось, налипло не меньше тонны грязи; Кантор шел и ругался. Грязно. Вслух.
Потом как-то резко стемнело. Целитель уже замечал, что порой с его восприятием времени творится что-то неладное - иногда день тянулся невыносимо медленно, а иногда память проглатывала целые недели... если не больше - и даже наверняка гораздо больше, потому что он совершенно не помнил, что делал неопределенное время после возвращения из Забвения. В темноте идти стало вдвое труднее - наколдованный имперцем шарик света все время неверно мерцал, с грехом пополам освещая хорошо если дорогу прямо под ногами.
И в довершение несчастий он, совершенно не понимая как, умудрился заблудиться и вышел на дорогу только после трех часов блужданий по каким-то пустырям, заросшим жестким, по пояс, кустарником, каждое прикосновение к которому вызывало целый водопад.
- Ууу, зарраза! - проворчал целитель и снова замахнулся посохом. Собака сверкнула глазами и оскочила куда-то в темноту. Кантор сделал еще шаг и больно ударился головой о что-то твердое; обернувшись и приказав светящемуся шарику подняться повыше, он увидел висящую на столбе табличку с надписью "Дурное знамение".
- И почему же я не удивлен?, - угрюмо пробормотал он, несколько, впрочем, оживившись при виде приветливо светящихся окон.
Дверь тихонько скрипнула, отворяясь. Целитель ввалился внутрь, помотал головой, стряхивая воду с волос, и поднял взгляд. Потом устало привалился к стене и обреченно простонал:
- О нет! Только не снова!
Причина всех его несчастий, та, кто втянул его во всю эту историю, по чьей милости он кинулся в бездну Забвения, убегал от разъяренных Даэдра, лежал без сознания, получил на память тупую боль в руке -  полубосмерка Лайкалассе - стояла у стойки и оживленно с кем-то беседовала.
День явно не задался.
Madrenas
3 месяца Заката, поздний вечер.
Таверна "Дурное Знамение".
Около таверны разгорелось ярко-красное свечение, в котором появился Мадренас. Стоит отметить, что переместился он из Гильдии Магов Чейдинхола...правда, сейчас на ее месте должен был остаться выжженный кратер. Ну и что. По крайней мере, шпионы Ариона теперь точно бы его не отследили.
-Дагот!-выругался Фалан, прикрываясь щитом. Ливень был страшный. Не было видно ни зги. Правда, рядом светило окнами здание тавернш. Выбора не было, и данмер зашел в теплое и сухое здание.

добавлено Madrenas - [mergetime]1180809884[/mergetime]
Заказав сиродильское, данмер сел в темный угол таверны и по привычке стал рассматривать окружающх, одновременно сканируя их ауры. Вот еще один данмер, маг, но слабенький. Другой данмер, судя по мертвенно-белой ауре-вампир. Босмерка, на вид-обычная эльфийка, но аура...ярко-зеленъй цвет с красными и золотистыми вихрями...а, Дагот с ней, встречались и более странные личности. Вот еще бретон, судя по робе-целитель, судя по слою грязи на одежде-шел пешком чуть ли не от Бравила.
Данмер сам не заметил, как начал высчитывать расход энергии для заклинания точечного перемдщения над нетронутым бокалом с бренди.
Акавирец
386 год Третей Эры

Небольшая деревенька рядом с городом Фаррун, Хай Рок.

Стояла тихая спокойная ночь, на улицах не было ни души, если не считать одного человека сидевшего на лавке, что стояла у края деревеньки. Этот человек был имперец среднего возраста, одет в неброскую одежду, имел повязку, прикрывающую левый глаз, и с трубкой во рту. При тусклом свете уличного фонаря, что стоял рядом с лавкой, человек читал местную газету, в которой было описано самое громкое событие последних дней: убийство мэра городка Олд Гейтс.
“…Неизвестные убийцы (или убийца?) проникли ночью в апартаменты мэра, где и расправились над представителем власти и его женой, да к тому же учинили беспорядок в его кабинете, что и наводило на мысль на то, что убийство не являлось единственной целью. Ходили слухи, что мэр имел антиимперский настрой и, хотя он никогда открыто не выступал против  Императора, сторонники теории заговора выдвинули предположение, что поплатился он именно из-за своей антипатии к Империи. Большинство предполагают, что мэр стал жертвой агентов Темного Братства, которому его заказали его политические враги, хотя есть предположение, что это мог быть и его сын, так как из всей семьи только он и остался жив…”
Облаченный в черный костюм, Сормаран, прячась в тени рядом стоящих деревьев и стараясь не попасть под освещение уличного фонаря, тихо подкрадывался к сидящему человеку. Имперец что-то обвел в газете пером, после чего обернулся через спинку скамейки и протянул листок газеты подкрадывающемуся цаэске. Сормаран схватил газетный листок, на котором пером была обведена фраза “ так как из всей семьи только он и остался жив ”.
