Поиск - Участники - Календарь
Перейти к полной версии: Странный Альянс - начало.
ElderScrolls.Net Conference > Городской квартал > Гильдия искателей приключений > Архив > Странный Альянс
Страницы: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7
Язычник
3-е число Месяца Мороза, таверна "Дурное знамение".

Арий после разговора вышел на улицу проведал Тень. Забрал снаряжение и после этого заперся в комнате, он не сомневался что его клиент будет в группе, иначе бы он так рьяно не спорил, а ко всему надо подготовиться.
Обе катаны выскользнули из ножен. И данмер сначала протёр их лоскутом и потом начал нежно двигать точильным камнем. Спустя минут тридцать он убедился что лезвия идеальны. И потом промаслив ножны он спрятал клинки в них.
Далее вытащил зелья и осмотрел их и разложил аккуратно по котомке.
Оставшуюся часть ночи он провёл проверяя стрелы.
Im-Kilaya
3-е число месяца заката. Вечер. Западный лес, опушка недалеко от Зеленой дороги.

  Накрапывавший с утра дождь к вечеру набрался смелости и пролился на землю. Мелкие капли создавали в воздухе сплошную завесу измороси, отчего холодный осенний воздух казался еще более промозглым и сырым. Чуть более крупные капли, падавшие с сумрачно-серых небес, бились о широкие листья восточно-нибенейских деревьев, рассыпаясь на мелкие частицы и добавляя сырости и в без того влажный воздух. Вся живность спряталась по свои норкам и не показывала носа их сухих и уютных убежищ. Птицы перестали петь грустные осенние песни и вслед за жучками и мелкими зверьками поспешили спрятаться, укрывшись в своих гнездах под сенью широких ветвей. Надвигавшиеся сумерки привносили ощущение какой-то нереальности, иллюзорности происходящего. Казалось, природа засыпала в этот день раньше срока, возвращая каждое живое существо домой в теплую норку к своим отпрыскам, давая отдохнуть от рутины дня, проведенного в поисках запасов на зиму. Лишь только могучие деревья гордо стояли, раскинув широкие ветви и устремив блестящие от дождя глаза-листья в пасмурное ночное небо. Близилось зимнее безвременье...

  Внезапно в застывшей картине осеннего покоя наметилось странное движение. Кто-то пробирался через заросли кустарников, нарушая застывшее равновесие. Что за существо не нашло себе укрытия дождливым осенним вечером? Что за несчастное создание пробиралось сквозь пелену холодного сырого воздуха, двигаясь к неизвестной цели? Шаг, движение, хрустнула ветка и вот, на опушку леса, по колено, утопая в мокрой траве, вышел он. Капли дождя тут же начали орошать чешуйчатую морду неизвестного, стекая ручейками воды за ворот отсыревшего походного плаща. Аргонианин, житель болот пробирался холодным осенним вечером через Западный лес. Но, выйдя на поляну, он немного замедлил свое движение. Он любил дождь! О, как он любил дождь! Даже сейчас, чувствуя себя неуютно от слишком прохладного и неприветливого воздуха восточного Нибена он не мог не наслаждаться каплями влаги, орошающими его лицо. Мягкокожим не понять, насколько прекрасен дождь, дающий жизнь. Они чувствуют лишь сырость и дискомфорт от мокрой одежды. Однако сейчас, даже дождь мало спасал аргонианина от неприятного ощущения своей ненужности и одиночества. О, как много бы он отдал, чтобы оказаться сейчас не на опушке опустевшего осеннего леса, а в теплом корневом жилище на его родине, в кругу близких людей. Но он был одинок, и у него не было дома кроме Аргонии. Туда и держал он свой путь.

  Многое пережил он, за время своих странствий вдали от дома. Он нашел и потерял снова своих сестер. Он разбудил  в себе магический дар, с которым едва сумел совладать не погибнув... о последнем он вспоминал с содроганием и, одновременно, с чувством благодарности к тому мягкокожему, что помог ему при весьма странных обстоятельствах. Однако он поклялся самому себе, что никогда никому не раскроет этой тайны. Теперь он носил внутри своего естества нечто новое, удивительное и завораживающее. Он называл это просто "дар", не желая признавать обыденное словечко мягкокожих, называвших это чудесное свойство души "магией". Однако, приобретя дар, он не смог найти главное... цель в жизни. Его поход увенчался полным поражением. Он путешествовал по городам и весям Морроувинда и Сиродиила в поисках своей семьи, найдя лишь одиночество, холод, боль и разочарование. Теперь он шел домой, в Чернотопье, чтобы, как и раньше вести размеренную и неторопливую жизнь одинокого деревенского знахаря, изготавливая кустарные зелья и пугая молодых ящерят страшными сказками...

  Между тем, сумерки уже совсем сгустились, и аргонианин начал подумывать о ночлеге. Он хотел было развести костер где-нибудь под сенью дерева, где посуше. Но, сообразив, что врядли найдет поблизости сухой хворост, смирился с мыслью, что опять придется ночевать на холодной земле. Нет, он не боялся простудиться, так как аргониане не болеют, но наутро после подобной ночи ему пришлось бы долгое время разминать холодные члены и разгонять кровь по жилам. Все-таки аргониане были не совсем теплокровны и легко охлаждались, засыпая на промозглой земле. Им-Ниус, а это был именно он, обвел взглядом открывшуюся ему унылую осеннюю картину лесной опушки. Внезапно ему показалось, что на другом краю поляны деревья не столь густые и между ними виднеется какие-то проблески света. "Неужели я уже вышел на Зеленую дорогу?"- подумал он. "Там наверняка таверна или кабак. Мягкокожие любят собираться в таких местах и разговаривать о странных вещах". Внезапно необычная мысль промелькнула в голове у аргонианина. Он резко вздернул походный мешок на плече и решительно отправился на огонек. "Пора мне перестать чураться мягкокожих. Все-таки в этом заведении тепло и, наверно, я смогу нормально поспать. Ночи становятся все более холодными".

  Подойдя к двери таверны, Им-Ниус услышал раздающиеся из-за нее оживленные голоса и хриплое пение. Он немного замешкался у порога, борясь с искушением развернуться и броситься в темные заросли кустарника, подальше от непонятной и странной цивилизации. Однако он подавил в себе дикарское стремление и смело открыл дверь таверны, предварительно стряхнув с рукава плаща нависшие капли воды. Внутри таверны было тепло, как он и предполагал. Стараясь не привлекать особого внимания, он прошмыгнул в темный угол. Немного запоздало заметив, что в этом углу уже сидит посетитель, он прокрался вдоль стены в другое темное укрытие и приготовился наблюдать, не решаясь ни подойти к хозяину таверны, ни завязать разговор с кем-либо из посетителей.

Окинув взглядом помещение, он сразу заметил хозяина таверны, крупного широкоскулого норда. А чуть в стороне от стойки на отдельно стоящем стуле он заметил никого иного, как сородича-аргонианина с черной чешуей. Он сидел, держа в руках лютню, и издавал с ее помощью странные но приятные звуки. Теплый воздух помещения и приятная музыка немного расслабили Им-Ниуса. Онако, продолжая оглядывать взглядом посетителей он вдруг остолбенел. Он увидел ЕЕ. Ту самую эльфийку, которую однажды видел мчащейся верхом на лошади по Золотой дороге, когда брел в Кватч. Он узнал ее по странному и необычному зеленому блеску в глазах. "Однако" - подумал он. И вдруг, на смену изумлению пришло темное чувство удиления и злобы. Он заметил среди посетитетей темного эльфа. Он мигом забыл и о музыке, и о странной эльфийке, вперив взгляд в худощавое и суровое лицо пепельнорожденного, чьи глаза горели в сумраке красным светом.
Madrenas
3 месяца Заката
Таверна "Дурное Знамение"
-Ну...я не знаю, сэра Лайкалассе...это большая опасность для рассудка...хотя, с другой стороны, это путешествие даст мне большой опыт...ладно. Я согласен.
Внезапно данмер почувствовал, как на него кто-то пристально смотрит. Аргонец! Еще один! Мадренас встал из-за стойки и подошел к ящеру. Вся его напускная вежливость испарилась, как дым.
-Так-так-так...и что ты на меня так смотришь, чурка? Забыл, что ли, как твои хозяева выглядят?
Mescalito
3-е число месяца Заката. Таверна "Дурное знамение"
Совместный пост Mescalito & Morneango

Посетителей с каждой минутой становилось всё больше. Похоже, что богами забытая таверна стала центром встречи старых друзей.
Морнеанго молча стоял, прислонившись к стойке, попивал заказанный эль и смотрел на происходящее со стороны. Сейчас его главной задачей было узнать как можно больше о предстоящем путешествии и о набирающиеся на глазах компании.
Допив остатки эля, Морнеанго поставил на стол пустую бутылку и подошёл к Лайкалассе.
- Теперь я знаю всё, что меня интересовало. Раз так, вот моё предложение: я готов пойти с тобой и защищать тебя и твою команду от врагов, а так же разведывать территорию и добывать информацию. За всё это ты будешь платить мне по пятьсот септимов в день и по сто за каждого убитого противника. Если тебе что-то понадобится, я буду наверху.
Расплатившись с Манхеймом за комнату, Морнеанго уже собирался подняться наверх, но вдруг заметил странного босмера, который, встретившись с ним взглядом, заметно засуетился. "Где-то я его видел…" Подойдя к нему, данмер взял босмера за плечо и, наклонившись к уху, тихонько прошептал:
- Пойдём наверх, разговор есть.
Морнеанго, таща за собой сопротивляющегося эльфа, поднялся на второй этаж, и зашёл к себе в комнату. Закрыв за собой дверь, он повернулся к босмеру лицом. В тусклом свете свечи, Мор смог разглядеть его физиономию и тут же узнал его: недели две назад Мор разговаривал с ним в одном из трактиров Скинграда, а после этого разговора у него пропал мешочек с тысячей монет, заработанных на последнем заказе.
- Ну что попался, воришка? Помнишь меня? А вот я тебя помню, это ты украл у меня деньги в том проклятом трактире. Что же мне с тобой сделать?
Рука ассасина привычно потянулась к кинжалу, чтобы в скором времени скользнуть по горлу мерзавца.
Мескалито понял, что хочет сделать этот данмер. Дьявол, он собирается убить его из-за какой-то тысячи монет! Эльф понял, что дело плохо, нужно было срочно спасать свою шкуру.
- Подожди! – заверещал босмер, - Я отработаю эти деньги!
Морнеанго прищурился. А босмер, видя, что заинтересовал ассасина, продолжил:
- Я краем уха услышал, что вы собираете людей для какого-то… гм… мероприятия. Я первоклассный вор, а сейчас ни в каком путешествии нельзя обойтись без ловких пальцев!
"А ведь он может мне пригодиться..." – задумался данмер.
- Хм. Ты и впрямь неплохой вор, раз сумел украсть деньги даже у меня, а такой союзник нам бы действительно не помешал… Хорошо, считай, что тебе повезло: ты пойдёшь с нами и будешь выполнять всё, что от тебя потребуется.
“Да уж, вот это удача!” – со злостью подумал эльф. В его голове уже созрел план: необходимо было отправиться с этими лопухами, а потом, усыпив бдительность ассасина, слинять. Пока Мескалито не оставалось ничего, кроме как согласиться.
- Вот и славно! – кивнул Морнеанго, - Только не вздумай сбежать, приятель! Я тебя из Обливиона достану.
Босмер на миг замер, но потом пришёл в себя и слащаво улыбнулся. Ничего, он обведёт этого данмера вокруг пальца…
Im-Kilaya
  Совместно с Laikalasse и Madrenas

3е число месяца Заката. Поздний вечер. Таверна "Дурное знамение"

Этот голос... эта резкая интонация... этот своеобразный, непохожий ни на какой другой акцент... все это вызвало вспышку в памяти Им-Ниуса. Как наяву...

- Быстрее, в кандалы ее! Что вы там возитесь? Давайте быстрее заковывайте или убейте если
дергается! Покупатель сказал, что не будет брать слабых рабов. Всех детей и стариков убивать на месте. - хриплый грубый голос данмера-работорговца  всплывал из затаенных и темных глубин памяти.
  Перед глазами вставали стены огня, в ушах как будто слышался треск пламени, пожиравшего все на своем пути, и вой ветра посреди обгорелых стволов вековых древ. В носу как будто наяву, засвербило от гари и копоти...
- Хватит сопротивляться, чернь. - все еще гремел в голове, вызванный памятью ненавистный голос - Или забыли, кто ваши хозяева?

- Забыл, что ли, как твои хозяева выглядят?

  Этот голос уже звучал наяву... и говорил ОН, вот тот самый данмер, с жилистым суровым лицом и горящими в полумраке таверны глазами... Им-Ниус мотнул, головой, пытаясь отогнать наваждение. Страшные картины из памяти стали отступать, но данмер не исчез. Его глаза все также смотрели надменно и насмешливо... Вот он враг, наконец-то Им-Ниус нашел его... или не он, но очень похож? Скорее всего... но ничуть не лучше, тот же взгляд, те же нотки в голосе. Воплощение зла. Убить, растерзать!

  Им-Ниус впервые после своего загадочного спасения вспомнил и пожалел, что у него нет с собой копья, которое он потерял еще в Кватче. Тем не менее, ярость полностью затмила его разум. Он просто прыгнул прямо с того места, где сидел, опрокидывая мебель и нацелившись сильными чешуйчатыми пальцами прямо в горло темному эльфу...

  Данмер и аргонец покатились по полу таверны, сбивая столы, стулья и не сумевших отпрыгнуть посетителей таверны. Данмер, задыхаясь, дождался, пока аргон окажется сверху и вложил всю свою силу в удар Телекинеза. Чешуйчатого отбросило к дальней стене...
  Мадренас встал, потирая горло. Его лицо кривилось от злобы. Еще бы, какая-то ящерица, и чуть не убила его, Волшебника Телванни! Подняв Им-Ниуса с пола телекинезом, Данмер приложил его об стену. И создал вокруг себя волшебный щит, который, словно стена, придавил аргонца к стенке...

  Им-Ниус, оказавшись прижатым к стенке, едва мог пошевелиться. Воистину, ему попался серьезный противник. Все его охотничьи навыки и опыт, накопленный в боях с болотными тварями его родины оказались сейчас бесполезны. Против него использовали ДАР. Или, магию, как любили называть его мягкокожие. В былое время при таком раскладе Им-Ниус скорее всего отчаялся бы что-либо сделать. Однако сейчас, наряду с яростью, из глубины его естества накатывала волна какой-то новой природы. Он вдруг почувствовал, что может противостоять изощренной магии данмера. Хватка невидимых нитей телекинеза на мгновение ослабла, но этого мгновения Им-Ниусу хватило, чтобы вздохнуть полной грудью. И... Им-Ниус закричал...
Громкий крик как будто высвободил волну силы. Впервые в жизни Им-Ниус почувствовал, что его дар откликается на мысли и побуждения хозяина. Он почувствовал, что его желание разрушать и убивать начало обретать материальную форму и в виде разрушительной волны вырываться наружу. Он направил эту волну ярости и разрушения прямо на ненавистного эльфа. Заклинание телекинеза сразу ослабло, и ящер упал на пол. Высвобождение дара полностью истощило его силы. Он едва смог снова вскочить на ноги и бросить взгляд на противника, ожидая увидеть его поверженным. Почему-то неопытный аргонианин всерьез полагал, что его волна силы не оставит от обидчика и пепла... Однако его ждало горькое разочарование...

Хрустнули кости. Еще немного оставалось до того, чтобы несчастного аргонца размазало по стене. Но вдруг Мадренас почувствовал, что его щит начинает слабеть. Странно... что или кто разрывает нити заклинания? Это мог сделать только опытный мистик или...
Глаза их встретились.
Ящерица.
Каким-то образом на грани смерти ящер смог пробудить в себе магические способности и спонтанно, неосознанно, направить их на угрозу. Но это значит...
Заклинание поглощения магии. Разрывает метастабильные нити связок направленного заклинания, чаще всего школы разрушения, переводит их в пси-стабильную магическую энергию, рода той, что идет из Этериуса...
Вокруг Мадренаса тонким слоем образовалась невидимая пленка, разрывающая энергию заклинания на составные части. А вокруг бушевал хаос, сравнимый разве что с точечной телепортацией...
Щит угрожающе дрожал, грозясь исчезнуть, а шквал чистой энергии, казалось, не умолкал. Сила этой... этого мага казалась безграничной... И вдруг все кончилось. Одновременно с этим упал щит. Данмер взглянул на аргонца, ожидая ноги в челюсть или еще чего-то, и вдруг увидел, что тот лежит на полу и пытается встать. Вот в чем дело! Заклинание, которое он послал, вытянуло из него все запасы магической энергии! Стараясь сохранять надменный и спокойный вид.
Аргонец почувствовал, как на него словно давит сверху огромный груз, заставляя опускаться все ниже и ниже, до самого пола. Размашистым, быстрым шагом наложивший обузу Мадренас подошел к Им-Ниусу, поставил сапог ему на спину и достал короткий меч из даэдрического металла.
- Так-так-так, как интересно. Аргонец-маг... Раньше я думал, что вы умеете только жить в болотах и быть рабами... что ж, я ошибался. Правда, маги из вас такие же, как из меня орк. В любом случае, ты интересный экземпляр. Возможно, в другое время, я бы решился на исследования... Но сейчас у меня элементарно нет времени. Что ж, ты пытался меня убить - я отвечу тебе тем же...
Даэдрический клинок поднялся по дуге и начал опускаться...

  ...И сильный удар снизу вдруг выбил меч из рук данмера, чьи-то руки оттолкнули и опрокинули на стол, разметав посуду, и перед ошеломленным Мадренасом в поле зрения возникла давешняя высокая босмерка. Воительница направила на него акавирскую катану, в левой руке уже плясал шар холода.
- Это что еще за смертоубийство? - зловеще произнесла она. - Жить надоело? Потрудитесь-ка объяснить, какого скампа вы оба как с цепи сорвались!

Им-Ниус, ошеломленный заклинанием обузы плохо соображал, что происходит вокруг. Голова кружилась, и перед глазами плыли круги, однако он смог расслышать и осознать, что ясным и четким голосом говорила эльфийка. Он взглянул на своего противника, находившегося в весьма незавидном положении, и понял, что воительница не шутит и лучше не пытаться продолжать поединок. Хотя ярость, злоба и ненависть снова было начали подниматься в нем, аргонианин нашел в себе силы сдержаться. Ничего не говоря, он  с большим трудом поднялся с грязного пола таверны и побрел к выходу... однако, почувствовав на себе взгляд эльфийки остановился и обернулся. Судя по виду, она явно не собиралась вот так вот его отпускать...

Она, держа все еще меч направленным на Мадренаса и поглядывая на данмера, быстрыми шагами направилась к аргонианину и встала перед дверью раньше, прежде чем Им-Ниус добрел-таки до нее. Шар холода она развеяла, дунув на ладонь.
- Постойте-ка, сэра. Мне кажется, хорошо бы объясниться. И что это? - она оглядела аргонца с ног до головы. - Вы, кажется ранены.
Не говоря больше ни слова, девушка открыла сумку, и, стрельнув глазами в Мадренаса, который, кряхтя, поднимался со стола, но приближаться не спешил, достала из нее зелье и протянула Им-Ниусу.
- Ну же, берите. Вы ранены.

До этого момента Им-Ниус толком и не замечал, насколько серьезно он пострадал. Хотя он не имел никаких оснований доверять этой загадочной эльфийке, он, как знахарь, знал, что предложенное лекарство отвергать нельзя. Благодарно кивнув, он взял протянутую ему склянку с зельем и сразу же выпил. Снадобье имело весьма необычный вкус по которому и Им-Ниус не смог определить его состав. Определенно оно было сварено из неизвестных ему ингредиентов и на хорошем алхимическом оборудовании. Да и по эффекту значительно разнилось с кустарным варевом, которым он потчевал своих соплеменников... Раны, конечно, не затянулись сразу, но приятное тепло растеклось по телу, и аргонианин сразу почувствовал прилив сил.
- Спасибо. - прохрипел он - Если бы не вы, он бы меня прикончил. А теперь, простите, мне нужно идти дальше.
Изобразив на лице подобие улыбки, он отстранил эльфийку в сторону и протиснулся к двери. Приоткрыв ее, он шагнул в ночь, где его не ждало ничего кроме холода, дождя и одиночества.
За спиной своей он не видел, как босмерка сделала страшные глаза и выскользнула вслед за ним. Закрыв дверь, она снова выросла перед ним, заступив дорогу, и тихо заговорила:
- Прошу прощения, сэра, я не хочу вас пугать, но считаю, что решение выйти в такую погоду при вашем состоянии - не самое разумное. А между тем внутри нас ожидают тепло и уют. Я видела недоразумение между вами и моим спутником, однако верю, что его можно уладить. Давайте не будем валять дурака, а решим проблему, как разумные существа?
Им-Ниус внимательно посмотрел на воительницу. В ее изумрудных глазах не прочитал ничего, кроме доброжелательности и участия. Не привыкший доверять мягкокожим, он впервые понял, что и среди них есть те, кто способен на простое участие и доброту. Осознав это, он решил, что на сегодня полностью  доверит свою судьбу этой странной эльфийке. Аргонианин еще раз попытался улыбнуться.
- Вы правы. Этот холод меня доконает. Я не против дождя, но ночи здесь очень холодные. Я последую за вами... возможно мне удастся держать себя в руках. Но если...
- Если мой спутник сунется еще раз, будет иметь дело со мной, - так же тихо, но явно с недобрым оттенком в голосе твердо пообещала девушка. - Пойдемте, - она открыла дверь, пропустила аргона.
- Я Лайкалассе. Пойдем, поговорим. Вам бояться нечего.
Язычник
3-е число Месяца Мороза, таверна "Дурное знамение".

Где-то на сотой стреле Арий услышал драку в общем зале, потом всплеск энергии и потом ещё один посильнее.
Хмыкнув, эльф убрал оружие и выходя набросил амулет на ручку двери, не доверяя простому замку который можно просто выбить. Теперь же придётся взрывать дверь пока он не снимет амулет, да и то через раз помогает.
Когда он появился в зале всё уже закончилось, кроме появившегося хаоса, но и он медленно отступал.
Оглядев помещение он увидел весьма потрепанного темного эльфа и раненого аргонианина которого пыталась усадить его нанимательница босмерка. Вампир немедленно пошел к наиболее пострадавшему, не забывая изображать из себя увальня алхимика.
Azzi
Место действия - там же, действующие лица - те же.
Время 22:22 по среднеимперскому ("Стрела Септима").


Кантор не помнил, кто поставил перед ним тарелку супа, блюдце с несколькими мясными пирожками и кружку с чаем, да его это и не особо интересовало. Голодный целитель накинулся на еду, и окружающий мир просто перестал на некоторое время существовать.
- Фух, - сказал он наконец, отвалившись на спинку стула и неспешно потягивая чай. Внешняя действительность уже представала не в столь мрачных красках; вот только обсушиться бы, а то влажная роба неприятно льнула к телу.
И так уж получилось, что весь дебош в кабаке он пропустил, погрузившись в размышления о заклинании, которым можно было бы сушить одежду прямо на себе. Наконец разочарованно вздохнул: либо такого способа и вовсе не было - безопасного, конечно, травмоопасных-то сколько угодно - либо он его не видел. Что ж...
..и тут на его столик брякнулся меч.
Зазвенел, проехал по столешнице, сбив на пол пустое блюдце, и остановился.

- Ну что еще за... - начал было Кантор, но, окинув взглядом обстановку, предпочел не лезть с излишними высказываниями. Худющий данмер, судя по всему - владелец меча, как раз поднимался с пола, отброшенный... ну кем же еще? Кантор вздохнул. Неугомонная эльфа снова подняла бучу.
- Какого скампа я тут делаю? - пробормотал целитель себе под нос, потом снова откинулся на стуле. В другое время он бы поспешил на помощь порядком потрепанному аргонианину, но сейчас он, во-первых, не чувствовал в себе достаточно сил, а во-вторых, Лас уже поделилась с беднягой каким-то своим зельем. Он снова вздохнул. Все его запасы сейчас, скорее всего, продавались в одной из алхимических лавочек Бравила... Допив чай, Кантор поставил кружку на стол, с любопытством потрогал лезвие меча пальцем и встал, намереваясь найти какую-нибудь комнату, чтобы переодеться.
Клинок пошел цветными разводами и исчез.
Laikalasse
3-е число Месяца Мороза, таверна "Дурное знамение", почти ночь

Совместно с Мадренасом

Усадив аргонианина за свободный столик и попросив подождать, босмерка оглядела зал и решительно направилась к полностью взявшему контроль над собой данмеру. Лицо воительницы горело плохо скрываемым раздражением.
Встав напротив него, уперев руки в бока, девушка покачала головой и сурово вопросила:
- Ну и что это было?
Насмешливо глянув на босмерку, данмер проговорил:
- А может быть, сэра Лайкалассе, вы не будете разнимать нас, как детей? То, что эта... этот аргон напал на меня, может подтвердить половина таверны. То, что я делал, было в порядке самообороны. Кроме того, это наше личное дело, и я бы посоветовал вам, мутсэра, не совать в него свой длинный нос.
Глаза эльфийки зловеще сузились.
- Не указывайте мне что делать, и я не скажу, куда вам пойти. Не стройте из меня идиотку: другая половина таверны не соврет, заявив, что слышала вашу оскорбительную реплику, которую вы произнесли первым. Что это за выходки, да еще на территории Имперской провинции? Даже у нас в Морроувинде в цивилизованных городах не позволяют себе опускаться до подобной низости.
Данмер остался невозмутим.
-У ВАС в Морроувинде? А с каких это пор Морроувинд стал землей босмеров, а? Может, я что-то пропустил? Может, я последние сто лет провел во сне?
Воительница вскинула голову и с вызовом посмотрела на него.
- Придержи язык, коль не знаешь, с кем говоришь. Морроувинд много лет является моей новой родиной. Чего не скажешь о тебе, сэра даэдролог, не всякий данмер согласится покинуть отчий край. Судя по манере разговора и непомерной наглости, передо мной Телванни, не так ли?
- Надо же, какая умная девочка, - издевательски протянул Мадренас, его губы разошлись в ухмылке. - Да, перед тобой Волшебник Телванни, причем урожденный.
Данмер сделал шаг вперед, схватил Лайкалассе за подбородок и прошептал:
- А если ты не знаешь обстоятельств, по которым я покинул Морроувинд, то придержи свой язык, босмерская шлюха, если не хочешь его лишиться навсегда.
Резкий выдох, прогиб назад, движение ногой - и вот уже телванниец сгибается пополам, хватаясь за что-то между ног, а "босмерская шлюха" держит свой клинок на его шее. Удар по голове рукоятью, и темный растягивается на полу. Поставив ногу на спину, как совсем недавно сам эльф поступил с аргоном, Лайкалассе наклонилась к уху данмера (отчего вес пришелся на грудную клетку, к тому же Мадренасу так хотелось свернуться в комок от боли) и очень тихо и очень четко произнесла:
- Недолго ты был Волшебником, телванниец, и не самым дальновидным, как я погляжу. Иначе бы вовремя заткнулся и прикусил язык. Что, больно? А вы, оказывается, неравнодушны к боли-то. Где же ваша хваленая спесь? Сбить с вас нее - и вы оказываетесь самыми обычными никчемными мужиками. Так-то. Слушай и запоминай хорошенько: тебя попирает экс-Архимастер Дома Редоран Лайкалассе. А ты - ничтожество. Больше никогда не переходи мне дорогу. Намотал на ус? Намотал?! -  повысила голос лесная эльфийка и надавила чуть сильнее.
Если бы Мадренас мог сейчас на нее посмотреть, он увидел бы пламя безумия, пласявшее в зеленых глазах.
Воительница едва сдерживалась от ненависти, не давая воли своему бешенству.
Данмер даже не осознал, что произошло. Только что он стоял на ногах, и вдруг он уже лежит на заплеванном полу, хочется кататься от боли, в спину упирается каблук, а у шеи - лезвие меча. А яростный женский голос что-то орет прямо в ухо. Сквозь боль Мадренас уловил смысл и пробормотал:
- Б... я... понял... ногу уберите...тьфу б...
Следующая часть его речи представляла собой бессмысленный поток отборной матерщины, направленный, к счастью, не на Лайкалассе.
Босмерка усмехнулась, услышав поток брани, убрала меч, выпрямляясь, и медленно отошла в сторону. При этом воительница глаз не сводила с распростертого эльфа, готовая к любой неожиданности.
- У тебя есть три варианта выбора, Мадренас, - промолвила она, взирая на него сверху вниз. - Ты можешь попытаться сделать глупость, и тогда твои кишки украсят ближайший забор, это я тебе обещаю. Можешь собрать свои манатки и катиться отсюда ко всем даэдра. А можешь... - здесь она сделала паузу, - забыть свою дурь и начать вести себя как разумный мер. Выбирай.
Мадренас усмехнулся и сплюнул на пол кровь...похоже, когда он упал на пол, у него сломался зуб.
- Насколько я понимаю, выбора у меня нет, не так ли? Тогда, наверное, как нормальный мер, я все-таки выберу третий вариант. Только интересно узнать, что ты... вы подразумеваете под дурью?
Лесная фыркнула.
- Выбор есть всегда. Даже если вас съели, - ехидно заметила она. - Гордыню вашу телваннскую разумею, вот что. И обратите внимание: появление нашего музицирующего друга, - она кивнула на Иди, который давно прекратил играть и во все глаза уставился на развернувшуюся сцену, - не вызвало у тебя столь бурно выраженных чувств. Или он тебе знаком? - она мотнула головой в сторону раненого.
- Эту я... этого аргона я первый раз вижу... А тот, музыкант, просто знал свое место и не пялился на меня во все глаза... Может быть, у меня паранойя? - и Мадренас отрывисто - ребра и другое место все еще болели - засмеялся.
- Не иначе, - отозвалась девушка и очень странно на него посмотрела. Будто прикидывала что-то, на лице появилась мечтательная сладкая улыбка. Отчего-то от такой улыбки пробирала дрожь.
- Лучше бы вы на меня так не глядели... сами же говорите, что у меня паранойя, - проворчал Мадренас, вставая с пола и отряхиваясь. Ради интереса он решил посмотреть ауру эльфы. Та представляла собой вихри золотисто-зеленого света, в котором то и дело проскальзывали ярко-изумрудные искры. - Ну что? Я могу, наконец, идти?
- Если не собираетесь творить глупостей, - кивнула она и снова воззрилась на данмера. Затем склонила голову набок и поинтересовалась: - Вас все еще интересует шигоратская статуя?
- Личные дела одно, а наука другое. Говорите.
- А что тут говорить? - развела руками босмерка. В глазах ее то и дело проскальзывали изумрудные искринки. - Вам интересны даэдра, я иду к статуе даэдра, а потом - и еще дальше. Улавливаете?
- Наверное. Наверное, соглашусь. А теперь позвольте откланяться, сэра...кстати, вы мне вернете мой меч, который выбили? Я нигде его не вижу...
На миг лицо босмерки приобрело выражение хищника, настигнувшего добычу и приготовившегося ее растерзать.
- Хорошо. Но я не забыла, какой разговор состоялся между нами десять минут назад.
Morneango
3 число месяза Заката. Таверна "Дурное Знамение".
Совместный пост Morneango, Mescalito & Laikalasse.

Шум и звон бьющейся посуды заставил эльфов насторожиться. Какое-то время снизу раздавался шум борьбы, а потом стены таверны сотряс громкий возглас аргонианина. Выхватив кинжалы, Морнеанго тихонько вышел из комнаты и начал спускаться по лестнице. Когда его взгляду предстал зал трактира, ассасин понял, что посетители, по-видимому, налакавшись, принялись дебоширить. На полу, стоя на карачках и не в силах встать, распластался потрёпаный аргон, а на столе, в окружении битой посуды и остатков еды, на спине лежал данмер-маг, который зашёл после их прихода с Лайкалассе. Последняя, причём, стояла напротив данмера, приставив свою катану к его горлу.
Вскоре за спиной Морнеанго появился босмер и тревожно произнёс:
- Что случилось?
- Похоже, что в нашей компании нарастает расовое разногласие, вот что. Если так и дальше пойдёт, идти к Шигорату будет некому, - последнюю фразу Морнеанго произнёс очень тихо, будто размышляя вслух, и потому Мескалито её не расслышал.
Оказав аргонианину помощь, босмерка разобралась с данмером, причём весьма экстравагантным способом. Обстановка несколько наладилась и всё потихоньку стало стихать. Решив, что пора бы уже принимать хоть какие-то действия, Морнеанго подошёл к Лайкалассе и, вопросительно на неё взглянув, произнёс:
- Когда начнём наше путешествие к лорду Безумия?
Мескалито округлил глаза:
- К лорду чего, прошу прощения? Вы собрались к Шегорату? К лорду Безумия собрались, да вы, простите за каламбур, совсем обезумели!
Лесной эльф обвёл взглядом присутствующих.
Воительница еще не совсем оправилась после недавней разборки и поэтому не сразу поняла, чего эти двое от нее хотят. Услышав про Принца Даэдра, она усмехнулась и сверкнула глазами.
- Не бойся, маленький сородич, речь идет всего лишь о статуе... пока. Лично я собираюсь и дальше. А что, ты тоже хочешь пойти с нами?
Мескалито прищурился и посмотрел на ассасина, стоявшего рядом. Дьявол, ну надо же было случиться такому, чтобы именно он посетил именно эту таверну!
- Кхм… Ну, “хочу” – слишком сильно сказано… - внезапно босмер поймал гневный взгляд Морнеанго и поспешил добавить, - тем не менее, я не возражаю. Люблю приключения, да…
Эльф вздохнул и опустил глаза.
Лайкалассе обвела обоих подозрительным взглядом.
- Так-так, а у вас что за тайны? Рассказывайте.
Морнеанго почесал небритую щеку и скривился:
- Видишь ли, эльфийка, должок за твоим собратом имеется… Вот мы с ним договор-то и заключили. Больше тебе знать ни к чему, к делу это никакого отношения не имеет…
И данмер, переводя разговор на другую тему, добавил:
- Ну раз все в сборе, думаю пора отправляться в путь. И, кстати, вы обдумали моё предложение на счёт оплаты, - обратился Морнеанго к эльфийке, ожидая услышать твёрдое "да".
- Ну-ка, напомните-ка, чего вы там хотите, - вместо того услышал он.
- Как я уже говорил, по пятьсот монет в день и по сто за каждого убитого мной врага, – раздражённо проворчал ассасин.
Босмерка задумалась.
- А не многовато ли? Этак мне дешевле одной всех порубать, - она засмеялась. - Пять тысяч за путешествие со мной от статуи туда, куда она пошлет. Врагов там хватит, если это там, где я думаю.
- Семь и я в деле!
- Пять с половиной! - азартно крикнула босмерка. - За семь можно артефакт купить!
- Шесть и любой, кто встанет у вас на пути, будет убит без малейшего колебания, - не без меньшего азарта парировал ассасин.
- Годится, - улыбнулась она. - Я ловлю вас на слове. До статуи - бесплатно. Снаряжение свое, еда общая. Лекарства тоже на всех.
- По рукам! - Морнеанго отошёл к стойке и заказал себе эля, обдумывая куда потратит деньги.
Мескалито переводил взгляд с одного эльфа на другого и недоумевал: “Ну кто же так торгуется? При правильном подходе к делу этот тёмный мог бы и восемь тысяч получить… Впрочем, босмерка не так проста…”
Пока эльф обдумывал различные варианты завершения сделки, рассматривая ситуацию с профессиональной точки зрения, члены отряда наконец настроились на деловой лад и приготовились отправляться в путь.
- Что-то вы поздно настроились, господа! – звонко рассмеялась Лайкалассе, - Ночь уж на дворе! Предлагаю переночевать здесь, а утром отправляться!
Члены отряда довольно загудели и, расплатившись с Манхеймом, начали расходиться по комнатам. Вскоре в таверне воцарился гул, исходящий из глоток храпящих посетителей, погрузившихся в сон.
Язычник
3-е число Месяца Мороза, таверна "Дурное знамение".
Совместник с Im-Kilaya

- Я Лайкалассе. Пойдем, поговорим. Вам бояться нечего.
  "Я и не боюсь" - подумал про себя аргонианин, но вслух сказал:
- Меня зовут им-ниус... следую за вами.
Эльфийка, ничего не отвечая, усадила аргонианина за ближайший столик и, попросив подождать, направилась к пришедшему в себя данмеру-провокатору.
Им-Ниус, сидя на обшарпанной скамье, начал понемногу приходить в себя. Теплый воздух таверны и действие лечебного зелья привели его в чувство и он начал мрачным взором оглядывать посетителей таверны. Публика собралась весьма разношерстная. Однако, как не странно, только сейчас аргонианин заметил, что его противник-данмер был не единственным представителем своего народа в этом заведении. Прямо к столу, за которым сидел потрепаный в схватке ящер, направлялся еще один пеплорожденый. Его лицо выражало благодушие и доброжелательность. Несмотря на это, аргонианин насторожился и немного напрягся, однако вспомнив свое обещание босмерке, решил, что будет пытаться держать себя в руках.