- Халтурить стал…” - добавил имперец
-Ничего подобного, его там не было. Я не собирался искать его по кабакам или борделям..или где он там еще шастал? Приорететной задачей было устранить мэра и украсть его ведомости ведь так?
- Да так. Давай их сюда.
-Держи, с этими словами Сормаран протянул имперцу пачку бумаг. Тот их просмотрел и спрятал за пазуху, после чего затянулся трубкой и добавил – “Очень хорошо. Даже если у него и остались близкие соратники, навряд ли они продолжат свои денежные махинации против имперской банковской системы. Наша задача заключается в чем? Правильно, сохранить целостность и поддерживать мир… а если использовать таких как ты для грязной работы…”
- Ясное дело что ты не хочешь подмочить свою репутацию, Сай Ричмондс.
- да мне давно пора на повышение… а вообще-то за последние 7 лет ты стал явно халтурить. С тех пор как ты засветился в списке темного Братства в 379 году. То что вдруг убийцу заказывают Братству, это нонсес…. Мало того, что ты засветился тогда перед кем-то. Так ты еще в последствии не смог выполнить парочку заданий… а теперь, что мы видим? Ты и это не выполняешь до конца… а если этот идиот продолжит дело своего папаши? Знаешь что Сормаран, по-моему, тебе пора на пенсию…
После этих слов Ричмондс встал со скамейки. Среди теней деревьев также показались двое человек, один из которых вытащил из ножен катану и подвел ее к лезвие к горлу Сормарана.
- И это пенсия? – осматривая подведенное к горлу лезвие, спросил Сормаран
- Думаю .если мы… кхм… “найдем” убийцу мэра, это определенно снизит в Олд Гейтсе настрой против Империи.
- Гори в Обливионе, Ричмондс!
- Нет уж… ты там будешь первым. Кончайте с ним.


7 день Месяца Заката
Ближе к утру. Неизвестная пещера.


Стоила ли игра свеч? Столько упорного и кропотливого труда стоило выследить это место, убежище этих так называемых “Защитников Хаоса”, которые на первый взгляд представляли из себя обычных фанатиков. И что теперь? В чем заключается их цель? Каковы их мировоззрения и идеалы? И что они не поделили с Мифическим Рассветом? Необходимо узнать об этом как можно больше, к тому же подобная информация пригодиться и М. в ближайшее время ссориться с которой, в планы Сормарана не входило. Прячась в тенях свода пещеры, скрываясь за сталактитами, Сормаран проскальзывал мимо патрульных хаоситов, в поисках их главного штаба, который, в конце-концов, и был найден.
Устранив двух охранников у входа, Сормаран оттащил их тела и спрятал за стоящими неподалеку ящиками. После того как тела были спрятаны, цаэска взломал отмычкой замок двери и приоткрыл ее немного…  Сормарану сегодня определенно везет, ибо не каждый день такое увидишь: главарь “Защитников Хаоса” в компании четырех своих телохранителей, беседовал с имперцем в акавирских доспехах, рядом с которым находилось еще семь человек в таком же обмундировании. Уж этих-то ребят Сормаран узнал бы даже в Обливионе… Клинки. При этом полемика носила довольно-таки напряженный характер. Сормаран еще немного приоткрыл дверь, пытаясь разобрать, о чем они говорят…
-… и тем не менее от ваших действий все меньше и меньше толку! Вы совсем от рук отбились, на что вам инструкции?  – напряженно выкрикнул человек, в руках у которого была довольно-таки знакомая трубка.
- Аль аэм Падхоум, мы действует с нашими идеалами и идеалами нашего отца хаоса – Ситиса, как и полагается. Рассвет заплатит за содеянное мы вам гарант…
- К Дагону такие действия! Угроза Мифического Рассвета становиться слишком явной! Но похоже против него созрел план у моих бывших коллег из Храма Повелителя Облаков… не знаю точно… но я точно знаю, что Империя трещит по швам и существует множество недоброжелателей которые только и жаждут этого… я уже посылал инструкции в каких районах должны произойти некоторые несчастные случаи “Во имя Ситиса”, чтобы эти поганые черви чувствовали себя в безопасности только под крылом Империи. Единой Империи… ли вы забыли кто вас вооружил и спонсировал?