Арий молча пододвинул табурет к столу аргонианина и сел внимательно осматривая нелюдя. Маг, не сильный и не опытный, возможно хаотический.
- Итак , -эльф помолчал что-то обдумывая, потом щелкнул пальцами и бармен поставил две кружки с пивом на стол, - итак... Напрягаться не стоит, за того молодого эльфа я вам мстить даже не собираюсь. Им полезно рога по отшибать. Но я не об этом. Я как понял вы владеете некими силами?
- Силами? - удивленно прохрипел ящер - Вы имеете в виду ДАР? Он уже давно живет во мне и если бы не... - аргонианин замялся - ...один мягкокожий, я давно был бы мертв, так как долгое время этот дар поедал меня изнутри. То что произошло несколько минут назад очень необычно и я никогда не испытывал ничего подобного.
Им-Ниус исподлобья взглянул в заинтереосванное лицо данмера, не выражавшее ни надменности, ни презрения к нему. Это крайне удивляло аргонианина.

-То есть вы хотите сказать что этот данмер, - последнее слово Арий сказал с презрением, - спровоцировал в вас пробуждение дара, несвойственного вашему народу? Дам-с хреново... Ладно надо подумать что будем делать с вами.
Вампир задумчиво пил пиво, и рассматривал Им-Ниуса с лицом изображавшим сразу убить или посмотреть что будет дальше.
Молчание затягивалось.
"Интересуется". - подумал Им-Ниус.- "Возможно это простое любопытство. Они любопытные, эти мягкокожие."
Аргонианин, подумав еще немного, решил, что не случится ничего страшного, если расскажет сейчас о том, как он сам понимает случившееся. К тому же в том, что ему все равно придется еще объясняться с эльфийкой, он даже не сомневался.
- Как это несвойственному? - с раздражением сказал аргонианин. - Многие среди нашего народа обладают даром, однако это свойственно в основном женщинам. Но и среди мужчин встречаются одаренные. Мне повезло, этот дар жил во мне с рождения. Я вылупился их яйца в Месяц Дождя, если это вам о чем-либо говорит. Однако я никогда не имел возможности развивать его. Лишь недавно, когда в поисках своей семьи судьба повела меня по дороге в Кватч, и я столкнулся со странной штуковиной... что-то вроде портала в ужасный мир, я почувствовал, что дар пытается вырваться наружу. Огненные врата пробудили его во мне. Я тогда не смог подойти близко ним из-за этого.. С тех пор мой дар гложет меня изнутри и если бы мне не помогли, я бы умер.- аргонианин сделал паузу, удивляясь что так легко выкладывает этому незнакомцу все свои наболевшие проблемы, однако остановиться уже не мог. - До недавнего происшествия я не умел высвобождать дар...  мой спаситель научил меня лишь совладать с ним внутри себя.
- Понятно... Очень хорошо что ты умеешь им владеть... А развить... Разовьешь со временем... - задумчиво сказал эльф, - вы не напрягайтесь. Просто я много путешествую и очень многим интересуюсь, но увы чаще всего со мной ваш народ не хочет разговаривать. Сами понимаете, репутация... Ладно я наверно пойду, просто мне не хотелось очнутся мертвым или на глубине воронки. Понимаете многие новички не умеющие контролировать дар, теряют над ним контроль и... результаты плачевны.
- Я бы не стал на вашем месте беспокоиться. - пробурчал ящер - Я могу контролировать свой дар. По крайней мере, надеюсь что могу.
"И могу, оказывается, держать себя в руках" - добавил он мысленно. - "Все-таки странный темный эльф. Держится не так как остальные ему подобные и мало того, говорит о своих сородичах "они". Стало быть не относит себя к таковым. Очень странный тип."
- Те кто не беспокоится о себе уютно спят в могилке. я думаю мы ещё с вами встретимся. И будьте аккуратнее.- с этими словами Арий пошел к себе в комнату.
Azzi
Все там же и тогда же.
Практически ночь.


Бывает такое состояние, когда ничего не хочется делать - головой овладевает какое-то сонное отупение, и не можешь думать ни о чем, кроме как о то, что хорошо был вот прямо сейчас упасть и уснуть на сутки, а лучше - больше, и чтобы никто не будил, никто не взрывал над ухом огненных шаров, не призывал Даэдра из порталов забвения, не... в общем, не беспокоили чтобы.
Вот сейчас Кантор испытывал именно такое состояние. Поэтому он, вместо того, чтобы удивляться исчезнувшему прямо у него на глазах даэдрическому мечу, просто отвернулся и побрел искать кого-нибудь, у кого можно взять ключ от комнаты с кроватью.
Сторговавшись с трактирщиком, угрюмым нордом Манхеймом, целитель добрался до комнаты на втором этаже, скинул одежду, повалился на кровать и забылся глубоким сном.

4 Заката, раннее утро.
Молнии.
Все небо, до горизонта, затянуто черной, непроглядной тучей, из которой бьют сверкающие жала молний. Гром грохочет беспрерывно, и кажется, что от этих раскатов скоро оглохнешь - но ухо на удивление быстро привыкает, и звук продолжает ощущаться скорее телом.
Молнии.
Он стоит на вершине холма, запрокинув голову, и ловит языком капли должя. Вспышки отражаются в зрачках широко открытых глаз, вода хлещет по лицу, струйкам стекая с волос... Вспышка. Еще одна.
Еще одна, более сильная. Он успевает подумать, что следующая будет еще сильнее, и тут вселенную поглощает ЗВУК. Звуковой удар, от которого остается лишь звеняще-обморочная тишина...
...и ты просыпаешься.

Кантор открыл глаза и с удивлением понял, что спать ему совершенно не хочется. В окно сочился серый свет; похоже, было еще рано, весь остальной народ мирно спал. Стояла совершенно особенная,  предрассветная тишина, когда все вокруг замирает - и в этой тишине явственно слышалось чье-то бормотание на улице.
Целитель выглянул в окно.
Лайкалассе бродила по лужайке на заднем дворе таверны, задумчиво уставясь под ноги, и что-то бормотала себе под нос. Будто ощутив его взгляд, она подняла голову и приветливо кивнула.
За спиной босмерки виднелся длинный сверток, который она закрепила на спине рядом с катаной. Наконец что-то решив, она двинулась к окну, задрала голову (отчего затылок уперся в сам предмет) и повысила голос:
- Доброе утро! Не спится, погляжу. Можно я к тебе поднимусь?
Целитель молча кивнул.
Когда босмерка направилась ко входу в таверну, он отошел от окна и задумчиво взвесил в руке свою робу. Ткань все еще была влажной, надевать ее не хотелось. Он неуверенно пожевал губами.
Поднимающаяся по лестнице Лайкалассе услышала звук - резкий "выдох", будто воспламенилась лужица спирта.
Она замерла и оставшиеся несколько ступеней преодолела в два прыжка. Открыла дверь. Поваливший дым заставил ее поперхнуться и пригнуться к полу.
Кантор стоял посреди комнаты с чрезвычайно глупым видом. От его коричневой робы остался только воротник; все остальные части живописными обугленными лохмотьями расположились по периметру комнаты.
- А... - только и сказал он, зачем-то протягивая босмерке останки одеяния.
- Что это... кхе-кхе... Ты живой? - закашлялась эльфийка, выпрямляясь. Хорошо, что окно было распахнуто. Взяла то, что когда-то было робой, швырнула в угол и критически оглядела имперца с ног до головы. Смотрела долго.
- Ну, чего уставилась, - пробурчал тот. - Не вышло у меня на этот раз... Вот скамп! И одеть-то нечего ведь, запасные вещи все пропали... Прямо полоса несчастий какая-то!
Воительница фыркнула и сняла с плеча сверток. Из сумки извлекла другой, поменьше, и кинула целителю.
- Ну я как знала. Держи, это еще не все.
- Спасибо, - угрюмо ответил Кантор.
Роба оказалась чуть велика. Впрочем, в дороге так, наверное, будет даже удобнее...
- Ты хорошо подготовилась, вижу, - он посмотрел на босмерку. - Ожидала чего-то подобного?
- Увидела, в каком ты виде, вот, озаботилась. Свои долги я предпочитаю отдавать, - она усмехнулась. - Оделся? Чудесно. Скажи мне, у тебя сигильский камень с собой?
- Был в кармане, - целитель оглядел комнату. - Ошметки по всей комнате раскидало, надо поискать...
- Давай, - кивнула босмерка.

Камешек они обнаружили сразу: тот закатился под кровать. Девушку поразило, как глупо, должно быть, все это выглядело. Бред, чего и говорить. Кто-то умыкнул вещички, а на сигиль не позарился. Откуда возникла уверенность, что камень цел и при нем?
Воительница вздохнула, беря в руки артефакт:
- Да, он здесь, и я почему-то не удивлена, - она замолчала, посмотрев долгим задумчивым взглядом, и тихо произнесла неживым голосом: - Кантор, сними чехол с  посоха и поднеси его ко мне. Пожалуйста, побыстрее.
Целитель глянул на ее руки и увидел, что пространство вокруг них расплывается - так плавится воздух над костром. Босмерка сидела, не шевелясь, взгляд красноречивее слов просил поспешить.
Кантор быстро размотал слой мешковины, укутывающий тисовый посох.
- Чуть ближе, на уровень глаз. Вот так, - почти шепотом произнесла лесная эльфийка. Медленно, очень медлеено она подняла руки, в которых лежал сигильский камень, и приблизила их к переплетению ветвей, что составляли навершие. Оружие было не зачаровано, и постепенно пришло понимание того, что вознамерилась сделать воительница.
Шар завис над "гнездом" навершия. Лайкалассе закусила губу. Марево продолжало плясать у ладоней. Присмотревшись, целитель заметил, что одна из веток посоха проходит сквозь кожу эльфийски практически насквозь...
DemonDrow
3-е число месяца Заката, ночь, таверна "Дурное намение"


     Во время всех драматических событий, происходящих в таверне, Дельвар спокойно сидел в своём тёмном углу, пил вино, с интересом наблюдал за посетителями и потихоньку вычислял выгоду, которую можно извлечь из грядущего похода. Компания, судя по всему, будет довольно большой, а вот количество полезной добычи неизвестно…
     От меркантильных размышлений его отвлёк грохот ломающейся мебели и аргонец, влетевший в противоположную стену и затем прижатый к ней магическим щитом. Дельвар решил пока не вмешиваться, но на всякий случай вспомнил пару заклинаний, из тех, что наиболее травматичные. К счастью, использовать их не понадобилось, и через некоторое время эльф снова погрузился в размышления.
     Затем, увидев, что народ разошёлся по комнатам, он тоже потребовал у Манхейма ключ и отправился спать. В головной боли и мерзкие снах с участием гигантских грибов, освежёванных горящих собак и поющих аргонцев с вилками он поутру винил отвратное местное пойло, незаслуженно называемое вином...
Lord Tyroth
3-е число месяца Заката, через пару секунд после избиения Мадренаса Лайкалассе, таверна "Дурное намение".
Совместный пост Мадренаса и Лорда Тайроса.


Иди довольно хмыкнул: все-таки зрелище избиение данмера, в конец потерявшего остатки совести и здравого смысла, той босмеркой с безумным огоньком в глазах доставило ему немалое эстетическое удовольствие. Не то, чтобы он не терпел данмеров - среди них действительно часто попадались вполне хорошие ребята! Просто аргонианин отрицательно относился именно к такому типажу темных эльфов - высокомерным, заносчивым, не умеющим уважать другие расы и их свободу, и заведомо считавшим, что все остальные народы обязаны лизать их Великой Красноглазой Расе их серые ноги.
- Ну что, доволен, приятель? - окликнул бард покалеченного Мадренаса. - Тебе нужно быть чуточку терпимей ко всем окружающим и люди к тебе потянутся, гарантирую! - Иди ухмыльнулся, после чего неожиданно спросил. - Хочешь мацта? Не этого второсортного пойла под названием "Сиродиильское пиво", а настоящего мацта из Морроувинда!
Данмер услышал оклик и повернулся. Его окликнул аргон! Тот самый, который играл на лютне. А теперь он хамски ухмыляетсял приглашает его, Телванни, за мацт??? Внезапно Мадренас передернул плечами. Ему казалось, что та босмерка смотрит на него. Возможно...удачно разыгранный спектакль убедил бы ее, что все в порядке. Мадренас подошел к Иди и, пытаясь по-дружески улыбнуться, проговорил:
-Знаешь, не откажусь...
Аргонианин покачал головой, доставая из сумки еще непочатую, последнюю его бутылку мацта и протягивая ее меру.
- Если тяжело, то можешь не притворяться дружелюбным - твоя улыбка более натянута, чем стелька в новеньких сапогах, - спокойным голосом заметил Иди. - Вот, возьми всю эту бутыль себе. И не воспринимай это как "подачку от какого-то чешуйчатого раба в знак примирения"! Я не хочу и не буду набиваться к тебе в друзья. Вместе с этой бутылью я передаю тебе предложение на досуге просто поразмыслить, что остальные расы вполне также достойны уважения, как и данмеры. Все мы сделаны из плоти, крови и костей, у всех нас есть зубы, глаза, руки, ноги и прочая аттрибутика, - вещал бард, глядя прямо в красные данмерские глаза Мадренаса. - Нужно сначала оценивать поступки и характер человека, а потом уже по всему этому и судить о нем. Да, сейчас ты думаешь: "Да как эта мерзкая жаба смеет со мной так говорить, пялиться на меня?!" Но, может быть, когда-нибудь ты что-нибудь да осознаешь, - аргон вздохнул и начал что-то тихонько тренькать на лютне. - Ладно, нравоучитель из меня тот еще, да и досталось тебе крепко. Так что советую тебе пойти в свой номер и хорошенько отдохнуть с бутылочкой мацта или без нее - тут уж тебе решать.
Данмер молча кивнул, встал из-за стола и пошел наверх.
Laikalasse
4-е число месяца Заката, раннее-раннее утро, таверна "Дурное знамение"

Совместно с Кантором

Целитель зябко передернул плечами. Лечебная магия - это одно, но когда иномировые силы творят сумасшедшие фокусы с привычным пространством-временем - это совсем, совсем другое...
Воительница закусила губу. Ей явно не нравилось то, что происходит. Подумав, она все тем же бесцветным голосом произнесла:
- Кантор, пожалуйста, отогни ветви как можно дальше, но не поломай. Да, вот так, - девушка опустила сигил еще ниже, но снова не выпустила. Перевела дух.
Имперец осторожно поднес руку к свечению. Ничего не произошло, и он уже смелее взялся за тоненькие отростки, венчающие посох, отгибая их по одному. Веточки подавались на удивление хорошо.
- Побыстрее... - услышал он голос босмерки.
Он не понимал, почему она медлит, раз сама просила проявить расторопность. Потом глянул на напряженное лицо сидящей на коленях эльфийки и тихо спросил:
- Что-то не так?..
- Да, - кивнула она. - А теперь повтори то же самое, что ты делал, вызволяя меня из Обливиона - только локально. Видишь, реальность размывается: этот камень утягивает назад, откуда пришел. И руки он тянет с собой. Я не учла этого и попала в ловушку. Не хочется отрубать себе кисти.
- Йооопть... - прошипел имперец, судорожно пытаясь вспомнить, что же он тогда пытался сделать. Призывание чего-то там... ну-ка...
"Опять эта босмерка втягивает меня не пойми во что... как-то странно она на меня смотрела, когда я без одежды стоял. Очень как-то пристально..."
Призвать магию, обратившись к крохотной искорке внутри своего естества... Потянуться-направиться к мерцающему маревом камню, чья энергия ощущается так явственно. Странная, тянущая сила... черный водоворот... лучи... ты уже знаешь, что это, не так ли? порталы откроются, и кто закроет их перед поднявшимся... Колесо - это истина... врата... Врата... переходпереходпереходпереход... да... нет... отмена... РАЗРЫВ!
Бутылочной пробкой выскочить в эту реальность, тут же радостно навалившуюся головной болью, немного покачаться на волнах обыденности, отряхнуть с плеч потусторонность...
Сигильский камень мирно и безобидно лежал в "гнезде" посоха и переливался золотистым светом как ни в чем не бывало.
- Спасибо... - выдохнула Лайкалассе, переводя дух. Босмерка подняла ладони на уровень глаз и как следует их рассмотрела. Те с виду никак не пострадали. - Не знаешь, какое это упоительное чувство: ощущать себя всю в одном-единственном месте.
Целитель хмуро глянул на нее. Голова болела жутко.
- И что дальше?
- Я как-то не подумала, что артефакты Забвения тоже реагируют на меня по-особому. Все не как у людей, - воительница невесело усмехнулась. - Теперь согни веточки обратно, чтобы камень не выскочил. Ага, вот так. Крепко сидит? Отлично. Давай-ка посох, я его зачарую. Кажется, с этим проблем не возникнет.
- А ты не опасаешься, что опять случится... какая-нибудь особая реакция?
- Нет, это ведь по сути даэдра. Чертовски мощная, но я раньше не раз зачаровывала вещи дома, в Морроувинде.
Девушка схватило древко и сжала в руках. Потрясла для верности, проверяя надежность крепежа в навершии - сигил даже не шелохнулся - удовлетворенно кивнула и закрыла глаза, сосредотачиваясь.
Переплетение линий, составляющих рисунок сигила, явило двойственную природу могучего артефакта. Сквозь вихри энергий и потоки невидимого босмерка распознала два совершенно различных и не связанных друг с другом импульса. Магия невидимости, проявившаяся бы при зачаровании одежды или доспехов, уступила место более напористой боевой составляющей даэдрического камня. Этот другой импульс откликнулся на острую и жесткую структуру, которая отличает оружие от всех остальных вещей. Они прямо-таки рвались друг к другу, и Лайкалассе улыбнулась, узнав стихию огня. Огонь... Самая распространенная сила школы Разрушения, против которой и существовало больше всего преград. Но при этом простая, величественная и устрашающая: мало кто способен остаться равнодушным к запаху горелой плоти.
Магия свернулась в узел, свившись в средоточение внутри каменного шара. Тот неожиданно изменил свою структуру, превратившись в кристалл сочного синего цвета, в глубине которого замерцал золотисто-рыжий язычок пламени.
Воительница перевела взгляд с шара на своего собеседника и, едва заметно улыбнувшись, проговорила:
- Я назову его Оком Дракона, - и хихикнула одной ей понятной шутке.
Она сделала паузу, разглядывая Кантора, и у того промелькнула странная мысль: "Как-то она странно... Но ведь не может же быть... хотя..."
- Что ж, это достойный дар и надежный спутник, - продолжила воительница. - Но вот что я скажу тебе, целитель: этот посох может стать преданным другом в странствиях и верной опорой в пути. Но может проваляться в чулане забытый, пока не сгниет. Точно так же любой из людей ли, меров способен совершить грандиозные дела, увидеть величайшие чудеса мира. Или же прожить отведенное ему время в жалости и страхе. Неторопливая и спокойная жизнь не так уж плоха для усталого сердца; рано или поздно нам всем требуется отдых. Однако молодому сердцу, в расцвете сил, полному желаний и любопытства, непоправимой ошибкой станет удел тех, чех срок идет к концу. Ты знаешь, - лесная эльфийка остро глянула ему прямо в глаза, - что я пойду куда угодно, лишь бы помешать вторжению. Не потому, что ищу приключений на свою голову, а затем, что не могу иначе. Не останется ничего, что мы знаем в привычном мире, повсюду воцарятся разрушение и смерть. Нирна больше не будет. Не думай, что Принцы Даэдра в восторге от затей Мехруна, во всяком случае, одному из них уж точно не все равно и хочется сохранить любимую игрушку. Поэтому я здесь. Ты доказал, чего стоишь, пусть тебе кажется это заслугой удачи, не более, но во Врата я не задумываясь сунусь в компании с тобой. Кватч, Врата близ Коррола - разве этого мало? Но все же я не вправе настаивать на том, чтоб ты пошел со мной, - она помолчала, протянула имперцу его новое оружие и добавила: - Из всей этой пафосной тирады значение имеет только ее начало. Забросишь ли ты Око Дракона или пустишь в ход, как ему предназначено, зависит только от тебя.
Лайкалассе поднялась с колен, отряхнула брюки и потянулась. Затем сказала:
- Ну что ж, рассвет давно настал, пора собираться в дорогу. Денег в мешочке хватит, чтобы восполнить утерянные припасы, если, конечно, там не было ничего особо ценного. Мой дом в Корроле так же в твоем распоряжении, чего ютиться по тавернам. До встречи... - вздохнула она с непритворным сожалением и оглянулась уже на пороге комнаты: - Надеюсь, она будет...
Целитель некоторое время молчал. Слова босмерки что-то тронули в его душе... с удивлением он ощутил, что существо, давно спавшее, просыпается и вертит головой по сторонам, удивляясь миру вокруг. Странно... на мгновение помстилось - черный свет, и беспредельность во все стороны, и могучая сила за спиной, и стремительный полет...
Он помотал головой и будто со стороны услышал свой хрипловатый голос:
- Я... я иду с тобой.
Лайкалассе ослепительно улыбнулась, кивнула головой и исчезла за дверью. Целитель взял оставленный ею мешок с припасами и бездумно покрутил его в руках.
"Я ей точно нравлюсь".
Madrenas
Вечер 3-ночь на 4 месяца Заката, Таверна "Дурное Знамение", второй этаж, комната Мадренаса
Поднимаясь по лестнице, Мадренас про себя ругался с самим собой:
"Ну что, получил по заслугам,а? Ты не замечаешь, что иногда бываешь упрямее гуара и тупее скального наездника?"
"Прошу тебя, ну заткнись ты наконец!"
"А что? Правда глаза колет, Телванни? Твоя тупая уверенность привела к тому, что тебя чуть не убила эта сумасшедшая! А между прочим, это сознание принадлежит и мне, и совсем не улыбает затея умереть в расцвете сил. Подумай. Послушай,  что тебе сказал тот аргон.."
Данмер зашел в комнату. Оставалось много дел, например, проверить заряд посоха, чем Мадренас тут же и занялся. Но тем не менее, что-то ему мешало...
Ящерицы.
Одна, которую он чуть не убил. И другая, которая предложила ему подумать на тему равенства народов.
-Да что за Дагот? Да отвяжитесь вы от меня...-пробормотал данмер.
И тем не менее.
"...Все мы сделаны из плоти, крови и костей, у всех нас есть зубы, глаза, руки, ноги и прочая аттрибутика..."
-Только у кого-то хвост есть, а у кого-то его нету...-пробормотал Мадренас...
Через три часа, там же
"ОПАСНОСТЬ!"-раздалось в голове данмера, и раньше, чем тот осознал, что происходит, он уже стоял рядом с кроватью, в одной руке-призванный меч, в другой-файрбол.
После этого Мадренас попытался понять, что его  разбудило. В соседней комнате сверкали вспышки энергии-невидимой, конечно, заметной только на астральном плане. И тем не менее. Вспышка была похожа на ту, что была у Чейдинхола, когда открылись врата Обливиона. Только эта была...меньше. И тесно переплеталась еще с чьей-то аурой...ну да, той самой сумасшедшей. И причем ее как будто "утягивало" в этот сгусток энергии. Тааак...если ее слегка "подтолкнуть", можно будет разом избавиться от многих проблем. А...нет, все. Еще одна вспышка энергии, и смешанные слои Обливиона и Нирна переместились обратно.
-Дагот...ну ладно, подождем другого случая,-произнес данмер, снова укладываясь спать.
Lord Tyroth
4-е число месяца Заката, совсем раннее утро, через пару минут после разговора Лас с Кантором, таверна "Дурное Знамение".
Совместный пост Лайкалассе и Лорда Тайроса.


   Иди проснулся в своем мрачном гостиничном номере, находившемся почему-то в подвале таверны, в обнимку с пустой бутылкой пива с левого бока и своей бесценной лютней с правого. Ну да, кто-то спит с кинжалом под подушкой, но Иди предпочитал своего более испытанного и верного соратника - пиво. Итак, мы остановились на том, что наш бравый бард наконец-то проснулся. Спросонья он чуть было не подумал, что находится в каком-то замке или тюрьме: каменные стены, гнетущий полумрак, таинственно отсвечивавшие факелы - это кого угодно может ввести в заблуждение. Но, вспомнив события вчерашнего дня, аргонианин успокоился, тряхнул чешуйчатой головой, отгоняя остатки сна, и, громко зевнув, поднялся с кровати. У него почему-то было стойкое впечатление, будто он забыл сделать что-то важное... вот только что? Хотя... ну конечно! Он же не договорился о плате за путешествие! "Интересно, где сейчас эта странная босмерка? Что бы я сейчас делал, если бы был ей? - попытался прикинуть Иди. - Нет, вариант "сидел бы на дереве и строил себе домик" явно не подходит... Ладно, просто попробую побродить по гостинице," - пожал плечами менестрель и поднялся вверх по лестнице. Лайкалассе как раз спускалась со второго этажа в главный зал трактира, где они с Иди и встретились.
- Ага! Ты-то мне и нужна! - воскликнул бард. - Во-первых, мы не договорились о сумме моего вознаграждения за труды, а, во-вторых, что это тогда вообще будут за труды? - аргонианин подозрительно прищурился. - Ты же прямо перед моим носом заключила сделку о сопровождении тебя к этой статуе с каким-то незнакомым данмером уголовного вида... как его там, Арий что ли?... так вот, ты заключила с ним сделку, тем временем как я с тобой договорился об этой услуге первым! А если я не буду тебя сопровождать к статуе, то что я вообще тогда буду делать? Мы же, кажется, договаривались о том, что я не буду ничего общего иметь с Шигоратом, м? - Иди явно был недоволен происходящим и голос его звучал скорее не яростно и угрожающе, а как-то обиженно.
   Лайкалассе замерла на последних ступеньках, тирада аргона пришлась не к месту и немного сбила с толку. Переварив услышанное, она прислонилась к перилам и скрестила руки на груди.
- М-м-м... Иди, верно? Доброе утро, кстати. Что ж, коллега, все так. Раз дорогу знаете вы оба, вы оба ее и укажете. Но это не все, что мне надо. Да, ты говорил про нелюбовь к моему де... лу, связанному с этим Принца Даэдра, - поспешно исправилась босмерка и снова заговорила мерно: - Я помню. Вот что, по-твоему, может поручить мне статуя?
   Иди задумался на секунду и потом с умным видом изрек:
- Нууу, предположим, зарезать всю твою группу заточенной ложкой, а потом сделать из их желудков какую-нибудь забавную шапочку, а из их жил - струны для новой лютни и станцевать в раздетом виде какой-нибудь интересный танец, нахлобучив эту шапку на голову и наигрывая на этих самых струнах. И да, доброе утро, действительно... - добавил он в конце, на минуту вспомнив о правилах приличия.
   Воительница рассмеялась, покачала головой.
- Нет, сейчас времена не те. Шутки, конечно, вещь хорошая, но в другое время, - она посерьезнела и вполголоса спросила: - Ты слышал, о чем говорили я и мои встреченные друзья?
- Ну, так, кусочками, - честно признался Иди. - Что-то про Обливион, про возвращение из него, про "поход в пекло", а также ваши договоры с Арием и остальными.
- Ты слышал про Кватч?
- Кватч? Может и слышал, но сейчас не очень помню... А что с ним? - Иди сделал заинтересованное лицо.
   Лайкалассе полуприкрыла глаза, глядя на собеседника из-под полуопущенных ресниц.
- Походи по городам, друг мой аргонианин, на улицах повсюду говорят о том, что случилось там. Кватч был уютным цветущим городом на юго-западе Сиродиила. Теперь Кватч лежит в руинах. Я была там и видела собственными глазами разверзнувшиеся Врата Обливиона. В тамошней церкви укрылись местные жители, среди которых оказались некоторые из тех, кто сейчас находится в этой таверне. Мы вместе выбрались из обреченного города, когда неведомый герой закрыл Врата. Трое из нас были в Корроле и побывали в тамошних Вратах, закрыли их.
   Аргонианин удивленно выпучил глаза:
- Кватч... разрушен?! Эти самые врата что, действительно настолько опасны? - уже грустно спросил Иди. - Я совсем недавно вернулся с Вварденфелла и только слышал какие-то слухи, что мол вот, "нашествие даэдра, ворота Обливиона, это такой ужас, спасайся кто может, кошмар!", но про Кватч никто ничего не упоминал, и я не воспринял все это слишком серьезно. Просто решил для себя две вещи: "Обливион - это очень неприятное место, куда лучше не соваться" и "На каждый Обливион найдется свой Нереварин, так что волноваться не надо". А теперь... я же был уже разок в этом городе, до своего отъезда в Морроувинд. Я, честно говоря, уже давно в каждом городе Сиродиила побывал. В каких-то один раз, в других - больше, но все-таки в каждом. Сейчас уже помню довольно смутно, что он представлял собой тогда, но знаю только то, что мне там понравилось. Жалко, очень жалко... - глядя куда-то в сторону проговорил бард. - Так вы, в итоге, были уже во Вратах? - внезапно, выйдя из этого подобия транса спросил черный аргон. - И как вы их закрыли? И какое отношение все это имеет к обсуждаемому нами вопросу?
Воительница кивнула.
- Да, были. Их просто закрыть, если суметь пробраться на вершину башни портала и вынуть сигильский камень из своего гнезда, - она помолчала, вспоминая события. - Тогда волна энергии сама перенесет тебя обратно в Нирн, а Врата превратятся в дымящиеся обломки. Проблема в том, что пробраться очень сложно. В одиночку невозможно. По правде говоря, тогда нам здорово повезло, что с полчищами даэдра сражались стражники Коррола и мы сумели-таки достичь вершины. Ну а к чему эти рассказы, - привычным движением босмерка запустила ладонь в пышную гриву пшеничного цвета волос. - Да к тому, что мое... начальство узнало о вторжении и послало меня выяснить подробности, как только все началось. Так я оказалась в Кватче. Оно озабочено происходящим и не меньше людей стремится помешать разрушению. Оно-то и послало меня к статуе Шигората, поскольку там, по его словам, меня будут ждать. Этот наводчик даст указания, что делать дальше. Как видишь, мне некогда тратить время на безумные шуточки, - она развела руками.
- Твое начальство? - переспросил Иди. - А кто... хотя ладно, мне, наверное, лучше не знать, да? В общем, предлагаю договориться о стоимости моих услуг. Насколько я помню, ты мне обещала увеличить эту сумму в полтора раза, верно?
- Верно, - согласилась лесная эльфийка. - За то, чтобы ты сопровождал меня в числе прочей команды до статуи и дальше, до конца моего задания. Я вижу, - она оглядела аргонианина с ног до головы, - что ты вполне способен постоять за себя. А спутники мне нужны. В конце концов, важны не столько умения и экипировка, сколько удача. У моих прошлых спутников ее было в избытке.
- Ну, удача в случае со мной штука переменчивая. По мелочам мне не очень везет, но в итоге оказывается, что вся картина этих мелких невезений приводит к одному крупному везению, являющееся следствием как раз этих мелочей, - заковыристо произнес Иди. - Ладно, так и быть, я согласен на эту авантюру... Ну, а теперь поговорим о хорошем, то есть о деньгах! - глаза барда загорелись. - Таааак... тому парню ты договорилась заплатить шесть тысяч, правильно? Так вот, я хочу столько же, но так как ты обещала в полтора раза больше, то я хочу...ммм... это получится... девять тысяч! - радостно подытожил аргон. - Предположим, что половину ты мне выдашь сейчас, а остальное - в конце похода. Идет? - хитро улыбнулся он.
- Ишь ты, какой хваткий! - расхохоталась босмерка, глаза ее, как и в тот раз, азартно сверкнули. - Шесть тысяч я обещала Морнеанго за двоих: за него самого и его товарища. Каждому по три тысячи. Так что в полтора раза больше - это четыре с половиной тысячи, не больше и не меньше!
- Ха, а вот и нет! - парировал Иди. - Я все слышал - о сумме ты договаривалась только с Морнеанго, а о том босмере речи даже и не было! Я требую девять тысяч! Тем более, что я гораздо полезнее их вместе взятых, - презрительно фыркнул аргонианин. - Босмер вообще ничего не умеет, судя по всему, кроме как лазанья по чужим карманам и прятанья за спинами товарищей в бою. А этот данмер? Да разве он может сыграть на лютне хотя бы простейший этюд? Он же ни черта не понимает в искусстве, а вот я - понимаю! - бард гордо тыкнул себе в грудь большим пальцем. - Он даже съедобные вещи готовить наверняка не умеет! Зато это умею я, - подмигнул он Лас, похлопав рукой по своей сковородке. - В общем, я требую не меньше девяти тысяч!
- Э-э-э, нет, никто не говорил, что плата за одного. Да за десять я роту найму! Что там у тебя? Лазанье по карманам, говоришь, и прятанье? Если это поможет обмануть врагов, добыть важную вещь или, чего недоброго, пробраться к сигильскому камню и утащить его из-под носа даэдра - честь тому босмеру и хвала. Готовка, хм... Ну это и я под настроение умею, хотя да, пожалуй, это и вправду ценное качество. А вот кому ты собрался играть на лютне? Волкам, нежити да разбойникам? Хорошо если не тварям Обливиона! Боюсь, они не оценят твой тонкий музыкальный вкус. Чем ты будешь сражаться? Запоешь до смерти? Четыре с половиной и пятьсот сверху за готовку!
- Ну так чего же ты не наняла эту вашу роту? - полюбопытствовал Иди. - Играть на лютне кому? Ну как же! Поддерживать боевой дух команды во время похода, скрашивать скучную дорогу музыкой и песнями - это же просто необходимо каждой уважающей себя группе! - разглагольствовал музыкант.
- Не забывай, я тоже бард, коллега, - улыбнулась босмерка. - Ну а как насчет боевых навыков?
- С этим все тоже путем! - заверил аргонианин девушку. - Вот, сама посмотри, у меня тут есть короткий серебряный клинок. Конечно, не самый новый, но вполне острый и его мне, в принципе, достаточно, чтобы защитить себя. Еще умею сносно пользоваться кинжалом, если очень уж приспичит, но все-таки это не является моим любимым видом оружия, - бродяга отрицательно покачал головой. - Ну, а если ситуация будет совсем критической... Ну что же, у меня есть вот это, - Иди снял с пояса сковородку и показал Лас. - Видишь? Нет? Смотри внимательней.
- О-хо-ха, что это за артефакт, сэра? - весело поинтересовалась та. - Вилку Щекотки я могу еще понять, но ... что это?
- Так ты все-таки увидела, да? - ухмыльнулся менестрель. - На всякий случай поясню, - Иди перевернул кухонный прибор и показал босмерке дно посудины, на котором была выгравирована какая-то даэдрическая руна. - Это, конечно, никакой не артефакт, а всего лишь обычная сковорода, - начал он. - Но такая ли она обычная, как кажется на первый взгляд? - хитро прищурился бард. - А вот и нет! На нее наложено заклятие огня, причем очень сильное. Так что, при ударе этой сковороды лучше всем отойти куда подальше, чтобы не разбросало взрывной волной и не сожгло к скамповой матери. Но хуже всех тому, кто наносит удар - ему жизненно необходимо выпить зелье стопроцентного сопротивления огню, иначе он попросту сгорит со своими врагами, - вздохнул аргонианин. - Так что средства для пользования такой штукой нужны немалые - сама понимаешь, сколько в наши дни стоит такое зельице. В общем, зовется это... нет, постой, это надо произнести особым голосом, чтобы подчеркнуть ее величие! - менестрель прокашлялся, вознес руку со сковородкой к потолку трактира и произнес гордым и величественным голосом. - Это - Сковородка Армагеддона!
   Лайкалассе сама не заметила, как отошла на несколько шагов подальше вверх по ступенькам, с удивлением разглядывая загадочную вещь.
- Вот те раз. Пожалуй, Большеголового заткнули за пояс. И имея ТАКОЕ, ты говоришь, что не хочешь иметь никаких дел с Шигоратом? - девушка хмыкнула. - Ладно-ладно, ты меня уговорил. Пять тысяч за участие этого чуда в моей авантюре, ну так и быть.
- Пять тысяч? В смысле в добавку к тем четырем тысячам пятиста, которые ты хотела мне предложить? - подсуетился Иди. - То есть ты хочешь заплатить мне девять с половиной тысяч? О, это определенно щедрое предложение!
- У кого-то определенно проблемы со слухом... или воспаление хитрости! - заметила девушка, скрестив руки снова. Но глаза ее смеялись. - Я сказала: всего пять тысяч за участие в этом приключении.
- Ключевое слово тут "всего"! - возмутился бард. - Всего каких-то жалких пять тысяч! И если еще с пятьюстами золотыми за мою готовку я согласен, то за помощь своей сковородки в этом деле, а так же учитывая расходы на ее содержание, а это покупка зелий и заполненных камней душ, я никак не могу взять меньше трех с половиной тысяч за ее услуги! То есть в общей сложности у нас будет восемь тысяч пятьсот септимов. Ну как тебе такая идея? - подмигнул он Лайкалассе.
- А что ж тогда по-твоему укладывается в пять тысяч? Ты все сверху прибавляешь и прибавляешь - а к чему? За что я должна платить пятьдесят сотен чистым золотом?
- Как за что?! За мою драгоценную шкурку в этом походе, конечно! - нагло заявил черный аргонианин. - На что я себя буду, прошу прощения, лечить и вообще содержать? Также ты платишь за мое естественное обаяние и хорошее чувство юмора, а также сохранение способности трезво мыслить практически в любой ситуации! Естественно, не должна ускользнуть от твоего внимания и такая вещь, как помощь коллеге-барду в его трудных скитаниях по белому свету. Ах да, еще у меня черная чешуя! Где ты еще видела аргониан с черной чешуей, а? То-то же! Ну и вообще за участие в походе - ведь я же тоже буду сражаться и помогать своей группе. И если что случится с нашим следопытом в пути, то я всегда смогу показать дорогу к статуе дядюшки Шегги! Еще я немного знаю школу Иллюзий и владею способностью Башенного ключа, которую удается развить далеко не каждому, рожденному под знаком Башни, - Иди так рекламировал себя, что будь здесь какой-нибудь работорговец, то повязал бы его на месте, захлебнувшись в слюнях от восторга. - Ну, пожалуй, это все и укладывается в скромную сумму пять тысяч дрэйков, - чарующе улыбнувшись своими острыми аргонскими зубами, подытожил хитрый бродяга.
   Если поначалу было весело, то теперь лесная эльфийка начала уставать от этого потока самохвальных фраз. Терпеливо выслушав новую тираду аргонца, Лайкалассе махнула рукой и зевнула. Все-таки утро было еще слишком раннее.
- Шесть и ни дрейком больше. Я в должной мере оценила твои способности к красноречию и торговле, но пора и честь знать. Дел у меня еще предостаточно. Жду тебя во дворе таверны через два часа, где выдам половину - или не приходи вовсе, если цена не устраивает. По правде говоря, жаль будет, если такого болтуна не окажется в команде... но как-нибудь переживу. Что скажешь, сладкоголосый коллега? Стоит ли ждать тебя через два часа или нет?
   Бард не стал особенно долго думать и с некоторым сожалением проговорил:
- Жди, я буду... Только можно один дурацкий вопрос? Как я узнаю, что прошло два часа? - виновато ковыряя когтем перила, спросил он.
- Спроси у трактирщика, - усмехнулась босмерка и направилась на улицу.
- Спроси у трактирщика! – передразнил бард уже вышедшую на улицу босмерку. – Жадные вы все, вот что! Подумаешь, какие-то лишние три тысячи…- насупился аргонец, облокотившись о перила и размышляя вслух. - Интересно, а зачем ей вообще понадобился отряд? Судя по тому, что я видел, она сама кого хочешь прекрасно уделает – мастерства владения клинком ей точно не занимать! Уж не собирается ли она нас затащить в какие-нибудь врата этого самого Обливиона? – Иди сам усмехнулся своим мыслям и помотал головой из стороны в сторону. – Нееет, приятель! Нет! Брось молоть чепуху! Лучше иди займись чем-нибудь полезным – позавтракай например? – и музыкант удалился в сторону стойки и трактирщика, стоявшего за ней.
Язычник
3-е число Месяца Мороза, таверна "Дурное знамение".
Совместник с Madrenas