- Падхоум,  беспорядки в империи одно из олицетворений нашего отца- Ситиса. Развал – один большой беспорядок, мы не собираемся больше этому препятствовать. Мы не собираемся мешать пришествию хаоса в Тамриэль! А проклятый Рассвет…
- Хорошая собака остается такой, только когда она на цепи. Солдаты! Покончим с этим, пока ситуация не вышла из под контроля…
После этих слов “Клинки” достали акавирские катаны, и схлестнулись в поединке с главарем “Защитников Хаоса” и его телохранителями.
Сормаран прикрыл дверь и поковылял в сторону ящиков, за которые он спрятал тела. У культитсов против Клинков нет ни единого шанса, здесь скоро будет настоящая бойня, а так как вовремя покинуть пещеру уже не представляется возможным, то необходимо найти хорошее… ну или хоть какое-нибудь укрытие…
Lord Tyroth
3-е число Месяца Заката, недалеко от таверны "Дурное знамение".

Дождь. Иди просто ненавидел дождь. Да, конечно, он был аргонианином, "обитателем болот" и все такое, но это еще не значило, что он должен был обожать эту противную, мерзкую и такую мокрую воду, лившуюся с этих треклятых небес! Она ведь могла повредить его бесценную лютню, которую пришлось аккуратно завернуть в плотную ткань, чтобы она случайно не промокла, да и просто было довольно-таки неприятно шлепать по скользкой грязи в насквозь промокшей одежде, липнувшей к телу.
- Дурацкая погода! - хмуро бормотал себе под нос бард, тихонько ковыляя по размокшей дороге. - Идиотский дождь! А вдобавок ко всем прочим прелестям этой жизни у меня в карамане нет ни одного дрейка... Нужно найти таверну! Может быть найдется хоть один благодарный слушатель, готовый купить бродячему менестрелю горячий ужин и оплатить ночь в гостинице за пару хорошо исполненных песен? Ну да, мечтай, дружище, мечтай!
Вдруг аргонианин сквозь потоки воды увидел очертания какого-то дома... да, наконец-то, это таверна! Иди поспешил к неизвестной постройке, над дверью которой раскачивалась из стороны в сторону табличка "Таверна Дурное Знамение". "Какое милое название! Сразу видно - мне сюда," - скептически подумал бард.
Местечко, конечно, было не в самом лучшем состоянии, но аргон видал хибары и похуже, так что, не обращая внимания на общую неубранность помещения и не очень приятный полумрак, Иди прошел к центру зала таверны и огляделся: в трактире было довольно много народу, особенно разных данмеров (Иди не очень любил и уважал этот народ, но ради денег готов был терпеть даже их). Менестрель прокашлялся и, обращаясь к публике провозгласил:
- Добрые граждане и гости Сиродиила! Есть ли тут желающие помочь бедному барду и подкинуть всего каких-то жалких пару монеток за любую, заказанную вами песню или балладу? Не стесняйтесь, называйте любые песни, и я их исполню! Около десяти лет я скитаюсь по свету, накапливая опыт и знания, без которых попросту не обойтись бродяге вроде меня! В общем, если кто-то захочет воспользоваться моими услугами, то я полностью в вашем распоряжении, вам нужно только кликнуть меня. Благодарю за внимание! - и бард отвесил свой фирменный поклон, после чего уселся на еще одно свободное место у барной стойки, ожидая заказов.
Antte
29-е число месяца Мороза. Пещеры озера Арриус. Время неизвесно

       Эльф очнулся в неизвестной ему пещере. Приподнявшись и протерев глаза, он огляделся вокруг. Каменные стены, потолки, тюк соломы, на котором он лежал, рядом – неаккуратно сколоченный стол, на котором стояла чашка, кувшин с водой и маленькая свечка, играющая светом и тенью по стенам вокруг. В противоположном конце этой удивительной комнаты, вырезанной в горной породе неведомыми силами, находилась дверь.
       - Ну что, дорогуша, куда тебя на этот раз занесло?
       Эльф попытался подняться, и тут недавний ушиб заявил о себе. Ульмас вдруг вспомнил, каким образом тут оказался. Рана, проделанная дротиком была аккуратно перевязана, а голова гудела, как будто после недельной попойки.
       Босмер подошел к двери и потянул ее на себя. Дверь не поддалась. «Наверное, в другую сторону», - подумал эльф и попытался толкнуть ее. Ничего не вышло. Замочных скважин нигде не было, а значит, она была заперта снаружи.
       Где-то с той стороны раздались голоса, но эльф предпочел пока не выдавать себя раньше времени. Когда он понадобится, дверь обязательно откроется.
       Эльф отправился обратно к своему ложу, и вдруг заметил в углу небольшую табуретку, на которой находился сверток загадочный сверток. «Хоть какая-то одежда», - пронеслось в голове у эльфа, когда он, развязав веревку, напяливал на себя красную мантию.
       И вдруг тут же в голове эльфа встало все на свои места. Он понял, что это за место, что будет дальше и каким образом.
       - Грядет рассвет, - усевшись на соломенный тюк и схватившись за голову, пробормотал босмер.
Madrenas
3 месяца Заката, таверна "Дурное Знамение"
-Эй ты, чешуйчатый! Как-Тебя-Там-Зовут! Давай, сыграй что-нибудь на свой вкус! Только без мата и пошлостей!
Через таверну медленно пролевитировал тяжелый мешочек с сотней дрейков. Сам же данмер сел и продолжил вычислять. Но что-то ему мешало.
"Зачем ты так обращаешься с аргонцами?"
"Это нация рабов! Они же еще животные!"
"И ты им отказываешь в праве на свободу, на нормальную жизнь?"
"Сильные всегда владеют и повелевают слабыми! Это закон природы!"
"То есть ты считаешь, что Данмеры-высшая раса? А ты не забыл, к чему такие мысли привели Двемеров?"
"Заткнись и считай."
Мадренас углубился в расчеты. Но из нерушимой стены уверенности в тотальном превосходстве Данмер выпал первый кирпич...
Mescalito
3-е число месяца Заката. Таверна “Дурное знамение”.

Мескалито лениво зевнул и перевернулся на другой бок, желая ещё немного поваляться на кровати. Постель была не очень-то мягкой, но выбирать не приходилось – сейчас эльфу нужно было схорониться ненадолго, а на старину Манхейма, владельца таверны, можно было положиться как ни на кого другого. Мало того, что Мескалито задолжал доброй половине Сиродиила, играя в напёрстки, так ещё за его голову была назначена награда. Лучше пока отсидеться  в таверне, наслаждаясь чудесным крабовым салатом и жареной картошкой! Да, уроженка Хаммерфелла, в которую был влюблён Тяжелорукий, готовила отменно…
Наконец Мескалито, навалявшись вволю на кровати, встал и подошёл к комоду. Достав оттуда свои вещи, эльф быстро оделся, прицепил к поясу кинжал и, задумавшись, посмотрел на серебряный лук. Пожав плечами, босмер прихватил и его: мало ли, поохотиться приспичит…
Убедившись, что верные отмычки на месте, Мескалито вышел из комнаты, запер дверь на замок и пошёл наверх, к Манхейму.
Оказавшись в главном помещении трактира, босмер остолбенел: ещё никогда он не видел здесь столько народу! Что за чертовщина, неужто таверну Фарегилл закрыли, и люди, плюнув на всякие суеверия, которым на самом-то деле грош цена была, ломанулись сюда?
Какой-то субъект в капюшоне беседовал с приятной наружности эльфийкой; на них, стоя чуть поодаль, уставился имперец…
“Хмм… Может, муж её? Недобро он как-то смотрит на эту парочку. Не ровен час, шлёпнет за измену…” – пронеслось в голове Мескалито, – “Впрочем, когда шлёпнет, тогда и буду рассуждать”.
В самом углу таверны сидел совсем уж непонятный тип: закатив глаза, он похлёбывал пиво, и чуть водил головой из стороны в сторону, словно созерцая окружающих. Маг, наверное... 
В трактире, кажется, был ещё кто-то, но уж совсем изумился эльф при виде барда, да ещё и выходца из Чернотопья к тому же. Кто-кто, а барды совсем уж редко сюда захаживали… Ящер, с лютней в руках, сидел за стойкой и глазел по сторонам, надеясь, что кто-нибудь решит насладиться его творчеством.
Мескалито собрался было уже тихонько сесть за незанятый столик в углу помещения, но тут босмер почувствовал на себе чей-то взгляд. Посетитель в капюшоне, оказавшийся данмером, пристально наблюдал за эльфом. “Чего это он так на меня пялится… Может, на стражу работает? Или, чего доброго, послан одним из моих кредиторов? Гм…” – и Мескалито встал, намереваясь покинуть таверну.