Через несколько часов Мадренас вышел из комнаты. Он помнил, что та сумасшедшая эльфа упоминала, что она из Редоран, и что недавно об Этом же говорил тот вампир. Соответственно, данмер отправился его искать с целью расспросить про какой-то "контракт", который тот упоминал. Вдруг, выйдя из комнаты, но Он столкнулся лицом и К лицу с тем самым вампиром.
"Что ж, если Дагот не идет к Вивеку, то Вивек идет к Даготу»
-Хадженэ аль Молаг Бал, Древний. Нам надо отправиться туда, где не будет лишних ушей...
Арий поморщился. Не любил он древние языки, ох не любил.
- Уши есть везде и периодически их проще отрезать, чем найти место, где их не будет, - взгляд вампира скользнул по ушам мага, - что надо, маг? - резко спросил он.
-Не понимаю, что ты имеешь в виду, вампир. Я имею в виду уши той безумной Босмерки, информацию о которой я желаю услышать. И информация эта... - из-под мантии появился и исчез мешочек с драгоценными камнями -...будет щедро вознаграждена. - вслед за мешочком также появилась и исчезла бутылочка с кровью.
- Эх, телвани,- данмер даже не взглянул на подачки своего сородича, - вечно вы считаете, что вы могущественнее всех и принимаете желаемое за действительное. Спешу уверить тебя, что это не так. Предложи что-нибудь более стоящее.
-Не дури, вампир. Естественно, ты получишь намного больше, это своего рода «задаток». Но практика, как правило, показывает, что кого нельзя купить - из того можно вынуть информацию... другими способами. Дело в том, что я не хочу отправлять тебя под полуденное солнце, но при случае я могу это сделать. Выбирал
- Хм... даже не знаю, - Арий задумчиво почесал подбородок, - знаешь прежде я хочу тебе сказать пару умных вещей. Первое вам телвани не ведомы законы чести, второе по кодексу я не имею права разглашать конфиденциальную информацию. Теперь можно начинать отправлять меня под солнце, всегда любил загорать...- в глазах вампира горели озорные искорки, никак не подходящие к его возрасту. Правда говорится, что нормальных вампиров не бывает, бывают относительно нормальные. Хотя к чему относить.
-Слушай сюда, вампир. Тогда у меня предложение: та информация, которая нужна тебе, на ту, которая необходима мне. И не торопись. Подумай получше.
- Интересно и что, мне нужно? - задумался эльф, - в деньгах вроде не нуждаюсь... в пище тоже...
-Я же уже сказал, Древний. Информация...
- Какого типа? Информация бывает разной и по-разному стоит... - заинтересовался вампир.
Данмер про себя подумал: «Отлично, он заинтересовался..."
-Та информация, которая касается вашего "контракта"... Но все-таки давайте уйдем в то место, где не будет длинных босмерских ушей...
С этими словами данмер настороженно оглянулся.
- Пойдём в мою комнату, - Арий развернулся и быстрым шагом пошел к себе.
Запустив телванца в комнату он закрыл дверь и набросил на неё амулет.
- И? Я жду. Я клянусь, - данмер произнёс формулу клятвы, - что я дам информацию по босмерке Лайкалассе, если... - тут вампир взглянул на посетителя вопросительным взглядом.
-...если я выдам известную мне информацию о вышеуказанной персоне.
- Вот, теперь мы можем поговорить по честному. Я жду, ночь не так длина как кажется.
-Итак... У меня есть две вещи, которые я могу сказать. Первое: ваша советник Лайкалассе здесь. Более того, это она и есть. Она сама мне это сказала, в припадке ярости. И прежде чем сказать, что это недостаточно, подумайте, сколько в Тамриэле может быть женщин с таким именем. Подумайте, что бы было, если бы вы нашли не ту. Я же хочу поймать двух гуаров одновременно: и помочь вам, чтобы получить нужную мне информацию, и насолить ей...
- Хм, хорошо, - эльф улыбнулся, - как я и обещал мой контракт состоит в том, чтобы передать письмо советнице и оказать ей помощь, какую потребуется.
-Хорошо. Но почему тогда она полностью отрицает то, что именно она и есть та Лайкалассе, которую вы ищете? И какого рода помощь вы должны ей оказывать?
-Нет-нет-нет. Вы мне сообщили про письмо, про которое я и так мог догадаться по вашему разговору с ней, вы сообщили про помощь, при этом не упомянув, собственно, какого она рода и "против кого дружим". И вы считаете, мессир, что этого достаточно?
-Вы сообщили мне только её имя, и вы считаете, что этого достаточно? Если да то докажи это, - эльф спокойно сел на кровать.
-Сэра, а вы вообще меня слушали? К вашему сведению, я сказал не только ее имя...
Увы, никак не могу продолжить сей разговор, - Арий мгновенно переместился к двери, - время позднее, а мне завтра многое нужно успеть сделать.
Он стоял у открытой двери всем своим видом показывая, что разговор закончен и ничего большего телвани не дождется.
Лицо данмера выражало все ту же благодушность, с которой тот разговаривал с вампиром, за исключением того, что теперь рядом с Мадренасом стоял дремора, а вход в комнату загораживал ксивилай.
-Подумай еще раз, кровопийца... Так, для разнообразия.
- И я тебе советую подумать, - в левой руке мер сжимал ножны, минутой раньше лежавшие на кровати, - ведь если начнешь бой, надо будет его закончить.
Вампир был спокоен. Он чувствовал всю комнату. спокойствие дреморы, сопение ксива, нервозность мага. Сам же он испытывал охотничий азарт.
Ножны обнажили катану, глухо упав рядом с вампиром.
-И зачем сразу так патетически обнажать мечи, говорить красивые фразы, и прочее? Эх, молодо-зелено, - промолвил маг, оставаясь на кровати. - Я же всего лишь предложил тебе подумать, вампир, сколько информации мы дали друг другу и не рановато ли тебе выходить? Спокойно, спокойно, - кивнул Мадренас дреморе, который уже стоял в боевой стойке. - Интересно, и почему мы не можем нормально поговорить, как данмер с данмером?
- Потому что один данмер считает, что все ему обязаны. И не пытается понять, когда ему весьма доходчиво и по простому это объясняют, - вампир отошел к смежной стене и облокотился на неё, - И я всё таки продолжаю думать что разговор закончен и продолжить мы его врятли сможем. Да и боги, подтвердившие клятву считают так.
-Ладно... Если ваша вампирская мораль считает это справедливым, то я ухожу.
Произнеся это, Мадренас отпустил даэдр и спокойно прошел сквозь стену в соседнюю комнату, принадлежащую ему.

Арий тяжело вздохнул и сел на пол, он устал т всего этого. Но опять же подписался и нечего выть волком на луну, раз вервольф цапнул.
Как он добрался до кровати вампир не помнил.
Mescalito
4-е число месяца Заката. Таверна “Дурное знамение”.
Одобрено Laikalasse.

Мескалито всю ночь проворочался в постели, пытаясь уснуть. Его мысли были заняты походом, в который его вовлёк данмер, будь он неладен. Интересная штука, судьба. Сегодня ты крадёшь у первого встречного кошель, а завтра этот самый прохожий находит тебя и втягивает черт знает во что. Да этот тёмный, похоже, и сам-то смутно представляет, на что они идут. Шегората навестить – это не к тётушке сходить, пирогов пожевать. Вот разгневается ещё Принц Безумия, чего доброго…
Босмер встал с кровати, рассеянно огляделся и пробормотал себе под нос:
- Хмм… Может, сбежать, пока все спят? Податься в Уотерфронт?
Эльф задумчиво, пока никто не видит, поковырял в носу и принялся мерить шагами комнату, взад-вперёд, продолжая при этом тихонько разговаривать сам с собой.
- А ведь неспроста вся эта компания собралась вдруг у Манхейма. Они наверняка знакомы. Что же им понадобилось от безумного бога?
Мескалито встал напротив окна и уставился вдаль, туда, где горизонт едва начинал светлеть, приобретая нежный персиковый оттенок. Эльф залюбовался просыпающейся природой и, вздохнув, вспомнил своё детство в лесах Валенвуда. Вспомнил родные леса, где каждый куст и каждое дерево были ему другом и союзником; вспомнил сверкающие на солнце речки, в объятия которых так любил попадать лесной эльф; вспомнил он и изумительные рассветы и закаты, на которые наблюдал с наслаждением, сидя на изумрудной сочной траве…
Мескалито тряхнул головой и отвернулся от окна, отгоняя события прошлого и вновь позволяя мыслям обратиться к настоящему.
Босмер сел на кровать и задумался: “Эта эльфийка, Лайкалассе, кажется? Зачем ей столько народу, ведь каждому и заплатить надо… Нужно поговорить с ней и узнать детали путешествия… Может, имеет смысл пойти с ними, вдруг авантюра того стоит? В крайнем случае, сбежать я всегда успею.”
Эльф принял решение, и на душе стало немного спокойней. Он любил различные авантюры, но ещё больше он любил деньги, которые они в большинстве своём приносили. А это мероприятие обещало быть весьма прибыльным…
Одевшись, Мескалито вышел из своей комнаты и пошёл в главный зал, чтобы перекусить. Встретив за стойкой барда-аргонианина, босмер буркнул ему приветствие и обратился к трактирщику:
- Манхейм, старина, будь добр, подай-ка мне жареного бекону с кукурузой!
Тяжелорукий кивнул и вскоре лесной эльф уже уплетал свой завтрак. Покончив с едой и расплатившись, Мескалито встал и засеменил к выходу: нужно было освежиться.
На улице он встретил Лайкалассе, прогуливающуюся по траве, покрытой росой. Босмер направился к ней.
Воительница не просто гуляла, она только что закончила приводить в порядок упряжь своей лошади и сейчас направлялась к бочке с водой, чтобы умыться. Девушка сняла неизменные черные перчатки и задумалась, разглядывая свои руки. Но никаких увечий на них не было. Вздохнув, подумав о чем-то своем, она заткнула пару перчаток за пояс и зачерпнула полную горсть прохладной воды. Затем с наслаждением окунула в импровизированную чашу лицо, провела рукой по волосам и так повторила несколько раз. Откинула со лба мокрые пряди, повернулась и тут только заметила Мескалито.
- Привет, утро сегодня дивное, - улыбнулась она, и руки ее снова скрылись в перчатках.
- Привет, - улыбнулся в ответ босмер.
Лайкалассе была весьма хороша собой, контуры её тела заставляли сердце эльфа биться чаще, а её движения притягивали его взгляд своей грацией.
С трудом подняв глаза до уровня лица эльфийки, Мескалито продолжил:
- Да, утро действительно чудесное! И оно было бы ещё чудеснее, если бы я знал, что меня ожидает в ближайшем будущем. Думаю, вы единственная, кто может поведать мне об этом с наибольшей точностью.
- Ты ввязался в какую-то историю и теперь не знаешь, как быть? - со смехом промолвила девушка. Ей сразу понравился сородич, однако он заметил в ее взгляде предостережение: я не та, кто станет тебе легкой добычей и жертвой ограбления.
- Что-то вроде того… - пробормотал Мескалито, - Мне бы хотелось выяснить, на что я иду, и могу ли я быть уверен в завтрашнем дне.
Лайкалассе вздохнула и, помолчав немного, пересказала босмеру то, что недавно говорила Иди. Бывшая советница Дома Редоран не хотела лгать. В ходе повествования глаза эльфа становились всё круглее, а волосы у него на голове шевелились всё сильнее. Когда эльфийка закончила, Мескалито, как ни в чём не бывало, заявил:
- Ну что ж… Спасибо за то, что просветила. Буду иметь в виду.
И, не сказав больше ни слова, босмер повернулся и пошёл прочь, в трактир, с чёткими мыслями о побеге, который осуществится в наиболее удобный для этого момент.
DemonDrow
   4-е число месяца Заката. Таверна “Дурное знамение”

   Совместно с Laikalasse & Madrenas

   Мадренаса разбудил ударивший прямо в глаз луч восходящего солнца. А вместе с ним пришло и воспоминание о предыдущем вечере и его событиях...
   -О нет, Дагот тебя дери... Шоб вас всех, это святилище, этого Шигората, всех этих ... Девятерых и Даэдра...
Через полчаса уже готовый к выходу данмер вдруг вспомнил, что еще даже не обговорил с этой Лайкалассе детали похода. "Сомневаюсь, что она меня примет... а, ладно. Будь что будет"
Подумав это, Мадренас вышел из комнаты самым доступным и простым для него способом - просто-напросто вылетев в окно. Левитируя на высоте около 10 метров, тот оглядывал местность в поисках вышеуказанной босмерки, и вскоре ее нашел около конюшни. Спустившись где-то до двух метров, он негромко произнес:
   -Доброе утро, сэра.
   - Доброе, - она даже не повернула головы, что говорило о том, что она не сильно хочет отвлекаться на него, а так же о бесконечном доверии... во всяком случае, так казалось. - Выспались?
Вид незащищенной спины босмерки так и тянул пустить туда файрбол в плане мести, но данмер сам себя остановил: "Ты здесь - никто. Тебе, хотя бы на первых порах, необходимы союзники. Успокойся".
   -Спасибо, хорошо. Я к вам пришел с вопросом. Не могли бы вы объяснить план похода? Дальность, длительность, ожидаемые враги, и так далее?
Мадренас облокотился о дерево, скрестив руки на груди.
   -И еще одна маленькая просьба... Мне не очень приятно разговаривать с задней частью вашего тела. Не могли бы вы слегка развернуться?
Девушка усмехнулась, разумеется, данмер не мог этого видеть, потом выполнила его просьбу. Встала перед ним, скрестив руки, и заговорила:
   - Мы идем к статуе Шигората, которая находится на полпути между Бравилом и Лейавиином. Мы поедем по дороге, так что, кроме банд и патрулей, нам вряд ли встретится что-либо интересное. Это будет самая скучная часть нашего путешествия. Дня два, думаю, хватит. А вот потом насколько все это затянется,  вам даже не скажу, потому что понятия не имею. Чутье, однако, говорит, что на неделю, не меньше. Может, на две. И куда пошлет статуя - тоже не знаю, но чувствую - далеко. Враги? Начиная зверьем и заканчивая даэдра, всякое возможно. Диапазон широк. Вас все еще интересует это "небольшое" предприятие?
   -Конечно, интересует... Даэдра, люди, звери, нежить...хмм... А подскажите-ка мне, есть ли вероятность того, что в этом походе найдется что-то, что вселит радость в сердце старого телваннийского ученого? Что-нибудь необычное для этого мира, оригинальное... м?
Лайкалассе снова усмехнулась при мысли о том, что необычное он уже нашел - ее саму.
   - О да, вы эту прогулку не забудете. Но вот что, - добавила она. - Мы одна команда. И хочу сказать, что мое поведение в таверне вчера вечером было вызвано не личной неприязнью. Это был равный ответ на ваш поступок. Поймите, если бы вы не поступили подобным образом в отношении того бедного аргонианина и не стали грубить мне - никакой размолвки между нами не случилось бы. У меня нет на вас зла. Надеюсь, у вас не найдется обиды, иначе в нашем путешествии появляется большой риск, который мы себе не можем позволить.
Мадренас подумал, что в путешествии могли возникнуть тысячи ситуации, когда он мог бы всадить этой женщине в спину кинжал... Но самым странным и непонятным для него было то, что ему этого... не хотелось. Да, он почему-то больше не держал на нее зла...
   -Хмм... обдумав ваши слова, сэра, я пришел к выводу, что ваша атака была обоснованной. Что ж, за свою телваннийскую безнаказанность я поплатился. Первый раз в жизни. Думаю, это будет для меня уроком. А теперь, позвольте откланяться...
Воительница вздохнула с явным облегчением, но дала себе зарок следить за ним.
   - Конечно. Что ж, я очень рада, если нам в самом деле удалось договориться, - закончила она и снова вернулась к своим делам.


   А в это время Дельвар сидел за барной стойкой, пытаясь одновременно побороть головную боль и принять окончательное решение по поводу своего участия в грядущем сомнительном мероприятии. Проблем с выживанием, судя по всему, не будет – народу в компании явно будет много, а так как Дельвар никогда не стремился быть в первых рядах, то его, скорее всего, и убъют далеко не первым. Это утешало, к тому же появлялся шанс дожить до раздела полученных доходов и урвать себе порядчный кусок общей прибыли...
   Эльф, задумавшись, откинулся на спинку стула, совсем забыв о головной боли, которая, впрочем, быстро напомнила о себе. Он тихо выругался, взял у Манхейма заказанную чуть раньше кружку с рассолом и пошёл на улицу, по пути чуть не столкнувшись с одним из соплеменников.
   Нынешнее утро было солнечным, свежим, и вообще каким-то неприлично светлым, что тоже не вызвало у мага особой радости. Хотя, скорее всего, за мерзкое настроение Дельвар должен был "поблагодарить" местную выпивку и сны про аргонца, поющего дуэтом с вилкой какую-то бессмысленную, но почему-то странно знакомую песню, чем-то похожую на зов.
"Чертовщина какая-то" - подумал эльф, глядя на лес и отхлёбывая рассол из кружки. Чуть позже он заметил возле хлипкого сооружения, выполнявшего роль конюшни, знакомый силуэт главной местной возмутительницы спокойствия.
"Надо бы сказать, что я приму участие в походе, пока ещё не поздно..." - Делвар допил рассол, поставил кружку на столик рядом с дверью и решительно направился к "конюшне"
   - Доброе утро, сэра... - сказал маг, походя к босмерке.
   - А, Дельвар, - тепло откликнулась Лайкалассе. Сейчас она инспектировала мешки с припасами, из которых выбирала подходящую для путешествия провизию. Пока все прочие спали, босмерка времени не теряла и собиралась в дорогу очень тщательно. Похоже, только она одна представляла себе масштабы грядущего приключения. - Ты вчера так быстро ушел. Как спалось?
   - Бывало и лучше... снилась всякая гадость про поющие вилки. Ну, это вряд ли стоит принимать всерьёз. - ответил маг (впрочем, не слишком уверенно), -  Кстати, я тут подумал насчёт готовящегося мероприятия, и решил, что единственный здравомыслящий мер из всех присутствующих здесь вам явно не помешает! Если вы не против, разумеется.
   - Поющие вилки? - брови девушки удивленно поползли вверх. В глазах мелькнули зеленые искры. - Интересно... Как ж я могу быть против, если мы уже прошли вместе через Врата? Ты не боишься их, как я поняла. Но не страшишься ли связанного с Лордом Безумия?
   - Вы ещё моего дедушку не видели... после общения с ним Шегората можно почти не бояться! К тому же, в вашем обществе, как мне кажется, мы будем в относительной безопасности. И кроме того, меня всегда интересовали даэдра - ответил Дельвар, слегка обидевшись.
   - В безопасности? Дельвар, мы были в Обливионе - это, по-твоему, безопасное место? - рассмеялась воительница, затягивая мешок.
   - Я сказал в относительной безопасности! - возразил маг, -  То есть нас съедят заживо не сразу, и мы успеем немного побегать перед смертью. И вообще, Царство Шегората наверняка должно хотя бы выглядеть получше дагоновых Пустошей.
Босмерка воззрилась на данмера особенным взглядом, как будто увидела его впервые и он показал себя с совершенно неожиданной стороны.
   - Хорошо. Через час жду тебя здесь. Вопросы еще есть?
   - Ладно, через час... - ответил Дельвар, посмотрев на солнце и прикинув время. -  Пойду озолочу Манхейма - путь предстоит немалый, а о припасах явно никто не позаботился. -
   - Ну почему же, - заметила Лайкалассе. - Вон тут полно мешков, я из них и набираю. Присоединяйся, а потом заплатим трактирщику. А вот остальным не помешало бы озаботиться.
   - Хммм... ну ладно. Надеюсь, всё это съедобно. - эльф направился к ближайшему мешку, отпихнул от него морду пятнистой лошади, мечтательно принюхивающейся к содержимому, и начал опустошать запасы "Дурного знамения".
Morneango
4 число месяца Заката. Таверна «Дурное Знамение».
Совместный пост Morneango & Mescalito.

Морнеанго открыл глаза и, выхватив кинжалы из-под подушки, вскочил с кровати, осматриваясь и щурясь от яркого утреннего солнца. Опять тот же кошмар, преследующий его последние несколько лет. Убедившись, что в комнате кроме него никого нет, ассасин убрал оружие и начал одеваться. Собравшись и прихватив с собой снаряжение, мало ли что могло случиться, он вышел из комнаты и спустился по лестнице в главный зал. Приветственно кивнув Манхейму, данмер сел за один из столиков. Вскоре перед ним оказалась тарелка жареной картошки и бутыль эля. Всё было как обычно, разве что…
Морнеанго посмотрел в сторону окна, похоже, что босмер разговаривает с той воительницей, устроившей вчера такое весёлое представление. О чём он мог с ней говорить? О своём гонораре? Или может о побеге? А если она узнает, что Морнеанго заставил его пойти с ними, что тогда?
Вскоре эльфы закончили разговор, и босмер направился к входу в таверну. Войдя внутрь, он тут же пошёл к лестнице, но ассасин окликнул его:
- Эй ты! Босмер! Подойди-ка сюда.
Эльфу ничего не оставалось, как только повиноваться и он направился к столику, за которым сидел данмер.
- Да ты садись, - жестом указал данмер на стул, и босмер сел напротив, на расстоянии вытянутой руки, - Знаешь, я тут подумал, а ведь я даже не знаю твоего имени?
Вор злобно прищурился и пробурчал:
- Имя моё узнать хочешь?
Помолчав немного и прикинув, что данмера лучше не злить, босмер всё тем же тоном добавил:
- Мескалито…
- Ну зачем так грубо? А меня зовут Морнеанго, - ассасин протянул руку в приветственном жесте. Босмер нехотя пожал протянутую руку, но в следующую секунду произошло то, чего он никак не мог ожидать. Резкий рывок на себя и вот расстояние между эльфами заметно сократилось, а прямо у горла босмера предательски поблескивает лезвие серебряного кинжала. Вся приветливость и доброта сошла с лица ассасина, а на её место пришли суровость и хладнокровие. Нагнувшись поближе, Морнеанго надавил кинжалом на горло босмера и прошептал:
- Послушай собрат, - на это слово он сделал особое ударение, - ты украл у меня деньги, а мне это совсем не по нраву. И если ты хочешь жить дальше на этой проклятой земле, ты должен не просто вернуть свой должок, а послужить мне как следует, чтобы я остался тобой доволен. И если в твоей голове затаится мысль о побеге, можешь сразу подписывать себе смертный приговор, потому, что нигде, слышишь, НИГДЕ ты не скроешься от меня! Я буду везде преследовать тебя, как охотник охотиться за своей жертвой! И мой дух не успокоится, пока твоя душа не отправится к Ситису!
Данмер отпустил руку босмера и, убрав кинжал на место, как ни в чём не бывало, продолжил свою трапезу. Мескалито вскочил со стула и отошёл на шаг, потирая своё горло. Хлебнув эля, Морнеанго проговорил более спокойным голосом:
- Подумай над моими словами, Мескалито. Ты можешь хорошо заработать и доказать мне свою лояльность или жить в страхе перед смертью и знать, что за тобой всегда идёт охота. Поверь мне, я сам жертва такой охоты, но правда в том, что я всегда был верен своему выбору.
Мескалито бешено вращал глазами и тяжело дышал: сердцем он хотел выхватить свой кинжал и воткнуть его проклятому убийце прямо в лицо, однако разум подсказывал ему, что не следует этого делать. Пока.
Босмер сплюнул себе под ноги и пошёл прочь, в свою комнату. Подумав, что раз уж ему придётся участвовать в походе, неплохо бы и едой запастись, эльф достал свою сумку из комода и, вернувшись в зал, договорился с трактирщиком о продовольствии. Вскоре мешок эльфа был наполнен различной снедью, а карман довольного Манхейма – золотыми монетами.
Решив, что больше ничего, кроме того, что уже имелось, ему не потребуется, Мескалито вышел на улицу и присел на землю под деревом неподалёку.
- Эх, жаль, что того барда поблизости нет…- пробормотал босмер сам себе, жалея, что у него нет собственной лютни. Когда-то он довольно сносно играл на похожем инструменте, и оставалось надеяться, что талант его не покинул.
Закинув руки за голову и устроившись поудобней, эльф решил, что с места не тронется, пока все не соберутся. А потом уж, в одну из тёмных беззвёздных ночей, он провернёт то, что не давало ему покоя, и навестит своих приятелей в Уотерфронте Имперского города. И никакие выскочки ему не помешают.
На этой ноте Мескалито задремал...
Laikalasse
       4 число месяца Заката, полдень, Зеленая дорога на юг от таверны "Дурное знамение"
      
       Совместно с Мадренасом, Морнеанго, Лордом Тайросом и Мескалито, а так же со  специально приглашенным гостем Акавирцем в роли минотавра и семерых диких кабанов  biggrin.gif
      
       Через час у таверны собралась пестрая толпа, весьма разношерстная и более чем необычная для данных мест. Складывалось впечатление, что данная компания вылезла откуда-нибудь из пепельных земель Морроувинда, поскольку в ней находились целых четыре данмера. Лайкалассе удовлетворенно хмыкнула, изучая своих спутников.
       Арий, флегматичный и мрачный вампир, гарцевал на своей иссиня-черной кобыле, которой явно не терпелось отправиться в дорогу, и поглядывал по сторонам, оценивая компаньонов и особенно часто бросая взгляды на Морнеанго. Тот где-то успел раздобыть пегую лошадь, которую босмерка накануне заметила в конюшне Манхейма - очевидно, трактирщик продал. Осмотрев собравшуюся компанию, Морнеанго отметил, что походом до святилища дело не закончится, а иначе зачем этой босмерке набирать столько народу? На Ария косился и что-то думал про себя. Оба данмера оказались неразговорчивы и угрюмы, сходство повадок роднило их и навело на мысли к принадлежности к определенного рода профессии.
       Взгляды Морнеанго и Ария на миг встретились, и данмер снова почувствовал то, что и вчера вечером, возле таверны. "Почему он так смотрит на меня? От его взгляда мне становиться не по себе, как будто хочет меня убить. Но, если он подослан Темным Братством, почему не убил меня раньше, ведь у него была такая возможность? Выжидает удобный момент? Или просто следит? Кто бы он не был, надо держать ухо востро…"
       Мескалито, так неудачно попавшийся вор, держался чуть позади на чалой, так же, скорее всего, купленной у добродушного норда, и, почувствовав на себе взгляд ассасина, поежился. От присутствия этого данмера у эльфа мурашки по коже бежали. За все то время, что он занимался воровством, босмер впервые пожалел о содеянном. Однако расстраивался он недолго, ибо делать это просто не умел. Быстро подавив в себе чувство печали и жалости к самому себе, хитрый эльф принялся обдумывать детали своего побега.
       Для Кантора так же нашлась лошадь у дальновидного хозяина, державший несколько животных, на которых усталые всадники могли пересесть, покуда их скакуны отдыхали в уютных стойлах - хоть теперь им больше не придется мучить Ночь. Дельвар и Мадренас, два мага, опаздывали, но в назначенное время Дельвар выехал из-за угла на своей медлительной и вредной кобыле, а вот телванниец...
       - Сэра, боюсь, вам придется сесть с кем-нибудь из нас: у сэра Манхейма нет больше лошадей, - озадачено заметила Лайкалассе, глядя на пешего Мадренаса. Затем босмерка перевела взгляд на восседавшего на последней кобыле Иди и засмеялась. У того округлились глаза и встали торчком уши, когда бард понял, какая мысль пришла ей в голову. - Что делать будем?
       - Лайкалассе, почему ты на меня так смотришь? - нервно сглотнул аргон, однако ответом ему были молчание и все более хитрый взгляд воительницы.
       Очевидно, Мадренасу предлагали поехать с кем-либо вместе. Тот переводил взгляд с одного всадника на другого, и глаза его медленно расширялись. Вот вампир, к которому он бы ни за какие деньги больше не подошел... Вот данмер, судя по лицу - убьет и не заметит... Вот данмер-маг на кобыле, упрямее которой, судя по всему, не найти во всем Сиродииле... Босмер и имперец, чьи лошади были нагружены так, что у босмера торчали только уши...
       Оставалась еще лошадь босмерки, но та (лошадь, а  не всадница) весьма неприятно смотрела на Мадренаса одним глазом и фыркала. Данмер благоразумно рассудил, что это означало неприязнь, и обернулся к последнему всаднику... аргону... Если бы кто-нибудь смотрел на этих двоих со стороны, то, несмотря на разницу в строении лиц, Мадренас и Иди выглядели, как отражения друг друга.
       - О Дагот Ур, они хотят меня изжить... - простонал данмер, волочась к лошади аргона: другого варианта не было.
       Бард вздохнул и обратился к Мадренасу:
       - Ладно, чего уж там, залезай... Сам понимаешь, я тоже не в восторге, но вся наша жизнь как раз и строится на терпении друг к другу, - и Иди притормозил лошадь, чтобы дать данмеру возможность забраться на нее.
       Лайкалассе усмехнулась и тронула поводья. Ночь неспешным шагом тронулась вперед. Мало-помалу лошади всей честной компании перешли на рысь.
       Двигались они не особо спешно, чтобы успеть добраться до Бравила к ночи. По дороге воительница о чем-то неспешно разговаривала с Кантором, который все оглядывался на свой посох за спиной.
       Оглянувшись, Морнеанго заметил Мескалито. Он ехал позади всех и заметно нервничал, то и дело, осматриваясь и вглядываясь в чащу леса. "Чего он боится? Нападения бандитов? Да с такой компанией им нас нужно бояться, а не наоборот, - уст данмера коснулась легкая улыбка. - А может он хочет слинять, пока никто не видит? В любом случае я его предупредил, а там, пускай сам решает..."
       Мескалито устало склонился в седле, изнемогая от палящего полуденного солнца, яростно метавшего свои лучи в сторону путников. Однако окружающий их мир, учитывая достаточно пасмурную погоду пару дней назад, радовался новому дню: кусты, трава и листья деревьев переливались на солнце, и Мескалито в полудреме даже представилось, что это изумруды блестят, маня эльфа и предлагая их стянуть.
       Так царила идиллия, продолжавшаяся до тех пор, пока отвлеченные разговором путники не заметили, что их путь перегородили семеро диких кабанов. Боровы, в свою очередь, с визгом набросились на спутников, сочтя их опасностью, так как те увлеченные разговором подобрались к зверям слишком близко.
       - Ах ты, напасть! - воскликнула босмерка. Наклонившись, она широким движением выхваченной катаны полоснула по одному из кабанов, отчего тот взвизгнул и отпрыгнул в сторону. Лошадь Дельвара и тут не преминула сделать подлость, поднявшись от страха на дыбы и едва не выбросив своего всадника из седла. Тот, ругая распоследними словами, с трудом удержался и отвел к обочине, поближе к целителю.
       Погрузившийся в свои размышления Морнеанго не сразу заметил, как на них напало сразу семь кабанов. Быстро спешившись, так как ассасин не привык драться верхом, Морнеанго выхватил кинжалы и скрылся за одним из деревьев. Через несколько секунд данмер оказался позади кабанов и, подкравшись, всадил свой кинжал в голову одному из них. Жалобно взвизгнув, дикое животное упало замертво, заливая своей кровью мощеную дорогу. На вой убитого "товарища" к ассасину прибежал еще один представитель местной фауны, подгоняемый молнией, пущенной Мадренасом. Разбежавшись, он набросился на обидчика, пытаясь посильнее его боднуть. Уворачиваясь от ударов кабана, Морнеанго делал быстрые выпады, раня животное в разные места своими кинжалами. Удары были слабыми, но лезвие открывало кровотечение и изматывало противника. Через какое-то время смертельный танец прекратился и кабан упал замертво, на его теле было множество порезов от серебряных кинжалов ассасина.
       Иди поглядел на свой короткий серебряный меч, что-то прикинул в уме и сделал вывод, что с лошади он им до кабана не достанет, если только не распластается по шее. Однако прыгать с кобылы вниз, на земля, и скакать вокруг, нарезая свинину тонкими ломтиками он тоже намерен не был. Вместо этого он повернулся к Мадренасу и спросил:
       - Эм-м, слушай, может быть разберешься с этими штуками? А то у меня руки слегка заняты, а ты вроде бы маг? Продемонстрируешь свои выдающиеся способности, коли есть такая возможность, м?
       Четверо хряков продолжали визжать и путаться под копытами.
       Однако на этом злоключения не закончились, вскоре появился большой минотавр, привлеченный шумом битвы, и, сжимая в руке двуручный ржавый молот, направился в сторону сражения путников со зверями.
       Лошади встали на дыбы и испуганно заржали, а странники, кое-как удержавшись, приготовились к сражению.
       Первым зверь опробовал на себе острие меча Ария, который, ничтоже сумняшеся, подъехал тому за спину и хорошенько врезал с тыла. Следом шкуру монстра подпалила слабая молния, пущенная Дельваром, стоило вампиру отступить на шаг. Рассвирепев от полученных ранений, зверь замахнулся молотом и что есть силы вдарил по кобыле Кантора, но промахнулся, когда имперец в ужасе успел оттянуть вожжи и тем самым заставил животное отступить. После чего, поскребя землю правой ногой, двинулся на явившегося в поле зрения Ария, готовясь подцепить вампира рогами.
       Внезапно зверя окутало облако яда, после чего в него полетел разряд молнии посильнее. Развернувшись на нового врага, минотавр увидел Фалана Мадренаса, спешно читающего заклинания из-за спины нагнувшегося Иди, который в этот момент как раз пронзал одного из мельтешащих кабанов.
       Преисполнившись злобы, от тяжких ранений, рассвирепевшее тупое животное кинулось в сторону своего нового "обидчика", крепко сжимая свой молот в руке. Тот пихнул барда в плечо, аргонец поднял голову и, охнув, поспешно отвел их лошадь назад, которая, к слову, оказалась, пожалуй, излишне спокойной и на появление тварей реагировала не так уж нервно - а может, ей этого не позволял двойной вес. Минотавр продолжал свое наступление, когда довольно тяжелый и крепкий посох Кантора огрел его по голове, мешая ориентироваться, и, пока враг приходил в себя, Лайкалассе и Арий одновременно подскочили к нему, спрыгнув с коней, и оборвали никчемную жизнь.
       Минотавр, издав предсмертный рык, выронил из рук свой ржавый молот и тяжелой тушей грохнулся на землю.
       Однако это был еще не конец. Один из кабанов, ощетинившись, напал с тыла на босмерку-воительницу. Та не успела собраться, выдергивая катану из туши поверженного монстра, и хряк со всей дури ударился боком ее в спину, отчего та полетела носом на траву. Девушка покатилась кубарем, но быстро развернулась и махом снесла голову животине. Струящаяся из артерии кровь обрызгала Лайкалассе, а обезглавленная туша хряка грохнулась на землю. Босмерка зашипела: клыки твари порвали плащ и печатались в доспехи, отчего по спине разошлась тупая боль. Отпихнув тушу, она встала и поморщилась. Потом опустошила бутылку с зельем.
       Оставшиеся два кабана крутились под ногами кобылы Иди и Мадренаса.
       Барду ну просто зверски не хотелось слезать с лошади! В итоге он решил поднапрячь память и вспомнить то, чему обучил его отец в детстве, а именно парочку слабых заклинаний школы Иллюзий. Так, как там следует творить деморализацию животного? Эту руку так, а вот эту так... ага... потом нужно сказать вот это... сделать такой-то жест... Через пару секунд из рук Иди вырвался сноп зеленых искр и врезался в одного из хряков. К счастью, заклинание не дало осечки, и кабан, потратив мгновение на осознание того, что ему внезапно стало чудовищно страшно, с визгом помчался куда глядели его свиные глазенки.
       Мадренас также не терял времени даром и метнул в последнюю тварь несильный огненный шар, которого, однако, оказалось вполне достаточно, чтобы душа борова с громким верещанием отправилась куда подальше.
       Во всеобщей суматохе все совершенно позабыли про Мескалито. Эльфу это было только на руку: пока остальные отважно сражались, можно было незаметно слинять!
       Босмер огляделся. Никто не обращал на него никакого внимания, и, что самое важное, Морнеанго за ним не наблюдал. Данмер бился где-то в кустах, размахивая своими клинками, нанося удар за ударом соперникам. Мескалито задумчиво почесал голову и, оценив мастерство ассасина, подумал, что если убийца все-таки найдет его, босмеру не поздоровится…
       Внезапно эльф услышал позади себя какой-то странный звук и повернулся. Перед ним стоял кабан, и эта огромная туша, судя по всему, собиралась атаковать. Босмер выхватил свой кинжал и откатился в сторону, причем вовремя: в этот момент пущенный кем-то клубок холода вонзился кабану в бок. Животное взревело и, оставив Мескалито в покое, бросилось на обидчика.
       Эльф перевел дух и огляделся. Пора! Не медля более ни секунды, шустрый житель лесов разбежался и запрыгнул на лошадь Морнеанго, ибо на своей кляче ему далеко не уехать. Он сильно ударил пятками животному в бок, и то рвануло туда, куда глаза глядят. К счастью, глядели они на северо-запад, именно туда, куда эльфу и требовалось. Каким-то чудом ему удалось повернуть на дорогу, а там-то скакать было легче.  Путь Мескалито лежал в Уотерфронт, туда, где он сможет схорониться у знакомых. Как хорошо все-таки, когда есть, к кому податься!
     
Акавирец
7 день Месяца Заката
Полдень.  Неизвестная пещера.



Сормаран  осматривал взглядом своды пещеры, бывшую ранее логовом “Защитников Хаоса” до того момента, как спонсоры этой организации решили провести “небольшой ремонт”.  Где-то полыхал пожар, на сводах пещеры остались следы от использования мощной магии, то здесь, то там, в луже собственной крови, валялись трупы или оторванные конечности “защитников Хаоса” которые в этой суматохе не смогли ничего противопоставить хорошо организованным действиям Клинков, которые, к тому же, и вооружены были гораздо лучше. Сормарану удалось уцелеть, благодаря надежному укрытию. Где-то в глубинах пещеры слышались голоса раненых и выживших хаоситов, но акавирца волновало совсем иное – это выход… точнее его отсутствие. Последним штрихом маг среди Клинков с помощью сильной магии смог вызвать обвал и замуровать выживших хаоситов и акавирца в сводах этой пещеры.
- Проклятие! – сказал цаэска, ощупывая камни и булыжники завалившие проход – Нет… это безнадешшно… навряд ли здесь есть другой выход, теперь вопрос о том, умру ли я от голода, удушья, или выживших разъяренных культистов – всего вопрос времени… скорее, все-таки от удушья.
Цаэска вздохнул и решил проанализировать ситуацию по поводу того, какое ко всему этому отношению имеют Клинки, продолжив беседу сам с собой:
-Странно… похоже клинки готовились к этой операции, зачистка была проведена за довольно небольшой отрезок времени… они были хорошо вооружены и подготовлены, похоже у Клинков уже было четко спланированное действие… но хаоситы? Клинки спокойно находились в их убежище? Какой у них был альянс??
Сормаран остановился и попытался вспомнить отрывки той беседы, что протекала между главарем хаоситов и капитаном Клинков…

- К Дагону такие действия! Угроза Мифического Рассвета становиться слишком явной! Но похоже против него созрел план у моих бывших коллег из Храма Повелителя Облаков… не знаю точно… но я точно знаю, что Империя трещит по швам и существует множество недоброжелателей которые только и жаждут этого… я уже посылал инструкции в каких районах должны произойти некоторые несчастные случаи “Во имя Ситиса”, чтобы эти поганые черви чувствовали себя в безопасности только под крылом Империи. Единой Империи… ли вы забыли, кто вас вооружил и спонсировал?
- Падхоум,  беспорядки в империи одно из олицетворений нашего отца- Ситиса. Развал – один большой беспорядок, мы не собираемся больше этому препятствовать. Мы не собираемся мешать пришествию хаоса в Тамриэль! А проклятый Рассвет…
- Хорошая собака остается такой, только когда она на цепи. Солдаты! Покончим с этим, пока ситуация не вышла из под контроля…

- Все ясно.. “Защитники Хаоса” были всего-лишь марионеткой в руках Клинков от которых они решили избавиться. Хе… знакомая тактика этих ублюдков…

- И это пенсия? – осматривая подведенное к горлу лезвие, спросил Сормаран
- Думаю .если мы… кхм… “найдем” убийцу мэра, это определенно снизит в Олд Гейтсе настрой против Империи.
- Гори в Обливионе, Ричмондс!

Погодите-ка… И … их капитан… * напряженно выкрикнул человек, в руках у которого была довольно-таки знакомая трубка*... мне кажется  довольно-таки знакомым… и повадки… и эта трубка…* Этот человек был имперец среднего возраста, одет в неброскую одежду, имел повязку, прикрывающую левый глаз, и с трубкой во рту. *. ДА НЕ МОШШЕТ БЫТЬ! – В глазах цаэски вспыхнул гнев – Он бы уже сдох. Ученик?? Наследник?? В любом случае если я выживу ему несдобра…
- Чужак! Возможно шпион предателей! Убейте во имя Падхоума! - Раздался голос за спиной у цаэски, который одержимый своей мимолетной вспышкой гнева, не заметил как подобрались трое раненых культистов с клинками в руках.
- …вать… Проклятие.

А в это время, на поверхности недалеко от той самой пещеры…

Капитан клинков, набивая свою трубку табаком, улыбаясь смотрел самодовольным взглядом в сторону разрушенного логова. Рядом с ним стояли двое его подчиненных: один меланхоличный хаджиит разновидностей Ом-Рахт, грустный вид которого вызывал ощущений что ему осточертело все вокруг и единственный путь к покою и спасению – это суицид. Второй подчиненный – молодая девушка, смахивающая на бретонку, если бы не остроконечные уши и небольшие клыки, наподобие орковских. Остальных клинков поблизости не наблюдалось.
- Великолепно! – сказал капитан и закурил из своей трубки – Мы лишились такого инструмента воздействия… а у меня в списке еще осталось парочка потенциальных врагов. Обидно, но они стали черезчур вольными и это дело могло бы всплыть на поверхность и достигнуть штаб-квартиры наших коллег в Храме Облаков… брррр! Мне аж до дрожи пробирает при мысли о том, чем это могло кончиться! Не, я серьезно!!
- Мы… верим. –  печально выдохнул его помошник Ом-рахт.
- Хехехе… Ладно, шутки в сторону. – внезапно со всей серьезностью продолжил капитан – Мифический Рассвет действительно представляет угрозу… это война и война с иномирными созданиями. И если у моих коллег есть и наследник и… кхм… способ противостоять этой угрозе, моим предложениям они все равно не внемлют… паскуды… А! Последнее слово я не говорил! Забудьте немедленно, это приказ!
- Да-да… да-да… - с насмешкой в интонации, сказала девушка, “почти” бретонской наружности.
- Так вот… так как наша задача, сохранить Империю Септимов... любой ценой. Некогда отвлекаться на другие… ээээ…  механизмы воздействия. Поэтому нам необходимо как можно скорее завершить наш первоначальный план…  ради спасения Империи, Талос с нами., Теперь, когда проблемка разрешилась, нам необходимо… СТОП! Неподалеку от Леявиина нам необходимо встретиться с нашими курьерами!!! Точнее… уже  как 15 минут назад мы должны были быть там. Выбора нет, хехехехеехе…– С этими словами капитан извлек из походной сумки странный, свиток, после чего улыбка расползлась по его лицу.
- Ка… капитан! – занервничал хажиит – Что вы делаете? О нет! Не надо! Мы слишком дааа…
Morneango
4 день месяца Заката. Недалеко от таверны «Дурное Знамение»
Совместный пост Mescalito & Morneango.

Шум битвы стих и на некоторое время повисла абсолютная тишина. Кажется, что даже ветер перестал тревожить листья деревьев, а птицы петь свои песни. Но тишину разогнал громкий возглас эльфийки:
- Все целы?
В ответ на её глас вокруг зашевелились все остальные. Кто, потирая ушибленные места, вставал с земли, кто переводил дыхание после тяжёлой битвы, а кто просто сидел на лошади и смотрел на остальных. Морнеанго, вытерев замазанные кровью кинжалы о шкуру недавно убитого зверя, встал в полный рост и, повернувшись к Лайкалассе, с усмешкой в голосе сказал.
- Кажется всё в порядке. А ведь мы только начали свой путь, а что же будет дальше?
Он осмотрелся. Что-то было не так? Кого-то явно не хватало. Сощурив глаза, ассасин прошипел так, чтобы это услышала только эльфийка:
- А где наш маленький друг?
Лайкалассе тревожно осмотрелась. Похоже, что Мескалито и вправду не было в отряде.
- Кажется, мы потеряли одного из наших? Никто не видел Мескалито?
- Вы про того маленького эльфа? Он убегал от борова в сторону таверны, когда я пустил в зверя шар холода, - сказал Дельвар.
- Возможно, он потерялся и решил вернуться в таверну. Мы должны вернуться за ним, ему может понадобиться наша помощь, на дорогах сейчас слишком опасно!
Морнеанго спрятал кинжалы на место и направился к лошади Мескалито, которая щепала траву чуть поодаль от дороги, его лошадь украл гадкий босмер. Лицо ассасина перекосилось от злости, а в глазах пылало пламя самого Обливиона. «Потерялся?! Да этот сорванец просто удрал, пока мы тут кровь проливали! Надо было прикончить ещё тогда в таверне. Ну, ничего, теперь его не спасёт даже сам Ситис!»
- Быстрее, нам надо найти его как можно скорее!
С этими словами Лайкалассе села на лошадь и поскакала в сторону таверны, остальные сделали то же самое. Вскоре вся компания уже мчалась назад на помощь своему товарищу. Данмер не жалел лошади и каждую минуту подгонял бедное животное. Расстояние между ним и группой потихоньку увеличивалось, но лошадь была слишком загружена, чтобы скакать в полную силу. Не надо быть гением, чтобы догадаться, что эльфийка не даст прикончить босмера, так что всё надо было сделать быстро и без свидетелей.

Мескалито мчался на похищенной лошади по дороге в сторону Уотерфронта. Животное оказалось весьма выносливым, и о том, чтобы сбавить скорость, не было и речи. На какой-то момент босмер зазевался, и странное поведение лошади застало его врасплох: животное замедлило бег и, испуганно заржав, встало на дыбы. Мескалито не ожидал подобной выходки, и потому благополучно вылетел из седла. Босмер успел сгруппироваться и откатился в сторону, а лошадь, даже не посмотрев на бывшего седока, развернулась и умчалась прочь.
- Ах ты конина тухлая! – рассерженно закричал Мескалито вслед удаляющемуся силуэту. Эльф ещё немного повыкрикивал разнообразные ругательства, а затем, порадовавшись, что сумка при нём, побежал в нужном направлении, размышляя, к чему бы лошади себя так вести. Однако пробежал босмер немного: послышался стук копыт и Мескалито обернулся в надежде увидеть вернувшуюся лошадь. Не тут-то было – Морнеанго, оторвавшийся от основного отряда, нагонял босмера. Мескалито прикусил язык и побежал ещё быстрее по дороге, однако, как не трудно догадаться, он заметно уступал в скорости лошади. Ассасин поравнялся с лесным эльфом, а в следующее мгновение уже преграждал ему путь. Убийца удовлетворённо хмыкнул при виде остолбеневшего босмера и быстро выпрыгнул из седла. Угостив беглеца сильным пинком, от чего босмер упал на дорогу спиной вниз, Морнеанго выхватил клинок и прошипел:
- Ну всё, босмер, тебе конец! Я тебя предупреждал…
Однако Мескалито, не желая больше поддаваться террору безжалостного убийцы, тоже выхватил кинжал. Хоть он и понимал, что их мастерство даже сравнивать нельзя, он умрёт с оружием в руке!
Но этой битве (хотя правильнее было бы назвать это убийством) не суждено было состояться. Внезапно земля начала бурлить, словно взволновавшееся море. Позади ассасина вырвались два огромных зубца и потянулись к внезапно преобретящему алый оттенок небу. Соединившись в арку, зубцы срослись и не прошло и минуты, как жара усилилась. Эльфы словно ощутили на себе дыхание дракона, а в арке заполыхало пламя.
Босмер, конечно, слышал о Вратах Обливиона, но видеть их ему не доводилось. Впрочем, он сразу догадался о назначении конструкции, возникшей у него на пути. Пока Мескалито в ужасе пялился на Врата, а Морнеанго размышлял, прикончить босмера сейчас или чуть позже, отряд приключенцев нагнал их.
Lord Tyroth
Ночь со 2го на 3тье число Месяца Заката.
Бравил.
Совместный пост Акавирца и Лорда Тайроса.


Бравил… самого беднейшего и грязного городишки во всем Сиродииле не сыщешь, городишки ночные улицы которого никогда не бывали спокойными. Как и в ночь со 2го на 3тье Месяца Заката…

Через переулки деревянных бравильских домов, крепко сжимая в руках небольшую сумку, бежал испуганный данмер, чей костюм был уже весь в грязи от длительной погони и в крови, от полученных им ножевых ранений в плечо и предплечье. Выбежав из переулка и остановившись, эльф испуганно огляделся, быстро достал целебное зелье, глотнул его, после чего откинул бутылку и побежал дальше по грязным улицам Бравила. В это время на крыше одного из домов за ним наблюдали три личности, одетые в странные легкие черные доспехи, с выгравированной буквой M на наплечниках. Двое из них были людьми и носили маски закрывавшие почти все лицо, но третий был аргонианином… в капюшоне. Причем не совсем обычным аргонианном.
- А вот и наша жертва ящер. Ну что, добьешь его?
На видимой части морды аргона, чья черная чушуя словно сливалась с его доспехами и капюшоном, также бывшими абсолютно черными, выразилось явное неудовольствие от подобного обращения. Он, не поворачивая головы, тихо проговорил:
- Не называй меня больше "ящером"... - а потом, сделав секундную паузу, все-таки добавил, - пожалуйста. Меня это раздражает.
Не дожидаясь ответа, неизвестный аргонианин с черной чешуей сорвался с места, с разбегу перепрыгнул на другую крышу и начал передвигаться таким способом, выслеживая этого уже, фактически, мертвого данмера. Слегка опередив его, убийца резко затормозил буквально за несколько десятков сантиметров до конца крыши, присел на корточки и, выхватив из-за пояса два небольших двухзарядных мини-арбалета, выпустил все четыре стрелы в данмера, уже бежавшего по веревочному мосту через реку. Все выпущенные болты угодили прямо в затылок жертве. Бедняга покачнулся, после чего перевалился через перила мостика и грохнулся в реку, вызвав громкий всплеск воды. Аргонианин встал, вернул мини-арбалеты обратно на пояс, поправил короткий серебряный меч сбоку и вернулся к тем двоим, ожидавшим его там же, где и раньше. Он кивнул им в знак того, что работа выполнена.
- Отлично. Теперь пускай ищут его в этой отходной яме. Главное компромат точно не уцелеет в этой помойной бравильской луже, что там у нас дальше по плану?
- Нам необходимо… выйти на связь с еще одним нашим агентом. Похоже, он смог выйти на одного субъекта, которого М. очень желает еще раз видеть. Ладно, ребята, сваливаем из этого городишки…
Язычник
4 число месяца Заката, утро, таверна "Дурное знамение"

Сны… место довольно прекрасное… в нём можно быть хоть кем… но, увы, сейчас вампиру ничего не снилось… просто мертвый сон… без чудесных видений и без ужасных кошмаров. Но вот… грань треснула… и эльф оказался на арене… с трибун на него взирали великие… «Я не доволен твоим промедлением, сын мой» - услышал глас в своей голове эльф и тут же бухнулся на колени от ужасной боли в голове, казалось что кто-то в ней зажёг файербол и не собирался тушить… из носа пошла кровь и последнее что он видел на трибуне это охотника…

Вампир вскочил с кровати откинув мокрое одеяло… голова продолжала болеть…
- Надо же такому присниться, надеюсь не Вернима развлекается.
С тяжелой головой эльф собрал свои пожитки и медленно не спеша отправился к выходу.

«Надо что-то решать, но увы, он обещал что доставит всю группу при её желании до святилища, чтобы не случилось, а что боги? Боги далеко, а дело близко» - раздумывал эльф, - «Надо ещё письмо отдать, но редоранец просил никому его не показывать, ладно посмотрим.»

Когда эльф поднялся народ уже постепенно собирался к отъезду.
- Посмотрим, буркнул эльф под нос и вышел на улицу. День обещал быть интересным.
Laikalasse
      //Уф, наконец-то написали нашу простыню! Почти вся партия писала, за исключением пребывающего в путешествии братца. %)

      4 число месяца Заката, полдень, Зеленая дорога рядом с таверной "Дурное знамение"
            
      Совместно с Морнеанго, Мадренасом, Арием, Мескалито, ДемонДроу и Лордом Тайросом
            
      Команда развернулась и поехала в обратную сторону в поисках потерявшейся части. Данмер-ассасин погнал свою доходягу вперед, и что-то подсказывало Арию: не ради спасения Мескалито.
      Ничего не говоря, он ехал вместе с командой.
      Выброс застал их, когда они уже подъезжали к пропаже. Алое небо и духота, и скоро к нему прибавилось мерцание Врат, перед которыми уже стояли эльфы и бегущая к ним босмерка.
      Еще до приближения к месту событий Лайкалассе почувствовала, что дела неладны. Как-то уж быстро заалело небо, потянуло сыростью, по спине побежали мурашки. Воительница сразу поняла, что случилось, и погнала вороную вперед. Придержав ее у дороги, она бросила поводья, зная, что Ночь далеко не уйдет, а в случае опасности сумеет спастись, если только не привязывать ее. Обнажив катану, босмерка бросилась через подлесок к вратам и в тот же момент увидела двух остолбеневших эльфов, которые стояли друг напротив друга с оружием наготове, и таращились на невесть откуда взявшиеся Врата Обливиона.
      - Назад! - крикнула девушка и метнула клубок холода в первую лезущую из красного марева тварь. Той оказался мелкий скамп - но кто знает, сколько других даэдра придут по их души! - Не стойте столбом, потом поговорим, сейчас за дело!
      "Еще как поговорим…", - Морнеанго многообещающе поиграл клинком, отчего босмер сглотнул. Подскочив к беглецу, ассасин прошипел:
      - Даже не думай о том, чтобы смыться. Ты понял? - в ответ босмер лишь кивнул головой.
      Мескалито и Морнеанго обменялись злобными взглядами и переключились на прущую из Врат живность. Клинки заплясали в воздухе, встречая когти маленьких тварей. И хотя лесной эльф обращался с кинжалом куда хуже данмера, число скампов у его ног заметно увеличивалось. Впрочем, Мескалито скоро притомился и стал поглядывать по сторонам, собираясь повторить свой побег. Теперь-то у него точно не было выхода, ибо Морнеанго из него лепешку сделает, когда все уляжется…
      Матернувшись, Арий быстро достал лук натянул тетиву и, не мешкая, начал прикрывать команду от лезущих тварей.
      Стрела угодила скампу в лоб, откинув его обратно во Врата, попутно сбив еще несколько замешкавшихся дейдр.
      Но ведь это только были цветочки…
      Воительница тем временем огляделась по сторонам. Сердце екнуло: среди прибывающих на поляну спутников она не видела целителя. Повернувшись по наитию, босмерка заметила его там же, где и опасалась: возле самых Врат, тот шел прямо к ним. А со спины к Кантору подкрадывался даэдра-паук. Прыжком настигнув тварь и прикончив, Лайкалассе оттащила имперца к деревьям, где и велела оставаться и ни в коем случае не смотреть на марево. Ей подумалось, что Врата притягивают всех, кто имеет повышенную чувствительность к магии - только эльфы, в отличие от людей, более сильны волей и им не страшны призывы с той стороны.
      "С этим придется что-то делать", - мимоходом подумала босмерка, выскакивая навстречу огненному атронаху. Хорошо еще, мелькнула мысль, в самом Обливионе таких проблем нет.
      Дельвар, умудренный горьким опытом, оставил лошадь у дороги, едва завидев багровые огни. Маг вытащил из сумки арбалет, прикрепил к поясу со снаряжением (пара отмычек, десяток дротиков, серебряный кинжал и старый добрый зачарованный меч) колчан с болтами и отправился к поляне. Решив не тратить лишнюю энергию, Дельвар начал потихоньку расстреливать особо прыгучих Ужасов Клана. Увлекшись процессом, он не заметил небольшую стайку скампов, начавшую заходить с тыла. Маг как раз заряжал арбалет, когда шесть мелких тварей одновременно набросились на него сзади, сбивая друг друга с ног. Атака не увенчалась успехом, но кусок мантии они все-таки выдрали, за что Дельвар отомстил им, искромсав четырех мечом. Оставшиеся два успели убежать лишь слегка поджаренными. К сожалению, в пылу боя маг выскочил на поляну, и несколько тварей посильнее заинтересовались новой мишенью. Отрубив лапы особо наглому Ужасу Клана, он решил, что с него хватит геройств на сегодня и поспешил скрыться в ближайших кустах.
      Как только данмер и аргонец появились на поляне, Мадренас сразу понял, что дело плохо. Собственно говоря, он и так почувствовал мощный всплеск даэдрической магии, но не ожидал, что это будут Врата. Даже спокойная и флегматичная лошадь Иди встала на дыбы, чуть не сбросив Мадренаса на землю.
      - Иди! Отведи ее! - крикнул данмер, спрыгивая с лошади и лихорадочно размышляя. Опыт с дреморой, который пошел против него же самого, повторять не хотелось. А что если... попробовать вызвать существо интеллектом пониже... например,  даэдрота... вряд ли, учитывая еще одного, который выпрыгнул из Врат...
      Нежить. Каждый Телванни выше Голоса знал некромантию. Увы, Мадренас уделял больше внимания даэдрологии... но попробовать  стоило. Та-ак... сконцентрироваться...
      Из-под земли полез скелет. Отбеленные древностью кости, ржавая клеймора, и... огонь не-жизни в пустых глазницах.  Значит, все же получилось. Скелет постоял несколько секунд, осознавая свою новую сущность, и поковылял к Вратам в  направлении дреморы. Сам же Мадренас отбежал в кусты, готовясь делать мелкие пакости даэдра: ну там файерболл в спину пустить или что похуже...
      Стоило только магу сконцентрироваться и приготовиться пустить шар льда, как рядом в кусты прыгнул еще один данмер, Дельвар.  Мадренас выругался, и ледяной шар пролетел мимо плеча дреморы, который в это время занимался разборкой скелета на отдельные косточки. Дремору это очень заинтересовало, и тот развернулся к кустам. За его спиной на одной ноге прыгал безголовый и безрукий скелет, пытаясь вскользь лягнуть даэдру.
      - Не дыши, - прошипел телванниец, набрасывая хамелеон. Заклинание было слабое, но в кустах большего и не требовалось.  Казалось, дремора и не заметил их, но... тут у Дельвара нервы не выдержали. С воплем тот швырнул в дремору огненный шар, одновременно пытаясь снести ему голову. На даэдрическую тварь это не подействовало, зато заинтересовало еще больше.
      - А теперь ты знаешь, где мы? - прошептал Мадренас, пытаясь поднять еще одного скелета. Нити магии не слушались его и выскальзывали из рук. - Мы у Дагота в заднице!..
       - Там гораздо хуже, поверь мне! – раздраженно огрызнулся Дельвар и пустил молнию дреморе в незащищенную голову. Конечно, она не убила бы его сразу, но заряд попал как раз на глаза дреморы. Даэдра, лишившись жизни (и части головы), медленно завалился на спину. Весь его череп был выжжен дотла.
      Оба мага изумленно уставились друг на друга и засмеялись.
      Иди все-таки пришлось спешиться, что ему, естественно, очень не понравилось. Ну вот какого скампа эти ворота открылись именно здесь и именно сейчас?! И ведь почему вся группа тут оказалась? Ну конечно, во всем виноват тот босмер, пытавшийся смотаться куда подальше от ассасина!
      Бард выхватил короткий меч и принялся вымещать всю свою злобу на скампах. Как... вжик... ему... шмяк... все... хрусть... надоело! ЗАДОЛБАЛО! Не многие скампы это пережили...
      Мескалито смотрел на весь этот ужас с широко раскрытыми глазами. Происходящее вокруг больше было похоже на кошмар, который никак не закончится. Невероятным усилием босмер заставил себя преодолеть нарастающий страх и поскорее убраться от появившихся Врат. Недалеко он заметил Кантора, который стоял возле дерева и заворожено смотрел на врата Обливиона. Отбежав к целителю, Мескалито выхватил свой серебряный лук и начал отстреливать даэдра издалека.
      Кинжалы ассасина то и дело скользили по толстой шкуре даэдрота, нанося тому незначительные, но кровоточащие ранения. Морнеанго точно в смертельном танце крутился вокруг противника, делая резкие, точные выпады и уходя от мощных ударов. Улучшив момент, ассасин воткнул один из кинжалов в левый глаз ящера. Даэдрот взревел от боли и злобы, схватившись за поврежденный глаз. В ярости он бросился на противника и попытался задавить его своей ногой. В шею ящера воткнулась стрела, пущенная метким выстрелом босмера. Немного пошатавшись, даедрот рухнул на землю замертво. Выдернув стрелу, Морнеанго подошел к Мескалито и вернул ее хозяину. Усилием воли он выдавил из себя: 
      - Спасибо. Но это ничего не меняет.
      Бой постепенно затихал, Арий слез с Тени и начал экипироваться для боя. Сходу лучше никуда не лезть, последний раз это оказалось дыркой в боку. Но не в этот раз.
      Наконец проверив свое снаряжение, эльф запахнулся в плащ и потихоньку пошел в сторону уже собравшейся обсуждать все команды.
      Тень мирно пощипывал травку, флегматично косясь на Врата. Судя по его виду, трава была отменная.
      Лайкалассе хмуро кивнула при виде отлынувшего от ратных дел данмера, но не стала ему ничего говорить. Вместо этого она позвала к себе всех, и все восемь участников похода столпились под деревьями вокруг нее, когда все лошади были оставлены с Ночью в безопасном месте.
      - Вот что, - сказала девушка, скользя по лицам каждого. - Эти Врата надо закрыть. Спокойно! - повысила она голос, услышав возгласы Иди и Мескалито. Остальные молчали. - Мы не можем оставить их тут открытыми. Сначала эти твари разнесут таверну Манхейма, потом займутся другой, а потом направятся к Бравилу и устроят там второй Кватч. Нас много, больше, чем в прошлый раз, когда мы вчетвером закрывали Врата. Сейчас нас в два раза больше. Ну, что скажете?
      По выражению лица Кантора она поняла, о чем тот думал: не повторится ли та же ситуация, что близ Коррола?
      Девушка вздохнула.
      - Задавайте вопросы, у кого есть, и я изложу всем план.
      Дельвар молча выслушал, оценил опыт штурма крепостей (равный нулю)  и отрицательно помотал головой. Вопросов не было.
      Морнеанго бросил полный предостережения взгляд на Врата, потом на Лайкалассе и взглянул на босмера. "Его надо прикончить и как можно скорее! Но пока он рядом с ней, я ничего не смогу сделать... Думай, Морнеанго, думай! Надо пойти с ними и, когда будет удобный момент, убить этого босмера, а потом просто скинуть его тело в лаву. Мало ли кто мог убить неопытного воришку в Обливионе..."
      Снова посмотрев на Лайкалассе, Морнеанго четко сказал:
      - Я согласен.
      - Хорошо, - удовлетворенно произнесла та. Босмерка то и дело поглядывала в сторону Врат. Пока там все было тихо.
      Мескалито округлил глаза:
      - Да вы спятили! Я сразу понял, что все вы сумасшедшие! Сперва они идут к Шигорату, а теперь они добровольно ныряют во Врата... Нет, дамы и господа, я пас…
      - Ты хорошо подумал? - поинтересовалась Лайкалассе и указала взглядом на мрачного Морнеанго. Воительница уже догадалась по их поведению, что босмер убежал явно не спроста, а по реакции данмера можно было понять, от кого именно тот драпал.
      Мескалито обреченно опустил глаза и, поразмыслив, пришел к выводу, что деваться ему некуда. С Лайкалассе было спокойней, данмер в ее присутствии не предпримет никаких действий, что не могло не радовать.
      Лайкалассе вдруг хитро прищурилась:
      - Думай, Мескалито, думай... Там, по ту сторону, могут лежать несметные сокровища неудачливых авантюристов. Не дело им - оставаться без владельца.
      Это окончательно убедило эльфа, что лучше пока остаться. Лайкалассе поняла, что она задела нужную струну.
      - Это все? - обратилась она ко всем.
      - Какова надбавка за вредность? - спокойно спросил Арий, перебирая стрелы в колчане.
      - Для начала б хорошо вообще вступать в бой, а не прохлаждаться в сторонке, - парировала Лайкалассе. - В Обливионе такой фокус не пройдет.
      - За бой с дейдрами мне не платили, платили за показание дороги до храма Шигората, - лениво прокомментировал вампир.
      - За указание дорогу к святилищу Шигората и составить компанию. Что подразумевает не просто праздное шатание и приятные разговоры в дороге, а оказание помощи, самое малое - защиту в пути. И поскольку мы еще не добрались до статуи, вы, сэра, будете действовать наравне со всеми - или убирайтесь прочь, другой проводник один у нас имеется, - босмерка сощурила глаза, на этот раз угрожающе, и в них сверкнуло что-то зеленое.
      Вампир улыбнулся: он любил доводить людей и нелюдей.
      - Составляйте план, а я пока соберу стрелы, увы, мой колчан их не производит, - он покосился на полупустой колчан, еще утром полный, а сейчас не набиравшем и двух дюжин стрел.
      С этими словами эльф развернулся и медленно пошел в сторону поля битвы.
      Воительница фыркнула и повернулась к другим членам команды.
      - Ну? Еще вопросы?
      - Но... - протянул Мадренас, и Иди согласно закивал, - мы же не готовы к битве! Нам нужно множество вещей, начиная от оружия не ниже серебра и зелий до стабилизаторов, чтобы не остаться там навечно! Ведь даже сам Дивайт Фир писал про...
      - Фалан, Фалан! - со смехом промолвила Лайкалассе. - Все у нас есть! Так что мы готовы.
      - Что? И стабилизаторы у вас тоже есть? Хотя... Дагот меня дери, формула Демневанни-Ариона этого не показывала, что барьеры могут быть разрушены! Тогда... тогда все становится проще!
      Иди обреченно вздохнул, сообразив, что его поймали на слове. И ведь действительно, тогда, в таверне его угораздило брякнуть, что "за такие деньги он хоть в Обливион с табуреткой наперевес пойдет".
      - Лайкалассе? - наконец спросил он недовольным тоном. - Скажи, у тебя есть зелья полной защиты от огня? И когда я говорю полной, я имею ввиду полной, - проговорил бард, тихонько похлопав по сковородке.
      Воительница рассмеялась и махнула рукой.
      - Не думаю, что до этого дойдет. Но если понадобится - я измельчу пару особых корней, должно получиться. Все же в этот раз нас больше, стало быть, опасности меньше.
      Аргонианин снова вздохнул и неохотно пробурчал:
      - Ладно, тогда я согласен...
      - Значит, вопросов больше нет. Хорошо. Итак, вот план. Рассказываю для всех, даже для тех, кто уже был по ту сторону Врат, - Лайкалассе покосилась на Ария и продолжила: - В Обливионе мы сможем находиться сколько угодно, до тех пор, пока не заполучит сигильский камень или пока нас не прикончат даэдра, - заявила она, кто-то скептично хмыкнул. - Никаких стабилизаторов из-за этого нам не требуется. Поскольку сигил - якорь для Врат, дающий им стабильность, вытащив его из своего гнезда в сигильской башне, мы тут же окажемся в Нирне. Где нас могут ждать успевшие проскочить твари. Поэтому, - босмерка мельком глянула на Кантора, никто кроме него не заметил этого, и целитель догадался, что у их предводительницы на уме есть способ обойти ее роковую наследственность. - Поэтому, как только мы доберемся до вершины башни и укрепимся там, двое из нас - я и Мадренас, как боец и проводник, ориентирующийся в Мертвых землях, прежде бывший в них не раз, и как самый сильный маг в нашей команде - вернутся обратно к Вратам пешком, выйдут из них и прикончат всех, кто будет ждать по ту сторону, в Нирне, чтобы вы могли в безопасности появиться в Тамриэле и никто на вас не напал, покуда вы будете уязвимы. Неожиданности и неприятные сюрпризы нам не нужны. На все про все нам с Мадренасом должно хватить двадцати минут, по истечению которых вы вынимаете сигильский камень. Но не раньше! Запомните хорошенько: от этого зависят наши жизни, - босмерка для убедительности посмотрела каждому прямо в глаза. "И моя особенно", - подумала она. - Еще раз: через двадцать минут после нашего с Мадренасом ухода один из вас забирает сигильский камень, и вы возвращаетесь в Нирн. В Обливионе, в Мертвых землях, принадлежащих Мехруну Дагону, куда мы сейчас направляемся, все держимся вместе: маги в середине, воины по краям, бережем целителя - он у нас один, а школа восстановления у боевых чародеев обычно плохо развита - следим за товарищами и остерегаемся мин, огненных шаров с вышек и ядовитой травы. Это ловушки, и об их появлении мы предупредим. Ну что же! На этом инструктаж считаю оконченным. Советую поторопиться, пока твари снова не повалили из Врат. Так что идем немедленно!
      И, развернувшись, Лайкалассе выхватила катану, в другой руке засветила шар холода и направилась к пламенеющему холодным огнем провалу за границы мира смертных. Остальные, держа оружие и магию наготове, двинулись за ней. Когда они все прошли через Врата, их обдало жаром, хотя ожогов никто не получил, да и больно не было. Спутники почувствовали, будто летят сквозь пространство. Время утратило свое значение, и ни один не знал, падает ли он пару секунд или целую вечность. Тем не менее, всему есть свой конец - вскоре каждый из них упал на землю и покатился кубарем по обжигающей тело почве.
Azzi
4 Заката, хотя Дагот его разберет в Забвении, время-то.
Неподалеку от точки фокуса Портала Shailinn, сторона Забвения.