Azzi
Совместный пост Лайкалассе, Морнеанго, ДемонДроу и Аззи
3-е число месяца Заката. Таверна "Дурное знамение", вечер



Дождь пошел неожиданно, едва босмерка и ее новый знакомый переступили порог таверны. Лайкалассе бросилась наружу и отвела Ночь в стойло, после чего вбежала обратно и захлопнула за собой дверь. Некоторое время Морнеанго и Лайкалассе стояли посреди таверны и препирались по поводу планов босмерки, которые она пока никак не собиралась раскрыть. Мимо них прошел давешний данмер, так удививший Морнеанго, который уселся в темном углу, а спустя примерно получас дверь распахнулась, и на пороге показался мокрый незваный гость. Скользнувшая взглядом босмерка сначала не обратила на гостя никакого внимания, но затем спохватилась и воскликнула:
- Дельвар! Ты ли это!
Маг пару секунд смотрел на девушку в полном недоумении и мысленно перебирал всех знакомых босмерок. Вспомнив, что именно эту эльфийку зовут Лайкалассе и что именно с ней он встречался в несколько наименее приятных моментов жизни (а еще о том, что она должна находиться в Пустошах не в самом лучшем состоянии), Дельвар испытал одновременно нечто вроде кратковременного шока, мимолетного ужаса и легкого помешательства. Проще говоря, он был поражен, но внешне это почти не проявилось. Только правая бровь стала немного дергаться от нервного тика, но это было почти незаметно в полумраке таверны.
- Мое почтение вам, госпожа Лайкалассе, и вашему... спутнику - сказал Дельвар, подойдя к стойке и вежливо (но довольно небрежно, от нервов) поклонившись.  - Никак не ожидал увидеть вас здесь. На редкость скверное заведение.
Хозяин, услышав такие слова, недовольно поморщился. Данмер не обратил на это никакого внимания. Присев на стул у барной стойки, он поставил арбалет перед собой (хозяин нервно сглотнул), и безукоризненно-вежливо спросил:
- А что вы все-таки забыли в этой дыре?
- О, Дельвар, как я рада тебя видеть! Я тут по делу, - отозвалась босмерка. - Но какими же судьбами ты здесь? Расскажи, что с вами случилось! Куда вы делись после того похода?
Дельвар посмотрел на нее еще более странным взглядом, поправил воротник мантии и начал разьяснять подробности. На языке у него вертелись те же самые вопросы, но уже в адрес старой знакомой.
- Я и сам не до конца понял, что случилось... в общем, этот целитель попытался что-то сделать с камнем, но, похоже, это не получилось... сразу. Ну, мы посидели, подумали и решили что возле этих Ворот нам ловить нечего. А от манипуляций с Камнем с теми оковами, которые на меня прицепили в Обливионе, начались проблемы, и поэтому их надо было срочно снять. Поэтому я направился в Гильдию Магов Коррола, откуда меня переправили в Университет. Кантор заходил в город, но вряд ли там остался, - Дельвар замолк, печально вздохнул и потребовал у хозяина вина Тамики.
Лайкалассе устало села на табурет у барной стойки и запустила руку в волосы.
- Значит, вот оно как... Ну что ж... Эх, жаль, что так получилось. Мы были неплохой командой.
Морнеанго не проявлял особого интереса к разговору двух друзей, неожиданно оказавшихся в одной и той же
таверне в один и тот же день, а просто стоял, прислонившись к барной стойке, и лениво попивал заказанный эль. Воительница встрепенулась:
- Ох, Дельвар, я бы хотела поговорить с тобой попозже. Если, конечно, тебе захочется в очередной раз пойти со мной в пекло, - она улыбнулась.
Дельвар в это время как раз приложился к стакану с вином. Услышав слова Лайкалассе, он попрехнулся. Что-то ему расхотелось интересоваться, каким образом эльфийка все же выбралась из Обливиона, если колдовство имперца не сработало.
- Вино тут тоже дрянное, - сообщил данмер откашлявшись, - пойду допью его в одиночестве за дальним столиком. Здесь слишком неудобно. И холодно как-то, аж мурашки по коже. На месте Имперской стражи я бы давно закрыл эту хибару.
Эльф метнул в хозяина грозный взгляд, взял арбалет и отправился к самому дальнему и не занятому столику.
Проводив взглядом Дельвара, лесная эльфийка вновь повернулась к Морнеанго, который намеревался продолжить прерванный разговор. Сделать это ему не удалось, поскольку дверь снова хлопнула. Девушка не обратила внимания, наполняя свою кружку киродиильским бренди (из своих запасов, но трактирщик этого не заметил), не желая отвлекаться от столь ответственного занятия. Однако неожиданный стон от двери заставил ее вздрогнуть, отчего Лайкалассе оставила бутылку и резко обернулась.