Небо. Низкое, давящее, красное небо. В нем никогда не будет облаков, никогда не выглянет солнце, никогда не пролетит стая птиц. Да и не небо это, собственно говоря - так, иллюзия человеческого восприятия, жалкая попытка сознания трансформировать запредельность Забвения в привычные визуальные образы...
Земля. Жесткая, каменистая земля, обжигающая, будто под тонким слоем пыли кипит и беснуется раскаленная лава. Впрочем, это так и есть, наверное. Очень жесткая... и очень горячая... жжет... нестерпимо жжет... и этот камень под левой лопаткой... колет... почему в спину... я же...
Последним усилием Кантор успел широко распахнуть глаза.
Огненное небо дрогнуло и обрушилось багровым водопадом.

...нашел его Морнеанго. Ассасин не сразу кликнул остальных. Он почему-то некоторое время стоял молча, рассматривая тело целителя с обугленной дырой в груди, осколки огненной ловушки, рассыпанные окрест, и деревянный посох, откатившийся в сторону...
Im-Kilaya
4е число Месяца Заката. Очень раннее утро. Таверна "Дурное Знамение"

Им-Ниус проснулся легко. Несмотря на то, что проспать ему удалось совсем немного, он чувствовал себя на редкость бодрым и выспавшимся. И все бы ничего, если бы не одно но. Он окончательно сломался. Тот прочный стержень его души, что не давал ему отчаиваться и вел по жизненому пути навстречу трудностям и лишениям был надломлен еще в Кватче. Тот человек, что помог ему тогда, когда жизнь покидала его истерзанное бесплотной магией тело, немного укрепил надломившийся дух аргонианина. Но теперь, когда он лишний раз убедился в том, что этот мир не терпит таких как он, одиноких мечтателей и наивных эгоистов, в его душе не осталось больше места для надежды. Жизнь заставила его принять испытание, которое он не смог пройти. Он преодолел долгий путь в поисках своей семьи, но лишь окончательно ее потерял. Он втайне надеялся найти друга среди чужестранцев, но те немногие, что обращали на него внимание и по-доброму отнеслись к нему так и не стали ближе ему. Он знал, впрочем, что сам был виновен в том. Он ждал от других дружбы как дара, не понимая что ее нужно заслужить. Даже вчерашним вечером, когда зеленоглазая эльфийка выручила его из крайне неприятной ситуации, он не смог найти в себе силы наладить с ней какие-либо не то что дружеские, но даже приятельские отношения. Он мог сколь угодно обманывать себя и утверждать, что он всего лишь устал, что он не мог, что это было невозможно. Но правда, горькая правда на этот раз не хотела уступать лживым доводам сознания. Во всех своих несчастиях виноват был лишь он. Именно он был обижен на своих сестер за то, что они "бросили" его, предпочтя цивилизованный мир мягкокожих родному болоту, хотя понимал, что для них так лучше. Эгоизм обиженого ребенка говорил в нем, как и врожденное недоверие и подозрительность. Внутренне ощущая потребность в дружбе, он не верил тем, кто был искренен с ним в своей доброте. Он не верил никому, а особенно себе.
Тем не менее, теплый воздух таверны, в которой он провел ночь не дал его телу замерзнуть. Легко размяв конечности и ощущая в себе необычную утреннюю бодрость он спешно собрал свои немногочисленные вещи и незаметно покинул таверну. Ни с кем не прощаясь, никому ничего не сказав, он просто изчез. Возможно он отправился обратно в свою деревню, где продолжил скучную и однообразную жизнь знахаря-отшельника. А может сгинул где-нибудь в бескрайних болотах своей родины. Никто никогда больше не слышал о нем, одиноком, несчастном и сломавшемся. Лишь только хозяин таверны, прибираясь утром в зале заметил небольшую засохшую веточку странного растения. Веточка была аккуратно обвязана тесемкой у черенка, как амулет. "Странно, кто же ее обронил? - подумал он. Но затем более насущные проблемы заняли мысли старого норда, и веточка была выметена прочь, как ненужный мусор...
Morneango
4 день месяца Заката, полдень, Обливион, Мертвые земли.
Совместный пост Morneango & Laikalasse.


Она обернулась, и показалось на миг, что весь мир застыл неподвижной картинкой. Взрыв из-за поворота вынес клубы едкого дыма, рассеявшимся через мгновение. Предчувствие настигло прежде, чем долетел запах, прежде чем быстрые ноги вынесли ее к груде застывшей лавы, где она оперлась рукой и увидела. Ощущение нереальности, бредового сна, отрицание происходящего - такими словами любят описывать шок от внезапности страшного непоправимого события.
Лайкалассе стояла, держась на нетвердых ногах, растеряно шаря взглядом по обломкам ловушки, избегая смотреть на распростертое тело, возле которого замер Морнеанго. Ей пришлось себя заставить и тем признать, что это действительно произошло и поправить ничего нельзя.
Кантор был мертв.
- О нет... - прошептала она, бессильно привалившись к камню и закрыв глаза. Некоторое время мир перестал существовать для нее, со всех сторон накатилась плотная и душная темнота, давящая со всех сторон. Босмерка застыла, пытаясь справиться с бушевавшей в ней болью и гневом. Предательские мысли не замедлили появиться; она ожидала их. Безликие голоса внутри неё принялись укорять и обличать, обвиняя в том, что по её просьбе целитель пошел с ними. Девушка помотала головой, прогоняя их, не давая отчаянию затопить душу и разум и внутренне пресекая  каждую попытку черной волны захлестнуть с головой.
Лайкалассе не видела, что делали спутники, не чувствовала их и не желала вообще испытывать что-либо. Почти по инерции усилием воли она одернула себя и заставила собраться. Это умение заморозить эмоции обычно помогает сохранить рассудок и здравый смысл в бою, когда ты не можешь поддаться боли от ран.
Медленно, словно бредя по воде, воительница приблизилась, не обращая ни малейшего внимания на безмолвного данмера рядом, нагнулась и подобрала посох. Огонь в синем кристалле словно бы потускнел - воображение нарисует многое. Все так же полузаторможено Лайкалассе выпрямилась, глядя из-под полуприкрытых ресниц, бормоча что-то неслышно.
Морнеанго подошёл к бездыханному телу целителя и, наклонившись, резко выдернул из   груди застрявший осколок ловушки. Повертев его в руках, ассасин с отвращением отбросил бесполезную железяку в сторону. Вскоре к ним стали приближаться остальные члены команды, с настороженностью выглядывая из-за спин впереди стоящих. Морнеанго резко встал и, подняв руку вверх, громко сказал:
- Стойте, здесь повсюду эти ловушки! Отойдите все назад!
Лайкалассе стояла неподалёку держа в руках посох целителя. Её взгляд был устремлён в одну точку, а губы медленно шевелились, бормоча что-то невнятное. Морнеанго подошёл к ней и, взяв за плечи, легонько встряхнул:
- Лайкалассе! Послушай, ему уже не помочь! Он мёртв! Слышишь? Мёртв...
Босмерка не обратила на него никакого внимания, продолжая говорить что-то едва различимо. Слов Морнеанго не понимал. Закончив, она моргнула и грустно посмотрела на него. Крепче сжала посох. Во взгляде мелькали зеленые искорки.
- Я знаю, Мор... - общность трагедии в ее восприятии сблизило их и позволило обращаться вольно. - Как глупо, да? Сколько благородных и пафосных мыслей роилось у меня в голове, когда мы шли сюда, а теперь... Здорово отрезвляет от чувства собственной важности, - она глянула на тело и вздохнула. - Кто ж мог знать... Совершенно бессмысленная и ненужная смерть. А ведь я думала о будущем, о планах, о чем угодно, только не о таком. И мой подарок... Какой теперь в нём смысл, если он не сделает теперь то, для чего был создан? - Лайкалассе уставилась в глубину шара. - Я зачаровала его как символ, напоминание о нашем первом походе, о месте, где Кантор проявил мужество, где спас меня... Ты знаешь, что в навершии? Это тот самый сигильский камень, который он вынес из коррольских Врат. Посох должен был служить напоминании о том путешествии и тем придавать уверенности. Но все напрасно.
Она замолчала.
- Не забывай зачем мы здесь, нужно закрыть Врата…
- Мы так и этак должны их закрыть, за этим и пришли сюда... И помешать Мехруну Дагону... Это задание дал мне... начальство дало, - она смутилась и опустила взгляд на палку. - Видишь, благородная цель, которую обычно клянутся достичь над могилой друга в балладах, уже есть то, ради чего вообще я покинула Морроувинд. Что со смертью, что без - её надо воплотить. В балладах же клянутся сделать то, чего не пришлось бы делать, будь этот друг жив. По большому счету, смерть Кантора ничего не меняет... разве что то, что теперь нас некому лечить. И что теперь я уж точно не имею права всё бросить, после того, что здесь только что произошло, - она тяжело вздохнула и посмотрела влево, туда, где одному из них пришлось остаться. - Надо продолжать идти...
«Морроувинд? Что она забыла на родине тёмных эльфов? Кто же она на самом деле?»
- Хорошо, я пойду первым и буду расчищать дорогу, уж с этим я справлюсь, - на лице ассасина появилась еле заметная ухмылка. Достав лук и положив стрелу на тетиву, Морнеанго начал осторожно продвигаться вперёд.
Его остановили предупреждающий крик и ужасный грохот за спиной. Резко обернувшись и выхватив кинжалы, он увидел, как серые клубы пыли оседают на красной земле, а за ними высится огромный обломок на том самом месте, где погиб целитель. Морнеанго поднял голову и увидел покрытый сажей скол на склоне, где раньше был каменный нарост и из-за которого они тогда все вышли, чтобы обнаружить трагедию. Клубы немного рассеялись, ассасин наконец заметил пораженных спутников и в пяти метрах от завала Лайкалассе, которая тяжело дышала. Он понял, что она велела всем отойти, от души жахнула огнем по скале, вложив свою боль и злость, и удар выжал из нее все силы и магию. Но она слабо улыбалась странной улыбкой, а в глазах плясали зеленые искры. Размахнувшись посохом, босмерка выпустила из синего шара клубок пламени, и тот впечатался в импровизированное надгробие, оставив черную вмятину. Девушка постояла так несколько мгновений, изучая результат, махнула в сторону рукой и подошла к темному эльфу.
- Помоги мне закрепить Око Дракона на спине. Там на ремнях катаны есть дополнительные ремешки, я сделала их как раз для чего-нибудь длинного и узкого. Спасибо, - взгляд ее скользнул по обломку, когда Морнеанго закончил, и в голосе прозвучало сожаление: - Эх, жаль, он так и не выстрелил из него ни разу... Но это мы исправим, - босмерка вскинула голову, и усмешка стала совсем уж жестокой, а глаза злыми. - Что-то даэдрического отребья давно не видно. Пойдем, поищем его сами!
Данмер снова взял в руки лук и приготовился расчищать путь товарищам. «Хм, мне всё больше кажется, что Шегорат встретит её как родную дочь, когда мы доберёмся до места… Надо бы за ней проследить, мало ли что она ещё может выкинуть…»
Кидая в сторону босмерки настороженные взгляды, Морнеанго продолжил свой путь к башне.
Laikalasse
4 день месяца Заката, полдень, Обливион, Мертвые земли

Совместный пост Лорда Тайроса, Лайкалассе, Морнеанго и Мадренаса, а также нахального Мескалито

Стоявший неподалёку Мескалито, старающийся не забегать вперёд и держащийся за спинами союзников, достаточно равнодушно осмотрел труп и хмыкнул. Порой, когда он выходил на дело с напарником, всё заканчивалось ничуть не лучше. Что ж, чужом плане стоило ожидать подобных неожиданностей. И всё же изуродованное бездыханное тело заложило в голове босмера неприятный фундамент для раздумий. Вновь засомневавшись в правильности этого принудительного сотрудничества, поникший Мескалито засеменил вслед за товарищами.
У Иди же в данный момент на душе было чрезвычайно погано. Стоило только войти в Ворота, а они уже успели потерять одно человека, причем, судя по всему, довольно умного и аккуратного. Но даже это не помогло тому - малейшая невнимательность, и вот, он уже лежит бездыханный под каменной плитой с дыркой в груди... Аргонианин медленно волочился позади Лайкалассе и Морнеанго, размышляя об опасностях Обливиона, о жизни, смерти и прочей лабуде.
Между тем компания пробиралась все дальше. Пробираясь впереди всех, воительница остановилась, присела за камнем и помахала рукой, привлекая внимание. Ближе всего к ней находились как раз Иди и Морнеанго.
- Вон, смотрите, - прошептала девушка, показывая вперед.
Картина соратникам не понравилась.
Прямо перед ними возвышалась Сигильская башня, но между ней и авантюристами протянулась аллея с обелисками по бокам. А за обелисками у ворот возилось пять даэдра, очевидно, готовясь к чему-то. От обелисков они держались подальше.
- Скверная ситуация, - прокомментировала босмерка. - Если мы сунемся в аллею, нас мигом изжарит огоньками с этих камушков. И переполошатся даэдра. Когда - и если вообще - выберемся, они будут рады нас встретить. Можно, конечно, попробовать обойти обелиски по насыпи слева от аллеи, только я не уверена, что мы не попадем в радиус действия.
Иди задумчиво посмотрел на свою походную сумку - внутри было ровно одно зелье стопроцентной защиты от огня. Однако бард тряхнул головой, отгоняя эгоистичные мысли. Да, предположим, зелья бы хватило на то, чтобы он успел перебежать мост, но что дальше? Он один не справится со всеми противниками у ворот! Да и что о нем подумает вся остальная комманда? Ведь догонят же все равно, и тогда будет плохо... Н-да, положеньице! Хотя... а вдруг справится? Интересно, длительности действия зелья хватит, чтобы успеть вытащить Сковороду, и шарахнуть ей по ближайшему супостату, и при этом не умереть от взрывной волны или удара какой-нибудь зверюги? "Ладно, сначала послушаем предложения остальных участников похода..." - подумал аргонианин.
- Я могу провести разведку обходного пути, мы, данмеры, не так сильно подвержены разрушительной силе огня, так что, думаю, пару огненых шариков мне не повредит, - словно в ответ на его мысли, проговорил Морнеанго. - Но взрывы могут привлечь внимания этих тварей, так что...
- Так что? - повернулась к нему Лайкалассе. - Договаривай, раз начал.
- ... так что, если меня заметят, придётся вступать в бой, а мне бы этого совсем не хотелось, - закончил данмер.
- Ясно. Еще идеи?
Мадренас молча рассматривал унылый красно-серый пейзаж, расстилавшийся перед ним. А метрах в пятидесяти стояли огневые обелиски.
Он вспомнил, как так же молча рассматривал мертвое тело целителя. Конечно, плохо было потерять такого полезного мага, но, как минимум, данмер получил полезный опыт. А именно, что может сделать с человеком магическая ловушка Обливиона. Даже на входе в Тель Зан не было таких мощных систем защиты. А целитель выглядел так, что ему не то что другой лекарь - некромант не помог бы. Мадренас развернулся и пошел осмотреть местность, но тут за спиной раздался грохот.   
Обернувшись, он увидел, что Лайкалассе со злости обрушила скалу мощным магическим зарядом. Данмер покачал головой. Он бы никогда не допустил такой истерики, хотя бы потому, что это расход маны, не говоря уж о том, что упавшую скалу могли заметить даэдра...
Внезапно данмеру пришла в голову идея.
- Тааак...есть предложение. Сначала мы, как предложила Лайкалассе, пойдем по насыпи. Потом, немного не доходя до предела действия обелисков, я выпущу нескольких скампов прямо на проход. Пока башни будут крошить их в фарш, мы успеем пробежать...наверное. Что касается вон тех даэдр - пусть предлагает кто-то другой. Я не слишком большой специалист в ближнем бою.
- Идея мне нравится, - задумчиво произнесла воительница. - С другой стороны, если даэдра и заметят нас, парочка самых тупых вполне может нарваться на обелиски сами. Среди них я не вижу ни одного ксивилая - а значит, нет и достаточно умного, кто мог бы побежать в башню и всполошить там всех.
Если задуматься, в плане была куча прорех. В первый раз босмерка планировала так небрежно.
- Хм... очень рисковано, так не пойдёт... - покачал головой ассасин. - Что если попробовать взять их хитростью? Я постараюсь привлечь их внимание и побежать на меня, прямо по аллее, под градом огненых шаров. А вы в это время пойдёте в обход и зайдёте к ним с тылу. Всё внимание будет занято вами, так что я смогу спокойно скрыться, а вы в это время добъёте выживших.
- Шары мигом среагируют на присутствие и поджарят тебя, - прокомментировала Лайкалассе. - Без шансов.
- Не заметят, если не подходить слишком близко, ведь у этих вертушек тоже есть свой радиус действия, ведь так? Мне просто нужно привлечь внимание тварей, а всё остальное за нас доделает матушка-природа, обделившая их серым веществом, - лицо данмера расплылось в довольной ухмылке.
- Хорошо, - сказала босмерка. - Вперед, Морнеанго. Вертушки все равно не могут бить по нескольким целям.
Ее поведение, мягко говоря, не вязалось с тем, что она демонстрировала у свежевозведенной могилы. Казалось, будто бы она наплевала на всех и вся и ее не волновало, достигнут ли они вообще цели. Куда делась хваленая предосторожность?
- Ну что, приступим?
Морнеанго поудобнее перехватил лук и направился прямиком к аллее. Когда до зловещего вида конструкций оставалось примерно столько, чтобы превратить данмера в пепел, он остановился и достал одну из стрел. Всматриваясь в даль туда, где безмозглые дэйдра копошились вокруг входа в башню, ассасин разглядел лежашую недалеко от входа ловушку, похожую на ту, что поразила целителя возле Врат. Хорошенько прицелившись, Морнеанго выпустил стрелу в воздух. Пролетев по идеальной параболе, стрела со звоном вонзилась в железяку, от чего та взорвалась, раскидав вокруг острые осколки. Один из таких осколков вонзился в брюхо даэдроту, что ближе всех находился ко входу в башню. Разозлённая тварь замотала головой, ищя обидчика, и она нашла... это был данмер в конце аллеи с луком в руках. Разъярённый ящер сломя голову бросился на врага, не обращая внимания на огненые шары, поливавшие его спину, словно дождём. Остальные дэйдры, услышав шум битвы, не разбирая в чём дело, бросились на помощь "товарищу", прибавляя работы башням.
"Теперь дело за ними..." - пронеслось в голове данмера. Навскидку выстрелив в приблежавшегося даэдрота, Морнеанго выкрикнул:
- Ну давай, тварь безмозглая, иди к папочке!..
- Быстро, по одному, а ну-ка вдоль насыпи, по самому краю, - подгоняла команду Лайкалассе, выхватив катану и приготовив чары льда на всякий случай. Сама она шла первой, безошибочным чутьем улавливая, куда следует идти, чтобы не попасть в зону обстрела. Раз ей пришлось поддаться: осколок лавы вздыбился и оставил только узкую полоску справа, по которой можно было пройти. Ступив на ненадежную дорожку, воительница резко подняла голову и отскочила в сторону: там, где она стояла, почернела земля. Все это неуловимо ей кое-что напоминало.
- Идея! - крикнула она, обернувшись к группе, столпившейся у опасной незримой черты. - Растянитесь и идите по одному! Те из вас, кто может колдовать, пусть посылают в случае опасности огненные шары навстречу тем, что летят с обелисков, и так защищают себя и других! Они столкнутся в воздухе и не причинят вреда! Я знаю, что говорю - так уже было!
Времени объяснять, о чем речь, не нашлось: босмерка находилась совсем близко об башни Сигила. И парочка даэдра лихим скоком уже направлялась к воительнице. Глаза Лайкалассе вспыхнули.
Всё прошло, как и задумал ассасин, разве что теперь опасность угрожала Лайкалассе и остальным. Закинув лук за спину, Морнеанго, не обращая внимания на пролетающие мимо огни, побежал в обход, чтобы помочь команде справиться с уже потрёпаными обстрелом  дэйдрами. На бегу выхватив кинжалы, он что есть силы мчался вперёд. А битва, тем временем была, в самом разгаре, похоже, что град из огненых шаров лишь разозлил этих тварей, не нанеся им ощутимого урона. Бой был похож на тот, что развернулся у них перед входом в Врата, разве что теперь с ними не было целителя...
Мескалито сидел на корточках и выслушивал безумные предложения не менее безумных реализаторов.
Посмотрев на Иди, босмер понял, что тот, кажется, что-то затевает, но всё ещё колеблется. Ничего, когда туго придётся, решится на всё...
Наконец товарищи пришли к единому соглашению (которое совершенно не одобрял несчастный эльф) и Морнеанго, выхватив лук, бросился вперёд. Босмер, воспользовавшись тем, что внимание присутствующих было сконцентрировано на ассасине, юркнул за один из камней и решил переждать там. А то, чего доброго, вся эта даэдрическая братия прикончит данмера и бросится на кучу авантюристов - когда Морнеанго найдёт свой конец, эмоциональная босмерка однозначно выскочит, ведомая слепой местью и укоряющая себя за произошедшее, и выдаст тем самым всех остальных. Ну нет, Мескалито лучше пока посидит в укромном уголке и завалявшейся в кармане палочкой в зубах поковыряется...
Колонну шедших по краю лавового озера замыкал Мадренас, который защищал всю группу от огня обелисков, сбивая их огненные шары ледяными еще в полете. И все же здесь было что-то не то...
Когда все ушли вперед, данмер ненадолго задержался, чтобы посмотреть, кто его так беспокоил. Но вдруг он увидел стремительно летящую на него стрелу. Времени на раздумья не оставалось, поэтому данмер запустил в нее файрболом. И тут же рядом разорвался огненный шар с обелиска. Стрела, разминувшаяся с огненным шаром, воткнулась данмеру в правый бок. По телу разлилась тупая боль. В глазах темнело, ноги подкашивались, а разум хладнокровно считал,сколько крови потерял организм. Из последних сил Мадренас заполз под камень, который закрыл его от огня башни, дрожащими руками начертал знак вызова ксивилая, и провалился в небытие...
Laikalasse
//И опять пощу я. %)

Может, еще 4, может, уже 5 день месяца Заката, в Обливионе ведь времени нет, Мертвые земли

Совместный пост Лайкалассе, Морнеанго и Мадренаса

Обернувшись на огненный шар, Лайкалассе как раз успела увидеть, как тот взрывается, столкнувшись в воздухе со сгустком пламени, посланным навстречу Мадренасом, и как сам маг вдруг начал оседать на землю. Сердце девушки екнуло, из головы разом выветрилась дурь, исчезло наплевательское отношение ко всему происходящему. Босмерка замерла всего на миг, воспользовавшись бесценной передышкой во время боя, наступившей, когда один противник уже пал, а другой только готовился занять его место. В это долгое тяжелое мгновенье ей показалось, что в глазах потемнело, а затем она глянула вниз и увидела вражий меч, впившийся сквозь щель серебристых мифрильных доспехов в ее левое бедро. Дремора выдернул клинок и замахнулся им, метя в незащищенную шею. Глухой рык боли вырвался сквозь стиснутые зубы босмерки. Воительница инстинктивно выставила перед собой катану и, когда клинки скрестились, ногой пнула даэдра в колено. Затем подалась вперед, вынудила отступить на шаг, выпустила шар холода и снесла дреморе голову.
Уворачиваясь от летящих сгустков пламени, Морнеанго приблизился к камню, за которым укрылся Мадренас. Вызванный ксивилай давно присоединился к схватке. Ассасин едва успел спрятаться, как с другой стороны послышался удар, и обоих обдало жаром. Повернувшись к раненому, данмер бегло осмотрел его и заметил торчащую стрелу.
- Потерпи, сейчас будет больно, - и Морнеанго резко выдернул стрелу. Из раны ручьём полилась кровь, но ассасина, похоже, это мало беспокоило. Выудив из сумки тряпицу, он привязал ее полоской ткани, отодранной от подола мантии мага, и стал рассматривать черный наконечник. "Странно, такой я ещё не видел. Какая тяжёлая, надо иметь немало сил, чтобы выпустить её в воздух. Но кто это мог сделать..." Он привстал из-за камня и начал осматриваться в поисках лучника. Долго искать не пришлось: один из этих дэйдр стоял на выступе и расстреливал тех, кто находился внизу. Достав лук, Морнеанго взял трофей и что есть силы натянул тетиву. "Пора вернуть тебя хозяину." Прицелившись, он выстрелил, и стрела взвилась. Дремора-лучник с удивлением посмотрел на торчащее из него красное оперение и, прокляв весь род человеческий на своём родном языке, упал вниз, туда, где его братья во всю отбивались от наглых захватчиков.
А даэдра и правда прибавлялись. Дремора - это тебе не тупой скамп. Лайкалассе заметила тройку даэдротов и двух ужасов клана, резво бегущих на них со стороны дозорной башни, оставшейся в стороне. Значит, где-то рядом ксивилаи. Однако ворота были расчищены; босмерка, с трудом толкнув тяжелую дверь и стараясь при этом не опираться на раненую ногу, протиснулась внутрь, пропустив Ария. Ловкий данмер вовсе не думал идти первым, однако его мнения не спросили, когда воительница недвусмысленно пихнула в спину. Третьим пробрался Дельвар, отстреливаясь на ходу. Отряд спешно скрывался в башне, пока не стало совсем жарко. Пожалуй, только Иди не знал, что ему делать, вертя головой по сторонам, воспользовавшись заминкой в рядах противника.
Заметив, что остальные устремились в ворота, Морнеанго подхватил Мадренаса и, насколько позволяла ноша, поспешил за остальными. Иди перестал раздумывать и поспешил помочь у самых ворот. Забежав внутрь, ассасин повернулся к воительнице и крикнул:
- Закрывай, на подходе ксивилаи!
- Погоди... Я... не могу!.. - выдохнула девушка, приваливаясь к стене и начиная судорожно шарить в сумке на поясе. - Арий, Дельвар, закройте ворота! Погодите!.. А где Мескалито?!
- Я здесь, - донесся из угла голос босмера. Когда воришка увидел, что все бегут в башню, то решил, что отсиживаться глупо, и, выбежав из-за валуна, юркнул в спасительную темноту следом за Дельваром.
Морнеанго фыркнул, подумав мимоходом: "Чтоб тебя скампы сожрали" (ассасина вполне б устроило, если бы никчемного должника растерзали даэдра), после чего, ещё толком не отдышавшись, прокричал:
- Тогда закрывайте!
Арий и Иди только и ждали этого. Проклиная про себя тяжелые ворота, они успели закрыть створку прямо перед носом даэдротов. Снаружи послышался разъяренный визг.
- Мало времени, - пробормотала Лайкалассе и потормошила лежащего рядом данмерского мага. - Мадренас, очнись! Дельвар, Иди, вот вам зелье, влейте-ка ему.
То, что она достала для себя, никак не хотело открываться, и, недолго думая, девушка сбила горлышко об стену и выпила содержимое, не касаясь острых краев бутылочки.
- Да он тяжел, как гуар! - крякнул тощий, как жердь, юный данмер, усаживая мага в то время, как Иди пытался не свернуть последнему шею, пытаясь влить живительную влагу сквозь сжатые губы.
Свет. Яркий, нестерпимо режущий сетчатку даже сквозь закрытые веки.
Боль. Дикая боль в правом боку, не дающая соображать.
И чья-то холодная рука, бьющая Мадренаса по щекам.
- Эй! Очнись! Не спи!...
"Идите вы все... дайте умереть спокойно..."
- Давай же, просыпайся!
Хлопки по щекам стали сильнее, а затем по губам и щекам потекла какая-то жидкость.
Данмер в ужасе открыл глаза, содрогаясь от кашля, и жмурился, покуда его мучал спазм. Потом, когда его отпустило, огляделся. Что-то было не так. Серо-красный, сводчатый, усеянный шипами потолок разительно отличался от почти живых коридоров Тель Зан и уж тем более не был похож на дешевую гостиницу... стоп! Гостиница! А потом... потом минотавр, Врата Обливиона, дремора-лучник... и снова нестерпимая боль... Целебное зелье немного смягчило сухость в горле, поэтому данмер умудрился прохрипеть:
- Я чуть не захлебнулся! Где я?
- На том свете, но живой, - ободряюще похлопала по плечу Лайкалассе и, опираясь на стену, встала.
- Нужно уходить! - объявил Арий, глядя, как содрогаются двери. Похоже, дейдра пошли на штурм собственной твердыни.
Лайкалассе ощупала бедро: оно болело, хотя рана постепенно затягивалась. Враги ждать не станут - девушка велела приготовиться.
- Мадренас, вставай! Надеюсь, я успею провести вас самым коротким путем. Бежим быстро, надо как можно скорее достичь верхушки башни и закрепиться там. Потом объясню, - добавила она, заметив удивленные лица соратников. - Ну, вперед!
Опираясь о стену и кряхтя, данмер пытался встать и не мог. Ноги подкашивались, а в глазах плыло. Но рана уже болела меньше: сказался результат действия зелья.
Внезапно дверь крепости снова затряслась, а за ней слышались грозные выкрики на даэдрическом и хрюканье ужасов клана.
Всплеск адреналина сыграл свою роль почище хорошего пинка под зад. Мадренас подскочил на ноги и перевел взгляд с двери на компанию. В голове вихрем проносились мысли, данмер открыл рот и тут же его захлопнул. Ругань только бы усугубила положение, уничтожая так необходимое сейчас время. После чего Мадренас еще раз обвел взглядом группу и произнес:
- Ну что ж... вперед!
Дальнейшие события запомнились искателям приключений как одна большая гонка по тесным неуютным помещениям, заполненными разномастными тушами несчастных, зверски замученных и выпотрошенных живьем. Трупы свисали с потолка, лежали, пронзенные копьями, а в одной из зал гигантская круглая площадка, на которой лежала целая груда тел, то опускалась, то поднималась, и заостренные колья кромсали кровавое месиво сквозь круглые отверстия в ней.
При виде этой картины Иди чуть не вырвало, а Мескалито запнулся на ровном месте..
- Жива! - подтолкнула еще не совсем пришедшего в себя Мадренаса босмерка и нырнула в очередной коридор. Дежурившая у площадки дремора помчалась к ним, присоединившись к трем ксивилаям и пяти ужасам, которые до этого увязались за компанией.
Достигнув купола Сигила, отряд ринулся было к камню, но отчаянный крик Лайкалассе заставил всех замереть на месте.
- Нет!!! К выходам, их не так много, по одному мы их быстро нашинкуем! Только не трогайте камень, иначе мы глупо погибнем, когда вернемся!
- Что за... - пробормотал Арий, волей-неволей занимая позицию у одной из черно-желтых дверей, коих здесь было всего три. Он же отлично помнил, как сам пробегал по вот такой же башне, выдернул камень и спокойно вернулся в Нирн. Не меньше озадаченным казался и Дельвар, немедленно посылающий молнии в даэдра, которые показывались между створками. Что-то магу не давало покоя... пока он не вспомнил, что в тот раз из коррольских Врат вернулись не все.
Мадренас оказался одним из последних, кто вбегал в комнату с камнем. Он внезапно подумал, что же означало предупреждение Лайкалассе... В самом деле, в нем не было смысла. Быстро призвав второго ксивилая, который отправился сражаться с тройкой своих братьев, данмер занял самую безопасную позицию, около сигила, посылая молнии и ледяные шары в наступающих даэдр. Но сигильский камень не давал ему покоя, словно маня: "Возьми меня". Данмер протянул к камню руку, потом отдернул, помня о предупреждении босмерки. Потом снова потянулся, но тут между ним и камнем проскочила молния дреморы-мага.
- Шармат тебя дери! - ругнулся Мадренас, посылая в даэдра очередной файрболл.
Наконец наступила тишина, и члены отряда смогли перевести дух. Приходя в себя после боя, воительница закашлялась и попросила минуту, чтобы отдышаться. Они с данмерским магом выглядели хуже всех, но именно им предстояло кое-что сделать.
- Послушайте... Камень брать нельзя... Я объясню почему, - выдохнула девушка, вытирая пот и убирая с лица пряди мокрых волос. Ее колотила дрожь. Будь здесь Кантор, целитель вмиг бы понял, что босмерка смертельно напугана. - Я и Фалан... мы должны уйти. Вернемся к Вратам и выйдем. Я как-то не думала раньше, что там, в Нирне, нам просто повезло, что около Врат не было даэдра. Когда один из вас возьмет сигил, нас перенесет в Тамриэль, однако где-то около минуты мы будем дезориентированы и станем отличной добычей для тех, кто может поджидать нашего возвращения, - воительница помолчала и тише добавила. - Я не хочу больше терять людей. Гибель Кантора далась мне очень тяжело, а когда я увидела, как падает Мадренас... Нет, не надо рисковать. Я и он под покровом невидимости проберемся обратно к Вратам, я надеюсь, что моего амулета и его маны хватит на это. Мы немного передохнем, пока врагов поблизости нет, подкопим маны и выступим. А вы, кто-нибудь из вас, возьмите камень - но не раньше, чем истечет пятнадцать минут с момента нашего ухода! Мы проверим, все ли спокойно, а если нет - даэдра Мадренаса и мои чары отвлекут их и уведут подальше, чтобы вы без помех могли вернуться. Все, - закончила она, обреченно вздохнув.
Дельвар понял, что их предводительница не сказала всего, о чем молодой данмер догадывался, но благоразумно промолчал. Не время сейчас устраивать разбор полетов. Выбраться бы...
Мадренас порадовался, что успел зачерпнуть из фонтана восстановления маны, когда услышал план босмерки. Хоть он не очень хорошо себя чувствовал, Лайкалассе была права, когда говорила еще перед входом во Врата: он был самым сильным магом в группе. И все же...
- Нет. Это безумие - посылать двоих полуметрвых лю...меров справляться со всеми даэдрами снаружи, - решительно заявил он. - Это самоубийство. К тому же, я плохо владею Иллюзиями, и не смогу поддерживать невидимость долгое время. Это самоубийство.
Воительница прикрыла глаза. Она чувствовала, что ее речь окажется неубедительной.
- Я тебе выдам две бутылки с зельем невидимости со сроком действия две минуты. Сама варила. Дагот побери, о чем ты думал, собираясь в поход? Что на увеселительную прогулку отправляешься? В пути нужно быть готовым к любой неожиданности, - она открыла глаза и фыркнула. - Вот, держи зелья. Используем в башне и около нее, а у перешейка возле аллеи с обелисками вызовешь даэдра, чтобы врагам некуда было сунуться. Потом быстро до Врат, там должно быть спокойнее. Если что, отсидимся пару минут. На все про все у нас пятьнадцать минут, - повторила она. - Хорошо, двадцать. Двадцать минут, и не вздумайте вытащить сигил раньше. Ну, так устроит?
Мадренас глубоко вдохнул, выдохнул и закатил глаза. Общаться с женщиной в таком состоянии было чрезвычайно сложно, он знал это по своему опыту. Еще раз глубоко вдохнув, данмер обратился к Лайкалассе:
- Ну что ж, тогда давайте не затягивать, уважаемая, - сделав ударение на последнем слове.
- Э, прошу прощения, - подал голос Мескалито. - Я чего-то не понимаю. Зачем нужно было бежать всем вместе  к камню, если вы должны уйти? Не проще ли было разделиться в коридоре, когда мы только вошли? Или вообще еще раньше, перед Вратами? Ты же наверняка знала, что вам придется возвращаться.
В ответ воительница запустила руку в пышную прическу и задумалась, как получше соврать, чтоб при этом вышло убедительно.
- Я не была уверена, что все вы сможете дойти до камня в целости и сохранности. Учитывая гибель Кантора, - она вздрогнула и сделала вздох, - мои опасения подтвердились. Мы мало знаем друг друга, к тому же, что это за командир, который надеется на авось? Оставить кого-то у Врат я тоже не решилась. Если лидер тратит время на беспокойства, над его предприятием возникает угроза. Мы не можем себе этого позволить. Считайте это перестраховкой. А теперь мы в безопасном месте и неплохо закрепились, даэдра взять нахрапом не смогут, эти двадцать минут вы продержитесь легко. Нам с Мадом времени должно хватить с лихвой.
- Допустим, значит, надо всего-то высидеть положенный срок, а потом взять камень? - уточнил Арий, сверля босмерку взглядом. Ему, как и другим, все еще не очень было ясно, зачем понадобилось так все усложнять. Впрочем, не он вел отряд с известными одной босмерке целями.
- Не думаю, что вам придется скучать, - покачала головой Лайкалассе. - Наверняка мы не всех даэдра вырезали, и из дозорной башни скоро можно ждать гостей. Но здесь куда безопаснее, чем где-либо еще.
- Ну, посмотрим, - неуверенно протянул Дельвар. В отличие от других, его не мучали сомнения по поводу странного поведения босмерки, зато беспокоили обитатели здешних мест.
- Вот и отлично, - подытожила она, мало-помалу успокаиваясь. Оглядела всех проницательным взглядом, и, хоть многие так ничего и не поняли из ее объяснений, возражать не стали. В конце концов, некоторые пребывали по ту сторону Врат впервые в жизни.
Через десять минут Лайкалассе и Мадренас, став невидимыми, со всеми предосторожностями покинули вершину башню и начали пробираться по направлению к порталу, а остальные члены команды приготовились выжидать утомительные двадцать минут, то и дело бросая на сверкающий камень угрюмые взгляды.
Alion van Cnobie
4-й день месяца Заката, незадолго до полуночи. Скинград, таверна "Две сестры".