Секунды две она изумленно взирала на целителя, после чего соскочила с табуретки.
- Кантор! Во имя Акатоша, ты-то каким судьбами здесь! Ну ничего себе встреча!
Наклонившись над ухом босмерки, Мор тихонько прошептал:
- Еще один твой знакомый?
- Да, очень хороший знакомый, - девушка внимательно оглядела имперца, оценивая его неважный вид.
- Опять ты! - простонал Кантор, от усталости позабыв о приличиях. - Ну чего тебе надо? Что я тебе плохого сделал, а? Зачем ты меня преследуешь? Единственное место, где можно сейчас укрыться от дождя, у дреморы на рогах, какой-то захолустный кабак - и тут я встречаю тебя! Скамп... - целитель устало сел прямо на пол, привалившись спиной к стене. - Да что ж за день-то такой...
- Плохого? Кантор, Кантор... я тебя не узнаю. Ты же сам согласился отправиться со мной. Какие несчастья? Ты жив, здоров... Я чего-то не понимаю? - девушка озадаченно присела рядом на корточки.
- Жив! Здоров! - передразнил ее имперец. - Дурак я был, что согласился, вот что! Надо было сразу расстаться, как из храма выбрались... Какого скампа! - он недоуменно помотал головой, -зачем, ну зачем я туда полез! Мне что, делать нечего? Посмотри на меня... ни дрейка денег, вещей нет, мокрый насквозь... а все ты. Нет уж, увольте... пойду-ка я отсюда. В город обратно пойду... там меня, по крайней мере, никто в Забвение утаскивать не будет.
Лайкалассе фыркнула и сурово отчеканила:
- Я?! Дорогуша, а кто говорил, что хочет отправиться навстречу приключениям? "Всегда мечтал сделать что-нибудь в таком роде - сорваться и ускакать в ночь за непонятной целью". Ты ведь говорил! Да, нас подстерегали опасности - но разве мы их не преодолели? Да без твоей помощи я бы вообще не сумела вернуться!
Кантор мрачно посмотрел на босмерку. Видно было, что он от усталости упал бы, если бы уже не сидел на полу. Снова помотав головой, он поднял было руку, чтобы воспользоваться восстанавливающим силы заклинанием... но через секунду обессиленно откинулся назад:
- Не могу... надо отдохнуть. Лас, у тебя деньги есть? Мне срочно нужно съесть чего-нибудь горячего и проспать часов двенадцать...
Воительница мигом смягчилась. Протянув руку, она помогла ему встать, затем положила в ладонь увесистый мешочек.
- Я в долгу перед тобой, и эта мелочь не покроет его. Если бы не ты, жизнь моя здесь была бы окончена. Отдыхай и ни о чем не волнуйся. Я нанимаю команду, чтобы дальше выполнять задания... начальства... но просить тебя присоединиться не могу. Только если сам захочешь. Надеюсь, мой новый способ сработает... Если что, я буду здесь до утра.
Все это она говорила, провожая имперца до свободного стола. Оставив его там, она вернулась к стойке.
Laikalasse
3-е число месяца Заката. Таверна "Дурное знамение"

Совместный пост Лайкалассе, Мадренаса, Лорда Тайроса и Ария

Барда, сидевшего на табурете буквально за той же стойкой, что и босмерка со своим компаньоном, нисколько не занимали ее разговоры об Обливионе и Университете, которые он все-таки краем уха кое-как услышал. Конечно, ведь к нему по воздуху плавно приближался кошель с целой сотней септимов! И это всего за одну песню?! На радостях Иди, вылавливая мешок с монетами из воздуха, воскликнул:
- Скамп побери! Да я за такие деньги хоть в Обливион с табуреткой на перевес пойду! - после чего он швырнул деньги на дно сумки и принялся потихоньку разворачивать свою лютню.
Острое ухо стоявшей неподалеку воительницы дернулось, и лесная эльфийка заинтересовано повернулась к аргонианину.
- Простите, сэра, вы сказали, что пойдете куда угодно, лишь бы денег было побольше? Я верно вас поняла?
Еще один данмер уже собирался пойти наверх в комнату, так и не дождавшись заказанной песни, как вдруг услышал знакомое слово. Конечно, может, туда и часто посылают, но в данном случае это было не ругательство. Подойдя к говорящим за стойкой людям, Мадренас вежливо (еще бы! Когда еще предоставится такой шанс!) осведомился:
- Господа, я слышал, вы что-то говорите про Обливион?
Лесная эльфийка мигом обратила внимание на новое действующее лицо. Глаза ее сверкнули.