Индрегас сидел за столиком, спокойно попивая эль. Прршло уже две недели, как он покинул Валенвуд. Ему было интересно в новом для него мире, правда уже сейчас он начал испытывать некоторые неудобства. Хотя у местно ли здесь слово "уже", скорее "ещё". "Просто я ещё не привык", - думал он, - "Но как можно привыкнуть к такому отвратительному элю? Они его разбавляют, что ли?" - эльф недоумевал. Он уже собрался уходить, как в таверну вошёл другой босмер, окинул взглядом таверну, увидел Индрегаса, подошёл и подсел к нему:
- Здравствуй, как я вижу, ты всё таки решил последовать моему совету и убрался из Валенвуда.
- Да, убрался. Жалею только о том, что забыл с собой прихватить пару бочек эля, это пойло, - Индрегас указал на бутылку, - язык не поворачивается назвать элем.
- Да, с этим здесь беда, говорят, что в Анвиле есть хороший эль, но боюсь тебе будет сейчас не до него, у меня есть к тебе дело...
- Т-с-с, не здесь, справа от меня, в углу за столиком сидит тип, я не знаю, кто он такой, но он уже второй день за мной следит.
- Тот, который в коричневом плаще? Это из стражников, они всегда следят за подозрительными типами, а ты именно так и выглядишь. Ты бы переоделся, а то по тебе не скажешь, что ты простой обыватель...
- А что не так?
- Хм, ну ты посмотри по сторонам и скаже мне: сколько ты видишь здесь "людей", одетых во всё чёрное? Никого, правда? Вот и тебе я настоятельно рекомендую переодеться. Короче, отправляйся спать, завтра забеги в магазин "Коловианские торговцы", купи себе нормальную одежду. У тебя деньги есть?
- Есть немного, избавил одного простака от ненужного груза...
- Это ты зря, если заметят - проблем не оберёшься, вот тебе подъёмные, здесь 200 монет, - босмер протянул Индрегасу кожаный кошель, - всё иди спать, завтра обсудим всё. Индрегас хотел спросить что и как, но его собеседник жестом показал, чтобы он не спорил и уходил. Эльф допил остаток эля и поднялся наверх в комнату, спать он пока что не хотел.
Спустя два часа он услышал, как кто-то взламывает замок в его комнату, Индрегас неслышно встал взял лук, наложил стрелу на тетиву и стал ждать.
Дверь немного приоткрылась и он услышал шёпот того босмера, с которым он два часа назад разговаривал:
- Ты ещё не спишь? Я могу войти?
- Ты ещё спрашиваешь? Заходи, коли замок уже взломал, - но лук Индрегас не опустил, только увидев и убедившись, что это тот самый босмер, он убрал стрелу и отложил лук. Босмер аккуратно прикрыл за собой дверь, отодвинул стул и уселся на него.
- Разобрался я с этим стражником, - Индрегас удивлённо вскинул бровь, - нет, его не убили, это было бы глупостью. Просто когда ты ушёл, я ещё посидел немного, затем вышел и направился к другой таверне. Стражник последовал за мной, но в таверну заходить не стал, а ожидал меня снаружи.
- Откуда ты это знаешь?
- А он периодически в окно подглядывал, что я и увидел, ну я там посидел часок-другой, потом полнялся на второй этаж, вылез на крышу и по крышам добрался сюда, так что можно быть уверенным, что слежки нет, но лучше говорить потише, у стен тоже бывают уши...
- Ближе к делу, - оборвал его Индрегас, что Тёмному Братству от меня нужно?
- Нужно, чтобы ты убрал кое-кого, обычно мы новичкам даём какое-нибудь простенький контракт, чтобы проверить профпригодность, но я уже видел как ты работаешь, поэтому это не требуется, так что у меня для тебя есть полноценный контракт...
- Сколько?
- Двое...
- Сколько?!
- А, ты об этом, полторы тысячи, тысяча за одного и пятьсот за второго. Почему так много? Просто здесь одна сложность, большая сложность, эти двое - профессиональные асассины, впрошлом члены Тёмного Братства, но уже никто не хочет брать этот контракт, после того как четверо, взявшие его, были найдены убитыми, а ещё пятеро пропали без вести. Даже такие деньги никого не привлекают...
- И тебя в том числе, - холодно заметил Индрегас.
- Да, я тоже не рискнул его взять...
- Почему ты тогда считаешь, что я соглашусь?
- Потому что я знаю, что сложности тебя не отпугивают, а наоборот, привлекают.
- Ты прав, я согласен, что про них известно?
- Оба данмеры, один из них дезертир, тот за которого тысячу дают, за второго назначили награду после того как их видели вместе, вот возьми, здесь их полное описание, - он дал Индрегасу кусок пергамента, - последний раз их видели в таверне "Дурное Знамение", к северу от Бравила, поэтому поиски рекомендую начать оттуда. Вот тебе карта, здесь показаны важные места в Сиродииле. Как выполнишь контракт, если выполнишь, возвращайся сюда, я тебя найду, или топай напрямик в убежище в Чейдинхоле, там знаешь, что делать, - договорил босмер и ушёл, также тихо как и пришёл. Индрегас решив, что подробно изучит всё утром, как следует запер дверь и улёгся спать...
Lord Tyroth
Обливион: Сигильская башня. Время и дата до сих пор уточняются.
Совместный пост Морнеанго, Мескалито и Лорда Тайроса


Морнеанго посмотрел на дверь, за которой пару минут назад скрылись воительница и маг, а затем перевёл свой взгляд на камень. Это был шар, объятый пламенем и висящий в середине зала. Казалось, что вся злоба, вся сила Обливиона была сосредоточена в этом маленьком предмете, была какая-то связь между камнем и окружающим их миром.
Ассасин подошёл к лестнице сделанной, похоже, из человеческой кожи натянутой на огромные кости, что шли вдоль стен. Он присел, оперившись спиной на стену. Недавняя схватка с даэдрами сильно вымотала его, он был мастером скрытных убийств, но  ближнего бою.
Он огляделся по сторонам, похоже, и остальные тоже были вымотаны битвами; кто, как он, сидели прямо на полу; кто стоял, навалившись спиной на стену, а кто вообще лежал, переводя дыхание и восстанавливая потерянную энергию.
Одним из тех, кто лежал, конечно же, был Иди. Его аргонский язык был слегка свешен с правой стороны приоткрытого зубастого рта, жадно вбиравшего горячий воздух в легкие запыхавшегося барда. Запыхался менестрель, естественно, не от бурного сражения, в котором он, понятное дело, особо активного участия не принимал, а от скоростного бега от укрытия к укрытию и прикладывания всех сил к тому, что бы не быть замеченным противниками.
Мескалито стоял чуть поодаль, зевая и лениво почёсывая задницу. Оглядев уставших братьев по несчастью, босмер хмыкнул и, за компанию, с кряканьем и вздохами сел на пол, для виду потирая руки и ноги и жалобно постанывая. После такого динамичного путешествия по плану Обливиона двадцать минут пролетели как будто их и не было вовсе. Вскоре, самый бодренький, Мескалито вскочил и объявил:
- Ну что ж, пора, по-моему!
- Не торопись, может им требуется больше времени…
Но босмер лишь махнул рукой на слова данмера и продолжил своё шествие к камню.
Внезапно чуть живой Иди повернул голову так, что его взору предстало всё великолепие и какое-то мистическое притяжение сигильского камня. Аргон встал и, как завороженый, пошлёпал вслед за босмером. Сияние камня манило ящера своей таинственностью, а любовь к разного рода блестящим штуковинам вообще не обсуждалась... И вот, когда Мескалито оставалось лишь несколько шагов до цели, когда тот уже успел протянуть руку по направлению к переливающемуся и блестящему камню сигил, когда он уже ощитил самыми кончиками своих пальцев притягательное тепло магического шара, когда почти коснулся его рукой, он заметил, что помимо его смуглой конечности к шару начинает прикасаться и другая рука, черная, чешуйчатая и когтистая. Да, вы не ошиблись, это была аргонская передняя лапа нашего Иди, в глазах которого горел совершенно сумасшедший клептоманский огонек - выглядело это так, будто он был в неком трансе, завороженный сиянием камня металлической башни.
Их руки коснулись сигила одновременно: босмер и аргон вцепились в камень мертвой хваткой, каждый не желая уступать такую ценную и красивую находку другому претенденту. А башня, тем временем, начала дрожать, издавая страшный грохот, буквально оглушивший остальных авантюристов молча смотревших на эту немую сцену "перетягивания камня" между вором и бардом-клептоманом. Наконец, шар начал светиться ослепительным белым светом в руках противников, после чего последовала резкая ярчайшая вспышка. Стало тихо. Путешественников уже не было в Обливионе.
Акавирец
Совместно с Тайросом

8 день Месяца заката, ближе к вечеру
Обваленная пещера, бывшее логово культа “Защитников Хаоса”


Сегодня седьмое... или восьмое, а может уже и девятое число??? Падхоум его знает, да он-то все знает о этом святилище и его фанатичных последователях, но не Сормаран который только что пришел в себя после очередного потери сознания от недостатка крови. Возможно ему больше ничего и не оставалось, как считать последние часы свое заключения, в этом бывшем логове “Защитников Хаоса”, а если учесть его недавнее противостояние трем выжившим культистам, то и последние дни своей жизни. Даже если каким-то чудом он и уцелеет от ран, он не сможет выбраться из этой пещеры… по крайней мере ему так и казалось первоначально, что  у этого логова, как ни странно, нет даже черного входа, а единственный выход отсюда был загерматизирован проклятыми Клинками. Проклятие… лечебных зелий нету, лечебных трав нету… пришлось работать старым методом прижигая раны и сделав из своего походного “шпионского” костюма повязки для ран.
-И не из такого выкарабкивался… но здесь выхода похоже больше нету. Мне крышка… похоже я уже схожу с ума…шум в моей бошке… чьи-то голоса… осталось дождаться галлюцинаций и можно поспешно готовить белые тапочки… и оформлять путевку в Обливион….

Снаружи пещеры

Голоса, которые слышал Сормаран, не были причудой его больного рассудка. У входа в пещеру толпились четверо человек, трое из которых были одеты в странную черную шипастую броню, с гравировкой “М”. Один из них был аргонианином. Черным аргонианином. Еще двое были простыми людьми, в такойже черной броне, один из них был со снятым шлемом. Четвертым являлся тот самый посыльный бретон, который чуть не оказался жертвой Сормарана ночью с 6го на 7-е число. Сейчас он уже был одет куда приличнее, чем при встрече с Сормараном и вел напряженную беседу с черным ящером.

- Да около этой пещеры, я не ошибаюсь! Он сам же на карте и пометил… откуда завал? Похоже он и успел что-то учудить, но… мне-то откуда знать? Я информатор, а не его напарник. Если его нет снаружи… значит… незнаю, он внутри, не мог же он сбежать, он же знает М… наверное…
Ящер задумался на пару секунд и спросил:
- Есть ли какой-нибудь способ разгрести этот завал? Я уверен на девяносто шесть процентов, что он внутри и просто не может выбраться.
Аргонианин указал на груду булыжников, перекрывших выход:
- Видишь? Даже профессиональный убийца не сможет выбраться из под нескольких тонн камней в одиночку. Так что, скорее всего, его завалило и он там сидит и тихонько подыхает - сбежать он не смог бы в любом случае. Так что там насчет разгребания этого завала? - вновь поинтересовался он у бретона.
Бретон достал платок из складок мантии и протер вспотевший лоб, после чего вновь посмотрел на ящера и неуверенно продолжил беседу:
-Ну... я не спец по этим заданиям... я думаю... все это дело можно будет... взорвать... думаю да, у нас же есть немного пороха, не разгребать же завал вручную? А тут... ба-бах и все.
- А ты уверен, что это не вызовет нового обвала в пещере? - совершенно спокойным и ровным тоном, от которого, тем не менее, у посыльного по спине забегали мурашки, спросил ассасин. - Мы ведь не можем позволить себе совершить такой глупой ошибки...
- Не уверен... я вообще раньше этими делами не занимался, но разве у нас есть выбор?? Если бы у нас были хоть кто-то знающий магию... но из всех высланных на это место милитаристов мне в помощь... в количестве трех штук... не один не просвящен в магии, назло всему Обливиону!!!
- Говорю сразу, лопатой разгребать этот завал у меня желания нет. - сказал стоявший неподалеку один из наемников, со снятым шлемом
Черный аргонианин поморщился.
- Действительно не очень приятная ситуация... - проговорил он. - Ну, что, будем рисковать? - обратился он к остальным людям в черной броне.
Другие двое просто кивнули. Ящер снова повернулся к бретону:
- Хорошо, прихвати с собой порох, сейчас я придумаю в каких местах следует разместить взрывчатку. Надеюсь, что у нас все получится... - без особого энтузиазма добавил он.

Пару часов спустя
Там же


Мешки с взрывчатым веществом были установлены в обвале, трое из подрывников спрятались в небольшом овраге, недалеко от пещеры, а четвертый, тем временем, поджег факелом фитиль, после чего поспешил в укрытие к остальным соучастникам…


Цаэска сидел, облокотившись на сталактит внутри пещеры, глядя на игру света создаваемым догорающем факелом и размышлял о том, что же его постигнет раньше, смерть от ран, жажды или удушья, пока мощный взрыв не сотряс своды пещеры, от которого даже свисавшие сталактиты попадали оземь…
Находясь в оглушенном состоянии, и откашливаясь от пыли, Сормаран тем не менее кое-как встал на ноги, чтобы осмотреть своды пещеры… “Какие, Падхоум их побери, силы Обливиона сделали это… снова врата?? Или явление самого Падхоума в святилище своих укуреных фанатов… Или что-то похуже…” У змея кружилась голова от недостатка крови, в глазах двоилось, он присел, чтобы немного придти в себя и попытался снова сфокусировать свой взгляд… пока к его лбу не был приставлен небольшой мини-арбалет. Подняв взгляд, Сормаран увидел черного ящера, в черной шипастой броне с красовавшейся на ней гравировкой М, которую он сейчас меньше всего хотел видеть. - Да… мне крышка… приоделись я гляжу ребят… *удар*

Чуть позже

Очнулся он уже пару часов спустя. Снаружи пещеры, связанный у дерева, но тем не менее с оказанной ему медицинской помощью. Придя в себя, Сормаран обнаружил недалеко от себя своего пленителя – черного ящера, и еще парочку людей в подобной броне. А также того самого настырного бретона…
-А… это опять ты. Похоже, я тебе ясно тогда сказал, что я согласен вернуться и батрачить на вашу… нашу шайку, потому что знал, что иначе дело закончилось еще бы хуже, утихомирь своих громил, чтоб тебя импы зеленые с похмелья измучили… Я остался на том же месте, в назначенное время, просто возникли… непредвиденные обстоятельства….
- Про эти твои обстоятельства ты расскажешь М лично! - мерзко ухмыльнулся бретон, чувствовавший себя теперь победителем. - А вот эти ребята, - он хлопнул аргонианина, находившегося к нему ближе всех, по плечу, - гарантируют, что бы ты добрался туда, куда надо и не уполз в кусты, как это у вас, змеек принято.
- Нет уж человечина  – продолжил цаэска - все не так как ты думаешь.. .как только я прибыл в эту провинцию, я успел побывать в осаде Кватча, приобрести и потерять несколько союзников, узнал о противостоянии сил в этом регионе которое могут помешать нам провернуть свои дельца... и узнал что за этими ситиситами стоят те которые, вы хотели бы лицезреть счас меньше всего... Клинки, понимаете?? Меня чуть не подгребло под завалом, вы - дагоновы пироманьяки, чуть не разорвали меня на куски, ставите перед выбором вернуться в строй или смерть.. я как всегда батрачу, в то время как большая часть ваших милитаристов и гроша ломаного не стоит, как например тем самым летом 413 года в Ривервуде?? Ты знаешь что хоть тогда произошло, бретонская твоя лысина??
- Забавно, а я как раз не так давно убил одного из врагов милитаристов в Бравиле... Он был и правда слабаком, - задумчиво произнес ящер. - Но это все пустяк. А вот то, что пришлось втереться в доверие к группе каких-то путешествующих отморозков, что бы миновать опасную зону и избежать преследования, меня несколько огорчило. Довольно неприятный опыт, скажу я вам. - заключил аргонианин и снова замолк.
- Дагон побери, да все возможно... наверняка с тех пор многое и поменялось, 20 лет прошло. Вид ваших головорезов в этой броне... и тех контрабандистов-подстрекателей что я помню тогда… Да на первый взгляд вас объединяет только название вашей шайки. Возможно смена власти полностью вас переорганизовала, да и... я бы не вернулся к вам никогда... если бы меня заставили 20 лет назад, теперь у меня свои причины... это сделать. Ладно, я весь ваш, но как только получу свободу действий, всех покусаю!
-Да-да, вот только пока ты не выбрался! - довольно подытожил бретон, ладно... время - деньги, да простит меня Акатош за такое сравнение, сваливаем!
Laikalasse
Обливион, Сигильская башня. Время и дата до сих пор уточняются

Совместный пост Лайкалассе и Мадренаса (заканчивала я, так как наглый данмер не появлялся в инете  angry2.gif )

В башне царила зловещая тишина. Казалось, ни души не осталось. После наполненной живыми существами комнаты на самой вершине, где остались их спутники, Лайкалассе и Мадренасу все это давящее безмолвие чудилось мертвым покоем.
Эльфы, темный и лесная, двигались бесшумно, не роняя ни звука. Перед уходом оба подлечились за счет волшебных снадобий босмерки и выпили зелья невидимости. Создавалось впечатление, что в этом не было необходимости: по пути вниз, к воротам башни Сигила, им не встретилось ни одной даэдрической твари.
Данмеру этот спуск, конечно, дался легче, чем подъем, но ненамного. Ему постоянно приходилось прижиматься к стенам, чтобы не дай Азура не нарваться на могущих неожиданно выскочить даэдра. Сердце стучало так громко, что, казалось, его слышно во всей башне.
- Мне это не нравится... - пробормотала воительница, когда она и маг замерли за валунами, взяв передышку. Спуск вымотал морально, к тому же давали о себе знать не до конца зажившие раны. Положив ладонь на покалеченное бедро, Лайкалассе неодобрительно покачала головой.
- Мне тоже, - незамедлительно отозвался маг. - Если мы здесь не встретили не одного даэдра, значит, скорее всего, они все ушли за Врата. А, если мне не изменяет память, именно туда мы и направлялись. Если мы просто выйдем из них, то нас нашинкуют, мы и моргнуть не успеем. Хотя... зелья нвидимости нету? - спросил данмер.
- Держи второе, - сказала босмерка, протягивая бутылочку. - Я не знаю, где они... Своими же глазами видела, как даэдра шли от дозорной башни, не может быть, чтоб мы всех их перебили. Ладно. Выпивай-ка и начнем пробираться к перешейку у аллеи.
- Отлично, - кивнул Мадренас и хлебнул зелья. Увы, оно на вкус оказалось таким же отвратительным, как и первое, но главное, оно действовало. Допив его и швырнув бутылочку в ближайшее озеро лавы, данмер аккуратно пошел вперед, на всякий случай пребывая в готовности создать небольшой ледяной шарик. Внезапно, когда маг приблизился к обелиску, тот ожил и послал в Мадренаса файерболл. Шар огня полетел в одну сторону, данмер - в другую. Приземлившись, данмер не нашел ничего лучшего, как побежать.
Этого воительница не учла. Будучи уверенной, что обелиски обнаруживают лишь то, что видно, она даже не задумалась о том, каким образом те улавливают наличие посторонних. Что было непростительной ошибкой. Которые она совершала буквально на каждом ходу.
- Правее! - крикнула она, не заботясь о том, что ее услышат. Чары мигом слетели, однако девушка не заметила этого: шум со стороны подсказал, что от дальшей скалы приближаются враги. Дав себе труд наконец разглядеть эту скалу, Лайкалассе заметила, что та поразительно напоминает еще одну дозорную башню, спрятавшуюся в застывших потоках лавы.
Слова босмерки подействовали на мага, как огненный папоротник, приложенный к заднице. Эльф побежал так, как, наверное, никогда в жизни не бегал. Когда до конца аллеи осталось где-то треть пути, данмер спрятался за камнем, так как бежать в таком темпе больше не мог. Тут он обратил внимание на свои руки. Они были абсолютно ясно видны. Тут Мадренас вспомнил, что лесная эльфийка выпила зелье еще до него. Он подумал, что не сможет один выйти из Врат, его бы тут же разорвали. Вдвоем... у них был бы какой-нибудь шанс. И поэтому маг высунулся из-за камня и крикнул:
- Ла-айкала-а-асе! Сюда!!
Долго упрашивать босмерку не пришлось: воительница бросилась к узкому проходу, который они уже пересекали по пути в башню, метнулась в сторону, уходя от злополучного шара огня, присела за куском застывшей лавы и, не успев перевести дыхание, снова прыгнула, оставив перешеек позади.
- Вызывай даэдра! Твари идут сюда!
Маг быстро высунулся из-за камня и так же быстро спрятался обратно. До Врат - их единственного билета отсюда - было около пары минут быстрого бега, зигзагами, чтобы не попасть под огонь с башен. Значит, преследующих даэдра можно было бы задержать секунд на 15. Здесь уже роль играла не продолжительность вызова, а число тварей. Сконцентрировав всю свою энергию, Мадренас быстрыми и точными движениями вытянул с других Планов Забвения дремору, даэдрота и скампа. Протянули бы они от силы 30 секунд, но и этого было достаточно. Безмозглые твари, с единственным желанием - убивать - побежали назад, прямо на толпу своих сородичей...
Сзади раздался звонкий голос воительницы:
- Astralana'Sonne Staada!
Телванниец удивленно повернулся на этот зов. Золотая вспышка расколола пространство надвое, и перед закутанной в черное босмеркой появилась фигура, облаченная в соблазнительные светлые доспехи. Рыжеватые волосы выбивались из-под шлема, а кошачьи глаза с вертикальными зрачками внимательно смотрели с надменного лица, на котором, однако, читался тот факт, что их обладательница умрет за свою призывательницу.
- Woe upon 'em! - приказала на чистом даэдрическом Лайкалассе, указывая на вражеский отряд. В зрачках лесной эльфийки плясало зеленое пламя. Такого цвета искры вспыхнули во взгляде золотой святой, и та, обнажив меч, с боевым кличем помчалась к узкому проходу.
"Святоша? Здесь? Да, судя по виду, непростая? Откуда ей известны слова призывания, их и не каждый Телванни знает", - удивлению Мадренаса не было предела, но прервалось стрелой, воткнувшейся в землю перед ним: среди врагов нашелся лучник. Времени оставалось мало, и данмер поспешил к Вратам. Босмерка секунду помедлила, обернувшись на святую, и двинулась следом.
Они бежали без остановки, стремясь как можно скорее убраться отсюда. Засев за обломкой скалы, ставшей могилой целителю, воительница прикинула в уме перспективы. Призванные существа уже рассеялись, как дым, значит, противник продолжит погоню. Стоит вырваться за Врата, как те не смогут выйти в Нирн - но для этого нужно вовремя выдернуть сигильский камень.
При мысли о перспективе драться со всеми полчищами в Сиродииле Лайкалассе похолодела.
Нельзя было дать врагам добраться ни до них с Мадренасом, ни до Врат. Но сколько же времени прошло с тех пор, как эльфы покинули башню? Минуты растянулись вечностью, и босмерка поняла, что не может точно рассчитать.
Поблизости все казалось спокойным, и девушка толкнула мага под локоть:
- Пошли.
Они собрались с силами, чтобы совершить последний рывок. И в этот момент, когда опасность вроде бы миновала, случились две вещи.
Из-за поворота показались даэдра.
И воздух начало стягивать мощной магической волной, исходившей со стороны башни Сигила.
Босмерка почувствовала, как адреналин выбросило в ее кровь, с головы до ног пронзил ужас, и она, почти не соображая, ринулась вперед, к Вратам, которые уже виднелись недалеко. Вожделенная цель, к ней гнал животный страх остаться здесь навсегда, среди этих полчищ, от которых не стоит ждать милосердия. Перспектива застрять в Забвении второй раз показалась ей самой ужасной участью из всех, что могли случиться.
Мадренас тоже почувствовал волну магии, что его только приободрило. Но, увидев выражение дикого ужаса на лице босмерки, он так изумился, что чуть было не налетел на створку Врат.
Оттолкнув данмера в сторону, воительница первой выпрыгнула из огненного провала и скрылась по ту сторону завесы. Опешивший от такой наглости телванниец едва не растерялся и вбежал с разбегу в портал.
Тут земля содрогнулась, и пространство пошло ходуном.
Связь с Нирном разрушилась.
Morneango
5-е число месяца Заката. Возле разрушенных Врат.
Совместный пост: Mornenago, Laikalasse, Lorda Tyroth’a & Mescalito.