- Вы весьма внимательны, сэра. Чем же вас интересуют даэдрические царства?
- О, просто интересуюсь. Понимаете ли, это было моей основной специализацией в... Гильдии Магов, - после паузы закончил данмер.
- Неужели в здешней глуши обнаружился даэдролог?
- Ну да, можно и так сказать. Понимаете ли, изучая магию вызывания, волей-неволей начнешь интересоваться и собственно сущностью... объектов работы.
Иди поочередно посмотрел то на Мадренаса, то на Лайкалассе, следя за их разговором, после чего, наконец, запоздало ответил эльфийке:
- Ну, можно и так сказать, наверное, - пожал он плечами. - Только три вопроса: во-первых, сколько дадите, во-вторых, куда, собственно, идем, и, в-третьих, как вас зовут, красавица?
Ответить ей не дали.
Арий слышал каждое слово из разговора босмерки, пользуясь кристаллом (он воткнул в стойку, когда только зашел, по старой привычке) как ориентиром, такую прослушку засечь чертовски трудно.
И у него медленно начал вырисовываться план. Чувствовалось, что эльфийка собирается что-то провернуть. Вклиниться в компанию, добиться доверия, а потом... посмотрим.
И еще эта эльфийка... Арий чуть не подскочил с криком "Эврика!". Он же искал эту эльфийку до того, как его прижали. Как ее там... редоранка... советница Лайкалассе.
Попробуем пойти на контакт.
Медленно подойдя к стойке, он обратился к леди:
- Извините, вы случайно на острове Вварденффелл не были?
От такого заявления босмерка едва не подпрыгнула. С изумлением (в который раз за вечер) она уставилась на незнакомца, который вылез из своего темного угла и начал с места в карьер.
- Вы откуда еще взялись?! - воскликнула она. - Разве мы знакомы?
- Лично мы не встречались, но если вы знаете советницу Великого Дома Редоран Лайкалассе, то я бы хотел поговорить о ней, - с улыбкой сказал эльф, не показывая клыки.
Девушка нахмурилась и помолчала. Собралась с мыслями.
- Что-то информация у вас устарела. Иначе бы вы знали, что такой советницы больше нет. Не знаю, к чему вы вдруг заговорили об этом, и у меня нет особого желания продолжать данную тему. Сейчас меня интересуют собственные планы, для выполнения которых нужны люди... Так что оставим этот разговор.
Воительница переключила внимание на аргонианского барда и данмерского даэдролога.
- Плачу хорошо, о спутниках забочусь, авантюра опасная, приключения захватывающие. Если еще сможете быть проводником к святилищу Шигората, будет совсем замечательно.
- Ну раз такой нету, то будем считать что контракт закрыт и я свободен. А святилище... бывал я в каком-то... Так что могу провести не за дорого. Беру только драгоценными камнями. Десяток рубинов три вперед, и мы договорились, привлекая внимание эльфийки, сказал эльф, заодно стащив у нее кружку с киродиильским.
Девушка насторожилась при слове "контракт", потом спросила:
- И что же за святилище вы видели? - про бренди она тут же забыла.
-А какое вас собственно интересует? Я много путешествую во многих местах бываю, многое вижу... - пробуя бренди, которое в отличии от местного пойла было неплохим, пожал плечами вампир. - Вот например недавно, дня два назад (на самом деле это было уже месяца три, или лет тридцать?) я был в святилище Шигората...
Собравшийся возмутиться по поводу невоспитанности Ария бард внезапно осекся.
- Ши-ши-шигората, вы сказали? - заикаясь переспросил он. - Только не снова! Нет уж, ни за что! Хотя... только при том условии, что меня вы никоим образом не затащите в что-нибудь связанное с ним и увеличите плату в 1,5 раза, - слегка помявшись, заявил Иди.
Лесная эльфийка с интересом воззрилась на него.
- Да хоть в два. А что это вы так переволновались, у вас какие-то неприятные воспоминания?
Аргонианин почему-то начал внимательно разглядывать свои когти на руках.
- Ну, есть такое дело... - угрюмо проговорил он. - Но не будем об этом. Так куда мы все-таки идем? И, кстати, как ваше имя? Меня зовут Иди, если что, - бард слегка поклонился.
Босмерка смерила Ария недовольным взглядом и недобро прищурилась.
- Лайкалассе. И не спрашивайте ни о чем, той советницы действительно больше нет, - добавила она, упреждая вопросы, которые явно вертелись на языке Ария. - А цель, господа, действительно в том, чтобы добраться до святилища Шигората. Если кто-нибудь из вас знает дорогу и не прочь составить компанию - а она не помешает, поскольку святилище - всего лишь начало авантюры - то милости прошу ко мне в спутники.