Темнота окутала путешественников, а тело пронзила невыносимая боль, отзывающаяся звоном в голове. Секунды текли, словно вечность и казалось, что эта боль никогда не закончится, заставляя страдать и сходить с ума мечтая лишь об ободном - смерти… Забыться вечным сном, лишь бы всё прекратилось.
Но вот боль отступила, тьма сменилась невыносимым сиянием, заставляя зажмуриться, а боль исчезла так же внезапно, как и появилась, оставив после себя лишь гул в голове. Тело совсем не хотело слушаться своего хозяина, энергии лишь хватало, чтобы жадно ловить ртом воздух. А вокруг, тем временем, кипела битва. Сквозь шум в голове до данмера доносился звон стали, перемешанный с ругательствами и названиями различных заклинаний. Похоже, Лайкалассе была права на счёт тварей возле Врат.
Морнеанго потянулся к кинжалам и даже кое-как смог приподняться над землёй, но в следующий момент притяжение сделало своё дело и перед лицом ассасина снова была трава. Он был бессилен в таком состоянии и это приводило его в бешенство: за всю свою жизнь Морнеанго не ощущал себя таким беспомощным. Если бы сейчас рядом стоял убийца Мораг Тонга, ассасин даже не смог бы оказать достойного сопротивления. Когда гул в голове стал потихоньку стихать, его посетила одна мысль: «Чтоб эту чокнутую босмерку поглотило пламя Обливиона! «Возьмите камень, а мы зачистим территорию. Всё будет хорошо…» Ага, как же! Если бы мне сказали, что будет так паршиво, я бы пошёл с ними. Уж лучше быть раненым в бою с полчищами даэдр, чем лежать лицом в траве не в состоянии пошевельнутся! Ну, ничего, придёт час расплаты…»
Иди услышал звук, как будто кто-то огромных размеров со всей мощью своих легких всасывал воздух в себя, после чего тот внезапно оборвался и аргонианина выбросило на что-то не очень мягкое, извилистое и колючее. Еще с минуту у ящера зверски кружилась голова и он сдерживал в себе рвотные позывы, однако через какое-то время нашего бравого барда перестало мутить и он, с почти что трезвым умом, начал пытаться осознать где же он все-таки находится. Вскоре чешуйчатый шансонье понял, что находится в горизонтальном положении, развалившись на кроне какого-то дерева неподалеку от разрушенных Врат. Бросив взгляд вниз, он увидел Мескалито, еле шевелящего конечностями и издающего какие-то сдавленные стоны - его выбросило в паре метров от ствола временного "гамака" аргонианина. Иди сочувствующе покачал головой и тут вспомнил что-то очень важное: "Сигил! Где Сигил?! Я же его честно склептоманил! Где он?!" Менестрель чуть не свалился с дерева, на ветвях которого так удобно разлегся, пытаясь найти волшебный камень. А Сигил, тем временем, хитро поблескивал в переплетающихся корнях старого дерева, на котором нашел приют аргон и рядом с которым развалился босмер.
Мескалито очухался и встряхнул головой, хлопая глазами и приводя мысли в порядок. Оглядевшись, он понял, что бой продолжается. Вступать в битву самому у него не возникало абсолютно никакого желания, потому босмер просто отполз за дерево. Камня он, потому как всё ещё кружащаяся голова была забита другим, не заметил, и Иди вздохнул с облегчением. Спрятавшись за мощным стволом, эльф обхватил больную голову руками и зажмурил глаза.
А тем временем ассасин потихоньку приходил в себя. Отступила тошнота, тело снова налилось энергией и силой, а глаза стали различать  окружающею его обстановку. Облокотившись на близжайщее дерево, за котором как раз и спрятался наш "храбрый" босмер, Морнеанго встал на ноги и обвёл окружающих взглядом. Большинство из них всё ещё лежало на земле собираясь с силами и отходя от эффекта перемещения, кто-то даже умудрился попасть на дерево, но чего-то явно не хватало...
- А где же орды даэдр которые ты нам обещала? Мы что, зря рисковали своими жизнями, там в башне, дожидаясь пока вы тут всё зачистите, а? Да туту делов-то на пару взмахов клинком! Значит все наши старанья были напрасны! - данмера полностью заполнила злость и сейчас два его горящих ока были направлены на ненавистную босмерку, которая воспользовавшись своим положением, заставила его пройти через все эти страдания. Он ждал немедленного ответа.
Лайкалассе же не понимала, чего от нее хотят. Она не слышала слов; прижавшись к земле, она крепко зажмурилась, ощущая каждой клеточкой блаженство. Если было бы можно, она бы вцепилась в саму ткань смертного мира, как хватаются дети за юбки матерей, пережив нечто ужасное. Когда ее потрясли за плечо, она не подавала сначала никаких признаков участия, потом открыла глаза, и ее затравленный взгляд метнулся по лицам, спрятался, уйдя в сторону. Вид у босмерки был смертельно напуганный.
Скользнув взглядом по Лайкалассе, данмер лишь фыркнул, а в голове всё так же пронеслись совсем не радужные мыслишки: "Неужели пара даэдр могли её так измотать?"
- Ты не ответила на мой вопрос: зачем нужно было заставлять нас ждать, когда легче было бы всем вместе вернуться сюда? Даже в таком состоянии мы могли бы справиться с врагом. Не вижу логики... Может объяснишь?
Девушка с трудом сфокусировала взгляд на убийце и некоторое время смотрела на него, пытаясь понять, кто перед ней. Потом до нее дошел и смысл сказанного.
- Даэдра... Они все остались... по ту сторону, - запинаясь, выдавила она и провела рукой по лицу, приходя в себя. - За нами целый отряд погнался... из второй... до-дозорной башни. Вон... Фалан подтвердит. Мы едва успели выскочить... Хорошо, что связь разорвалась...
- Этого можно было избежать, если бы мы сразу схватили камень, а не разделялись на группы, - отрезал ассасин.
Воительница мало-помалу собиралась с мыслями.
- Я же сказала, что здесь нас могли ждать. Просто чудо, что все враги остались по ту сторону Врат и не стали выходить в Нирн.
- Это чудо чуть не стоило нам всем жизни! - вскричал Морнеанго, не в силах больше сдерживать свой гнев. Его руки непроизвольно легли на рукоятки кинжалов, это его немного успокоило, и он продолжил более ровным голосом - ладно, это всё в прошлом, что нам делать теперь? Ведь командир, пока что, у нас ещё ты, ведь так?
- Вам чуть не стоило?! - вспыхнула воительница. Негодование окончательно вернуло ей присутствие духа, а в зеленых глазах заплясали злые искры. - Да пока вы отсиживались в тепленькой башне, мы удирали от полчищ даэдра! Ну нахал! - возмущенно выдохнула она и, фыркнув, с вызовом поглядела на ассасина. - Да, командир пока еще я. И сейчас мы все продолжим наш путь к статуе, как и задумывалось! Отправимся к Бравилу. - с этими словами Лайкалассе отряхнулась и направилась к месту, где остались на привязи лошади.
«Ты ещё ответишь мне за эти слова…» С этими мыслями Морнеанго направился к своей лошади, которая спокойно пожёвывала травку, совершенно не обращая на развалины Врат. Проверив хорошо ли закреплено снаряжение, ассасин запрыгнул в седло и стал ждать остальных. Тем временем, Иди тихонько спустился с дерева и, предварительно убедившись, что на него никто не обращает внимания, аккуратно выудил Сигил из корней старого дерева и, добродушно чмокнув его, положил в свою походную сумку, после чего поспешил присоединиться к остальной группе, уже собиравшейся отъезжать. Через несколько минут вся группа уже скакала по дороге на юг, к городу…
Lord Tyroth
Совместно со Змийсом.

Вечер 5го числа месяца Заката. Бравил.

   Ближе к вечеру группа приключенцев подошла к Бравилу - грязному замызганному городишке, где везде стоял смрад от местной медленно пересыхающей речушки, где дома были сделаны в довольно интересном и оригинальном, с точки зрения конструкции, стиле Криворукко, где... ну, в общем, думаю, вы поняли насколько прекрасен это город с гордым и величественным именем Бравил. Иди отделился от группы, сообщив товарищам, что ему нужно заглянуть тут в пару мест, проведать пару друзей, выпить и слегка поваляться на полу пьяным в стельку для, так сказать, душевного успокоения. На самом же деле хитрюга-бард собирался найти кого-нибудь, что бы сбыть ему Сигиль, получить кучу денег и только потом уже напиться вдрызг и поспать на полу. Он шел по улице города с довольной и немного хитрой улыбочкой на своем чешуйчатом лице, как вдруг...
- Стоять преступное отродье! – Иди спустился с небес на землю и заметил, что недалеко от него стоят трое стражников. Обернувшись он заметил что сзади подходят еще двое.
- Хмммм… если кто-то и может хоть маленько попасть под это описание, так это он. Нечасто встретишь ползающую черную по крышам ящерицу, только ты упустил главного: не стоит возвращаться на место преступления. Прошу пройти со мной. Вы – арестованы, по подозрению в спланированном убийстве и сотрудничеству с Темным братством.
   Иди остолбенел и пару секунд удивленно смотрел на стражника, после чего попробовал что-то возразить:
- П-простите, но мне кажется, что вы меня с кем-то спутали… Последний раз я был в этом городе около года назад. И я понятия не имею ни о каком убийстве, тем более спланированном! – воскликнул ящер, тем временем, на всякий случай оглядываясь вокруг и ища возможные пути к отступлению, если его все-таки попробуют арестовать. Скамп! Бежать было почти некуда, да еще эти двое умников подходили к нему со спины, что бы, в итоге, окончательно замкнуть кольцо. Разве только…
-Вы имеете право хранить молчание.  -продолжал верещать офицер, наблюдая за тем как пара стражников из тех, что взяли Иди в кольцо, быстро рванулись к нему, с целью "обезоружения". - Все что вы скажете, будет использов... КАКОГО???
   Аргонианин уже не слушал – он резко ушел в сторону от двух стражей порядка, прыгнул в сторону стенки ближайшего дома, зацепился своей когтистой чешуйчатой рукой за какую-то криво-косо приколоченную к стене доску, видимо прибитую для заделывания какой-то дырки в стене и подтянулся, после чего тут же оттолкнулся от дома и прыгнул. В итоге, он успел схватиться за край крыши соседней постройки и не без труда забраться на саму крышу дома.
- Идиоты! Вы упустили его, две недели будете у меня картошку чистить! - заорал офицер, после чего немного успокоился и побыстрому проанализировал ситуацию. - Так ладно, ты - подтягивай сюда лучников. И побыстрее. Необходимо срочно перекрыть выход из города, устроим там засаду. Необходимо поймать его и поживее. Вперед! - после этих слов офицер и стражи разбежались, в то время как Иди попытался слегка отдышаться на крыше хибары, на которую его угораздило забраться. Бард слышал каждое слово стражника снизу и понял, что ему надо сматываться и желательно как можно скорее. О выходе через ворота уже даже нельзя было думать – расстреляют, даже не успеешь сказать «патологический бехевиаризм»! (Что такое «патологический бехевиаризм» аргонианин не знал, но это выражение ему нравилось и даже была пятидесятипроцентная вероятность, что это было не новым ругательством магов, а чем-то очень умным и высокоморальным… Но кто знает?) Но как же тогда поступить? Хотя, кажется, был один выход...
   Пока дитя аргонии размышляло о дальнейших своих действиях, к домику успели подтянуться лучники.
- А теперь стреляйте, дурни! – раздался голос капитана снизу, после чего последовали звуки натягиваемой тетивы.
   Менестрель рванул с места. Надо сказать, что кривыми в этом городе были не только дома, но и руки местных стражников – все пущенные стрелы полетели в совершенно другом направлении, нежели в том куда побежал наш герой, а снизу послышалось громогласное «ДОЛБОЗВОНЫ!!!», которое, наверное, было слышно до самой Брумы. Иди перепрыгнул на крышу следующего дома, с нее на другую и так далее и вся эта скачка сопровождалась свистом стрел за спиной, а иногда и прямо перед лицом и криками капитана, упоминавшего родственников бойцов и требованиями о том, что бы различные животные (чаще всего тролли) соотнеслись половым путем с солдатами его отряда.
   Но вот последняя крыша – куда дальше? Однако бард уже продумал и этот вопрос: он с разбегу спрыгнул на мостовую, добежал до моста и, чудом увернувшись от еще пары стрел, спрыгнул в вонючие воды реки Бравила. Стражники остановились на подвесном мосту и поглядели в мутную поверхность, с позволения сказать, речки, в водах которой исчез беглец.
- И чего нам дальше делать? – спросил один, задумчиво глядя на масляное пятно причудливой формы, спокойной плывшее по водной глади.
- Да ничего… тем более, не думаю что он выживет в такой речке. – отвечал второй, присоединяясь к первому.
- Это еще почему?
- От вони умрет, наверное… - пожал плечами второй вояка. – Ладно, пойдем, нас ждут великие дела. Все-таки вычистить две сотни фунтов картошки – это вам не каких-то там ящериц ловить…
Zer(0)
\\Мой первый пост\\
5-е число месяца Заката.
Микэль вошел в город через центральные ворота Кватча. Всюду слышался перестук молотков, звуки пил, кричащие голоса. После нападения даэдр графство приходило в порядок. Тут и там сновали строители, архитекторы то и дело вопили, что там закреплено не верно, тут положили не правильно…  Пройдя мимо храма, Микэль свернул на лево и не торопясь продолжил идти к замку. У ворот его встретили двое суровых имперских стражей:
- Кто Вы? И что Вам надо? – низким голосом спросил один из них.
-Приветствую верных слуг империи, - пролепетал бретон, - Я Микэль, скромный служащий Гильдии Магов. У меня приказ от Главы Гильдии явиться сюда и стать представителем Гильдии здесь. Но для этого мне требуется пройти прямо к его высочеству Графу. Может, вы меня проводите?
Глаза стражей забегали, было видно, что это вне досягаемости их мозга, в конце концов, один из них ответил:
- Хорошо, пройдите за мной.
«Славно, очень славно» - думал бретон.
Пройдя по узким коридорчикам, маг оказался в тронном зале. На троне, с заинтересованным видом слушая архитекторов и рабочих, восседал Его Высочество Граф.
-Подождите здесь, - сказал стражник. А сам направился к графу. Подойдя, он что-то шепнул ему на ухо.
-Оставьте нас! – приказал граф Матиус. Все послушно разошлись.
-Подойди, бретон!
Микэль подошел и поклонился.
-Приветствую Ваше Высочество!
-Кто ты? И зачем пожаловал?
Микэль повторил всё то, что сказал стражникам.
-Вот мое направление, - закончил говорить Микэль.
Граф взял в руки сверток и внимательно прочитал его.
-Что ж, можешь прям сейчас приступать к расследованию! Я буду рад оказать любую помощь!
-Благодарю вас, Ваше Высочество.
Волшебник поклонился и направился к выходу. Впереди его ждали большие приключения…
Madrenas
Месяц Заката, 5; Бравил
Когда вся компания прибыла в Бравил, Мадренасом руководило вполне определенное желание: найти какой-нибудь постоялый двор...да что тут! Данмер был готов уснуть прямо под деревом...если бы не пьянь подзаборная, лежавшая как раз под единственным деревом в округе. Оглянувшись, маг внезапно заметил,что Иди куда-то исчез. Впрочем, на данный момент эльфа куда больше интересовал местный стиль архитектуры. У строителя города, похоже, руки росли оттуда же, откуда и ноги, и при этом там же и закончивались. Размышления темного эльфа внезапно прервал скрип закрывающихся ворот города и пробегающий мимо отряд бренчавших броней стражей. Вслед за этим с другого конца города послышалась нецензурная брань и свист летящих стрел. "Опять этот придурок в беду попал",-отстраненно подумал маг, как вдруг отряд стражей города так же организованно снова побежал мимо группы, только уже в другую сторону.
-Эй, командир!-послышалось от лежавшего под деревом бомжа.
-Че те нада, пьянь?-произнес страж порядка с изящным бравильским прононсом.
-Слышь, начальник, ты черную ящерицу ищешь? Дык вот, с ним шли. Вот этих двух серожопых я с завязанными глазами узнаю.
-А не гонишь ли?-усомнился капитан стражи.
-Ты че,вот те Крест Девяти, начальник! Я вообще трезв, как кусок эбонита!
-Тааак. Значит вы, уроды. Вы имеете право хранить молчание...
-Это безумие. У вас нет доказательств,-тут же отозвался Мадренас.
-А ты вообще молчи, серожопый! Еще какой-то данмерский ублюдок будет тут мною командовать! Значит так...а, хрен с ними, вяжите всех, ребята!...
Laikalasse
Вечер 5 числа Месяца Заката, Бравил, магазин "Честная сделка" и улица

Совместно с Морнеанго

Впрочем, вязать было особо некого. Въехав в город, отряд разбрелся кто куда. Лайкалассе им не мешала: нужно было позаботиться о себе и пополнить припасы. Кто мог знать, что одна вылазка во Врата обойдется так дорого? Воительница горестно покачала головой, вспоминая утрату. Однако, хочешь - не хочешь, нужно продолжать идти дальше.
После того, как Лайкалассе назначила место и время встречи - на следующий день, чтобы можно было выспаться, - все начали потихоньку расходиться. Так вышло, что босмерка и ассасин отделились от остальной компании, а потому не видели происшедшего с остальными, как стража не обратила внимания и на них. Морнеанго хотел расспросить о её поведении у Врат и о том, что же её так напугало по ту сторону, но та холодно попрощалась и направилась к городским воротам.
"Как бы не так, эльфийка, я узнаю ответы на свои вопросы, хочешь ты того или нет…"
Обождав ещё минуту для верности, ассасин направился за босмеркой, стараясь не выходить на свет и держаться тени…
Он нагнал её уже у реки, но признаков того, что его заметили, не было. Через несколько минут босмерка остановилась и подошла к берегу. Вокруг было слишком много растительности, чтобы с дороги кто-то смог разглядеть происходящее у воды. Морнеанго незамедлительно спрятался в густой листве кустарника, со стороны его совершенно не было видно, зато у него самого имелся замечательный обзор происходящего.
"Что она забыла здесь?"
Как будто ответом на его мысли стали действия Лайкалассе. Она не спеша сняла оружие и плащ, положила их на траву позади себя, затем расстегнула дорожную сумку и положила рядом, а потом сняла и всё остальное: перчатки, серебристый мифрильный доспех, рубашку, брюки и сапоги.  Вскоре босмерка стояла совершенно голой. Она стала погружаться в прозрачную воду реки, постепенно исчезая из обзора ассасина. Но через несколько минут её тело вновь показалось над гладью воды, и данмер смог хорошенько её рассмотреть… Бледная кожа переливалась в свете закатного солнца, только что выглянувшего из-за облаков, вода стекала по стройным рукам и ногам, а пышные волосы липли к прекрасному телу. Дыхание Морнеанго участилось, а сердце стало биться сильнее… Но он не мог понять, от чего оно бъёться сильнее: оттого, что он смотрит на фигуру обнажённой девушки или оттого, что его кровь вскипает при мысли о мести… Какой великолепный случай, её доспехи на земле, а оружие далеко. Достаточно хорошенько прицелиться, и всё будет кончено… Но вот движения босмерки ускорились, она вышла из воды и, сев на прибрежную траву возле своих пожиток, принялась чистить одежду и снаряжение. Эти полчаса стали для неравнодушного мужского организма настоящей пыткой, и тем сильнее распалял себя данмер мыслями о мести.
Когда вся одежда вновь была на ней, Лайкалассе покинула эта место и поспешила вернуться в город. Морнеанго с облегчением подождал, пока она отойдёт достаточно далеко, и последовал за ней. До закрытия лавок оставалось два часа - достаточно, чтобы успеть приобрести все, что надо.
Воительница, похоже, не подозревала, что за ней следят. Во всяком случае, вела она себя совершенно спокойно и уверенной в себе, никак не показав малейшей нервозности. Лайкалассе толкнула дверь под вывеской "Честная сделка". Магазин был маленький, и данмеру пришлось затаиться снаружи под окном, однако он видел, как эльфийка торговалась с хозяйкой лавки. Судя по их виду, ни о чем, кроме цен, количества и стоимости, они не упоминали.
Внезапно входная дверь отворилась снова, и ассасин увидел, как в помещение входит фигура, укрытая темным плащом и натянувшая на голову капюшон. Незваный гость что-то спросил у торговки, та огорченно развела руками, затем оба посетителя лавки вышли на улицу, и Морнеанго смог затаиться уже за углом дома. Босмерская воительница и субъект в лиловом, как оказалось, плаще прошли мимо и направились в сторону городской площади. Темный эльф заскрежетал зубами: те остановились как раз у статуи Счастливой Старухи.
Как на зло, статуя стояла в самом центре города, а вокруг неё было лишь пару жалких домиков и ни души вокруг. Скрытно подобраться к этой парочке было практически невозможно, у Лайкалассе отличный слух, данмер знал, так что это было бы слишком рискованно. Осмотревшись, Морнеанго заметил проём между домами, стоявшими как раз за статуей. Проскользнув незамеченным в свободное пространство между домами, ассасин вжался в стену, после чего перепрятался за самой статуей и стал прислушиваться к разговору незнакомца и босмерки.
Тот оказался обладательницей низкого грудного голоса, в котором то и дело проскальзывали томные нотки. Темный эльф с удивлением чуть выглянул из укрытия: отсюда было видно, что спутница босмерки стоит лицом к статуе и что под плащом различаются лилового цвета... Данмер сглотнул. Наверное, это все-таки называется доспехом. Только вот ЧТО он прикрывал, ассасин так и не понял. Зрелище настолько сбило его с толку, что бедный несчастный организм едва не взбунтовался. Мысленно послав его к Ситису, Морнеанго помотал головой и сосредоточился на разговоре, который мигом прогнал блуждающие некстати посторонние мысли.
Босмерка говорила негромко, так, чтобы слышали ее лишь загадочная спутница и затаившийся убийца.
- Приветствую. Стаада вернулась в Бреллак?
- Да, твоя милость. Как и всегда, - отозвался чарующий голос. Он звучал нараспев, неторопливо, будто река лениво катит свои волны. Морнеанго стоило больших усилий не поддаваться сладкому мороку.
- Надеюсь, в порядке?
- Нам не ведома боль, твоя милость, мы живем лишь, чтобы служить Повелителю, - мягко заметила необычная собеседница. - Однако я опасаюсь, что в скором времени она не сможет исполнять свои обязанности твоего охранителя, госпожа. Когда наступят темные времена, в твоем распоряжении будут двое из нас, чья доблесть не многим уступает могуществу Стаады, - последняя фраза прозвучала, на взгляд Морнеанго, с толикой удовлетворения.
- Ничего, переживу. На Островах проблемы, верно? - озабоченно спросила Лайкалассе, поигрывая обычно висевшим на поясе стеклянным кинжалом.
- Увы, твоя милость. Грядут темные времена, Серый Марш неизбежен, но даже в случае провала все пойдет по плану Повелителя.
- Хорошо, - промолвила воительница, обдумывая сказанное. - Так для чего послали тебя?
- Мазкен не сходят в Нирн, и потому мне поручили передать тебе это, - при этих словах фигура в лиловом широко распахнула свой плащ, давая Морнеанго разглядеть себя во всей красе, у того закружилась голова, и потому убийца заметил недлинную простую с виду палку только когда, когда чарующий голос вывел его из затмения: - Прими, твоя милость.
- Это же Ваббаджек! Я думала, он у отца! - прошептала Лайкалассе изумленным шепотом, беря артефакт.
- Повелитель счел, что в грядущих битвах он тебе понадобится больше. Позволь просить у тебя твой посох, госпожа, - извиняюще проговорила неизвестная гостья.
Босмерка сунула кинжал за пояс, выхватила Око Дракона из-за спины и протянула собеседнице. В тот же момент непростая палка превратилась в полную с виду копию магического посоха. Ассасин, затаив дыхание, выругался про себя. Какого Ситиса здесь происходит?!
- Благодарю, твоя милость, - с почтительным поклоном незнакомка взяла Око и спрятала под плащом. - Я доставлю его в твои покои. Используй реликвию лишь в исключительных случаях: негоже смертным зрить ее истинную сущность. Пусть считают обычным магическим оружием.
- Не обычным, - с грустью поправила лесная эльфийка и посмотрела на собеседницу. - Еще что-нибудь?
- Ничего, кроме слов, твоя милость, - ответствовала та. - Повелитель просит поспешить, и он уже открыл портал для вас. Многое предстоит сделать, а враги не дремлют.
- Будет непросто убедить моих спутников последовать за мной туда, - невесело усмехнулась Лайкалассе. Она рассеянно проводила ладонью по древку посоха, скрывающему совсем иную сущность. - Это все?
- Да, госпожа, - снова поклонилась незнакомка. - Позволь мне оставить тебя.
- Разумеется. Скажи, что я буду у статуи на второй день. Надеюсь, никакие неприятности впредь не помешают... - пробормотала босмерка, запустив в растерянности ладонь в шевелюру.
- Как пожелаешь, твоя милость, - фигура удалилась.
А Лайкалассе, крепко сжимая в руках могучий артефакт, покинула площадь и направилась в таверну.
DemonDrow
  Ну вот, собирались играть в СА, а получилось, как всегда, сборище социально опасных данмеров  blush2.gif 

Совместное творение DemonDrow & Madrenas


Вечер-ночь 5 Месяца Заката, Бравил


     Мадренас заскрежетал зубами, когда стражник схватил его за руку.
     - Тааак, чурка, посмотрим, что у тебя в карма... ААААА!
     Данмер перехватил руку человека и создал небольшой файрбол.
     - Ааааа! Моя рука! -кричал стражник, потрясая обугленной культей.
     - Ыыыы! Магик! - заорал капитан стражи. -Все, мочите магика!...
     "Азура, ну за что мне такое наказание..." - мрачно подумал Дельвар, глядя на разворачивающийся конфликт и несколько футов стали в руках стражников. Пошевелив мозгами несколько секунд (вид злобных морд и кольчуг очень этому способствует), маг решил, что надо отвлечь несчастных стражей порядка.
     Стражники очень удивились, когда перед ними появилось завывающее, явно недружелюбное и холодное привидение. Несчастные "оборотни в кольчугах" отшатнулись, и Дельвар использовал приём "изматывание противника бегом по подворотням".
Стражник уже занес клеймору над головой темного эльфа (видимо, он считал, что клеймора -лучшее оружие против мага), как в руке того появился короткий, изящный даэдрический призванный меч. Не найдя никакого сопротивления, сталь Забвения прошла через рукоятку клинка, а вслед за ней - через руки стража порядка.
Увидев привидение, Мадренас решил тоже оставить стражникам кого-нибудь на память и сваливать, ибо по переулкам уже гремел доспехами второй взвод...
Взмахом руки создав несколько скампов, темный эльф, используя левитацию, взлетел на крушу ближайшей конструкции барачного типа и побежал уже по ним, время от времени прыгая. Вдруг в самой высокой точке одного прыжка заклинание перестало действовать, и Мадренас по инерции упал на самый край крыши, нависавшей над речкой типа "канализация". Поднявшись, маг увидел четырех злобных стражников, бежавших за ним по пятам, и командира, державшего в руках бронзовый рупор типа "матюгальник".
     -Стой! Брось оружие!
Темный эльф медленно выпустил меч. Тот рассыпался прахом, не долетев до поверхности крыши.
     -Руки за голову!
Мадренас завел за голову руки, улыбнулся стражам правопорядка и...сделал шаг назад, прямо в вонючую речку, у которой один запах мог убить неподготовленного.
Двое стражников осторожно подошли к краю крыши и ничего не увидели. Один из них плюнул в воду и глубокомысленно произнес:
     -П...ц.


     Привидение продержалось недолго.  Стража вскоре опомнилась и побежала за не в меру резвым  данмером, попутно, судя по всему, подключая к поискам своих товарищей по оружию.  Дельвар, сделав пару кругов, спрятался за какими-то ящиками и с удовольствием следил за откормленными стражами порядка, пробегающими мимо небольшими пыхтящими группами, одновременно пытаясь составить гениальный план. Ничего гениального, естественно, не получилось.  Поэтому эльф просто стащил с себя слишком заметную мантию, оставшись в своей повседневной и неприметной одежде – чёрные кожаные штаны,  жилет из того же материала (с кучей потайных карманов) и простая коричневой рубашка.  Затем он замотал тряпками отделанные серебром ножны меча и рукоять арбалета, спрятал кинжал за голенище сапога, и потихоньку добрался до соседней улицы, идущей вдоль канализационного канала, где уже не было слышно грохота кольчуг и криков стражи.
Внезапно, когда Дельвар шел мимо особо низкого участка парапета, что-то склизкое схватило его за ногу и попыталось затянуть под воду. Правда, ногу тут же отпустили, а на парапет вскарабкался покрытый несколькими слоями фекалий Мадренас. Он брезгливо отряхнулся и только после этого заметил Дельвара.
     - Т-твою мать... Хвоста не привел за собой?
     - Разумеется нет... - ответил Дельвар, прикрывая нос рукавом (ибо запах был просто кошмарно убийственным) - Эти придурки немного поиграю в войнушку и благополучно про нас забудут... хотя, если бы кое-кто не швырялся огнём, нас бы забыли ещё быстрее! Так что, боюсь, ночевать придётся за воротами...
     - Хрен. -весьма радикально отозвался темный эльф. -Мы воняем так, что даже, наверное, в Дагот Уре чувствуют. А за воротами нас в первую очередь искать и будут. Есть предложение: заходим в магазин одежды, пугаем продавца, чтобы не настучал, переодеваемся, высыпаемся и утром выходим. Ну как?
  При мысли о столь наглом нарушении законов Дельвар поморщился, но признал, что другого выхода нет.
     - Ладно, так и сделаем... а утром поймаем нашу ящерку и устроим демонстрационный сеанс данмерских пыток!
     - Полностью согласен. - отозвался маг.- Пошли.

Через 5 минут

     Чтобы не шуметь на пол-Бравила, Мадренасу пришлось несколько минут вспоминать заклинание открывания дверей, которое сработало только с третьей попытки. Двое темных эльфов аккуратно пробрались в дом и поднялись на второй этаж, где хаджит-хозяин магазина видел десятые сны. Правда, очнулся тот от весьма неприятного метода - прижатого к горлу меча.
     - Значит так, -начал маг - Ты молчишь, даешь нам одежду, еду и выспаться. Если будешь молчать и не расскажешь стражам - заплатим за все и даже сверх того. Нет - завтра будешь плавать в той милой речке по частям. Усек?...
Madrenas
Продолжение саги про асоциальных темных эльфов smile.gif)
Управление Дельваром с разрешения владельца smile.gif)

6 Месяца Заката, утро, Бравил
Утром двое выспавшихся и переодетых темных эльфов выскользнули из магазина одежды. Дельвар так и остался в своём жилете, в то время как Мадренасу досталась отвратительная болотного цвета мантия, так как в черной его бы точно узнали стражники. Кроме того, в магазине хаджита другой, лучшего качества, просто не было. Сам же владелец магазина снова сладко спал, на этот раз уже под воздействием снотворного.
Внезапно Дельвар схватил экс-Телванни за рукав и потянул к стенду "Их Разыскивает Империя", на котором висел новый, свежий лист пергамента. Мадренас заинтересовался и решил его прочитать. На листе корявым почерком с кучей ошибок было написано:
"Розыскеваетцо:
Два чорных ельфа (Данмира)
За:
Пречененее убийства адному страшнегу
Пречененее инволиднасти адному страшнегу
Нограда за паимку 500 септемаф"
На куске пергамента также были изображены эти два "чорных ельфа". Правда, на Мадренаса с Дельваром данные мутанты ну нисколько не походили. Скорее, эти существа были помесью даэдрота, дреморы, орка и цаэски.
-Что за бред...по этим портретам нас будут до скончания лет искать...-пробормотал про себя темный эльф, как вдруг заметил Дельвара, сосредоточенно рассматривающего еще один кусок пергамента, который бывший Телванни просто не заметил. То, что было на нем изображено, заставило его кровь застыть в  жилах.
На отрезке было аккуратно, каллиграфическим почерком, без единой ошибки написано:
"РАЗЫСКИВАЕТСЯ:
Фалан Мадренас, Темный Эльф, маг ЗА:
-Уничтожение движимого и недвижимого имущества Гильдии Магов города Чейдинхол, провинции Сиродиил в особо крупных размерах;
-Убийство пятерых членов Гильдии Магов города Чейдинхол, провинции Сиродиил с применением запрещенных методов, а именно создания локального разрыва пространственно-временного континуума;
Данный субъект лишен прав гражданина Империи и члена Гильдии Магов континента Тамриэль; награда за поимку живым или мертвым - 20 000 имперских септимов. Обращаться в локальные отделения Гильдии Магов в ваших городах.
ВНИМАНИЕ! Данный субъект очень опасен! В случае определения его местонахождения, обращайтесь к локальным отделениям Имперской Стражи, или Имперского Легиона, или Гильдии Магов. Награда за определение местонахождения данного преступника - 7 000 имперских септимов."
Заверен сей лист был печатью Гильдии Магов. В ответ на недоуменный взгляд Дельвара, маг, натягивая капюшон, пробормотал:
-Долгая история, некогда. Сейчас надо как можно быстрее убраться из города...
*через 5 минут*
Двое стражников мирно болтали у ворот города, как вдруг из-за угла вывалилась толпа скампов и привидений. Большинство из них были иллюзиями, но главный эффект был создан-отвлечь стражу от  других ворот. Во всеобщей суматохе никто не заметил две прикрытые Хамелеоном тени, выскользнувшие из ворот города...
Mescalito
Вечер пятого числа месяца Заката, Бравил.

Едва группа авантюристов вошла в Бравил, на душе у Мескалито полегчало. Он любил этот город – Бравил, пожалуй, был вообще единственным городом, в котором босмер чувствовал себя как дома.
С кислой миной выслушав очередные наставления Лайкалассе, лесной эльф сплюнул и быстро зашагал в сторону таверны. Ему хотелось как следует выпить…
Распахнув дверь любимого кабака, эльф подошёл к барной стойке и заказал бытулку самого крепкого пойла. Обведя взглядом уютное помещение, Мескалито удивлённо вскинул брови: за одним из столиков сидел его давний знакомый, хаджит по кличке Кривой. Настоящего имени босмер не знал, да и не видел в этом необходимости. Заказав ещё бутылочку, эльф забрал выпивку и направился к товарищу.
- Вечер добрый, приятель! – воскликнул босмер, плюхаясь на стул и ставя на стол спиртное.
Хаджит поднял на Мескалито свой туманный взор и пробулькал что-то невнятное. Мескалито нахмурился:
- Да ты опять под скуумой, друг?
Кривой замер и, прищурившись, зашипел на босмера. После чего потряс головой и прошептал:
- Прости, эльф. Скуума в прошлом. Наступил завтрашний день. Смотри…
Хаджит покрутил головой, убедился в отсутствии подозрительных субъектов и достал из складок одежды прозрачный пакетик с белым порошком внутри. У босмера чуть глаза на лоб не вылезли:
- Это ещё что, лунный…
- Шшшш… - перебивая собеседника, зашипел кот, - он самый. Обработанный малость.
- Но откуда?
Кривой обнажил клыки в усмешке:
- Связи, друг, связи… Ты ведь и сам прекрасно знаешь, как это сейчас делается.
Мескалито, поняв, что дело пахнет контрабандой, медленно кивнул. Кот ухмыльнулся и, положив лапу на мешочек, прищурился:
- Участвуешь?
Босмер откупорил бутылку и, сделав небольшой глоток, потряс бутылкой:
- С меня, пожалуй, и этого хватит! Сейчас вот расслаблюсь, отдохну немного, и поковыляю...
Хаджит рассмеялся и с деланным удивлением уставился на собеседника:
- Да я не узнаю тебя, эльф! Куда делся мой старый безбашенный знакомый, участвующий во всех авантюрах, а? Да ты стареешь, приятель! А когда-то ты был душой компании…
Слова Кривого немного задели эльфа и, подумав, он решил, что от щепотки сахара уж точно ничего плохого не случиться.
- Ладно, давай его сюда…
Хаджит повертел головой, и, подняв вверх указательный палец, забрал у Мескалито бутылку. Осторожно развернув пакетик, кот отсыпал в бутылку немного порошка, прикрыл горлышко мохнатой лапой и хорошенько взболтал содержимое. После этой нехитрой процедуры босмер получил бутылку обратно, к которой в следующий же миг и присосался. Не ощутив особой разницы, эльф пожал плечами и прикончил остатки пойла.
- Ну и когда подействует? – вскинул брови длинноухий.
- Ты куда-то торопишься? – промурлыкал Кривой, - Потерпи, организм у всех разный…
Мескалито вздохнул и сделал небольшой глоток из второй бутылки, к которой хаджит так и не прикоснулся. А кот только сидел да тихонько посмеивался…
Не прошло и пятнадцати минут, как Мескалито почувствовал что-то неладное… Из тела словно вытащили все внутренности; эльфу показалось, что он сейчас взлетит к потолку… Пол таверны вдруг начал подниматься и ходить ходуном, словно началось землетрясение. Эльф пытался найти хаджита, но образ кота маячил вдалеке мутной тенью…
Кривой понял, что сахар вперемешку со спиртным начал оказывать своё влияние. Кот подхватил обмякшего эльфа на руки и вынес его из таверны, пробормотав трактирщику, де, набрался друг.
Выскочив из трактира и оглядевшись, хаджит юркнул во тьму кривых улочек Бравила, двигаясь в одному ему известном направлении.
DemonDrow
      6-е Месяца Заката, утро-день, окрестности Бравила

      Совместное творение DemonDrow & Laikalasse, Madrenas мысленно был с нами wink.gif


      Выбравшись из города, маги решили дождаться остальных товарищей по несчастью на месте встречи – то есть у святилища Шеогората.  Точное его размещение никто, естественно, не знал. В наличии имелось лишь туманное указание «между Бравилом и Лейавином», которым они и решили воспользоваться. Чтобы не рисковать быть обнаруженными каким-нибудь патрулём, они пошли вдоль берега, периодически сверяясь со скверной картой, стащенной у хаджита-торговца.  К несчастью, через некоторое время пошёл дождь, и по земле потекли грязевые ручейки, через которые данмерам периодически приходилось перескакивать (и далеко не всегда удачно). Местные насекомые, нагло игнорируя ненастную погоду, активно пытались добыть себе обед из маленького кусочка эльфятины, что в сочетании  другими условиями никак не улучшало настроения. В придачу ко всему, от дождя и общей сырости с карты начали стекать чернила, несмотря на все попытки магов хоть  как-нибудь её уберечь. После гибели сего шедевра картографического искусства,  Дельвар и Мадренас, сыны гордого данмерского народа, с удивлением обнаружили, что их навыки ориентирования на дикой местности пребывают не в лучшем состоянии. Немного покричав друг на друга, эльфы побрели к дороге, рассчитывая найти какой-нибудь придорожный лагерь и дождаться там остальных.
    
      7-е число, окрестности Нижнего Нибена
     
      Наверное, вмешалась воля Шигората, иначе как объяснить тот факт, что в том же самом направлении двигалась всем знакомая босмерка. Черный плащ хорошо отталкивал воду, и под капюшоном удавалось сберечь сухими волосы, однако Ночь от такой прогулки, при всей ее неприхотливости, была не в восторге. Воительница то и дело наклонялась к ней, шепча что-то ободряющее, лошадь фыркала, прядала ушами, но шла вперед. Ночь тоже мечтала о крыше над головой и грустно вздыхала, ощущая плащ хозяйки. Впрочем, частично этот плащ прикрыл и саму Ночь.
      Лайкалассе не стала задерживаться в городе больше, чем нужно. Не найдя своих спутников, она поняла, что судьба в очередной раз вмешала и спутала все карты - хотя уж очень оригинально вмешалась, и в этом изменении явственно чувствовалась рука дедушки. Она двигалась на юг, к статуе, ведомая странным хихиканьем в голове, и все больше укреплялась в мысли, что спутники ей, в общем-то, нужны явно для чего-то другого, нежели сопровождать к шедевру местного зодчего. И босмерка окончательно поверила в это, когда лошадь ее вдруг забрела куда-то в лес, где спустя некоторое время остановилась перед двумя промокшими насквозь, недовольными жизнью данмерами.
Минуту между участниками сцены повисло оторопелое молчание, потом Лайкалассе выдала:
    - Привет...
     Ни Дельвару, ни Мадренсу цензурных вариантов ответа в голову так и не пришло, но чтобы не выглядеть совсем глупо, они попытались сказать что-нибудь, похожее на приветствие.
     - Ээээ... приветствую, - сказал Мадренас. Дельвар ограничился кивком.
     - Ну и какими судьбами вы тут оказались? - поинтересовалась девушка.
      Лицо Мадренаса потихоньку становилось тёмно-фиолетовым. Дельвар ткнул его локтем в бок и ответил:
     - Решили пройтись, разведать местность... дорогу расчистить и всё такое... А вас какого... кхм... в общем, вы здесь как оказались? И где остальные... товарищи по несчастью?
     Лайкалассе взъерошила волосы под капюшоном.
      - Я... не знаю. Стража что-то говорит о компании подозрительных типов и преступниках... Даэдра, я связалась с уголовниками! Про вас, кстати, тоже говорилось, - сердито пормолвила девушка.
     - Грязная ложь! - громко возмутился Мадренас, после чего снова получил локтем по боку.
     - Да, нехорошо получилось... никогда не знаешь, кто встретится на пути! - посочувствовал Дельвар. - Значит, никого больше не ждём?
     - Думаю, нет. Видать, сама судьба свела нас снова, - девушка усмехнулась. - А куда вы шли?
     - Ну, пункт назначения был назван... святилище Шигората вроде бы? Мне рассказывали о нём. Местные часто рассказывают всякие страшные истории о странном месте между Лейавином и Бравилом... ну а на самом деле мы, конечно же, искали какой-нибудь лагерь.
     - Именно в этом направлении? - удивленно подняла бровь девушка.
     - Хммм... а какая разница? - удивлённо спросил Дельвар.
     - Да, абсолютно никакой разницы! - подтвердил Мадренас (тихонько дёрнувшись, будто уворачиваясь от чего-то)
     - Ну... как скажете, - покачала головой Лайкалассе и мотнула головой в сторону. - Вон там дорога. Пойдемте, у статуи нас ждет лагерь.
Эльфы переглянулись, но уточнять происхождение информации не стали. И действительно, через некоторое, не столь отдаленное, как казалось, время, среди зарослей обнаружился просвет. Раздвинув ветви кустов, эльфы увидели старинное изваяние, каких-то личностей, но главное - главное! - костер!.  Оба данмера, вымотанные побегом из города и путешествием по «красотам» бравильской природы,  попросту свалились без сил, не удивляясь  уже ничему.
Лайкалассе странно смотрела на статую и улыбалась. Но ее спутники этого уже не видели.
Акавирец
8й День Месяца Заката, вечер
Подземелья Форта-Онтус


Форт-Онтус, одна из крепостей, что были построены либо во времена Первой Эпохи, либо во время противостояния Нибена и Коловии во времена Второй Эпохи. Неизвестно точно когда, кроме того, что все они пришли в негодность, и сейчас представляют собой лишь убежище для бандитов и прочих асоциальных элементов.

Неизвестно кто точно обосновался в форте Онтус до того, как здесь развернули свой временный аванпост Милитаристы, да собственно и кого это волнует. Тем временем на нижнем ярусе подземелья этой крепости, местный представитель этой, с позволения сказать организации, на вид худощавый мужчина средних лет, с довольно бледной кожей и распущенными длинными волосами, поигрывая небольшим метательным ножом в своей руке, вел задушевную беседу с только что пойманным, но уже освобожденным  Сормараном, с которым, тем не менее, рядом находилась штуки четыре вооруженных охранников… на всякий случай.
- И к чему у нее к тебе такое доверие, не скажешь, змей? Похоже, ты раньше уже с ней работал в этой банде, до того как случалась та самая история с Ривервудом? То есть ты… старожил.
- То с кем я раньше сотрудничал было не больше чем простое сборище контрабандистов, по большей части торгующих оружием и спекулирующих на почве военных конфликтов, сейчас же вы больше напоминаете... даже не анлога бойцовской гильдии, а скорее незаконное подпольное военное формирование, хотя по большей части вы укомплектованы салагами, даже не участвующими в боевых действиях… вы ничем не лучше простых бандитов, коих на дорогах полно. Тем не менее... все это оружие, броня да и структура самого сообщества, неужели все это радикально поменялось, как только к власти пришла она?
- Забавно-забавно – представитель милитаристов, не переставая жонглировать ножом, повернулся к Сормарану спиной и направился в другой конец комнаты, продолжая при этом вести беседу  – То есть ты вот из себя такой, побывавший в конфликте при Йоните, работавший шпионом в Тамриэле и наемным убийцей в Темном…
- Я НЕ БЫЛ наемным убийцей…
-… Братстве, пал жертвой нас, простых немытых бандюганов? Да ты уже стар, чешуйчатый и мне плевать, сколько вы там, на Акавире живете…
- С кем я, Дагон побери, разговариваю, да еще пялясь в его затылок?? Где М??? - Сормаран стал говорить, уже менее сделржано и без прежнего хладнокровия
- Вся власть, которую представляет М в этом регионе, исходит от меня! Пока мы не обосновались в центре империи, она здесь не появиться, и она сказала, что ТЫ нам в этом поможешь, понятно? Ах да… мое имя… зови меня Стилет.
- У тебя даже имени нет… о чем может быть разговор, если даже ты забываешь свое собственное имя, ради того чтобы назвать себя в честь того объекта , что ты вертишь в руке?
Стилет, до этого стоявший спиной, медленно повернулся и подошел к Сормарану…
- Послушай меня змей. Если бы ты не был нужен М, тебя бы здесь не было… живым, по крайней мере, уж точно. Но знай ,пока ты здесь под моим началом, ты бы предпочел оказаться в Обливионе.
- Можешь не беспокоиться за мое душевное состояние, я там уже был. – коротко отрезал Сормаран
- Чудненько. Не волнуйся, тебе здесь будет не хуже. Получишь свою стандартную униформу, заместо этого монашеского балахона, которую ты называешь “маскировкой”, дополнительное оборудование и можешь приступать к выполнению наставлений нашей госпожи. – после этих слов, бретон протянул цаэске запечатанный свиток.
Lord Tyroth
Совместный пост Тайроса и Акавиря

8й День Месяца Заката, вечер
Форт-Онтус


Форт-Онтус, временный аванпост милитаристов. Снаружи форт патрулировался бойцами этой организации, которые были одеты в их стандартную черную броню, которая довольно существенно отличалась от обычных тяжеленных доспехов простых имперских легионеров. Действительно, черными металлическими были только латы закрывавшие грудную полость, пах, да голени рук и ног, да открытый шлем, в остальном – это было изделие из легкой, но прочной черной кожи. Если не считать непонятных шипов на плечах и странного вида шлем с опознавательной буквой типа “М”, то такой средний доспех обеспечивал большую подвижность, и было довольно функционален для небольших налетов и диверсий, которые и совершала эта организация.


Среди этих патрульных снаружи замка также находился уже знакомый нам черный аргонианин, который был облачен в совсем другой доспех, нежели простые солдаты, ассасинский. Но с такой же опознавательной буквой М, только уже на наплечниках. Аргонианин был явно чем-то озабочен и находился в раздраженном состоянии, что уже было странно, учитывая его постоянное хладнокровие. Сейчас же он стоял, прислонившись спиной к массивной стене форта и внимательно изучал объявление о розыске, сорванное им со стены трактира в одной из этих захолустных деревенек, что так часто попадались группе, конвоировавшей Сормарана, по пути.
- Имперские свиньи... - бормотал убийца себе под нос, глядя на листовку с явным презрением. - Какого Дагота эти идиоты из той дыры, Бравила, не отстали от меня когда я не без труда смог улизнуть от них?! Теперь мои портреты и описания внешности будут висеть по всей провинции и это здорово усложнит мне жизнь! Сволочи... - никак не мог угомониться черный аргонианин.

В то время как аргонианин был занят своими собственными мыслями, вскоре из подземелий форта на поверхность, в сопровождении двух стражников вышел Сормаран, который теперь был облачен в точно такой же черный легкий доспех, что и аргонианин, и ко всему прочему подпоясанный походным ремнем, который теперь заменил его стандартную сумку. Змей остановился, оглядел форт, и тут его взгляд замер на его бывшем пленителем – черном аргонианине, стоявшим около стены и пребывающим в раздумьях. Больше не являясь пленником, но уже переживший за свой век и предательства и подобные вербовки, Сормаран направился прямиком к ящеру, намереваясь поговорить с ним “по душам”.
- Замешательно. Не думал что как только я вступлю в штат, так скоро встречу… тебя. – холодным тоном начал разговор цаэска
Ящер вышел из задумчивости и, лениво повернув голову в сторону "новобранца", без малейших признаков заинтересованности лениво протянул:
- А... это ты...
- Хммм.. ничего другого я и не ожидал. Попытка создать видимое безразличие к окружающей действительности, как и полагаеться быть хладнокровному убийце. Только вот видимость эту надо было создать раньше, чем пару мгновений назад. Еще до того момента, как ты от пошаливающих нервах, подолбил кулаком стену...
Аргон фыркнул:
- Подумаешь... У меня иногда такое бывает, - пожал он плечами. - Терпеть не могу, когда работа выполнена не гладко. Потому и разозлился. А проблемы... с проблемами я разберусь, - опять же совершенно спокойно и уверенно заявил ассасин. - Но хватит этой пустой болтовни. Что за приказ тебе отдали? - спросил он, отходя от стенки и указывая пальцем на свиток в руке у цаэски. - Или это задание лично для змея? - убийца вопросительно глянул на стражников.
- Хм, по большей части это доклад о позициях Сиродиила, и последующей дислокации нашегобратсва во славу нашей госпожи. И еще один пункт - цаэска крепче сжал в руке свиток - требует вмешательства...
- разглашение личных заданий, даже между собратьями - не приветствуется - к компании, в сопровождении двух стражников, подошел уже знакомый лысоватый бретон-посланник
- Во имя Музыки, тебя-то только здесь и не хватало... - прошипел Сормаран
- И тем не менее, госпожа не потерпит грязной работы, во имя Акатоша, какого твои портреты висят по всему Сиродииилу? - обратился он, с некоторой дрожью в голосе, к черному ящеру.
- Это моя вина, - вздохнул аргон. - После того, как я ликвидировал цель, на место происшествия начала сбегаться городская стража - вероятно, у них самих были какие-то планы на него, и за ним была установлена слежка. А может быть есть еще какая-то причина. Мне ничего этого неизвестно. В любом случае, тех идиотов, что были со мной в команде, чуть было не поймала стража и мне пришлось отвлечь внимание на себя, чтобы дать им шанс улизнуть, которым они сумели воспользоваться. - ящер говорил о своих напарниках в довольно презрительном тоне, не скрывая свою неприязнь к ним, - Ты же понимаешь, что если бы их схватили и попробовали допросить, то ничем хорошим это не кончится. Стражники не видели моего лица, но ты же сам прекрасно понимаешь, что, чтобы нарисовать аргонианина и сделать его чешую на картинке черной, много ума не требуется.
- Ладно - уже более спокойно, без напряга в голосе, сказал бретон - это не повод останавливаться. У тебя есть незаконченные дела, у змея есть незаконченные дела, у нас всех есть незаконченные дела. Собственно отправляйся на место предыдущей дислокации, и попробуй разведать что именно изввсетно страже. Цаэска же обещал нашему братству новых союзников, ему придется познакомить их сейчас со мной. После чего я отправлю его к месту твоему дислокации, куда он должен прибыть ориентировочно дней через пять, после тебя. Встретитесь в установленном месте - с этими словами бретон протянул свиток ящеру - указанному здесь. Думаю, задание, доверенное ему госпожой не помешает лишних... ассасинских навыков.
- Я вполне могу справиться один. - отрезал Сормаран.
- зато я так... - бретон сглотнул, словив на себе взгляд цаэски - не навлекай гнев М.
Morneango
7 число месяца Заката. Недалеко от статуи Шегората.

Полночь. Морнеанго шёл по дороге на юг от города, закутавшись в тонкий плащ и накинув на голову капюшон. Дождь неистово поливал землю, застилая всё вокруг и уменьшая обзор. Но данмеру ни к чему было видеть путь, он точно знал куда идёт. 
Он был полностью погружён в свои мысли и не обращал внимание на дождь.
«Кто была эта незнакомка под плащом? Она сказала, что её послал повелитель, а потом Лайкалассе назвала его своим отцом. Кто же он такой? А что если?! Нет, этого просто не может быть..."
Он шёл вперёд, раз за разом, вспоминая разговор эльфийки с той незнакомкой. Была какая-то связь между их место назначением и этим разговором, он чувствовал это. Кто же она такая?
Через пол часа данмер был на месте. Огромная статуя высотой в несколько этажей, возвышалась на небольшом пьедестале. Любой непосвящённый мог бы принять этого «старичка с тросточкой» обычной статуей поставленной какому-то неизвестному человеку, но Морнеанго знал, что это статуя Шегората – самого опасного и непредсказуемого Даэдры, по его мнению. Никогда нельзя знать наверняка, что он задумает в следующий момент. Заключая сделку с Шегоратом, будь готов ко всему.
Подле статуи можно было различить несколько фигур. Это были те, кто пришёл раньше его: Лайкалассе, и спящие Мадренас и Дельвар. Морнеанго появился внезапно, будто осколок, выпавший из тьмы. Он посмотрел на спящих данмеров, а затем перевёл свой взор на босмерку и тихо проговорил:
- Ну, вот мы и на месте, как и договаривались. Ты ничего не хочешь мне рассказать?
Laikalasse
Ночь на 8 число Месяца Заката, святилище Шегората

Совместный пост Морнеанго, ДемонДроу и Мадренаса

Лайкалассе медленно перевела взгляд со статуи на данмера, и тот увидел зеленые искорки, плясавшие в ее глазах. Выражение лица девушки было каким-то мечтательным и вместе с тем ничего хорошего не предвещало. Убийце оно показалось похожим на то, что он видел в Обливионе, на могиле их безвременно скончавшегося целителя, только показалось еще более жестким и алчным. В голову упорно лезла мысль, что лесная эльфийка жаждет непременно чьей-нибудь крови.
- А, это ты... Я рада, что из нашей компании пришел еще кто-то. И сам явился, ну надо же. Так что тебя интересует? - босмерка улыбнулась еще шире. Эта чарующая улыбка вызывала ощутимую жуть.
Морнеанго ещё раз взглянул на спящую парочку и, убедившись, что их никто не слышит, снова перевёл свой взгляд на босмерку. Глаза его сузились, и он задал вопрос, который интересовал его с того самого момента, как впервые её увидел:
- Кто ты такая?
- Кто я така-а-ая? - нараспев протянула Лайкалассе и рассмеялась. Она двигалась пританцовывая, описывая вокруг данмера круг за кругом, от чего тому приходилось все время вертеть головой, чтобы уследить за ней.
Другие культисты держались бесшумно, оставаясь в стороне, они не мешали.
- Ты хочешь знать, кто я такая? - повторила воительница и в мгновение ока приставила к горлу данмера кончик катаны, которую, выхватив, держала в вытянутой руке. Разразившись хохотом, она убрала клинок за спину и как ни в чем не бывало продолжила описывать свои круги. - Зачем тебе это, убийца? Что за дело такое до моей милости?
Морнеанго незаметно завёл руку за спину и положил руку на рукоять кинжала. От этой босмерки можно было ждать чего угодно. В том числе и смерти...
- Ты думаешь, всё прошло гладко? Ты думаешь, вас никто не видел? Ты ошибаешься, эльф, - ассасин осторожно подбирал слова и старался не выпускать из виду Лайкалассе, - я следил за тобой. Я слышал ваш разговор: о Повелителе, о Сером Марше, про Ваббаджек... кто ты такая?! - шёпотом прорычал он.
Босмерка остановилась и расхохоталась данмеру в лицо. Радостно воскликнула:
- Какой прыткий! И хитрый! Все-то он слышал, все-то он видел! - Лайкалассе склонила голову набок. - Я внучка Шегората.
Галаза ассасина стали расширяться, а в голове то и дело крутилась одна и та же мысль: "Я был прав... я всё-таки был прав". Правая рука ещё сильнее сжала кинжал, а левая стала потихоньку опускаться вниз. Морнеанго слегка присел и приготовился отбить любой удар нанесённый со стороны. Не отводя взгляда в сторону, он так же спокойно проговорил:
- Ты внучка Шегората? Я догадывался. Но прежде чем что-то произойдёт, я хотел бы знать: зачем мы понадобились тебе?
Она задумалась.
- А я еще и сама не знаю. Мне было велено набрать команду и идти сюда, и вот мы здесь...
Обычный для Мадренаса полусон-полубодрствование незаметно перешел в фазу крепкого сна без сновидений, который, в свою очередь, оборвался так же резко, как исчезает призванный даэдра. Не двигаясь, постепенно приходя в себя, темный эльф внезапно услышал: "Я - внучка Шегората". Бесшумно высунув голову из спальника, маг увидел Лайкалассе и данмера-убийцу, стоящих напротив друг друга в боевых стойках. "Дело дрянь", - мрачно подумал экс-Телванни и, еще чуть-чуть высунувшись из спальника, одной рукой пихнул Дельвара, а другой тут же зажал ему рот, прошипев прямо в ухо:
- Не шуми.
К счастью, данмер был существом спокойным, и откусывать пальцы негодяю не стал, но взял случай на заметку. Вместо этого он он огляделся, оценил обстановку и потянулся за кинжалом.
Той же рукой, которой пихнул темного эльфа, Мадренас перехватил его конечность, тянущуюся к оружию, и начал шипеть:
- Ты идиот! Она сказала, что она внучка Шигората! Получается полудаэдра! Ты хочешь, что ли, пойти на самоубийство со своим самотыком?
А обстановка, между тем, царила интересная. Увлеченные действом участники сцены не заметили, что в тени статуи за ними наблюдало еще одно существо. И оно решило, что пора вмешаться.
- Ну вот, стоит только оставить их на пару минут, как все готовы разорвать друг другу глотки... нет, я, конечно, и сам любитель этого дела, но Лорду не очень нравится кровь на статуе. Он от неё чешется...
Участники событий дружно повернулись к говорившему. Им оказался очередной данмер в тёмно-фиолетовой мантии, внешне ничем особо не примечательный, если не считать двоих дремор, стоящих рядом с ним.
- Да и цвет знаете ли не особо приятный... СТОЯТЬ НА МЕСТЕ!
Два несчастных товарища Лайкалассе, попытавшиеся дёрнуться в сторону ближайшего леса, синхронно упали, словно придавленные невидимым, но весьма ощутимым грузом. Один из дремор подошёл к ним и нежно приставил к груди Дельвара острие даэдрического меча.
- Итак... на чём мы остановились? – спросил неизвестный, почёсывая затылок рукоятью кинжала Морнеанго.
Морнеанго с удивлением посмотрел сперва на свой кинжал, что только что был у него в руке, а потом на наглеца, что посмел его взять. В голове сразу промелькнула мысль "Маг...", которая ещё больше разозлила его.
Ещё сильнее сжав второй кинжал за спиной, ассасин тихо прошипел:
- Убери свои грязные руки от моего оружия...
- А ты еще кто такой, ублюдок? - почти одновременно рявкнул Мадренас, вызывая другого дремору и пытаясь встать. Ярость залила его разум. Даэдра не вызывалась.
Воспользовавшись моментом, Лайкалассе отскочила подальше от ассасина и встала рядом с незнакомым данмером. Незнакомым ли?
Зеленые глаза вспыхнули в узнавании, когда босмерка пригляделась.
- Закриус! Дагот, ты ли это!
- Какая поразительная догадливость... вижу, госпожа, окружающие вас самоуверенные типы оказывают плохое влияние... была б моя воля, накормил бы мерзавцев их же печёнками. Кстати, весьма рад вас видеть! - ответил данмер, вежливо поклонившись. Затем он повернулся к нахальным возмутителям спокойствия и сказал: - Надо же, у Релмины как раз закончился материал... думаю, ей понадобятся объекты для исследования ампутации! Хотя нет, лучше возьму их себе, на корм гончим, - решил эльф. – если, конечно, никто не против... а если и против, то это не считается!
После нескольких неудачных попыток встать и вызвать дремору, к Мадренасу вернулся его холодный данмерский разум. Прекрасно понимая, что ему терять нечего, темный эльф проговорил:
- И вас я тоже очень рад видеть, уважаемый. Видимо, под самоуверенными рожами вы имели в виду себя? Похоже, вы с сей... кхм, особой были уже давно знакомы...
Воительница не могла найти слов от радости. Столько времени прошло с тех пор, как они расстались! Лайкалассе с грустью и болью вспомнила их отъезд из Морроувинда, когда по заданию Шегората, переданному молодому редоранскому магу и по совместительству свежеиспеченному жрецу Безумной Звезды, они приехали в Сиродиил в поисках причин здешних беспорядков. Лайкалассе осталась в Корроле, а Закриуса призвал Шегорат, поручив службу при своем святилище. Ей часто не хватало возможности поговорить с кем-то открыто, не боясь непонимания и преследования, хотя Зак и напоминал ей о доме, который потерян, похоже, навсегда.
- Я тоже рада видеть тебя, друг мой. Очень рада... Пожалуйста, не трогай их. Эти трое были в команде, которую я наняла по дороге сюда.
- Ладно, собаки переживут... в конце-концов, они и так уже пару лет обходятся без пищи - маг с сожалением убрал руку с ножен своего меча, обращаясь к босмерке. - Но вон тому я вырву язык, как-нибудь потом... пока обойдёмся другими средствами...
Мадренас, явно собиравшийся опять сказать какую-нибудь гадость, с удивлением обнаружил, что у него не получается даже открыть рот.
Морнеанго тем временем вгляделся в глаза незнакомца. Что-то знакомое промелькнуло у него в памяти... это безумие... этот зелёный огонёк... он его уже видел. Там, за Вратами Обливиона...
- Ты один из них, да? Ты тоже служишь ему? - с ноткой иронии сказал ассасин.
В это время сию чрезвычайно увлекательную и полную взаимного уважения беседу прервал голос, раздавшийся по поляне и отдавшийся в голове каждого. Он показался бы громом, так подействало на них присутствие Даэдра, но вместе с тем голос не повышал тона,, заговорив довольно спокойно:
- АГА! СМОТРИТЕ-КА, ЯВИЛИСЬ! ЗАКРИУС, МОЙ ВЕРНЫЙ ЖРЕЦ, СКАЖИ МНЕ: УЖ НЕ ЛЮБИМАЯ ЛИ ВНУЧКА ПОЖАЛОВАЛА КО МНЕ В ГОСТИ?
Мой Лорд, вы как всегда правы, - ответил Зак, поклонившись статуе. - Кстати, не хотите ли кровавой жертвы? здесь целых три кандидата!
Морнеанго закрыл глаза и через несколько секунд снова открыл их. В глазах плыло, как будто после хорошей пьянки, а мысли путались словно с похмелья. "Что за жуткий голос? Шегорат? Что он задумал?"
- Вас всех ждёт Ситис! - выкрикнул ассасин и приготовился к битве. Он не позволит управлять его разумом... уж лучше смерть.
- ХА-ХА-ХА! МНЕ НРАВИТСЯ ЭТОТ СМЕРТНЫЙ! - раздалось от статуи. - ВОТ ТАК И НАДО: КИШКИ НАРУЖУ И ЗАДУШИТЬ ИМИ ОТ ВСЕЙ ДУШИ! ХЕ-ХЕ, ТАКИМ, КАК ОН, САМОЕ МЕСТО НА ДРОЖАЩИХ ОСТРОВАХ.
Морнеанго огляделся: рядом с ним стоял незнакомец и безуспешно пытался поднять данмера на ноги; в руках ассасина были удавка и украденный кинжал. Он силился вспомнить, как он тут очутился, но в памяти всплывал лишь недавний разговор и... всё, потом белое пятно.
Он ещё раз взглянул на жреца Шегората и понял, что это его шанс уйти из этого театра безумств. Полоснув незнакомца по руке и воспользовавшись его замешательством, Морнеанго применил свою врождённую способность: он выплюнул накопившийся за день яд прямо в лицо Закриусу в лицо. Данмер взревел от боли и неожиданности, обхватив лицо руками. Морнеанго вскочил на ноги и, оттолкнув раненого в сторону, бросился прочь от этого места, налетая на кусты и падая в траву. Он бежал не разбирая дороги и направления, всё ещё слыша жуткий голос Безумного Бога: БЕГИ, БЕГИ... ДАЛЕКО НЕ УБЕЖИШЬ...
Но вот голос стал стихать, пока совсем не исчез. Ассасин повалился на траву без сил. Его несколько раз вывернуло наружу: это было обычным эффектом использования способности раждённого под проклятой звездой. Он лежал на земле, жадно вдыхая влажный воздух, восстанавливая силы...
Aleandra
Раннее утро 9 числа Месяца Заката

Руины Пиуканда, недалеко от Имперского города

Вокруг стояла гробовая тишина, иногда нарушаемая скрипом костей, издававшимся отовсюду из руин. Мертвые стражи - лучшие стражи на земле. Никогда не ослушаются, никогда не предадут, никогда не устанут. Глубоко от входа за кучей ловушек прошлых эпох стояла довольно таки неплохо оформленная комната. Она была намного меньше огромных зал Пиуканды. На пол был брошен дорогостоящий ковер, у стенок стояли полки со старинными книгами. Недалеко от полок стоял стол с разными алхимическими принадлежностями и игредиентами, рядом письменный стол за которым расположилась вампиресса. Велкиндские камни давали достаточно света для чтения. Алеандра долгие ночи изучала древние писания о вампирическом амулете. Миф это или реальность? Судя по манускриптам этот амулет возможно сделать, однако нужно достать корень Нирна, дорогой золотой амулет, а также нечто по имени Глаз Ситиса. Вампиресса понятия не имела что это за корень Нирна, и возможно, тот, кто писал это писание выжил из ума? Глаз Ситиса - что это? Какого-то рода камень? Если бы Алеандра смогла создать этот амулет солнце не жгло бы днем ее кожу и легкое преимущество архимага было бы потеряно, а после архимага кто знает? Может и весь Сиродиил падет к ногам некромантов.
"Ситис, - думала вампиресса, - я что-то слышала об этом. Кажется темное братство знает что-то об этом. Нужно ехать и немедля Эти новички из культа мне ничем не помогут. А Король Червей убыл по срочным делам в Курган Кары. Пока солнце не далеко я должна достичь Имперского города" Алеандра захлопнула книгу и стянув с себя черную мантию облачилась в доспехи цвета ночи - подарок от Короля Червей на ее сотый День Рождения.
Пиуканда были большими руинами. Пройдя несколько гробниц вампиресса нажала на потайную кнопку и стена собралась блоками вниз. Алеандра вышла из комнаты к входной двери, а каменные блоки за ней поднялись.
- Я в длительное путешествие, - бросила она Арманду, - сейчас ты тут за главного.
Арманд был обращенным Алеандрой вампиром, а так же доверенным Короля Червей. Родился он в Вэйресте, однако был данмером
- Что сказать Королю когда он вернется? - Арманд глянул на "военную" экипировку вампирессы
- Скажи я поехала искать составляющие для вампирического амулета. Хотя меня не менее волнует ситуация здесь в Империи, так же нужно встретиться с Марией в гильдии магов возможно у нее появилась информация
- Осторожнее в гильдии. Они знают тебя Алеандра
- Не переживай за меня Арманд. В час когда я буду там маги будут сладко спать
Бросив последнюю фразу Алеандра толкнула тяжелую дверь. У входа ее ждала черная лошадка. Оседлав ее вампиресса поехала в сторону огромной башни, возвышающейся над местностью.
Имперский остров. Не прошло часа, как резвый конь домчал ее туда, однако начинало светать. Было бы благоразумно отправится в трактир и поискать кого-нибудь, кто имел связи с Темным Братством.
Торговый район имперского города ещё спал. Усталые стражники дремали на своих постах. У Купеческого Трактира ещё горел маленький фонарик. Туда Алеандра и направилась. Конечно, возможно было бы лучше искать представителей наемных убийц в придорожных тавернах, но солнце поднималось, что затрудняло движение по открытой местности
- Вино Тамики 415 года будьте добры, - вампиресса глянула на бармена. Благодаря Королю Червей и гильдии она могла спокойно общаться с людьми. Они не видели в ней вампира, по крайней мере до ее первой улыбки
DemonDrow
Ночь на 8 число Месяца Заката, святилище Шегората

Совместно с Laikalasse (и с получением пинков от Акавирца wink.gif

     Зак катался по земле, совершенно обезумев от боли.  Дреморы кинулись к хозяину, но ничем помочь не могли. Безумный маг, пытаясь стереть яд, только ещё больше размазал его по лицу, и к тому же обжёг руки. Внезапно он успокоился, и, тяжело дыша, поднялся с земли. Правая половина его лица вздулась волдырями, а глаз перестал открываться, но он как будто просто перестал это замечать и чувствовать.
     - НУ ВОТ, КУДА КАК ЛУЧШЕ, А ТО ОДИН ВИЗГ И ТОЛКУ НИКАКОГО, - удовлетворенно заключил Шигорат, явно наслаждаясь плодами своих трудов.
     - Да, пожалуй... хотя лёгкий косметический ремонт потребуется... - Зак ощупал изувеченное лицо и вздохнул, - Догоните мерзавца и принесите мне его голову! - сказал он дреморам. Слуги послушно кивнули и побежали в ту сторону, куда до этого успешно смылся ассасин.
Все это время воительница стояла, наблюдая с открытым ртом, будто видеть подобные сцены приходилось ей впервой. Трудно было поверить в ее безумие. Во всяком случае, вела она себя более чем вменяемо.
Двое других данмеров, увидев отсутствие охраны и понимая, что сейчас безумцу до них нет почти никакого дела, никак не могли определиться, что им делать - бежать со всех ног, или сначала устранить основную угрозу и бежать потом.
Но все робкие надежды быть незамеченными рассыпались в прах, когда Лайкалассе повернулась к ним, так что второй вариант сразу стал единственным. Дельвар достал меч и кинжал, мысленно помолился Азуре и наколдовал себе слабенький щит. Мадренас, стоявший рядом,  тоже начал готовиться к возможному бою.
     - Нет, вы всё-таки не хотите по-хорошему! – радостно взвизгнул Зак.
     - Э-э-э, народ, вы что творите-то! Дельвар, Мадренас - а ну уймитесь! Зак мой давний друг, мы вместе приехали из Морроувинда! - Лайкалассе выскочила и встала между противниками. Потом, невзирая ни на что, повернулась спиной к двум данмерам и обратилась к Заку: - Выкладывай, что там у тебя. Зачем ты ждал нас здесь?
     - АХ, ВНУЧКА, ИСПОРТИЛА ТАКОЙ ЗАНИМАТЕЛЬНЫЙ СПЕКТАКЛЬ, - разочарованно протянула статуя. - ЛАДНО, ЗАКРИУС, ОТДАЙ ЕЙ ТО, ЧТО ВЕЛЕЛ ПЕРЕДАТЬ, И СКАЖИ О ЦЕЛИ ДАЛЬНЕЙШЕГО ПУТЕШЕСТВИЯ.
     - Ну ладно, так уж и быть... - Зак разочарованно вздохнул, и огненные шарики, начавшие материализовываться в его руках, издали злобный писк и погасли. - Вам нужно отправиться в Нибенейскую бухту, в центре которой находится островок с Дверью. Пройдя через неё, вы окажетесь в Пределе - "пограничной зоне" нашего царства. Там есть деревушка Пасваль, в которой вас будет ждать волшебница Релмина Вереним. Покажете ей это - Зак отцепил ножны с мечом и отдал их Лайкалассе - и она введёт вас в курс дела... всё ясно?
     - Вполне... - протянула девушка, принимая оружие. Извлекла клинок и усмехнулась, узнав двемерский короткий меч, найденный в одном из сокрытых святилищ Шигората в Морроувинде. И вдруг оружие на глазах начало меняться! Широкими от изумления глазами девушка смотрела на изогнутый клинок с изысканно украшенной рукоятью. Такой впору королям блистать на парадах, невозможно было поверить в то, что это боевой меч.
По лезвию пробежала зеленоватая дымка и исчезла в рукояти, мелькнул изумрудный отблеск в глазах воительницы.
     - Хорошо. Нибенай так Нибенай.
     - НУ ВОТ И ХОРОШО... - подытожил Принц Даэдра. - А ТЕБЯ, ЗАК, Я ЖДУ...СРОЧНО! ВСЕ РАВНО ТЕБЕ ЗДЕСЬ ДЕЛАТЬ БОЛЬШЕ НЕЧЕГО, СВОЕ ЗАДАНИЕ ТЫ ВЫПОЛНИЛ.
     - Мой господин, сейчас не получится! - запротестовал тот, размахивая руками. - Портал здесь не откроется, а чтобы добраться до Бравила, нужно время, и вообще... а умирать мне не хочется, это больно!
     - УБЕЙТЕ МЕРЗАВЦА КТО-НИБУДЬ... - скучающим голосом перебил бессвязную речь данмера Шегорат.
И не успели Дельвар и Мадренас опомниться, как Лайкалассе размахнулась по широкой дуге новым мечом и закончила путь клинка прямо в груди темного жреца к вящему восторгу зрителей в лице преданных последователей Безумной Звезды, которые разразились воплями счастья при виде данной картины.
Босмерка как ни в чем не бывало вытерла лезвие о траву и осведомилась у остолбеневших спутников:
     - Ну что, выспались? Пора в путь. Теперь нам всем деваться некуда и у нас одна дорога - на Дрожащие острова!
Упрощенная версия форума. Для перехода в полную нажмите на эту ссылку.
Invision Power Board © 2001-2024 Invision Power Services, Inc.