- Значит по рукам, меня зовут Арий, по профессии следопыт, - эльф залпом допил киродиильское и, стукнув кружкой о стойку, спросил: - Итак, уважаемая, - данмер даже не заметил или не показал, что заметил сходство имен, - вы платить собираетесь?
- А вы только до святилища хотите или дальше? - поинтересовалась босмерка у Ария.
- Это смотря куда дальше, за сколько и как на долго, - эльф был спокоен, как дерево.
- Я должна получить подсказку в святилище, - просто ответила девушка. - Сильно подозреваю, что авантюра ничуть не легче моего последнего приключения, а сколько потребует времени... Это вам не скажет даже Акатош.
- Ну значит пока только до святилища, а там посмотрим. При повторном обращении обещаем скидки, - эльф ухмыльнулся, - когда выдвигаемся, сколько человек группа? - тон эльфа сразу стал серьезным.
Воительница отстегнула от пояса небольшой мешочек и кинула его данмеру.
- Посмотрим. Я вошла в таверну почти одновременно с вами.
-Хорошо, - взвешивая мешочек с драгоценностями, отозвался данмер. - Я думаю, не стоит оттягивать, и надо выдвигаться в пределах двух-трех дней.
Иди колебался. Шигорат... Меньше всего в жизни он хотел снова встретиться с этим Лордом Дэйдра. Но ведь если он только проводит до этого святилища, а потом просто возьмет деньги и слиняет, то, наверное, ничего плохого не случится?
- Ладно, я берусь за это дело, - наконец, согласился аргонианин. - Я приблизительно знаю, где это находится, тем более, что мне как раз по пути. Это по дороге к Лейавиину, моему родному городу, так что я считаю, что смогу довести вас до нужного места. Но помните - не приплетайте меня никаким боком к Шегги! - посмотрев босмерке прямо в глаза, произнес он серьезным тоном.
- Силком дальше не потащу, и не надейтесь, - рассмеялась Лайкалассе. - Отлично, тогда утром поговорим. А сейчас... Что это, я смотрю, у вас лютня? Так сыграйте же на ней, тем более что плату вы уже получили. Всегда приятно оценить мастерство коллеги, - она подмигнула.
- Коллеги? - удивился Иди. - Так вы тоже бард! Ну что же, значит будем делиться мастерством в дороге, - улыбнулся он. - Кстати, пора бы уже перейти на "ты", а то неудобно как-то... не люблю всю эту официальность, - поморщился аргон. - Но что-то я и правда заболтался, пора отрабатывать деньги! - воскликнул бард, взяв в руки лютню.
Он проверил, не сбилась ли настройка инструмента и, подкрутив некоторые ослабшие струны, взял пробный аккорд. Окончательно убедившись, что с его деревянным другом все в порядке, Иди, наконец, начал играть. Играл он, к слову, вполне прилично, а когти на руках придавали звуку слегка отличное от привычного звучание, одновременно усиливая его и немного изменяя. Мотив песни был довольно веселым, под стать сюжету: там пелось что-то про незадачливого скайримского пивовара, у которого постоянно были какие-то проблемы с его ремеслом. Пел, бард, кстати, тоже недурно. Да, небольшая хрипота, присущая голосу аргониан, никуда не исчезла, однако во время пения она сводилась почти на нет и делалась незаметной, так что песня звучала вполне себе приятно - это было результатом долгих тренировок голосовых связок. В общем, в итоге получился определенно не самый лучший бард в Сиродииле, но одновременно и не самый плохой певец, которому люди не брезговали платить желтые кругляши и при этом еще умудрялись оставаться довольными.
Пока аргонианин пел, аккомпанируя себе, все это время молчавший Мандренас воспользовался этим и спросил:
- Шигорат? Вы сказали, Шигорат? Простите, сударыня, а что вас интересует в святилище Безумной Звезды? Не поймите меня превратно, но обычно с Шигоратом имеют дело только сумасшедшие, а вы на нее слегка непохожи...
Лайкалассе хлопала в ладоши в такт веселой песне, краем глаза заметив, что часть посетителей так же увлеклась музыкой. Услышав вопрос, она хмыкнула, подумав о своем.
- Захотите - все узнаете на месте. Скажем, так... Меня там ждут, - отозвалась лесная эльфийка и зааплодировала удачливому певцу.
Упрощенная версия форума. Для перехода в полную нажмите на эту ссылку.
Invision Power Board © 2001-2024 Invision Power Services, Inc.